ПРОМО АВТОРА
kapral55
 kapral55

хотите заявить о себе?

АВТОРЫ ПРИГЛАШАЮТ

Евгений Ефрешин - приглашает вас на свою авторскую страницу Евгений Ефрешин: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
Серго - приглашает вас на свою авторскую страницу Серго: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
Ялинка  - приглашает вас на свою авторскую страницу Ялинка : «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
Борис Лебедев - приглашает вас на свою авторскую страницу Борис Лебедев: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
kapral55 - приглашает вас на свою авторскую страницу kapral55: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»

МЕЦЕНАТЫ САЙТА

Ялинка  - меценат Ялинка : «Я жертвую 10!»
Ялинка  - меценат Ялинка : «Я жертвую 10!»
Ялинка  - меценат Ялинка : «Я жертвую 10!»
kapral55 - меценат kapral55: «Я жертвую 10!»
kapral55 - меценат kapral55: «Я жертвую 10!»



ПОПУЛЯРНАЯ ПРОЗА
за 2019 год

Автор иконка Юлия Шулепова-Кава...
Стоит почитать Боль (Из книги "В памяти народной")

Автор иконка Сергей Вольновит
Стоит почитать ДОМ НА ЗЕМЛЕ

Автор иконка Анастасия Денисова
Стоит почитать "ДЛЯ МЕЧТЫ НЕТ ГРАНИЦ..."

Автор иконка станислав далецкий
Стоит почитать ГРИМАСЫ ЦИВИЛИЗАЦИИ

Автор иконка Редактор
Стоит почитать Ухудшаем функционал сайта

ПОПУЛЯРНЫЕ СТИХИ
за 2019 год

Автор иконка Владимир Котиков
Стоит почитать Ода матери

Автор иконка Олесь Григ
Стоит почитать Гадай, цыганка-одиночество...

Автор иконка Виктор Любецкий
Стоит почитать Свежо, прохладно, молчаливо...

Автор иконка  Натали
Стоит почитать Я лишь благодарю

Автор иконка  Натали
Стоит почитать Ушли года(романс)

БЛОГ РЕДАКТОРА

ПоследнееПомочь сайту
ПоследнееПроблемы с сайтом?
ПоследнееОбращение президента 2 апреля 2020
ПоследнееПечать книги в типографии
ПоследнееСвинья прощай!
ПоследнееОшибки в защите комментирования
ПоследнееНовые жанры в прозе и еще поиск

РЕЦЕНЗИИ И ОТЗЫВЫ К ПРОЗЕ

СлаваСлава: "Браво автору!" к произведению Погибшие вместе

СлаваСлава: "Браво автору!" к произведению Парадоксальные рассказы

СлаваСлава: "Спасибо за рассказ!" к произведению свечка,свечечка,свеча

СлаваСлава: "Благодарю за интересное чтение! Очень понравилось!" к произведению не уходи!

СлаваСлава: "Спасибо за интересную статью!" к произведению День Святого Валентина

СлаваСлава: "Спасибо за проделанную работу!" к произведению «Два языка – как два крыла»

Еще комментарии...

РЕЦЕНЗИИ И ОТЗЫВЫ К СТИХАМ

Валентина ПанинаВалентина Панина: "Спасибо!" к рецензии на Ожидаемый рубеж

ЦементЦемент: "Вам спасибо!" к рецензии на Проекция ужаса

СлаваСлава: "Спасибо за стихи!" к стихотворению Проекция ужаса

Франц НахтигалФранц Нахтигал: "Благодарю вас за внимание!" к рецензии на Лето сибирское

Игорь СебежскийИгорь Себежский: "Благодарю!" к стихотворению Три брата

СлаваСлава: "Браво автору!" к стихотворению Голос поры отшумевшей...

Еще комментарии...

СЛУЧАЙНЫЙ ТРУД

На «Простой Выбор» Камо
Просмотры:  274       Лайки:  0
Автор Dimitrios

Полезные ссылки

Что такое проза в интернете?

"Прошли те времена, когда бумажная книга была единственным вариантом для распространения своего творчества. Теперь любой автор, который хочет явить миру свою прозу может разместить её в интернете. Найти читателей и стать известным сегодня просто, как никогда. Для этого нужно лишь зарегистрироваться на любом из более менее известных литературных сайтов и выложить свой труд на суд людям. Миллионы потенциальных читателей не идут ни в какое сравнение с тиражами современных книг (2-5 тысяч экземпляров)".

Мы в соцсетях



Группа РУИЗДАТа вконтакте Группа РУИЗДАТа в Одноклассниках Группа РУИЗДАТа в твиттере Группа РУИЗДАТа в фейсбуке Ютуб канал Руиздата

Современная литература

"Автор хочет разместить свои стихи или прозу в интернете и получить читателей. Читатель хочет читать бесплатно и без регистрации книги современных авторов. Литературный сайт руиздат.ру предоставляет им эту возможность. Кроме этого, наш сайт позволяет читателям после регистрации: использовать закладки, книжную полку, следить за новостями избранных авторов и более комфортно писать комментарии".




Лисья тропа


Чепухова Юлия Чепухова Юлия Жанр прозы:

Жанр прозы Фэнтези
2911 просмотров
0 рекомендуют
4 лайки
Возможно, вам будет удобней читать это произведение в виде для чтения. Нажмите сюда.
Лисья тропаПлененная эльфийским князем воительница-кицуне Скай уже была готова распрощаться с надеждой, когда-нибудь обрести свободу. Но на торжестве в честь помолвки ее поработителя, девушка встречает Шейна, и ее существование вновь обретает смысл. Будучи смертным человеком, он попал в мир Фейри случайно, во время празднования Самхейна. Любви не писаны законы времени и пространства. Если она указала на тебя, ты не можешь ей сопротивляться. И раз судьба свела Скай и Шейна вместе, то отныне им идти одной тропой… лисьей. И кто знает, куда она заведет.

енными камнями, что ослепительно сияли в лучах заходящего зимнего солнца. Эльфийский лорд говорил какие-то хвалебные речи, но Тайли не понимала значения слов. Все ее внимание приковал подарок, точнее отражение зеркальной поверхности.

     Зеркало было повернуто так, что в нем отражались оба трона, и следовательно, княжна, князь и кицуне позади. Эта сцена и поразила Тайли. Князь был ослепителен, как всегда. Шелка его праздничных одежд были расшиты золотыми эльфийскими узорами. Темные длинные волосы оттеняли бледную кожу и льдисто-голубые глаза. На Тайли были черные брюки и шелковая блузка с воротником-стойкой. Но ее цвет, насыщенно-фиолетовый, настолько резко контрастировал с ее яркими распущенными волосами, что рыжие мягкие локоны были подобны буйному костру, прислушайся только – и услышишь, как трещат искры.

     Она и князь выглядели столь яркой и необычайно подходящей друг другу парой, что Нессиме казалась просто бледной тенью, по ошибке присоединившаяся к ним. Ее бархатное платье цвета слоновой кости казалось громоздким для ее хрупкого болезненного тела, а желтоватые волосы делали цвет ее лица еще более нездоровым. Княжна видела то же, что и Тайли, и ярость добавила ей красок в виде двух алых пятен на щеках. Ее бледно-зеленые глаза метали молнии, а губки были плотно сжаты в недовольстве. Заметив в уносимом слугами зеркале холодный золотой взгляд соперницы, Нессиме презрительно улыбнулась и резко сменила маску на своем лице, повернувшись к князю.

     - Мой дорогой супруг! – Ее голос по сравнению с выражением лица был слаще меда и звучал достаточно громко, чтобы слышала Тайли. Нежно положив свою ручку, затянутую в перчатку, на локоть князя, Нессиме ласково продолжала. – Столько замечательных подарков было преподнесено нам вашими гостями, но я бы хотела получить что-то непосредственно от вас.

     - Да?  - Голос Анкалиона был скучающим, но с удивленными нотками от неожиданной просьбы. – И что хочет моя дорогая супруга?

     - Я хочу вашего пушистого питомца! – Эти слова заставили Тайли пораженно замереть, а сердце в ожидании ответа остановиться.

     Именно в этот момент к тронам шагнули следующие дарители, и Тайли неосознанно окунулась в знакомые серые глаза, затянутая в глубины их омутов. Она держалась за них, словно за соломинку, ища спасения.

     - Ах, моя дорогая! Любая живность в моем княжестве принадлежит вам, будь то конь, кошка или собака. Вы можете завести себе хоть целый зоопарк, но только не в нашей спальне. – Засмеялся князь своей шутке. Но Нессиме не попалась на его уловку.

     - Нет, мой князь. Вы не правильно меня поняли, я хочу вашу ручную лису. – Был ее капризный возглас.

     - Тайли – не ручной зверек. И ее нельзя подарить. – Голос князя стал резковатым, и это прервало зрительный контакт за его спиной.

     - Но она же рабыня! – фыркнула Нессиме, чувствуя провал своей затеи. Она не желала уступать в этом споре и совершенно утратила интерес к окружающим.

