ПРОМО АВТОРА
Игорь Осень
 Игорь Осень

хотите заявить о себе?

АВТОРЫ ПРИГЛАШАЮТ

Олесь Григ - приглашает вас на свою авторскую страницу Олесь Григ: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
kapral55 - приглашает вас на свою авторскую страницу kapral55: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
стрекалов александр сергеевич - приглашает вас на свою авторскую страницу стрекалов александр сергеевич: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
Сергей Беспалов - приглашает вас на свою авторскую страницу Сергей Беспалов: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
Дмитрий Выркин - приглашает вас на свою авторскую страницу Дмитрий Выркин: «Вы любите читать прозу и стихи? Вы любите детективы, драмы, юнорески, рассказы для детей, исторические произведения?»

МЕЦЕНАТЫ САЙТА

Михаил Кедровский - меценат Михаил Кедровский: «Я жертвую 20!»
Михаил Кедровский - меценат Михаил Кедровский: «Я жертвую 20!»
станислав далецкий - меценат станислав далецкий: «Я жертвую 20!»
Амастори - меценат Амастори: «Я жертвую 20!»
Амастори - меценат Амастори: «Я жертвую 100!»



ПОПУЛЯРНАЯ ПРОЗА
за 2018 год

Автор иконка меркеев
Стоит почитать Страна мультяшной нежности. О сказках Св...

Автор иконка Василий Шеин
Стоит почитать Жил- был художник один...

Автор иконка Андрей Штин
Стоит почитать Клятва

Автор иконка станислав далецкий
Стоит почитать ДОБРОВОЛЕЦ

Автор иконка Sall Славикоf
Стоит почитать ПРОКЛЯТЬЕ ДОМА МАКФЛОЕВ

ПОПУЛЯРНЫЕ СТИХИ
за 2018 год

Автор иконка Олесь Григ
Стоит почитать Попутчица

Автор иконка Анастасия Денисова
Стоит почитать ВТОРАЯ НОЧЬ...

Автор иконка мирослава троицкая
Стоит почитать Остров.

Автор иконка Наталья Владимиров...
Стоит почитать Вы потеряли, сударь, право...

Автор иконка Олесь Григ
Стоит почитать ...и придет ко мне она...

БЛОГ РЕДАКТОРА

ПоследнееРазвитие сайта в новом году
ПоследнееКручу верчу, обмануть хочу
ПоследнееСтихи про трагедию в Кемерово
ПоследнееСоскучились? :)
ПоследнееИтоги конкурса фантастического рассказа
ПоследнееПоздравляем с Днем защитников Отечества!
ПоследнееАнализ литературного текста

РЕЦЕНЗИИ И ОТЗЫВЫ К ПРОЗЕ

Алексей БелобровАлексей Белобров: "Благодарю за отзыв! Это было на самом деле, к несчастью." к рецензии на Жил да был чёрный кот за углом

Эльдар ШарбатовЭльдар Шарбатов: "Спасибо Вам за сильное, душевное произведение!" к рецензии на Жил да был чёрный кот за углом

Эльдар ШарбатовЭльдар Шарбатов: "Вероятно, Корова не хуже других видела, что кот на удивление ласковый...." к рецензии на Жил да был чёрный кот за углом

Эльдар ШарбатовЭльдар Шарбатов: "По-моему, тут дело не в приметах: эгоцентричным людям нужен только пов..." к произведению Жил да был чёрный кот за углом

Вова РельефныйВова Рельефный: "А если и пьет и гуляет, то идеально?" к рецензии на "ЧТО НУЖНО ЖЕНЩИНЕ?.. СКАЖИТЕ?"

НаталиНатали: "Интересная сказка. Женщине всегда мало. Вот есть у меня две подруги . ..." к произведению "ЧТО НУЖНО ЖЕНЩИНЕ?.. СКАЖИТЕ?"

Еще комментарии...

РЕЦЕНЗИИ И ОТЗЫВЫ К СТИХАМ

kapral55kapral55: "Спасибо за отзыв." к рецензии на Что пророчат, не понять

НаталиНатали: "Стихотворение понравилось, поздно или рано все ухо..." к стихотворению Что пророчат, не понять

НаталиНатали: "Стихотворение понравилось, поздно или рано все ухо..." к стихотворению Что пророчат, не понять

НаталиНатали: "Стихотворение понравилось, поздно или рано все ухо..." к стихотворению Что пророчат, не понять

Эльдар ШарбатовЭльдар Шарбатов: "Извечная проблема людей: поток социальной информац..." к стихотворению ДУША

Володин Евгений ВладимировичВолодин Евгений Владимирович: "Спасибо!" к рецензии на Половинка.

Еще комментарии...

Полезные ссылки

Что такое проза в интернете?

"Прошли те времена, когда бумажная книга была единственным вариантом для распространения своего творчества. Теперь любой автор, который хочет явить миру свою прозу может разместить её в интернете. Найти читателей и стать известным сегодня просто, как никогда. Для этого нужно лишь зарегистрироваться на любом из более менее известных литературных сайтов и выложить свой труд на суд людям. Миллионы потенциальных читателей не идут ни в какое сравнение с тиражами современных книг (2-5 тысяч экземпляров)".

Мы в соцсетях



Группа РУИЗДАТа вконтакте Группа РУИЗДАТа в Одноклассниках Группа РУИЗДАТа в твиттере Группа РУИЗДАТа в фейсбуке Ютуб канал Руиздата

Современная литература

"Автор хочет разместить свои стихи или прозу в интернете и получить читателей. Читатель хочет читать бесплатно и без регистрации книги современных авторов. Литературный сайт руиздат.ру предоставляет им эту возможность. Кроме этого, наш сайт позволяет читателям после регистрации: использовать закладки, книжную полку, следить за новостями избранных авторов и более комфортно писать комментарии".



Билет в один конец


Алексей Белобров Алексей Белобров Жанр прозы:

9 февраля 2019 Жанр прозы Фантастика
47 просмотров
0 рекомендуют
1 лайки
Возможно, вам будет удобней читать это произведение в виде для чтения. Нажмите сюда.
Билет в один конецПовествование о ближайшем будущем. В настоящее время полным ходом идёт подготовка к отправке на Марс первой партии колонистов-добровольцев. Как может выглядеть высадка людей на красную планету? И какие тайны скрывает в себе спутник Марса астероид Фобос.

Per aspera ad astra! (Через терни – к звёздам!)
Луций Сенека.

