ПРОМО АВТОРА
Вова Рельефный
 Вова Рельефный

АВТОРЫ ПРИГЛАШАЮТ

kapral55 - приглашает вас на свою авторскую страницу kapral55: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
Вова Рельефный - приглашает вас на свою авторскую страницу Вова Рельефный: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
Дмитрий Выркин - приглашает вас на свою авторскую страницу Дмитрий Выркин: «"Вы любите читать прозу и стихи? Вы любите детективы, драмы, юморески, рассказы для детей, исторические произведения...Тогда Вы обязательно должны посетить мою творческо- литературную страницу!!!"»
Прохор Озорнин - приглашает вас на свою авторскую страницу Прохор Озорнин: «Если эти мысли полезны кому-то - они станут моими крыльями.»
Вадим Векслер - приглашает вас на свою авторскую страницу Вадим Векслер: «Нонконформизм, гос.измена и провокации»

МЕЦЕНАТЫ САЙТА

стрекалов александр сергеевич - меценат стрекалов александ...: «Я жертвую 50!»
стрекалов александр сергеевич - меценат стрекалов александ...: «»
стрекалов александр сергеевич - меценат стрекалов александ...: «Я жертвую 100!»
Андрей Жеребнев - меценат Андрей Жеребнев: «Я жертвую 100!»
Андрей Жеребнев - меценат Андрей Жеребнев: «Я жертвую 100!»

ПОПУЛЯРНАЯ ПРОЗА
Январь-Июль

Автор иконка Dmitry Orloff
Без названия

Автор иконка Андрей Штин
Пресс-релиз интервью

Автор иконка Редактор
Выбор редакции. Новая версия.

Автор иконка Андрей Штин
Обращение к кошачеству

Автор иконка Серж да Таран5
УЛЫБКА ФОРТУНЫ

ПОПУЛЯРНЫЕ СТИХИ
Январь-Июль

Автор иконка Andersen
Другу Илюше

Автор иконка Олесь Григ
Мозаика

Автор иконка Andersen
что наша жизнь

Автор иконка Andersen
жене

Автор иконка Виктор Любецкий
Хлёсткое слово брошено...

БЛОГ РЕДАКТОРА

ПоследнееИтоги конкурса фантастического рассказа
ПоследнееПоздравляем с Днем защитников Отечества!
ПоследнееАнализ литературного текста
ПоследнееВопрос к авторам и читателям
ПоследнееБорцам за правду посвящается
ПоследнееЧитатели рекомендуют или Что почитать
ПоследнееИзобразительно-выразительные средства языка

РЕЦЕНЗИИ И ОТЗЫВЫ К ПРОЗЕ

БоксерБоксер: "Да ,тличная миниатюра. Смысл глубокий и написано легко.В женщинах никт..." к произведению "ЧТО НУЖНО ЖЕНЩИНЕ?.. СКАЖИТЕ?"

БоксерБоксер: "Спасибо. Алексей" к рецензии на Счастливый билет

БоксерБоксер: "Спасибо. Алексей" к рецензии на Счастливый билет

Дмитрий ВыркинДмитрий Выркин: "Прекрасный жизненно - романтичный рассказ который вызывает положительн..." к произведению Серафима Прекрасная

Дмитрий ВыркинДмитрий Выркин: "Хорошая и интересная статья. Вспомнил особенность того времени... Спас..." к произведению Взгляд устремлённый на переносицу...

Скорбящий АнгелСкорбящий Ангел: "Рассказ хороший, хотя я придерживаюсь другой позиции, чем автор: если ..." к произведению Взгляд устремлённый на переносицу...

Еще комментарии...

РЕЦЕНЗИИ И ОТЗЫВЫ К СТИХАМ

Николай ЧапуринНиколай Чапурин: "Спасибо Вам Алексей за добрые слова в мой адрес, в..." к рецензии на На завалинке миров

Дмитрий ВыркинДмитрий Выркин: "Думаю, что я читая ваши стихотворения, анализируя ..." к рецензии на О ней

Дмитрий ВыркинДмитрий Выркин: "Продолжайте творить, продолжайте сочинять свои зам..." к рецензии на о прошлом

Дмитрий ВыркинДмитрий Выркин: "Удачи Вам Николай, творческих находок и удивляющег..." к рецензии на На завалинке миров

Дмитрий ВыркинДмитрий Выркин: "Вы также создавайте прекрасные произведения! В..." к рецензии на Взгляд сверху.

