ПРОМО АВТОРА
Игорь Осень
 Игорь Осень

хотите заявить о себе?

АВТОРЫ ПРИГЛАШАЮТ

Киселев_ А_А_ - приглашает вас на свою авторскую страницу Киселев_ А_А_: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
Игорь Осень - приглашает вас на свою авторскую страницу Игорь Осень: «Здоровья! Счастья! Удачи! 8)»
Олесь Григ - приглашает вас на свою авторскую страницу Олесь Григ: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
kapral55 - приглашает вас на свою авторскую страницу kapral55: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
стрекалов александр сергеевич - приглашает вас на свою авторскую страницу стрекалов александр сергеевич: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»

МЕЦЕНАТЫ САЙТА

станислав далецкий - меценат станислав далецкий: «Я жертвую 30!»
Михаил Кедровский - меценат Михаил Кедровский: «Я жертвую 50!»
Амастори - меценат Амастори: «Я жертвую 120!»
Вова Рельефный - меценат Вова Рельефный: «Я жертвую 50!»
Михаил Кедровский - меценат Михаил Кедровский: «Я жертвую 20!»



ПОПУЛЯРНАЯ ПРОЗА
за 2019 год

Автор иконка Олесь Григ
Стоит почитать День накануне развода

Автор иконка станислав далецкий
Стоит почитать Дворянский сын

Автор иконка Андрей Штин
Стоит почитать Во имя жизни

Автор иконка Андрей Штин
Стоит почитать Рыжик

Автор иконка Юлия Шулепова-Кава...
Стоит почитать Боль (Из книги "В памяти народной")

ПОПУЛЯРНЫЕ СТИХИ
за 2019 год

Автор иконка Олесь Григ
Стоит почитать Пробегают облака перебежками

Автор иконка Олесь Григ
Стоит почитать Часы остановились

Автор иконка Анастасия Денисова
Стоит почитать Отдавайте любовь 

Автор иконка Олесь Григ
Стоит почитать Мышь шуршит, дышит ночь, цветом виски

Автор иконка Олесь Григ
Стоит почитать К Елене Касьян

БЛОГ РЕДАКТОРА

ПоследнееНовые жанры в прозе и еще поиск
ПоследнееСтихи к 8 марта для женщин - Поздравляем с праздником!
ПоследнееУхудшаем функционал сайта
ПоследнееРазвитие сайта в новом году
ПоследнееКручу верчу, обмануть хочу
ПоследнееСтихи про трагедию в Кемерово
ПоследнееСоскучились? :)

РЕЦЕНЗИИ И ОТЗЫВЫ К ПРОЗЕ

Эльдар ШарбатовЭльдар Шарбатов: "Это так. В травмотологии большая часть больных оказывается вследствие ..." к произведению Главная причина смерти во всем мире

Вова РельефныйВова Рельефный: "Хорошее предложение!" к рецензии на Новые жанры в прозе и еще поиск

Олег Муз: "В виде пожелания...Одна страничка автора, как ее видят другие авторы и..." к рецензии на Новые жанры в прозе и еще поиск

Форс: "Супер!" к произведению Тенёта

Иван ЖердевИван Жердев: "Да, из жизни. Был такой персонаж - Игорёк. Немного обработал одну из е..." к рецензии на Мир в хату. Игорёк

Вова РельефныйВова Рельефный: "Здравствуйте, Иван. Снова история из жизни? Неплохо, атмосферно." к произведению Мир в хату. Игорёк

Еще комментарии...

РЕЦЕНЗИИ И ОТЗЫВЫ К СТИХАМ

НаталиНатали: "Стихи понравились, похоже это песня, так и хочется..." к стихотворению Влюблён в твои давно я глазки!

Александр ЕфремовАлександр Ефремов: "Спасибо!" к рецензии на З О В

НаталиНатали: "Стихи понравились. Удачи в вашем творчестве." к стихотворению З О В

НаталиНатали: "Я думаю надо жить сейчас , отдавая всего себя, тог..." к стихотворению Мемуары и предсказания

НаталиНатали: "Вы правы, счастье- все , что окружает нас." к стихотворению ЧТО ТАКОЕ СЧАСТЬЕ..

Зоя КрижановскаяЗоя Крижановская: "Можно написать мягче. Крижановская" к стихотворению Постарайся зачерпнуть

Еще комментарии...

СЛУЧАЙНЫЙ ТРУД

Не держите меня...
Просмотры:  946       Лайки:  22
Автор Лариса Луканева

Полезные ссылки

Что такое проза в интернете?

"Прошли те времена, когда бумажная книга была единственным вариантом для распространения своего творчества. Теперь любой автор, который хочет явить миру свою прозу может разместить её в интернете. Найти читателей и стать известным сегодня просто, как никогда. Для этого нужно лишь зарегистрироваться на любом из более менее известных литературных сайтов и выложить свой труд на суд людям. Миллионы потенциальных читателей не идут ни в какое сравнение с тиражами современных книг (2-5 тысяч экземпляров)".

Мы в соцсетях



Группа РУИЗДАТа вконтакте Группа РУИЗДАТа в Одноклассниках Группа РУИЗДАТа в твиттере Группа РУИЗДАТа в фейсбуке Ютуб канал Руиздата

Современная литература

"Автор хочет разместить свои стихи или прозу в интернете и получить читателей. Читатель хочет читать бесплатно и без регистрации книги современных авторов. Литературный сайт руиздат.ру предоставляет им эту возможность. Кроме этого, наш сайт позволяет читателям после регистрации: использовать закладки, книжную полку, следить за новостями избранных авторов и более комфортно писать комментарии".




"У Серёжки убили бабушку"


Шевченко Андрей Иванович Шевченко Андрей Иванович Жанр прозы:

Жанр прозы Приключения
6485 просмотров
0 рекомендуют
0 лайки
Возможно, вам будет удобней читать это произведение в виде для чтения. Нажмите сюда.
Группа молодёжи решает бороться с несправедливостями жизни...

