ПРОМО АВТОРА
Иван Соболев
 Иван Соболев

хотите заявить о себе?

АВТОРЫ ПРИГЛАШАЮТ

Киселев_ А_А_ - приглашает вас на свою авторскую страницу Киселев_ А_А_: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
Игорь Осень - приглашает вас на свою авторскую страницу Игорь Осень: «Здоровья! Счастья! Удачи! 8)»
Олесь Григ - приглашает вас на свою авторскую страницу Олесь Григ: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
kapral55 - приглашает вас на свою авторскую страницу kapral55: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
стрекалов александр сергеевич - приглашает вас на свою авторскую страницу стрекалов александр сергеевич: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»

МЕЦЕНАТЫ САЙТА

стрекалов александр сергеевич - меценат стрекалов александ...: «Я жертвую 50!»
Анна Шмалинская - меценат Анна Шмалинская: «Я жертвую 100!»
станислав далецкий - меценат станислав далецкий: «Я жертвую 30!»
Михаил Кедровский - меценат Михаил Кедровский: «Я жертвую 50!»
Амастори - меценат Амастори: «Я жертвую 120!»



ПОПУЛЯРНАЯ ПРОЗА
за 2019 год

Автор иконка Анастасия Денисова
Стоит почитать "ДЛЯ МЕЧТЫ НЕТ ГРАНИЦ..."

Автор иконка Редактор
Стоит почитать Новые жанры в прозе и еще поиск

Автор иконка Юлия Шулепова-Кава...
Стоит почитать Солёный

Автор иконка станислав далецкий
Стоит почитать Про Кота

Автор иконка Юлия Шулепова-Кава...
Стоит почитать Соната Бетховена

ПОПУЛЯРНЫЕ СТИХИ
за 2019 год

Автор иконка Виктор Любецкий
Стоит почитать Когда иду по городу родному... сонет

Автор иконка Виктор Любецкий
Стоит почитать Юность давно пролетела...

Автор иконка Олесь Григ
Стоит почитать Алгоритм

Автор иконка Олесь Григ
Стоит почитать Точно срок отбывал

Автор иконка Виктор Любецкий
Стоит почитать Вот и далёкое — близко...

БЛОГ РЕДАКТОРА

ПоследнееОбращение президента 2 апреля 2020
ПоследнееПечать книги в типографии
ПоследнееСвинья прощай!
ПоследнееОшибки в защите комментирования
ПоследнееНовые жанры в прозе и еще поиск
ПоследнееСтихи к 8 марта для женщин - Поздравляем с праздником!
ПоследнееУхудшаем функционал сайта

РЕЦЕНЗИИ И ОТЗЫВЫ К ПРОЗЕ

Богаразов: "Книга - набор популистких дешёвых истин. А алгоритмы в книге - кусок о..." к произведению

Валерий РябыхВалерий Рябых: "Это уже третья переработанная мною глава после "I" и "V". У Александр..." к произведению Случай на станции Кречетовка. Глава II

sergejsergej: "Знакомая тема!.. У меня была общая тетрадь с фольклором. Я служил ..." к произведению Лавандовый напиток из военторга

Андрей ШтинАндрей Штин: "Хороший рассказ, коллега, единственное, не совсем понятно время и мест..." к произведению Катя

sergejsergej: "Михаил, тема интересная! Особо на фоне эпидемии... Можно сказать о..." к произведению В преддверии конца света

sergejsergej: "Лариса, большинство мыслей в точку! Успехов!" к произведению Мысли и домыслы... (474)

Еще комментарии...

РЕЦЕНЗИИ И ОТЗЫВЫ К СТИХАМ

sergejsergej: "Эльдар, спасибо за отзыв! Пытаюсь своё написат..." к рецензии на Лесть

sergejsergej: "Хорошо, но наркомания вред! Успехов автору." к стихотворению Рок-опера жалкой души

Сергей Елецкий: "А ты пиши,пиши,пиши!!! Этим мозоли не ..." к стихотворению "НЕ ПИШЕТСЯ"

ДМИТРИЙ ДУШКИНДМИТРИЙ ДУШКИН: "Вообще стихотворение написано не столько о времени..." к рецензии на ОСЕНЬ ЖИЗНИ

ДМИТРИЙ ДУШКИНДМИТРИЙ ДУШКИН: "Замечательное стихотворение по всем канонам поэзии..." к стихотворению ОСЕНЬ ЖИЗНИ

Эльдар ШарбатовЭльдар Шарбатов: "Такие они, творческие процессы личности: несут смы..." к стихотворению Пародия на авторский стих

Еще комментарии...

СЛУЧАЙНЫЙ ТРУД

не сомневайся
Просмотры:  135       Лайки:  0
Автор Юрий Коскевич

Полезные ссылки

Что такое проза в интернете?

"Прошли те времена, когда бумажная книга была единственным вариантом для распространения своего творчества. Теперь любой автор, который хочет явить миру свою прозу может разместить её в интернете. Найти читателей и стать известным сегодня просто, как никогда. Для этого нужно лишь зарегистрироваться на любом из более менее известных литературных сайтов и выложить свой труд на суд людям. Миллионы потенциальных читателей не идут ни в какое сравнение с тиражами современных книг (2-5 тысяч экземпляров)".

Мы в соцсетях



Группа РУИЗДАТа вконтакте Группа РУИЗДАТа в Одноклассниках Группа РУИЗДАТа в твиттере Группа РУИЗДАТа в фейсбуке Ютуб канал Руиздата

Современная литература

"Автор хочет разместить свои стихи или прозу в интернете и получить читателей. Читатель хочет читать бесплатно и без регистрации книги современных авторов. Литературный сайт руиздат.ру предоставляет им эту возможность. Кроме этого, наш сайт позволяет читателям после регистрации: использовать закладки, книжную полку, следить за новостями избранных авторов и более комфортно писать комментарии".




НЕБО В ЛАДОНЯХ


Ольга Сатолес Ольга Сатолес Жанр прозы:

Жанр прозы Фантастика
3198 просмотров
0 рекомендуют
2 лайки
Возможно, вам будет удобней читать это произведение в виде для чтения. Нажмите сюда.
НЕБО В ЛАДОНЯХСухопарый нурк с военной выправкой медленно вышагивал по дорожке, выложенной золотым полированным камнем. Ладонь неподвижно согнутой руки сжимала букет алых весенних гайганов. Приблизившись к памятнику, нурк аккуратно положил цветы к сверкающей глыбе и застыл в почтительном поклоне. Затем он резко выпрямился и метнул на меня острый, как наконечник стрелы, взгляд. Он длился мгновенье, но меня пронзила ненависть, гнев и красноречивое обещание скорой мести.

ый, как наконечник стрелы, взгляд. Он длился мгновенье, но меня пронзила ненависть, гнев и красноречивое обещание скорой мести. Этим нурком был Эпош.

 

*****

 

Я сидел на жестком стуле за узким столиком общественной столовой, поглощал нечто скользкое, но довольно приятное на вкус, и делал открытие за открытием, рассуждая о роле цвета в жизни нурков. Все началось с утра, когда, наблюдая по своему обыкновению пробуждение Кьюкобара, я почувствовал его своеобразную красоту; лучи Иллийр играли на золотых, бронзовых и прозрачных глыбах памятников, превращая их в сверкающие драгоценные камни, ласкали цветные крыши и ажурные шпили и заставляли раскрываться дурманяще-ароматные цветы. И базар предстал совсем в ином свете; я наблюдал, как ремесленники ловко расставляли на витрине удобную плетеную посуду, мясник раскладывал мясо на чисто выскобленных полках, обкуривая его дымом горящей фруктовой ветви, а спелые сочные плоды фруктовщик горой высыпали прямо на устланную оранжевыми листьями наоль. А дети... Я понял, наконец, чем заняты по утрам дети, разглядев на ногах полирующие приспособления – они вычищали улицы города. И я заметил бы это раньше, если бы не Эпош со своими запугиваниями и черной травой – я опасался совать нос на улицу с утра, так как он предупредил меня о смертельной опасности утреннего тумана.

 

Только сегодня я отважился выйти на улицу ранним утром, и - о чудо! – меня не мутило, не кружилась голова, я не терял сознание. Рауз~ оказался прав – причины моего нездоровья крылись в черной траве, которую мне заботливо скармливал Эпош. Еще я успел вчера навести кое-какие справки в администрации города и выяснил, что все без исключения инопланетяне имели помощников-ронитов. В архиве мне выдали описания болезни чужаков, сделанные нуркскими врачами, и симптомы совпадали с моими.

 

- Держите, Мактаб!