     - Да, тут ты права. И она – моя рабыня. – Он небрежно убрал руку жены со своей. – Тайли принадлежит лишь мне. Так будет и впредь. Возможно, когда-нибудь я передам ее, как и все княжество, своему сыну. Если конечно, Тайли до того момента сохранит свою жизнь. Но не раньше. И больше никому.

     Эти слова жгли Тайли изнутри каленым железом. Вечное рабство. До самой смерти. Служить княжескому сыну?! Никогда! Она лучше перережет себе глотку! Буря эмоций клокотала внутри нее, отражаясь лишь в глазах. Все ее надежды летели прахом от слов своего поработителя.

     Снова вклинилась Нессиме, давая своей глупостью ничтожный шанс на надежду.

     - А как только наследник появится на свет, вы сразу же передадите Таллиату ему?

     - Конечно же, нет! Что за глупость, моя дорогая! – фыркнул князь и тем самым похоронил все замыслы кицуне. – Мой сын должен быть настоящим мужчиной, сильным воином, под стать отцу. Чтобы удержать такое создание, как боевой кицуне, требуется огромная мощь. Лишь магия может ее обуздать, иначе она вырвется на свободу и перегрызет глотку своему хозяину. – Небрежно взглянув через плечо на окаменевшую девушку, князь послал ей нежную улыбку и вновь снисходительным тоном обратился к жене. – А теперь пора покончить с этим бессмысленным разговором. И я не хочу слышать о подобном вновь.

     - Да, дорогой, - кисло отозвалась Нессиме, посылая Тайли убийственный взгляд, полный обещания расплаты.

     Но это Тайли легко проигнорировала, пытаясь унять ярость и боль, что скрутили ее изнутри. Оставалась лишь надеяться на то, что Нессиме окажется бесплодной, либо подарит князю одних лишь дочерей.

     Представляя себе это, девушке стало немного легче, и она вдруг осознала, что видела только что кого-то знакомого. Кто же приближался к трону минуту назад? Тайли поспешно оглядывала гостей, пока не наткнулась на светловолосую эльфийку и  сопровождавшего ее жгучего брюнета. Он был высок и широк в плечах. Какая жалость, что он стоял спиной в гуще толпы, и Тайли не могла видеть его лица. Он кого-то ей смутно напоминал, и это воспоминание было отчего-то волнующим. Она прожигала затылок эльфа жгучим взглядом, посылая ему немую мольбу обернуться. И то ли незнакомец почувствовал что-то, то ли то было его собственным желанием, но он обернулся и взглянул прямо на нее поверх голов остальных гостей. 

     Но это вовсе не эльф! Это был тот человек, что проявил неожиданное сочувствие к Тайли пару месяцев назад. Тогда он был так ошарашен истинной сущностью девушки-лисы. Но сейчас в его взгляде не было страха. В его серых глазах, в которых совсем недавно искала убежища Тайли, горели теплота и понимание. Он ни в коей мере не жалел ее, помня, что она в первую очередь боец. Но он сопереживал ей и дарил своим взглядом необходимую ей поддержку, помня свое прошлое.

     Смертные люди могут попасть в этот мир лишь одним путем, пленниками. И провести их можно лишь в такие дни, когда грань между их мирами особенно тонка, на Самхэейн (Хэллоуин) или Белтэйн (Первомай). И этот мужчина… Как же его имя? Он тоже был таковым, но обрел свободу, раз имеет доступ на подобные торжества фейри.

     Как же Тайли завидовала ему. Почему она не простой человек? Ведь ее свобода, свобода кицуне, потеряна навсегда. Он же мог уйти обратно в свой мир, будучи свободным, но предпочел быть рядом со светловолосой дамой с остроконечными ушками и магией фейри. Вот она насмешка судьбы: Что доступно одному, то не желанно, а что желанно другому, то не доступно.

11.  Вечер шел своим чередом. Гости вокруг ели, пили, сплетничали и смеялись. Эстель давно упорхнула в вихре кружев с очередным кавалером. Шейн же предпочел одиночество бесконечному флирту и танцам. Снова. С того самого дня встречи с Таллиатой, мужчина потерял всякий покой. Он не мог ни спать, ни есть. Все его мысли были здесь, с ней. Как ей тут живется? Не обижают ли ее? Как обращается с ней князь? И что станется с Таллиатой после свадьбы?

     Шейн видел, какие ненавистные взгляды посылала рыжей девушке молодая княжна. А услышав случайно обрывок разговора молодоженов во время подношения даров, Шейн был просто взбешен. Как можно так говорить о живом существе?! Словно она, Таллиата, ничто, пустое место, игрушка. Шейн видел ее затравленный взгляд, ужас, что сковал эти золотые озера вечным льдом. Как он хотел схватить ее в свои крепкие, надежные объятья и унести как можно дальше из мира фейри, даже если это будет стоить ему свободы там, в мире людей. Он готов на долгие годы сесть за решетку, если это будет платой за свободу девушки-лисы.

     Шейн так хотел подойти к ней, поговорить, утешить. Но это было невозможным. Рядом с ней была княжеская чета, и Таллиата не смела говорить ни с кем, стоя рядом словно статуя, молчаливая и покорная своей судьбе.

     Эстель не раз звала его танцевать, но Шейн все время отказывался. Его добрая госпожа давно все прекрасно поняла. Ее страж и самый близкий друг безнадежно влюбился. Потерял голову из-за этих янтарных лисьих глаз. И Эстель не винила его. Ей было самой отчаянно жаль бедняжку. Она вовсе не завидовала ни красоте Таллиаты, ни ее статусу. Но, как и все, Эстель боялась силы и могущества девушки-оборотня. Отчасти Эстель могла спокойно находиться в одном помещении с кицуне только благодаря магии князя, что надежно сковывал убийственный нрав пленницы. И ей было жаль ее милого Шейна. Что его чувства безответны и обречены с самого начала. Анкалион ни за что не допустит близости своей игрушки с другим мужчиной, тем более с простым человеком. Эстель, как могла, пыталась отвлечь своего друга, то танцами, то вином. Но все ее попытки оказались тщетными, Шейн отказывался и от того, и от другого, не сводя грустных серых глаз с той единственной, что была под строжайшим запретом абсолютно для всех.

     Но все же надежды не оказались пустыми. Вечер подошел к концу, и князь с княжной отправились в свои покои, завершить сегодняшнее празднество брачной ночью. Гости тоже стали расходиться, кто отправлялся домой, а те, кто прибыли издалека, оставались на ночь в замке. Шейн готовился к отъезду, когда Эстель заявила, что они переночуют здесь, а утром вернутся домой. В ее добрых голубых глазах мужчина видел понимание и поддержку.

     - Ступай, мой дорогой Шейн, ты свободен до самого утра. Служанки князя проводят меня в мою комнату. Но если ты не сможешь заснуть, то думаю, прогулка успокоит твой неспокойный дух…

     Последнее было сказано с особым нажимом, и глаза Шейна округлились в удивлении. Эстель предлагала ему навестить Таллиату, зная, что князь будет занят всю ночь. Воистину, Эстель была лучшим подарком в его жизни.

     - Да, моя госпожа. Прогулка действительно должна помочь развеять дурные мысли перед сном. Я буду осторожен, не волнуйтесь.

     - Я ничуть не сомневаюсь в тебе, Шейн. Но смотри, не заплутай… во владениях князя. Я не хочу лишиться столь ценного для меня воина.

     В ее глазах угадывалась тревога, но она больше не стала говорить с ним двусмысленными фразами, просто развернулась и ушла вслед за служанками, оставляя Шейна с гулко бьющимся сердцем. Сегодня он увидит ее вновь вблизи, без всяких преград. Стоит лишь дождаться, когда все улягутся спать. Шейн помнил, где была ее комната, и надеялся, что дверь в нее так же не будет заперта.  

12.  Тайли в изнеможении откинулась на новые подушки. Наконец-то, этот сумасшедший день подошел к концу. Девушка только что закончила уборку в своей комнате и безумно устала. По возвращению сюда после праздника, Тайли застала новые вещи, что заказала еще утром. Все они аккуратно были сложены на кровати и ждали ее прихода. Занавески, постельное белье, подушки, одеяла, полотенца, одежда – все было высшего качества. Мебель же должна быть готова через день или два. Не зная, что ждет ее завтра, Тайли поспешила все разложить по своим местам уже сегодня. И теперь удовлетворенно свернулась клубочком под новым пуховым одеялом.

     Сон почти затянул ее в свои глубины, когда тихий стук в дверь заставил зверя в ней насторожиться. Было далеко за полночь, и все в замке уже должны были спать. Кто мог прийти к ней в столь поздний час? Князь никогда не заходил к ней. Он просто тянул ее к себе своей магией, но не стучался в двери. Может, кто-то ошибся комнатой? Она тихо скользнула с перины, недавно столь скрупулёзно зашитой, и бесшумно шагнула к двери. Кто бы это ни был, друг или враг, Тайли не собиралась прятаться. Она рывком распахнула дверь, готовясь к нападению, но замерла, увидев ночного посетителя.

     Это был он. Тот человек с серыми глазами. Тот, что был в этой комнате два месяца назад. Он робко стоял в темном коридоре, а в его светлых глазах застыла неуверенность и что-то еще. Надежда?

