ПРОМО АВТОРА
kapral55
 kapral55

хотите заявить о себе?

АВТОРЫ ПРИГЛАШАЮТ

Евгений Ефрешин - приглашает вас на свою авторскую страницу Евгений Ефрешин: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
Серго - приглашает вас на свою авторскую страницу Серго: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
Ялинка  - приглашает вас на свою авторскую страницу Ялинка : «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
Борис Лебедев - приглашает вас на свою авторскую страницу Борис Лебедев: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
kapral55 - приглашает вас на свою авторскую страницу kapral55: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»

МЕЦЕНАТЫ САЙТА

Ялинка  - меценат Ялинка : «Я жертвую 10!»
Ялинка  - меценат Ялинка : «Я жертвую 10!»
Ялинка  - меценат Ялинка : «Я жертвую 10!»
kapral55 - меценат kapral55: «Я жертвую 10!»
kapral55 - меценат kapral55: «Я жертвую 10!»



ПОПУЛЯРНАЯ ПРОЗА
за 2019 год

Автор иконка станислав далецкий
Стоит почитать День учителя

Автор иконка Андрей Штин
Стоит почитать Реформа чистоты

Автор иконка станислав далецкий
Стоит почитать Про Кота

Автор иконка Юлия Шулепова-Кава...
Стоит почитать Когда весной поет свирель

Автор иконка станислав далецкий
Стоит почитать Битва при Молодях

ПОПУЛЯРНЫЕ СТИХИ
за 2019 год

Автор иконка Анастасия Денисова
Стоит почитать Цени и создавай

Автор иконка Анастасия Денисова
Стоит почитать Шестая рота 

Автор иконка  Натали
Стоит почитать Без тебя меня нет

Автор иконка Олесь Григ
Стоит почитать Над белым утром

Автор иконка Сергей Прилуцкий
Стоит почитать От добрых дел и мир прекрасней

БЛОГ РЕДАКТОРА

ПоследнееПомочь сайту
ПоследнееПроблемы с сайтом?
ПоследнееОбращение президента 2 апреля 2020
ПоследнееПечать книги в типографии
ПоследнееСвинья прощай!
ПоследнееОшибки в защите комментирования
ПоследнееНовые жанры в прозе и еще поиск

РЕЦЕНЗИИ И ОТЗЫВЫ К ПРОЗЕ

Серёжа: "Справедливо. Да и Арцыбашев "не так уж и плох", рассказывая в романе "..." к произведению "Санин" не так уж и плох

СлаваСлава: "Браво автору!" к произведению Погибшие вместе

СлаваСлава: "Браво автору!" к произведению Парадоксальные рассказы

СлаваСлава: "Спасибо за рассказ!" к произведению свечка,свечечка,свеча

СлаваСлава: "Благодарю за интересное чтение! Очень понравилось!" к произведению не уходи!

СлаваСлава: "Спасибо за интересную статью!" к произведению День Святого Валентина

Еще комментарии...

РЕЦЕНЗИИ И ОТЗЫВЫ К СТИХАМ

Гражданин СергеевГражданин Сергеев: "Благодарю за отзыв, Мила! Очень рад, что Вам с..." к рецензии на Берег счастья

kattykatty: "Просто... детский стишок, причём писал сам ребёнок..." к стихотворению Славный! Славный наш навальный!

Тихонов Валентин МаксимовичТихонов Валентин Максимович: "Дорогая Светлана Владимировна! Ваши рецензии и..." к рецензии на Озеро Белое

Мила ВоеводинкоМила Воеводинко: "Очень озорной стих!! С душой и юмором, спа..." к стихотворению Парочка

Мила ВоеводинкоМила Воеводинко: "Очень нежно, очень близко, всем знакомое ощущение ..." к стихотворению Берег счастья

Колбасова Светлана ВладимировнаКолбасова Светлана Владимировна: "Валентин Максимович, потрясающие стихи, читаю и от..." к стихотворению Озеро Белое

Еще комментарии...

Полезные ссылки

Что такое проза в интернете?

"Прошли те времена, когда бумажная книга была единственным вариантом для распространения своего творчества. Теперь любой автор, который хочет явить миру свою прозу может разместить её в интернете. Найти читателей и стать известным сегодня просто, как никогда. Для этого нужно лишь зарегистрироваться на любом из более менее известных литературных сайтов и выложить свой труд на суд людям. Миллионы потенциальных читателей не идут ни в какое сравнение с тиражами современных книг (2-5 тысяч экземпляров)".

