ПРОМО АВТОРА
Иван Соболев
 Иван Соболев

хотите заявить о себе?

АВТОРЫ ПРИГЛАШАЮТ

kapral55 - приглашает вас на свою авторскую страницу kapral55: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
Нина - приглашает вас на свою авторскую страницу Нина: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
Киселев_ А_А_ - приглашает вас на свою авторскую страницу Киселев_ А_А_: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
Игорь Осень - приглашает вас на свою авторскую страницу Игорь Осень: «Здоровья! Счастья! Удачи! 8)»
Олесь Григ - приглашает вас на свою авторскую страницу Олесь Григ: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»

МЕЦЕНАТЫ САЙТА

стрекалов александр сергеевич - меценат стрекалов александ...: «Я жертвую 50!»
Анна Шмалинская - меценат Анна Шмалинская: «Я жертвую 100!»
станислав далецкий - меценат станислав далецкий: «Я жертвую 30!»
Михаил Кедровский - меценат Михаил Кедровский: «Я жертвую 50!»
Амастори - меценат Амастори: «Я жертвую 120!»



ПОПУЛЯРНАЯ ПРОЗА
за 2019 год

Автор иконка Владимир Котиков
Стоит почитать Марсианский дворник

Автор иконка станислав далецкий
Стоит почитать Опричнина царя Ивана Грозного

Автор иконка станислав далецкий
Стоит почитать Жены и дети царя Ивана Грозного

Автор иконка Андрей Штин
Стоит почитать Во имя жизни

Автор иконка Анастасия Денисова
Стоит почитать "ДЛЯ МЕЧТЫ НЕТ ГРАНИЦ..."

ПОПУЛЯРНЫЕ СТИХИ
за 2019 год

Автор иконка Олег Бойцов
Стоит почитать Прозрение

Автор иконка Елена Гай
Стоит почитать ПУСТО В ДОМЕ

Автор иконка Олесь Григ
Стоит почитать На веселых полях зазеркалья

Автор иконка  Натали
Стоит почитать Правда

Автор иконка  Натали
Стоит почитать Смысл жизни

БЛОГ РЕДАКТОРА

ПоследнееОбращение президента 2 апреля 2020
ПоследнееПечать книги в типографии
ПоследнееСвинья прощай!
ПоследнееОшибки в защите комментирования
ПоследнееНовые жанры в прозе и еще поиск
ПоследнееСтихи к 8 марта для женщин - Поздравляем с праздником!
ПоследнееУхудшаем функционал сайта

РЕЦЕНЗИИ И ОТЗЫВЫ К ПРОЗЕ

Струнникова Ольга Евгеньевна: "Хорошо ты, Миша, написал. Даже не верится." к произведению Девочка в новом доме

ВасилВасил: "Спасибо, Владимир, за интересную сказку. Поздравляю Вас с наступившим ..." к рецензии на Лисичка со скалочкой

ВасилВасил: "Здравствуйте! Спасибо Вам за добрые слова!" к произведению Дом на месте кладбища

Вова РельефныйВова Рельефный: "Интересно, Васил, спасибо." к произведению Дом на месте кладбища

Эльдар ШарбатовЭльдар Шарбатов: "Спасибо! Это - лучший из Ваших девизов, на мой взгляд: один из выс..." к произведению В страданиях единственный исход — по мере сил не замечать невзгод

Мария ПамятьМария Память: "Добрый день! Благодарю Вас за ответ. Сила веры, духа, слова и маги..." к рецензии на Заговор от ячменя

Еще комментарии...

РЕЦЕНЗИИ И ОТЗЫВЫ К СТИХАМ

Тихонов Валентин МаксимовичТихонов Валентин Максимович: "Мы все очень обязаны твоей бабушке. Вечная ей памя..." к рецензии на Грустит тополь

Кристина Альбертовна Голубидо: "Спасибо дедушка за твои стихи в память о нашей баб..." к стихотворению Грустит тополь

Тихонов Валентин МаксимовичТихонов Валентин Максимович: "Спасибо, Мария! Да, все уже осталось в прошлом..." к рецензии на Тополиный пух

Мария ПамятьМария Память: "Доброго дня! Ощутила лёгкость в описании образ..." к стихотворению Тополиный пух

Михайлов_И_ЧМихайлов_И_Ч: "Здравствуйте, Мария! Благодарю Вас за отзыв..." к рецензии на Не переживай!

Мария ПамятьМария Память: "Добрый день! "Не возводи его на старый пьедест..." к стихотворению Не переживай!

Еще комментарии...

СЛУЧАЙНЫЙ ТРУД

Мой способ разговора с Богом
Просмотры:  153       Лайки:  0
Автор Игорь Баир

Полезные ссылки

Что такое проза в интернете?

"Прошли те времена, когда бумажная книга была единственным вариантом для распространения своего творчества. Теперь любой автор, который хочет явить миру свою прозу может разместить её в интернете. Найти читателей и стать известным сегодня просто, как никогда. Для этого нужно лишь зарегистрироваться на любом из более менее известных литературных сайтов и выложить свой труд на суд людям. Миллионы потенциальных читателей не идут ни в какое сравнение с тиражами современных книг (2-5 тысяч экземпляров)".

Мы в соцсетях



Группа РУИЗДАТа вконтакте Группа РУИЗДАТа в Одноклассниках Группа РУИЗДАТа в твиттере Группа РУИЗДАТа в фейсбуке Ютуб канал Руиздата

Современная литература

"Автор хочет разместить свои стихи или прозу в интернете и получить читателей. Читатель хочет читать бесплатно и без регистрации книги современных авторов. Литературный сайт руиздат.ру предоставляет им эту возможность. Кроме этого, наш сайт позволяет читателям после регистрации: использовать закладки, книжную полку, следить за новостями избранных авторов и более комфортно писать комментарии".




Судьба ликвидатора


Иванов Евгений Геннадиевич Иванов Евгений Геннадиевич Жанр прозы:

Жанр прозы Детектив
1656 просмотров
0 рекомендуют
2 лайки
Возможно, вам будет удобней читать это произведение в виде для чтения. Нажмите сюда.
Читателю предлагается авторская версия сложной судьбы ликвидатора КГБ СССР Богдана Сташинского.

sp; Выяснив все эти обстоятельства, Сташинскому не терпелось сообщить о результатах выполнения своего задания в центр. Он поймал себя на мысли, что Попель, как личность и живой человек, уже совершенно его не интересовал. Он нашел свою цель и был готов к ее уничтожению, отдавая себе отчет, что именно таким окажется вторая часть его задания. Если в случае с Ребетом, его поначалу терзали душевные сомнения по поводу его устранения, то в этом случае, он чувствовал себя абсолютно спокойным, как будто Попель был не человеком, а обычной мишенью в стрелковом тире. Подобное восприятие действительности с одной стороны порадовало молодого ликвидатора, впереди он видел для себя долгую жизнь в разведке, где аналогичных заданий будет еще не мало. С другой стороны, он ясно понимал, что, выполняя такие задачи, теряет нечто человеческое и постепенно превращается в машину для убийств. Однако, когда его посещали подобные мысли, Богдан сразу старался переключаться на  Инге.   Думая о ней, он сразу же становился другим: чутким и нежным.   Так и в этот раз, перед тем, как поехать в аэропорт, он зашел в ювелирный магазин на Фрауенплац и купил золотое колечко с небольшим бриллиантиком. На его  родине в Западной Украине не было принято дарить кольца невестам на обручения, но здесь в Европе, были свои традиции и их следовало придерживаться. Благо руководство резидентуры не требовало от него отчета о расходовании денежных средств, поэтому Богдан мог свободно распоряжаться казенными деньгами. Положив бархатную коробочку в нагрудный карман, он, переполненный радостью и окрыленный успехом, отправился в аэропорт.

    Перелет из Мюнхена в Берлин занял всего полтора часа. День близился к вечеру и Богдан решил не переводить его остаток на служебные вопросы, а полноценно провести время в обществе Инге. Не сообщая о своем прибытии Демону, он купил в ближайшем магазине бутылку самого дорогого вина и направился к своей любимой. Как всегда, уезжая в Мюнхен, он не предупредил Инге о предстоящей командировке и очень переживал относительно ее возможной реакции на столь длительное отсутствие. Чтобы немного сгладить ее гнев, он решил  купить еще букетик фиалок в ближайшем цветочном киоске. Подойдя к ее дому, он увидел свет в окне и его сердце забилось с удвоенной силой. Как ему тогда показалось, предложение руки и сердца, куда более волнительное событие, нежели ликвидация какого-то националиста. Собравшись с духом, он поднялся на второй этаж и нажал на кнопку  звонка. Однако, спустя минуту за дверью сохранялась прежняя тишина. « Неужели она там не одна». – Подумал Сташинский и с силой повторно нажал на кнопку. Но и в этот раз дверь ему никто не открыл.