 

Мой новый сопровождающий шока Инт протянул мне стакан настоя лечебной майтицы. Неразговорчивого, но надежного помощника нашел для меня Рауз~. Инт неотступно следовал за мной всюду. Даже заходил со мной в комнату, и, лишь убедившись, что в комнате никого нет, вежливо прощался и уходил в соседнюю. По утрам его появление на пороге моей спальни опережало свист цветка-будильника.

 

Взяв за правило выбираться на улицу пораньше, я заново узнавал нурков и открывал для себя Наоль. Оказывается, каждый нурк раз в несколько суток, стоя на пороге своего дома, прокалывал кожу острой ножкой цветка и позволял крови несколько минут стекать на наоль, на голую незащищенную почву. Однажды я застал за этим занятием Инта – он извлек цветок из специального футляра и продырявил кожу на локте. Инт сказал, что таким способом нурки питают Наоль. Совершать это можно в любое время, главное, чтоб наоль была ничем не закрыта, специальный цветок после каждой процедуры выбрасывают.

 

Действо совершают все нурки без исключения. Различие шока и ронитов в том, что раньше только шока вынуждены  были добывать опасный цветок. Цветок очень капризен – он хрупок и мал, и достаточно ядовит – место укола болит долго. Добывать его трудно – он растет, где придется, но, как живой, прячется в почву, стоит до него дотронуться. Вырвать его нужно так, чтоб не повредить стебель-жало и не уколоть себя, иначе придется его выбросить. Цветок называют «шои» - «безымянный».         

 

- А почему добывали цветок только шока? – я не спросил, кто добывает теперь – я знал наверняка, что это цветные дети.

- Мы проворнее ронит, более наблюдательны и гораздо осторожней.

- Но именно они считают вас ниже себя.

- Не совсем так. Стараются нас унизить, но знают, что мы умнее, больше умеем. Они держат на нас обиду – мы должны были остаться жить на болоте, а мы потеснили их на наоль.

- Памятники в основном золотые...

- Ронит слабы. За что бы они ни взялись – многие погибают. Памятники ставят мертвым. Чьих мертвых больше, того цвета и памятник.

- А как быть с прозрачными?

- Это нужно спросить ученых, - нахмурился неожиданно Инт.

 

Зная, что после упоминания об ученых ничего от нурка не добьешься, я был осторожен:

 

- А где мне их найти?

- Не знаю. Старики в нашей семье рассказывали, он появляется сам, когда требуется. Я ученых ни разу не видел.

- Он? Так ученый один?

- Рассказывали, появляется один. Но должно быть много.

- Обрабатывать наоль ронитов научили они?

- Нет. Нурки не знали до войны о существовании ученых. Да и не рониты научились возделывать почву. Ведь, раньше нурки были едины.

 

Эту историю я знал. Что касается ученых, я решил, что ученые – это некое божество, в которого верят нурки, но приставать с расспросами не стал.

 

*****

 

Скнот потряхивало на кочках, в стороны летела тина, в щели сочилась вода, и мои ноги уже были мокрыми. Мы ехали в ту самую «школу», где меня прокололи цветные дети. Ехали через весь Кьюкобар, обгоняя скноты; мимо редких прохожих, осторожно шагающих по узким каменным тротуарам возле разноцветных домов. Инт все время молчал, вцепившись в штурвал, сосредоточенно следя за дорогой.  

 

Когда мы прибыли к «школе», во дворе не было ни одного ребенка. Их наставник сидел на пороге и вяло перебирал цветы в большой каменной кадке у него на коленях. Рядом стояла ронит, держа в руках белую, судя по размерам, детскую накидку и что-то говорила ему в полголоса.

 

- Лигани!

 

Рониты дружно посмотрели в нашу сторону.

 

- Лигани! – наставник подошел ко мне. 

- Вы меня узнали? Я – землянин, меня ранили Ваши дети. Возможно поговорить с ними?

 

Ронит скрылся в доме, и вскоре из него с осторожностью вышли двое оранжевых детей, коричневый мальчик и красная девочка. Я молчал, не зная, с чего начать. Дети недоверчиво поглядывали на меня.

 

- Почему вы хотели меня убить?.

- Убить Вас должны были преступники.

- А вы кто? И почему должны были убить?

- Мы не преступники. Преступники станут непреступниками, если вас убьют.

- За что же меня убивать?

- Вы чужой. Вы должны были умереть или улететь, - ответил за всех коричневый.

- Я не желаю зла вашей планете.

- Она так не думает.

- Она? Планета то есть? Почему ты так считаешь?

- Это всем известно, потому что есть мы!

- «Вы», в смысле, цветные нурки? Но почему вы решили, что цветной нурк – это плохо?

- Это знак. Нурки бывают или золотые или бронзовые.

- Кто же тогда вы?

- Мы - предостережение. Мы должны сделать так, чтоб вы улетели.

- Кто вам сказал?

- Родители.

- А родители откуда узнали?

- Анконоль.

- Это старая песня. Вы-то что можете сказать? – я обратился к наставнику.

- Они говорят правду.

- Откуда вы знаете, что я принес зло? Ученые что – так и сказали «Мактаб – это зло»?

- То, что от чужаков добра не жди – это мы и без ученых знаем. Спросите у капилов. Чужаки поссорили нас с шока. Пока не прибыли эти капилы, мы жили в мире. Потом появились они. Захотели остаться и попросили ронитов научить их, как выжить. Но рониты стали умирать от неведомой болезни, плоды не росли, рониты ослабли. Шока решили поделиться с ронитами тем, что имели, но не хотели ничего отдавать капилам. И те уговорили ронитов начать войну против шока. Они уверили нас, что шока хотят отобрать у ронитов наоль. Почти все капилы погибли в войне.

- Прозрачные памятники –  капилам? – осенило меня.

- Да. Мы поставили их, чтоб всегда помнить, что такое чужаки. Мы воевали долго. Сначала побеждали шока, потом рониты. Но потом появился ученый и сказал: «Я дам вам все, что нужно, но прогоните чужих, живите в мире и сохраните Наоль.» Тогда мы спросили: «А кто ты? Может, ты тоже чужой?» Он ответили «Я – это Наоль».

- А почему вы говорите «те, кто знает все»? Ученых много?

- Много нурков видели тогда ученого в один момент в разных местах планеты. Значит, их много.

- И что же вам дали ученые?

- Все, что вы видите.

- Я вижу многое.

- А я вижу все, - ронит увел детей в дом. Разговор был окончен.

 

На обратном пути меня слегка укачало, и я попросил Инта остановиться, чтоб проветриться и смочить лицо. Мы встали у самого большого болота Кьюкобара. С трудом вытаскивая ноги из вязкой грязи, чтоб сделать очередной шаг, я добрался до кромки болота. Присев на корточки, я зачерпнул ладонью воду. На теплой трепещущей поверхности воды отражалось небо.

 

- Инт, Вы любите Наоль? – вопрос вырвался как-то сам собой.

- Конечно.

- А что именно Вы любите в ней?

 

Инт, немного поразмыслив, ответил:

 

- Дома, которые растут сами и цветы.

 

Я не стал выяснять подробности. Я задал себе вопрос, что же мне нравится на этой мокрой планете. Пожалуй, тоже эти странные, словно живые, дома с подвижными стенами. 

 

Иллийр поднялась достаточно высоко, но воздух еще не прогрелся. Интересно, откуда взялась теплая вода в болоте. Наверное, существует какой-нибудь горячий источник. Внезапно я потерял равновесие и угодил обеими руками  в грязь. И замер потрясенный... Под липкой вязкой субстанцией я с трепетом ощутил тепло живого организма и биение пульса! Сомнений не оставалось – подо мной стучало чье-то огромное сердце!

- Инт!

 

Тот немедленно подскочил ко мне

.

- Приложите ладонь! Послушайте! Под нами какое-то животное!

Инт исполнил мою просьбу, но никакого священного трепета не показал.

 

- Вы услышали Наоль. Она живая! Теперь и Вы посвящены в нашу тайну!

 

Издали я, наверное, производил впечатление безумного - я сидел, погрузив ладони в грязь, и счастливо улыбался. Я чувствовал, как вместе с гулкими ударами горячего сердца я черпал из планеты неведанные силы и возрождался к новой жизни, а у моих ног теплый голубой океан нашептывал чарующее «Наоль».

 

*****

 

Мое настроение теперь несмотря ни на что можно было охарактеризовать, как великолепное.