ёжка вышел из общежития, сел в автобус и доехал до строительного супермаркета. Войдя внутрь, он глянул на большие часы с эмблемой торговой сети и, убедившись, что прибыл на 10-15 минут раньше необходимого, прошёл в дальний правый угол зала, где висели телефоны-автоматы. Вынув из внутреннего кармана карточку, подарок Гершуни «для дублирования связи», и обрывок бумажки, он прочитал номер и сказал красному ящику:
                                                                   59
 «Кто не рискует, тот не пьёт шампанского… Только бы никто не подошёл сюда…» «Алло? – спросил он, когда понял, что его соединили. –Слушай сюда!.. Да… Да короче… Тебе выгоднее меня послушать!.. У тебя по 2-ой Советской подпольный водочный завод, и ты с него хорошо имеешь. Короче, каждый месяц ты будешь башлять на детский приют по пятьдесят штук или завод сгорит». Серёжка торопливо повесил трубку, выдохнул воздух и, придя в себя, прошептал: «Правильно Борька говорит: валить надо всю эту сволочь. Клещи…присосались…»
   Он быстро вернулся к выходу и тут же столкнулся с Борисом, словно приятель постарался быть лёгким на помине..
   - О, здорово!
   - Здорово! Давненько не виделись!
   - Отойдём в сторонку! Расскажешь, как дела!
   Они хитро отошли к столику для сумок, где Борис, не прерывая конспиративно бессмысленного разговора, снял с плеч рюкзак, прикрыл его собою от глаз охранника и переложил пакет с чем-то округлым в сумку Серёжки.
   - А где дыня…или что там было?
   - Уже выбросил, чтоб тебе не возиться. Так что поосторожнее с грузом. Лет на десять тянет. Ты ведь ещё несовершеннолетний?
   - Как и ты.
   - Да, и не вздумай отсыпать себе… Шутка.
   - Я этим не балуюсь.
   - Всё, пора расходиться… Бледный, удачи. Сегодня ты ставишь точку, - выражение весёлости на лице Бориса сменилось озабоченностью и сочувствием.
   - Справлюсь.
 Удача, несмотря на паршивую погоду, разыскала Серёжку в этом провинциальном городе и была рядом с ним и весь вечер, и на следующий день, когда в полдень он снова приехал в тот же магазин. Пока Серёжка входил и делал двадцать шагов от
                                                                   60
самораздвигающихся дверей до телефонов, попутно отметив, что вчерашнего охранника заменил другой,  примерно в километре от него двое мужчин лет пятидесяти вели разговор, который Серёжка с удовольствием бы подслушал.
   -… Ты ничего не путаешь? – говорил один, раздражённо куря у окна.
   - Чё мне гадать? – удивлялся второй. – Там на автобусике по-русски написано: «Следственный комитет РэФэ». Согласись, кореши Драпа с такой рекламой не ездят.
   - И что дальше?
   - Ну, я в сторонке притормозил. Гляжу, Сутулый возле ворот топчется. Он же у Драпа за сторожа, а мы с ним вместе пять лет…
   - Дальше.
   - Дальше я ему кивнул, чтоб подошёл. Получается: обыск там и нарыли большой пакет герача.
   - Типа нашего? Который вчера увели?
   - Это не Сутулого, это мой расклад. Откуда в городе за один день две такие серьёзные посылки?
   - Разберёмся… Крысы будут землю жрать со своей будущей могилы.
   - А этот, вчерашний?.. Он только за цех базарил?
   - Да. Пацанский голос, лет до двадцати сучонку… Знаешь, я где-то слышал этот голос. Не этот точно, а такой. Но где?... Потом вспомню. Ты охрану увеличил?
   - Ещё с вечера.
   Зазвонил городской телефон, и хозяин кабинета снял трубку.
   - А я тебя предупреждал, Толстый, - услышал он голос, который напоминал растаявшее прошлое. – Ещё хочешь проблем? Хапнешь под самый подбородок. Короче, семьдесят штук в месяц на приют, на детишек, или твои проблемы опухнут. Ты сечёшь, барыга?!
   - Я тебя сам буду распиливать на части, - заскрипел зубами Толстый. – Я у тебя живого глаза вытащу. Ты у меня неделю подыхать будешь в мучениях!
                                                                  61
 Он отвёл трубку от уха и сжал её, будто душил. Умоляя о пощаде, трубка пищала короткими гудками.
   - Надо было не обрубать, чтоб вычислить его… - пожалел приятель оскорблённого и обворованного садиста.
   - Он прервал… Сразу прервал… Так, ищи пацана! Перебирай детей у тех, кто работает на водке, друзей детей, всех, кто может что-то знать! Я в мэрию! Посмотрим, что за наркоту заныкал у себя наш Драп!
   - А с мусорами как? С чего им теперь отслюнявить их долю?
   - Подождут, собаки, свою пайку!.. Прежнюю ещё не проглотили.
   Через пару минут водочный, наркотический, таксистский и ресторанный король города, по совместительству депутат, меценат и лучший друг прокурора и начальника полиции ехал по центральной улице и мучительно перебирал в памяти всё, что могло бы расшифровать наглый телефонный голос. И когда его автомобиль поровнялся с одной из автобусных остановок и взгляд вора скользнул по толпе на ней, в том числе по невысокой, худенькой фигуре бедновато одетого паренька, между ними словно восстановилась на миг недавняя связь, теперь без проводов и волн, и оба узнали друг друга. «Мечешься, уродец? – подумал Серёжка, проводив глазами серебристый джип. – Порошок свой ищешь? Это я на тебя наехал. Я. Придёт время – доберусь и до болеевысоких начальников-расхищальников. Потому что вы воруете и – уязвимы. А я никто, я себя никак не обозначаю. Поэтому могу всё…» «Вспомнил! – осенило Толстого в ответ. – Вспомнил этот грёбаный голос!» Лет двадцать назад он действительно был упитанным молодым человеком и, решив с друзьями «войти в движение» и «подняться», они выбрали себе трамплином перепродажу выращиваемой в деревнях конопли. Совхозы тогда исчезали один за одним, освобождались – и от культурных растений, и от посторонних глаз – поля и, главное, навозные кучи на фермах, и молодой сельский люд от безысходности расколлективизации потянулся в преступный бизнес наркоторговли. Тогда-то ему и дали прозвище Толстый: поджарые и скуластые деревенские партнёры удивлялись, как в такое полуголодное время можно носить на себе столько сала.
   Он много ездил, заводил знакомства, выискивая новые способы наживы, и особенно забавляло его общение с людьми в одном из сёл области, обладавшем каким-то особым, 
                                                                  62
приблатнённым языком – гнусавым, тянучим, в котором многословные рассуждения постоянно перемежались излюбленным здесь «короче». Веселее всего было слушать, когда на этом дурашливом наречии переговаривались местные девки, коих приглашали в компанию «крутых» для увеселения. 
   Усмехнулся Толстый своему воспоминанию да и отбросил его за малозначительность. Не мог он предположить, что из умирающей, деградирующей деревни приехал какой-то подросток, отнял у него пару килограмм героина и подставил перед CКмэра города. Не мог он предположить и того, что только родная деревня Серёжкиумудрилась сформировать у себя необычный говор – прежде всего из-за того, что ежегодно десять-двадцать человек уходили из села в зону, столько же возвращалось, и причудливо перемешались здесь лексика и интонации русского литературного и русского тюремного. Хватало отсидевших и в соседних населённых пунктах, но, видно, в этой деревне по законам диалектики количество с какого-то момента переросло в качество.  Недаром Серёжка стеснялся много говорить при Вике, ведь даже вдикойфазанке его акцент с чрезмерным протягиванием гласных поначалу вызывал усмешки и заставлял постоянно контролировать речь.
   А теперь слаборазвитый язык мешал парню думать. Нетрусливый, смекалистый, энергичный от природы и от житья с бестолковыми родителями, которые сваливали на него большую часть забот о братьях-сёстрах, он, едва вникнув в деятельность своих новых друзей, борцов за справедливость, уже хотел как-то выделиться, двинуть общее дело вперёд, обойти хоть в чём-то Бориса и Гершуни. Малочисленность группы дала ему возможность участвовать в акциях наравне с ними, но сужала возможности, а ведь сам Гершуни мечтал о всероссийских масштабах. Потому мысли Серёжки всё больше сосредотачивались на необходимости создания других групп. И вот тут-то он начинал осознавать, что не знает, как говорить с местными пацанами, как убеждать их заняться столь рискованным делом, почти что терроризмом, как вообще здесь, в городе, общаются люди. То, что неутомимый насмешник Борис и интеллектуал Гершуни – ребята нетипичные, Серёжка понимал. Как и то, что для широкой борьбы нужны парни попроще, которые меньше думают, больше делают и к тому имеют веские причины мстить власть и сласть имущим.
   С детства в Серёжкиной голове все люди распределялись тремя кругами. Первый – ближние, деревенские – живые и понятные. Далее – приезжие, чужаки, в том числе и 
                                                                   63
живущие в городах родственники, больше похожие на инопланетян, потому что обитали где-то в небе, на этажах, и ходили в туалет прямо в квартире. К третьему кругу с почти нереальным существованием относились для него упоминаемые, например, начальство, которое в деревне было принято единодушно ругать матом – и это было единственным единодушием Серёжкиных односельчан – или мелькавшие по телевизору лица, которые в воображении мальчика с детства сравнялись со своими соседями по экрану, мультяшными персонажами, и были настолько маловероятными, что повесь кто-нибудь в деревне плакат о том, что приезжает певец или телезвезда, Серёжка посмеялся бы, как над объявлением о визите Винни-Пуха.
   Устоявшиеся представления мало изменились с переездом в город. Он только привыкал ещё к другой жизни, общался больше с такими же деревенскими или сокурсниками из местных гопников, чьи родители не мечтали для своих чад об университетах и потому запихнули в непрестижное училище.  И вот теперь «наезды» на начальника полиции, на самого мэра, разговоры о том, чтобы едва ли не вчетвером перевернуть всю страну! Слабые родительские гены, гнилой, давно не ремонтировавшийся дом, девять классов с тройками и книжки, которые не были вовремя прочитаны – всё это не давало Серёжке рвануть вперёд в своём развитии. А хотелось очень. Особенно рядом с умной и красивой Викой, смотревшей на него тепло, но и с сочувствием.
   … Очередной сбор группы Гершуни назначил на конец декабря. Борис взял на себя торт, Вика – конфеты, сам Гершуни – фрукты. Серёжка как-то обмолвился, что на чай их семья не тратится вообще, собирая в сезон шиповник, липовый цвет, зверобой и прочие полезные и пахучие растения, и, извещая его о предновогодней встрече, с деревенского парня потребовали вкусный напиток. Серёжка понял, что друзья не хотят с его стороны финансовых трат, и немного расстроился. Кому понравится быть хоть в чём-то неполноценным? Тем более что от него ждали отчёт об агитационной работе в фазанке, а тут похвастаться было нечем. Со смешанными чувствами хрустел Серёжка по новорождённому снежку, отматывая уже привычный маршрут в добрые пять километров. В автобусах он не нуждался: времени хватало, пеший ход был привычен, к тому же он прочитал пару книг об эсерах и заразился от друзей их некоторой увлечённостью самоограничением и аскетизмом. Особенно этим отличалась Вика, и то, что она скромно одевается, не преображает себя косметикой, нравилось Серёжке и делало её ближе. Даже 

