ПРОМО АВТОРА
Вова Рельефный
 Вова Рельефный

АВТОРЫ ПРИГЛАШАЮТ

kapral55 - приглашает вас на свою авторскую страницу kapral55: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
Вова Рельефный - приглашает вас на свою авторскую страницу Вова Рельефный: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
Дмитрий Выркин - приглашает вас на свою авторскую страницу Дмитрий Выркин: «"Вы любите читать прозу и стихи? Вы любите детективы, драмы, юморески, рассказы для детей, исторические произведения...Тогда Вы обязательно должны посетить мою творческо- литературную страницу!!!"»
Прохор Озорнин - приглашает вас на свою авторскую страницу Прохор Озорнин: «Если эти мысли полезны кому-то - они станут моими крыльями.»
Вадим Векслер - приглашает вас на свою авторскую страницу Вадим Векслер: «Нонконформизм, гос.измена и провокации»

МЕЦЕНАТЫ САЙТА

стрекалов александр сергеевич - меценат стрекалов александ...: «Я жертвую 50!»
стрекалов александр сергеевич - меценат стрекалов александ...: «»
стрекалов александр сергеевич - меценат стрекалов александ...: «Я жертвую 100!»
Андрей Жеребнев - меценат Андрей Жеребнев: «Я жертвую 100!»
Андрей Жеребнев - меценат Андрей Жеребнев: «Я жертвую 100!»

ПОПУЛЯРНАЯ ПРОЗА
Январь-Июль

Автор иконка Андрей Штин
Люди тоже звери

Автор иконка Скорбящий Ангел
Падение в бездну

Автор иконка Олесь Григ
"На выезде"

Автор иконка Скорбящий Ангел
Страна Дураков

Автор иконка стрекалов александ...
П. П. Шмидт как зеркало Первой русской р...

ПОПУЛЯРНЫЕ СТИХИ
Январь-Июль

Автор иконка Виктор Любецкий
Неприятная ситуация

Автор иконка Олесь Григ
Астральная индивидуальность

Автор иконка Олесь Григ
Ведусь

Автор иконка Виктор Любецкий
Божьи лекала

Автор иконка Олесь Григ
Ответ другу

БЛОГ РЕДАКТОРА

ПоследнееИтоги конкурса фантастического рассказа
ПоследнееПоздравляем с Днем защитников Отечества!
ПоследнееАнализ литературного текста
ПоследнееВопрос к авторам и читателям
ПоследнееБорцам за правду посвящается
ПоследнееЧитатели рекомендуют или Что почитать
ПоследнееИзобразительно-выразительные средства языка

РЕЦЕНЗИИ И ОТЗЫВЫ К ПРОЗЕ

БоксерБоксер: "Да ,тличная миниатюра. Смысл глубокий и написано легко.В женщинах никт..." к произведению "ЧТО НУЖНО ЖЕНЩИНЕ?.. СКАЖИТЕ?"

БоксерБоксер: "Спасибо. Алексей" к рецензии на Счастливый билет

БоксерБоксер: "Спасибо. Алексей" к рецензии на Счастливый билет

Дмитрий ВыркинДмитрий Выркин: "Прекрасный жизненно - романтичный рассказ который вызывает положительн..." к произведению Серафима Прекрасная

Дмитрий ВыркинДмитрий Выркин: "Хорошая и интересная статья. Вспомнил особенность того времени... Спас..." к произведению Взгляд устремлённый на переносицу...

Скорбящий АнгелСкорбящий Ангел: "Рассказ хороший, хотя я придерживаюсь другой позиции, чем автор: если ..." к произведению Взгляд устремлённый на переносицу...

Еще комментарии...

РЕЦЕНЗИИ И ОТЗЫВЫ К СТИХАМ

виктория кашковаровавиктория кашковарова: "Великолепный стих! Спасибо вам! " к стихотворению Дерево ольха

виктория кашковаровавиктория кашковарова: "Спасибо вам за прекрасный стих! Прочитала с уд..." к стихотворению СНОВА ВЕСНА НАСТУПИЛА...