 

Один из дней я решил посвятить уборке своего жилища и очистке скнота. Инт решительно отверг мое предложение разделить участки работы, и мы оба принялись за мою спальню. Сначала я аккуратно, как научил меня Инт, протер мягкой тряпочкой влагососущий грибок на стене, затем была вытащена во двор и тщательно выбита кровать, потом помощник укрепил оконные рамы и дверь, и под конец мы принялись скоблить каменный пол. Приспособление, принесенное Интом для этих целей, представляло собой круг с дырой посередине. В процессе работы я вдруг с удивлением заметил, как «круг», стоит его приложить к полу, тянет к нему сотни усиков, потом втягивает их обратно, а затем снова выпускает. Я перевернул «орудие труда» и ткнул в него пальцем – усики прилипли к пальцу. Инт взглянул на меня, не отрываясь от своего занятия, и усмехнулся, но промолчал. У него была крайность противоположная Эпошу – у того рот не закрывался, из Инта слова надо тащить клещами. Я покрепче сжал круг и внезапно ощутил едва проступающее тепло. Я бережно положил круг на пол.   

 

- Инт, мне кажется, он живой.

 

Инт молча сцепил пальцы в замок и вернулся к работе. А я вспомнил о своих ощущения во время использования кувалды, но решил уточнить догадку.

 

- Инт, мы трем пол живым существом?

- Это не животное. Орудия труда - это организмы, которые дали нам ученые, чтоб помочь нам наладить жизнь.

- И нож?

- Да.

- Эти орудия растят в конвах?

- Да, рониты в ранних домах.

- Ранние дома? – меня пронзила догадка. - Их строили до войны? Из камня? Как и деревенские дома?

- Да, строили из камня, пока ученые не дали нам живые дома. В деревнях много таких. И в городах тоже.

- Но раз это организмы, значит, можно сказать - животные.

- Нет. Они живые, но не животные, - с равнодушным терпением объяснял помощник.

- Потрясающе! А чем же эти жи... эти организмы питаются?

- Тем, к чему их применяют. Но они могут обходиться без еды и пребывать в спячке, ожидая, когда понадобятся.

- Теперь мне как-то неловко тереть этим самым «организмом» пол...

- Не думайте об этом, Мактаб. Продолжайте начатое.

 

Я постарался следовать совету, но теперь надраивал пол с меньшим пылом.

 

Когда с комнатой было покончено, мы переместились на стоянку за двором гостиницы, где на глади маленького болота шевелились скноты кочевников. Мы подтащили свой и принялись чистить его до блеска различными «организмами». Рядом с нами четверо шока собирались куда-то отправиться и сносили в большой скнот мешки.

 

И тут случилось неожиданное - на нас со спины налетели трое. Двое скрутили Инта. Свои лица они не прятали, одним из нападавших был Эпош. Он обхватил мою шею длинными цепкими пальцами и прокричал:

 

- Тебя же предупреждали – убирайся! Упрямый землянин! Сейчас настанет твоя смерть!

 

Я услышал хруст позвонков, но в следующую секунду Эпош разжал пальцы и повалился мешком на наоль рядом с приятелями – над ними стоял Инт и невозмутимо потирал плечи.

 

- С Вами все в порядке?

 

Я кивнул и почувствовал острую боль в шее.

 

- Только шея болит.

 

Инт помог мне подняться, пощупал позвонки, резко надавил, что-то снова хрустнуло, и боль исчезла.

 

- Спасибо! А с этими что будем делать?

- Нам ничего не надо делать, кочевники уже позвали стражей.

 

Я увидел, как те четверо шли рядом с двумя стражами-ронит, указывая в нашу сторону, один из них что-то объяснял.

 

- Инт, а Вы их не убили?

- Не беспокойтесь. Не убил. Но они до следующего утра они будут неопасны.

 

Известие для меня, конечно, радостное, но мне все еще становилось не по себе при виде скорчившегося у моих ног Эпоша, ведь, несколько циклов я считал его своим другом, и где-то в глубине души мне было его жаль.

 

Стражи позвали подмогу, увезли нападавших на какой-то тележке, а нас с Интом попросили пройти с ними.

 

*****

 

Пообщались с нами в весьма пренебрежительном тоне и на прощанье прочли небольшую нотацию, как правильно вести себя на чужой планете. По словам стража я сам виноват, что на меня напали. Поделом мне – надо было дружить с аборигенами, вместо этого я «вел себя высокомерно» и «совершал недальновидные поступки». Я заикнулся о том, что ничего недальновидного я не совершал, но мне пригрозили арестом за неуважение к органам порядка. После того, как Инт все, что знал, рассказал, нас отпустили с оговоркой «временно».

 

*****

 

- Убирайся! – первое, что я услышал от бывшего помощника, навестив его в «глухом доме».

- Я бы давно убрался, если б вы не твердили свое чёртово «анконоль», а внятно рассказали, как обстоят дела. 

- Ты думал, мы будем для тебя шпионить? – зло расхохотался Эпош.

- Если бы вы объяснили, что Наоль – живая и сама растит для нурков все необходимое, я давно бы улетел и ни одного чужого вы бы больше не увидели.

- Почему же?

- Да потому, что такой прогресс кроме вас больше никому не подходит.

- Хочешь сказать – ваши планеты неживые?

- Во всяком случае они не способны так о нас заботиться.

- Это еще хуже – это значит, вы захватите нашу планету, чтоб жить на всем готовом.

- Не думаю. Наоль не безразлично, что будет с ее народом. Она придумала ученых, чтоб уговорить нурков избавиться от чужих. Как вы могли подумать, что она позволит жить здесь чужакам?

- Мы должны все предусмотреть. И не думай, что если я зднсь, для тебя все закончилось. Остались мои друзья. Они сделают твою жизнь невыносимой.

- Я пытался понять Наоль, а теперь я ее полюбил. За что ты меня ненавидишь?

- Ты – чужой. За тобой придут другие, если поймут, что здесь возможно жить.

- Если я погибну, кто-нибудь явится на мое место.

- Капилы больше не прилетели... – многозначительно усмехнулся Эпош.

- Ты хоть узнал бы у того, кто тебя послал – почему они не прилетели.

- Что ты имеешь ввиду? – в голосе послышалась тревога.

- Анконоль! – победно произнес я и ушел, чувствуя, что оставил Эпоша в растерянности.

 

*****

 

Два восхода спустя Эпош вышел на свободу, ведь, ничего преступного против своей нации он не сделал. Новость сообщил мне Инт. Но я, почему-то, был рад освобождению Эпоша.

 

Не знаю, кинулся ли Эпош узнавать судьбу капилов, которые оставили нурков в покое исключительно после того, как один нурк раскрыл им тайну планеты. Капилы поняли, что воевать против существа размером с целую планету им не под силу. Эту историю поведал мне Инт.

 

Поколдовав над посланием на Землю, я отправил его, снабдив в качестве доказательства различными образцами  живой ткани. Образцы я, разумеется, тщательно замаскировал, чтоб их не нашла таможня.

 

*****

 

Теперь мне крайне неловко было ступать по Наоль, зная, что она живая. Искупал я свою вину по примеру нурков –  всегда носил с собой шои и раз в четверо суток прокалывал кожу на руке. Сначала со страхом я наблюдал, как наоль всасывает мою кровь, потом для меня этот ритуал стал привычным делом. Я чувствовал – таким способом мы роднимся с Наоль – моя кровь в обмен на ее энергию. Еще оказалось, если не пить эту дрянь – отвар черной травы – место укола почти не болит.

 

Рауз~ нашел мне занятие на время ожидания ответа с Земли – с согласия всех членов общины меня допустили к выращиванию нового дома на ее территории.

 

Мы начали работу с выбора места. Это должна быть влажная, но хорошо проветриваемая площадка. Наоль глубоко рыхлят, удобряют тиной из болота и закладывают плод с единственной семечкой, взятый от дома. Было очень любопытно, может ли дом вырасти произвольно, и  откуда берутся плоды. Шока показали мне все с самого начала; к одному из членов общины мы пришли за плодом, который, одиноко зрел прямо посреди гостевой комнаты. Был выбран дом именно этого шока, потому что его жилище понравилось больше всего будущему владельцу дома. Мне объяснили, что самостоятельно семя из плода не может проклюнуться – нужно вмешательство нурков. Мы набрали в огромный скнот полный кузов тины, разрыхлили зубастыми организмами площадку, вывалили тину, тщательно ее разровняли, затем проделали отверстие в центре площадки и заложили семя. Дош спустя здесь должен вырасти дом.

 

Он на самом деле проклюнулся – показался зеленоватый конус, за три восхода он поднялся на два метра, еще через семь восходов достиг восьмиметрового роста. В нем получилось два этажа и пять комнат. Нам с владельцем оставалось возвести пару стен и соорудить «санузел» вокруг одного из корней. Позже я не раз приходил к этому дому, прикасался к его гладким скользким стенам, и «зеленый дом» слегка покачивался в ответ на мое приветствие.

 

*****

 

Взъерошенный с безумными горящими глазами Эпош вырос передо мной, когда я покупал продукты на рынке. Инт моментально скрутил его, но Эпош выпалил:

- Я с миром!