                                                                    64

Викин планшет, который группа использовала для базы данных о таскунах, как оказалось, девушка не выпросила у родителей на день рождения или 8 Марта, а выиграла в общегородском конкурсе. Она очень хорошо пела, поэтому ей дали второе место. Первое с поездкой в Париж получила дочка крупного бизнесмена. 
   - Когда я выиграла вокальный конкурс… - вскользь упомянула она как-то, говоря о другом, но Борис насмешливо перебил:
   - Ты не выиграла, а стала призёром.
   - Дурачок. Мы всегда будем вторыми в этой стране. Папа говорит: воры, которые разделили страну в девяностые, скоро пойдут на свидание с чертями, и наступит Эпоха сыночков, то есть всё достанется их детям, для которых Родина – как богатое торговое судно для пиратов.
   - Точно, - подтвердил Гершуни, - по моим данным, почти все дети олигархов и министров – прежних и тех, кто сейчас – управляют крупным бизнесом или финансами. Могу показать: у меня целая табличка…
   - Не надо, - остановил его тогда Борис, потому что все знали: их товарищ не скажет и слова без опоры на факт или цифру. – Думаю, где-нибудь на окраине Лондона есть детский садик, в котором подрастает третье поколение ублюдков. Пока что они  писаются и какаются, но скоро станут губернаторами, министрами…
   - Владельцами заводов, пароходов…
   - «Булгарии», «Хромой лошади», Саяно-Шушенской ГЭС…
   И так любой разговор. Они могли  поболтать о чём-то молодёжном, но заканчивали всегда злостью и раздражением. Стоило только кому-тлибо сообщить городскую новость, как шутки и насмешки прекращались, и группа начинала мечтать о новом теракте. Поначалу был спор, с кого начинать, и Гершуни предложил выстраивать объекты нападений по величине украденных денег – у государства или людей. Однако Борис убедил их в другом критерии: сначала мстить обворовавшим детей, потом – тем, от кого пострадали инвалиды или больные, далее – пожилые люди.
   И вот сегодня они должны решить, кому и как группа испортит новогоднее настроение. 
                      65
Серёжка и радовался встрече с друзьями, и, стыдясь, что так и не сформировал тройку мстителей в своём учебном заведении, прикидывал, как уговорить Гершуни, чтобы опять дал ему главную роль в следующем налёте. Весь город и даже Серёжкино училище обсуждает избиение героя Чечни, полковника-инвалида Тяжина компанией золотой молодёжи. Тяжин встречался с другом, приехавшим из соседнего города, и посмел заказать в караоке военную песню. Сын прокурора, сын начальника ГИБДД, два молоденьких следователя, владелец охранного предприятия и сын владельца бара развлекались тут же с девочками, и под строгие ритмы патриотической песни им стало затруднительно общупывать трусики подруг. Ветеранов вывели, изувечили из травматиков и отпинали, народ пишет в интернете – ещё и кричали «Аллах акбар!» Теперь виновные, естественно, под следствием, несмотря на раны – старые и свежие, а «скромная компания молодых людей», которая «вежливо урезонила распоясавшихся громил-отставников» - на свободе и требует наказания «преступников». Так сообщило местное телевидение. Город кипит, требует справедливости, и Серёжка надеялся, что вершить справедливость будут они. 
Опять, как обычно в таких случаях, группа станет долго и нудно обсасывать, как голодная собака кость, каждую мелочь в новой операции, а он будет делать вид, что улавливает каждое слово, и скучать. Нет, не скучать – следить втихаря за движениями Викиного лица и прислушиваться к ней одной. Только не к словам, а к музыке голоса, особенно красивого, когда девушка начинала говорить зло и страстно. Серёжка готов был прямо сегодня, после праздничного чаепития, обойти все дома-квартиры-дворцы этих наглых предателей Родины и закидать их бутылками огненной смеси, которых Борис приготовил и спрятал в укромном месте уже под тридцатник. «Был бы пистолет, я бы им… - тут Серёжка вспомнил собаку, - я бы им уши прострелил, чтоб были на всю жизнь с клеймом. Как этот незнакомый бедолага Тяжин, который после «вежливого замечания» потерял три зуба и – возможно – глаз.
   « Не выйду отсюда, если вместо главной роли поставят на прикрытие!» - решительно сказал себе Серёжка и пролез в забор.
   Он помахал окну сторожки, в котором обозначилось прищуренное лицо Васильича, посвистел старой, облезлой Катушке, по примеру напарника не покидавшей служебное помещение – свою собачью будку, и привычно направился к гаражному боксу. Предприятие Викиного папы, наконец, заработало, получив какую-то там лицензию, но 
                                                                   66
сегодня, в воскресенье, кроме двух охранных существ, здесь никого не было. Возможно, и из своей группы Серёжка пришёл первым. Ничего, заварит чай, подметёт, пораспихивает в углы всякий хлам, который тянут в бытовку работяги.
   Нет, кто-то пришёл вперёд него: сквозь дверь к машинам просачивалась бойкая музыка. Серёжка решил проверить революционную бдительность и пошёл на цыпочках. Перед входом остановился. Точно: внутри уже веселятся. Дверь здесь шумная, особенно вечерами, в тишине, но если открывать очень медленно, то не заметят ни те, кто внутри, ни сама дверь. Серёжка начал тянуть  ручку по миллиметру за вечность, но через минуту оказалось, что даже пинок в дверь не привлёк бы к нему внимания. Посреди подсобки стояла на табурете маленькая искусственная ёлка, украшенная и стеклянными шариками, и автомобильными запчастями – лампочками на проволоке, блестящими вкладышами, куском шланга вместо звезды, а вокруг ёлки водил сам с собой хоровод счастливый, переполненный радостью человек – Гершуни. Серёжка залюбовался. Оказывается, его строгий друг неплохо танцевал. Конечно, откуда ему об этом знать? Танцы и ночные клубы их группа не посещала, по крайней мере, в полном составе. 
   Гершуни проходил круг одним манером, поворачивался и шёл обратно как-нибудь ещё – подпрыгивая или виляя телом. Музыка от оставленного кем-то приёмника не была громкой и похрипывала, но парень усиливал её подпеванием и не смущался тем, что фальшивил на шесть нот из семи.
   - Заходи! – махнул он Серёжке и протанцевал в его сторону. – С наступающим, братишка! А я тут репетирую новогодний номер для утренника! Шучу! Пойдём!
   Пока Серёжка возился с большим заварным чайником шоферов, Гершуни объяснял причину своей сверхвосторженности. 
   - Я, Бледный, закончил великую работу и теперь меньше, чем на президентское кресло, не согласен! Ладно, можно Нобелевскую!.. В области экономики!
   - Ну, позвони в Кремль… А что, Марья уже приходила?
   Он кивнул на планшет в руках товарища.
   - Приходила, приходила наша Снегурочка! Пошла к Таньке, подружке, за каким-то конспектом по обществознанию! Прогуляла сегодня два урока! Говорит: зуб болел! Вот смотри!
                                                                    67    
   Серёжка глянул через плечо друга на монитор.
   - Опять какую-то таблицу нарисовал?
   - Рисуют, юноша, рожицы в тетради, а таблицы составляют! И на эту я потратил не меньше месяца! Короче. Ты, я знаю, особо вникать нелюбишь, поэтому – самое главное. Через эту таблицу я превращу нашу Россию в процветающее государство. Что для этого нужно? 
   - Перво-наперво деньги.
   - Точно! И я их нашёл! Смотри! Вот это – пять с лишним триллионов рублей Резервного фонда, Фонда национального благосостояния и золотовалютные резервы! Хранятся в основном за границей максимум под один процент! И это при том, что Россия занимает деньги под семь с половиной процентов! Ежегодные потери страны – 50000000000 плюс ещё 50000000000 – недополученный доход и комиссии! Представляешь, какая ерунда!
 - Настоящая измена. Мы-то, оказывается, богатая страна.
   - Это в твоей деревне могут считать богатой какую-нибудь старушку со ста тысячами под матрасом! А в экономике богатый не тот, кто хранит деньги, а кто делает  из денег ещё больше денег!