Николай ЧапуринНиколай Чапурин: "Спасибо Вам Алексей за добрые слова в мой адрес, в..." к рецензии на На завалинке миров

Дмитрий ВыркинДмитрий Выркин: "Думаю, что я читая ваши стихотворения, анализируя ..." к рецензии на О ней

Дмитрий ВыркинДмитрий Выркин: "Продолжайте творить, продолжайте сочинять свои зам..." к рецензии на о прошлом

Дмитрий ВыркинДмитрий Выркин: "Удачи Вам Николай, творческих находок и удивляющег..." к рецензии на На завалинке миров

Еще комментарии...

ПОЛЕЗНОЕ

СОВРЕМЕННАЯ ПРОЗА

"Прошли те времена, когда бумажная книга была единственным вариантом для распространения своего творчества. Теперь любой автор, который хочет явить миру свою прозу может разместить её в интернете. Найти читателей и стать известным сегодня просто, как никогда. Для этого нужно лишь зарегистрироваться на любом из более менее известных литературных сайтов и выложить свой труд на суд людям. Миллионы потенциальных читателей не идут ни в какое сравнение с тиражами современных книг (2-5 тысяч экземпляров)".

Читать подробнее »

Мы в соцсетях



Группа РУИЗДАТа вконтакте Группа РУИЗДАТа в Одноклассниках Группа РУИЗДАТа в твиттере Группа РУИЗДАТа в фейсбуке Ютуб канал Руиздата

О ЛИТЕРАТУРНОМ САЙТЕ РУИЗДАТ

"Автор хочет разместить свои стихи или прозу в интернете и получить читателей. Читатель хочет читать бесплатно и без регистрации книги современных авторов. Литературный сайт руиздат.ру предоставляет им эту возможность. Кроме этого, наш сайт позволяет читателям после регистрации: использовать закладки, книжную полку, следить за новостями избранных авторов и более комфортно писать комментарии".

Читать подробнее »

Дочь

Фэнтези

692 просмотров
0 рекомендуют
37 лайки
Возможно, вам будет удобней читать это произведение в виде для чтения. Нажмите сюда.
Как? Каким непостижимым образом в пространстве появился этот бесконечно дорогой мне сгусток живой плоти? Я твердо намерен в этом разобраться.

моей дочери Валерии посвящается

 

Пролог

 

     Еще до того как мое крохотное тельце материализовалось на планете Земля, я долгое время находился в воронке. Меня, и неисчислимое множество таких же сущностей, тянуло вниз, к узкой части воронки, непрерывно вращающимся, плотным потоком. Навстречу нам, из конца воронки, лился активный красноватый свет. Расстояние между нами и источником света ощутимо не увеличивалось, но мы знали, что конечная цель нашего полета там. Все летящие сущности были переполнены знаниями. Знания, безостановочно, как ртуть, переливались из одной сущности в другую, и лететь было интересно. Большей частью наш путь пребывал в черной пустоте, и лишь стенки воронки были обозначены еще более темным тоном черного цвета. Но иногда они начинали фосфорицировать, окружающую нас пустоту постепенно заполняли дрожащие фиолетовые змейки, и внизу, заслоняя собой свет, возникал, горящий зеленым огнем, круглый сгусток материи. Фиолетовые змейки становились длиннее и ярче. Переплетаясь друг с другом, они образовывали сеть. Сеть округлялась, становилась шаром, и внутрь него попадалось какое-то количество сущностей. Сближаясь со сгустком материи, фиолетовый шар со своими пленниками отделялся от потока и уносился в сторону этого сгустка. Он виднелся еще какое-то время, а потом растворялся в зеленом мерцании. Тотчас, на этом месте, возникала оранжевая точка, летящая в обратную сторону. Точка быстро увеличивалась и, по мере приближения к нам, становилось заметно, что это летит такая же круглая сеть, только другого цвета и с другими сущностями. Присоединившись к потоку, теперь уже оранжевые змейки расплетались, освобождали вновь прибывших и исчезали. Краски тухли, и наше движение продолжалось в обычном порядке. Оно длилось тысячи, миллионы, а может быть, и миллиарды лет. На каком-то его этапе, попавшись в сплетенную из фиолетовых змеек сеть, я тоже был доставлен на твердый сгусток материи, именуемый проживающими здесь командировочными - планета Земля. Здесь ко мне был приставлен ангел-хранитель и назначен определенный срок земной жизни. Небольшую часть этой жизни я и хочу описать.