     - Что вы здесь делаете? – от волнения ее голос прозвучал тихим писком.

     - Могу я войти, чтобы не привлекать внимания? – прошептал он, оглядываясь. – Я не хочу, чтобы у тебя были неприятности.

     - У меня?... – растерялась Тайли, но опомнившись, сделала резкий шаг назад. – Да, заходите.

     Шейн поспешно ворвался внутрь, закрывая за собой дверь и расслабленно прислоняясь к ней спиной. Адреналин скакал в его крови. Сейчас он остро ощущал все те же чувства, что он успел позабыть в своем мире. Как он крался в темноте за очередной драгоценностью, но та, что сейчас была перед ним, была дороже всех. И если его поймают на месте преступления, он не отделается тюремным заключением. Смертная казнь на месте – вот что ждет его. Оттого девушка перед ним была бесценна, сравнима лишь с его жизнью.

     Она была невообразимо прекрасна в лунном свете. Шелк сорочки охватывал ее стройное тело и укутывал своей нежностью до самых лодыжек. Рыжие кудри свободно струились жидким пламенем по плечам и спине. Сейчас при ней не было лисьих ушей и хвоста, и девушка так напоминала тот миг, когда Шейн впервые ее увидел. Стремительную и царственную, хрупкую и неземную в платье цвета шампанского в свете сотен свечей. Перед ним был его сон, воплотившийся наяву.

     Ее глаза горели ярче в темноте, чем у простого смертного и, как в тот раз, настороженно наблюдали за ним.

     - Что вам нужно? – тихо прошептала она.

     Когда Шейн не ответил и шагнул к ней, девушка не испугалась. Она осталась на месте, даже когда он приблизился почти вплотную, окружая ее своим мужским ароматом, от которого затрепетали чувствительные тонкие ноздри, и незнакомым доселе чувством покоя и безопасности.

     Тайли задрала голову вверх, вглядываясь в эти серые беспокойные глубины его глаз, что сейчас с такой нежностью и лаской блуждали по ее лицу, что девушка могла ощущать их невидимое касание.

     - Зачем вы пришли?... – слабым голосом начала Тайли, но мужчина вдруг заключил ее в свои крепкие объятья и впился в ее губы отчаянным поцелуем.

     Тайли была так ошеломлена случившимся, что не оттолкнула наглеца, а спустя мгновение она уже не хотела его прерывать никогда. Зверь в ней, что поначалу ощетинился, теперь мурлыкал как кошка от удовольствия. Обе ее ипостаси в руках этого мужчины слились в невероятной гармонии, будто он один владел ей и играл как на идеально настроенном инструменте. Подобное и шокировало, и пугало. Лишь одно его касание и Тайли уже знала, что он частичка ее души. Ее смертная и уязвимая половинка, но сейчас именно он обладал силой и властью над ней, а она была готова выполнить любой его приказ. 

      Его губы были и нежными, и властными, а руки на ее спине и в волосах – сильными и обещающие защиту. Он весь дрожал от сдерживаемой страсти, и Тайли ощутила безудержную радость от того, что этот человек не боялся ее. Ни тогда, ни сейчас. Он не презирал ее, как остальные, а желал. И не из-за силы и мощи, которой она владела, а из-за нее самой. Он целовал ее, будто погибая от жажды, и она тот источник, что могла спасти его. Словно этот момент был последним в его жизни. И прижимал к себе так крепко, что было трудно вздохнуть, но лучше и не дышать вовсе, чем прервать сей блаженный миг.

     Как долго Тайли принадлежала князю и чувствовала лишь удушающий плен. Но с этим человеком, Тайли ощущала свободу. Она была на воле, снаружи и глубоко в своей душе. И это было чудесно. Опьяняюще и невероятно прекрасно, словно наркотик.

     Она задрожала всем телом, желая большего, желая всего его. Но видимо человек расценил ее реакцию иначе. Он резко отстранился. В его потемневших от желания глазах было сожаление.

     - Прости… я напугал тебя. Не следовало мне так врываться, среди ночи. Прости, Таллиата…

     Она не понимала, о чем он говорил. Лишившись его поддержки, она чувствовала, что у нее оторвали частичку души. Это было невыносимо, и она уже было вновь потянулась к нему, пока он не произнес то омерзительное прозвище, что дали ей эльфы.

     - Не зови меня так! – ее возглас остановил поток его бессвязных слов.

     - Я думал, это твое имя… - в замешательстве произнес он.

     Очарование поцелуя прошло, возвращая Тайли на грешную землю. Золотое украшение на ее шее вдруг стало неимоверно тесным и тяжелым, мешая дышать. После тепла и покоя, что дарили ей его объятья, девушка ощутила ужасную опустошенность. Она устало опустилась на кровать, ибо ноги отказывались ее и дальше держать.

     - Нет. Таллиата на языке Фейри значит "дух огненной лисы". – Ее голос звучал так тихо, подавленно. Шейн опустился перед ней на колени и заглянул в печальные глаза. – Это прозвище мне дали эльфы. Для князя я – Тайли. Он с гордостью дал мне это имя, как и все остальное, что меня окружает.

     - А как твое настоящее имя? – в его голосе было столько нежности, что она словно бальзамом омыла ее израненную душу.

     Эти слова заставили девушку улыбнуться, преображая ее и без того прекрасное лицо в ангельское. Шейн видел, что она вспоминает те дни, когда была любима родными, когда была свободна. Он так ясно это знал, будто мог видеть ее мысли.

     - Мама назвала меня Скайлер… Скай. Я была ее маленьким лисенком. – Слова лились сами собой. Тайли было так легко рассказывать ему о своей жизни, о самом дорогом, о том, что не знала ни одна живая душа. Лишь ему. После стольких лет одиночества. - Она была моей поддержкой и опорой, пока демоны не отобрали ее у меня. Моя мама была смертной, человеком, как и ты. Это от отца я унаследовала лисью натуру. Он был чистокровным кицуне. Оборотень – лис, коварный и вероломный. Он обманул мою маму. Соблазнил и бросил, как положено его природе, а теперь и моей. Но она все равно любила меня больше жизни. Я отомстила за ее смерть, но поплатилась свободой… Навсегда, хоть это того стоило…

     Шейн с благоговением смотрел на нее и видел, как эмоции проступают на ее лице, сменяя друг друга. Грусть, нежность к матери, злость на отца, ярость к демонам, боль от потери родного человека, а за ней и свободы, и, наконец, смирение. Именно оно так воспламенило сердце мужчины. Она не может опустить руки, не может сдаться!

     - Не говори так! – Его окрик заставил Тайли очнуться от горьких воспоминаний. – Никогда не лишайся надежды. Верь, что сможешь спастись.

     - О, я верю! Я отчаянно жду момента, когда князь будет убит, и я обрету свободу! – Ее глаза зажглись хищным диким огнем, и тут же потухли. - Но кто осмелится пойти против него? С его владениями стремятся заключить мир из-за моего присутствия подле него. Лишь старость ослабит его. И я надеюсь, что этот миг наступит задолго до совершеннолетия его сына…

     - Хочешь, я убью его ради тебя? – эти решительные твердые слова заставили Тайли похолодеть изнутри, а зверя – заликовать.

     - Нет… ты не должен… - внезапно она так испугалась за человека перед собой, что дыхание на миг перехватило. – Ты смертен. Анкалион уничтожит тебя, не моргнув глазом. Ты не противник для него… Поверь, мне приятно, что ты хочешь мне помочь, видев лишь пару раз. А я даже не знаю твоего имени…

     - Шейн, Шейн Блекторн. Леди Эстель из соседних земель привела меня в этот мир почти четыре года назад. Она освободила меня, и я остался добровольно служить ей. – Он нежно сжимал ее холодные ладони в своих руках, даря тепло и не прося ничего взамен. Он так и остался стоять на коленях перед ней, но казался безмерно счастлив провести так остаток своей жизни. Лишь бы рядом с ней.

     - Шейн… красивое имя. Но почему ты не вернулся домой, раз ты свободен? – в ее голосе он расслышал недоумение.

     - Меня там никто не ждет. А после нашей встречи, я окончательно понял, что у меня появилась еще одна причина остаться здесь. Я хочу быть рядом с тобой… - Не в силах больше себя сдерживать, он снова потянулся к ее губам. И Тайли не видела причины для отказа, ведь сама так жаждала этого.

     Шейн поразил ее своими открытыми чувствами. Он тянулся к ней, словно цветок к солнцу. И девушка ощущало такое же притяжение. Она, как оборотень, могла четко распознать ложь по запаху, но слова и действия Шейна были искренни и шли из самого сердца. Подобное притяжение было столь сильным и казалось таким правильным, будто их души были связаны незримой нитью сквозь пространство и время. И теперь лишь стала крепче, прочнее, когда они, наконец, обрели друг друга. Шейн ощущался таким родным для Тайли, будто она знала его не пару часов, а всю свою жизнь.