   - Тут у тебя, - Серёжка показал пальцем, - написано: «Воровство». Это столько спёрли?
   - Это только известное из того, что спёрли! В реальности в несколько раз больше! Но я работал только с доказанными цифрами! Итак, воровство! 6500000000 рублей – «Российские космические системы», 13000000000 – «Оборонсервис», 39000000000 – «Росагролизинг», 1500000000 – по делу Шамхалова, по делу Полютова – 2500000000, по «Вэб-Инвесту» вообще 1000000000000, в «Русгидро» - 1000000000! На таможнях воруют 600000000000 в год! На госзакупках – 1000000000000! Между прочим, все наши железные дороги стоят один триллион сто миллиардов, а бюджет России – тринадцать триллионов!.. Ладно, смотрим дальше! Я тут быстро прокручиваю: это мелкие кражи – до миллиарда!
   - Ни хрена себе, мелкие!
   - Ты прав! Суммы меньше, но у меня здесь около трёхсот фактов, и в итоге это уже 4000000000000! Саммит АТЭС: украли 93000000! Ущерб от закупок лекарств против ВИЧ 
68
–  10000000! Лимузин Артякова – 30000000, охрана Юревича, губернатора, - 157000000, две чиновные кражи в Карелии – 7000000 и 73000000, ледовый дворец в Ульяновске, интернат в Покровке Приморского края!... Ну, сам видишь: список офигенный! Такие цифры только у астрономов!
   - Да, офогенный… Только как ты их вернёшь?
   - Верну! Если захотеть – всё можно сделать! Закрыть временно границу для чиновников, арестовать всех подозреваемых, установить слежку за  членами их семей! Поставлю на уши полицию, ФСБ, всякие финансовые разведки! Буду платить людям процент за реальные сведения о крупных ворах! Не за доносы, конечно! Ты подожди, я ещё не всё тебе показал!.. Это – займы! С некоторыми я согласен! Во-первых, скорее всего вернут, во-вторых, экономическая или геополитическая выгода для России. А эти – видишь, я пометил строчки серым – на мой взгляд, бессмысленные!
   - Кипру сто миллиардов рублей? Это что – страна такая?
   - Не слышал?!. Дальше смотри! 3400000000000 – подаренные долги! Монголии, Вьетнаму, Сирии и так далее! Тут до одного триллиона точно можно было вернуть!
   - Да хоть один миллион. Разве это не деньги?
   - Тоже верно!
   - На один миллион у нас можно было бы отремонтировать школу. А на двадцать построить новый клуб.
   - Стоп! Я нашёл деньги, я их и трачу!
   - Ты и это расписал?
   - Я ж не дурак их в чулке хранить! То, что в чулке или под матрасом, - это красивая бумага, а деньги – то, что в движении или меняется на что-то существенное, например, оборудование!
   - Ну да. Собирать деньги можно, только если хочешь что-нибудь купить…
   - Ладно, смотри дальше!
   - Ещё не всё?
                                                                  69
   - За границу в год уходит два – два с половиной триллиона. Это, конечно, частные деньги, больницу на них не построишь, но если предложить выгодное вложение – останутся внутри страны. Ну, и последнее. Разные потери, которых могло бы и не быть. Один триллион – потерянные затраты на учёбу в университетах, так как пятьдесят процентов выпускников не работают по профессии. Из денег, выделенных на Сколково и Сочи, наверняка, процентов тридцать потрачены неэффективно. Думаю, такие же потери при переименовании милиции в полицию. А на это выделили почти два миллиарда. Я читал, что даже в МО и МВД откаты при госзакупках до шестидесяти процентов. Представляешь, какие это суммы?.. Смотри дальше. Льготы министерским чиновникам. Только льготы, без зарплат. Она у них от 60000 до 113000.
   - В месяц, что ли?
   - Естественно.
   - Гонишь!
   - Это что, по-твоему, много?
   - Сто тысяч в месяц?.. Зачем столько?
   - А сколько у вас в деревне получают?
   - Да у нас и работы-то нет. Ну, продавцы  - тысяч восемь, сторожа – тысяч шесть. Летом работаем – нанимаемся на огороды, на ремонты – за двести рублей в день.
   - Шикарно живёте. Двести на двадцать четыре рабочих дня или на тридцать, если без выходных, получается шесть тысяч в месяц. Семьдесят две тысячи в год. М-да… И живёте ведь, не умираете с голодухи…
   - Да ты их ещё заработай у нас, эти шесть тысяч…
   - Тогда вам нужен такой президент, как я. Во-первых, я могу найти деньги. Вот посмотри ещё, какие жуткие суммы валяются под ногами. Браконьерский вылов рыбы и икры на Дальнем Востоке – несколько миллиардов. Ущерб от воровства леса – десять миллиардов. Зарплаты губернаторов – до 480000. Уменьшаем до ста. Нет, с учётом доходов вашей деревни хватит им по семьдесят. Получается, возвращаем стране – Гершуни внёс изменения – где-то около ста миллионов. От депутатов Госдумы – у них по сто семьдесят в месяц плюс льготы – отрежем по сто тысяч. Возвращаем Родине сорок 
                                                                    70
пять миллионов рубликов. Тоже деньги. У ректоров вузов зарплаты до 500000 в месяц.
   - Это типа нашего директора фазанки?
   - У вашего вряд ли столько. Это в университетах… Кстати, вот ещё интересная цифра. В девяностые годы залоговые аукционы, я бы так сказал, залоговая прихватизация и грабёж средь бела дня дали стране какие-то восемьсот миллионов долларов. Это всего несколько процентов от реальной стоимости предприятий. Теперь у нас сто тридцать один долларовый миллиардер. Больше только в Китае и США. И у этих ребят собственности на тринадцать с половиной триллионов рублей. То есть они богаче, чем годовой бюджет страны. Народ до сих пор это грабительство помнит и олигархов, в отличие от обычных бизнесменов, считает преступниками. Я предлагаю установить социальный мир. 
   - Заставить поделиться?
   - Нет, это не поможет. Представь, в твоей бедной деревушке каждый человек получит по несколько миллионов. Что из этого выйдет?
   - Ну, кто-то купит машину или построит новый дом. Нет, не построит: свалит в город и купит квартиру. А кто-то пропьёт и сдохнет от такого количества.
   - Вот видишь. Ничего хорошего не выйдет. Машина – это здорово, только они добьют ваши убогие дороги и не смогут ездить. В городе и без вас цены на квартиры взлетят в разы, как только начнут раздавать миллионы. То же будет с электроникой и прочими товарами, если все ринутся в магазины с пачками денег. При этом будут покупать импортные товары, потому что российского в магазинах нет. Какая выгода стране? Выгода заграничным предприятиям, тем, кто делает телевизоры, холодильники, компьютеры… И – ты прав – население страны сразу убавится, потому что некоторые станут скупать килограммами наркоту и вагонами водку.
   - И кушать только её.
   - Вот-вот… И к тому же не у всех миллиардеров есть свободные средства, если ввести на них какой-то прихватизационный налог. Они могут обидеться, закрыть заводы и уехать за границу. Могут долго судиться и подкупать судей, доказывая, что в девяностые действовали по закону. Лучше расстрелять тех, кто придумывал тогда эти законы для воровства. 
                                                       71
   - Предлагаешь не трогать олигархов?
   - Просто всё забыть тоже нельзя. Не будет успешно развиваться страна, основанная на великой несправедливости. Я имею в виду чековую и залоговую приватизации. Знаешь, что это такое?
   - Так, в общем…
   - А я вот прочитал несколько серьёзных анализов. Тут не машины поджигать, тут что-то более крупное нужно. Короче, я предлагаю каждому, кто даром получил собственность в девяностые в зависимости от её нынешней рыночной стоимости построить по несколько многоэтажных домов и передать их муниципалитетам. Те дают квартиры всем своим очередникам – всяким там инвалидам, ветеранам, многодетным, полицейским, врачам – но не под приватизацию, а в наём. Представляешь, в каждом городе будет дом Прохорова или дом Дерипаски. Все люди увидят: справедливость восстановлена. К тому же массовое строительство подтолкнёт к развитию сразу несколько отраслей промышленности. Это рабочие места и налоги.