 

Л А Н А

 

    Шел 1980 год. После новогодних праздников установилась сухая, солнечная погода с небольшими утренними морозами. Я целые дни проводил на улице, догуливая последние в своей жизни школьные каникулы. В этом году я заканчивал 10-летку. Так уж вышло, что начиная с восьмого класса, я встречался с какой-нибудь девочкой. Эти встречи сопровождались бурной любовью, далеко не платонической. Но дело не в этом. К моменту описываемых событий, у меня за плечами имелось два серьезных романа, которые развивались по канонам классической драматургии – пролог, завязка, кульминация, развязка, эпилог. Иными словами – знакомство, предварительные ласки, страсть, охлаждение, расставание. Один раз я был обманут и брошен, другой – наоборот. Поэтому я не страдал, а подыскивал себе следующую подружку. Что поделаешь, не хотелось пребывать в одиночестве в таком солидном возрасте – приближалось 17- летие. Я нашел ее, буквально, в соседнем дворе. Все случилось практически так, как это описывал Михаил Булгаков в своем знаменитом романе. Я шагал в направлении автобусной остановки, придумав себе какое-то дело. Под ногами поскрипывал неглубокий, свежевыпавший снег, и идти было приятно. Она шла мне на встречу по параллельной дорожке в метрах пятидесяти от меня. Для января было еще довольно светло, и мы ясно видели друг друга. Во дворе, окруженном пятиэтажками, кроме нас не было ни одного человека. Я тогда еще не читал «Мастер и Маргарита» и потому не удивился. Поравнявшись со мною, она замедлила шаг. Я свернул в ее сторону, подошел и заговорил. Интересно устроена наша память. Сейчас, в эту самую минуту, по прошествии тридцати с лишним лет со дня нашей первой настоящей встречи, я отчетливо вижу ее. Она была обута в бордовые зимние сапожки, ее ладную, невысокую, дышащую молодой гордостью, фигурку облегало, в тон сапожек, пальто с норковым воротником, на голове аккуратно разместилась кокетливая женская шапочка из того же, что и воротничок, меха. Она, приподняв голову, смотрела на меня, ожидая, что я скажу. И, чтобы разделаться с булгаковщиной, добавлю. В руках она не держала никаких цветов. Тем более, желтых. На руках у нее были синие вязаные рукавички. Шею укутывал такой же шарфик. Сейчас я очень хорошо ее помню. А двадцать лет назад, после той аварии, после того как я увидел ее смерть, я не только забыл ее внешность, но и эпизоды нашей 11-летней семейной жизни. Позже, из книг по психологии, я узнал, что человеческий мозг наделен механизмом, способным блокировать возникновение воспоминаний, которые могут разрушительно подействовать на нашу психику. По мере того, как душевная рана затягивается, мозг «отпускает тормоза», и человек, как бы, прозревает. Так же произошло и со мной. После той аварии я решительно не мог вспомнить нашу семейную жизнь. Это не было полной потерей памяти. Я прекрасно помнил знаменательные семейные события, ориентировался в датах, натыкаясь взглядом на фотографию жены, я знал кто это. Но эти знания никак не затрагивали мою личность. Они жили во мне кадрами из хорошо знакомого, но неинтересного кинофильма. Да, и в разговорах с подрастающей дочерью мы не касались темы прошлого. Меня это угнетало. Я