Такие дела

Мужичок, так себе, не знаю даже на какой вкус.

- Дела то, то как? – спрашивает.

И то правда, а чего ещё спросишь, чтоб, так вот сразу. Тут дело может и не в расположении каком, вроде уж и солидности нагнать пытается, и тон такой, менторский что ли. Видно готовился мужичок, но костюм вот, как-то не зацепил, не совсем по фигуре, да и фигура то, живот, как ёмкость, лысина, как зеркало да глазки, как у кота нашкодничавшего. Что й то, где-то там в мутной глубине памяти шевельнулось. Что-то. Ну да ладно, чего уж там старое ворошить, пошевелится, да и подохнет, кто старое помянет, тому, как говорится и глаз вон. Пусть бы быстрее шёл дядя по своим делам, а я по своим, как-нибудь.

- Да какие дела, - отвечаю, - так по мелочам.

Вот так скажешь, а после думаешь, к чему это, какие ещё мелочи, точнее по каким таким мелочам. А чего ещё на дурацкий вопрос ответишь, как ни встречную дурость. Он сидит напротив, пытается улыбаться, вроде бы, как свой. Вроде бы как. Потирает, то нос, то лысину, волнуется видно, правильные слова подыскивает. Знать бы какие слова правильные, да, когда ещё правильные, сколько бы бед мимо прошло, а так. Впрочем, я не жалуюсь, так констатирую.

- Знаешь, я хотел бы, - и молчит на меня смотрит. Смотрит, как будто долги забирать пришёл. Я пытаюсь тоже так смотреть, но получается в точности наоборот, ну да он старше, матёрый, что ли, а я, что я, молодая в делах житейских неопытная.

- Может чаю? – говорю, и после небольшой паузы добавляю, - С варением, домашним.

- Можно и чаю, -  говорит он, и тоже после паузы добавляет, - Если уж с домашним не откажусь.

И вроде, как хитро улыбается, а получается, как-то недобро, как будто с подтекстом каким.

- Долги что ль пришёл выбивать, - думаю я, а сама говорю, - Я сейчас.

Выхожу на кухню, на какое-то время оставив позади атмосферу напряжённого ожидания. Может и не так чтоб, слишком уж и напряжённого, но что-то же он пришёл сказать. Старый, толстый, запах пота ещё. Фу-у-у-у-у-у-у. А я как девушка культурная, терплю, не интим же. А может он именно за этим самым и пришёл хрыч старый? Ладно, не будем о крайностях. Заношу в комнату чай с печением, /не первой свежести, но ладно пойдёт/.

- А варение? – спрашивает он.

- А жопа не слипнется? – думаю я, а сама говорю, - Ну, это я того, не посмотрела, утром. Кончилось оно.

- Да ну его, мы и так, - говорит он, я киваю головой, он опять пытается улыбаться.

Он пьёт чай, будто от того, как он будет пить зависит, зависит не мало не много, а смысл жизни, впрочем, не знаю возможно его смысл жизни от этого чая и зависит. А я сижу и думаю, интересно получается, вот я почти взрослая девушка пью чай с толстым мужиком и никак не могу понять какого хера ему от меня нужно. И какого хера мне нужно от него.

Всё говорят идёт от головы. От головы, которая болит, или не болит. Впрочем, это уже метафизика, или психология какая.

- Ты знаешь, - снова говорит он, - твоя мама.

А, вот откуда ноги растут, с какой задницы. Во откуда я его помню, смутно, туманно, но помню, вроде бы. Мама. Я молчу, потому, как мамы нет. Нет на этом свете. Давно. Такова жизнь, я всё понимаю. Я уже научилась понимать.

- Твоя мама, она была такая, как ты.

Ещё бы не такая, она была такая, как я, а я не такая, как она. Она, как мне кажется, была серьёзная, целеустремлённая. Она знала себе цену, она была гордая, а я, я только учусь. Учусь быть такой, как она, такие вот парадоксы. Конечно я это никому не говорила, и не скажу это моё, это только моё.

- Мы дружили с твоей мамой, ну не то, чтоб, - он как-то замялся, - Ну, ты понимаешь?

Я не то, чтоб понимала, скорее догадывалась, каким-то не то шестым, не то ещё каким чувством, интуитивно что ли. Как говорят, жопой почувствовала.

- Короче, я твой папа, - торжественно так сказал он и встал со стула.

- А не пошёл бы, ты папочка на хуй, - как можно более естественно сказала я, продолжая сидеть на своём стуле.

Он молчал.

- Может стоит повторить? –ещё более естественно спросила я.

- Не стоит, - совсем уже не торжественно сказал он, после чего добавил – Так я пойду?

- Конечно иди, сказала я, - и как можно более дружелюбно добавила, - Папочка.

И он ушёл. Больше мы никогда не виделись, и слава богу.

 

 

12.11.18

Николай Таранцов
2018-11-13 13:15:43


Русское интернет-издательство
https://ruizdat.ru

Выйти из режима для чтения

Рейтинг@Mail.ru