   - …Итак, - Гершуни отвернулся от стола с планшетом и шумно вдохнул-выдохнул воздух, глаза его загорелись,– я решаю две важные проблемы: последствий девяностых и снижения безработицы. Теперь вернёмся к моим деньгам. Вернее, к деньгам Родины. 
   - Ну-ну, сколько ты там насобирал?..
   - Держись за стул! Не считая вывоза капиталов за границу – а на них у меня есть хорошие инвестиционные предложения – получилось почти 16000000000000 рублей! А это на целых три триллиона превосходит годовой бюджет России! Представляешь, страна может целый год тратить в два раза больше, чем собиралась!
   -Круто!
   - Это фантастика!.. И в то же время совершенно реально! Видишь, у меня здесь только факты: из газет, с сайтов!.. Я и сам не ожидал такой цифирищи! 16000000000000 потерянных денег!.. Например, отремонтировать всё ЖКХ России – шесть триллионов!.. А ещё потери от оффшоров! А обещанный, но не введённый налог на роскошь!
   - Будет двадцать трилликов!
   - Нет. С оффшорами за один год порядок не наведёшь. Тут сами чиновники сильно в
                                                                   72
доле.    
   - Ладно, колись, что будешь с таким баблом делать? У тебя ведь припасена ещё одна табличка?..
   - Понимаешь, Бледный… - Гершуни заговорил медленнее, и горячечные вспышки пламени в его глазах сменились ровным и спокойным светом, какой, наверное, и должен быть уобычного триллионера. – Эти деньги можно потратить и остаться ни с чем. Настроить школ, больниц, бассейнов. Будет, конечно, здорово, но они со временем состарятся. А на что строить новые?... Я бы предложил… хотя, кроме тебя, никто эти предложения слушать не станет…вложить такие бешеные деньги в удобрения.
   - В удобрения? А что удобрять-то?
   - Всю страну.
   - Не понял.
   - Вложить в то, что может стимулировать рост экономики, как удобрения стимулируют рост растений. Во-первых, закупить оборудование и построить у нас заводы таких отраслей, которых в стране нет вообще, но которые в других странах приносят большую прибыль. Например, переработка мусора. Это ещё и для экологии польза. Заводы строить, отдавать бизнесменам с правом выкупа, когда раскрутятся. Что это за отрасли – легко узнать, если изучить структуру экономики передовых стран – Германии, Японии… Во-вторых, вложиться в инфраструктуру там, где её слабость тормозит развитие регионов. Это дороги, газ, электричество. Ты знаешь, например, что у нас в четыре раза меньше асфальтированных дорог, чем в Китае? И примерно столько, сколько во Франции. А она по территории – меньше нашей Якутии. В-третьих, я бы вложился в отрасли будущего. Но не в те, в которых высокая конкуренция и где нас уже сильно опередили. Там нечего ловить. Кстати, у нас на географии было такое задание: оценить ресурсы России и предложить что-то выгодное и перспективное в плане места страны в мировом разделении труда. Мы вычислили – с моим соседом по парте – что лучше всего – экологически чистые еда, вода и одежда из натуральных волокон. В общем, наш проект оказался лучше всех.
   - На пятёрку?
   - Дело не в пятёрке. Мы реально, цифрами доказали выгоду. Например, подсчитали рост 
                                                                   73
населения мира и соседних стран, учли то, что северном полушарии уровень жизни повышается и люди будут более требовательны к пище, ну, и так далее. Там много чего…
   - Это правильно, конечно. У нас вон столько полей пустует…
   - Дружище! В стране пустует 50000000 гектаров!
   - Ни фига себе… И сколько у тебя в башке цифр…
   - Они у меня в компьютере, дома. А голову я освобождаю от цифр, чтобы она рождала идеи. Кстати, как наша идея о создании группы в твоём колледже?
   Гершуни закрыл свои таблицы, но Серёжка не ответил: с заставки планшета на него смотрели сильные и жёсткие глаза бледно-мрачной женщины в чёрной одежде. Густая чёрная причёска на две стороны, вытянутое лицо, белый воротничок – всё указывало на то, что женщина была из прошлого, и Серёжка, глядя в её глаза, как кролик на экстрасенса, догадался:
   - Это и есть Спиридонова?
   - Мария Спиридонова, «богородица» эсеровского террора. Это её имя взяла наша подружка своей тайной кличкой. 
Серёжка физическим усилием оторвал взгляд от фотографии, но снова вернул его, чтобы постараться понять, что за сила прячется за большими глазами, большими губами и крупным носом женщины, которая не была царицей или родственницей императора, однако посмела бросить свою маленькую женскую перчатку с вызовом на дуэль крупнейшей стране мира с миллионами солдат, полицейских и жандармов. А ведь сам он до сих пор не решил, несмотря на успешные акции, в которых участвовал, способен ли бросить такую перчатку властителям города или даже – по примеру Гершуни – всей страны.
   - Рассказывай, как идёт твоя пропагандистская работа в училище. Есть там люди, из которых можно сформировать «тройку»?
   У Серёжки имелось несколько серьёзных оправданий за свою неудачу, но слова приятеля вмиг обесценили все его доводы, сформулированные по дороге от учебного заведения до штабного гаража. Он услышал совсем другое: «Неужели среди сотен пацанов ты не смог найти двух подходящих?» А ведь не смог. И – не «пока», а вообще. 
                                                                   74
   - Я так понимаю, - выручил его сам Гершуни, заставив Серёжку ещё раз восхититься умом и развитостью друга, - со вторым и третьим курсами ты не мог разговаривать: они тебя, молодого, не воспринимают… С теми, кто учится на другие специальности, у тебя, наверное, тоже мало общения. 
   Вошёл Борис, поздоровался и начал, напевая, готовить праздничный стол, но разговор после приветствий продолжился прежний.
   -… Конечно, я мало кого знаю. Только пацанов из нашей деревни да по общаге.
   - Наркоманы, токсикоманы, алкоголики – не в счёт. А у вас их немало.
   - Прибавь сифилитиков, гопников, опущенных, отмороженных и просто дебилов, - засмеялся Борис. – Останется только наш Бледный друг. 
   - Да есть, конечно, нормальные пацаны… Только когда я «зондирую почву», как ты советовал, они, похоже, готовы только грабить богатых… Да и то: боятся блатных, что залезут не в свой огород.
   - Значит, за идею никто не согласен?
   - Герш, какая идея! Власть ещё двадцать лет назад обезопасила себя, выпустив из Кремля отравляющий газ, который пропитал всю страну. Золотой телец – имя ему!.. Что-то наша Мария заставляет себя ждать. Откуда эти аристократические замашки?
   - А может, всё-таки купить их на бабло… - осторожно спросил Серёжка, приободрённый Борисовой тирадой.
   - Бледный! Мы с тобой уже говорили об этом! Мы не бандиты! И не возьмём у этих гадов ни копейки, сколько б они ни украли у страны!.. Даже на наше дело!
   Гершуни сильно расстроился и, встав, начал курсировать по бытовке. 
   - Эх, наверное, не там ищем соратников! Нужны умные, решительные, неравнодушные! Тут ни училище не подойдёт, ни университеты, где все учатся за деньги! Вот точно говорит наш историк в школе: в этой стране не знаешь, кто подлее – народ или власть! Их унижают, грабят, втаптывают в грязь, а они терпят! Молодёжь называется! В Египте вся молодёжь на улицах! В Европе – телевизор смотрите – люди не прощают власти ни одной пакости! Один король съездил на охоту, потратил деньги – вся страна взорвалась, требует 
                                                                    75
ликвидировать монархию! А у нас?!.
   - А у нас уже нет короля! Расстреляли!..    
   - Да пошёл ты, товарищ Савинков, со своими подколками!.. У нас каждый вонючий чиновник – король и бог! Законы – по фигу, общественное мнение – по фигу, пресса – по фигу!.. Ты почитай вон мои последние скачивания, на что они деньги тратят! Один мэр покупает себе золотую посуду в кабинет, другой – картину Кандинского в приёмную, третий – телефон для секретарши с бриллиантовыми вставками! В мэрии N области эксклюзивная туалетная бумага из древесины редкого дерева, которое растёт только на одном из островов Индонезии!
