БАЛЛАДА О САУНЕ

БАЛЛАДА О САУНЕ

Все события и персонажи в тексте являются вымышленными. Любое совпадение носит случайный характер.

Дуайен российского гроссмейстерского корпуса экс-чемпион мира Александр Валерьевич Факов перед командным чемпионатом страны решил посетить одну из подмосковных частных саун вместе с командой молодых шахматисток «Амазонки Ада». Сауна целиком была арендована на несколько дней давним поклонником экс-чемпиона мира, долларовым миллионером Пьером Собаккиным. На это мероприятие гроссмейстер пригласил сотрудников популярного журнала «Шахматный сатирикон» и нескольких известных спортивных журналистов.

Экс-чемпион и девушки приехали на микроавтобусе, когда уже представители прессы были в сборе.

– Это я взял, – стал разворачивать перед камерами полиэтиленовый мешок Факов. – шлепанцы, полотенце, мыло. Все самое простое, самое бесхитростное.

«Амазонки Ада» прошли сразу в предбанник, где под присмотром толстяка с кошачьим лицом, откликавшимся на прозвище «Афромеевич» и помощником экс-чемпиона Евгением Салаженкиным разделись до трусиков, оставив свои вещи в шкафчиках и прошли в парилку. Александр Валерьевич, то и дело прикладывавшийся к металлической фляжке с неизвестным напитком, не без труда освободился от одежды, оставшись в одних семейных трусах в клеточку и вместе со своим телохранителем Владимиром Ебишиным вальяжно направился в сауну.

– Вот как хорошо, – довольно произнес Факов, когда все четыре девушки предстали перед ним, – если я вдруг забуду ваши имена – Яна, Саша, Дарья, Диана – я буду различать вас по цвету трусиков.

И действительно, на каждой из амазонок единственный предмет одежды был разного цвета – красный, желтый, зеленый, синий.

– Так и нужно, – снова глотнув из фляжки, продолжал Факов, – если мне нужно будет, я скажу: «красная, сядь мне на колени» или «синяя, потри мне спину» – ну, пожалуй, начнем.

После этого пишущую братию пригласили на свежий воздух продегустировать коньяки и вина выпускаемые под брендом «Пьер Собаккин», а телохранитель Владимир Ебишин закрыл дверь в парилку, откуда вскоре стал доноситься заливистый женский смех и раскатистое уханье Факова.

Прошло более получаса и дверь в парилку вновь открылась, представив взору вернувшихся журналистов раскрасневшихся, с прилипшими к телу березовыми листочками амазонок и грузного, вспотевшего экс-чемпиона, которому массировали тело амазонки Яна и Александра. Телохранитель Ебишин стоял у дверей, невозмутимо наблюдая, как Александр Валерьевич бесцеремонно хватает груди и попки девушек, залезая ладонями в самые интимные места.

Затем они поменялись ролями.

– Холодным веничком, – Александр Валерьевич с удовольствием охаживал толстым березовым веником голую спину амазонки Дианы Порошенко – мы нагоняем воздух на ее раскаленное тело.

Затем Факов забрался на широкий помост перед заранее наполненной большой многолитровой деревянной бадьей и начал направлять туда девчонок, которым помогал подниматься по лесенке Ебишин.

– Раз, и плюхайся туда. И уходи подальше. – хлопал он амазонок по голым ягодицам. – Аккуратно плюхайся и подальше. Чтобы потеплее было, – с этими словами он провожал шахматисток в воду, прикасаясь к их упругим грудям и животам, – вот сюда! Следующая! Снимай это все, – скинул он полотенце с груди Александры Черепцовой, –залезай.

– Вода могла быть потеплее, конечно, – сказал Факов, погружаясь в бадью при помощи телохранителя последним.

– Отличная вода, – произнесла амазонка Яна, преданно заглядывая в глаза гроссмейстеру.

– Да... – блаженно разлегся в бадье Александр Валерьевич.

Журналисты щелкали вспышками фотоаппаратов, а услужливый Салаженкин угощал пивом амазонок и экс-чемпиона.

Отлежавшись в бадье, экс-чемпион решил проявить инициативу.

– Горлышко не заболело? Нет? – заботливо спросил Факов у Яны Духиной, заглядывая ей в рот. – Открой ротик. Смотри, кариеса нету, – добавил он, рассматривая зубы уже Александре Черепцовой. – да, чистые, чистые все, хорошие, – с этими словами он изучал рот Дианы Порошенко, – язычки розовые...