     Шейн не знал ее мыслей, но его чувства были всецело такими же. Эта девушка была особенной для него по необъяснимым причинам. Встретив ее, он осознал, что не солнце отныне светит ему, а она. Эта девушка за какие-то мгновения стала для него целым миром, полностью перевернув его жизнь.  Что его ждет дальше, Шейн сказать не мог, но одно он знал на удивление точно. Без нее его жизнь закончится. Может, тело и продолжит жить, но душа уйдет вслед за ней.

     Он не мог оторвать от нее благоговейных глаз, не мог унять бешеный стук сердца в груди, что рвалось сквозь плоть лишь к ней одной. Столько женщин было в его прошлом, стольких эльфиек видел он здесь, и лишь она одна сияла ярче тысячи звезд. Она ворвалась в него, словно ураган, став воздухом в его легких, кровью, что бежала в венах. Что же это? Эльфийская магия, влияние этого мира на простого человека? Или это дьявольское очарование девушки-кицуне?

     Что бы это ни было, для Шейна это не имело значения. Он никогда не был сентиментальным романтиком. Всю свою жизнь он был борцом. Каждый день он силой пробивал себе путь, чтобы жить. В интернате, школе, колониях. Тяжелая жизнь закалила его, но Тайли легко поставила его на колени, перевернув его мир одним лишь взглядом. Скайлер… Скай, его маленькая лиса. Его жизнь и мечта.

     В этот самый миг, когда их руки были переплетены, а взгляды скрещены, лаская друг друга, Шейн поклялся самому себе, что и жизни своей не пожалеет, а освободит ее. Чего бы ему этого не стоило.

13.  Тайли проснулась на рассвете, резко вскочив с постели. Она дико осматривала свою комнату в поисках… Кого? Может ей все это приснилось? Но нет. Она ощущала в комнате его аромат. Шейн. Мужчина, что так легко проник в ее комнату и мысли. Завладел ее тайнами и сердцем.

     Они проговорили всю ночь, и все то время он оставался подле нее на полу, а она лежала под одеялом. Он не желал менять своего местоположения, продолжая нежно гладить ее волосы и согревать ее своим дыханием. Не мудрено, что в какой-то момент она уснула.

     Боже, какая глупость! Ну как она могла быть такой беспечной?! Впустить в свою комнату постороннего мужчину, разоткровенничаться с ним, а затем уснуть на его глазах! Она – воин или плаксивая барышня?! А если бы он был послан убить ее? Или в эту  самую минуту он выкладывает ее замыслы князю?!

     Тайли пребывала в таком оцепенелом ужасе, что не заметила поначалу в воздухе еще кое-что. Тонкий слабый аромат, что исходил от цветка на ее столе. Это был полураскрывшийся бутон розы, нежно-оранжевого цвета, переходящий в желтый по краям лепестков. Такие цветы росли в оранжерее замка и были самыми любимыми у Тайли за их цвет и запах. Как он узнал… И когда успел? Возвращался вновь, подвергая себя опасности быть замеченным? Как безрассудно… совсем, как она. Ну что ж, хоть в этом они едины.

     Этот небольшой бутончик успокоил бешено скачущее сердце Тайли и напомнил о его губах. Нет, она не ошиблась в Шейне. Он был очарован ею, может даже влюблен… Тайли замерла, осознав, что чувства его абсолютно взаимны. Разве возможно такое? Так скоро? Да, для любви нет ничего не возможного. Ни время, не разность видов и миров ей не преграда. И это ужасало и восхищало одновременно. Ошеломляло.

     Позже, спустившись вниз, Тайли узнала, что все гости, ночевавшие в замке, разъехались. А значит уехал и он. Девушке так отчаянно хотелось увидеть его вновь, почувствовать его губы на своих. Но таков удел всех рабов – они мало получают того, что хотят…

 

     Время шло. Если раньше жизнь Тайли была однообразной и скучной, то сейчас она стала совершенно непредсказуемой.

     Раньше дни текли один за другим ровно. Таллиата исправно выполняла поручения князя, сопровождала его на светских приемах, ублажала его в спальне. Все, на этом круг ее обязанностей замыкался. Теперь же дни стали ужасно длинными и тоскливыми. Будь Тайли волчицей – завыла бы. Князь все свое время уделял жене, и на его игрушку уже не было времени. Тайли была этому несказанно рада, но она ужасно тосковала. По Шейну. И вынужденное бездействие убивало ее. Кицуне тенью бродила по замку, изнывая от любви, что терзало ее сердце наравне с одиночеством. Хоть бы князь на задание ее отправил. Так нет же! Тишь да гладь на всех границах.

     Но вот козни внутри замка не переставали заставать Тайли врасплох. В ее комнате еще три раза учинялся погром. Но девушка все терпеливо восстанавливала и исправно навещала портных, оказывая им помощь, если те позволяли. Добрые женщины не задавали лишних вопросов. Они молча исполняли поручения, как хорошие слуги. Тайли была безмерно им благодарна.

     Но с мебелью возникала проблема. Ее нельзя было сколотить в один день. И Тайли пришлось пару дней ночевать на полу, свернувшись клубком в обличие лисы на рваных одеялах. Это явно доставило княжне немало удовольствия, так как ее служанки не мешкали с донесениями.

     Терпение Тайли трещало по швам, и она решила положить конец козням Нессиме. К тому времени выяснилось, что молодая княжна понесла. В ее честь был устроен пир для придворных замка. Но сей радостный факт так же означал, что отныне князь будет реже посещать супружеское ложе, и о Тайли вновь вспомнят. Так и случилось.

     В одну из темных ночей, князь сам пришел в комнату Тайли. Каково же было его удивление, обнаружив на двери своей наложницы сложные огненные чары.

     - Моя несравненная Тайли, как подобное понимать?! – был его гневный окрик, когда девушка распахнула для своего хозяина дверь.

     - Если позволит господин, то я объясню, - скромно потупила глаза Тайли, предвкушая маленькую победу над княжной.

     Уже несколько дней Тайли ждала, что князь призовет ее к себе и была к этому готова. На ней была бледно-лиловая сорочка из полупрозрачного шелка, струящегося вдоль ее стройного тела вниз по длинным ногам. Рыжие волосы были распущенны и расчесаны до ослепительного блеска.

     Тайли не желала близости князя. После знакомства с Шейном, Анкалион стал для нее еще более омерзительным, но Тайли должна была проявить свою лисью изворотливость в этом вопросе и поставить эту злобную сучку Нессиме на место. Пора напомнить князю, что это она, Тайли, должна быть важнее его эльфийской жены.

     - Я жду. – Хрипло приказал Анкалион, приближаясь к рыжей искусительнице.

     Она была сегодня так прекрасна, словно неземная богиня, снизошедшая с небес. Князь понял, что безумно скучал по своей лисице все эти месяцы. Он изголодался по жаркому телу Таллиаты, по ее дикому нраву в пылу страсти.

     - Господин, - начала она чуть хрипловато, учуяв возбуждение князя. – Я готова понести наказание за соблюдение своей безопасности…

     - Что ж… - он подхватил пальцами рыжий локон, что покоился на ее высокой груди, и поднес к своим губам. – Ты получишь сполна, что заслужила…

 

     Ближе к рассвету, когда голод князя был утолен, а страсть в стенах этой маленькой комнаты утихла, Тайли решилась.

     - Господин… - она лежала на животе обнаженная, обмахиваясь пушистым хвостом, наблюдая, как одевается князь, чтобы вернуться в свои супружеские покои и проспать добрую половину дня, раз уж это не удалось ночью.

     - Да, Тайли, - удовлетворенно буркнул он, застегивая рубашку и пряча царапины на груди.

     - Я поставила защиту на свою дверь, потому что кто-то повадился прокрадываться сюда в мое отсутствие и крушить все подряд. Портнихи и плотники уже задаются вопросом, для чего мне столько новых вещей. Я не хочу растрачивать моего повелителя и для этого установила защиту.

     - Как занимательно, - задумчиво хмыкнул князь, поднимаясь с кровати и хмуро оглядываясь по сторонам на новую мебель. – Почему ты раньше не говорила мне об этом? Ты – моя собственность. А значит, ущерб был причинен не тебе, а мне.

     - Простите, господин. – Тайли покорно потупила взор и призывно потянулась всем телом, приковывая к себе взгляд князя. – Я не хотела отвлекать вас по таким мелочам от молодой пылкой супруги.

     - Пф-ф-ф, - раздраженно фыркнул он. – Рядом с ней меня удерживало лишь то, чтобы  был успешно зачат мой сын. В этом я преуспел, хотя в постели она подобна замерзшей статуе. Не то, что моя пламенная лисица.

     Его взгляд вновь наполнился томлением, но князь с сожалением отвернулся и шагнул к двери.

     - Можешь снять защиту. Я все решу с этими взломщиками, будь спокойна. Больше никто не потревожит мою Тайли, кроме меня.

     Когда дверь закрылась за ее поработителем, Тайли удовлетворенно вздохнула и, зарывшись в одеяла, провалилась в глубокий сон.

14.  - Мой дорогой супруг! Где вы были всю ночь? Я волновалась за вас! – причитала Нессиме, поднявшись на подушках при виде князя, вернувшегося на заре в той же одежде, что и был накануне.