   - Ну, если головы нет, приходится за задницей ухаживать!
   Гершуни улыбнулся и сел. Руки его развернули конфету, но мысли ещё не вернулись из путешествия и летали где-то высоко, озирая несчастную, с его точки зрения, страну.
   - Я тоже, как ты, - примиряющим тоном заговорил Борис, - не согласен быть рабом на галере. И грести день и ночь за кусок хлеба, когда на верхней палубе толпа уродов жрёт, пьёт и развлекается с б…ми. Но, во-первых, мы встречаем Новый год и обязаны сегодня иметь весёлые рожи. Во-вторых, не стоит поедать самого себя: вредно для нервов и есть другая пища. В-третьих, мы кое-что делаем, и мало кто из взрослых способен на это кое-что. В-четвёртых, цитирую твой гениальный вывод: «Уровень сопротивления народа произволу властей прямо пропорционален уровню развития гражданского общества и не зависит от степени произвола». Вспомни уничтоженный завод: там даже профсоюз предал работяг.
   - Ты как всегда прав… Я всё понимаю… Просто не хочу прожить всю жизнь в этом дерьме. Сегодня отец ехал с работы и попал в полуметровую выбоину. Это на центральной улице областного центра! .. Его притянули домой. Представляешь, во сколько обойдётся ремонт?..
   - Тебя, мил-человек, шокирует масштаб ремонта одного автомобиля, а замахиваешься на ремонт целого государства.
   - Если провести большой ремонт – маленькие не понадобятся.
   - Угу. Был уже один такой…ремонтёр. Ульянов-Ленин назывался. Что-то не проканало у 
                                                                    76
него…
   - Я ж не предлагаю убивать несогласных.
   - Не предлагаешь пока. Только однажды мы подпалим машину или виллу, а мимо будет проходить какая-нибудь ни в чём не повинная пенсионерка баба Нюра,  которая пострадает от нашего акта возмездия.
   - Тяпун тебе на язык, Борька. Мы всё просчитываем.
   - Американцы тоже просчитывали в Хиросиме: убить только военных. Но… Не в этом дело. Ты готов психологически к такому повороту?
   - А ты?.. Или с нами до первого прокола?
   - Я уйду в Сеть. В «Роспил», «РосЖКХ», кстати, в «Росяму»…
   - А-а, мы уже говорили про них. Мечут бисер перед свиньями…
   - Вода камень точит. Они ведь тоже, как мы: потому что терпеть невозможно.    
   В это время, внося свежесть морозного воздуха, румянец на щеках и пакет с продуктами в руке, вошла Вика, и про спор забыли. Предновогоднее настроение и недавняя болтовня с подругой наполнили девушку весёлым до буйности настроением, и, обычно сдержанная, Вика всех расцеловала, поздравили с наступающим и начала шумно хозяйничать у старого шофёрского стола, предварительно накрыв избитое картами и домино пространство простенькой, но нарядной скатертью. Мальчишки засуетились, выполняя её приказы, и Серёжка больше других, радуясь девушке и тому, что закончился разговор, в котором он не способен был участвовать. 
   Сели пить чай. Гершуни уже через минуту начал вслух  планировать какой-нибудь сюрприз обитателям мэрии и нерадивым коммунальщикам, но Вика прервала его.
   - Вот что, ребята. Только узнала. С завтрашнего дня и до середины января в городе комендантский час для лиц от одного года до восемнадцати. С девяти вечера до восьми утра. Введён под предлогом новогодних праздников «для безопасности населения». Завтра нам в школах объявят. 
   Серёжкин чай, который только что все расхваливали, наверное, очень удивился: четыре полные кружки были разом поставлены на стол.
                                                                    77                                                                
   - Вот урод, а!
   - Это ж незаконно!
   - Да, жаль, ребята, что мы не сумели подставить Драпа с наркотой…
   Все вопросительно посмотрели на Гершуни.
   - А что тут думать? – пожал он плечами. – Нам нужны были как минимум две ночи на подготовку и ещё одна – на операцию… Теперь отдыхайте… две недели.
   - Вот козлячья власть! Всё равно она насобъехала!
   - Ну, что ты прям так, Борис? В общем-то затея хорошая: меньше будет преступлений, драк…
   - Это так, Марья, только я привык в новогоднюю ночь идти с толпой на площадь прикалываться. Там же весь город собирается. Я вон и Бледному предлагал с нами… И на каток вечером не сходишь…
   - Может, тридцать первого будет послабление… Я тоже один раз ходила на площадь. Весело… Вот что я придумала, мальчики! Чтобы этот вечер нам запомнился нас всю жизнь, мы сейчас устроим маленький концерт! С каждого чур по номеру художественной самодеятельности! И никто не смеет отказываться!
   - А ты что, беременная?
   - Вот всегда съязвишь! Нет пока, не беспокойся!
   - Мне-то что беспокоиться… Ты – начинаешь.
   - Нет: я придумала! И вообще, я здесь одна девушка! Будьте рыцарями!
   - Марья, - оживился, наконец, подавленный новостью Гершуни, - я выступлю, мне не в напряг. Только обещай, что споёшь. Я обожаю твой голос. Бледный, вся наша эстрада – самозванцы рядом с Марьей. 
   - Хорошо, спою. У меня как раз есть а капелла. Думаю, понравится. 
   - Да нам всё в тебе нравится. Особенно…А-собенно…
   - Ну-ну? –сощурившись, Вика уставилась Борису в глаза, готовая решительно 
                                                                    78
отреагировать на какое-нибудь пошлое замечание. – Говори, говори…
   Борис покривлял лицо, покусал губы и сказал другим тоном:
   - Ты чистая, смелая, добрая, очаровательная девушка, и я рад иметь такого друга.
   У Вики изменилось лицо. Губы её дрогнули.
   - Присоединяюсь,- сказал Гершуни. – Молодец, Борис: сказал то, что мы все думаем.    
   Серёжка постеснялся согласиться вслух: его слова могли прорвать последнюю преграду для слёз, от которых заблестели глаза девушки. 
   - Спасибо, мальчики… Не ожидала… Я вас очень люблю. Вы настоящие. И как люди, и как друзья. Пусть в новом году вас хранят Бог и ваши Ангелы.
   - И тебя, наша маленькая зараза.
   - Всё! Объявляю новогодний концерт открытым!
   - Без доклада?! Сразу?!
   - Сразу! Первым номером выступает!.. Выступает!..
   - Я, - поднялся Гершуни. – По старшинству.
   Он вышел на середину бытовки, с каждым шагом меняя походку на какую-то игриво-цирковую.
   - Я пару лет занимался танцами, потом бросил, увлёкся науками. Но кое-что ещё умею. Наверное.
   Серёжка вспомнил пляски Гершуни часовой давности. Но тот убрал стул с ёлкой, всё так же стоявший в центре, и объявил:
   - «Цыганочка» с выходом! Вместо аккомпанемента – художественный свист!
   Он, действительно, громко и ровно засвистел известную мелодию, сначала как бы вяло и лениво, но всё ускоряя и разгоняя незаметно. Высокое, неуклюжее тело парня собралось, напряглось и ладно, красиво задвигалось, выдавая отточенные движения. И вот он уже крутился в бешеном ритме, приседая, ловко хлопая себя ладонями от головы до галяшек обуви, перешёл на порывистые пересвисты, а благодарная публика с радостью захлопала, 
                                                                  79
помогая держать ритм.    
   Танцевал он лихо и с экспрессией испанца, выделывая такие па, что зрители то один, то другой выкрикивали «ого» или «во даёт». Но вот движения стали терять свою выразительность и чёткость, свист – иссякать. Гершуни развёл руки и устало крикнул: «Всё!»
   - Браво!! – закричала Вика на весь гараж, и Серёжка восхитился её детской искренностью: он думал, что городские девчонки на такое неспособны.
   - В принципе, в зоне ты не пропадёшь! – одобрил танец Борис. – Там тоже есть самодеятельность. Артистам – дополнительная порция компота.
   - Отвали, - привычно отмахнулся его друг. – Иди сам выступай.
   - Не, сначала Бледный. Я ещё не дописал сценарий.