   «Ну что ж, может быть оно и к лучшему». – подумал Богдан и, бросив букетик на коврик, медленно пошел вниз. В этот момент раздался щелчок замка, и дверь распахнулась. Сташинский резко оглянулся. На пороге стояла Инге  с мокрыми растрепанными волосами, придерживая руками полы старого застиранного халата. Она наклонилась и подняла с пола цветы.

- Надеюсь это мне? – виновато улыбнулась она, прикрывая оголившиеся колени.

    Ни слова не говоря в ответ, Богдан побежал ей навстречу и, не выпуская из рук свой дорожный саквояж, подхватил девушку на руки и внес в квартиру.  Он бережно положил ее на диван и стал страстно покрывать поцелуями ее шею, плечи, грудь, опускаясь все ниже и ниже. Сбросив с себя пиджак, он мимоходом  поднял глаза на Инге и застыл от удивления, так и оставшись на коленях. Девушка смотрела на него немигающим равнодушным взглядом.

- Может быть, сначала поговорим. – Она приподнялась на диване и запахнула на себе халат.       

   Богдан встал с колен и присел на стоящий рядом стул.

- Знаешь, Йозеф. – решительно начала Инге. – Мы с тобой встречаемся уже более года, периодически спим вместе, иногда куда-то выходим, но жить так дальше я не могу. Ты постоянно куда-то уезжаешь, при этом даже не считаешь нужным меня предупредить. Я неделями сижу дома одна, не зная, где ты находишься, чем занимаешься и вообще, жив ли ты. При этом, тебя, как я вижу, все устраивает.- Она тяжело вздохнула, собираясь с мыслями.- Я поняла, что в твоей жизни главное - это работа, а я так, приложение к ней,  точнее, разновидность эмоциональной и физической разгрузки.

- Не говори так. Я тебя очень люблю. – Богдан подсел к ней рядом и попытался обнять, но она вывернулась из его объятий.

- Я думаю, нам лучше расстаться. – Категорично заявила девушка и встала с места.- Я хочу иметь свой дом, семью, детей, а не прозябать вечно в ожидании тебя.

   Она уперлась руками в стол и направила на Богдана вопросительный взгляд.

- Я тоже так не могу. – Ответил он, лукаво улыбнувшись. – И считаю, что с этим пора кончать.

    Богдан поднял с пола свой пиджак и вытащил из кармана коробочку с обручальным кольцом.

- Надеюсь, это изменит нашу дальнейшую жизнь? – он протянул свой подарок Инге и замолчал в ожидании ее ответа.

  Девушка по-деловому, молча сама надела  кольцо на палец и покрутила им перед светом.

- Красиво блестит. – Равнодушно произнесла она, - Это горный хрусталь?

- Нет, это бриллиант. – Ответил Богдан, не сводя с нее глаз.

- Ты настолько хорошо зарабатываешь, что можешь покупать такие дорогие украшения? – скептически усмехнулась она.

- Не забывай, где я работаю, - парировал Богдан, имея в виду торговое представительство.- Тем более, выезжая за границу, я получаю хорошие командировочные, которые практически не трачу.

 - Оригинальное колечко. – Констатировала Инге, стараясь казаться равнодушной. – Даже у моей мамы подобного нет.

- И это все, что ты можешь сказать? – разочарованно произнес Сташинский.

- А что ты от меня хотел услышать?

    Богдан начал терять терпение. На щеках у него заиграли желваки.

- Да или нет?- В ответ спросил он.

      Инге без эмоций подняла ладонь с надетым кольцом к свету, наслаждаясь яркими бликами, исходящими от камня. И вдруг, на ее лице, наконец, появилось восторженное удивление.

- Ты делаешь мне предложение? – с опаской в голосе и в тоже время с надеждой произнесла она.

- Ну конечно!- Облегченно выдохнул Богдан.

     Инге, как ребенок, захлопала в ладоши и, забыв прежние обиды, прыгнула Богдану на колени.

- Я думала, что этого дня уже никогда не дождусь. – Пряча слезы, вымолвила она и уткнулась лицом в плечо Богдану.

   Он нежно погладил ее по голове и спросил:

- Как ты думаешь, на какой месяц нам лучше запланировать свадьбу?

- А давай мы этот вопрос обсудим с моими родителями, когда ты у них будешь просить моей руки? – предложила Инге.

- А это обязательно?

- Конечно. – Наигранно возмутилась девушка. – Я хочу, чтобы у нас все было, как у людей.

- Мне показалось, что я не очень понравился твоему отцу во время знакомства. – Попытался оправдать свое настроение Богдан.

- Глупости. – Отмахнулась Инге. – Просто ты  наполовину поляк, а отец не любит славян. Но, в конце концов, мне с тобой жить, а не ему.

- И чем же так ему насолили славяне? – удивился Сташинский.

    Лицо девушки вмиг стало серьезным. Она пересела на диван и, скрестив руки на колене, ответила:

- В минувшую войну в 44 году мой отец был тяжело ранен в Польше. Тогда их часть отступала и вела очень тяжелые бои и с русскими и с поляками. Он чудом выжил и его раненого успели эвакуировать в Берлин. Поэтому  конец войны он встретил уже дома, как гражданский человек. Отец не любит рассказывать о войне, хотя я точно знаю, что попал туда он не по своей воле, но, тем не менее, русских по сей день считает своими врагами.

- Но я же не русский, а  поляк и то, наполовину. – Попытался возразить ей Богдан.

- Для него нет разницы, кто человек по национальности. Для него все, кто воевал против Германии, автоматически стали русскими.   

- Ну, это же глупо. – Богдан встал с места и сделал несколько шагов по комнате, - Моя мать погибла в результате немецкой бомбардировки,  мне что, всех немцев теперь ненавидеть?

- Успокойся, Йозеф. – она подошла к Богдану и повисла у него на шее. – Не переживай ты так, я все улажу.

   Она привстала на цыпочки и их губы слились в долгом поцелуе.

- А где мы проведем свой медовый месяц?-  оторвавшись от мужчины, спросила Инге.

  Сташинский взял ее за руки и, немного подумав, ответил:

- Я хотел бы отметить нашу свадьбу, где-нибудь за пределами Германии. Например, в России.

- Только не там. – Категорично заявила девушка и освободила свои руки.- Я  боюсь туда выезжать.

- Ничего страшного в Советском Союзе нет. – Предпринял очередную попытку успокоить ее Богдан, - Я пару раз бывал там в командировке, очень красивая страна, удивительная природа. Мне, кажется, что, попав туда, ты сможешь изменить свое мнение об этой стране.

- Природа и у нас красивая, а вот жить там нормальным людям не возможно. Мне рассказывали подруги, что в России за любую мелочь можно угодить в тюрьму. Там сплошная грязь, хамство и ничего  нельзя купить без очередей. И я им верю. Достаточно посмотреть на Германию. Я вижу, как люди живут здесь, в ГДР и как в Западном Берлине. Это небо и земля, поэтому все, что связано с коммунизмом я, наверное, не смогу принять ни умом, ни сердцем.  Даже здесь в родном городе, где я родилась и выросла, совершенно  не чувствую себя свободной и только приезжая в Западный Берлин на работу, мне становится легче дышать. – Она молящим взглядом посмотрела на Богдана, - Давай лучше поедем в Росток на Балтийское море. Это уютный курортный городок. Я никогда не была на море. Там, говорят, летом можно даже купаться, а пляжи усыпаны диким янтарем. Я слышала, что этот камень приносит удачу.

- Хорошо, в Росток, так в Росток. – Согласился Сташинский и потянул за руки в свои объятия.

    Раньше Богдан никогда в отношениях с Инге не говорил о политике, поэтому ее отношение к Советскому Союзу и коммунизму несколько шокировало его, но он старался успокоить себя тем, что со временем сможет изменить взгляды своей любимой. Однако, в отношениях между мужчиной и женщиной, никогда сразу не узнаешь, чье влияние окажется сильнее.

   В конце апреля Йозеф и Инге обручились. На церемонии присутствовали отец и мать невесты, ее брат Фриц и ближайшие родственники. Со стороны Богдана не было никого, ведь согласно легенде, он был сиротой. О своей помолвке Сташинский не доложил даже руководству Берлинской резидентуры.

  

 

                                                 Г Л А В А  16

 

                                       Май 1959 года г. Москва

                                  

      Как и в прошлый визит в Москву, на белорусском вокзале «Крылова» встречал незнакомый мужчина, который, назвав заранее обусловленный пароль, предложил проводить его до гостиницы. По дороге мужчины разговаривали мало, в основном, обмениваясь общими фразами. Только, после того, как «Крылов» разместился в номере, его спутник сказал:

- Завтра к Вам приедет один из руководителей Комитета госбезопасности. Есть серьезный разговор.

- А кто именно? – Сташинский надеялся услышать фамилию одного из тех начальников, с которыми ему приходилось общаться ранее.