БоксерБоксер: "Мудрое стихотворение. Отлично написано. С удовольс..." к стихотворению На завалинке миров

Еще комментарии...

СЛУЧАЙНЫЙ ТРУД

Все женщины это богини!
Просмотры68       Лайки1
Автор Инна Гарбузова

ПОЛЕЗНОЕ

СОВРЕМЕННАЯ ПРОЗА

"Прошли те времена, когда бумажная книга была единственным вариантом для распространения своего творчества. Теперь любой автор, который хочет явить миру свою прозу может разместить её в интернете. Найти читателей и стать известным сегодня просто, как никогда. Для этого нужно лишь зарегистрироваться на любом из более менее известных литературных сайтов и выложить свой труд на суд людям. Миллионы потенциальных читателей не идут ни в какое сравнение с тиражами современных книг (2-5 тысяч экземпляров)".

Читать подробнее »

Мы в соцсетях



Группа РУИЗДАТа вконтакте Группа РУИЗДАТа в Одноклассниках Группа РУИЗДАТа в твиттере Группа РУИЗДАТа в фейсбуке Ютуб канал Руиздата

О ЛИТЕРАТУРНОМ САЙТЕ РУИЗДАТ

"Автор хочет разместить свои стихи или прозу в интернете и получить читателей. Читатель хочет читать бесплатно и без регистрации книги современных авторов. Литературный сайт руиздат.ру предоставляет им эту возможность. Кроме этого, наш сайт позволяет читателям после регистрации: использовать закладки, книжную полку, следить за новостями избранных авторов и более комфортно писать комментарии".

Читать подробнее »

Бегущие по огню

Приключения

1372 просмотров
1 рекомендуют
8 лайки
Возможно, вам будет удобней читать это произведение в виде для чтения. Нажмите сюда.
Бегущие по огнюНачало лихих 90-х. Рэкетиры пытаются "крышевать" молодой бизнес, убивают брата главы кооператива. Разобраться с бандитами приглашают киллера-одиночку азербайджанца Рената, который считает себя воплощением ангела смерти. Неожиданно в действие вступают КГБ и местные депутаты...

Часть первая. Меч Азраила

 

Ваню Малинина, более известного в городе под именем Ваня Франт, убили средь бела дня, возле собственного дома.

Он вышел из серебристого «вольво» — как всегда небрежно-элегантный, пахнущий французским одеколоном — и едва успел захлопнуть за собой дверцу, как к нему подскочили два молодца с рыбьими глазами и, выхватив из-под курток пистолеты, всадили каждый по две пули. Убийцы тут же нырнули в поджидавшую их машину и умчались, а Ваня остался на асфальте: с широко раскрытыми глазами и удивленным выражением лица.

В свои тридцать с небольшим лет Ваня много чего перепробовал: валил сибирский лес, ловил океанскую рыбу, гонял такси в большом городе, сопровождал грузы на железной дороге и даже разводил кроликов. Иногда у него случались немалые деньги, но они тут же таяли, словно айсберг, случайно занесенный течением в тропические воды, и в душе оставалась неутолимая тоска по иной, настоящей жизни, подсмотренной сквозь замочную скважину голливудского киноэкрана. И лишь три года назад, когда двоюродный брат Серж предложил принять участие в создании кооператива «Меркурий», Ванина душа встрепенулась, и внутренний голос сказал: «Вот и пришло твое время, Франт! Этот мир еще будет прекрасен».

Кооператив начинал с автосервиса, но очень скоро завел собственные швейные и обувные цеха, занялся посредничеством и торговлей. Многое зависело от личных контактов, и вот тут-то раскрылись таланты Вани Франта. Он мотался по стране, ловя конъюнктуру и соря деньгами, легко заводя друзей и еще легче — подруг, свежеиспеченный нувориш, счастливый советский бизнесмен в первом поколении. Он любил красивую одежду и красивых женщин, и никому не желал зла. Фирма шла на подъем, жизнь улыбалась, и вдруг — бац, бац! — четыре пули. За что?..
Хоронили Франта на старинном Монастырском кладбище.