любил свою жену при ее жизни. Куда же подевалось это чувство после ее смерти? У меня развился комплекс вины, и я стал считать свою личность безнравственной. И только много позже, живя с другой женщиной, я сумел восстановить картинку памяти до такой степени, что смог безболезненно вспоминать ее запах. Ну, почти безболезненно. Но вернемся к нашей первой настоящей встрече. Мы стояли и болтали о всякой всячине. Дело в том, что мы учились в параллельных классах и, конечно, много раз виделись на переменках, возле школы и т.д. Мы даже знали, как кого зовут. Ее звали Лана. Лана Светличная. Но мы ни разу не заговаривали друг с другом. Она – по причине девичьей скромности, я – потому, что она никак не выделялась из общей массы девочек, которых в нашей школе было много. Вообще-то, в девичьем школьном коллективе наиболее заметны глупенькие, чистенькие отличницы и их антиподки. Из первых выходят старые девы, из вторых – подруги для мужчин. Остальные девочки, которых большинство, благополучно созревают и становятся хорошими женами и матерями. Моя будущая жена очень прилично училась, но отличницей все же не была. Тот, наш самый первый разговор завязался легко. У нас было много общих знакомых, интересов и проблем. Например, куда поступать после школы? Разговаривая, я применил свою излюбленную тактику общения с женским полом, а именно – обрушил на бедную девичью головку всю мощь своего интеллекта, состоящего из неровно-нарезанного винегрета разнообразных сведений. Я рассказывал ей о недавно прочитанной повести «Один день Ивана Денисовича» опального писателя Солженицына, заговорщицким шепотом открывал тайны запретного Западного мира, передавал сплетни об известных людях нашего города и, конечно, много врал. Наверное, удачно. Во всяком случае, она слушала с интересом и в нужных местах смеялась. Увлекаемый собственный красноречием, я, помню, коснулся одной темы, к которой она осталась равнодушной. Эта была тема религии. Лана, как и почти все вокруг, не верила в существование бога. Такое мировоззрение навязали ей идеологи существующей в те времена тоталитарной системы. А я уже тогда кое-что знал о нем. Когда я был ребенком, мои родители много работали. Меня, в основном, воспитывала, бабушка и, отчасти, дедушка. Бабушка была адептом Церкви Адвентистов седьмого дня, а дедушка – проповедником этой церкви, и его расстреляли в 1937 году. К слову сказать, атеизм моей жены мгновенно улетучился одной ужасной ночью, когда мы с ней одновременно проснулись, ощутив чье-то неприятное присутствие. Над нами в воздухе висела черная клякса, размером с человеческую голову. У кляксы имелись горящие ненавистью глаза, которыми она с интересом смотрела на нас. Жена судорожно сжала мою руку, а я, с остановившимся сердцем, ждал развязки. Так продолжалось несколько секунд. Внезапно это существо резко взлетело к потолку, молниеносно очертило там круг и растворилось у дальней от нас стены. Мы тотчас включили свет и обнаружили, что наша маленькая дочка лежит у нас под диваном с закрытыми глазами. Мы ее с трудом привели в чувство. На все наши вопросы, как она здесь очутилась, и почему она не спит на своей кроватке у себя в комнате, она