     - Мне не спалось. Я прокатился по окрестностям, затем просматривал письма и депеши в библиотеке.

     Князь спешно скинул с себя одежду и погрузился в горячую ванну, которые готовили расторопные слуги каждое утро.

     - Да, кстати. Кто-то повадился вламываться в комнату Тайли. И уничтожать все ее вещи. Вы не слышали об этом, дорогая?

     Кулаки Нессиме нервно сжались от слов мужа. Она все прекрасно поняла, какие окрестности он объезжал. Видно, конь князя оступился и упал, уронив своего седока в терновник, раз его спина так исполосована, да и грудь тоже.

     - Рабыня просто пытается привлечь ваше внимание. Я уверена, что она все выдумала. – Холодно бросила княжна.

     - Да? Странно, вот уже два века она живет здесь, и раньше за ней подобного не наблюдалось.

     - Она ревнует своего хозяина. Ведь вы теперь женаты! – последнее слово было пропитанно сарказмом, но Анкалион лишь фыркнул на гнев жены.

     - Глупости. Тайли совершенно не ревнива. Позже я поговорю с челядью и выясню правду. Но все эти события больше не повторятся.

     - Да? И отчего же?! – язвительно удивилась Нессиме, тем самым выдав себя, и Анкалион зло оскалился.

     - Моя Тайли – сообразительная и довольно мстительная особа. Она наложила заклятие на дверь. Теперь взломщики дважды подумают, прежде чем лезть туда снова, если конечно хотят сохранить свои руки при себе.

     - Но это же опасно! Она применяет запретную магию в нашем доме! Вы должны наказать ее! – взорвалась Нессиме, в ярости вскакивая с постели. Но князь даже бровью не повел. Он блаженно закрыл глаза и снисходительно добавил.

     - Душечка, вам не стоит так волноваться. Вы вредите моему сыну. К тому же, раз Тайли принадлежит мне, значит, в какой-то степени вред был причинен и мне тоже. И если я велю убрать ей защиту с ее комнаты, то мне придется переселить ее туда, где вредители не будут портить ее вещи.

     - В темницу?! – с надеждой вопросила княжна.

     - Нет, в мою спальню. – Его резкий ответ заставил Нессиме прикусить язычок.

     Княжна поняла, что Анкалион, не без участия этой рыжей бестии, раскусил ее проделки. Что ж, сейчас она отступит. Но пусть эта блохастая лисица не расслабляется, Нессиме не собирается так легко отступать. Им вдвоем не место в этом замке. И Нессиме сделает все, чтобы сжить со свету эту меховую подстилку. Просто необходимо избрать другой метод. А именно настроить князя против своей любимицы. И тогда, Анкалион сам, своими руками удавит эту двуличную тварь, освободив тем самым путь ей, Нессиме. А там уж и очередь самого князя придет отправляться на тот свет… чуть раньше срока, оставляя княжество малолетнему сыну и его матери-регенту.

     Эти мысли заставили Нессиме загадочно улыбнуться и встретить очередной день с мужем-тираном в полном согласии и мире… временном.

15. После того разговора между Анкалионом и Нессиме в замке воцарилось затишье, как перед бурей. И это острее всего ощущала Тайли. Обстановка сделалась такая гнетущая, что играла на нервах девушки, будто на натянутых струнах. Тайли старалась не показываться беременной княжне на глаза, дабы не возбудить в той еще большую ярость.

     Дни текли своим чередом, уныло сменяя неделю за неделей. Живот Нессиме заметно увеличился в размерах, и князь, наблюдая, как растет его сын, был в хорошем расположении духа. Он лучился счастьем и устраивал для своих подданных празднества каждый вечер, а утром уезжал на охоту или затевал турнир.

     Все с замиранием сердца ждали появления наследника на свет. Слуги порхали вокруг княжны, исполняя малейшие ее прихоти, а та казалась счастливой и умиротворенной, если бы не взгляды, полные убийственной ненависти, направленные на личную рабыню-воительницу князя.

     Тайли же снаружи выглядела спокойной и делала вид, что чувства княжны ее абсолютно не трогают. Но внутри она была сама не своя от тревоги. Ее раздирали противоречивые эмоции. Она молча сходила с ума. Вот-вот родиться ее очередной палач, а что это был именно мальчик, Тайли отчего то не сомневалась. Что будет с ней после рождения наследника? Упрочит ли свое влияние на князя Нессиме? Хоть с ребенком до его совершеннолетия еще могло произойти уйма вещей, таких как болезни и другие случайности, Тайли била дрожь всякий раз, когда она видела разбухший живот княжны. Мысли то и дело скакали от одного к другому, не давая успокоиться и сосредоточиться.

      И эта долгая разлука с тем, в ком она распознала свою половинку, совсем не помогала Тайли справиться с собой. Она думала о Шейне постоянно, вспоминала. Терзала себя горькими мыслями, что он забыл о ней, нашел утешения в объятьях другой, свободной. Она хотела вырваться из этой груды камней и бежать к нему, наплевав на все на свете. Но она не могла - ее ошейник надежно сковывал ее порывы.

     Анкалион теперь был частым гостем в комнате Тайли. Девушка чувствовала заранее его приход и старалась как можно сильнее подавить в себе свои метания, отстраниться от всего мира, загородиться стеной от Шейна. Все для того, чтобы князь ничего не заподозрил, а в этом Тайли стала уже мастером.

      За последнее время, она, наблюдая за своим мучителем, видела разительные перемены по отношению к ней. Его беседы с ней стали более частыми и откровенными, доверительными. Улыбки сверкали чаще в ее сторону, а руки то и дело желали коснуться. Если бы это была параллельная реальность или же какой-то бредовый сон, Тайли предположила бы, что Анкалион влюбился в нее. Но это же явь, жестокая и неприглядная. И для князя она лишь игрушка, невольница. Просто князь счастлив в ожидании сына, вот и все.

     Но мерзкий холодок все же не отпускал ее сердце, сковав надежнее, чем эльфийская магия. Если князь просто привязан к ней собственническим инстинктом, Тайли без сожаления убила бы его. Но если князь полюбил… Любовь бывает безрассудна и опасна. Это одно из самых сильных чувств, что легко может свести с ума. Не хотелось бы Тайли, чтобы ее поработитель обезумел. Ей вполне хватает гнева его жены.

     Пора вырваться из этой клетки для умалишенных, хоть временно. Но, как назло, князь отказывался посылать Тайли на задания, предпочитая постоянно ощущать ее присутствие рядом с собой. И девушка решила не медлить боле и взять ситуацию в свои лапки.

     - Мой повелитель, - как-то проворковала она на ухо князю в постели.

     - Да, бесценная моя, - выдохнул Анкалион в ее шею, заставив Тайли задрожать от подобной ласки.

     - Я прошу вашего позволения сопровождать воинов в ежедневных патрулях по границам княжества… - выпалила она на одном дыхании.

     Тишина, что была ей ответом, почти означала провал всей затеи, но внезапно князь спросил.

     - Для чего тебе это, Тайли? – он продолжал задумчиво гладить шелк ее волос, и голос его был напряженным, но не сердитым.

     - Я теряю форму, сноровку сидя в этой каменной цитадели. Чтобы и дальше радовать вас своими победами, мне необходимо поддерживать все свои навыки в тонусе. – Она старалась говорить равнодушно, чтобы князь не заметил, как трепещет ее сердце.

     - Разве мои ласки не поддерживают твой тонус? – самодовольно хмыкнул князь.

     - Безусловно, господин. Но я не должна запускать свою магию и навыки владения оружием, если не хочу лишиться этих качеств, ведь без них я стану для вас бесполезна. Как враги будут трепетать перед вами, если ваш основной козырь лишится сил? К тому же, мое присутствие гарантирует безопасность ваших воинов в случае нападения. – Так много она никогда не позволяла себе говорить в его присутствии. Но девушку подстегивало отчаяние, и она решилась идти напролом.    

     - Да, в этом вопросе ты незаменима и стоишь целой армии. – Вздохнул Анкалион и его хватка на ней усилилась. – Просто невероятно трудно отпустить тебя… Я так привык к твоему постоянному обществу…

     - Мой князь, я не покину ваших земель без вашего ведома, и вы всегда сможете призвать меня назад. – Ее голос был хриплым, но не от страсти, а от очередного поражения – она почти что умоляла своего поработителя. Но для князя ее голос был полон страсти, завлекая в свои лисьи сети, и он уступал ей.

     - Хорошо… - После долгого раздумья, жестко рыкнул Анкалион. Резко перевалив ее на спину, князь навис над ней сверху пригвождая своим напряженным телом к кровати. Он с яростью глядел в ее янтарные глаза, в который раз ощущая себя ее пленником. Чертова плутовка! – Ты будешь патрулировать, но лишь несколько часов днем, а к вечеру ты должна быть рядом со мной в тронном зале на ужинах и торжествах. И мне безразлично, до какой степени ты будешь уставшей. Ты сама захотела этого. И если я призову тебя, ты немедленно явишься ко мне, где бы ни была! И не вздумай бежать или убить моих воинов! Я везде найду тебя, Таллиата! Найду и покараю!