Серж сидел в приземистом черном «мерседесе», рядом с водителем. «Мерседес» полз на самой низкой скорости, бампер в бампер с идущим впереди автобусом-катафалком, который вез в своем чреве лакированный гроб, срочно изготовленный по специальному заказу. За «мерседесом» следовала внушительная кавалькада — преимущественно из «тойот», «ниссанов», «мазд» и других иномарок. Все водители были в черных очках и черных перчатках, все дружно давили на клаксоны: разноголосый душераздирающий вой плыл над колонной, двигаясь вместе с ней в сторону кладбища. Прохожие на тротуарах испуганно замедляли шаг, встречные машины жались к обочине. Кладбище находилось в центре города, на бугристом, открытом всем ветрам холме. Когда-то там и в самом деле стоял кирпичный монастырь, населенный чернорясной бородатой братией, и по святым праздничным дням тянулись туда странники и богомольцы, а навстречу им струился, растекаясь над городом, золотой перезвон колоколов. Но в тридцать втором братию погрузили в бездонный трюм парохода и отправили в неизвестность, а в тридцать девятом и сам монастырь благополучно рванули как памятник религиозного культа. За десятки прошедших с тех пор лет город стиснул кладбище со всех сторон, и захоронения там практически прекратились. Исключения делали лишь для тузов. Например, в прошлом году похоронили секретаря обкома.
Серж не знал, кто и каким образом оформлял разрешение на захоронение секретаря обкома. Скорее всего, разрешения никто и не спрашивал. Просто приехал какой-нибудь чин с холеной мордой, прошелся по центральной, мемориальной части и оставил устное ЦУ. Первые на этом свете, партийные боссы не сомневались в своем праве первенствовать и на том. А вот кооператор Серж получил разрешение совершенно официально. Он пришел к директору в сопровождении трех накачанных амбалов и очень вежливо попросил. Тот подумал, подумал и подписал бумажку. Умные люди уже начали понимать, что наступают новые времена, что хозяевами жизни становятся вчерашние плебеи и что с ними лучше не ссориться. Ване уже безразлично, где лежать, но Сержу это не безразлично. Город должен запомнить похороны первого кооператора. А те, кто его убил, должны увидеть, что имеют дело не со слабаками...

Сын уборщицы и грузчика винно-водочного магазина, Серж рано окунулся в жестокую простоту человеческих отношений, рано узнал вкус крови на разбитых губах и притягательную власть улицы. Болезненно гордый от природы, он легко взрывался, едва лишь ему казалось, что кто-то покушается на его честь. Такая горячность привела его однажды в лагерь для малолеток, а потом и во взрослый — усиленного режима, и судьба его сложилась бы совершенно однозначно, если бы вскоре по вторичному выходу на свободу, он не познакомился с сероглазой Машей, которая, несмотря на свои юные восемнадцать лет, училась уже на втором курсе института торговли.

Отца у Маши не было, а мать-инвалид получала мизерную пенсию. Маша жила на стипендию, а одеваться ухитрялась на сорок рублей, которые зарабатывала мытьем полов. Каким-то внутренним чутьем Серж сразу и безошибочно понял, что смысл его жизни заключается в том, чтобы сделать эту девушку счастливой, и еще он сказал себе, что его дети не будут жить в такой убогости, в какой вырос он сам. Он запретил Маше мыть полы и устроился клепальщиком на котельный завод, где за адскую работу платили сносные деньги. Но, к сожалению, деньги не решали всех проблем. Во всяком случае, те деньги, которые Серж был в состоянии заработать. Главной проблемой была квартира. Своего жилья у завода не было, а исполкомовская очередь топталась на месте, как корова на болоте. Пока не было детей, можно было обходиться частными углами, но когда родилась первая дочь, Серж оставил завод и пошел слесарить в ЖЭУ: там платили унизительно мало — сто двадцать рублей в месяц, но зато сразу давали двухкомнатную квартиру, а через пять лет — и ордер на нее. Чтобы прокормить семью, ему приходилось сшибать шабашку, но он не допустил, чтобы Маша перешла на заочное, и день, когда она получила диплом, стал днем Великого Праздника, на который были приглашены все друзья.

Когда вышел закон о кооперации, Серж сразу понял: это — для него. Без образования, с тюремным прошлым, на что он мог рассчитывать в традиционной системе, на любом госпредприятии? На вечную и бесправную роль «гегемона», на рабскую зависимость от любого начальства, на нищенскую пенсию в конце пути? Кооператив сулил удивительное — независимость и уверенность в будущем, и Серж, давно грезивший стать хозяином собственной судьбы, одним из первых кинулся в неизведанную реку предпринимательства. Маша к тому времени родила вторую дочь, и для счастья своих девочек Серж был готов насквозь пропахать землю.
Сами похороны много времени не заняли. Люди «Меркурия» не умели произносить длинные и складные речи. Общее настроение выразил член правления Коля Бык, последний, кто видел покойного живым.