 

Я попросил отпустить бывшего помощника.

 

- Нужно поговорить в спокойном месте, - задыхаясь, сказал Эпош.

- Чем больше народа, тем место спокойней.

- Хорошо. Здесь, так здесь, - Эпош тревожно огляделся. – Ты мне не поверишь, - он снова оглянулся. – Помнишь фруктовщика? Его убил землянин.

- Я что ли? – я расхохотался.

- Да нет же, - Эпош досадно отмахнулся. – Другой землянин.

- Эпош, ты наелся черной травы – я единственный землянин на Наоль. Если бы кого-то прислали, мне сообщили бы об этом первому. И кстати, разве не цветные дети убили фруктовщика?

- Нет. Этот слух кто-то распустил. Даже нескольким цветным детям внушили, что они убили продавца.  Стражи так и не узнали, кто убийца. Но мы знаем точно, что землянин.

- Кто «мы»? Откуда знаете?

- Мы – антиземляне – нурки, которые хотели, чтоб ты улетел с Наоль. В нашей группе, в основном, родители и родственники цветных детей. Мы считали, что цветные - это знак, и что мы должны убрать чужака с планеты.

- С чего вы решили, что именно этого хочет Наоль? Она же не послала к вам ученых сказать об этом, как в случае с капилами?

- Поздно гадать, что значат цветные дети - нужно выяснить, сколько землян на планете. Ведь они тайно будут убивать нурков. Помоги нам Мактаб, ведь ты не убийца.

- Опомнись, Эпош! Для чего землянам убивать нурков, да еще тайно. Хотели бы – напали бы открыто и убили. Труда бы это не составило, поверь. Мы не капилы, у нас оружия хватит на сотни планет, но нам это не нужно. Землян не интересует Наоль. Земляне хотели знать ваш секрет, чтоб применить его дома. Убивать нурков? Зачем?

 

Эпош растерянно молчал, как-то затравленно озираясь по сторонам. Потом осторожно спросил:

 

- Может, чтоб подставить тебя? Чтоб тебя здесь арестовали?

- Да зачем?

- Как ты решил, что убил землянин? – вступил в разговор Инт.

- Один из наших, Нег, видел это, но молчал – боялся, что его тоже убьют.

- В этом все ронит – они не боятся совершать глупости, но страшатся дать отпор преступнику, - заключил Инт.

- Нег караулил тебя и наблюдал из укрытия, как какой-то ронит зашел в дом фруктовщика, - продолжал Эпош. – Потом, когда он вышел, уже садилась Иллийр, ронит начал застегивать одежду и зацепил капюшон. Вместе с ним с лица слетела маска, и Нег увидел, как он подумал, тебя. Но он был гораздо ниже и мощнее тебя. Землянин быстро надел маску и скрылся в проулке. Нег ждал до утра. Утром пришел помощник фруктовщика и вскоре в ужасе выскочил на улицу. Он и привел стражей.  

- Почему Нег подумал, что видел именно меня?

- Кожа землянина была такого же цвета, что и у тебя и справа голову перечерчивала глубокая линия.

- Что скажешь, Инт?

- Трудно объяснить случившееся, Мактаб, но мне кажется, в этом событии кроется опасность для тебя. И что-то подсказывает, что стражам знать о землянине пока не обязательно. 

- Я в этом уверен. Эпош, я могу поговорить с Негом сам?

 

Вскоре мы сидели у Нега в гостевой комнате. Тот подробно все рассказал.

 

- Вы смогли бы узнать землянина по маске ронит?

- Склоняюсь к тому, что мог бы. Но где искать этого ронит-землянина?

- Он должен находится по близости, крутиться возле меня постоянно. Я его не замечаю, но Вы можете узнать, если будете рядом. Попробуем отыскать его там,  где Вы его видели – если он ушел пешком, он может жить поблизости, иначе взял бы скнот.

- Я согласен помочь, но я не смогу долго оставаться с Вами – мне придется вскоре вернуться к работе.

- Хорошо. Думаю,  пяти восходов будет достаточно.

 

*****

 

Я был в гриме шока. Нег был одет как на праздник - видно, и я опасался, что не мы первыми обнаружим землянина, а он нас. На роните было надето рубиновое одеяние с блуждающей от воротника до полы искрой, излучающей мелодию. Я поинтересовался, в честь какого праздника он так разоделся, на что Нег с обидой в голосе спросил - как еще землянин сможет нас заметить? Я объяснил, что он не понял, и видеть он нас не должен, иначе план сорвется. Насилу уговорил его переодеться.

 

Община ронит снабдила нас прилавками, и мы с Негом делали вид, что торгуем «общественными листками» - что-то вроде маленьких газет - он служебными, я развлекательными. Иногда подходили нурки и на самом деле что-то у нас покупали, но Нег так пристально всматривался в каждого, что многие просто не решались подойти. 

 

Ожидая неуловимого землянина, я с удивлением понял, что о нем я думаю отвлеченно, как о чужаке, инопланетянине. Я жаждал  поймать его не меньше, чем нурки и зол был на него, пожалуй, даже больше. Чертов дилетант – он мог загубить все дело. Еще и маску нацепил... Лень что ли было загримироваться? Уверен, он и слова не знал из языка нурков, а туда же – пакостить. Я злился все больше и больше. Фруктовщика убил, чтоб меня подставить, а мужик он был неплохой, держался со мной на равных, хоть я был его работником. Да что теперь говорить. Вот поймаем сволочь, собственными руками задушу!

 

Вечером того же дня, переодевшись у Нега, я отдал несколько капель крови Наоль, потому что не сделал этого утром. И заметил, с каким удовлетворением наблюдает за моими действиями ронит.

 

Домой я возвращался расстроенным неудачной слежкой. Уже возле входа я с трудом расслышал, как меня позвали по имени. У кромки болота вокруг большого мешка сидели кочевники, мои соседи по этажу. Кочевниками в древности стали отверженные рониты и шока. Теперь это были мирные торговцы, по виду которых их невозможно было отличить от остальных нурков. Разве что казались они более диковатыми, но это в следствие образа жизни, а не происхождения.  Меня позвал шока, тот, что повыше и толще  остальных. Кажется, его звали Пэмь. Я приблизился к ним. Кочевники о чем-то сдержанно переговаривались.

 

- Лигани!

- Лигани! Расскажите нам о Земле, Мактаб, в обмен мы выполним Ваше желание.

 

Я не ожидал такого предложения.

 

- Я расскажу, но взамен ничего не нужно, - поспешил я заверить шока. В ответ кочевники одобрительно захмыкали.

- Присоединяйтесь к нам сегодня – мы будем разбирать товар.

- С радостью!

.

Сказать с радостью, не сказать ничего – я был неслыханно счастлив – кочевники допускали присутствие постороннего при их работе лишь за особые заслуги. Мне такое почтение оказали, видимо, авансом.

 

Надо сказать, меня покалывало беспокойство – я представлял себе, что я, как идиот, рассказываю о родине, а кочевники роются в мешках, периодически что-то переспрашивая.

 

Опасения оказались напрасными – меня усадили на почетное место в центре комнаты, поставили для меня кувшин сока майтицы, пиалу, накрыли теплой накидкой. Рассевшись передо мной полукругом, они буквально внимали моему рассказу. Когда я закончил и поинтересовался, будут ли вопросы, один из кочевников произнес важную фразу: «Мы не можем задать ни вопроса. Все, что Вы нам рассказали – это то, что мы должны знать. Остальное мы смогли бы постичь, только если б жили на Земле».

 

Потом кочевники сортировали товар – ткани, посуду, продукты, украшения, ароматизаторы, закупаемые у деревенских нурков, которые их производят. Приглашение было сделано неслучайно – мне предложили выбрать подарок за рассказ. Я не взял ничего, чем вызвал одобрительное удивление кочевников, а в качестве вознаграждения попросил разрешения помогать им в работе. Нурки согласились.

 

*****

 

С того дня мы с кочевниками стали товарищами – я иногда помогал им разгружать товар, они чинили мой скнот, я собрал для них в Южной общине денег и отдал свои, когда их ограбили, они снабжали меня целый дош продуктами, когда Земля, посчитав, что я не справился с обязанностями, не перечислила в Кьюкобар мою зарплату.

 

С этими деньгами была целая история – пока я караулил по всему Кьюкобару землянина и помогал на строительстве в Южной общине, земное начальство проанализировало мой отчет и сделало вывод, что я умалчиваю «важные факты в неизвестных целях», а потому я «обязан в кратчайшие сроки прибыть на Землю за личный счет», в противном случае моя дальнейшая судьба «перестает играть значение для Земли».