Естественный спутник Марса астероид Фобос был открыт американским астрофизиком Асафом Холлом в 1877г. В греческой мифологии Фобос – означает страх. Космическое тело представляет из себя округлую глыбу, спаянную из камней и кометного льда. Размеры не впечатляют воображение и составляют 26,6 x 22,3 x 18,6 километров. Вращается вокруг Марса почти по круговой и низкой орбите. Его высота над поверхностью красной планеты составляет всего 6 тысяч километров.
Официальная справка.
Экран тускло мигнул и осветился. Где-то вдалеке, в самой черноте мелькнуло изображение. Ближе, ближе. Ещё. Уже можно было разглядеть извилистый, испещрённый кратерами багровый ландшафт. Таинственный, мрачный, холодный Марс приближался. С незыблемым постоянством панорама красной планеты разворачивалась, и вновь растворялась в космической дали. Шли годы, cменялись тысячелетия, но не менялись ни мёртвый пейзаж, ни тот, перед кем он возникал.  Казалось, время остановилось. Глубокие провалы глазниц продолжали всматриваться во мрак, как когда-то давно, многие миллионы лет назад. Когда они были живыми глазами.
1
Спейс шаттл «Немезида», выполнив гравитационный манёвр торможения, лёг в дрейф на орбите Марса. Над кораблём повис грязно-оранжевый диск, на фоне которого резво бежал его спутник. В рубке находилось двое астронавтов, что собственно, и составляло весь экипаж. Небо было чужим, непривычным. Даже россыпи созвездий изменили своё положение. Преодолев огромное межпланетное пространство, борт, наконец, прибыл в пункт своего назначения. Командир вместе с пилот-инженером наблюдали за монитором, отображавшим схему сброса на поверхность планеты спускаемого модуля – груза для первых переселенцев.
- Выведи детали задания, – потребовал командир корабля полковник Стив Джефф, тыча пальцем в изогнутую пунктирную линию.
Инженер поклацал на клавиатуре – на экране выскочила таблица:
- Кэп, вот расчётная траектория. Снижаемся, сбрасываем модуль с барахлом. Хрень для придурков-самоубийц, которым не терпится поскорее отдать здесь концы. Затем облёт, видеосъёмка. После чего приступаем к выполнению программы «Альпинист», – бодро отрапортовал инженер Ларри Браун, – то есть, отправляемся непосредственно к Фобосу. Здесь, в общем, и начинается основная часть нашей миссии. Алгоритм предусматривает высадку астронавта на поверхность астероида с целью забора грунта и детализированной съёмки ледяного образования, так называемого монолита Палермо-Флеминга. Чем больше проб будет взято – тем лучше. В рамках программы допускается до пяти выходов, в зависимости от обстоятельств и возможностей аппаратуры.
- Всё верно. Наша цель – это Фобос. Послушай, Ларри, до сих пор на нём побывали только роботы, этот булыжник не даёт мне покоя. Что-то всё время ускользает из моего понимания об этом камне.
- Я тоже думал об этом. Почему в состав экспедиции не включили исследователя? Экипаж чисто военный.
Джефф с присущей ему прямолинейностью ответил:
-Ну, здесь всё просто, Ларри. На третьего не хватит воздуха и жратвы. Системы регенерации не потянут. Тут и так всё впритык. А если добавить ещё одного, неважно, военного, гражданского, проект бы в два раза удорожал. НАСА на всём экономит, а деньги налогоплательщиков бессовестно прикарманивает. Сколько они вложили? А сколько утаили? Ну и потом – риск. Он возрастает. Ты инженер, и не мне тебя просвещать, что значит увеличение массы на носитель. Какой-то пустяковый килограмм стартового веса, и тот по сто раз учитывается. До сих пор удивляюсь, как это русские умудряются проносить на борт водку и колбасу. Основная задача – это исследовать астероид, а не доставка, как ты говоришь, барахла. С этим и автомат бы успешно справился. Ему-то громоздкие системы жизнеобеспечения ни к чему. Ну а груз для свихнувшихся колонистов – так он не дышит и кушать не просит. Для всего мира мы выполняем чуть ли не святую миссию. Доставляем палатки и семена тем, кто только готовится к старту. А для узкого круга военных, сам понимаешь. Поэтому, пока снижаемся, не любуйся красотами Марса, а подними все файлы про этот Фобос.
Говоря об изначально планируемой численности экипажа Джефф слукавил. На самом деле  предполагалось послать к Марсу как раз-таки троих. В принципе, можно было выкинуть часть вспомогательного оборудования, дублирующего функции основного, убрать запасной скафандр и усилить систему регенерации воздуха. Но на этапе предполётной подготовки начальство почему-то круто изменило свои планы. Почему? На этот вопрос Джефф внятного ответа так и не получил.
- Мы и так всё проштудировали об этом Фобосе, - стал возражать командиру Браун, - булыжник булыжником, а вот работать на его поверхности будет не просто. Практически нет гравитации. На земле такое не смоделируешь. А файлы – и так наизусть.
- Подними файлы про Фобос, – настойчиво повторил Джефф.  
Массивная фигура командира и раскатистый голос не раз вынуждали проглатывать несогласных свои возражения, но Джефф знал, инженер и не станет перечить всерьёз. Просто сделает по своему втихаря, если сочтёт это более правильным. Вообще-то Джефф обеими руками был против включения в экипаж именно Брауна, но совет постановил: Браун полетит так или иначе, а вот командира можно поменять и на дублёра. Чем руководствовались эти мозгокруты, было непонятно, но после отбора команды старший в комиссии генерал Петерсон отвёл Джеффа в сторону и тихо промолвил:
- Стив, не выпендривайся. Уж поверь моему опыту, этот безбашенный с виду чудак нестандартно мыслит, и у него невероятный инстинкт выживания. Когда он брал любую безнадёжную ситуацию под свой контроль, ему всегда удавалось выходить в дамки. Спасать не только себя, но и дорогостоящие высокотехнологичные изделия. По-настоящему неизвестно, с чем вы таким там столкнётесь. Вполне возможно, что вы окажетесь в глубокой заднице, и вытащить экипаж вместе с шаттлом сумеет только он. Мы лишь сможем вас слышать, да и то далеко не всё, причём с большой задержкой по времени.
После некоторых колебаний Джефф согласился. Да и не было у него особого выбора. Ему ясно дали понять, что право последнего хода останется за инженером, каким бы капитаном он себя не мнил. Протоколы протоколами, но только в эти протоколы все непредвиденные обстоятельства не втиснешь. В решении комиссии не было никакой логики. Петерсон рассуждал как воспитанник захудалого провинциального колледжа: неизвестно что может случиться, но Брауну обязательно повезёт. Потому, что до сих пор на авось кривая его вывозила. И где же тут здравый смысл? Инженер мог запросто загубить миссию, и миллиарды долларов вылетят на ветер, не говоря уже об их со Стивом жизнях. Во всяком случае, ситуация виделась Джеффу именно в таком свете. Вроде серьёзные военные и учёные мужи. А занимаются гаданием на кофейной гуще и разводят балаган. Президент, и тот не вмешивается. Они что, все разом спятили? Или владеют какой-то информацией, которая неведома Джеффу? Тогда почему воды в рот набрали и мелят какую-то чушь про удачу? «Эй, господа, ну-ка, выкладывайте на стол все тузы. Только я и должен всё знать. Я туда всё-таки лечу». Эта фраза всё время вертелась в голове капитана, но он почему-то смолчал. Наверное, не хотел, чтобы его отстранили. А может, надеялся на то, что все эти грязные секретики яйцеголовых будут открыты ему во время полёта? Но этого не произошло. Опять планы поменялись? Детский сад, ей Богу. Вот интересно, а по каким же критериям отбирали самого Армстронга во времена лунной эпопеи? Только недавно стало известно из рассекреченных документов, что в России выбрали Гагарина первым лишь потому, что носил он исконно русское имя – Юрий. Хотя чуть ли не до самого старта он числился дублёром, а первым номером был лётчик-космонавт Герман Титов. Но в последний момент советское политбюро переиграло и ракета-носитель «Восток» вывела на орбиту модуль с Гагариным на борту. Стартовал он простым лейтенантом, а вернулся на Землю уже майором. Он обрёл мировую известность. Ну а что же Титов? Про него даже мало кто помнит. Готовились космонавты вместе, но Титов не полетел потому, что от рождения звался Германом! Тёзкой Германа Геринга, рейхсмаршала фашистского рейха и военного преступника, повешенного по приговору Нюрнбергского трибунала. Что думал тогда Титов про своих родителей, давших ему это имя, история умалчивает. Вот и теперь не обошлось без политических амбиций и подковёрных игр. Нечистоплотная возня вокруг проекта «Фобос» началась почти сразу же после его запуска. Планы вояк менялись один за другим. В работу закрытого отдела НАСА постоянно вмешивались высокопоставленные чиновники ФБР и Пентагона. Потом генералы как-то сразу успокоились. Это выглядело довольно зловеще. Политика политикой, но Джефф подозревал, что их с Брауном может ожидать та же участь, что и запущенный не так давно «Фобос-грунт». Раз потеряли интерес – значит, списали в утиль. Значит, действительно полёт на удачу. Возможно, он заблуждался, чего-то не понимал, однако душа была не на месте. Сколько неудачных стартов было у русских? А сколько на самом деле было запущено кораблей в рамках программы «Аполлон»? До сих пор это было известно лишь узкому кругу посвящённых. Быть может, отказаться от миссии? Но ведь такой шанс выпадает раз в жизни. Намного позже, уже далеко от Земли Джефф окончательно понял, что об их разговоре с Петерсоном Браун так и не узнал. Не знал инженер и о причине его неожиданного назначения в качестве пилот-инженера в дальний полёт к Марсу. Брауна просто вызвали и поставили перед фактом. Или-или. И что же Браун? Просто кивнул, и как обычно, бодро отчеканил:
- Есть, сэр!
Как будто ему предлагали лёгкую прогулку по Майами!
Сейчас Браун спокойно сидел в своём кресле и бесстрастно щёлкал по клавишам. Корабль плавно снижался по орбите, и оба спутника Марса были уже наверху.
- Фобос изучается давно, – говорил Джефф, глядя на инженера, - мы проштудировали официально признанные данные об этом астероиде, а ты копни про то, чего нам не сообщили. Информации должно быть намного больше. Что от нас скрыли? Чего не хотели показывать?