- Это не важно. – Неопределенно ответил тот. – Зовут его Георгий Аксентьевич, а его фамилия Вам все равно ни о чем не скажет. Мы приедем к двенадцати часам, а пока отдыхайте с дороги, займитесь какими-нибудь личными делами, погуляйте по Москве, посетите музеи.- Он уже собрался выйти из номера, как вдруг резко остановился и полез во внутренний карман пиджака. – Чуть не забыл. Вот Ваши командировочные.

   Он протянул Сташинскому увесистый конверт и, попрощавшись, сразу же удалился.

Оставшись в номере один, Богдан пересчитал деньги. Сумма оказалась не малой, но насколько, он сразу определить не мог, потому что не ориентировался в советских ценах. Для того, чтобы определиться в своей дальнейшей платежеспособности, Сташинский вышел в буфет и купил себе бутылку пива. Учитывая гостиничную наценку, ее стоимость оказалась практически смешной в сравнение  даже с берлинским ценами. Это обстоятельство приятно его удивило, и Богдан решил, ни в чем не отказывая себе, пообедать в ресторане, заказав изыски русской кухни: черную икру и жареную осетрину, которых в Германии на тот момент найти было практически невозможно.

    На следующий день, ровно в полдень в дверь его номера постучали. На пороге стоял крупный мужчина в штатском лет сорока-сорока пяти и вчерашний встречающий офицер.

- Ну, здравствуй,  Крылов – он протянул свою громадную ладонь Богдану. – Можешь обращаться ко мне, просто, Георгий Аксентьевич, -  представился мужчина и, не дожидаясь приглашения, вошел в номер. Он огляделся по сторонам и, изобразив  на лице недовольную гримасу, сел за круглый стол, стоявший посредине номера.

- Номер, конечно не ахти, но жить можно. – Он улыбнулся Сташинскому и тут же сказал, - Да, ты присаживайся Крылов, в ногах правды нет.

   По уверенному поведению и властному тону, Богдан понял, что перед ним, как минимум один из заместителей Председателя КГБ. Он присел напротив гостя и приготовился его слушать.

- Ну, как тебе Москва? - начал издалека генерал с ничего не значащего вопроса.

   Сташинский неуверенно пожал плечами.

- Пока не могу судить, я еще нигде не был.

   Гость  с пониманием покачал головой.

- А как там Берлин? Народ не сильно волнуется по поводу того, что столицу разделили союзники на зоны влияния.

- Я как-то не заметил. – Буркнул Богдан. – Многие люди на себе особых ограничений не чувствуют. Некоторые даже живут в Восточном Берлине, а работают в Западном. – В качестве примера он вспомнил ситуацию с Инге.

- А как тебе Мюнхен? – спросил Георгий Аксентьевич, демонстрируя свою осведомленность о территориальных перемещениях «Будайта» и, не дожидаясь ответа, продолжил, - Мне  доложили, что ты выследил объекта и уже начал догадываться кто он. Не буду лукавить и водить тебя за нос. Да, я тебе официально подтверждаю, Стефан Попель и Степан Бандера – одно и тоже лицо. Поэтому принято решение его «отминусовать» в самое ближайшее время.

    При этом он тактично умолчал, кем именно принято такое решение.

    Генерал  вопросительно посмотрел на Сташинского, пытаясь уловить на его лице тень страха или нерешительности,  но тот  выдержал взгляд.

- Я готов к выполнению этого задания. – Уверенно заявил тот.

- Вот и прекрасно.- Одними губами улыбнулся гость. – Способ ликвидации менять не станем. Навыки еще не утратил?

- Никак нет. – По-военному ответил Сташинский и даже привстал с места.

- Не напрягайся, Крылов, - поморщился Георгий Аксентьевич, - Не  в казарме. Давай лучше поговорим, где и как лучше его устранить.  Ты сам, как считаешь?

   Богдан развел руками, над этим вопросом он думал уже много месяцев, но окончательного решения для себя пока не принял.

- Я думаю, Георгий Аксентьевич, что лучше всего его ликвидировать возле дома или даже в доме, потому что именно там он бывает без охраны. Можно конечно возле дома любовницы, он появляется у нее тоже без телохранителей. Но тут есть одна проблема, как я заметил, они обычно приезжают на ее квартиру вместе. Опять же подъезд дома выходит на оживленную улицу, поэтому трудно выполнить задачу, оставшись не замеченным. А так, остается только одна проблема. Очень трудно застать его одного.

- Ну, это совсем не проблема. – Усмехнулся генерал, - Мы предусмотрели надежный вариант на этот случай. Наши технари создали тебе новый пистолет, двуствольный. Принцип действия остался прежним, только сейчас можно стрелять и поочередно и одновременно, как говорят охотники, дуплетом.  То есть, любой сбой исключается. Если один ствол откажет, жмешь на другой. Опять же, если в момент ликвидации рядом с объектом окажется охранник или любовница, можно убрать и их, как  свидетелей.

- Убрать свидетелей? – переспросил Сташинский и сразу вспомнил ту миловидную молодую женщину, которую видел вместе с Бандерой. Кого-кого, а ее убивать Богдану хотелось меньше всего.

- Естественно.- Произнес генерал, чуть повысив тон.- Не важно, кто с ним будет рядом, главное, чтобы тебя потом никто не опознал.

   Он не стал дожидаться реакции Сташинского на эту информацию,  а продолжил обсуждать план ликвидации:

- И  так, ты считаешь, что самое оптимально место для устранения объекта – это в подъезде дома на Крайтмаерштрассе.- Это был не вопрос, а скорее констатация факта. - Мы считаем также. Для того, чтобы попасть внутрь, наши умельцы изготовили тебе универсальный ключ отмычку со съемными насадками. В крайнем случае, если не сможешь попасть в дом, сработаешь возле гаража, но тогда придется позаботиться и об охраннике. Все ясно?

- Так точно.

- Я же сказал тебе, Крылов. Не в казарме. – Раздраженно повторил Георгий Аксентьевич и, посмотрев на своего помощника, скомандовал, - А ты что стоишь, как истукан, тащи сюда шампанское и фужеры.

   Молодой человек, до этого незаметно стоявший в сторонке, быстро выскочил в коридор и через несколько секунд вернулся с бутылкой шампанского и тремя бокалами. Отработанным движением, он открыл бутылку без хлопка и разлил шипящую жидкость. Не получив предварительного разрешения присесть за стол, он так и оставался стоять возле стола, услужливо ожидая последующих команд.

- Юра, - тут же обратился к нему генерал, - Ты так и будешь стоять на подхвате? Быстро бери стул и садись с нами.- Дождавшись, пока его помощник займет свое место, он торжественно поднял бокал. – Ну, за успешное завершение нашего дела.

    Он сделал небольшой глоток и, не выпуская бокала из рук, продолжил:

- Ты должен знать, Крылов, что Центральный Комитет партии ждет от нас конкретных результатов. И мы должны, чего нам бы это не стоило, выполнить поставленную задачу.

    Затем, генерал долго рассказывал о долге и чести чекиста, об активизации подрывной деятельности иностранных спецслужб и, может быть, и дальше продолжал бы свою бесконечную тираду, если б не обратил внимания на скучающий взор Сташинского.

- Ты, вообще-то, меня слушаешь, Крылов? – добавив металла в голос, спросил Георгий Аксентьевич.

- Так точно. – Бодро ответил Богдан.

    Генерал посмотрел на него, как на безнадежного ученика, и, махнув рукой, буркнул:

- Горбатого могила исправит. Тебе хоть говори, хоть не говори, что мы не в казарме, тебе все одно – Так точно. – Он залпом допил свое шампанское и продолжил уже более доброжелательным тоном. – Мы приняли решение, чтобы ты провел в Москве еще несколько дней. Погуляй по столице, пока есть возможность, сходи в Третьяковскую галерею, на концерты, билеты мы тебе организуем. 9 мая будет парад на Красной площади. В конце концов, почувствуй себя советским человеком.  А то, из тебя уже немецкое прямо наружу прет. Это становится ненормальным, что  Германию, включая Западную, ты знаешь, как свои пять пальцев, а в Москве вообще не ориентируешься.

    

 

                                                  Г Л А В А    17

 

                                         Май 1959 года г. Мюнхен

 

   Мюнхенский отель «Шотенгамель» считался одним из самых заурядных заведений в городе, однако его номера разительно отличались в лучшую сторону от престижных аналогов Москвы. Здесь присутствовала и комфортабельная мебель и гораздо более высокий сервис обслуживания. Расположившись в номере и, приняв с дороги горячий душ, Сташинский подошел к окну. На улице, возле магазинов суетились люди, невзирая на унылую слякоть, так не соответствующую концу мая.   Внешняя атмосфера, царившая в городе, никак не располагала его к активным действиям. Хотелось забиться куда-нибудь в угол и забыться, хотя бы на неделю. Однако, ограниченный срок действия зарядов не позволял ему такой роскоши. Нужно было торопиться.

   Богдан сел на кровать и, подвинув к себе журнальный столик, разложил на нем свое боевое снаряжение: отмычку со сменными головками, сам пистолет с ампулами и набор таблеток-противоядий.