 

Я понял – мое начальство окончательно сошло с ума. За какой «личный счет»? Оплатить полет до Земли я мог при условии полного голодания в течение двух циклов, а это почти три года по земным меркам. Я и так с трудом наскребал на посылки с отчетами, зачастую отдавая свои деньги – уговорить увеличить размер казенных сумм на расходы мне так и не удалось. Они там на Земле думали, если нурки копошатся в болоте, у них тут все задаром. А гостиница, а еда, а охрана! Когда я на все это просил средств у Земли, мне возражали. Я видите ли должен был жить в предлагаемых апартаментах. Но я же говорил, так я ничего не узнаю. Видимо, я был недостаточно убедителен. Теперь вот еще – возвращаться. Я не сделал и половины из намеченного. Ну что я их там, объедал? За телохранителя и то платила Южная. Я даже начал подрабатывать – шока, хоть и немного, но платили за работу в общине.

 

Я решил, что нипочем не уеду, даже если буду жить на улице и питаться с мусорника. Но мои новые товарищи и Рауз~ заверили меня, что этого не произойдет – Южная оплатила цикл проживания в общежитии и начала чуть больше платить за помощь на строительстве, а кочевники каждый приезд таскали мне еду.

 

Рониты, благодаря нашему сотрудничеству с Негом, стали относиться ко мне гораздо лучше и перестали обвинять во всех смертных грехах, хотя по поводу моего влияния на цвет детей оставались принципиальными. Но теперь мысли «антиземлян» занимал таинственный землянин и, почувствовав в моем лице союзника, они отказались от моего убийства.

 

*****

 

Мы с Интом ложились спать, когда со двора донесся крик, переросший в возмущенные возгласы. Шум становился все громче. Я высунулся из окна, но был немедленно затащен Интом обратно: «Это опасно! Спустимся вместе и посмотрим.»

 

На лестнице мы чуть не столкнулись с Пэмем, который почти мчался нам навстречу. Я поспешил поздороваться.

- Мактаб, ты знаешь, внизу нашли ронита? Один из наших споткнулся об него у входа. Он жив еще, но ранен тяжело, - радостно-возбужденно выпалил Пэмь.

 

У меня кольнуло сердце и заныло солнечное сплетение. Мы поспешили вниз.

 

У входа прямо на ступеньках ничком лежал Эпош! Возле него возился неуклюжий фельдшер нашей гостиницы. Он мял безвольное тело Эпоша, что-то щупал у него под рубашкой, наконец, со вздохом выпрямился и заключил, отирая руки платком:

 

- Нужно везти его в Центр. Но у меня свободного скнота нет.

- Мы отвезем, - отозвался я. - Правда, Инт?

 

Инт согласился. Я знал, что скнот у врача был, но Эпош – ронит, и для ронита у врача-шока скнота не нашлось. 

 

*****

 

- Мактаб, Эпош хотел убить Вас, а Вы, рискуя жизнью, ночью, везли его в Центр жизни, - выговаривал мне Рауз~. – Предоставив Вам охрану, Южная стала отвечать за Вас. Инт мог не справиться в такой ситуации – ночь, близость с вероятными нападавшими, нурк, представляющий опасность сам по себе,  в скноте за спиной Инта.

- Но он был без сознания.

- Он мог притворяться. А ты, Инт? Ты обязан был отказаться.

- Он повез бы ронита сам. Возникла бы большая опасность.

 

Рауз~ был чрезвычайно недоволен.

 

- Эпош не приходил к Вам, Вы уверены?

- Нет, я с Негом весь день ждал землянина, вечер провел в Южной. Инт может подтвердить.

- Кого-кого, но Эпоша трудно не заметить, - с усмешкой добавил помощник.

- Я знаю, вы оба говорите правду, но поверят ли другие -  ронит вновь ополчились на Вас, Мактаб. Нег раньше срока отказался действовать вместе в поиске землянина.

- Мне уже все равно. Надоело бояться. Можете даже охрану снять. Пусть они на меня нападут и прикончат в конце-концов, если всем от этого станет легче.

 

Уходя, я бы хлопнул дверью, но у нурков они были упругими и мягкими, как резина. Я почувствовал, как Инт отправился за мной.

 

*****

 

Кочевники отнеслись к происшедшему не так трагично. Прихлебывая почти кипящий сок рапо, возлежа в расслабленных позах в различных местах моего номера, они пришли к единому мнению, что иначе и быть не могло – непрошеный ронит сунулся к шока и был наказан.  (К слову, рониты-кочевники не любили обычных ронитов единодушно с шока.)

 

- Но сунулся-то он, наверное, ко мне, - возразил я.

- Нет, ронита уже раненым выбросили у входа из скнота шока.

- Из скнота шока?! И вы их видели?

- Видели, но не разглядели – темно было. Шока сели в скнот и уехали.

- Сюда его зачем подложили?

- Наверное, чтоб на тебя подумали, чтоб поссорить тебя с ронитами. Мы, рониты и шока, перестали доверять друг другу века назад. Рониты решили, что капилы ближе, чем шока. Теперь о капилах никто не вспоминает, но рониты по-прежнему думают, что их конвы лучше наших. Я не подразумеваю ронитов-кочевников, - кочевник кивнул в сторону товарищей.

- Я снова слышу о конвах. Что же это такое? Только прошу,  не отвечайте «анконоль».

- Конвы дали нуркам ученые. Из конв появляются орудия нашего труда.

- А вторые конвы, что означают? – перебил я.

- Вторые конвы начали делать сами нурки – те, из высоких зданий, нурки, которые ближе к ученым. Это произошло еще до твоего приезда. Но ученые не довольны. Вторые конвы рождают много агрессивных существ, которые нападают на создателей и ранят их.

- А как вы все думаете, почему появились цветные дети?

- Дело не в тебе, конечно. Что-то случилось с их родителями. Может, это новые существа? Или знак, который послала планета, но мы не можем его понять.

 

Эти ребята нравились мне все больше - они ни разу за всю беседу не произнесли проклятое «анконоль». 

 

*****

 

Рауз~ вошел без свиста.

 

- Эпош пришел в себя! Если хотите попрощаться с ним, поспешите – он очень плох и наверняка вскоре умрет.

- Не стоит спешить, Рауз~, Эпош не умрет, - я старался держать себя в руках и говорить спокойно, ведь я помнил слова наставника: «Где бы ты ни был, по тебе будут судить о всей Земле» И я хотел, чтобы все поняли, какие спокойные выдержанные люди живут на нашей планете.  – Я был утром у Эпоша. Мои друзья кочевники позаботятся о нем.

- Что Вы имеете в виду? – голос Рауз~а сел, но я оставался спокоен.

- Они не подпустят Вас к Эпошу, - я, наконец, решился и взглянул прямо в глаза шока. На дне розовых зрачков я увидел смятение. – Я все знаю. Я догадался, и сегодня Эпош подтвердил мою догадку.

 

Рауз~ молчал, совсем по-человечески закусив нижнюю губу. Так делаю я, когда волнуюсь. Шока тревожно смотрел то на меня, то на Инта. Инт невозмутимо наблюдал за нами.

 

- Вам известно это имя. Это «Рауз~»!

 

Шока стянул накидку и грузно сел на кровать.

 

- Вам-то я что сделал, Рауз~? Вы тоже верите в эту чушь про цветных детей?

- Теперь видно, что действительно полюбили нашу планету – Вы прозреваете буквально на глазах. Вы сказали, что сами догадались. Но как?

- Очень просто. Только Вы знали, что я работаю у фруктовщика.  

- Об этом мог догадаться каждый, - возразил Рауз~.

- Никто, кроме Вас. Вы знали точно. И вчера один из скнотов Южной видели у гостиницы. Его опознали кочевники. Из него и выбросили Эпоша. Но зачем убивать? Зачем вообще все это?

– Инт, а ты, почему рядом с ним? Уходи! – приказал шока, но Инт проигнорировал приказ и не сдвинулся с места.

- Инт все знает. И он на самом деле не хочет, чтоб пострадал не виновный.

- Я тоже не хочу! Все, что я говорил Вам – это правда. Сначала да, я считал Вас врагом. Я один из «антиземлян» и собирался выжить Вас, но потом я все понял и не хотел причинять Вам вред. Я же приставил к Вам Инта для охраны! Разве это не подтверждает мои добрые намерения? Нападение на Эпоша стало нелепой случайностью – он узнал обо мне и хотел сообщить все Вам. Мы перехватили его по дороге в гостиницу. Подбросили его под дверь, чтоб Вы его нашли и позаботились о... захоронении. Чтоб не валялся он там всю ночь.

- Да Вы добряк! Но Эпош выжил и все мне рассказал. Чего Вы так испугались? Ну, узнал бы я раньше, что вокруг полно идиотов, ну, что дальше? А подбросили его мне тоже случайно?

- Ваши земляне будут мстить.