   - Ты как? – посмотрела на Серёжку Вика.
   - Я как-нибудь, - улыбнулся тот и встал с места.
   - Особых талантов у меня нет. Но батя кое-чему научил, и я вам покажу.
   Серёжка взял с полки потёртую колоду карт, которая, очевидно, сопровождала перекуры гаражного рабочего класса, и несколько раз ловко её раскинул и собрал.
   - Ничего себе: талантов нет! – удивился Борис. –Да с такими способностями перед тобой широчайшие перспективы: хочешь в тюрьму, хочешь в Лас-Вегас…
   - Интересный выбор… - засмеялась Вика.
   - Запомни карту, - сказал ей Серёжка и через пару секунд правильно показал её.  Потом – Гершуни, потом – Борису.
   Десяток фокусов, которые он знал, совершенно увлёк ребят и прошёл на ура. Серёжка только удивлялся, как такие очень неглупые люди не могут расшифровать его ухищрения. Впрочем, он сам когда-то воспринимал то, что выделывал сейчас сам, как чудо.
   - Научишь! – потребовал в завершении Борис. – Бесплатно. В счёт новогодних скидок.
   Гершуни и Вика присоединились к требованию.
                                                                    80
   - Всё, Боренька, теперь не отмажешься: твоя очередь. Уж у тебя-то талантов!.. – и девушка захлопала в ладошки, ожидая ещё одного сюрприза.
   - Да какой я тебе Боренька?.. Я даже не Борис, - он глянул на Гершуни. – Ладно, продолжаем играть в конспирацию. Ты, конечно, думаешь, что если я при посторонних назову тебя Гершуни, никто не удивится? А услышав обыкновенное русское имя, сразу вызовут ФСБ?
   - Стоп! Не заговаривай зубы! – пресекла Вика возможный спор. – На сцену!
   - На сцену, неБорис!
   - А может, Марья, споём дуэтом?.. Или так: ты открываешь рот, а я пою за занавеской. И никто не догадывается.
   Вика засмеялась и начала выталкивать Бориса из-за стола.
   - Хорош рисоваться! Иди!
   - Дайте хоть конфету возьму!
   - Не заработал ещё!
   - Ну, хоть фантик! Маленький сладкий фантик!..
   - Тебя будет ждать вот этот большой кусок торта!
   - А он никуда не уйдёт?!
   - Борис, ты косишь, - немного обиделся Гершуни, заподозрив друга в отказе выступать.
   - Я не кошу: зима! Трава поникла!
   Наконец, накуражившись, Борис, очевидно, достиг нужного ему аристократического настроя и, резко отставив препирательства, вышел в центр бытовки, прихватив стул.
   - Итоги уходящего 2012 года! Исполняет театр одного неблагонадёжного актёра!
   Объявил. Уселся. Подбоченился. Разворот его плеч, положение головы, выражение лица стали напоминать Серёжке кого-то хорошо знакомого. Он не успел вспомнить: пьеса началась.
                                                                   81
  - Динь-динь! – потряс герой невидимым звонком.
   Борис слетел со стула и тут же склонился перед ним в униженном поклоне. Он качался, стараясь сжаться и уменьшиться, а лицо стало восторженно-собачьим.
   - Что прикажете?
   Борис – на стул. Строго:
   - Я знаю: новый год уже наступил. Как там обстановка в стране?
   Борис – в поклон. Слащаво:
   - В России, господин президент, как обычно, всё совершенно благополучно. Народ наслаждается Рождественскими каникулами, которые Вы ему милостиво подарили. А вот за границей беда – потонул итальянский лайнер «КостаКонкордия». 32 человека погибли. Капитан сбежал в числе первых.
   - Да?..Однако… То есть я хотел сказать: надо выразить соболезнования народу члена НАТО… А наши люди что? Согласились, что техногенные аварии случаются не только в России?
   - Естественно согласились, господин президент. Так все и говорят: у них «Конкордия», у нас «Булгария». Мы квиты. Вот только один человек…
   - Что – «один человек»?
- Всего лишь один человек, тысячная доля процента, нагло утверждает, что на огромной «Конкордии» погибло 32 человека, а на маленькой «Булгарии» - 122.
   - Ладно, вы свободны.
   Согнутый человек попятился назад, стал выпрямляться и зашагал по комнате с гордой и высокомерной улыбкой.
   - Точно: наш Драп-мэр, - засмеялась Вика.
   - Вылитый, - согласился Гершуни.
   - Здорово Борик меняется, - подумал про себя Серёжка.
   Вдруг гордец услышал «динь-динь» и побежал обратно к стулу, склоняя голову до
                                                                   82
бетонного пола. На прежнем месте он бухнулся на колени.
   - Сообщите, как обстоят дела с подготовкой  к выборам президента, - велел первый персонаж Бориса.
   Второй персонаж ударил лбом об пол. Так сильно, что Вика сочувственно вскрикнула.
   - Вся Россия, господин президент, готовится голосовать за вас. В общем-то, выборы – пустая формальность. Люди так и говорят: не стоило тратить деньги, лучше б построили детский садик. Но вы, естественно, правы: демократия стоит денег… Вот только…
   - Что? Опять – «один человек»?
   - Даже не человек, господин президент, а так: козявочка. Нагло заявляет, что будет голосовать за Явлинского. Но мы уже принимаем меры.
   - Ладно, вы свободны.
   Докладчик стал отползать, встал, выпрямился, снова важно зашагал по кругу, размахивая руками и тыча пальцем, будто отдавал какие-то приказы. «Ситуация под контролем», «приняты соответствующие меры»… -бубнел он. Проходя мимо стола, он так строго и презрительно посмотрел на зрителей, что Вика , а за нею и мальчишки прыснули. Но тут в третий раз прозвенел звонок вызова. И снова Борис садился на стул и соскакивал с него, беседуя сам с собой.
   - Доложите, как обстановка в стране, в Москве.
   - Как обычно, всё отлично, господин президент. Разрешите от имени меня, а также моей жены, владелицы фирмы «Бумбом», фирмы «Бамбом» и банка «Обувай», от имени моего сына – моего заместителя, от имени моей дочери, студентки Оксфорда, поздравить вас с убедительной победой и естественным избранием на очередной президентский срок. Мы, как и вся страна, ликуем и восхищаемся, ликуем и восхищаемся! Ух, как хочется начать работать на благо Родины!..
   - И что, прямо все довольны?.. Все до единого?.. Так не бывает.
   - Все до единого, господин президент. Только единый, будь он неладен, стоит на проспекте Сахарова и твердит, что за вас проголосовало всего сорок пять миллионов из ста. Но мы принимаем уже решительные меры. Со всей центральной России подвозим 
                                                         83
отряды ОМОНа…
   - Что вы. Не надо никого бить.
   - Нет-нет, господин президент, бить не будем. ОМОН поприсутствует при передачи «одному человеку» денег из-за рубежа. Только – в роли свидетелей. Только – свидетелей. А то где мы в Москве понятых найдём?..
   - Давай ещё! – крикнул Гершуни, заметив, что Борис стряхивает с себя образы. – Давай до декабря!
   - Е-щё! Е-щё! – зарядила Вика, привлекая на помощь Серёжку.
   Борис вздохнул глубоко и- продолжил перевоплощения.
  - Что, страна радуется героической победе нашей сборной по хоккею? – спросила первая маска парня. 
   - Господин президент, страна переполнена ликованием! – вскричала нараспев вторая, радостно подпрыгивая на коленях. – Все говорят, что благодаря вашему вниманию к спорту мы стали великой спортивной державой! Что вы возродили традиции великих побед советских хоккеистов! 
   - А как там «один человек»? Наверное, критикует?
   - Радуется, господин президент! Тоже радуется!
   - Да?
   - Радуется героическому поражению нашей сборной по футболу. Ходит по улицам с плакатом:
                Закупим бразильцев,
                Гражданство дадим.
                Дрожи, Испания!
                Десять ноль победим!
И радуется!
                                                                   84
   - Очень патриотично. Вы свободны.
   На этот раз Борис, изображая высокомерного чиновника, готовился чуть дольше и трижды «проехал» в машине мимо праздничного стола. Демонстративно «открыв окошко», поплевал на «народ», на что Гершуни ответил ему кулаком. Наконец, артист сел на свой стул и опять динькнул в невидимый звонок.