— Франт был такой пацан!.. Такой пацан!.. За ним никогда не ржавело! Последнюю рубашку мог с себя снять и отдать... Я бы тех сволочей, что его замочили, собственными руками задушил! — И он потряс над головой могучими кулаками.
Речей было мало, но было много рвущей душу музыки. Лучшие трубачи города честно отрабатывали уплаченные им деньги. У «Меркурия» все должно быть по высшему разряду.

Ванина мать плакала беспрестанно, то припадая мокрыми щеками к холодному лицу сына, то поднимая глаза к равнодушным небесам и вопрошая истошно: за что ей выпала такая кара, за какие смертные грехи?.. Ее поддерживали под руки две дочери, две полногрудые быстроглазые молодицы. Материнское горе — самое безысходное. Друзья помянут и займутся делом, сестры утешатся с мужьями, а ей сыночка не вернет никто.

Маши на кладбище не было. Сразу же после известия об убийстве Франта Серж отправил ее с детьми в дальнюю деревню, к родителям одного из надежных друзей. Началась война, и наиболее уязвимое место следовало прикрыть в первую очередь.
Но вот уже смолкла музыка, и застучали молотки. Прощай, Ваня! Прощай, братишка!..
Серж бросил в яму горсть каменистой земли, гулко ударившейся о крышку гроба, и отошел в сторону, уступая место парням с лопатами. Возле него сразу возник Толик Свербилов, губастый, большеухий малый, в руках у которого была объемистая сумка, наполненная бутылками с водкой и бутербродами.

— Выпей, шеф! — сказал он, протягивая Сержу граненый стакан. — Пусть Франту земля будет пухом.

Серж выпил, откусил бутерброд. Сухой, жесткий, как картон, сервелат с трудом прошел в горло. Толик достал из сумки еще несколько стаканов. Начали подходить люди.

— Кто за рулем, не увлекайтесь, — предупредил Серж. — Менты только и ждут, к чему бы прилупиться.

— Менты сегодня в штаны наложили! — хохотнул какой-то молодой из новеньких. — Ни один «луноход» на дорогу не вышел.

Серж посмотрел на него — коротко стриженного, налитого мышцами, одетого в «фирму» — и горько усмехнулся.

— Дай Бог, чтобы ты в штаны не наложил, когда тебя пристегнут наручниками к батарее и отметелят сапогами.
 
Парень сразу сник, а к Сержу, лавируя между людьми, пробрался невысокий человек в синей куртке с множеством молний и фасонистой «штатовской» кепочке с большим козырьком. Это был Мишаня Царев, который третий день кружил по городу, пытаясь напасть на след убийц. Он кивнул многозначительно Сержу и тут же повернул назад, к выходу с кладбища. Серж немедленно последовал за ним. Они остановились на просторной площадке возле могилы героев девятьсот пятого года.

— Узнал что-нибудь? — спросил Серж.

Вместо ответа Мишаня расстегнул одну из бесчисленных молний и достал из кармана сложенный вчетверо листок. Серж развернул и прочел:

«Серж! Ты оборзел и за это наказан. Если не хочешь повторения, готовь лимон сразу и двести штук каждый месяц. Срок — неделя. И не вздумай шустрить — закон тебе известен». Подписи не было.

— Откуда это? — спросил Серж.

— Какой-то рокер бросил в окно машины, когда я стоял на перекрестке, возле ломбарда. Красная «ява» без номера, черная куртка, на морде щиток — не разглядишь. Там была пробка, и он ушел, между машинами.

На скулах Сержа заиграли желваки.

— Это Бешеный Макс!.. За мужиков нас держат! Стричь хотят, как баранов!..

Рэкет процветал в городе уже больше года. Вначале это были разрозненные, соперничающие между собой группки молодых наглецов, вооруженных кастетами и нунчаками, безнаказанно обиравшие шашлычников и торговцев цветами. Потом, после нескольких междоусобных битв, они объединились под жесткой рукой матерого уголовника по фамилии Максимов и в короткое время обложили данью практически всех кооператоров и индивидуалов. Кое-кто пробовал найти защиту в милиции, но результатом он имел еще более жестокие налеты и увеличение дани. «Меркурий» держался лишь благодаря тому, что в нем подобралось много крепких парней, способных постоять за себя и за свои деньги. Но все до поры до времени.