- Чушь! Обидно, что все могло бы быть по-другому. Фруктовщик напрасно погиб. 

- Вам известно о нем далеко не все. Фруктовщик не был «антиземлянином», но однажды пришел к нам и кое-что рассказал. Самое ужасное то, что он сообщил.

- Я весь дрожу.

- Он сказал, ему земляне дали деньги, чтоб он подстроил Вашу гибель. Его мало заботила Ваша жизнь - он уверил нас, что обязательно исполнит заказ землян, но он нуждался в помощи после.

- А Вы ему «помогли»!

- Земляне все равно убили бы свидетеля, а мы не хотели обострять конфликт с Землей Вашей смертью, мы собирались Вас изгнать. Ваш хозяин мог загубить межпланетные отношения, и мы решили устранить его, заодно подставив Вас. Но я вижу, Вас снова заботят отвлеченные детали, и Вы не обратили внимание на главное – земляне замешаны во всем этом, кто-то действует против Вас. 

- Я все отлично понял. Просто я не могу больше. Вы все вокруг меня оборотни какие-то, я никому не доверяю. Вы добились своего, я улетаю с Наоль. Но страшно, что и на Земле я не буду чувствовать себя как дома. Вот и здесь меня хотели подставить свои же. Что я всем вам сделал?

- Все перечисленное не слишком ужасно, Мактаб,... - но я  уже не слушал нурка. Я вышел из общежития и окунулся в дождливый день.

 

*****

 

Я шел, шатаясь, словно наелся черной травы. На ходу полез в карман, выгреб оттуда валюту, пересчитал дрожащими руками – хватало на десять процентов билета до Земли. Хотя за эти деньги я мог добраться до Царпава. Ну, а что я там забыл? И куда я тратил деньги? Да мало ли – скнот новый купил, давал кочевникам, Инта выручил, Эпошу принес дорогой лечебный настой. Да и сама стоимость межпланетных полетов на Наоль мало кому по карману, а те, кто может себе это позволить, долго собирают на подобную поездку. К чему теперь делать подсчеты? Нужно думать как попасть на Землю. С другой стороны, кому я там нужен? Друзьям? Переживут. Отцу? Он давно смирился с мыслью, что я отщепенец. Земле? Ну, не сошла же она с орбиты за время моего отсутствия. Может, и правда махнуть, куда денег хватит, и будь, что будет?

Эта мысль показалась мне в нынешнем положении самой обнадеживающей. Я доковылял до космопорта, ввалился в окно кассы и высыпал горсть камней перед удивлённой рониткой.

 

- Царпав, - прохрипел я.

- Ваш идентификатор? – с испугом попросила девушка. И тут только я вспомнил, что все документы и другие весьма нужные мне вещи остались в номере гостиницы.

 

Я извинился, сгреб деньги и, проклиная всех и вся, потащился обратно. Я надеялся лишь на то, что в номере никого не застану. В довершении ко всему, чтоб я не сомневался, что как бы ни было плохо, всегда может стать еще хуже, полил ледяной дождь.

 

*****

 

Дверь была настежь. К счастью, в номере никого. Весь заболтанный, по пояс в липкой грязи я принялся лихорадочно собирать сумку.

 

Ну, вот и все готово! Дрожа от мокрого холода, я оглядывал мой наольский приют и чувствовал абсолютное опустошение. Ни страха, ни обиды я не находил в своей душе, только пустоту.  Все предали. Все. И свои, и чужие, которых я считал своими. Наверное, со мной что-то не так, раз я так доверчив. Нельзя мне поручать такую ответственную миссию. Ну, да что теперь! Прощайте! Я погасил свет. Осторожно прикрыл мягкую дверь.

 

Дождь прекратился. Тучи расплылись, обнажив Иллийр в зените и вязкое синее небо. Впервые за эту весну я увидел чистое небо. В болоте у рынка проснулись кривы и выбрались на берег погреться, подставляя звезде гладкие черные спины. Я почувствовал под ногами мощные толчки – гигантское теплое сердце забилось быстрее. А может, мне это лишь почудилось?

 

Я вспомнил, что не отдал сегодня дань и, отступив к обочине улицы проколол кожу. Я позволил вылиться крови больше обычного. Голова закружилась. И вот случилось невиданное – там, где наоль впитала мою кровь, стремительно распустился прекрасный цветок размером с мою ладонь. Он переливался всеми цветами радуги, источал густой пряный аромат, сверкал каплями влаги, от него волнами исходило приятное тепло. Я восхищенно смотрел на это чудо, а тем временем вокруг нас с цветком собирались нурки. Они что-то одобрительно восклицали, удивлялись неуловимому цвету, но единодушно признавали, что этот цветок – добрый знак. Внезапно он принялся расти, увеличиваться в размерах, зеваки отпрянули, и, когда в сердцевине уже могли свободно разместиться пять взрослых нурков, он сомкнул листья. Раздалось тихое жужжание, я ощутил легкое покалывание в ногах, и вдруг цветок молниеносно распустился и словно выстрелил голубым потрескивающим шаром, похожим на те, что я видел через окно в высотке. Шар повис в воздухе прямо передо мной.

 

- Ученый! Ученый! – с трепетом зашептали нурки.

 

Я похолодел. Значит, вот как выглядят таинственные «ученые»!  Тем временем шар зажужжал громче, опустился на наоль и принялся выжигать в грязи замысловатые знаки.  

 

- Читайте! – подтолкнул меня вперед один из нурков. – Это послание для Вас!

 

Я не стал пререкаться и попытался понять смысл текста. Безуспешно. Я понял только, что послание написано какой-то шифровкой.

 

- Я не понимаю ни слова! – в голос признался я.

- Разрешите помочь, - раздался за спиной знакомый голос. Не дожидаясь моего разрешения, Инт прочел:

 

- Вам сообщают, что чужак, отдавший наоль частицу себя, может остаться.

- Именно так? – переспросил я у какого-то старика. Тот поспешно захлопал правой ладонью о левое плечо в знак согласия.

 

Цветок сжал листья в крошечный комок, и  наоль всосала его. Шар растворился в воздухе. Зеваки тут же разошлись. Я чувствовал растерянность.

 

- Что же мне теперь делать?

- Вы должны остаться и помочь нам поймать тех с Земли, кто угрожает и Вам, - уверенно заявил Инт.

- По-моему, про «остаться» и «помочь» речь не шла...

- Это подразумевалось.

- Ну, ну. И как же я могу помочь? Я сегодня улетаю.

- Я следовал за Вами, чтобы остановить и попросить о помощи.

- Я сплю что ли? Сначала ваши все хотели меня убить, потом подставить. Теперь, когда мечта сбывается, и я собираюсь убраться отсюда, меня уговаривают остаться.

- Вы знаете - я на Вашей стороне. Если обе общины попросят у Вас прощение, Вы согласитесь?

- Да не в прощении дело. Ваши общины мне постоянно лгали. Почему я сейчас должен поверить? Откуда мне знать, что сейчас меня не обманывают?

 

В ответ Инт извлек из складок одежды небольшой синий круг. Я внимательно изучил его – это был билет с открытой датой, открытым портом и резервом валюты, которой мне хватило бы на год жизни в Кьюкобаре. Его обладатель мог позволить себе остаток жизни бесплатно путешествовать в любую точку Вселенной. Заманчиво.

 

- Вы пытаетесь меня купить? – изумился я.

- Нет. Мы все виновны перед Вами, это часть искупления. Вы можете улететь, когда угодно и куда угодно.

- Не понятно только, куда мне угодно лететь. Возьмите, - я протянул билет обратно.

- Это означает отказ?

- Это означает, что я помогаю, если захочу, я не когда мне заплатят. Да и не представляю я, где искать этих ваших землян.  Ловите их сами!

 

Я хотел добавить еще что-то сердитое, но задохнулся от боли – будто под левую лопатку ткнули толстым шилом. Сгоряча я еще сумел оглянуться, но заметил лишь уплывающий вдоль дороги скнот. Теплое пятно растекалось под рубашкой. Оседая на наоль, я помню, ощутил огромное облегчение – на меня охотились «чужие» земляне, все «свои» знали, что я «зеркальный», они стреляли бы справа. Взгляд Инта, полный ужаса, меня тоже обрадовал – нуркам не нужна моя смерть. Еще никогда я не умирал так радостно.

 

*****

 

С трудом вытаскивая ноги из горячего месива песка, я пробирался к вершине бархана. Солнце накаляло мое тело, затылок горел, я захлебывался собственным жарким дыханием. Когда до цели оставались считанные метры, дюна подо мной предательски заскользила, увлекая меня за собой. Я открыл глаза и увидел, как Инт затаскивает меня обратно на кровать.