- Есть, кэп, вхожу в базу, - Браун пробежал пальцами по клавиатуре, – э-э-э, да здесь полным-полно статей про этот Фобос.
«Немезида» стабилизировалась на низкой орбите, где поле гравитации Марса на неё ещё воздействовало. Вблизи планета не казалась такой красной. Поверхность была испещрена извилистыми промоинами, кратерами и горными цепями, рисуя в воображении уродливых монстров и спрутов с обезображенными щупальцами. Великое множество исследователей усматривало в размытых деталях какие-то фантастические лица, пирамиды, кубы, треугольники, считая всё это остатками техногенных сооружений погибшей цивилизации. Но это всего лишь воображение. А сколько уводящих от истины гипотез было выстроено по поводу крайне неоднородного ландшафта. И тем не менее, здесь когда-то была вода в жидком виде. Возможно, зеленели леса и кипела жизнь. Уродливые разломы и угловатые нагромождения скал указывали на то, что на планете когда-то произошла катастрофа невиданной мощи. Теперь это был мёртвый мир. Но кто-то решил в этот мир вдохнуть новую жизнь. Те люди, которые сюда собирались высадиться, прекрасно понимали, что шансов у них пятьдесят на пятьдесят. Им это было нужно. Потому, что Марс мог принадлежать только им. По крайней мере, пока. Неприветливый, суровый, неважно. Только через риск и непомерный труд возможно на нём было основать и построить первое в истории человечества поселение.
Под днищем шаттла распахнулся люк, и из проёма выпал прямоугольный контейнер, устремившийся вниз по параболе. Хлопнув парашютами, груз плавно опустился в центре пологого кратера на рыхлую марсианскую почву, и прочертив борозду, замер на месте.
- Шеф, он опустился, как ящик с яйцами. Сейчас прибегут нехорошие аборигены с перьями на затылках, и всё барахлишко растянут до нитки.
- Я давно привык к твоему искромётному юмору, - вздохнул Джефф, - хотелось бы верить, что так гладко пойдёт и дальше.
- А что должно быть не гладко?
- Не строй из себя дурака. Тот факт, что мы сюда долетели, уже само по себе великий успех. И ты это прекрасно знаешь. Ты же видел, как этот проект лепили наспех и второпях. Своё назначение не помнишь?
- Помню. И что с того? Лунная программа «Аполлон» тоже была окутана политическими интригами.
- Потому и неизвестны широкой общественности многочисленные аварии на космических кораблях. Знаешь, сколько русские потеряли модулей с космонавтами на борту? Из-за того, чтобы выдержать приоритет. Приурочить старт к какой-нибудь знаменательной дате.
- К чёрту политику, шеф. Мы так далеко, что можно про это не вспоминать. Вы лучше посмотрите, какие просторы, и ни единой души. Участок себе застолбить не хотите?
- Как-нибудь в другой раз.
- И всё же, что эти люди забыли на Богом забытом безжизненном Марсе?
- Хотят здесь обосноваться и жить, считай, со всеми неудобствами. Но. Без социального неравенства, без денег. Чтобы всё было общим, никакой частной собственности. Все счастливы и довольны. Абсолютная свобода и равноправие, так называемый утопический коммунизм. Даже если у них всё получится, неравенство постепенно возникнет и в их мире. И частная собственность появится. И воевать они будут друг с другом.
- Почему?
- Как тебе объяснить. Был когда-то один такой теоретик-философ Карл Маркс. Был и последователь. Тоже философ и профессиональный революционер Владимир Ульянов-Ленин. Его тело до сих пор выставлено в мавзолее для всеобщего обозрения.
- Знаю. Это в России.
- Да, на Красной Площади их столицы Москвы. Так вот, эти философы в своих работах разложили всё по полочкам, а последний сумел организовать государственный переворот, и на руинах свергнутой монархии попытался создать такое сообщество.
- Получилось?
- Отчасти. И в рамках отдельного государства. Но что-то пошло не так, система рухнула, просуществовав где-то семьдесят лет. До конца построить коммунизм не удалось. В теории всё вроде гладко, а на практике появились подводные камни.
- А почему этот Ленин там лежит? Что в нём такого особенного? Почему бы просто не похоронить и поставить памятник?
- Кто знает. У этих русских до сих пор сохранились корни идолопоклонства. Ведь не всегда они верили в Бога.
- Что-то слышал об этом. Они даже в орбитальный полёт берут с собой плюшевых зверушек в качестве амулетов. Лично мне достаточно и нательного крестика.
- Лжёшь, негодяй. Ты способен пронести на борт всё, что угодно. Даже мину с часовым механизмом.
- Э-э шеф, не пойман – не вор. И потом, я себе не враг. И всё же, мне не совсем понятно, чего им Земле не сидится? Хотят жить по Ленину? Тогда почему бы не основать ту же коммуну на Земле типа свободной зоны?
- Хотя бы потому, что здесь к тебе не заявятся приставы. Полиция не арестует, исполнительный лист не догонит. Пожизненный срок не влепят, и на электрический стул не усадят. Никаких налоговых сборов. У колонистов свои концепции и постулаты. Кто их поймёт? Что их сюда потянуло. Все эти налоги, алименты, карательные органы, появятся здесь гораздо позже. Возможно, через десяток, а то и сотню поколений, когда колония разрастётся и превратится в мегаполис. Но они обязательно появятся. Иначе наступит анархия и хаос. И потом, про этих философов они и понятия не имеют.
- Неужели и они когда-нибудь передерутся?
- Уж поверь мне, историку. Когда здесь будет создана промышленность, сельское хозяйство, возникнет инфраструктура, всем этим нужно будет кому-то управлять и следить за организацией экономики. Правильно планировать будущее. А в случае недовольства со стороны отдельных групп – своевременно наводить порядок, а зачинщиков изолировать в кутузку.
- Что-то типа разгона демонстраций?
- Вот именно. Вначале будут просто недовольные. Они были всегда и во все времена. Этакие правдолюбцы. Потом появятся и мятежники.
- Здесь слишком разреженная атмосфера, достаточно жёсткий радиационный фон из-за слабого магнитного поля. Эта почва вряд ли способна взрастить хоть какой-то сорняк, который можно будет безопасно жрать, и который будет производить кислород.
- Сегодня эти препятствия вполне преодолимы. Технологии не стоят на месте. Теоретически терраформирование возможно на любой планете с твёрдой стабильной корой и достаточно плотной атмосферой. Кстати, Марс для этого не совсем подходит. У газовых гигантов внешнего кольца имеются луны с более приемлемыми условиями для заселения. Только пока долететь до них могут одни беспилотники. Скажем, спутник Сатурна Титан дал бы сто очков вперёд этому Марсу. Сплошь углеводороды в атмосфере и на поверхности. Немного поднапрячься, и эти запасы обеспечат воздухом и энергией на тысячелетия. А вода там уже в готовом виде.
- Сложно всё это. Уж как по мне, так лучше налоги заплатить. Вот даже если по каким-то причинам я здесь останусь и буду процветать, то мои прапраправнуки уже будут жить в таком же мире, как и на Земле? Полиция, армия, тюрьмы, суды. Всё это будет? И деньги тоже?
- Абсолютно верно. По другому никак не выйдет.
- А вдруг выйдет?
- История, Браун, эта такая штука, которая всегда повторяется. Жаль, что многие этого не хотят понять. В том числе и главы ведущих держав. Какие бы реформы они не проводили, результат всегда один. Колонисты, что сюда прилетят, готов об заклад биться, об этом даже не подозревают. Начнут они с коммуны, а чем закончится эта марсианская эпопея в будущем, предсказать несложно. Но никто в это вникать даже не пытается.
- Но кто-то же вник. И сделал выводы. Вот информация по Фобосу, шеф. Большинство файлов попросту перепечатано, но кое-что есть. Вы правы, много чего не стыкуется. Официально Фобос – это ничем не примечательная каменная глыба вперемешку со льдом, похожая на картофелину. Вращается вокруг Марса и представляет собой обычный космический мусор. На этом википедия, в общих чертах, заканчивается.
- На этот мусор ухлопана куча денег.
- О да, шеф. Здесь много странностей, недомолвок, и если хотите, откровенных подтасовок.
- С чего бы это? – заинтересованно спросил Джефф, - чертовщина?
- Судите сами. Взгляните на этот весьма любопытный документ. Это отчёт прошлых лет по работе автоматической станции. Не знаю, насколько он полный.
Браун подвигал курсором.
- На снимке, сделанным зондом НАСА «Марс Экспресс» мы видим детали поверхности Фобоса. Она неоднородна и испещрена ударными кратерами. Всё, как по учебнику. Но! Какие странные кратеры. Почему-то они расположены в строго геометрическом порядке перпендикулярно и параллельно друг другу. Получается, что упали они по строго заданным линиям. Видели вы на другом астероиде, планетоиде, на том же Марсе такие следы? Вот для сравнения собрат Фобоса Деймос. На нём эти кратеры расположены хаотично. Как на Луне, Меркурии, Ганимеде. А на Фобосе – нет. Почему? Кто-то в высоких научных кругах в своё время делал заявление, что усматривает здесь элементы обшивки корпуса. Сомнительно, правда. Хотя чем объяснить такой строгий порядок?
- Да уж, а раньше я этого не замечал. Чертовщина.
- Просто укрывательство факта, который мозголомы не в силах объяснить. Ещё одна странность. Ни у одной планеты Солнечной системы нет такого маленького спутника. У Марса он есть, и он уникален. Вся его орбита неправильная.
- Как это, неправильная. Орбита как орбита.
- Уж слишком Фобос приближен к Марсу. Это не бросается сразу в глаза. Однако, согласно расчётам, он расположен внутри предела Роша и должен упасть, а он почему-то не падает. Поразительно то, что время от времени он изменяет свою скорость, не изменяя при этом высоты. Это противоречит законам гравитации. Представьте, если наша малышка «Немезида» при совершении орбитального полёта вдруг по каким-то причинам замедлится.
- Она грохнется на Марс.