— Об этом пока никому, — сказал Серж, убирая бумагу во внутренний карман пиджака.

 — После похорон поедем в «Салют». Там будут поминки, и там же соберем правление. Надо обсудить.

— Думаешь, придется платить? — мрачно спросил Мишаня. — Такие бабки!

— Я ничего не думаю! — нахмурился Серж. — Я сказал: надо обсудить.

«Салют» был самым шикарным рестораном города, не самым большим, но самым престижным. До революции он назывался «Континенталь», принадлежал купцу Савостееву, и на его обустройство было истрачено более семи миллионов золотых рублей. Каждый из пяти главных залов олицетворял одну из пяти частей света, мебель, посуда, украшения для их отделки доставлялись сюда морем и сушей с лучших фабрик и мастерских мира. Купец Савостеев жил не одним днем. Своим наследникам он хотел оставить не только деньги, но также имя и репутацию. Сегодня его наследники обитали не то в Канаде, не то в Австралии, посуда почти вся перебилась, мебель — чинена-перечинена, но вот — поди ж ты! — какой-то дух в этих залах еще остался. Именно сюда тянет уважающих себя деловых людей, в уют старинных гобеленов и мореного дуба, а не в зеркальные стены современных кабаков, похожих на типовые аэропорты.

По случаю поминок весь «Салют» был откуплен «Меркурием». Во избежание эксцессов на входе дежурили ребята с обрезами под оттопыренными пиджаками.
Правление собралось в укромном кабинете, отделанном в строгом европейском стиле: дубовый паркет, полированный стол, тяжелые стулья с высокими спинками, канделябры, мраморный камин. На столе, покрытом крахмальной скатертью, стояли закуски и пузатые графинчики с водкой. Обстановка как нельзя лучше соответствовала серьезности момента и значимости того решения, которое предстояло принять.

Кроме Сержа (и покойного Вани Франта) в правление входили Коля Бык, Мишаня Царев и Юрик Цыбульский — надежные ребята, поверившие в возможность выбиться из грязи в князи. Самым образованным из них был Юрик: он проучился три года на филологическом факультете университета и был отчислен за увлечение Ницше. Год назад в правление ввели экономиста — на правах советника. Его подыскивали тщательнее, чем подыскивают невесту для наследника знатного рода, и остановились в конце концов на молодом парне Саше Хмелько, который с отличием закончил Московский институт имени Плеханова и работал плановиком в городском управлении коммунального хозяйства. Голова у парня варила, с его приходом дела «Меркурия» пошли в гору. Его ценили, ему хорошо платили, но Серж не знал, как поведет он себя, если дело дойдет до драки.

Серж начал с того что предложил выпить за упокой Ваниной души, за его светлую память. Потом показал записку, подброшенную в машину Царева.

— Хрена им моржового, а не башли! — взревел Коля Бык и известным жестом продемонстрировал величину «моржового хрена» — по локоть. — Не для того мы горбатимся!

— Суки! — сверкнув фиксой, сказал Мишаня. — Я, грехом, думал, что Ваню шлепнули из-за какой-нибудь шалавы — была у него такая слабость, а они просто решили на нас страху нагнать. Надо сделать налет на этого Бешеного Макса и размазать его по стенке!

Юрий Цыбульский, чей предок очутился в Сибири за участие в Варшавском восстании, с чувством произнес:

— «Никогда в жизни не пресмыкался я пред сильными». Так говорил Заратустра, и так скажем мы. Мы ушли из одного рабства не для того, чтобы отдаваться в другое. И дело тут не в деньгах, дело в принципе.

— В деньгах тоже, — возразил Саша-экономист. — Миллион мы могли бы наскрести, но выплачивать двести тысяч ежемесячно — это крах. У нас не останется ни на развитие, ни на социальный фонд. Не будет ни детского сада, ни жилья...

Идея собственного детского сада возникла одновременно с возникновением «Меркурия». Серж и его друзья хотели видеть своих детей здоровыми и счастливыми, хотели дать им больше, чем получили когда-то сами. Уже готов был проект — с крытым бассейном, гимнастическим и музыкальным залами, уже подобран был участок в пригороде, в тихой санаторной зоне. Там же впоследствии собирались заложить и школу-пансионат. Планировалось и строительство жилых домов улучшенной планировки: в таких жили городские тузы и блатники.

— И еще я хотел бы кое-что уточнить, — продолжал Саша, кротко глядя сквозь тонкие стекла очков. — Насколько я понимаю, мы имеем дело с мафией. Сумеем ли мы размазать их по стенке?