«Таблеток дали столько, как будто нужно уничтожить пол-города. – подумал Богдан, отделяя от общей упаковки только две.- Хотелось бы узнать еще, какие побочные действия они имеют».

   Затем, он завернул пистолет в газету, свернув ее трубочкой, и положил отмычку в карман брюк.  Подготовка завершена, пора на охоту.

   Он прошел мимо уже знакомого дома на Крайтмайерштрассе и свернул через переулок к гаражу, где обычно Попель оставлял свой автомобиль. На воротах красовался большой навесной замок.

« Странно, - подумал Сташинский, - неужели сегодня объект вообще не выезжал из дому».

   Вернувшись к подъезду, уверенным движением он вставил ключ с одной из насадок в замочную скважину, но тот оказался неподвижным. Тогда он попробовал оставшиеся, но и те оказались бесполезными.

«Черт, - выругался Богдан, - Вот «мастера-кудесники» даже нормальной отмычки сделать  не могут. Обо всем приходится думать самому».

   Оставаться надолго возле подъезда среди бела дня, было не безопасно.  Сташинский вновь спрятал отмычки в кармане и поспешил быстрее покинуть это место, чтобы не столкнуться с кем-либо из жильцов. Он прошел в ближайший сквер и присел на скамейку. Немного отдышавшись и успокоившись, он вытащил из кармана отмычку и стал рассматривать насадки. На одной из них, изготовленной из очень мягкого металла, он обнаружил глубокие бороздки. «А что, может быть, попробовать самому сделать ключ?»- Подумал он, вспоминая специальные занятия в школе КГБ.

     Прогуливаясь по городу, он посетил один из хозяйственных магазинов «Вулворт», где свободно купил заготовку для ключа и набор надфилей.   Весь оставшийся день он посвятил слесарному делу в условиях гостиничного номера. Ближе к ночи, с красными и слезящимися от напряжения глазами, Богдан закончил свою работу. Он поднес ключ к свету и с удовлетворением отметил для себя, что сделал экземпляр не хуже профессионального мастера. «Завтра посмотрим насколько я хороший слесарь. Если все получится, глядишь, будет, чем заняться  на пенсии, если, конечно, доживу до нее». – Подумал он и, улыбнувшись собственной мысли, отправился в ванную комнату.

   Утром он не торопился к дому своей жертвы, а решил появиться там к полудню, когда основная масса жильцов дома разойдутся по своим делам. Для него первоочередной задачей было проверить работу ключа. Причем, сделать это он хотел именно в отсутствие Попеля. Для себя Богдан решил, что ликвидирует свою жертву только тогда, когда тот будет возвращаться домой один. Убивать еще кого-то из его спутников, желания не было никакого. Ему самому понравилось, насколько гладко и безопасно было сработано в случае с Ребетом, поэтому изобретать что-то новое или импровизировать на месте  уже не хотелось.

     Подойдя к двери, он вставил ключ и с удовлетворением отметил, что тот свободно вошел в замочную скважину. После легкого поворота, замок щелкнул и дверь отворилась. Надвинув на лоб шляпу, он осмотрелся по сторонам и быстро проник в подъезд. Закрыв за собой дверь, Богдан остановился и прислушался. В подъезде царил мрак и гробовая тишина. От запаха хлорки и спертого воздуха, он немного поморщился и стал подниматься вверх по лестнице, внимательно рассматривая надписи на дверях. На четвертом этаже он, наконец, увидел табличку с фамилией «Попель». Его охватило непреодолимое желание позвонить в дверь и, если сам Попель ее откроет, то сразу же выполнить свою миссию. Однако, здравый смысл, не позволил ему прикоснуться к звонку. Дома могли оказаться жена и дети. Но не только это обстоятельство его смущало. Во-первых, в отсутствие хозяина, появление человека без предварительного звонка, могло насторожить жену Попеля  и тогда, шансы застать его по этому адресу окажутся нулевыми. А следовательно, его поиски  пришлось бы начинать сначала. А во-вторых, хоть и не был Сташинский большим моралистом, да и работу свою воспринимал, как обычную трудовую деятельность, но все же убить человека в присутствие детей, даже он считал верхом цинизма.

   Быстро спустившись по лестнице, Богдан вышел на улицу и, зажмурив глаза от вспышки яркого солнечного света, поспешил подальше от этого дома.

   Следующим утром, после плотного завтрака, он вернулся в свой номер. Взглянул на часы. Стрелки показывали половину девятого. «Пора. Вдруг сегодня повезет», - подумал он и вытащил таблетку из упаковки. Запив ее водой, он положил  во внутренний  карман завернутый в газету пистолет и посмотрел на свое отражение в зеркале. Свободный плащ никак не выдавал наличие оружие под одеждой.   Богдан удовлетворенно подмигнул своему отражению и вышел на очередной «промысел». Через полчаса он уже находился возле дома Попеля. Пройдя мимо подъезда к пустырю, где располагался гараж он увидел, что на его дверях по-прежнему висит замок. Ничего не оставалось делать, как уйти на безопасное расстояние и продолжить наблюдение со стороны. Безрезультатно просидев около получаса в сквере напротив, он отправился к мосту Людвига, заглянул в немецкий политехнический музей, купил в киоске свежую газету и, праздно прогулявшись по соседним улочкам, опять вернулся к скверу. Прошло еще около сорока минут.

   К обеду Попель тоже не появился дома. «Опять пустышка. – Подумал Богдан. – На кой черт только глотал таблетку». Он прислушался к своему организму. Невзирая на прохладную погоду, его бросило в жар и немного задрожали руки, на лбу появилась испарина. « Все-таки надо будет проконсультироваться у наших медиков относительно побочных эффектов этих таблеток, а то так  загнусь раньше, чем доберусь до этого Попеля».- Сделал для себя окончательный вывод Богдан и поплелся к гостинице.

   Только на пятый день Сташинский смог застать Попеля на месте наблюдения. Тот утром вышел из дома, как раз в тот момент, когда синий «Опель» вместе с водителем подъехал к подъезду.  Не останавливаясь на месте ни на секунду, он сразу заскочил на заднее сиденье, жестом показав водителю, чтобы тот оставался на месте. Видимо Попель очень торопился, раз не сел за руль, как это делал раньше. Автомобиль тронулся с места и направился в сторону офиса ОУН. Именно там, на стоянке, через полчаса его увидел Богдан. Водитель мирно дремал, прижавшись головой к стеклу. Сташинский демонстративно прошел рядом с автомобилем, невзначай прикоснувшись ладонью к его багажнику. Напротив стоянки располагалось уютное кафе в классическом немецком стиле с грубыми деревянными столиками и такими же лавками. Богдан присел за крайний из них и заказал себе бокал темного пива. Услужливый официант принял заказ и быстро удалился. Сташинский развернулся лицом к офису   и стал наблюдать за выходом из него. Ждать пришлось достаточно долго.  Клиент, сидевший с кружкой пиво уже второй час, начал привлекать внимание персонала кафе. Официанты бросали на него косые взгляды и о чем-то тихо шептались. Богдан расплатился и вышел из кафе. Прохаживаясь по улице, он старался не выпускать из виду синий «Опель». В 13.15, когда Богдан решил зайти в небольшой сувенирный магазин,  как раз в этот момент из офиса ОУН вышел Попель. Он был не один. Его сопровождала та самая молодая женщина, которая запомнилась Сташинскому рядом с объктом в прошлый раз. Попель вальяжно  шел немного впереди, высоко подняв голову, при этом периодически оглядываясь на свою даму. Девушка пыталась казаться сосредоточенной, но при этом старалась не поднимать глаза на прохожих. На вид она смотрелась моложе своего кавалера лет на двадцать, а то и больше. «Интересно, чем ей может быть привлекателен этот старый плешивый коротышка?» -  подумал Богдан и сам себе усмехнулся. – «Вокруг столько молодых и сильных мужчин». Невольно он взглянул на свое отражение в витрине и улыбнулся.  Попель несколько ускорив шаг, открыл заднюю дверь автомобиля и любезно усадил женщину в салон. Затем, перекинувшись парой фраз с водителем, занял его место за рулем, а тот, как и подобает слуге, понуро поплелся в офис. Ехать к дому любовницы для того, чтобы там, на выходе из подъезда, убить свою жертву,  не входило в планы Сташинского. Девушка могла наблюдать за своим покровителем из окна и стать невольным свидетелем этого убийства. Поэтому Богдан в очередной раз убедился, что самым оптимальным местом для ликвидации остается подъезд дома, где проживал Попель, или, как крайний случай, пустырь в районе гаража. Именно туда и направился Сташинский.