- Или спланирует, в зависимости от величины потери скорости, а это дерьмо не падает. Всё это очень странно. Этому есть единственное разумное объяснение. С массой Фобоса что-то не так, она явно неверно рассчитана. В руководствах величина различается. То ли случайно, то ли намеренно кто-то уводит всех от истины. Яйцеголовые из НАСА что-то знают, но молчат. А потому здесь мы, а не робот. Смотрите сюда. Вот Фобос под разными углами съёмки. Имея такие габариты и состав обычного мусора, он внутри ничем не заполнен. Это школьная математика. Просто никто не хочет заморачиваться на этот счёт. Зная размеры Марса, размеры Фобоса и параметры орбиты, мы можем точно рассчитать массу астероида, а во многих справочниках она указана чуть ли не в два раза большей. Выходит, внутри он пустой? В таком случае, почему этот мусор до сих пор не разлетелся? Что его удерживает? Прочная однородная оболочка, а внутри – пустота? Это невозможно для тела, созданного естественным путём. Космос не способен создавать такие объекты в силу тех законов, по которым он живёт.
- Ты озадачил меня до усрачки. Искусственное тело непонятного назначения, которое создали те же оранжевые человечки. Этот камень болтается тут миллиарды лет, и до сих пор никак себя не проявил. Ты точно всё проверил? Размеры, массу, высоту орбиты, скорость вращения.
- В этом нет необходимости, потому что здесь сплошные противоречия. А то, что он кажется мёртвым сейчас, так это ещё ничего не значит. Посмотрите ещё. Вот данные зондов «Марс Экспресс» и «Марс Глобал Сервейер». Последняя была запущена в 1977 году и проработала на орбите до 2006-го. Нам теперь иметь с этим дело.
- Монолит Палермо? Обычный кусок кометного льда на поверхности Фобоса.
-Это вам так объяснили. Слишком правильное, похожее на полусферу образование. Выделяется из окружающего фона белым цветом. Официально да, это лёд с вкраплениями космической пыли, мелких камней. Подтверждено спектральным анализом. По конфигурации – башня, высотой 76 и 70 метров в диаметре. Однако выглядит вполне рукотворной. Детали рассмотреть не удаётся. Картинка разбивается на пиксели. Предел разрешающей способности аппаратуры того времени. Вот только лёд не бывает такой правильной формы. Есть ещё кое-что, на что стоит обратить внимание. К Марсу и Фобосу, в общей сложности, было отправлено 76 зондов, но успешно выполнили миссию всего лишь 16. Остальные, по неизвестным причинам, потерпели аварию, или вовсе исчезли. А запущенный в 2010 году «Фобос-грунт», который должен был прояснить ситуацию, вообще не сумел покинуть земную орбиту. По данным того же НАСА, из-за отказа маршевых двигателей. Спутник утопили в океане. После проект был заморожен, и в 2029 году закрыт, якобы из-за недостаточного финансирования.
- Недостаточного финансирования, - выдохнул Джефф, - насколько я знаю, пресса об этом хранила молчание. Закрыли втихую. Даже звучит нелепо. Русские, так всегда всё делают на недостаточном финансировании. Из-за коррупции непосредственных руководителей космических программ. И у них получается даже лучше. Но у нас-то для НАСА любой проект такого масштаба - жирный кусок. На лунный сколько ушло. Ни за что не поверю, что они прикрыли эту кормушку для себя добровольно. Ни конгресс, ни президент, при планировании бюджета им никогда не отказывали.
- Возможно поэтому и был запущен наш проект. Мы стартовали полгода назад, 24 мая 2038 года в восемь часов по Гринвичу.
- Ладно, предупреждён – значит вооружён. Готовь коды по «Альпинисту». Будем вскрывать пакет.
- Есть, кэп, – вздохнул Браун, – хотел бы я знать, чем это таким мы вооружены.
Браун чувствовал непонятную, всевозрастающую растерянность, даже страх, думая о том, что вскоре окажется на поверхности этого, что вполне могло представлять смертельную опасность. Такова уж статистика, с ней не поспоришь. При проектировании и сборке автоматических зондов всегда присутствовал человеческий фактор, помноженный на недостаток данных. Но чтобы такое количество дронов прекратило работу в одном и том же месте? «Вояджер-1» и «Вояджер-2», построенные ещё в двадцатом веке на убогой и примитивной радиоламповой аппаратуре уже находились в межзвёздной среде, посылая исправно сигналы на Землю. На своём пути они исследовали планеты с их лунами, и покинули границы солнечной системы лет двадцать назад, благополучно преодолев все астероидные пояса. Невероятно, но обе станции функционировали, и продолжали двигаться к центру галактики. Старинные беспилотники, живучесть которых оценивалась примерно лет на пятнадцать. Или станция Кассини-Гюйгенс. Запустили опять же ещё в конце прошлого века. Она отработала на орбитах трёх планет. Зонд собрал данные о спутниках газовых гигантов, определил структуру и поведение колец Сатурна, исследовал Титан, сделал качественные снимки Энцелада. И, скорее всего, работал бы по сию пору, если бы в 2017 году его не направили на Сатурн. Зонд сгорел в плотных слоях атмосферы.
А тут столько неудачных запусков к одному камню. Это уже похоже на закономерность. Кто-то или что-то не хочет приоткрывать свои тайны. А что, если и не нужно стремиться к далёким мирам? Изобретать сверхсветовые двигатели, неисчерпаемое топливо, камеры стазиса, в которых человек максимально замедляет свою жизнедеятельность, а следовательно, практически не стареет, преодолевая многие тысячи световых лет полёта в межзвёздном пространстве. Что, если внеземная высокоразвитая цивилизация спряталась где-то под боком на одной из планет солнечной системы?
За проведённые месяцы на борту шаттла Браун привык к размеренной жизни. Ко всем этим опытам, тестам с микробами и растениями. Теперь начиналась настоящая работа. Он вгляделся в иллюминатор. Перед взором раскинулась необъятная вселенная, сверкавшая всеми цветами радуги с невообразимо красочным калейдоскопом туманностей, протуберанцев и вихрей, пересыпанных щедрой рукою создателя мириадами звёздных скоплений. «Немезида» держала курс на неприметный камешек этой вселенной. Невзрачный, убогий, и всё же загадочный.
Джефф и Браун, закрепившись ремнями, сидели у пульта и всматривались в монитор. «Немезида» приближалась к Фобосу, который теперь закрывал собой больше половины небосвода.
- Шеф, а нас не разнесёт вдребезги, как когда-то советскую автономную станцию при подлёте к астероиду?
- Нет, мы не врежемся. Траектория рассчитана правильно. Гравитация стремится к нулю, что косвенно подтверждает предположение о пустотелости объекта. Попробуй просканировать на наличие полостей.
Браун склонился над панелью и набрал комбинацию.
- Вообще-то, я не в том смысле, насчёт «разнесёт». Шеф, вот изображение, но на нём какая-то бессмыслица. Похоже, что-то внутри экранирует. По плотности, я бы сказал, парафин.
- Сканер исправен? При торможении мог сместиться центр тяжести.
- Я проверил калибровку. Вроде исправен, но сейчас он показывает чушь. Вернее, ничего не показывает.
- Странно.
Маневрируя, корабль завис над Фобосом в тридцати метрах. Горизонт был настолько близким, что казалось, протяни руку, и ладонь скроется за его линией. Унылый ландшафт не впечатлял. Ни гор, ни холмов. Не было даже скал. Лишь единственный ледяной монолит возвышался над мёртвым миром. Ближайший кратер был мал, и Браун подумал, окажись он на дне, голова всё равно бы торчала снаружи.
- Вот оно. Как чётко всё видно. И что здесь необычного? Разве что этот кусок льда, – задумчиво произнёс Джефф, – а так действительно - мусор и есть мусор.
- Шеф, вот если вы не хотите, чтобы вас обнаружили, то что делаете?
- Убегаю.
- А если возможности нет?
- Прячусь, или камуфлируюсь.
- Вот-вот.
Джефф аккуратно стабилизировал шаттл в одной точке над астероидом. Он вспомнил свою высадку на Луну. Почти такой же однообразный, мёртвый пейзаж. Однако лунный реголит серый, а здесь грунт какой-то коричнево-рыжий. На марсианский он точно не похож. Ледяной монолит Палермо. Пожалуй, действительно чудо. Про него даже упоминал Базз Олдрин. Так близко к нему не приближался ещё никто. Брауну здесь будет сложнее, чем ему на Луне. Там гравитация, есть за что зацепиться. Можно спокойно ходить по поверхности.
- Да он просто огромен, – подал голос Браун, разглядывая поверхность ледяного монолита.
- И он здесь единственный.
- Это и странно. Геометрически правильный. Как если бы чем-то обработан снаружи. Природа таких пропорций не соблюдает.
- А как же кристаллическая решётка, скажем, у атома углерода. Само совершенство.
- Да-а, теория.
- Повтори свои действия.
- Спускаюсь. Беру пробы грунта. Затем двигаю к ледяному столбу. Заполняю контейнеры. Вы корректируете отсюда. Исследуем материал на борту и делаем предварительный анализ. Попадается что-либо интересное, выхожу во второй раз и пытаюсь разобраться на месте. По окончании облёт, снимаем детальное кино и убираемся. Если не пришлют что-нибудь дополнительно. Как-то так.
- Как видишь, задание несложное. Если всё пройдёт гладко. Мы первые здесь люди, хоть и подневольные.
- Почему подневольные? Я заработаю на этой экспедиции очень неплохо.
- В этом и дело, что заработаешь. Как и я. Но мы выполняем приказ. Нейл Армстронг тоже выполнял приказ, но вошёл в историю, как первый человек, ступивший на Луну. Быть может, ты тоже войдёшь в историю. Первопроходец и покоритель Фобоса Ларс Спенсер Браун. Звучит?
- Шутите. Сравнили Луну с этим огрызком, космическим недоразумением. Даже никто ничего не заметит. Вот шкурку свою хотелось бы не попортить.