несколько раз повторила: «Мне было страшно». Так было. И я бы никогда не решился описывать такие вещи, если бы ни пример колумбийского писателя Габриеля Гарсиа Маркеса. Великого писателя! Эрнест Хемингуэй в своей книге «Праздник, который всегда с тобой» пишет, что, по его мнению, на вершине мировой литературы стоит роман Льва Толстого «Война и мир». И я с ним полностью согласен. С одной оговоркой. На том же уровне разместился «Сто дней одиночества» Маркеса. Впрочем, все романы на свете, по глубине идей и качеству художественной выразительности, сильно уступают Библии. Итак, приоритеты обозначены. Погнали дальше! В тот первый день мы сильно загулялись. И только окрепший к ночи мороз напомнил нам, что пора расходиться по домам. Мы долго прощались у ее подъезда, еще не подозревая, что где- то там, на небесах, уже написан наш брачный контракт, который мы не сможем разорвать самостоятельно, и что прошедший день, лишь первый в длинной веренице дней, в которой мы будем принадлежать друг другу. Мы попрощались с ней до завтра, и для меня началась другая жизнь. Изменения, произошедшие в моей жизни, кардинальным образом изменили меня самого. Раньше я, обладая индивидуальным характером и задатками лидера, иронично относился к культурологическим условностям человеческого общежития. Осознавая, что это гордыня, грех и все такое, я, тем не менее, уважал и взращивал свой цинизм, ошибочно считая его залогом своей независимости. Теперь, по-настоящему влюбившись, я с удовольствием окунулся в эти самые условности. Так я, без особой надобности, таскал легкий портфель Ланы от ее дома до школы и обратно. Заходя за ней перед школой к ней домой, старался принести ей хотя бы маленький гостинец – яблоко или несколько конфет. В первый (но не в последний) раз бросил курить. Короче, стал добрым, слабым и уязвимым. Хорошо еще, что у меня было реноме крутого мачо, и Лана меня поначалу немного побаивалась. Она, хоть, и выглядела вполне сформировавшейся женщиной, внутри оставалась еще девочкой-подростком. У нее рано умер отец, оба деда погибли на войне с фашистами, и тщательно культивируемая ее мамой и бабушкой память об этих людях мужского пола, не давала ей представления о мужчинах в целом. У Ланы я был, во всех отношениях первым мужчиной, и она не знала как себя со мной вести. Я это интуитивно чувствовал и относился к ней до того бережно, что впервые поцеловал ее, лишь спустя месяц после нашего знакомства. Вот, вам, и мачо. Правда, мы редко оставались наедине. В то время у меня было много друзей. Одноклассники, ребята и девчонки, с которыми я познакомился в других районах города, приблатненные дворовые пацаны – всех их я свел в одну большую, разношерстную веселую компанию. Любого своего нового знакомого я тащил к себе домой, поил чаем с бутербродами, заговаривал человека до одури и, при первом удобном случае, представлял его всем остальным. Знакомя всех со всеми, я оставлял за собой право считать каждого из них своим личным другом, и очень удивлялся, когда между кем-нибудь, в обход меня, завязывались отношения. Нечего и говорить – Лана сразу была введена в мой круг и представлена, как моя неприкосновенная частная собственность.