Дарья Холова из Курска сама раскрыла рот перед экс-чемпионом.

– Челюсть хорошая, крепкая, почти пантера. – ободряюще сказал ей Факов, потрепав по-отечески по щеке.

– Сейчас он им рты рассматривает, – тихо сказала журналистка Елена Квин из Ростова, – а когда мы уйдем, будет и другие дырки изучать...

Тем временем действие переместилось к небольшому бассейну, куда пригласили пишущую братию. «Амазонки ада» заранее зашли в воду и толстяк, похожий на кота, кинул им большой надувной матрас синего цвета.

Через несколько минут из домика сауны вывели и успевшего принять еще грамм сто пятьдесят Александра Валерьевича. Его, словно римского патриция вели двое его преданных «оруженосцев» –Владимир Ебишин и Евгений Салаженкин.

– Вот сюда, к лестнице, – Евгений был, как всегда, почтителен с шефом.

– Я приглашаю и журналистов по пояс в воду зайти, – воскликнул у бортика бассейна Факов. – камеры ваши не намокнут.

– Не упадите, – предупредил шефа Салаженкин. – там ступеньки скользкие.

– Да знаю я все, – отмахнулся экс-чемпион и стал медленно спускаться по деревянной лестнице в воду. – сколько раз здесь был.

– За поручни держитесь, – добавил Ебишин.

– Да скользко потому, что дерево все время в воде, в воде, – Александр Валерьевич взял в руку плавающий в воде термометр. – температура: тридцать два градуса. Вот чтобы вы могли знать, – обратился он к столпившимся на берегу журналистам, – что мы заботимся о молодежи. – кивнул он в сторону амазонок, скучившихся напротив. – Мелко здесь относительно, – экс-чемпион, погрузившись в воду, растер себе грудь и предплечья.

– Ну что, морское такси? – кивнул он девушкам, подплывшим к нему с надувным матрасом.

– Да! – закивали они.

– Как называется это? Маршрутка? Так, – сказал Факов, оглядев матрас, – и как мне сесть на нее? Или лечь?

– Можно со ступенек, – заметила Дарья Холова. – там.

– А, вот отсюда можно! – согласился экс-чемпион. – помогите мне, – обратился он к Ебишину и Салаженкину, которые скинув обувь, в шортах и майках залезли в воду и помогли девушкам подтащить широкий матрас к стенке бассейна.

– Значит я ложусь, вы меня отвозите на середину и там постарайтесь меня сбросить, – с этими словами Факов улегся на середину матраса на спину и положив руки под голову, стал беззаботно смотреть в солнечное небо.

Начались веселые бесшабашные игры в воде четырех амазонок и возрастного экс-чемпиона мира.

– Эка невидаль, – заметил кто-то на берегу. – забавы с девочками. Вот если бы с мальчиками...

– По мальчикам это у нас Павел Игоревич Братов, – отозвалась Елена Квин, настраивая резкость на своем фотоаппарате. – обратитесь к нему.

Минут через пять съемок организатор встречи с журналистами Пьер Собаккин поблагодарил репортеров за работу и позвал всех присутствующих на барбекю.

Александр Валерьевич остался с амазонками в «отдельном кабинете» – закутке у бассейна, где прямо на идеально подстриженной траве была накрыта скатерть, уставленная бутылками с разнообразными горячительными напитками и сладкими десертами.

После нескольких тостов настроение у экс-чемпиона стало и вовсе замечательным – он вовсю заигрывал с амазонками, сорвал трусики с Яны и Дарьи, не стесняясь, дал волю рукам – ни дать ни взять, античный император в окружении гетер.

– Дядя Саша, мы фруктов хотим! – капризно пропищала амазонка Дарья.

– Где они? – спросил Факов.

– Там, – показала головой Холова на картонный ящик, лежавший неподалеку.

– Володя! – позвал Александр Валерьевич телохранителя. – Володя!

Никто не отзывался.

– Черт, все сам, – недовольно заметил Факов, кряхтя, вставая и беря нож, – ладно, я сейчас.

Он стал открывать заклеенную изолентой картонную коробку, но когда снял крышку и стал доставать упакованные в целлофан фрукты, из недр коробки вылезло несколько маленьких желтых скорпионов. Они накинулись на невнимательного экс-чемпиона и стали жалить его по всему телу.

– Ах! Ох! Ай! Уй! – закричал Факов, сбрасывая со своего тела агрессивных незваных гостей.

Увидев ползающих непонятных насекомых, амазонки бросились врассыпную.