- Это хорошая мысль. Я давно тебя знаю. Ты только и горазд шлёпать наобум по минному полю. Но теперь ты должен действовать в рамках программы. Никакой самодеятельности. Иначе подставишь нас обоих, и вся миссия полетит к чертям собачьим. Здесь помощи ждать неоткуда. Вспоминай всякий раз, как только закрутится в твоей башке какая-нибудь очередная авантюра: мы должны доставить на Землю данные. Неважно какие. Какие добудем, но в рамках задания. В любом случае они окажутся бесценными. Фобос давно привлекает учёные умы, в нём много загадок. Так или иначе, без пристального внимания прессы ты не останешься. Если всё правильно сделаешь, получишь внеочередное звание и сверху ещё премиальные. Ты будешь сверкать на всех глянцевых обложках. Те колонисты, которые прилетят на Марс, останутся здесь навсегда. Они не зарабатывают, а только теряют. Теряют здоровье, быть может, и жизнь. Это их выбор. Они будут на Марсе все до единого похоронены. Для них это билет в один конец. Здесь «скорую» не вызовешь. Даже банальный аппендицит неминуемо приведёт к смерти. Но они и не планируют возвращаться. Здесь, на красной планете, они возведут себе дом. Во всяком случае, попытаются. В силу своих убеждений, они навсегда покидают Землю. Это добровольцы, вложившие в свой проект посильные средства. Он финансируется не из НАСА, а в рамках свободной конфедерации. Но мы-то должны вернуться. Мы подневольные на зарплате, и в этом принципиальное отличие между нами и колонистами. Смотри, вот рождественская ёлка, мы до неё добрались, а на ней куча подарков для дядей в больших погонах. Эти подарки им надо не просто показать, а доставить в праздничной упаковке.
- Да-а, политика. Даже здесь. Как бы нам эти подарочки не встали поперёк горла.
- Сплюнь через левое плечо и постучи по дереву.
- Да где-ж его, дерева, тут взять.
Астронавты всматривались в экран. Перед ними возвышалась полукруглая стена льда, уходя основанием в грунт.
- Шеф, получаю данные. Как и предполагалось, снаружи это лёд, по составу напоминающий кометный. Сканирую. Внутри извилистые полости, похожие на пещеры. Наверное, там можно пройти.
- Готовься к высадке. Ниже опускать «Немезиду» не позволяет регламент по безопасности. Сработает защита, и мы подпрыгнем. Потом снова трахайся со стабилизацией.
Створки люка раздвинулись, и из шлюза выплыл астронавт, облачённый в громоздкий скафандр. Он медленно спускался на тросе, закреплённом карабинами на плечах прямо к подножию ледяной горы, казавшейся небоскрёбом на фоне унылого тёмного ландшафта. Было замогильно тихо, лишь слабое потрескивание общего фона раздавалось в наушниках. В сознании гуляло ощущение неземной тайны, сокрытой в глубинах астероида. Того, чего ему, Брауну, знать не полагалось. Но он упрямо продвигался к поверхности, до которой теперь оставались считаные метры. Сейчас он коснётся грунта башмаками, и непременно что-то произойдёт. Что делают с незваными гостями? Выдворяют. Иногда в них даже стреляют. Потому, что они запросто могут оказаться грабителями. Вот и Браун здесь был незваным гостем, вероломно нарушившим чей-то покой и независимость. И пришёл украсть. То, что принадлежит Фобосу. Хотя бы те же куски грунта и льда. Можно было вернуться, сославшись на психическое расстройство или плохое самочувствие. Придумать какую-нибудь причину про неисправность в скафандре. Сказать командиру, что он не готов. Это означало заставить спуститься вместо него Джеффа. Понятное дело, что командир пойдёт без колебаний, и выполнит задание за него. Тогда что подумают про Брауна там, на Земле? Трус, саботажник, слабак с неустойчивой психикой и девиантным поведением? Его навсегда отстранят от полётов и спишут с позором в обслуживающий персонал, способный размахивать шваброй и нажимать на кнопки пылесоса. Да полно себя накручивать! Отважные люди, в том числе женщины, летят на холодный безжизненный Марс навсегда, а он, подготовленный астронавт дрейфит ступить на поверхность невзрачного булыжника и поковыряться на нём каких-нибудь пару часов. Он преодолел межпланетный перелёт и теперь повернуть назад, когда до цели всего-то пару метров.
Он подневольный по словам командира, но он заработает кучу денег. Он обретёт всемирную славу и будет купаться в её лучах всю оставшуюся жизнь. Перед ним откроются все двери и все возможности, и его портрет навсегда займёт достойное место в учебниках. Он станет символом нации, как Джордж Вашингтон. Как Армстронг и Олдрин. Как Юрий Гагарин у русских. А после, на склоне лет, пребывая в богатстве и роскоши, он будет пописывать мемуары и читать лекции в престижных университетах. Ну же, вперёд!
Браун решился. Инстинкт самосохранения срабатывал всегда перед тем, как идти напролом. Это пройдёт. Это сразу пройдёт, как только что-то непонятное и до чёртиков загадочное замаячит на его пути. А если нет, то и опасности никакой - тоже нет. Он вернётся назад и вывалит перед командиром груду камней. Потом он произведёт детальную съёмку поверхности Фобоса, составит подробную карту, и задание можно будет считать выполненным. А что же после? А после они совершат манёвр и полетят обратно на матушку Землю, где их встретят уже героями. Повесят на грудь ордена. Повысят в звании, и станут они генералами. И больше уж точно никуда не полетят. Их будут беречь, и хранить как икону. Ими будут хвастаться перед остальным миром. Сюда полетят другие. Однако история всегда помнит первых. Но это же скучно.
Мысли прервал голос Джеффа:
- Браун, ты почти на поверхности, трави как можно медленнее, чтобы ты не отпрыгнул, как мячик.
Наконец башмаки Брауна оказались на твёрдом грунте астероида. И ничего не произошло. Он стоял и вертел головой, осматриваясь, насколько позволял обор поляризующего окна шлема. Страх улетучился. Ни единого движения. «Немезида» поблёскивала над ним серебристыми обтекателями корпуса и как-то по домашнему, земному, помигивала навигационными огоньками. Почти весь небосвод, вплоть до близкого горизонта, закрывала поверхность Марса. Казалось, вот-вот он свалится прямо на голову.
- Теперь я знаменит, а шеф? Мне дадут нобелевскую премию?
- Ага. А ещё медаль гладиатора и подвески шелудивого пса. Теперь заткнись и приступай к работе. На болтовню нет времени. Открывай ранец, доставай оборудование и начинай бурить. Чем глубже, тем лучше. Попытайся стабилизироваться. Согласно показаниям, ты не совсем в невесомости. На Фобосе слабая гравитация всё же имеется, плюс твой тяжёлый скафандр вместе с железками. Давай, соберись. Ты знаешь, что делать. Ты виден отсюда, как на ладони, и если что-то начнёт происходить, я сразу тебя заберу.
- Понял, кэп, начинаю. А насчёт медали и подвесок, так блестящие штучки я люблю.
Достав громоздкий бур, Браун взвесил его в руке. Наверное, на Земле, он едва бы смог его поднять. Здесь же угловатый инструмент был практически невесом. Уперев алмазную кромку в дно небольшого углубления, Браун запустил двигатель. Вверх полетели мелкие камни и крошка, чем-то напоминавшая земной щебень. Пройдя вглубь сантиметров на сорок, жало упёрлось во что-то твёрдое. Браун взглянул на табло. Прочность породы оказалась такова, что едва уступала прочности наконечника. Браун поморщился. С самого начала возникали проблемы.
- Шеф, дальше не идёт. Я рискую сломать жало. Можно попробовать другую насадку, но на замену уйдёт какое-то время.
- Нет, не годится. Сдвинься на несколько метров и попытайся ещё.
Едва касаясь поверхности, Браун просеменил в сторону ледяной стены и примерился наугад. Однако и в этот раз бур упёрся в непреодолимое препятствие.
- Не получится, шеф. Полетит наконечник. Похоже, я на плите из гранита или базальта. Или чего-то другого, такого же твёрдого. Может, отлетим на несколько километров и попробуем в другом месте?
- Попробуем, но не сейчас. В контейнер всё равно что-то попало. Отправляйся к монолиту. Воздуха на пятьдесят минут. Следовательно, через сорок я буду тащить тебя назад.
Браун оттолкнулся, и выставив руки вперёд, полетел к основанию ледяного небоскрёба. Опустившись у кромки, Браун осмотрелся. Вблизи это был обычный лёд грязноватого цвета со сколами и выбоинами на поверхности. Однако стена уходила вверх строго вертикально, и было неясно, на какую глубину распространялась. Чуть сбоку виднелась округлая ниша, в которую Браун и вплыл. Неглубокая, метров на пять, внутри она заканчивалась неровной вогнутостью, как будто кусок льда в человеческий рост был чем-то выбит. Скорее всего, метеором, и очень давно. Приподняв бур на уровень головы, Браун упёрся жалом в невысокий свод, и широко расставив ноги, принялся сверлить. Наверное, на Земле бы раздавался жуткий скрежет, но здесь, в безвоздушном пространстве, царила гнетущая тишина. Телу сквозь рукавицы передавалась вибрация, однако астронавт медленно продвигался вперёд. Внезапно от стены откололся приличный кусок льда, и кувыркаясь, полетел в космос. Ледяная ниша углубилась, и перед Брауном обнажился вход почти в прямоугольный тоннель. Джефф не мог его видеть со своей точки обзора, и Браун действовал на свой страх и риск. Он осторожно двинулся внутрь.
Вначале было темно. Но постепенно где-то вдали забрезжил неестественный голубоватый свет. Казалось, пещеру прочертили хрустальные светящиеся узоры. Это было удивительно, поразительно, необъяснимо. Здесь не было атмосферы, датчик на это указывал. Тогда откуда это взялось? Вот это свечение. И почему оно появилось в тот самый момент, когда человек оказался в пещере. Да полно, пещера ли это? Браун, оттолкнувшись от выступа, решительно прыгнул вперёд.
- Шеф, они светятся, - потрясённо произнёс он, – вы видите, они светятся!
Однако в наушниках было тихо. Не было даже привычного треска. Бухта троса размоталась до конца, и Браун опустился на четвереньки. Повсюду мерцал синеватый свет. Браун поднял голову и увидел то, что повергло его в шок. Тоннель заканчивался идеально ровной перегородкой, задраенной круглым на вид металлическим диском. Это было кем-то сделано. Причём основательно, на совесть. И сделано не руками человека. Да и сама пещера. Тут дураку понятно, что это искусственное сооружение. Оно реагировало на живой организм. Не на робота-зонда, а на человека, астронавта.
- Матерь Божья! – прошептал Браун, – неужели это работает? Сколько же лет этому? Миллион? Миллиард? Больше?