    Спустя два часа, сидя на скамейке в тенистом сквере, он увидел подъезжающий к дому знакомый автомобиль. Богдан вскочил с места и вытащил из кармана заветный сверток. Почти бегом он поспешил следом за «Опелем». Когда он появился на пустыре, Попель уже открывал ворота своего гаража.  После свидания с женщиной, на его лице светилась блаженная улыбка. Он как ребенок посмотрел на солнце, радуясь ласковым майским лучам, и совершенно не обращал внимания на приближающегося к нему молодого человека. Сташинский решительно шел к нему навстречу, но когда до цели осталось не более десяти шагов,  неожиданно споткнулся и остановился. «Нет. Только не сейчас» - прозвучал откуда-то из глубины его внутренний голос. Руки моментально покрылись липким потом и по всему телу прошел мелкий озноб. Богдан резко развернулся и почти бегом устремился в сторону помпезного Королевского сада. Там он забрел на дальнюю пустынную аллейку и разрядил смертоносный яд прямо в землю, а затем вышвырнул сам пистолет в канал.

    Немного успокоившись и бесцельно побродив по городу, он решил встретиться со своим связным в кафе, координаты которого ему Демон на одной из последних встреч.

    Заведение, хозяином которого, считался советский агент, оказалось достаточно оживленным и просторным. Оно специализировалось на украинской кухне, поэтому все официанты здесь были одеты в белоснежные вышиванки. Во внутреннем интерьере присутствовали атрибуты украинского быта: бутафорные связки лука и перца, глиняные глечики на столах вместо цветочных ваз, стены украшали картины, отражающие быт украинского села. В зале, кроме, немецкой речи звучала еще и украинская. Видимо, это кафе было местом отдыха представителей эмигрантской общины. 

- Я могу поговорить с вашим хозяином? – спросил по-немецки Богдан, обращаясь к одному из официантов.

- Одну минуту. – Ответил тот и сразу же растворился в подсобке.

    Буквально через минуту к Сташинскому подошел подтянутый мужчина, на вид 35-40 лет, крепкого телосложения с аккуратно подстриженными русыми волосами, зачесанными на бок и тонкой ниточкой усов.

- Мне передали, что Вы хотели  меня видеть? – спросил он, обращаясь с дежурной улыбкой к неизвестному посетителю.

- У меня сегодня был трудный день. Я хотел бы поужинать в отдельном кабинете. – Назвал пароль Богдан.

   Лицо хозяина сразу стало серьезным.

- Могу предложить Вам мини-зал на втором этаже. Там очень уютные комнаты. – Ответил тот условной фразой и жестом указал гостю  следовать за ним.

   Когда мужчины оказались  наедине, хозяин улыбнулся и протянул руку Сташинскому:

- Рад видеть Вас господин Будайт. – Он продолжал говорить по-немецки.- Что у Вас произошло?

- Наш друг отсутствует в городе. – Соврал Богдан. – Поэтому передайте коллегам, что мне пришлось избавиться от тех продуктов, которые предназначались ему.

- Это плохо, - покачал головой связной. – Что еще?

- Мне не подходят те лекарства, которые  прописал доктор. После них я себя плохо чувствую.

    Богдан старался говорить условностями, опасаясь, возможного, прослушивания кабинета.

   - Я думаю, эти известия не слишком обрадуют наших партнеров. – Ответил хозяин кафе. – Я передам Ваши пожелания, а сейчас  распоряжусь, чтобы Вам принесли ужин, на мое усмотрение, и буду ждать Вас через неделю в это же время. 

    Он подмигнул Сташинскому и вышел из кабинета.

 

    Через неделю Богдана отозвали в Берлин, а еще через несколько месяцев из Москвы в Карлхорст спецпочтой доставили для него посылку: точно такой же пистолет с зарядами неограниченного срока действия и новые нейтрализаторы ядовитого газа. Опять следовало ждать и надеяться на счастливый случай.

 

 

 

                                            Г Л А В А  18

 

                                15 октября 1959 года  г. Мюнхен

 

         В полном одиночестве Степан Андреевич сидел в своем рабочем кабинете и смотрел в окно. Стоял на удивление теплый октябрь. Деревья все еще продолжали радовать глаз ярким убранством разноцветных листьев. На столе лежала папка с грифом «Совершенно секретно», которую Степан Андреевич, так и не удосужился открыть с самого утра. Бросив на нее скептический взгляд, он положил ее назад в сейф. « Что здесь может быть секретного? – подумал он. – Кого я обманываю? Война проиграна и все, чем я занимаюсь – все это не более чем, мышиная возня. Шанс создать независимое украинское государство упущен. Поэтому сейчас, так называемая борьба за свободу - все это имитация серьезной деятельности, от которой никому ни жарко, ни холодно». Он подошел к окну и посмотрел во двор. Старый дворник собирал граблями опавшую листву, чтобы потом вывезти ее на свалку. «Какие все же непрактичные эти немцы. – Вновь подумал он. – Какой смысл нанимать грузовик и попусту тратить топливо, если листву можно просто сжечь прямо во дворе». Он вернулся к столу, с ностальгией вспоминая запах паленых листьев, оставшихся в памяти от далекого детства. Неожиданно накатившая меланхолия никак не располагала к работе. Хотелось бросить все и, оставив охрану, пойти куда-нибудь погулять в парк или просто попить пива, не заботясь о собственной безопасности. Степан Бандера уже давно хотел оставить политическую карьеру, хотя то, чем он занимался, карьерой можно было назвать с большим трудом. Он мечтал о спокойной размеренной жизни обычного немецкого бюргера со всеми ее прелестями и недостатками. Однако, Служба безопасности ОУН постоянно пугала его всяческими готовящимися на него покушениями, скорее не столько имея на это реальные основания, сколько пытаясь обосновать свое предназначение.  Он взглянул на часы. Время приближалось к обеду. Он выглянул в приемную. За пишущей машинкой сосредоточенно стучала по клавишам секретарша. К счастью, а может быть наоборот, охранник в этот момент куда-то вышел.

- Фройлян Мак, - обратился к девушке Бандера.  – Вы не откажете мне в любезности прокатиться вместе со мной на рынок?

   На самом деле ее звали Евгенией Матвийко, но Бандера умышленно называл всех своих сотрудников на немецкий манер и требовал к себе обращения исключительно «Герр Попель». Это было одним из условий конспирации и, по его убеждению,  лишало персонал основы для панибратства в коллективе. 

    Секретарша лукаво улыбнулась в ответ. Шеф всегда был изобретателен, придумывая различные поводы для совместного проведения времени с ней в обеденный перерыв. Но в этот раз она была искренне удивлена, потому что предложение «с намеком» прозвучало при отсутствии посторонних лиц.

- Конечно. – Ответила она и, отложив бумаги в сторону, встала из-за стола. На выходе девушка на секунду остановилась и, взглянув на себя в зеркало, кокетливо поправила прическу.   

   Подходя к автомобилю, как обычно шеф галантно открыл заднюю дверь и усадил девушку в салон. Сам, пользуясь отсутствием водителя-охранника, сел за руль.

- Ты хоть бы предупредил меня заранее, что сегодня поедем ко мне. – Томным голосом произнесла девушка. – У меня дома страшный беспорядок.

- Сегодня мы действительно поедем на рынок. – Категорично ответил Степан Андреевич. – Жена просила купить помидоров и кое-какой зелени к салату.

   Женщина удивленно посмотрела на мужчину через зеркало заднего вида, но промолчала. Перепад его настроения абсолютно ее не расстроил. Она прекрасно знала свое место и не решилась перечить своему работодателю. Тем более, что интимные отношения  с хозяином, были частью ее служебных обязанностей, за которые она ежемесячно получала щедрую надбавку.  Однако, как женщине, эти встречи редко доставляли  удовольствие. У нее был молодой человек из числа сотрудников офиса, отношения с которым они старались тщательно скрывать от окружающих.  

   Прохаживаясь между рыночными рядами, Бандера, по совету спутницы, остановил свой взор на крупных розовощеких помидорах. За все годы жизни в Германии, он никогда не видел подобного сорта. Каждый из них весил не менее трехсот граммов. Он купил три килограмма и довольный своей покупкой продолжил  прогулку по рынку.  По пути Бандера купил еще несколько пучков зелени и два килограмма яблок. Продавцы уложили покупки в бумажные пакеты без ручек и Бандера, подхватив их под мышку, направился к машине. В этот день, находясь на рынке без охраны, он почувствовал себя обычным человеком, кормильцем семьи и от этого, настроение у него заметно улучшилось.

 - Герр Попель, - обратилась к нему секретарша наигранно обиженным тоном, - Вы не будете против, если я немного задержусь здесь, а потом сама доберусь в офис?

   Бандера не стал ей возражать, ему наоборот, было удобнее сразу поехать домой, а не завозить девушку  на работу.

- Ради Бога, - махнул он рукой, - Оставайтесь, но только к четырем часам вернитесь на рабочее место. Вы мне еще понадобитесь.

    Погрузив пакеты на заднее сиденье, он сел за руль и поехал домой. Свернув к своему переулку, он не заметил, как из сквера, вслед за автомобилем выскочил молодой человек и почти бегом поспешил за ним. Поставив машину в гараж, Бандера с большим трудом закрыл замок на воротах, не выпуская из рук пакеты с продуктами. В этот момент он не заметил, как неизвестный мужчина прошмыгнул в подъезд его дома. Подойдя к крыльцу, он левой рукой вытащил из брюк ключ и с трудом вставил его в замочную скважину. Дверь открылась, но не от поворота ключа. На пороге появилась соседка с пятого этажа, выходившая из дома.