Мы в соцсетях



Группа РУИЗДАТа вконтакте Группа РУИЗДАТа в Одноклассниках Группа РУИЗДАТа в твиттере Группа РУИЗДАТа в фейсбуке Ютуб канал Руиздата

Современная литература

"Автор хочет разместить свои стихи или прозу в интернете и получить читателей. Читатель хочет читать бесплатно и без регистрации книги современных авторов. Литературный сайт руиздат.ру предоставляет им эту возможность. Кроме этого, наш сайт позволяет читателям после регистрации: использовать закладки, книжную полку, следить за новостями избранных авторов и более комфортно писать комментарии".




Кирпич на голову


Станислав Белышев Станислав Белышев Жанр прозы:

Жанр прозы Детектив
74 просмотров
0 рекомендуют
0 лайки
Возможно, вам будет удобней читать это произведение в виде для чтения. Нажмите сюда.
Кирпич на головуКороткое повествование в авантюрно-шпионском жанре

КИРПИЧ НА ГОЛОВУ

«Кирпич ни с того ни с сего никому

 и никогда на голову не свалится»

Воланд

(Булгаков М.А. «Мастер и Маргарита»)

 

1.

 

- Народу-то, народу, конец рабочей недели, пятница-пьяница, - Виталик пропустил вперед Гарика Кобахидзе и слегка оттер меня от толпы, снующей на остановке, к стене здания, - пойдем в Угловой в двух шагах, там хороший армянский коньяк «Арарат» семилетней выдержки продается. Расслабимся.

Мы и двух шагов не прошли, как позади меня раздался грохот от врезавшегося в асфальт и расколовшегося на двое силикатного кирпича.

- Совсем совесть потеряли строители хреновы, людей поубивают, - шарахнулась в сторону какая-то женщина

- Ну ты, блин, в рубашке родился. Еще б несколько секунд раньше, и пришлось бы тебя хоронить, - Витасик истерично засмеялся, а мы с Гариком, отойдя поближе к краю дороги, внимательно оглядели фасад здания с крышей. Там вроде бы показалось все чисто. Похоже было на то, что кирпич упал с неба.

Вечер показался мне удивительно теплым. Жахнули коньячку за здоровье, женщин и за «не дай Бог, там всякие случайности», покурили и перешли на анекдоты. Было весело, хотя осадочек остался…

В субботу прихватив свой театральный бинокль и прикупив в специализированном магазине спецовку, я доехал до места вчерашнего инцидента. Внизу все было тщательно прибрано - дворники поработали, и я внимательно оглядел крышу дома. Так там и падать нечему, нету там никаких кирпичей. А вот повыше, я до упора увеличил разрешение бинокля, точно, угол какого-то белого многогранника. Второй что ли кирпич?

Универсального ключа от двери подъезда у меня не было, поэтому пришлось устроить сплошной обзвон по квартирам, представившись мастером из ЖЭУ.

В конце концов, открыли, и пока я поднимался вверх по лестнице, на третьем этаже меня поджидала маленькая сухонькая старушка с горящими глазками. Я сразу же включил диктофон.

- А ваши тута ужо были, проходили по стояку. Вона прямь до крыши дошли. Обящали стояк пробить. А ничаво и не сделали, - бабулька обреченно махнула рукой. Ужо около шасти было.

- Вот я и проверяю объем выполненных работ, теперь им мало не покажется! – парировал я, - опишите-ка, бабушка, мне этих специалистов.

- Один, маленькай такой, крепкай, нос картохой, ежик; второй худой, жилистай, Носастый, прячесаный. Симпатишный мущина.

Знашь, мастер, я яшо со двора кагда выходила, они меня обогнали, через дорогу перебяжали и прямком в эту ФСБ. Я яшо подумала, что это под конец работы, контору позасрали. Щас им убяруть. Вядать то ж напартачали…

Замок лючка выхода отсутствовал, и я беспрепятственно оказался на крыше. Ну, да, так оно все и было: у самого у края свисающей крыши лежал второй кирпич, которым очевидно должны были добивать, если бы первый достиг цели, а неподалеку – два окурка – я их узнал: один с золотистой оберткой у фильтра, а другой тонкий коричневый. Rothmans Royals и           St. Moritz – эти сигареты моей молодости очень хорошо помню. Покупали у фарцовщиков втридорога тогда, и сейчас такие сигареты редкость. Понюхал– фирменные, не какая-нибудь Турция. В общем, сантехники ни тогда в союзные времена, ни теперь в двухтысячных такие сигареты не курили, если конечно не работали в каком-нибудь зарубежном посольстве…

 

2.