До люка было метров пятнадцать. Он видел такие на Земле, на городских тротуарах. Отлитые из чугуна диски-заслонки канализационных коллекторов. Разве что этот в диаметре будет побольше. Банальщина? Вовсе нет. Откуда здесь, на далёком астероиде, внутри светящейся ледяной пещеры земной металлический диск? Всё очень просто, старина. Где-то на улице образовалась зловонная лужа. На спецмашине для откачки помоев, в которой заместо кузова бочка со шлангом, приехали сантехники, отодвинули крышку, засунули в коллектор кишку и откачали дерьмо. После чего сантехники сели в машину, прихватив с собой крышку дурацкого люка. Разогнались как следует, и подобно авиалайнеру взлетели. Прилетели на Фобос, завалились в пещеру, и прибили чугунную железякуе к стене. А чем же дышали? А воздухом из бочки. Им тоже можно дышать, если другой альтернативы нет. Смрадным вонючим воздухом. Вот так. Просто и понятно. Да, Браун. Оказывается, всему можно найти объяснение, если мозгами пошевелить. Очень смешно. Тогда что же? Это и предстояло выяснить. Браун примерился. В скафандре в люк он смог бы пролезть. А как сдвинуть крышку? Во всяком случае, попытаться стоило. Он посмотрел на датчик. Запас воздуха подходил к концу. Его оставалось на десять минут, как раз на то время, чтобы вернуться, впритык. Трос размотался на всю длину и дальше не пускал. Табло замигало жёлтым, оповещая о том, что надо бы возвращаться. Причём незамедлительно.
Но Браун принял решение. Он понимал, что поступает безрассудно. С этим проклятым воздухом были проблемы всегда. Его никогда ни на что не хватало, и постоянно ограничивало любые действия в безвоздушном пространстве. Как только начиналась стоящая работа, приходилось спешно сворачиваться и рвать когти, потому что закончился кислород. Но вот теперь не для того преодолел он многие миллионы километров, чтобы в двух шагах от величайшего открытия в истории человечества повернуть назад. По той простой причине, что второго шанса у них с Джеффом, возможно, и не представится. Вход может обвалиться. Ведь он своим вмешательством понаделал массу трещин. Свечение – потухнуть или не зажечься. В следующую вылазку он мог и не найти этой невзрачной снаружи ниши. Могла возникнуть ситуация, при которой им срочно придётся убираться подальше. Да мало ли что может произойти. Здесь столько автоматических станций погибло, причём большинство из них так и не успело приступить к работе. Браун понимал: пришла пора отсюда сматываться. Но что-то его удерживало. Подсознательное чувство подсказывало, что он здесь не пропадёт.
Даже если он не вернётся, его, по идее, найдёт командир. Если нет, его отыщут другие, те, что прилетят сюда когда-нибудь. А если не отыщут? Тогда Фобос станет его могилой навечно. Да какого чёрта? Где-нибудь, когда-нибудь, он всё равно окончит свой жизненный путь. Так лучше погибнуть героем на мрачном астероиде, чем медленно подыхать лет через тридцать в тёплой постели немощным, выжившим из ума старикашкой, который мочится под себя в памперс, воняет, и расписывает стену пальцем, вымазанным в собственные какашки. Он не простит себе никогда, если не продвинется немного вперёд, и не узнает, что там вообще, за той перегородкой. Что он увидел, привезёт на Землю. Камера всё бесстрастно фиксирует. Но там, по ту сторону люка. И будут учёные сыпать гипотезами, что же, всё-таки за этой стеной сокрыто? Писатели-фантасты напишут массу романов на данную тему. Философы выстроят новые догмы о мироустройстве. А он будет мучиться по ночам, и в стотысячный раз задавать себе один и тот же вопрос. Почему не рискнул, не прошёл дальше? Вот дьявол, что делать? Ну как назло, эта связь прервалась. Что-то ему говорил командир об ответственности и самодеятельности. О чётком выполнении программы. Вернуться и доложить об увиденном? Это уже сенсация. Другой бы так и поступил. Но только не он. Никогда ничего не делать наполовину. Идти до конца. Вперёд, и только вперёд. А как же Джефф? Ну что-же, он вернётся на Землю один.
Астронавт отщёлкнул карабин и решительно двинулся к люку. Неудобный бур остался лежать на льду. Не впервой ему, Брауну, нарушать приказ. Как это до сих пор его не отдали под трибунал? И у кого же хватило мозгов отправить его в столь ответственную экспедицию? Да и плевать на них. Скорее всего, Джефф уже где-то рядом. Браун медленно подошёл к стене и провёл рукой по шершавой, чуть тронутой эрозией поверхности. Идеально ровная стена из материала, напоминавшая чем-то земной пластик. Круглая плита подогнана встык. Казалось, она без швов и зазоров аккуратно вплавлена в стену. То, что хранило за собой миллионы лет, не могло быть изготовлено из плохих материалов с применением несовершенных технологий. На плите была гравировка. Тонкая и изящная, словно витиеватые узоры на денежных купюрах, она напоминала шумерскую клинопись со сложным рисунком. Что она означала, оставалось гадать. Но шли последние минуты. Порой эти минуты тянутся бесконечно долго, а часы пролетают в мгновение ока. Сейчас и минуты летели. Сколько он сможет продержаться, если выжмет из фильтров последний кислород, и сделает своё дыхание как можно более поверхностным? Эта конструкция долгие тысячелетия ожидала его, Брауна. Или кого-то другого, живого, кто обнаружил бы эту пещеру. Держаться, как можно дольше, не потерять сознание. Если появилось свечение, значит, источник энергии до сих пор работал. Выходит, объект функционирует и возможно, не беззащитен. Быть может, это он уничтожил многие зонды-автоматы. А человека впустил. Даже путь осветил.
Плита выступала от стены на несколько сантиметров. Браун упёрся руками в края и попытался её пошевелить. С таким же успехом можно было пытаться сдвинуть скалу. На гладкой, похожей на металл поверхности, ничего не было. Ни кодовых замков, ни прорезей для магнитных карт, ни каких-нибудь выпуклостей, кнопок. А может быть, так? «Сим-сим, откройся!» Глупо. Повинуясь какому-то внутреннему порыву, Браун стал водить ладонью по гравировке. И это сработало. Металл вдруг замерцал зеленоватым светом, и массивный диск плавно отъехал в сторону, открывая округлый проход. Толщина стены люка составляла около метра, а за ней виднелась площадка с уходящими вниз ступенями пандуса. Точка невозврата была пройдена, и Браун, опустившись на четвереньки, протиснулся внутрь. Всё это странным, непостижимым образом подходило под габариты человеческого тела. Браун сумел пролезть в этот люк. Правда, в скафандре это было проблематично. А без него он комфортно бы вплыл. Или вошёл, почти не наклоняясь. А что же за те ступени? Они по размеру соответствовали человеческому шагу.  Индикатор уровня кислорода замигал красным, и это означало, что фильтры уже не справлялись. Концентрация углекислоты угрожающе подходила к критической отметке. В наушниках по прежнему было тихо.
2
Контейнер с плотно упакованным грузом для колонистов лежал на поверхности кратера Игл, где когда-то совершил посадку автономный кибермарсоход Оппортунити. Отстреленные парашюты бесформенной кучей валялись неподалёку. Вопреки расхожему мнению о марсианских бурях, они едва шевелились. Ввиду сильной разреженности атмосферы ураганов и штормовых ветров здесь не могло быть в принципе. Вплоть до самого горизонта раскинулись красновато-багровые дюны, местами усеянные оранжевыми валунами. Вдали едва различалась горная цепь. Раскрывшаяся при касании о грунт антенна замигала светодиодом и выбросила лепестки, а из образовавшегося зонтика выехал тубус объектива телекамеры. Аккумулятор подпитался от тусклых лучей марсианского солнца и подшипник у основания антенны пришёл в движение. Камера бесстрастно отсканировала горизонты обзора, отправив на Землю пакетные данные об успешной доставке оборудования вместе с надувным модулем на марсианскую твердь. Ретранслятор замер и переключился в режим ожидания. Вместе с информацией об успешной посадке в заданном районе на Землю ушли красочные снимки марсианского ландшафта с небесным куполом, на котором запечатлелся проходящий по своей орбите величественный Фобос.
Джефф восседал перед монитором в рубке «Немезиды» и тихо сходил с ума. Прошло полчаса с того самого момента, как Браун скрылся в ледяной дыре. На запросы он не отвечал. Джефф попытался вытравить трос, но он застрял где-то в глубине проёма. Скорее всего, зацепился. Лебёдка взвыла и датчик заморгал красным, оповещая о перегрузке движка. Могучий корпус «Немезиды» под натяжением троса качнулся. Программа стабилизации мгновенно среагировала. Из боковых сопел вырвались струи сжатого газа, и стальная нить лопнула почти посередине. Теперь её огрызок медленно плыл и вращался в космосе, а чёртов инженер по-прежнему не отзывался. Что-то случилось. Проклятый Фобос загубил столько зондов, теперь что же, принялся за человека? Что с Брауном? Его могло там запросто завалить. Или нет? Все эти глыбы здесь почти ничего не весят. Джефф не видел и на несколько метров, что там внутри ледяной пещеры. Не помог и мощный прожектор, который он направил в сторону ниши стены: свод отбрасывал тени под разными углами, а сдвинуть корабль с заданной точки командир не решался. Внезапно из проёма вылетел огромный кусок льда, и пролетев в сотне метров от шаттла, устремился в космическое пространство. Джефф понял, что более медлить нельзя и следует отправляться на выручку. «Альпинист» предусматривал план «Б» и выход наружу второго астронавта для оказания помощи первому при возникновении нештатной ситуации, как повышение выживаемости экипажа в экстремальных условиях, допускался. Однако астронавт, в силу сложившихся обстоятельств, решение должен был принимать самостоятельно. Свои действия он был обязан обосновать в бортовом журнале и отослать сообщение на Землю, но Джефф не стал тратить время на возню с текстовыми документами, и запустив программу управления шаттлом в автоматическом режиме, отправился в шлюзовую камеру. Было ясно, что Браун с поставленной задачей не справился, он не подавал никаких сигналов, и скорее всего, нуждался в экстренной помощи. Мощный инженерный скафандр позволял астронавту находиться в открытом космосе до нескольких суток, но в этом случае требовалась бесперебойная замена кислородных баллонов. Задание выполнено не было, и начатую Брауном работу предстояло довершить Джеффу. Однако прежде следовало вытащить Брауна. Живого или мёртвого, его надо было доставить на борт. Если же не вернётся и Джефф, «Немезида» со всеми добытыми данными отправится на Землю без экипажа. Это предусматривалось в автономном режиме планом «С» спустя сутки пребывания корабля без человека, или же с человеком на борту без признаков жизни. Сейчас Джефф об этом не думал. Облачившись в скафандр, он выровнял давление и открыл наружный люк. Через несколько минут астронавт плавно опустился на поверхность Фобоса.