 

С Н Е Ж А Н А

 

     По вечерам мы собирались у моей одноклассницы Снежаны. Ее мама, тетя Яна, была еврейка с украинской, хлебосольной душой, а папа – азербайджанцем. Я его видел один раз на рынке, где он работал мясником. Это был крупный, хмурый мужчина в белом, забрызганном кровью, фартуке, с ярко выраженной восточной внешностью и огромным топором в руках. Снежане не хватало денег на покупку сапог, и она решила попросить их у отца. Меня она захватила в качестве моральной поддержки. - Привет, папа, - радостно обратилась к нему Снежана. - Здравствуй, - отвечал отец, внимательно разглядывая топор. - Как дела? Яхши? - Яхши. - Пап, маме на работе предложили югославские сапожки. Как раз на меня. Не хватает 50 рублей. Добавишь? - Да! Завтра прыходы. В субботу. В этот день был вторник. Мы развернулись и пошли. - Мат слущай! – крикнул нам вслед отец. Так он рекомендовал Снежане слушаться маму. В трамвае я спросил у Снежаны, - Как думаешь, добавит? - Вряд ли. Но все равно, пусть помнит, что у него есть дочь! Я про себя подумал: «кому это надо?», но вслух ничего не произнес. Тетя Яна рассталась с этим азербайджанцем давно – сразу после рождения дочери. И, по-моему, правильно сделала. Они были, явно, не пара. Зато, в результате этого странного альянса, на свет появился остроумный, жизнерадостный, преданный друзьям человек – Снежана. Ну, а югославские сапожки мама приобрела ей в долг. Лана была представлена этой семье, и все складывалось замечательно. У нас тогда в ходу был портвейн. Каждый из нас, юных мужчин, заходя к Снежане, считал своим долгом принести бутылку. По мере увеличения количества присутствующих, градус веселья в квартире значительно повышался. Однако выпивки, как всегда, не хватало. Гастроном находился рядом, но он закрывался в 8 вечера. Опасаясь остаться без портвейна, мы уже в 19 часов начинали сбрасываться. В основном мелочью. У кого сколько было. У наших девочек денег, почему-то, было всегда больше. Недостающий рубль обычно добавляла тетя Яна. В гастроном засылался гонец, который возвращался через 10 минут, позванивая бутылками. В той, увы, уже далекой юности, вино для нас не являлось самоцелью. Оно даже не было средством для общения - оно было его красивым атрибутом. Мы пили, шутили и спорили. Снежана, как настоящая хозяйка светского салона, мечтательно прищурив свои восточные, блестящие в полумраке глаза, притворно вздохнув, невинно замечала, - Хорошо жить в Америке. Магазины открыты всю ночь. А видеомагнитофоны! А вообще-то, у нас жить лучше. У нас есть справедливость! - Ты шо, Снежана,- горячился я, - какая справедливость? – Мой папа – адвокат, а получает меньше, чем рабочий на заводе. - За то, он у тебя взятки получает, - живо подключался кто-то к разговору, - ветчина у вас в доме не переводится. - А Брежнев, по-твоему, взятки не получает, - не очень убедительно возражал я, задетый за живое. Разговор о политике неизменно подводил нас к личности Владимира Ильича Ленина, - - Если бы Ленин был жив – все было бы по-другому! - Что было бы по-другому? - Все! Он перед смертью писал в ЦК партии… - Ты еще его письмо к Плеханову вспомни! - Ленин – жив, Ленин – жид! -Ха-ха-ха! - Мальчики! Не смейте смеяться над ним! Он столько для нас сделал! - Шо он сделал? На Западе у всех машины, видухи, джинсы. А у нас? Пошел он к черту, твой Ленин! Заметьте – «к черту».Не в «жо…», не на «х…», а – «к черту»! Мы были очень деликатно воспитаны. - Ой, ребята! Что я читала в «Огоньке», всплескивает ладошками красавица-осетинка Ася Дагоева, - оказывается Штирлиц – муж Мордюковой. - Не Штирлиц, а Тихонов! - Какая разница! Как он может с ней жить? В конце февраля наш город накрыла та самая погода, когда невольно думаешь: «Господи, когда же это все кончится?». Дни стояли серые и хмурые. Солнце, как будто забыв о нашем существовании, не показывалось. Еще недавно радовавший глаз снег, пушистым ковром стелящийся под ногами, превратился в угрюмый, бурый лед. Воздух был напитан морозной сыростью и отдавал запахом тревоги. В такие дни жди неприятностей. И они, конечно, подоспели. Играя в волейбол на уроке физкультуры, я вывихнул правое плечо. Наш физрук, по прозвищу Тарзан, попытался его вправить, но добился только того, что я