 

Улик было маловато: два окурка, бережно запаянные в целофановый пакет, видео и фото-кадры места преступления и показания бабульки, записанные на диктофон. Все это выглядело легковесно; бабулька вообще могла не дожить до суда…

Значит, контора. Всесильное и всепроникающее ведомство страха и подавления инакомыслия во все времена. КГБ СССР. Никогда не задумывались о том, что уже в самом названии «государственная безопасность» обществу и его безопасности места не оставалось. И чем дальше отделялось государство от общества, сориентированного на перемены, и чем большую опасность представляло оно для государства, тем выразительнее становились внутренние интересы ведомства государственной безопасности от общественных угроз – свободы и демократии.

Однажды, еще в самом начале моего обучения на «идеологическом» историческом факультете незадолго до смерти Брежнева на курсе проводили отчетно-выборное комсомольское собрание. Во время выдвижения кандидатур в президиум поступило ну совершенно абсурдное с позиции сегодняшнего дня, вообще – здравого смысла, предложение об избрании в состав президиума почетного члена – генерального секретаря Коммунистической партии, четырежды героя Советского Союза Леонида Ильича Брежнева. Ничем абсурдным в те годы такое предложение не выделялось. Так было сплошь и рядом. Проголосовали, разумеется, тоже единогласно, почти. При одном - против. Когда меня спросили, почему я, комсомолец, голосовал против, я так и сказал: где Москва и где наш областной центр? 200 километров. И что вы представляете себе, как уважаемый Леонид Ильич, который лежит (еще более усугубил я свое шаткое положение) сейчас в Кремле, будет выполнять роль члена президиума нашего собрания: задавать и отвечать на вопросы, делать реплики, а возможно даже и выступать в прениях?

Как-то это моих сокурсников не убедило. Все прошло как всегда, правда в решении собрания отмечалась настойчивая необходимость усиления идеологической работы среди студенческой молодежи…

На выходе с факультета меня подхватили «под белы рученьки» два здоровячка в черных костюмах, белых рубашках и галстуках, и небрежно кинули, как коробку с мусором, на заднее кресло серой «Волги». И уже минут через двадцать я сидел за столом перед моложавым майором на фоне огромного портрета Дзержинского. Оба пристально разглядывали меня.

- Ну, что достукался? - подмигнул Феликс Эдмундович, - теперь будешь отвечать по всей строгости советского закона.

- Фамилия, имя, отчество, год и место рождения, национальность? - моложавый приступил к протокольным вопросам.

Я назвал.

- Уже хорошо, что не еврей, - майор немного подобрел, - с этими всегда одни проблемы, что не еврей, то «узник совести». А у нас, что совести нет? Я тебя спрашиваю: есть у нас совесть или нет?

- Как посмотреть.

- Это ты брось, комсомолец! Есть у нас совесть. В лице Коммунистической партии Советского Союза и нашего Генерального Секретаря. Понял? Вот так надо отвечать.

- Понял.

- Так… Явки, пороли, связи? Кто надоумил исключать Брежнева из почетных членов президиума?

- Я …, я не знаю, я никого не исключал.

- Еще бы? «Голос Америки» слушаешь? «Свободу», «Немецкую волну»?

- Глушат, ничего не слышно.

- И правильно, что глушат. «Советские руководители – пожилые люди»? Эх, молодой человек, молодой человек, старость - это мудрость. А вы решили обидеть пожилого человека, генсека нашей родной партии.

- «Старость – это мудрость», хорошо сказано, - подтвердил Дзержинский.

- Так я ж не его…Его ж здесь нет…

- Как это нет. Он есть. Он здесь! Он с нами! Вот смотрите: Ленин умер? Но он с нами – и сегодня живее всех живых! Не хочется отправлять вас по этапу в Магадан, молодой человек, там холодно, там сидят настоящие закоренелые преступники – воры, убийцы и насильники. Может они вам ближе? С насильниками хотите пожить на Колыме?

- Не хочу я с ними, я всего Ленина, Маркса и Энгельса прочитал, хотя Маркс – и еврей.

- Похвально, - заметил «Железный Феликс».

- Пустое, – подытожил майор, - посиди, подумай, как тебе с этим жить дальше. Не надумаешь, так я подскажу. Выход всегда есть.

И выскочил за дверь.

«Да, влип», - думал я, - И что теперь делать? Что ни скажешь, все против тебя.