 

- Очнулись! – радостно вскрикнул Инт. – Теперь сами держитесь, а то замучили меня совсем - уже пятый раз падаете.

- И давно я здесь?

- Два дня. Хорошо, что Вы пришли в себя – я должен идти.

- Постойте! Что со мной? Какие новости?

- Вам повезло - наконечник пробил Вас навылет. Если бы застрял – неизвестно, чем все закончилось.  Новостей нет! Кто стрелял, тех не нашли, к Вам приходили Рауз~, Эпош, он поправился уже, кочевники. За Вами сегодня присмотрит Ег из нашей общины. А вот и он.

 

- Вам нужно что-нибудь? Рана не болит? – поинтересовался Ег.

- Даже странно – ничего не болит, только слабость во всем теле. Пока ничего не нужно. Я буду спать.

 

Ег сел рядом с кроватью, положил на колени трубу-оружие и замер. 

 

Я где-то читал, что иногда люди во сне делали великие открытия. Озарение пришло и ко мне. От того, что мне пригрезилось, я вскочил, как ошпаренный, напугав Ега. Я схватил шока за локоть и жарко зашептал:

 

- Тот молодой шока,  который помог мне подняться, когда был у высоток! У него была чрезвычайно чистая обувь! Это невозможно, если ты прошел даже до следующего перешейка, даже по дороге. Вы видели нурков с чистой обувью?

- Тех, которые вышли только что за порог...

- Верно! За порог дома. Но никаких жилых зданий и близко не было. Может, он вышел из скнота? Но ближайшая стоянка скнотов осталась у высоток. Нурк никогда не оставит скнот не на стоянке. Он побоится лишиться скнота, ведь только на стоянках болото его не засосет. Это что значит?

- Либо нурку не нужен скнот, либо он не был нурком.

- Да! Не был! И одежда, Ег! Я вспомнил его одежду! Он, шока, оделся как ронит! Это землянин! Я видел землянина! Он наверняка и сейчас разгуливает в этом безумном виде шока-ронита.

- Но почему он Вам помог в тот день?

- Разглядеть хотел поближе. Я уверен, они следят за мной постоянно. Посмотрите в окно, Ег. Вы видите что-нибудь необычное?

 

Ег, стараясь мне помочь, чуть не вывалился из окна рассматривая подозрительных нурков снаружи, но ничего примечательного не заметил.

 

Когда пришел Инт, я поделился с ним догадками. Он согласился, что искать землян нужно рядом со мной. 

 

*****

 

В ожидании выздоровления я коротал дни у окна и наблюдал за нурками. И досмотрелся, что многие даже взрослые нурки имели оттенок – красноватый, либо коричневый. Однажды я разглядел оттенок кожи и у Инта. Он подтвердил. Сказал, что заметил это, когда проникся ко мне симпатией. Вот как, значит. Я попросил его поговорить с родителями цветных детей. Мои догадки подтвердились – у них кожа также приобрела некоторый оттенок, когда прилетели первые земляне. Их появление они восприняли в ту пору с радостью. И еще он ошеломил меня сообщением – сейчас дети начали приобретать нормальный цвет. Так, значит, цветные дети родились от радости? Было бы забавно, если бы не было грустно.

 

Когда мое пошатнувшееся здоровье пошло на поправку, я и Ег отправились «на охоту». Инт остался в общине, так как он уже «засветился» и не мог делать вид, что со мной не знаком. План состоял в следующем – я обходными путями выруливаю на глухую улочку, Ег на расстоянии наблюдает за мной. Под одеяние шока нацепили мне непробиваемые пластины из костей рыбы кен, способной, судя по размерам костей,  проглотить целиком скнот вместе с нурками. Вид у меня был ужасающий, от пластин тело мое казалось раза в два толще - если учесть, что мелкими костями этой рыбы мне обклеили голову. Я пытался возразить, что в таком виде я сам себя не угадаю, не то что убийца, но Инт настаивал – кому надо, узнают.

 

В справедливости его слов я убедился, едва повернул за угол синего колышащегося дома. Я ощутил два мощных толчка в спину, но сумел удержаться на ногах. Я нагнулся, как учил меня Инт, закрыл голову руками и услышал громкий топот. Чья-то туша рухнула на меня, но я резко выпрямился, и она грузно свалилась на наоль. Я увидел того самого учтивого молодого шока. Краем глаза я заметил улепетывающий скнот, за которым погнался скнот Инта. Ег с незнакомыми нурками мчался мне на подмогу.  

 

*****

 

Никогда я еще не спал так сладко, как в ту ночь, потому что все, кто мог нарушить мой сон, находились в соседней комнате под неусыпным присмотром моих наольских товарищей. Хотя разгадка странных событий была более печальна, нежели я предполагал.

 

Когда мы сорвали маску с шока, под ней оказался землянин. В нем я узнал, увы, Алекса, помощника одного из моих многочисленных начальников. Он клялся, что убивать меня не хотел. Мол, он прекрасно знал, что у меня сердце справа, потому и стрелял влево, чтоб только ранить. В заговоре участвовало, если ему можно верить, всего трое – начальник, он лично и контактер (тот, кто непосредственно общается с посланниками, он и осуществляет их связь с Землей). Вот отсюда и отсутствие денег с Земли, и «обоснуйте причину заказа», и «немедленно возвращайтесь за личный счет». Эти трое идиотов решили, что если я так долго не сообщаю ни о каких результатах, знаюсь так близко с нурками и до сих пор не умер в опасном климате, я скрываю нечто ценное и ужасно выгодное. Вот они и собрались завладеть информацией первыми и тогда уже решать, насколько дорого ее можно продать и кому. Убивать меня они не хотели – фруктовщик должен был меня обезвредить, так сказать, и передать им. Но понял он все по-своему.

 

Они договорились с фруктовщиком – им даже денег не потребовалось на подкуп, так он жаждал со мной расправиться, узнав, что я землянин. Но Рауз` вмешался, и пришлось Алексу самому охотиться за мной, потому что теперь эта парочка без меня его не пускала на Землю. Он нанял помощников из ронитов. Теперь эти двое сидели на полу в соседней комнате связанные, рядом с Алексом. Рауз`, Инт, Ег и даже Эпош стерегли заговорщиков, пока я решу, что с ними делать. Ронитов я отпустил – что с них взять, ну, ненавидят они пришельцев, их дело, они у себя дома. А вот насчет Алекса ... Его я решил взять в заложники – он будет жить под стражей в общине, пока с Земли не прилетят люди, которым я доверяю, и которые убедят меня, что моей жизни ничего не угрожает. 

 

Алекс, услышав приговор, пришел в ужас – он дни считал до отлета, ведь, его здоровье чрезвычайно пошатнулось в гостеприимном климате Наоль. Он принялся меня упрашивать, чтоб отпустил, умолял, рыдал, ползал на коленях. Фу! Противно! Когда меня так слезно начинают уговаривать, у меня напрочь пропадает  всякое желание уступать. Да и не жалко совсем его было – чуть все дело не загубил. Еще я некоторое время сомневался, как выдвигать свои требования – ждать месяцами ответа через официальную почту или воспользоваться дорогущим спецканалом с разрешения главы Наоль. Он, ведь, точно потребует объяснений. Не признаваться же в голос, что у нас творится. После долгих размышлений я придумал причину – я заболел и мне требуется лекарство, которое есть только на Земле. Рониту, отвечающему за спецсвязь, мои объяснения не показались правдоподобными.

 

- Вы же были совершенно здоровы, когда прибыли к нам. У меня есть отчет о состоянии Вашего тела (он так и сказал «тела»).

- Я заболел здесь.

- Отчего Вы в таком случае не лечитесь местными средствами?

- Они мне не помогают.

- А почему Вы решили, что помогут земные лекарства?

- Ну, что-то же должно помочь.

- А если нет.

- Вы хотите, чтоб я умер?

- Нет, разумеется, но ... Вы знаете, что спецпочтой можно воспользоваться только раз?

- Я знаю, но в особых случаях до пяти раз. Не волнуйтесь, Земля Вам все возместит.

- Вы понимаете, мы должны задействовать корабль, развивающий опасную для экипажа скорость. Мы будем рисковать многими ради Вас одного. Это правильно?

 

Ронит лукавил, экипаж такого корабля состоял из одного пилота, к тому же, половину стоимости полета оплачивала принимающая сторона. Упертый попался ронит. Тогда я решил выдвинуть последний аргумент.

 

- Если я умру, как Вы собираетесь выплачивать компенсацию моей семье?

- Я помню из документа, Вы не женаты...

- У меня жив отец, есть родственники.

 

Ронит нахмурился, открыл рот, хотел спросить еще что-то, но передумал, вздохнул и протянул мне изящную черную керамическую палочку с причудливым орнаментом.