     Его руки до боли сжимали ее плечи. Его магия давила на нее с невообразимой силой, подавляя ее волю, показывая свою власть. Его глаза сверкали, обещая все то, что только произнес. Но Тайли ликовала в глубине души. Он уступил ей! Впервые за два века, он уступил своей рабыне! И от того был так взбешен. Он признавал, что Тайли имеет над ним власть. Не на людях, но лишь здесь, в постели. Она заползла в его душу, что он так оборонял от нее. Эта победа была ничтожной и одновременно величайшей в ее жизни. Князь Фейри, поработивший и удерживающий ее уже два столетия, уступил ей. Дайте время, и он встанет перед ней на колени. И поработитель обратится в раба.

     Тайли сделала глубокий вздох, подавляя свою дикую радость. И дабы не распалять Анкалиона еще больше, покорно опустила глаза и прошептала.

     - Я знаю, повелитель. Клянусь, ваши воины со мной будут в полной безопасности…

     - Клянись, кицуне, клянись! И помни, кто владеет твоей душой и телом…

     Князь обрушился на нее с неистовыми, причиняющими боль, поцелуями. Он ласкал ее с диким напором, оставляя багровые синяки и засосы, в который раз утверждая свою власть над ней. И Тайли отвечала его страсти с не меньшим пылом. Может он и владел ее телом, но душа принадлежит лишь ей одной.

16.  На следующий день Тайли вприпрыжку ворвалась на конюшню, где уже седлали лошадей два воина. Мужчина и женщина, облаченные в кожаные одежды и плащи. Оружие висело на их поясах, сверкая сталью. Через плечо женщины был перекинут большой лук, с колчаном стрел.

     - Таллиата? Что тебе здесь нужно? – недовольно осведомился светловолосый воин, угрожающе шагнув в ее направлении.

     Он хмуро взирал на схожесть ее одеяния с их и с наличием клинков в ножнах за ее спиной. Ее рыжие лисьи уши и хвост подрагивали в нетерпении, а глаза сверкали предвкушением.

     - Я еду с вами, сэр Эраил. – Церемонно поклонилась Тайли и кивнула конюху приготовить еще одну лошадь.

     - Что за чушь? – вскинулась воительница. Ее чуть рыжеватые локоны были заплетены в две тугие косы и словно змеи покоились на ее плечах. Она демонстративно схватилась за свой лук, который ожил под рукой хозяйки, заполыхав зелеными искрами.

     Ее имени Тайли не знала и проигнорировала сей вызывающий жест. Сегодня выдался на удивление солнечный ясный день, и никто не смог бы испортить ей настроения. Она праздновала свою победу. Тайли вздохнула полной грудью свежий воздух, что обещал ей свободу на ближайшие пять-шесть часов, и довольно оскалилась.

     - Что? Боитесь, сбегу? – когда оба угрожающе шагнули в ее сторону с оружием наперевес, Тайли фыркнула, потягиваясь. – Расслабьтесь, детки, я не кусаюсь. Князь дал свое согласие на выезд с вашей парой. Так что с этого дня вам придется терпеть мое присутствие.

     - Ты лжешь! – с жаром бросила женщина.

     - Ты можешь пожалеть о своем обвинении. – Тайли твердо встретила рассерженный взгляд ореховых глаз.

     - Дафна, остынь. Я найду князя и осведомлюсь о назначении Таллиаты из его уст. – Мужчина был частым посетителем на военных советах, где присутствовал князь, неизменно сопровождаемый своей лисицей. Поэтому Тайли без труда вспомнила его имя.

      Эраил был не в восторге от присутствия кицуне в жизни княжества. Он был недоволен всякий раз, когда на задания отправлялась она одна, а не его обученные люди. И когда князь направил Тайли именно к нему, девушка была удивлена и не вполне довольна выбором, однако возразить не смела, дабы князь не передумал. Анкалион прекрасно знал об отношении Эраила к своему стражу и рассчитывал, что тот не спустит с нее глаз.

     - Нет нужды стирать ноги понапрасну, Райл. Князь велел передать тебе это. – Эраил презрительно сморщился на такое коверканье его имени, но все же принял свернутый лист бумаги из рук девушки.

     Развернув его, воин принялся хмуро изучать приказ князя, в котором говорилось о решении Анкалиона и о том, что позволено делать кицуне в подобных выездах, а что нет. Внизу письма располагалась подпись князя и его печать. Эраил не мог усомниться в подлинности документа, так как печать Анкалион прожигал своей магией, и никто не мог ее подделать.

     - Что ж, - недовольно буркнул он в итоге, убрав приказ в карман. – Раз таково решение нашего князя, не смею ему перечить. Добро пожаловать в нашу скромную команду, Таллиата.

     - Ты серьезно? – опешила Дафна, прожигая своего напарника взглядом. – Она едет с нами?!

     - А ты против? – мило осведомилась Тайли, зная, что рано или поздно поладит с этой злюкой.

     Когда Эраил ничего не ответил, женщина в бешенстве вскочила в седло и, выезжая из конюшни, раздраженно бросила через плечо.

     - Да ради Бога!

 

     Сегодня они проезжали по южным границам княжества, и Тайли, наплевав на хмурых вояк, обратилась в лису и резво бежала впереди лошадей. К праведному гневу Дафны, которой пришлось взять под уздцы лошадь Таллиаты.

     Тайли мчалась через луг, радостно ощущая, как ветер треплет ее шерсть. Солнце пригревало спину, а запахи природы дразнили острый нюх. Фыркая от счастья быть хоть часок свободной, лисица воодушевленно гоняла кроликов и полевых мышей, за что заслужила сдержанный смех позади себя.

     Эраил и Дафна долго сопротивлялись диким выходкам очаровательного зверька, но сдались-таки и безнадежно осознали, что теперь их поездки не будут столь скучными.

17.  Вновь пришла зима. Вьюга заметала высокие сугробы, ветер выл в голых ветвях деревьев, а в замке жизнь текла своим чередом. Княжна, наконец, разрешилась от бремени, подарив долгожданного сына счастливому князю. Впереди ожидались бесконечные торжества по столь громкому поводу, и гости вновь начали стекаться в замок со всех окрестных земель, обещая слугам бесконечные хлопоты и ночи без сна.

     В этот вечер в залах замка вновь звучала музыка, и вино лилось рекой. Гости были удостоены чести лицезреть маленького будущего князя лишь пару минут, после чего грозный сонный правитель пока что пеленок был возвращен в свою колыбельку под присмотром сонма нянюшек. А счастливые родители остались принимать подарки и поздравления.

     Тайли, стоя за троном князя, ловила себя на мысли, что у нее дежавю. Вот так же за витражами окон кружился мягкими хлопьями снег, так же зал был полон разряженными эльфами, а князь и княжна восседали на тронах, принимая почести своих подданных. А она, Тайли, все так же стояла молчаливым стражем в тени. Как часто совершенно разные праздники и дни сливались в один сплошной поток для той, что бесконечно долгое время заперта на одном месте. Разнообразия так мало было за последние года, и Тайли казалось, что она попала в ловушку проживать один и тот же день вечность.

     Но этот вечер все же отличался от того, что был год назад. Сегодня она с нетерпением ждала появления темноволосого человека с серыми, как сталь, глазами. Последние месяцы все ее мысли все чаще и чаще обращались к нему, и Тайли отчаянно считала дни до столь волнующего события, когда увидится с ним вновь. Скучал ли он по ней так же? Любит ли до сих пор или нашел замену? Подобные вопросы сводили с ума, не давали спать по ночам, и девушку спасали лишь ежедневные длительные прогулки, хоть и в сопровождении. Там, на воле, Тайли обращалась в лисицу и мчалась навстречу ветру, скрывая человеческие мысли и эмоции под покровом звериных инстинктов.

     Ждать становилось все труднее, застыв на одном месте на протяжении долгих часов. Но ожидание того стоило. Шейн вошел в зал, ведя под руку светловолосую эльфийку, облаченную в нежно-розовые шелка.

      Сердце Тайли замерло, она боялась вздохнуть. Кто эта дама? Любовница? Или та, что привела Шейна в этот мир? Пара медленно двигалась вперед, приветственно кланяясь встречным эльфам и перекидываясь дежурными фразами. Каждый их шаг Тайли считала как последние удары сердца. Но тут он поднял на нее глаза. Его взгляд был столь жгучим и любящим, что чуть не поверг Тайли на колени от облегчения. Он все еще желал и любил только ее, а под руку держал свою покровительницу, леди Эстель.

     Тайли не могла отвести от него своих сияющих глаз, посылая всю свою любовь и радость встречи по невидимой нити, что обрела свою власть вновь, как только они оказались в одном помещении. Мучение было стоять здесь и не броситься через весь зал, расталкивая гостей, к нему в объятья.

     Все это время Тайли подвергала сомнению свои чувства и чувства Шейна. А не привиделось ли ей все это? Может ее больной порабощением разум все выдумал? Нет. Это не был мираж, и глаза Шейна подтверждали это.