Александр Валерьевич, сделав несколько неуверенных шагов в их сторону, внезапно упал на траву без сознания.

Амазонки завизжали.

– Надо проверить, может случилось что, – услышав крики, забеспокоился верный Салаженкин.

– И то верно, – поддержал его Антисема.

Они прибежали к бассейну вчетвером: Салаженкин с Ебишиным, Антисема и толстяк, похожий на кота.

Увидев неподвижно лежавшего на траве шефа, Ебишин зарычал и начал размахивать кулаками, грозя неизвестно кому.

– Вот же они! – показал на ползающих вокруг вредных пришельцев Антисема. – Дави их!

Они вдвоем стали топтать ногами бегавших по скатерти и вокруг нее скорпионов, одновременно Салаженкин вместе с толстяком склонились над лежавшим Факовым.

– Дышит, – неуверенно сказал Евгений.

– Вроде, – пробормотал толстяк.

– Я когда в Средней Азии служил, мне прапор объяснил, что если человека укусила змея, паук или еще какое-нибудь насекомое, первым делом надо надрезать ранку и высосать весь яд.

– Делай, – толстяк вытащил мобильный и стал звонить в «Скорую».

Салаженкин начал надрезать выкидным ножом места укусов на теле шефа и прикладываться к ним губами. Отзвонившись медикам, ему на помощь пришел толстяк, начавший делать экс-чемпиону массаж сердца и искусственное дыхание.

– Что вы возитесь, – разобравшись с ядовитыми инсектами, к ним подошел Владимир Ебишин, – поссать на него надо! Это первое дело; я где-то читал, что аммиак в моче нейтрализует отраву этих паразитов.

– Да уж, – поднял голову Салаженкин. Увидев стоявших у бассейна группу обнаженных «Амазонок Ада», он воскликнул:

– Девочки, идите сюда!

Когда амазонки подошли, Евгений деловито оглядел их.

– Вот что, нашему шефу худо, его искусали ядовитые насекомые, и вы должны ему помочь. Надо вам пописать на места укусов насекомых, чтобы нейтрализовать весь яд.

– Но нам не хочется... – запротестовала амазонка Дарья.

– Любите кататься, любите и саночки возить, – парировал Салаженкин. – шефу, видите, плохо. Вы пива и вина напились, пора и освободиться от лишнего груза. Давайте.

Хитрый Антисема для облегчения процесса включил функцию «водопад» у бассейна и тут же послышались звуки журчащей воды.

Не выдержав, амазонки Диана и Саша, присев, первыми окропили бесчувственное тело Факова мощными струями.

- На места укусов цельтесь, не просто так, – командовал Ебишин. – не в порнухе снимаетесь!

Экс-чемпиона перевернули на спину и теперь на него лились потоки желтоватой жидкости в исполнении Яны и Даши.

– О, хорошо, – потирал руки Салаженкин, – до последней капли на тело, не мимо!

После такого «омовения» Александр Валерьевич тихо застонал, к всеобщей радости присутствующих.

– Он, кажется, приходит в себя, – отметил Антисема.

Толстяк стал махать на экс-чемпиона полотенцем, а Евгений брызгать Факову на лицо холодной водой. Через несколько минут приехала «Скорая» и Александра Валерьевича, погрузив на носилках в машину, увезли под рев сирены.


; Исключительный случай, ; сообщил главврач Александру Валерьевичу, умиротворенно отдыхавшему под одеялом в отдельной палате. ; Вы, господин Факов, на пути к выздоровлению. Завтра мы отправляем вас в Ясенево, в инфекционный госпиталь. Вы являетесь носителем хлоротоксинов... Наша наука так далеко ушла вперед, что мы точно можем это установить. Вас величать Александр Валерьевич?

; Александр Валерьевич Факов, экс-чемпион мира по шахматам. – с достоинством ответил гроссмейстер.

– Пишите, ; приказал дежурной медсестре главврач: ; пациент Факов Александр Валерьевич, тысяча девятьсот шестьдесят шестого года рождения направляется для врачебного наблюдения в инфекционный госпиталь в Ясенево. Носитель хлоротоксинов...

Так мужчина в самом расцвете сил, герой-любовник Александр Валерьевич Факов вместо приятного отдыха с молоденькими амазонками стал носителем хлоротоксинов.

KotAfromeeva
2021-05-02 06:26:43


Русское интернет-издательство
https://ruizdat.ru

Выйти из режима для чтения

Рейтинг@Mail.ru