 

- Завтра с рассветом на космодроме лично передадите Ваше письмо пилоту и отдадите ему верхнюю часть ключа. Когда он вернется с ответным пакетом, отдадите оставшуюся.

 

На этот раз к письму я приложил подробнейшее описание «чуда» нуркского прогресса.

 

*****

 

Время в ожидании я провел, почти не выходя из номера, а мой пленник в подвале одного из домов общины. Ему было уже совсем плохо, и я разрешил шока давать ему майтицу. Он почти не вставал, мало ел и не отходил от чана с водой. Я понял, еще пару земных недель и его не станет. Но общаться с ним до ответа с Земли я отказывался категорически. Вот прибудет почта, тогда.

 

Через семь дней к дверям гостиницы подъехал скнот курьера космодрома и отвез меня за ответом. Сообщение было истерическим. Общий смысл письма можно было свести к фразе: «Ни ты, ни Алекс  нам не нужны»  Про меня на Земле решили, что я чокнулся – брежу какими-то живыми домами, молотками-существами и сердцем внутри планеты. Насчет себя я как-то не очень расстроился, через земные три месяца контракт истечет, все равно заберут. А не заберут, нурки помогут улететь. А вот с этим-то Алексом, что теперь делать?

 

Смотреть на него, конечно, занятие не для слабонервных – клочками обросшее щетиной лицо, серая кожа, слипшиеся влажные от пота волосы. Он двигался по своему подвалу еще довольно уверенно, но уже часто терял равновесие. Похоже, майтица ему не помогала. Но мне не было к нему сострадания. Я смог простить Эпоша – действуя против меня, он защищал свой народ, но нельзя жалеть предателей.

 

Увидев  меня, Алекс вскочил, снова начал что-то лепетать в свое оправдание, но я грубо прервал его:

 

- Мне это неинтересно. Я к тебе не с сочувствием, а с деловым предложением. – Алекс аж порозовел от напряжения. – Ты диктуешь признание, все очень подробно, с деталями, кто из вашей шайки, что, когда и где сказал, сделал, кто предложил, кто поддержал и так далее и вводишь в программу свое ДНК под личным паролем. У тебя же есть такой?

 

Алекс кивнул с такой готовностью, чуть голова не отлетела.

 

- Вот. Потом отдаешь чип мне и сообщаешь мне свои данные – должен же я прочесть, что ты наговорил - вдруг ты сообщишь в признании, что я хотел убить главу Наоль. За это договариваюсь с нурками, и они пристроят тебя на борт к капилам или еще кому-нибудь.

 

- Как, то есть, «пристроят»? – голос дрогнул. – И что я у капилов буду делать?

- Ну, что скажут. Скажут, помой туалет - помоешь. Скажут, ухаживай за теплицей – будешь ухаживать.

- А зачем меня к ним? А на Землю нельзя?

- Можно, конечно. Но кто за твою перевозку заплатит? Твои приятели? Нет, им надо, чтоб ты здесь умер. Я? И не подумаю. Да и думаешь, на родине за твое преступление тебя ждет лучшая участь, чем мытье туалетов?

- Сколько же мне так летать? – Алекс совсем сник.

- Это как повезет – может, два года, может, десять. Как сменится экипаж.

- А что потом?

- Потом вернешься на Землю, страсти поутихнут. Разыскивать тебя не будут. Да и на Земле тебя еще долго не застать. Вот и забудут про тебя. Нет, ты, конечно, можешь остаться, пересидеть, в этом подвале, но больше месяца ты не протянешь.

 

- Вы же протянули...

- Я другое дело. Я полюбил Наоль.

- И что? Какая разница?

- Наоль в обмен на мою любовь позволила мне остаться. Но ты вряд ли поймешь тонкости наших с ней отношений.

 

Я бросил Алексу устройство для записи, и ушел, чтоб не слушать, как он будет начитывать признание.

 

*****

 

Я не ожидал столь стремительного развития событий. Не успел я посадить Алекса на борт к капилам, как родная Земля вновь напомнила о себе. Мы с Интом еще издали заметили у ворот общины, где я теперь жил, незнакомца-землянина. Инт, забеспокоившись, положил ладонь на рукоять оружия.

 

- Отбой, Инт - я его знаю, - я разглядел лицо землянина – это был Роман, мой институтский приятель. Но, помня о многочисленных «оборотнях», я не спешил кидаться к нему на шею. Хотя он, завидев меня, вроде искренне обрадовался, подхватил сумку, подошел. Обнялись. Роман покосился на Инта.

 

- Все в порядке, Роман. Это мой друг.  

- А мне какие-то страшилы у гостиницы подсказали твой адрес.

- Это не страшилы, это кочевники, - засмеялся я. – Они тоже мои друзья.

- У тебя тут, похоже, все друзья. Я тогда, зачем приехал, - улыбнулся Роман.

- Кстати, а зачем ты приехал? Ты мою историю знаешь?

- Мы ничего не знаем. Меня прислали, чтоб я разобрался, что происходит. Вот даже спецканал выделили. Скорость - это, конечно, здорово, только голова разламывается. 

- Голове сейчас поможем. А кто это «мы»?

- Помнишь нашего ректора? Вот он теперь всем заправляет. Как ваш начальник подал в отставку, так  ректора и назначили на его место. Много у вас там народу поувольнялось.

- Много, говоришь... А что это ты все «у вас» да «у вас»? Ты что, не с нами работаешь? И, кстати, почему ты не на Рааре?

- Ну, не получилось из меня дипломата. Да ты же знаешь, это отец настаивал. Не по мне это все.  Вот это мое – что-нибудь отвезти, привезти. Доставить в срок.

- И что тебе нужно доставить сейчас?

- Тебя! – засмеялся Роман. – Ректор наш голову сломал, пока пытался понять, что у вас случилось. Я, говорит, почту раз сто перечитал, ничего не могу понять. И почему, спрашивает, разбежалась половина «конторы». Это я случайно услышал, как он говорит с помощником. А тот тоже новый человек, ничего не знает. Вот мне и поручили тебя срочно привезти.

- Так у меня договор месяца на три еще. И вообще, тут дел много. 

- Ну, не знаю. Мне, конечно, приказа «взять живым или мертвым» не давали, но...

 

Я смотрел в ясные бесхитростные глаза своего приятеля и  отчетливо понял - ему-то я могу доверять.

 

- Пошли, Роман, в общину. Я тебе все очень подробно расскажу. Только ты слушай внимательно и верь всему, что я скажу. И даже если ты о таком никогда не слышал, верь обязательно!

 

*****

 

Роман поверил. Во всяком случае слушал, не перебивая. Я отдал ему запись признания Алекса, все, взятые мной пробы,  письмо для отца.

 

Через несколько недель меня вызвали на космодром получить посылку. В ней было много сокровищ - долгожданный прибор, ура – деньги, спецкарта, билет до Земли с открытой датой и письмо.

 

«Ваша работа на планете Наоль в стратегическом аспекте нецелесообразна, но Ваши исследования полезны для науки Земли. Высылаем запрошенный Вами прибор. По Вашей просьбе продлеваем договор на шесть земных месяцев. Вам возобновлено регулярное финансирование. От Вас ждем ежемесячных отчетов, для чего предоставляем разрешение на пользование спецканалом. Договор на спецканал с правительством Наоль заключен. Успешной работы!»

 

Под письмом стоял код ДНК ректора.

 

Когда мы с Интом вышли из космопорта, на нас обрушился дождь. Но я уговорил Инта отправиться пешком, а скнот забрать со стоянки потом. Инт даже не пытался возражать, он давно понял, что с сумасшедшим землянином спорить бесполезно. Так мы и шли по скользким кочкам, по очереди тащили тяжеленную сумку, и холодные потоки нас поливали нещадно. Инт стоически молчал, украдкой поглядывая на небо и отворачиваясь от порывов ветра. А я с удовольствием подставлял лицо и дождю, и ветру и чувствовал себя абсолютно счастливым, сам не знаю, почему. Может, оттого, что на меня перестали охотиться и на Земле больше не воспринимали, как заговорщика, а, может, потому, что, ступая по Наоль, я ощущал биение сердца. Огромного живого сердца.

 


24 мая 2015

2 лайки
0 рекомендуют

Понравилось произведение? Расскажи друзьям!

Последние отзывы и рецензии на
«НЕБО В ЛАДОНЯХ»

Нет отзывов и рецензий
Хотите стать первым?


Просмотр всех рецензий и отзывов (0) | Добавить свою рецензию

Добавить закладку | Просмотр закладок | Добавить на полку

Вернуться назад








© 2014-2019 Сайт, где можно почитать прозу 18+
Правила пользования сайтом :: Договор с сайтом
Рейтинг@Mail.ru Частный вебмастерЧастный вебмастер