     Его лицо было бесстрастным, а тело спокойным, но во взгляде ярилась буря. Он скучал по ней. Желал ее все так же сильно, как и в тот вечер. С этой самой минуты, как их взгляды скрестились, вечер обернулся бесконечной пыткой, растянувшейся медленной агонией, пожиравшей двух влюбленных, что не могли приблизиться друг к другу, не коснуться. Лишь взгляды неистово ласкали, лишь глаза говорили о любви. И Тайли, погруженная в эту безмолвную связь, не сразу осознала, что к ней обращается княжна.

     - Что?... – опешила она.

     - Ты никак уснула на посту, милочка? – язвительно осведомилась Нессиме.

     - Простите, госпожа. Вы что-то хотели? – как можно любезнее отозвалась Тайли.

     - Да. Мне холодно. Сходи в нашу с князем спальню и принеси шаль, что я забыла на кресле. – Княжна уже не смотрела на нее, отсылая Тайли, словно одну из своих девиц на побегушках.

     - Дорогая, мы, кажется, уже обсуждали это. Тайли – не служанка. – Сухо подал голос князь, вслушивающийся до этого в бесконечный поток поздравлений. – У тебя полно девушек в услужении. Пошли любую из них.

     - Но, Анкалион, все слуги сейчас заняты! Столько гостей – каждая пара рук на счету. Таллиата же стоит без дела! – возмутилась Нессиме.

     - Милая, она охраняет нас. Это ее обязанность. – Словно ребенку, втолковывал князь своей жене.

     - Я понимаю это, милый. Но здесь нам не грозит ничего, кроме головной боли. Да и Таллиата сможет немного ноги размять. – Упорствовала княжна.

     - Хорошо, госпожа. – Посмела перебить снова начинавшего возражать князя Тайли. Или этот спор никогда бы не окончился. А ноги и вправду затекли. – Я принесу шаль. Мне вовсе не трудно, господин, к тому же вы не останетесь без защиты – в зале много воинов. А меня не будет лишь пару минут.

     - Не задерживайся, - раздраженно буркнул князь, сдаваясь.

     Лишь оказавшись на лестнице, Тайли выдохнула с облегчением и с удивлением заметила, что благодарит княжну за сей подарок. Хотя та в очередной раз хотела лишь унизить Тайли, но добилась совсем другого. Князь опять защитил свою любимицу, а по отношению к жене вновь испытал раздражение. Глупая эльфийка так и не может понять, что подобными нападками лишь отдаляет от себя мужа все дальше в рыжие лапки соперницы.

18.  Сходить за пушистым куском шерсти было и впрямь минутным делом. Тайли была готова с сожалением вернуться на свой пост, когда сильная рука схватила ее за локоть и буквально зашвырнула в ее же комнату. В полумраке спальни сильный мужчина прижал Тайли к двери своим крепким телом и прижался к ее губам в жарком поцелуе.

     Тайли сразу же узнала своего захватчика. Она до сих пор помнила присущий лишь ему одному аромат. Забытая шаль княжны полетела на пол, а Тайли неистово вцепилась в широкие плечи, привлекая мужчину еще ближе к себе. Его губы были и нежными, и дикими. Небольшая щетина, что покрывала его лицо, царапала ее кожу, посылая по спине девушки волны сладкой дрожи. Тайли таяла, как воск и трещала искрами глубоко внутри от умело раздуваемой им страсти. Ее пылкий нрав зверя желал получить свою долю наслаждения, но девушка отчаянно пыталась усмирить его. Сейчас не время… ее ждет князь, и он учует, если с его наложницей будет что-то не так. Лишь ему позволено ласкать Таллиату, лишь ему принадлежало это тело, которое так рьяно рвалось к другому.

     Тайли с таким отчаянием впилась в губы Шейна, что прокусила заострившимися клыками их сладость. Мужчина утробно зарычал, стискивая ее сильнее. Девушка испугалась, что ранила его и поспешила слизать все капельки теплой соленой крови, что начали стекать по его подбородку. Шейн ощущался таким горячим, его взгляд был затуманенный желанием. Тайли томно поглядывала на него из-под длинных ресниц, посасывая травмированный участок кожи. Его жизнь в нескольких каплях крови ощущалась амброзией на ее языке. Ничего подобного она раньше не пробовала. Хоть Тайли и не была вампиром, но жажда крови присуща и оборотням. Его сила наполняла ее, заставляя дрожать, желать большего. Его запах и вкус побуждали зверя в ней рваться наружу, будоража ее собственную кровь. Но время было не на их стороне. Тайли боялась, что еще чуть-чуть, и она потеряет контроль. Она с тихим всхлипом оторвалась от него. Его глаза стали столь же темными и дикими, что, вероятно, и у нее.

     - Шейн…

     - Я так скучал по тебе… - его хриплый шепот послал очередной поток дрожи по ее спине, путая мысли. Она чувствовала, как сердце оглушительно грохочет в ее венах, заглушая все остальные звуки.

     - Мне нужно… идти…

     - Я хочу тебя, Скай… - ее имя, сорвавшееся с его губ, словно молнией пронзило Тайли. Так давно она не слышала его из чужих уст, что и не подозревала, как скучает по нему. Она была словно окаменевшей все это время, и ее имя, слетевшее с таких желанных губ, словно снарядом взорвало ее броню, разбудило от долгого сна и подарило крылья. – Скай… - Шейн будто чувствовал, что ей необходимо слышать его. Он произносил это имя словно молитву, благоговейно, отчего сердце Тайли то замирало, то пускалось вскачь.

     - Князь ждет… - но ее мысли ускользали, как вода, подчиняясь его поцелуям. Кому, к черту нужен этот князь, да и весь мир, когда все, чего так жаждала Тайли, было рядом, лишь руку протяни.

     Но ее слова были, как холодный отрезвляющий душ. Шейн разжал свои объятья и отошел от прекрасной нимфы, что сжигала его дотла и в мыслях, и во сне. Лишившись его поддержки, Тайли тяжело облокотилась на дверь.

     - Я не могу быть вдали от тебя, Скай, - его голос был наполнен мукой бесконечно одиноких дней и ночей. – Не заставляй меня снова покидать тебя так надолго.

     - Мы ничего не можем изменить… но… - ее лицо озарила слабая улыбка. – Мы сможем видеться время от времени.

     - Когда? – Он вновь шагнул к ней, взяв за руки. Ему нужно было ощущать ее теплое тело, хотя бы так.

     - Ты патрулируешь границы, как остальные воины твоей покровительницы? – в ее золотых глазах вспыхнула яркой звездой надежда.

     - Да, мне больше ничего не остается делать в этом мире, чтобы окончательно не свихнуться, - усмехнулся он, впитывая каждую черточку ее лица.

     Каждое мгновение тяга к нему все больше и больше увеличивалась, норовя уничтожить ее без остатка. Она так нуждалась в нем, что не могла поверить, как смогла прожить без него целый год. Но одно она знала наверняка, подобное будет невозможным для нее в будущем. Даже день без него готов повергнуть ее в панику, но Тайли подавила ее, держась за него взглядом, как за спасательный круг.

     - Каждый вторник и пятницу я и еще пара воинов патрулируем северную границу. Там, где терновый лес граничит с владениями леди Эстель. Ты мог бы…

     - Я буду ждать тебя там. – Его голос был полон непоколебимой уверенности. – Назови время, любимая.

     - Примерно в два по полудни… - шепнула она, утонув в омутах его глаз.

     Неужели они решились на подобное? А что она будет делать с Райлом и Дафной? Тайли не хотела даже думать об этом сейчас. Но если станет известно князю… Девушка с силой зажмурилась, отгоняя страшные образы, вставшие перед ее глазами. Нет, он не узнает, не должен узнать! А от стражей она сбежит, затеряется в лесу.

     - Я буду ждать тебя, Скай. Каждый вторник и пятницу, с двух до четырех, на поляне у ручья. 

     Там, где она когда-то растерзала свору волков, с грустью подумала Тайли. Там, где пролилась кровь, расцветет их любовь – какая жестокая ирония.

     Шейн нежно провел костяшками пальцев по щеке девушки. Как она красива, как сияют ее глаза, словно маленькие солнца. Сегодня вечер субботы, а значит еще два дня ожидания встречи. Два дня метания в камне крепости, заключенный в ловушку своих мыслей о ней.

     Что-то теплое скользнуло по ее щеке, и Шейн  тут же поймал прозрачную каплю своим поцелуем. Душа была готова выпорхнуть из ее груди, когда Тайли повернула ручку за своей спиной и открыла дверь в темный коридор. Ноги не слушались ее, но она дала им четкий приказ. Не сводя с него глаз, девушка подняла шаль княжны и, спотыкаясь, побрела к лестнице. С каждым шагом, отдаляющего ее от него, сердце Тайли рвалось на мелкие кусочки. Боль, сковавшая ее изнутри, была невыносима. Но так было нужно, она не должна вызывать подозрения своего поработителя. Ни тени сомнения не должно коснуться Таллиаты, или ад обрушится на нее и на того, кого она любит.