- Добрый день, герр Попель. – Поприветствовала его женщина.

- Да, да, добрый. – Растерянно ответил тот, пытаясь одной рукой вытащить ключ из замка, а другой, продолжая прижимать к груди пакеты. Ногой он придерживал дверь, чтобы та не захлопнулась.

- Что, не работает замок? – вдруг он услышал незнакомый мужской голос, неожиданно раздавшийся из темноты подъезда.

   В вестибюле к выходу приближался молодой мужчина с газетой в руках, свернутой трубочкой.   Его лицо показалось Бандере знакомым, но он не успел вспомнить, где и когда мог его видеть. Молодой человек присел на корточки и, наклонив голову, стал завязывать шнурок на ботинке.

- Все в порядке. – Ответил Бандера, наконец, освободив  ключ и отпуская дверь.

   Вдруг  незнакомец резко выпрямился и направил ему в лицо сверток. Упругая струя ни то пара, ни то жидкости, сопровождающая неприятным запахом, больно ударила в лицо. В глазах сразу потемнело и во рту моментально пересохло. Мужчина сразу вышел, а Бандера, качаясь от внезапного головокружения, сделал несколько шагов вперед,  пытаясь подняться по лестнице. Однако, через несколько секунд он упал, больно ударившись затылком о ступеньку, и потерял сознание. Красные помидоры покатились по полу в разные стороны.

   Через минуту-другую из ближайшей квартиры выглянула женщина, случайно услышавшая шум на площадке. Увидев распростертое на лестнице тело соседа, женщина пронзительно закричала. На крик вышла жена Бандеры и, увидев неподвижно лежащего мужа, покрытого синими пятнами, тут же потеряла сознание.

     

    Богдан, едва сдерживаясь, чтобы не побежать, спокойно вышел из подъезда. Прикрывая дверь, он услышал шум шаркающих шагов и хриплый вскрик. Возвращаться назад не было смысла. Сташинский был уверен, что яд подействовал  и жертва уже не выживет. От волнения его трясло всем телом, но он четко помнил последовательность своих дальнейших действий. На ходу проглотил противоядие и, подойдя к дренажному люку, вновь присел на корточки, якобы завязать шнурок. В этот момент он бросил в отверстие стока ключи и быстрым шагом поспешил в сторону канала Гофгартен. Пользуясь отсутствием прохожих, он выбросил пистолет в воду и почувствовал, наконец, нахлынувшее облегчение. Теперь, глядя на мутные воды канала, он осознал, что произошло. На первый взгляд все прошло гладко, однако на самом деле все могло закончиться плачевно. Когда он вошел в подъезд и стал подниматься по лестнице, неожиданно на верхних этажах он услышал женский голос. По всей видимости, кто-то выходил из квартиры и прощался с хозяйкой. Через несколько секунд, он увидел, как по лестнице спускалась женщина. Как назло, Бандера должен был появиться в подъезде через считанные секунды. В связи с этим, у него возникла дилемма: ликвидировать вместе с объектом невинную соседку, либо вновь отложить ликвидацию. На принятие решения оставались даже не секунды, а мгновения. Находясь на втором этаже, он отвернулся лицом к двери лифта и нажал вызов. Женщина прошла мимо него, вежливо поздоровавшись. Уже на выходе из подъезда, она столкнулась лицом к лицу с Бандерой, который, к счастью ликвидатора, не мог вытащить ключ из замочной скважины. Эта ситуация позволила Богдану выиграть время и невольно спасти жизнь постороннему человеку. Он перевел дух. Дальнейшее, оставалось делом техники.

   « Хорошо то, что хорошо заканчивается» - подумал он и с этими словами отправился в гостиницу. В течение нескольких минут, он рассчитался с портье и отправился на вокзал. Там он взял билет на поезд до Франкфурта и через час занял свое место в вагоне.

   Сташинский сидел в пустом купе и смотрел в окно, не замечая убегающего назад пейзажа. Внутренне он удивлялся своему неестественному состоянию. У него было странное ощущение, что во всем происшедшем он исполнял роль не участника, а стороннего наблюдателя, как сквозь стекло, наблюдавшим за ходом событий. Он не испытывал никаких эмоций, ни страха, ни угрызений совести, только внутреннее удовлетворение от успешно выполненной работы.

           На следующий день, утренним рейсом самолета «Пан-Америкен» Сташинский-Будайт вылетел в Берлин. Однако в ближайшие, после возвращения дни, Богдан не встречался со своим куратором. Телефон Сергея Демона молчал и это начало его немного настораживать. Почти спустя неделю, резидент сам нашел Сташинского и неожиданно пригласил в кафе «Варшаву». Богдан пришел на встречу немного опоздав. В отдельном кабинете был накрыт стол на трех персон. Среди присутствующих находились сам резидент и ранее незнакомый мужчина, средних лет, с размытыми чертами лица и неопределенным возрастом.

- Знакомьтесь, - Демон подошел к Богдану и представил незнакомого гостя. – Это новый начальник нашего отдела в Германии.

- Мужчина протянул руку Сташинскому и представился. Называть себя Богдану  не было смысла, в любом случае новый начальник должен был досконально изучить его личное дело, поэтому он молча ответил на рукопожатие, слегка склонив голову.

   Усаживаясь за стол, Сташинский полушепотом обратился к Сергею:

- Я приехал еще 16 октября, но не мог тебя застать на месте. – Они уже давно перешли в общении на «ты» и между собой держали себя, как равные.

- А меня не было в Берлине. – Улыбнувшись, ответил Демон и добавил, - Я был в Мюнхене на похоронах Попеля-Бандеры.

- Да-а, - удивленно протянул Богдан, - И как там все прошло?

- Нормально. – Спокойно ответил тот и протянул Богдану относительно свежий номер газеты «Украинский самостийник»- Вот, почитай некролог.

  На первой страницы жирным шрифтом было выделено официальное соболезнование Провода ОУН следующего содержания:

    « С огромным прискорбием и глубокой болью сообщаем членам ОУН и всему украинскому сообществу, что 15 октября 1959 года в час дня погиб от вражеской руки великий сын украинского народа и многолетний руководитель революционной борьбы за украинскую независимость, Председатель Провода Частей Организации украинских националистов Степан Бандера, родившийся 1 января 1909 года, член Украинской Военной организации с 1927 года, член ОУН с 1929 года, а затем до 1934 года ее проводник и одновременно Краевой Комендант УВО, а также, с 1933 года- член и Председатель УВО, Председатель  ОУН с 1940 года, Председатель Бюро Провода всей ОУН с 1945 года. Многолетний заключенный польских тюрем, приговоренный к смертной казни, в последствие замененной на пожизненное заключение, и узник немецких концлагерей с 1941 по 1944 гг.

     Похороны состоятся в Мюнхене 20 октября 1959 года в 9 часов. Заупокойная служба Божья – в церкви Св.Иоанна Крестителя на Кирхенштрассе. В 15 часов - панихида и похороны на кладбище Вальдфридхоф.

  Траур продлится два месяца с 15 октября по 15 декабря 1959 года.

  Вечная и славная ему память».

     Сташинский отложил газету в сторону и со смущенной улыбкой произнес:

- Во всех его титулах запутаться можно. – А затем, изменившись в лице, вновь схватил газету и, пробежав глазами по тексту, спросил, - А почему погиб от вражеской руки? Я ведь сработал чисто. У него должно было остановиться сердце, как у Ребета.

 - То, что ты сработал чисто, сомнений нет, - вмешался в разговор начальник отдела.- Немного напортачили наши технари и химики. Ликвидация Бандеры должна была произойти так же, как в случае с предыдущим объектом, но в этот раз Западногерманские полицейские и медики оказались более скрупулезными. Дело в том, что умер он не сразу, а только в карете скорой помощи, видимо концентрация газа оказалась не достаточно сильной. После выстрела он смог подняться еще на несколько ступенек лестницы. При первичном осмотре врачи констатировали смерть от остановки сердца, плюс, как вариант, от перелома основания черепа в результате падения. Но когда у покойника нашли на поясе кобуру с пистолетом, то осмотр стали проводить судмедэксперты местной полиции. И вот тут внимание специалистов привлекла небольшая ранка на верхней губе пострадавшего. Они начали гадать, откуда она взялась. От удара о ступеньку или от чего-то другого? Вряд ли, та была больше похожа на неглубокий порез. Только после вскрытия и серии тщательных анализов экспертная комиссия обнаружила в организме покойного наличие синильной кислоты. Вот так, мелкий осколок ампулы, который не должен был вылететь из ствола, стал причиной говорить об этой смерти, как о насильственной.

   Новый начальник посмотрел на Богдана и по-дружески хлопнул его по плечу.