Браун пролез через открывшийся проём и ступил на площадку. Она оказалась почти квадратной. С одной стороны её ограничивала полукруглая стена, с другой вела вниз винтовая лестница. Очень знакомая, между прочим, конструкция. Прямо как в земных средневековых замках и крепостях. И всё же, это был Фобос, и сотворили это нехитрое сооружение не человеческие руки. Тогда почему здесь всё так подходит для человека? Высота стен, ступеней, ширина прохода. Браун осторожно спускался. Он был здесь первым представителем земной цивилизации. Так уж случилось по воле судьбы. Или благодаря его дурацкому упрямству. Но в сознании гуляло какое-то ностальгически знакомое ощущение. Как когда-то давно, на далёкой теперь Земле. Когда он женился, и счастливая пара отправилась в свой медовый месяц в Египетское турне. Почему же в Египет? Ах да, начальство отпустило его на пару недель, да ещё предоставило путёвку со скидкой. Он был в составе экскурсионной группы на плато в Гизе. Это ощущение возникло при входе внутрь главной пирамиды Ахет-Хуфу. Проводник-экскурсовод что-то болтал без умолку о загробной жизни богатых египтян, а Браун рассматривал строгую геометрию стен Великой Галереи и потом уже Камеры Царя. Он ожидал увидеть там росписи, какие-нибудь орнаменты, но на облицовочных плитах никаких рисунков не было. Их не было никогда, и это наводило на определённые размышления. Случайно или нет, его взгляд задержался на геометрически правильных зазубринах на одном из гранитных блоков. Как инженер, он сразу же распознал в них следы машинной обработки. Тогда он задал проводнику вопрос. Какого чёрта ему, да и всем остальным тут впаривают новодел, выдавая современную реконструкцию за исторический первоисточник. Да ещё за этот муляж и плату сдирают приличную. Экскурсовод замахал руками и поклялся всеми своими богами, что это и есть самая настоящая нетронутая древность. Тогда Браун спросил, каким образом под обвалившейся облицовкой на прочной гранитной основе оказался след от фрезы горнопроходческого комбайна, и как вообще огромный агрегат смог поместиться в этих лабиринтах. Проводник как-то сразу смутился и сделал вид, что ничего не понял, затем перевёл разговор на другую тему. Он не знал ответа на поставленный вопрос, потому что никакого новодела здесь не было и в помине. Человечество ещё не изобрело технологии изготовления сверхпрочных режущих плоскостей такого диаметра.
Вначале Браун удивился. Затем пришло понимание, что никакая это не гробница, и все красивые басни про фараонов и их рабов-строителей с бронзовыми молотками – бред сивой кобылы. В конце концов, любая усыпальница должна иметь ритуальные надписи и молитвы, послания с рисунками усопшего, слуг, каких-нибудь соратников. Но нет. Подумать только. Голые стены в огромном монументальном сооружении! Пустые залы. И что тогда? А то, что пирамида не могла быть гробницей по определению. Исходя из принципа рациональности, попросту не имело смысла бросать на создание бесполезного сооружения огромное количество рабочих рук. Экономика древнего государства с его примитивными инструментами такого строительства бы не потянула. Лепить кособокие саманные постройки, используя в качестве скрепляющего материала ослиный навоз – это возможно, а возвести гигантскую пирамиду с идеально геометрическими пропорциями из гранитных блоков стык в стык, без сложных расчётов и мощных механизмов, никак не получится. Грандиозный архитектурный комплекс, в котором не было практического применения именно для древних египтян. Многозадачные инженерные сооружения создавались продвинутой цивилизацией совсем для иных целей. Тут и школьнику ясно, что долбить медным зубилом по скальной породе в жалких потугах высечь хотя бы подобие правильного периметра – это всё равно, что пытаться вскрыть сейф из легированной стали консервным ножом. А фараоны пришли гораздо позже, использовав уже готовые когда-то производственные помещения для своих погребальных нужд. Складывать трупы туда, где атмосфера не допускала гниения в этом жарком и душном климате, было вполне оправдано. Хотя бы с точки зрения гигиены и профилактики опасной анаэробной инфекции. Понятно, что оборудование создатели пирамид предохраняли таким образом от коррозии. Потом оборудование по каким-то причинам разобрали и вывезли. Теперь же ему, Брауну, да что там, всему человечеству пытались запудрить мозги. Заморочить голову. Увести подальше от истины. Ну почему. Почему, чёрт возьми, от него скрывают правду, когда дело касается высокоразвитой цивилизации, существовавшей когда-то давно на Земле. А потому и скрывают, что погибла она в рукотворном апокалипсисе. Пошла не по тому пути. Всё просто. Ведь нынешняя тоже развивается явно в тупиковом направлении. Она неминуемо упрётся в неразрешимые противоречия, и точно так же погибнет.
Уже потом, намного позже, Браун перечитал имеющуюся в свободном доступе информацию о египетских пирамидах и постройках Майя на полуострове Юкатан. И вдруг оказалось, что все эти сооружения выстроены с учётом финслеровой метрики пространства. Это подтверждалось математическими выкладками. Выходит те, кто создали эти загадочные постройки, имели чёткое представление о реликтовом излучении вселенной и знали о его свойствах. То есть, это были не простые наблюдатели-звездочёты, а продвинутые астрофизики, обладающие глубокими познаниями в квантовой механике. Последние сомнения были развеяны, Браун окончательно убедился в том, что древние египтяне к созданию пирамид Хафры, Хуфу и Менкаура имеют такое же отношение, как женские прокладки к колёсам велосипеда. А что же знаменитая статуя большого Сфинкса? Криминалисты и топографоанатомы давно доказали на все сто, что голова статуи не принадлежит ни одной расе или нации, населяющей и населявшей нашу землю. Она вообще не принадлежит человеку-кроманьонцу. Не те пропорции черепа. Он был построен на два тысячелетия позже пирамид. Тысячелетия! Тем не менее, официальная наука напрочь отвергала, казалось бы, очевидные аксиомы. В подтверждение тому власти Египта замуровали в стену Каирского музея так называемую инвентарную стелу, возведённую на входе в пирамиду Хуфу, на которой было выгравировано: статуя Сфинкса проходила реставрацию после проливных дождей, размывших её основание. Но последний раз проливные дожди на плато были восемь тысяч лет назад. Его не строили, а уже реставрировали. Значит, он простоял до реставрации, как минимум, ещё тысячелетие. Как только стелой заинтересовались исследователи, её сразу же убрали с глаз долой. Тем не менее, фотографии с нанесёнными на ней письменами остались. Так когда же были возведены пирамиды? Официальные источники врут, неофициальные – тоже. И где же сокрыта истина? В отрывочных сведениях, которые утаить не удалось? Взломать бы серверы этих закрытых архивов, да покопаться в них как следует.
Теперь вот здесь, на Фобосе. Есть ли тут связь с теми загадочными пирамидами на Земле? Без сомнения, есть. Сооружение, в котором он сейчас находился, было очень древним. Браун это чувствовал. Однако в отличие от земных, сохранило свою функциональность. Следовательно, задачу свою выполнило. Неизвестные создатели на это и рассчитывали. Вот и получается, что он, Браун, оказался в этом месте совсем не случайно!
Хрустальные узоры, переливаясь голубым сиянием, позволяли различать всё до мельчайших подробностей. Гладкая округлая стена. Ступени из неизвестного упругого материала. Трубчатое образование вдоль стены, позволявшее удобно за него держаться. Винтовая лестница через два пролёта окончилась, и Браун оказался на площадке перед ещё одной перегородкой с таким же точно диском, расположенным на уровне человеческого роста. Он вновь провёл ладонью по гравировке, и крышка люка так же плавно сдвинулась. Надо же. Как будто вчера его сюда привезли спецы из «Дженерал Динамик», и к приходу Брауна успели смонтировать. Астронавт пролез в проём, и оказался в огромном помещении размерами со спортзал. Стены, пол и потолок были выстланы плитами, похожими на металлические по всему периметру. Свет исходил из таких же хрустальных узоров под потолком. Кислорода катастрофически не хватало. В голове помутилось. Перед глазами поплыли какие-то символы и незнакомые буквы. Неведомый голос над ухом зашептал: «На основе метрической функции строится многомерное пространство… может быть названо плоским четырёхмерным временем, с точки зрения физического наблюдателя горизонты событий ассоциируются с пространством и временем… эталонные сигналы, которым соответствуют линии, почти параллельные мировой линии наблюдателя». Браун помотал головой. Что за чёрт. Галлюцинации из-за избытка углекислоты? Плохо дело. Браун сделал шаг, и крышка люка за ним наглухо закрыла проём. Датчик на запястье обнаружил пригодную для дыхания атмосферу. Удивляться уже не было времени, и наплевав в который раз на осторожность, измученный кислородным голоданием астронавт без колебаний разгерметизировал шлем.