   - Докладывайте, как обстановка в стране.
   - Всё отлично, господин президент. На Олимпиаде в Лондоне мы победили более ста государств, в том числе такие мощные спортивные державы, как Буркина Фасо, Свазиленд, Сент-Винсент и Гренадины, Туркменистан и Андорра. С первого июля удалось повысить услуги ЖКХ всего лишь на семь процентов, а на газ – на какие-то пятнадцать, что вызвало целый шквал благодарственных писем граждан. Ещё одна внешнеполитическая победа одержана нами при вступлении в ВТО. Ни одна страна мира не смогла так долго вступать, как мы. 
   - Как там дела в Крымске?
   - Отлично. При том, что в городе проживали тысячи жителей, благодаря умелым действиям руководства, погиб всего лишь какой-то 171 человек. Как видите, и здесь успехи налицо. Вы спросите про «одного недовольного гражданина». Как всегда, выражает лёгкое недовольство некоторыми недоработками. В связи с клонированием Москвы он предложил в два раза расширить щёки и подбородки чиновников, разрешить им двукратно увеличить желудки и зарплату и – из-за автоматического увеличения задниц – закупить им удвоенные кресла. Как вы на это смотрите?
   - Не стоит поддаваться давлению толпы. Идите.
   - Слушаю и повинуюсь. Ликую и тащусь!..
   Образ-чиновник отполз в сторону, но не успел встать с колен, как звонок вновь призвал его к докладу.
   -… Пресса, телевидение, политологи и простой народ, господин президент, захлёбываются от восторга, благодаря вас за мощный удар по коррупции! Все говорят о том, что наконец-то началась решительная борьба с казнокрадами, грабящими страну и даже военный бюджет!
                                                                  85
   - Приятно слышать о поддержке наших действий в обществе. Здоровая критика есть?
   - Здоровой у нас, господин президент, не бывает. Только душевнобольная или изменническая. Один больной предатель, получающий средства из-за рубежа, высказался в том духе, что не мешало бы вора посадить, а миллиарды вернуть. 
   - Гм. Я не волшебник, - пожал плечами первый образ, и это была последняя его фраза 2012 года.
   Борис долго раскланивался на все стороны, заставляя снова и снова хлопать ему. Потом подошёл к столу, вскрикнул «бис» и ещё раз выбежал на поклон. Вика громко хохотала, и смех блестел белыми слезинками в её тёмных глазах. Гершуни похвалили друга, используя литературоведческие термины, а Серёжка, который тоже с удовольствием хвалил и хлопал, переспросил, какой такой четвёртый образ был создан в юмористической импровизации.
   -… Вроде только два было? – уточнил он у Гершуни.
   - И третий был, Бледный, и четвёртый! О четвёртом мы с тобой говорили, обсуждая твои дела в училище!
   Серёжка так и не разобрался. К тому же Вика начала готовиться к своему выступлению, и всё внимание перешло на неё.
   Сначала девушка заставила всех выпить ещё по кружке чая, расспросила Бориса про КВНовскую команду, в которой тот был капитаном, и, когда веселье ослабило свою власть над компанией, встала из-за стола для выхода «на сцену». Парни тут же притихли, даже не подбадривая, чтобы не помешать подруге настроиться на серьёзный лад. Вика перешла на середину бытовки, распустила волосы и объявила скромно:
   - «Журавушка летел». Русская народная песня.
   Она запела тихо. Серёжка внимательно вглядывался в лицо  Вики, чувствуя, что житейское обличие сейчас поблекнет и можно будет увидеть душевную суть девушки, то, какова она на самом деле. И действительно, лицо её разровнялось и стало доступным для едва уловимой мимики, каждое изменение которой было нотой чувств. Но как мы не замечаем той секунды, когда переходим ко сну, так и Серёжка не заметил, когда глаза его перестали видеть, а внимание, оказалось, следует за голосом певицы, который стал 
                                                                   86
громче, окреп и заполнил всё пространство помещения. Голос вёл за собой, и Серёжка будто плыл в течении неторопливой, сильной реки, которая уходила куда-то, слегка изгибаясь и становясь всё более широкой. И приятно было ему нестись по этой реке звуков, не видя берегов, не зная, есть ли они вообще, предугадывая следующий поворот и чувствуя, как растворяется он в настроении этого потока, роднится с ним, теряет прочие мысли и ощущения, бывшие до рождения песни. 
   А когда Вика снова ослабила силу звуков и твёрдая звонкость сменилась вкрадчивостью и нежным прощанием с кем-то или чем-то, Серёжка вспомнил о себе и первой мыслью было удивление: он не заметил, о чём песня.
   - Ну как, мальчики, вы не сильно затосковали? Для других песен нужна музыка, аккомпанемент.
   - Спасибо, Мария, доставила настоящее эстетическое удовольствие, - сказал Гершуни. – Поёшь ты красиво, с душой.
   - Плюс живой звук, без фанеры. Говорят, сейчас даже танцуют фонограммно… - Борис пошутил в своём репертуаре, но видно было, что он тоже под впечатлением и просто хочет сохранить чувства в себе, не высказывая.
   - А тебе понравилось? Только честно, - посмотрела Вика на Серёжку, и ему очень-очень захотелось сказать что-нибудь особенное, нестандартное.
   - Конечно, понравилось. Я вообще про всё забыл, пока ты пела.
   - Спасибо! – громко сказала девушка, перекрывая шутливые аплодисменты Гершуни и Бориса, оценивших комплимент. – Я подарю тебе диск со своими песнями. Потом скажешь своё мнение.
   - Зачем тебе это, Марья? Ты же завязала с пением, когда тебя кинули на конкурсе. 
   - Я туда не за первым местом шла,- возразила Вика Борису, присаживаясь на своё прежнее место. – Хотелось сделать приятное себе и людям. Тебе ведь тоже в кайф выступать…
   … Они болтали ещё около часа, вспоминая уходящий год и планируя будущий, перескакивая с одного на другое, чередуя серьёзные темы со взаимными подшучиваниями, но всё это время чувствовали, что после «концерта», сумбурного и 
                                                       87
странного, стали друг другу ближе, как будто написали откровенные письма. И Серёжка, до того стеснявшийся новых друзей, разговорился, высказывался не коротко и односложно, как прежде, а свободно, обстоятельно. И так тепло и уютно ему стало среди тех, кого обрёл друзьями в уходящем году, что захотелось сделать что-нибудь для них хорошее и большое. И мысль, которая едва зародилась по пути из общежития в гараж, стала крепнуть, взрослеть и накладываться на решимость. Мысль, которая сильно повлияет своими последствиями на жизнь самого Серёжки, его боевой группы и даже всего города. Ибо всё в нашей деятельности от мысли, идеи, которая принесётся откуда-то из космоса, охватит разум и чувства и направит всепоступки в нужную ей сторону…
   В оставшуюся часть зимы практические дела у группы не ладились. Сначала мешал работе комендантский час, когда вечерамиродители ни в какую не выпускали Гершуни, Бориса и Вику из дому, а Серёжка уехал на праздники домой помогать семье. Потом ударили жуткие морозы, эаталкивавшие в дома любого, кто смел выйти на улицу. В феврале пришёл грипп и забрал у каждого по неделе времени. Ещё одна неприятность не имела зимнего основания. У Викиного отца снова возникли проблемы, на предприятие наложили арест, и заговорщики лишились места для собраний. Теперь они сходились иногда по двое, по трое у кого-нибудь в квартире, совещались и обменивались информацией. Именно на ней, н... Читать следующую страницу »

Страница: 1 2 3 4


19 июня 2015

0 лайки
0 рекомендуют

Понравилось произведение? Расскажи друзьям!

Последние отзывы и рецензии на
«"У Серёжки убили бабушку"»

Нет отзывов и рецензий
Хотите стать первым?


Просмотр всех рецензий и отзывов (0) | Добавить свою рецензию

Добавить закладку | Просмотр закладок | Добавить на полку

Вернуться назад






© 2014-2019 Сайт, где можно почитать прозу 18+
Правила пользования сайтом :: Договор с сайтом
Рейтинг@Mail.ru Частный вебмастерЧастный вебмастер