- Да, не расстраивайся, твой вины в этом нет. Главное, что цель достигнута. Ты молодец. Дело свое сработал на «отлично». – Он сделал паузу и, подмигнув глазом Демону, продолжил. – А теперь, Крылов, я должен сообщить тебе очень приятное известие.- На это раз пауза оказалась более продолжительной. – За успешное выполнение ответственного задания ты награжден орденом Боевого Красного Знамени. Подчеркиваю – Боевого… Ты понял?

Так точно. – Ответил обескураженный Сташинский.

- Орден получишь в Москве. – Продолжал свою речь начальник. - Выезжаешь сегодня вечерней лошадью. Полагаю, там ты задержишься на какое-то время. Надо будет пройти дополнительный курс обучения и готовиться к новым заданиям. В будущем, тебе предстоит работа по специальности в одной из стран Западной Европы. – Он налил себе в бокал коньяк и, подняв его для предстоящего тоста, закончил, - Впрочем, это уже не моя компетенция. 

  

 

                                           Г Л А В А   19

 

                          Конец октября 1959 года г. Москва.

 

  

      Нынешний приезд Богдана в столицу мало, чем отличался от предыдущих. Так же встреча на вокзале незнакомым сотрудником, приезд в ту же гостиницу, которую он начал считать своим вторым домом, традиционный свободный вечер и встреча на следующий день с одним из начальников. На этот раз в номер к Сташинскому пришел один из руководителей кадрового аппарата. Он представился Алексеем Алексеевичем, так и назвав своей фамилии. Это был высокий худощавый мужчина, с редкими седыми волосами и землисто-серым цветом лица. Он страдал отдышкой и поэтому, разговаривая с Богданом, периодически делал не продолжительные паузы. Кадровик не стал искать никаких прелюдий для начала разговора и сразу начал по делу.

- Богдан Николаевич, - начал он с обращения по имени, от которого Сташинский уже начал отвыкать, - Я хочу обговорить с Вами некоторые вопросы процедуры награждения. Дело в том, что орден Вам будет вручать лично недавно назначенный новый Председатель КГБ СССР Александр Николаевич Шелепин. Учитывая, что в мирное время, наградами подобного уровня у нас поошряют не часто, он, наверняка пожелает побеседовать с Вами, как говорится, с глазу на глаз. Поэтому, я хотел бы предостеречь Вас от нежелательных откровений. Вы должны будете показать, что годы жизни за границей только укрепили вашу преданность СССР и Коммунистической партии, убедить Председателя, что в дальнейшем готовы отдать все силы и возможно жизнь, ради нашего общего дела. – Он перевел дыхание и продолжил. – Тем более, что мы надеемся использовать Вас и далее на очень сложных и опасных участках вдали от Родины.

   Он вопросительно посмотрел на Сташинского и спросил:

- Вы понимаете, на что я намекаю?

- Нет. – Развел руками Богдан, прекрасно осознавая, что дальнейший разговор коснется его отношений с Инге.

- Очень плохо, Сташинский. – недовольно покачал головой Алексей Алексеевич, - Я намекаю сейчас на твою связь с немкой. Упаси тебя Бог в этот день заикнуться о ней.

- А почему я должен о ней молчать? –  осмелел Богдан, начиная чувствовать себя в роли героя- орденоносца, - В конце концов, я, как нормальный человек имею право на личную жизнь.

- Ошибаешься, сынок, - возразил ему кадровик, - Ты не нормальный человек, ты разведчик-нелегал, а поэтому вся твоя личная жизнь должна быть сориентирована на выполнение поставленной задачи. Запомни, твоя личная жизнь, как ты говоришь, должна стать частью твоей оперативной легенды.

- И, тем не менее, я женюсь на ней. – Стараясь оставаться спокойным, возразил Богдан.

- Опять двадцать пять. – От отчаяния Алексей Алексеевич с силой хлопнул себя кулаком по коленке и вскочил с места. – Да, пойми ты, дурья башка, что совершаешь необдуманный поступок.

- Я давным-давно все обдумал.

- Не перебивай меня. – Повысил голос кадровик и, сделав несколько шагов по комнате, продолжил, - Все не так просто, как тебе кажется. Как бы ты не хотел скрыть от своей жены род своих занятий, у тебя этого не получится. Жена, хуже любой контрразведки, как не шифруйся, все равно расколет. Да ладно, если просто расколет, а если еще и навредит? Тут уже не у тебя возникнут проблемы, у всей нашей разведки и еще не известно, какие после этого могут наступить последствия. Ты пойми, - продолжал распыляться Алексей Алексеевич, - Жена нелегала, это больше, чем жена, это помощник, который не только должен тебя подстраховать в ответственный момент, но и заменить, если не дай Бог, что-то пойдет не так. Ты уверен в своей немке?

    Он вопросительно посмотрел на Сташинского, но тот продолжал молчать.

- Молчишь? То-то и оно.- Он назидательно покачал головой. - Вот и я сомневаюсь, что она сможет стать для тебя помощником в работе. Но самое главное не в этом.  Она вряд ли сможет тебя простить за то, что ты столько времени водил ее за нос. Так что, мой тебе совет: откажись от своих планов и включи мозги. Наконец, дай этой немке пару тысяч марок пусть от тебя отстанет. Ты еще не представляешь себе, какие у тебя перспективы. Тебя планируют перевести на нелегальную работу в Западную Европу, а потом, возможно в Америку. А с этой немкой, вряд ли тебе доверят ответственное задание. На днях ты попадешь в дом на Лубянке, сам посмотришь, какие красавицы там ходят по коридорам. Это не то, что в мое время, когда в конторе одни мужики служили. Сейчас посмотришь на сотрудниц, глаза разбегаются. Так что бросай эту свою гнилую затею и прими правильное решение. Твое награждение состоится 6 ноября, накануне Годовщины Великой Октябрьской социалистической революции. Время у тебя еще есть. Я надеюсь, ты меня услышал и сделаешь правильный вывод.

   Последняя фраза из уст Алексея Алексеевича прозвучала, больше, как приказ, а не рекомендация, но Сташинский не стал с ним спорить. Свою личную жизнь он неоднократно обсуждал с руководителями разных степеней и с каждой подобной беседой, его намерение жениться на Инге становилось все тверже и тверже.

  В назначенный день Сташинский, его непосредственный начальник в Москве и уже известный ему Заместитель Председателя по имени Георгий Аксентьевич сидели в приемной Председателя КГБ Шелепина. О нынешнем руководителе ведомства Сташинский немного узнал из газет. В прошлом первый секретарь ЦК ВЛКСМ, затем некоторое время работал в ЦК КПСС и чуть меньше года, как назначен Председателем КГБ. Информация крайне скудная, но хоть что-то. А вот о своих непосредственных руководителях Сташинский вообще ничего не знал. Все трое сидели в приемной молча до тех пор, пока молодой человек, исполняющий обязанности секретаря, не произнес:

- Прошу войти. – Он демонстративно открыл дверь кабинета и вошел следом за приглашенными.

   Шелепин встречал гостей стоя посреди кабинета. Это был человек средних лет с волевым лицом и уже наметившейся лысиной. Он демократично поздоровался со всеми присутствующими за руку и, не отвлекаясь на формальности, торжественно произнес:

- Сегодня я выполняю почетную миссию. По поручению Президиума Верховного Совета СССР позвольте огласить соответствующий Указ… Прочитав документ, он протянул грамоту Сташинскому и взял со стола темно- бардовую коробочку с орденом. Немного повозившись с застежкой, он все же прикрепил орден к лацкану пиджака Богдана и пожал ему руку. Затем, по-отечески обняв молодого человека,  произнес, обращаясь к генералам:

- Молодец! Какой молодец!!!

   На лицах всех присутствующих засияли улыбки. Выпустив из объятий виновника торжества, он продолжил, - Вы должны понимать, Богдан, … э-э-э, Николаевич, что в мирное время получить орден Боевого Красного Знамени, это не шуточное дело. Родина достойно оценила Ваш вклад в обеспечение государственной безопасности нашей страны и надеется, что в дальнейшем вы не посрамите звания «чекиста».

     Он вернулся на свое привычное место и указал подчиненным на свободные места возле приставного стола.

- Присаживайтесь, товарищи. – Дождавшись, пока все рассядутся, он продолжил, вновь обращаясь к Богдану,- А теперь расскажите, Сташинский, как прошла операция? Я, конечно, читал докладные и отчеты по этому делу, но хотелось бы все услышать, как говорится, из первых уст.

    Не испытывая никакого удовольствия от воспоминаний этого убийства, Богдан сначала попытался быть лаконичным в своем повествование, но это  оказалось совсем не то, чего от него ждал Председатель. Его интересовала каждая мелочь: погода в день ликвидации, выражение лица Бандеры в момент выстрела, видел ли он ранее женщину, выходящую из подъезда, что объект нес в руках в момент убийства и масса других вопрос, о которых Богдан ранее даже не мог предположить.