     Его серые глаза были с ней в ее мыслях, когда музыка коснулась ее ушей, а свет свечей резанул чувствительное зрение. Его образ преследовал ее каждую секунду, и в нем она черпала силы для оставшегося вечера. Но самого Шейна она больше не увидела в тронном зале. Как бы ни искала Тайли его взглядом.

     Все же это было к лучшему, потому что девушка уже не смогла бы гарантировать благоразумие своей внутренней сущности.

19. Остаток вечера прошел, как в тумане. Бесконечные танцы и ужин, наконец, утомили гостей и те потихоньку разъехались. Княжна поднялась в свои покои еще пару часов назад, но князь не желал так рано заканчивать праздник. И Тайли ничего не оставалось, как терпеливо стоять на своем посту, боясь лишний раз шелохнуться и привлечь к себе не нужное внимание. Сегодня она бы не смогла выдержать домогательства князя. Только не после того, как губы Шейна подарили ей такие волнующие поцелуи.

     Анкалион словно забыл о своей рыжей любимице. Он танцевал и пил с молоденькими эльфийками, не переставая восхвалять своего новорожденного сына, и гости вторили ему, рассыпаясь в пожеланиях долголетия и благополучия молодого наследника.

     Но у всего есть конец. И как бы князь не желал продлить торжество, ночь расценила по-своему.

     С каким же блаженством Тайли рухнула на кровать. Ее ноги нестерпимо ныли, мышцы то и дело сводило судорогами. И как же было замечательно позволить мягкой перине подхватить измученное тело. На долгие водные процедуры сил уже не осталось, и Тайли, наспех умывшись, облачилась в ночную рубашку и теперь блаженствовала под теплым одеялом.

     Как бы не был измучен ее разум напряжением праздника, сон отказывался к ней приходить. Нет, вовсе не Морфей был в ее мыслях. Шейн. Его тело, прижимающееся к ней. Его запах, будоражащий острый лисий нюх. Его вкус, все еще тающий на языке. Все ощущения были столь остры в темноте комнаты, что Тайли грезилось присутствие мужчины. Но это был мираж, хоть и столь желанный.

     Шейн уехал вместе со своей госпожой. Тайли с тоской наблюдала его отъезд. Сейчас она одна лежала в своей постели. И все же он был рядом, в ее мечтах.

     Грезы кицуне были столь живыми и детальными, они затягивали, как в водоворот. Тайли понимала, что уже спит и видит сон, но он так походил на реальность, что сбивал с толку. Ее комната растворилась в темноте ночи, и Тайли очутилась в другом месте, как это бывает во снах.

     Так же было темно, и все же эта чернота была другой. Комната была не ее. Слабый свет звезд, что лился через стекло закрытого окна, позволял острому зрению Тайли видеть гобелены на каменных стенах и дорогую мебель. В большом камине у противоположной стены мерцали, слабо потрескивая, алые угольки. Переведя взгляд на чуть слышный шорох простыней, Тайли различила массивную кровать на небольшом возвышении. В ней кто-то спал. Девушка не ощущала страха, ей двигало лишь любопытство.

     Бесшумно приблизившись, Тайли поняла, что в кровати лежал Шейн. Ей снился мужчина, что завладел не только ее сердцем и разумом, но и душой. Лишь он мог притянуть ее к себе во сне, и Тайли ни за что бы не прервала эту мечту.

     Боясь вздохнуть и прервать чарующий миг, Тайли замерла, впитывая взглядом образ любимого. Сон разгладил суровые напряженные черты на его лице. Тайли в который раз поразились, насколько же он был красив. Шейн спал обнаженным, черный шелк простыней скрывал нижнюю часть тела. Его руки расслаблено покоились поверх ткани, но Тайли помнила их силу и сталь мускулов. Широкие плечи занимали большую половину кровати, а крепкую грудь покрывали темные волоски, в которые так хотелось зарыться пальчиками. Во мраке ночи,  при тусклом сиянии звезд его кожа казалась бледным мрамором на черных простынях. Но девушка помнила ее смуглость и жар.

     Коснуться его сейчас стало жизненно необходимым. Пусть это сон, но раз наяву им не суждено быть вместе, пусть грезы обретут волшебство. Пусть мечты даруют им то, что не возможно в реальности. Князь не имеет над ней власти здесь… она тут владычица.

     Тайли порывисто шагнула вперед и нежно откинула темную прядь волос со лба Шейна. Ее касание было мимолетно, как дыхание ветра, но этого оказалось достаточно. Шейн открыл глаза, обжигая Тайли их серебром.

     - Скай… - в затуманенном сном взгляде мужчины были теплота и любовь, но по мере пробуждения их сменило что-то более жаркое и беспокойное. – Что ты здесь делаешь?...

     - Не знаю… - шепнула Тайли в ответ, робко обведя комнату глазами. – Я сплю… а во сне можно все…

     - Тогда и я не хочу просыпаться… - улыбнулся Шейн в ответ, протянув ей руки.

     Заключая ее в свои жаркие объятья, мужчина потянул ее на себя. С тихим счастливым смехом Тайли повалилась ему на грудь. Бабочки порхали в ее животе, рассылая свое живительное тепло по всему телу. Смех оборвался, когда мужские губы настойчиво смяли ее рот в жесткой ласке. Его руки крепче прижимали ее к груди, и Тайли могла слышать, как неистово колотится сердце любимого напротив.

     Его руки недолго оставались на месте. Млея от горячих поцелуев, Тайли чувствовала, как они нежно исследуют ее тело, гладят, сжимают. Если в ласках князя то и дело присутствовало доминирование и жестокость, то Шейн был настойчивым и пылким, но невообразимо нежным и осторожным, будто боялся, что девушка под его руками растает, как дым. Ему не нужно было каждую секунду показывать свое превосходство над ней. И Тайли, отвыкнув за два века от подобного обращения, млела и трепетала от каждой дарованной ей ласки. Шейн был просто мужчиной, дарящий удовольствие своей женщине, а не хозяином, утверждающий свою власть над наложницей.

     И то ли причиной тому была нежность и любовь Шейна, то ли ее взаимные чувства, но зверь не спешил проявить себя, как случалось раньше. Страсть была сильным чувством, и хищник в ней всегда заявлял о себе от резкого всплеска адреналина и гормонов. Но здесь и сейчас, в этом прекрасном сне, Тайли оставалась просто женщиной. И взор ей не застилала алая пелена, и жажда не требовала крови, а когти не царапали плоть. Нет. Тайли задыхалась от полноты ощущений, свободной от зверя. Ее взор был ясным, губы ощущали лишь неземной вкус мужской кожи. И это было так потрясающе, словно сбросить тяжелую ношу с плеч, освободиться от веков проклятья.

     Тайли ощущала себя свободной в руках любимого. Это чувство было столь острым и прекрасным, что слезы заструились по ее щекам, а счастливая улыбка давала Шейну понять, что все с ней в порядке. Она обрела мир рядом с ним. Эта ночь стала ключевой во всем ее непредсказуемом и диком беге наперегонки с судьбой...

20. Тайли проснулась, словно от сильного толчка. Резко сев на кровати, девушка не смогла сразу сориентироваться, где находится. В окно ослепительно врывался солнечный свет, и на улице, по всей видимости, давно миновал полдень.

     Тайли не помнила ни дня в своей жизни, чтобы хоть раз так поздно просыпалась. Исключения составляли те времена, когда она была ранена. Последние же два века девушка просыпалась с рассветом, встречая вместе с солнцем очередной день в неволе. Но не могла же она так утомиться на вчерашнем празднике?!

     Откинув одеяло в сторону, Тайли случайно провела рукой по бедру, скрытому шелком ночной рубашки. Это нежное касание ткани к коже, словно молнией, пронзило все тело девушки. Ее накрыла волна возбуждения, неутоленного и дикого. Сразу же вспомнились мужские руки и губы, что терзали бесконечными ласками ее тело всю ночь. Ее сон… столь реалистичный, будто свершился наяву. Но подобное невозможно! Шейн далеко. А она здесь, в вечном плену у князя. Шейн стал для нее наваждением. Еще немного и она окончательно слетит с катушек. Покачав головой на свое зарождающее безумство, Тайли поднялась со злополучной постели, собираясь встретиться лицом к лицу с жестокой реальностью.

     Больше в этот день о своем волшебном сне Тайли не вспоминала. Князь решил поехать на охоту, и его кицуне должна была быть рядом. Полдня они гоняли крупного кабана по густым лесам. Но зверь ушел в болота, закончив все эльфийское веселье. Даже Тайли в облике лисы не удалось догнать шус... Читать следующую страницу »

Страница: 1 2 3 4


30 мая 2015

4 лайки
0 рекомендуют

Понравилось произведение? Расскажи друзьям!

Последние отзывы и рецензии на
«Лисья тропа»

Нет отзывов и рецензий
Хотите стать первым?


Просмотр всех рецензий и отзывов (0) | Добавить свою рецензию

Добавить закладку | Просмотр закладок | Добавить на полку

Вернуться назад








© 2014-2019 Сайт, где можно почитать прозу 18+
Правила пользования сайтом :: Договор с сайтом
Рейтинг@Mail.ru Частный вебмастерЧастный вебмастер