В нос ударил какой-то знакомый запах. Примерно такой, как если бы Браун находился в старом архиве с тоннами бумажной макулатуры на стеллажах. Однако дышать вполне было сносно. Здесь присутствовал настоящий воздух, причём похожий по составу на земной. С примерно таким же давлением. Это было странно и необъяснимо. Пока необъяснимо. Следовало осмотреться. Браун медленно обвёл взглядом зал. Довольно невзрачный интерьер. Сплошные плиты, аккуратно и без зазоров подогнанные друг к другу. Как в ванной комнате, выложенной серым кафелем. Ни намёка на роскошь. Всё аскетично строго. В начале зала виднелись стройные ряды кресел, а перед ними прямо в стену был вмонтирован огромный экран. По его поверхности, подобно помехам в телевизоре, время от времени пробегали светлые горизонтальные полосы. Воображение подсказало аналогию с земным конференц-холлом. Не хватало только трибуны. Но было другое. Внизу перед экраном угадывалось полукруглое образование, похожее на приборную панель. На ней поблёскивали расположенные в строгом порядке всевозможные ручки, кнопки, циферблаты, словно в командном модуле какого-нибудь военного объекта. Скорее всего, пульт управления. А если всё это и впрямь имеет военное назначение. Наверное, горе тем, кто попытается напасть. Тогда почему «Немезида» до сих пор цела? Этот таинственный объект мог её запросто сжечь, или, скажем, распылить на атомы ещё при подлёте. Он не может быть безоружен. Или может? Но ведь шаттл прибыл сюда с исследовательской целью, и на его борту не было никакого оружия. Как-то неубедительно. Смотря что посчитать за оружие. «Немезиду» при желании можно разогнать на орбите Марса и врезаться в Фобос. Защиту отключить. Ещё тот фейерверк получится. Таким образом астероид можно даже столкнуть на Марс. Ничего нет проще. Рассчитать траекторию, отлететь подальше, и развить субсветовую скорость. Топлива в баках, по идее, должно хватить. И – бабах. Кинетической энергии корабля будет достаточно. Если астероид не треснет и не расколется, и даже если это случится, орбита его изменится. Он, или его фрагменты неминуемо будут притянуты гравитацией Марса. Тогда произойдёт не просто фейерверк, а куда круче.
Всё сводилось к тому, что машина ожидала живое разумное существо. Именно разумное. Не тупое, обвешанное с головы до ног лазерными пулемётами создание, а именно разумное. Браун осторожно двинулся в сторону экрана. Посередине располагался проход между кресел на протяжении всего помещения. А сами-то кресла. Вполне земные, с удобными спинками и подлокотниками. Браун приблизился к пульту. Ну да, это был именно пульт. Как на «Немезиде». Только значительно больших размеров. А перед ним, на ближайшем из кресел, облокотившись о спинку, восседал – человек! В тонком серебристом скафандре, c откинутым назад шлемом. Руки в таких же тонких перчатках покоились на бёдрах. Человек был мёртв очень давно. Сморщенная, высохшая кожа лоскутами свисала с его черепа, обнажая жёлтые скуловые кости и зияющие чернотой пустые глазницы. Нижняя челюсть отвисла. Сухой воздух не позволил трупу разложиться, подвергнув его мумификации. Скелет пребывал в естественной позе, и издали можно было принять его за спокойно спящего в кресле парня. Наружных повреждений на оболочке скафандра не было. Всё это исключало насильственную смерть. Браун осторожно провёл ладонью по панели перед мертвецом, стараясь не дотрагиваться до кнопок. Здесь не было даже пыли. Получалось, что система вентиляции до сих пор поддерживала циркуляцию, нужную влажность и концентрацию воздуха. Для землянина он был сухим и слегка разреженным. Тем не менее, Браун вполне комфортно дышал. Он стоял перед покойником и всматривался в глазницы. Кем был этот, без сомнения, человек? Пассажиром? Членом экипажа? Быть может, командиром? Откуда прилетел, куда направлялся? Теперь он нёс бессменную вечную вахту. Скорее всего, он прибыл из чудовищно далёкой системы, имея чётко поставленную задачу, но по каким-то причинам свою миссию не выполнил. Иначе бы здесь не сидел. Он хотел, чтобы его обнаружили. Потому и сделал так, чтобы вход в эту машину был прост для понимания другого разумного существа. Почему он так похож на представителя человеческой расы? Сколь долго он тут сидит? Зачем он прилетел в солнечную систему, или же конечная цель была гораздо дальше. А может, его занесло на задворки галактики совершенно случайно? Эти вопросы один за другим всплывали в голове Брауна. Его пытливый ум исследователя всегда искал причины того или иного явления. Однако пока было ясно одно: объект на загадочном астероиде пилотирует мертвец. По каким-то причинам он остался один. А может, ещё завалялась тут где-нибудь парочка покойников? Скорее всего, здесь есть ещё помещения. Жилые, технические. Где-то должны быть и двигатели. А если эти помещения занимают весь спутник? Тогда никакой это не астероид. В таком случае, это корабль, прибывший на марсианскую орбиту под управлением разумных существ. Итак, этот пилот явно желал, чтобы его нашли. Тогда следует поискать завещание. Оно должно быть где-то рядом. А может, на нём. Раз впустил, значит, оставил послание. По всей вероятности, этой конструкции многие миллионы лет, а она до сих пор в рабочем состоянии. По каким же критериям и принципам эта машина создавалась? Из каких материалов, рассчитанных на преодоление огромного пространства, способных выдержать опаляющее излучение звёздных скоплений, сверхмощные поля гравитации, она была когда-то построена? И всё же. Здесь что-то произошло. Возможно, какой-нибудь сбой, нештатная ситуация. Всего предусмотреть невозможно. Что-то такое, что привело к смерти неведомого астронавта. Без сомнения, он был отважен. Он умер, но не покинул свой пост. На Земле таких бесконечно мало. Практически все дорожат своей жизнью, и наплевательски относятся к чужой. Генералы с лёгкостью посылают на смерть целые батальоны. Доктора, что давали клятву Гиппократа, в большинстве своём алчны и тщеславны. Политики лживы. Судьи с присяжными продажны. Финансовые воротилы жадны до неприличия. А потому и цивилизация несовершенная. Она никогда не прорвётся к далёким звёздам из-за амбиций и шкурных интересов. Из-за воинственности и агрессивности. Она обречена на самоуничтожение. Да и принцип её существования во все времена был примерно таков: бардак, шумиха, неразбериха и воровство. Поиск виновных, наказание невиновных, награждение непричастных. Тотальная коррупция и ненависть к соседям. Этот пилот наверняка допускал, он знал, что может с ним произойти. Он был готов к этому всегда. Браун окинул взглядом противоположную стену. Сплошные серые плиты. Однако в углу на высоте человеческого роста виднелся ещё один люк. Такой же точно, через который инженер вошёл. Скорее всего, это был вход куда-то ещё. Но следовало разобраться с погибшим пришельцем.
Браун вдруг вспомнил, как когда-то давно служил в лётном испытательном отряде. Его подразделение обкатывало новый бомбардировщик-фантом, и Браун входил в состав экипажа в качестве бортинженера. Испытание было рядовым, и ничто не предвещало беды. Тем не менее, при выполнении очередной фигуры пилотажа, вдруг ни с того, ни с сего, отказали рули левого борта. Автоматика почему-то заблокировала ручное управление и подала сигнал бедствия. Это приравнивалось к ЧП, и с диспетчерской поступил приказ катапультироваться. Первый пилот так и сделал. А Браун приказа ослушался. Самолёт ушёл в глухое пике, но упрямый бортинженер всё пытался вручную заставить работать рули. Командир отряда буквально орал в наушниках и ругался, грозя всеми казнями, если его подчинённый немедленно не покинет самолёт, и если ещё останется жив, и Браун их попросту отключил. Ему удалось взломать блокировку троянской программой с флешки, которую он носил на шее в качестве медальона, и выровнять самолёт вручную буквально в двухстах метрах от земли. Он едва не врезался в скалу, но всё обошлось. Бомбардировщик остановился в самом конце полосы, а Браун ещё долго не мог унять дрожь в руках. Подбежавшего командира с трудом удерживало двое техников: он нелепо взбрыкивал ногами и брызгал слюной, изрыгая проклятия. Потому, что сам едва избежал серьёзного разбирательства за потерю члена экипажа в мирное время. Тем не менее, машину, стоимостью в три десятка миллионов долларов удалось спасти. Браун получил строгое взыскание за неподчинение, а за хакерство не военном объекте ему вовсе грозил трибунал. На следующий день Брауну вручили повестку на комиссию. На первом слушании его отстранили от полётов, и пока что отпустили. Ноги сами принесли в кабак, и Браун в стельку напился дешёвого бренди от злости и безысходности. Разбирательство началось, и его исход не предвещал ничего хорошего. По любому статья, разжалование в рядовые с последующим заключением в дисциплинарный батальон. Быть может, тюрьма. Всё следующее утро он промучился от головной боли, бесцельно шатаясь по аэродрому, а после обеда его снова вызвали на ковёр. Браун посчитал, что теперь его арестуют и приготовил к сдаче личное оружие, но удивился, когда начальство всё же пересмотрело своё мнение относительно его проступка. Выговор сняли. На взлом автопилота закрыли глаза. Генерал напоследок погрозил пальчиком, а командир отряда сунул кулак под нос. А ещё через пару дней Брауну торжественно пред строем вручили «Бронзовый Компас» и повысили в звании. Он не покинул аварийный борт, хотя и нарушил приказ. Он запросто мог разбиться, но боевой пост не оставил вопреки инструкции и распоряжению старшего. Ну а фантом после небольших переделок успешно пошёл в серию.
Браун коснулся оболочки скафандра, в котором обрёл вечный покой неведомый гуманоид, и провёл по ней ладонью чуть ниже основания шлема, возможно излишне потревожив древний прах. Кости с коробочным звуком сдвинулись с места и медленно съехали на пол. Браун отпрянул назад, с опаской озираясь по сторонам. В зале по-прежнему было пусто. Но что-то пришло... Читать следующую страницу »

Страница: 1 2


Алексей Белобров Алексей Белобров

9 февраля 2019

1 лайки
0 рекомендуют

Понравилось произведение? Расскажи друзьям!

Последние отзывы и рецензии на
«Билет в один конец»

Нет отзывов и рецензий
Хотите стать первым?


Просмотр всех рецензий и отзывов (0) | Добавить свою рецензию

Добавить закладку | Просмотр закладок | Добавить на полку

Вернуться назад






© 2014-2019 Сайт, где можно почитать прозу 18+
Правила пользования сайтом :: Договор с сайтом
Рейтинг@Mail.ru Частный вебмастерПоддержка сайта цена в месяц Частный вебмастер Владимир