от боли потерял сознание. Вызвали «скорую», меня отвезли в больницу, и там, под общим наркозом, хирурги поставили плечо на место. Из больницы я вышел наподобие раненного партизана – с накрепко прибинтованной к туловищу правой рукой. …Впоследствии этот вывих у меня стал «привычным», и его использовал в своих целях мой ангел-хранитель. После гибели Ланы, я пил и буянил. И вот, в разгар драки, когда мое земное существование могло прекратиться, мой ангел-хранитель ловко выводил плечевой сустав из суставной, мышечной «сумки», от боли я терял сознание, которое возвращалось ко мне, как правило, уже в больнице, на хирургическом столе. Спасибо ему за это!... Не захотела от меня отставать и Снежана. Она таки дощеголялась на своих высоких югославских каблуках – подскользнулась, упала, потеряла сознание, очнулась – гипс. Эту знаменитую фразу из кинофильма «Бриллиантовая рука» ей потом часто приходилось повторять, отвечая на расспросы знакомых. В отличие от меня, она сломала ногу. В результате этих происшествий и я, и она, вынужденно пропускали занятия в школе. Около двух недель, в течении которых заживало мое плечо, я с утра заходил за Ланой и провожал ее до школы. Потом, покурив и немного поболтав с пацанами на школьном крыльце, шел домой к Снежане. Мы пили кофе и штудировали учебники. И я, и она умели заниматься всерьез. А вдвоем получалось еще лучше. У нас возникал соревновательный процесс. Амбиции подстегивали каждого из нас усваивать определенную тему быстрее другого .Это, конечно, шло на пользу. На носу были выпускные экзамены в школе и вступительные в институтах. Мы очень боялись отстать от программы. Дьявольская Советская власть не давала возможности получать аттестаты и поступать в ВУЗы за взятки. Правда, была ли эта власть от Дьявола, предстоит еще разобраться. Вечера для меня почти не изменились. Сделав свои уроки, ко мне приходила Лана. Опасаясь гулять по скользкой земле, мы сидели у меня в комнате, целовались и изливали друг другу души, наполненные любовью. Нацеловавшись и наболтавшись, мы выходили из дома и ненадолго заходили к Снежане. У нее мы неизменно заставали Серегу. И больше никого. Желая проводить время исключительно вдвоем, они, каким-то образом, отшивали гостей. Серега, наш одноклассник, был парень целеустремленный – он всегда добивался своего (да, и сейчас добивается – работает в городской прокуратуре и, по слухам, вскоре ее возглавит). Занимался Сергей посредственно, но цепко. Собираясь сделать карьеру работника правоохранительных органов, он по не интересующим его предметам всегда зарабатывал тройки и четверки, по интересующим – пятерки. Эта его цепкость проявлялась и в повседневной жизни. Однажды, будучи студентами, мы шли с ним по улице, и к нам прицепилась цыганка. Серега заинтересовался. Цыганка для своих фокусов, на минуту попросила 5 рублей. Сергей дал. Пятерка мгновенно исчезла в заскорузлой цыганской ладони. Пробормотав что-то типа, - Вижу счастье тебя ждет, соколик, - цыганка собиралась уйти. Но не тут-то было! Сергей крепко взял ее за руку выше локтя. Она пыталась вырваться и убежать, ругалась и даже плевалась, но главное, не останавливаясь, шла вперед. Сергей не отпускал и, не отставая от нее, монотонно повторял: « Отдай деньги». Таким манером они, а я за ними, прошли два квартала. Цыганка не выдержала и швырнула помятую пятерку на асфальт. За тем посыпались проклятья. Сергей же, как ни в чем не бывало, поднял купюру и продолжил, прерванный цыганкой, разговор. Я тогда подумал: «Забрать деньги назад у цыганки – это надо уметь!» Проклятья же, на работников правоохранительных органов, как известно, не действуют. Даже н... Читать следующую страницу »

     Страница: 1 2 3 4 5 6


Олесь Григ Олесь Григ

30 мая 2016

37 лайки
0 рекомендуют

Понравилось произведение? Расскажи друзьям!

Последние отзывы и рецензии на
«Дочь»

Нет отзывов и рецензий
Хотите стать первым?


Просмотр всех рецензий и отзывов (0) | Добавить свою рецензию

Добавить закладку | Просмотр закладок | Добавить на полку

Вернуться назад




© 2014-2017 Сайт, где можно почитать прозу 18+
Правила пользования сайтом :: Договор с сайтом
Рейтинг@Mail.ru Частный вебмастерПоддержка, ведение и развитие сайта - вебмастер persweb.ru