    Утомительный разговор продолжался около полутора часов. Сташинский даже нарисовал схему подходов к дому Бандеры, с указанием, где кто находился накануне ликвидации. Наконец, этот изнурительный допрос был завершен. Шелепин удовлетворенно посмотрел на коллег и откинулся на спинку кресла.

- А теперь, Богдан Николаевич, ответьте на вопрос.- Неожиданно спросил Шелепин. – Как Вы себе представляете свою дальнейшую службу в КГБ?

   Вопрос был настолько неожиданным и пространным, что Богдан в ответ только пожал плечами и опустил глаза, не имея ни малейшего понятия, как на него можно ответить.

- Вам придется задержаться в Москве на некоторое время, - вновь начал говорить Председатель, так и не дождавшись желаемого ответа. – В Берлине Вам пока делать нечего, а в Мюнхене еще не улеглись страсти по поводу этого убийства. Поэтому, пересидите эти смутные времена здесь. Заодно на курсах подработаете свой немецкий язык. Вам придется освоить некоторые диалекты, чтобы дальше работать на нелегальном положении в Западной Германии, соответственно уже с новой легендой. С Йозефом Леманом пора заканчивать, настало время выходить на новый уровень.

    Он не стал вдаваться в особенности нового задания, потому что посчитал этот разговор преждевременным и, завершая общение, задал дежурный вопрос, на который обычно в подобных случаях молодые сотрудники всегда отвечают отрицательно:

- Личные просьбы ко мне есть?

    Богдан не стал смотреть на своих непосредственных начальников, но кожей почувствовал их предупредительные взгляды. Он понял, что для него выпал редкий, можно сказать, единственный шанс решить свою личную проблему раз и навсегда. О новом Руководителе КГБ  многие говорили, как о либерале, но в тоже время за глаза называли «железным Шуриком» по подобию с Дзержинским. Поэтому Сташинский рисковал, отважившись на откровенную просьбу, но другого случая могло не представиться. Он решил использовать последнюю возможность устроить свою судьбу.

- Так точно. – Ответил он. – Есть.

    Георгий Аксентьевич громко кашлянул в кулак, пытаясь обратить внимание Сташинского на себя, но тот не повернув к нему головы, стал излагать суть своей просьбы.

 - Я уже третий год встречаюсь с немецкой девушкой из ГДР и хочу на ней жениться. Мне известно,  что это нарушение всех действующих инструкций и правил, но я уверен в ее лояльности к нашей стране и прошу Вашего разрешения на брак с ней.

    Для Александра Николаевича амурная сторона жизни молодого ликвидатора не стала откровением, ему успели о ней доложить, но он сделал вид, что слышит об этом впервые. Он строго посмотрел на присутствующих офицеров и, выдержав продолжительную паузу, наконец, заговорил:

- Знаете, Сташинский, брак это серьезное испытание на зрелость для любого мужчины, а для разведчика, вдвойне, - он на секунду запнулся и уточнил, - Нет, втройне. Жена чекиста должна быть не просто верной и преданной подругой, но и надежной помощницей, честным человеком с кристально чистыми помыслами. Положив руку на сердце, Вы можете поручиться за свою избранницу?

- Конечно, - Без колебаний ответил Богдан. - Мы достаточно долго встречаемся. Она разумная девушка и не испытывает по отношению к СССР никаких враждебных чувств. Будь иначе, я бы это наверняка заметил и сразу бы прекратил с ней всякие контакты.

« Знали бы вы, - подумал при этом Богдан, - Как ее бесит даже само упоминание об СССР».

    Председатель долго смотрел на молодого человека немигающим взглядом, но когда пауза всем показалась излишне затянувшейся, он окинул всех присутствующих в кабинете строгим взглядом и, вновь обратился к Сташинскому:

- В последнее время Вы добились очень хороших результатов и на хорошем счету в Управлении, - медленно и веско произнес Шелепин.- В Вашем случае, я готов сделать исключение, но с одним условием. – Он замолчал, подбирая нужные слова. – После бракосочетания, Ваша  жена должна принять советское гражданство, пройти соответствующую подготовку на наших курсах, чтобы потом помогать Вам в работе. Другими словами, она должна стать сотрудником Комитета Государственной безопасности. Надеюсь, Вы меня поняли?

-  Так точно, - радостно ответил Богдан, вскочив с места, - Мы оправдаем Ваше доверие.

- И еще одно условие. – Осадил пыл счастливого жениха Шелепин. – Прежде, чем говорить со своей невестой о  работе, вы должны привезти ее сюда, чтобы она могла получить полное представление о Москве и Советском Союзе в целом. Только после этого вы сможете открыть перед ней некоторые детали своей профессиональной деятельности.- Помолчав немного, он добавил, - В общем, желаю счастья в личной жизни, Богдан Николаевич!

   Председатель крепко пожал руку Сташинскому и посмотрел на других, находящихся в кабинете генералов.

   Никто из присутствующих не стал возражать Председателю и, тем более, его переубеждать. Прозвище «Железный Шурик» очень соответствовало характеру  Шелепина, он никогда не менял принятых решений.

  - Все свободны. – Завершил общение с коллегами тот, но когда все встали с мест, добавил:

- Георгий Аксентьевич, задержитесь на минутку, нужно еще кое-что обсудить.

   Когда руководители ведомства остались наедине, Шелепин спросил своего заместителя:

- Как Вы думаете, удастся ему завербовать свою немку?

- Я считаю, нет. – Почти без раздумий ответил Георгий Аксентьевич, - Пока Сташинский пропадал в Мюнхене, мы немного понаблюдали за этой парикмахершей. – На последнем слове он сделал особое ударение, акцентируя внимание на ее низком социальном статусе. – И должен Вам сказать, что настроена  она прозападно. Я думаю, нам будет проще, поставить крест на Сташинском и для заброски в Западную Германию начать готовить нового сотрудника.   

- Ну, разбрасываться такими кадрами,  это неслыханное расточительство. – Улыбнулся Александр Николаевич, - По опыту работы в комсомоле, я давно убедился, что не бывает таких ситуаций, которые нельзя использовать в своих целях.

- Вы хотите сказать, что ее можно будет использовать в темную? – генерал сразу понял мысль Председателя.

- Именно, - ответил тот. – Но это только в том случае, если Сташинскому не удастся склонить свою пассию на нашу сторону. Поэтому, тщательно продумайте все варианты развития событий и возьмите их отношения под свой непосредственный контроль. Мы должны знать о них все: их настроения, особенности взаимоотношений, характер разговоров, планы и так далее, - Он посмотрел на заместителя, который всю свою сознательную жизнь прослужил в разведке и осекся. – Короче, не мне вам рассказывать, как поступать в данной ситуации. В конце концов, из любого правила, есть исключения. – Он посмотрел на недовольное лицо Георгия Аксентьевича  и добавил, - Кстати, у заместителя Дзержинского - Петерса жена была англичанкой.

- Тогда были совсем другие времена. – Попытался возразить генерал, - Тогда не было выбора. После революции в разведке служили одни евреи и латыши.

- А разве плохо нам иметь боевика-нелегала, женатого на немке? – улыбнувшись, привел свой контраргумент Шелепин. – По-моему чудная легенда. Можно легко осесть в любой стране и для местных спецслужб эта легенда будет выглядеть весьма убедительно.

- Я понял Вас, Александр Николаевич, - встал с места генерал. Продолжать дальнейший спор с хозяином кабинета не имело никакого смысла. - К концу недели доложу вам свои  предложения.

- Вот и замечательно. – Согласился Председатель,  и протянул заместителю на прощание руку.  Затем, немного подумав, добавил. – Только вся ее проверка должна пройти в Советском Союзе. Сами понимаете, здесь дома будет проще проводить оперативно-технические мероприятия.

- Естественно, - ответил Георгий Аксентьевич, пожимая руку  Руководителю ведомства.

 

 

                                                Г Л А В А   20

 

 

            Только к концу декабря Сташинский вновь появился в Восточном  Берлине. Учеба на курсах повышения квалификации непредвиденно затянулась. Уезжая в Москву, Богдан знал, что задержится в столице на какое-то время, но даже не предполагал, что его командировка продлится почти полтора месяца. Он искренне  сожалел о том, что опять не смог предупредить Инге о своем столь длительном отсутствии, хотя в этот раз он не ждал встречи с ней с прежним  вожделением. Он по-прежнему ее очень любил и ... Читать следующую страницу »

Страница: 1 2 3 4 5 6


3 сентября 2016

2 лайки
0 рекомендуют

Понравилось произведение? Расскажи друзьям!

Последние отзывы и рецензии на
«Судьба ликвидатора»

Нет отзывов и рецензий
Хотите стать первым?


Просмотр всех рецензий и отзывов (0) | Добавить свою рецензию

Добавить закладку | Просмотр закладок | Добавить на полку

Вернуться назад








© 2014-2019 Сайт, где можно почитать прозу 18+
Правила пользования сайтом :: Договор с сайтом
Рейтинг@Mail.ru Частный вебмастерЧастный вебмастер