— Мы создадим свою мафию! — жестко ответил Серж. — Я не любитель крови, но когда меня бьют, я всегда даю сдачи.

— Кто такой Бешеный Макс?

— Однажды мы с ним сидели в одной камере. Теперь он большой вор в законе!

— Бандюга и гоп-стопннк! — прорычал Бык. — Ему хоть за копейку человека шлепнуть, хоть за миллион — разницы нет.

— Сколько у него людей?

— Основнухи — человек тридцать, — ответил Мишаня. — Остальные — шпана пузатая.

— Тридцать вооруженных мафиози!.. — Хмелько скептически покривился. — Я восхищаюсь вашей отвагой, джентльмены! Похоронная контора будет иметь с вами хороший бизнес.

— Дело добровольное, — зло бросил Серж. — Ты можешь в нем и не участвовать. Можешь вообще выйти из игры.

— Это как же? — с иронией спросил Саша. — Может быть, дать объявление в газете: «А. Хмелько выходит из кооператива «Меркурий» и просит рэкетиров его не беспокоить»? Ну уж нет! Когда я к вам шел, я просчитывал и такой вариант. И я был бы последним подонком...

Сержу стало неловко: ни за что ни про что обидел парня.

— Ну ладно, Сань, извини! Просто во мне все кипит. У меня все время Ваня перед глазами... Да я бы три миллиона отдал, чтобы его воскресить!

Их диалог прервал Юрик.

— Панове! Давайте ближе к делу. Нам объявлена война, и если мы не хотим сдаваться, мы должны воевать. Франта не вернуть, но те, кто его убил, должны умереть.

— Именно так! — подтвердил Серж и оглядел собравшихся.
 
— Я готов задавить их своими руками! — в пятый раз за день сказал Коля Бык.

— Для этого их, как минимум, надо найти, — резонно заметил Саша Хмелько. — У нас мало времени.

— Да уж! — хмыкнул Юрик. — Они сейчас небось на такое дно легли — локатором не достанешь!

— Возможно, через пару дней я их запеленгую, — подумав, сказал Мишаня. — Есть один ход.

— А дальше? — не сбавляя критического тона, спросил Саша. — Допустим, мы их нашли. Как вы себе представляете реализацию ваших планов отмщения? Кто это сделает? Не Коля же, в самом деле!

— А почему нет? — обиделся Бык.

— Потому что в этом случае кооперативу придется оплачивать еще и твои похороны. Тут нужны профессионалы! Мафия в поддавки играть не будет.

Все замолчали, переваривая последнюю фразу. Итальянский фильм «Спрут» показывали по телевизору совсем недавно. Трупов там было предостаточно. Несмотря на профессионализм Каттани.

— У меня есть такой человек, — вдруг сказал Серж.


Просторный зал Дома народных собраний, где шестой день шло заседание сессии городского Совета, гудел, как высоковольтный столб в сырую погоду. Только что закончилось тайное голосование по выборам председателя. Счетная комиссия прямо за столом президиума, на глазах депутатов, подводила итоги.
Председательствующий, директор крупнейшего в городе завода, чтобы не терять зря времени, зачитывал запрос, поданный депутатом Ковальчуком, активистом местного Комитета гражданского действия. Запрос касался выставки японских товаров, которая проходила в городе в мае прошлого года. Доступ на выставку был очень ограничен (только по пригласительным билетам), а после ее окончания все экспонаты... Читать следующую страницу »

     Страница: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31


Виктор Заводинский Виктор Заводинский

2 января 2017

Кто рекомендует произведение

Автор иконка Дмитрий Выркин



8 лайки
1 рекомендуют

Понравилось произведение? Расскажи друзьям!

Последние отзывы и рецензии на
«Бегущие по огню»

Иконка автора Дмитрий ВыркинДмитрий Выркин пишет рецензию 19 января 17:28
Прекрасный сюжет и содержание! Читал с большим удовольствием!
Перейти к рецензии (0)Написать свой отзыв к рецензии

Просмотр всех рецензий и отзывов (1) | Добавить свою рецензию

Добавить закладку | Просмотр закладок | Добавить на полку

Вернуться назад




© 2014-2017 Сайт, где можно почитать прозу 18+
Правила пользования сайтом :: Договор с сайтом
Рейтинг@Mail.ru Частный вебмастерПоддержка, ведение и развитие сайта - вебмастер persweb.ru