- Мне б твои беды, - поморщился Дзержинский, - посидел бы четверть жизни по каторгам, тюрьмам и ссылкам – оценил.

Стол под зеленым сукном казался безжизненным, пара телефонов, календарь и канцелярский набор… Но вот рядом с одним из черных телефонов что-то краснело.

- Посмотри, никто же не увидит, - кивнул старый конспиратор.

Я быстро схватил удостоверение с надписью КГБ СССР и изображением герба Советского Союза и раскрыл его. Майор. Старший оперуполномоченный управления КГБ (далее указывалась область) Егоров Виктор Владиленович.

«Оставил удостоверение на столе» перед «врагом народа» и убежал – непозволительный ляп, - подумал я.

- А ты проучи его, как Жеглов Шарапова в сериале «Место встречи изменить нельзя», когда спрятал оставленное на столе Шараповым дело, - подмигнул Феликс.

- А узнают - будут бить?

- «Страх не научит … отличать добро от зла; кто боится боли, тот всегда поддастся злу», - резюмировал Феликс.

Мне нечего было возразить, и я сунул удостоверение в задний карман джинсов.

… Подумали?.. Читали, НТС, «Посев»? – майор постоянно то тыкал, то выкал, то наоборот.

- А мы завсегда в колхозы ездим студенческими отрядами на посевную, сенокос. Дело государственное, понятное.

- Ну, ты, дурочку не валяй, не зли меня! НТС – это Народно-трудовой союз – эмигрантская организация, а «Посев» - это их журнал, сеющий чуждые буржуазные ценности: «Человек человеку волк», «Око за око, зуб за зуб». Последователи Деникина и власовцев. Они хотели, что бы Гитлер захватил нашу Родину. Это враги настоящие. Если узнаешь, что кто-то распространяет, срочно доложишь мне, вот тебе мой телефон, - он быстро записал и сунул мне квадратик бумаги с записанным телефоном. Читай лучше «Камасутру», - майор улыбнулся, - дело молодое. Но на всякий случай тоже сообщи про тех, кто распространяет.

- Я вас понял, Виктор Владиленович, обязательно сообщу.

- Постой, а откуда ты знаешь, как меня звать, я вроде тебе не говорил.

- Как же в самом начале и представились – Егоров Виктор Владиленович, старший уполномочный УКГБ по области, майор.

- Не помню. Ну, значит, быть посему. Подустал. Пора и в отпуск на юга. Осталась еще одна простая формальность: почитай и распишись.

…Обязуюсь не разглашать сведения о моих контактах с органами госбезопасности… ставшие мне известными в процессе сотрудничества… не допускать антисоветских высказываний … сообщать ставшую мне известной информацию об антисоветской деятельности…

Я размашисто подписал расписку о неразглашении и сотрудничестве с КГБ.

- И помни, Виктор Владиленович, поднял указательный палец правой руки, - мы ведем за тобой наблюдение и днем и ночью. Спи спокойно, но помни и думай! Свободен.

Про утраченное удостоверение Егоров так и не спохватился.

Выйдя из здания регионального УКГБ, я даже перекрестился, хотя в бога, в общем, и не веровал.

Начиналась моя новая жизнь – жизнь ложного агента могущественной спецслужбы под прикрытием.

Нет, но вы даже и не представляете себе, какие горизонты открыло для меня это гэбэшное удостоверение. Общественный транспорт бесплатный: автобусы, троллейбусы, трамваи, маршрутки, такси. А главное авиа и железная дорога. Напомню, что речь ведь идет о первой половине 80-х годов прошлого века. Какое тогда правовое государство? Да я в Москву в СВ туда и обратно бесплатно ездил. Брал дефицитные билеты на театральные постановки. Про кино я уже и не говорю. Кооператоры сами вручали мне целофановые пакеты с продуктами. Они просто опасались, как бы чего не вышло. А то ведь не дай Бог, черт попутает, что тогда? Интересно и другое, ведь весь этот обман мог бы быть разоблачен, коль скоро попросили бы меня предъявить удостоверение в раскрытом виде, сличили бы фото, сопоставили данные с паспортными. Но иногда, когда требовали, то все равно для проформы, никто и не вглядывался.

Однажды, в андроповские времена, когда в целях повышения дисциплины труда прогульщиков искали, задерживая людей до выяснения личности в кинотеатрах, кафе, магазинах и просто на улицах, шмонали наш районный рынок. Вот тут-то мне пришлось тяжелее всего. Молоденький лейтенант оказался, что называется, «твердым орешком», и потребовал объяснить факт несовпадения персональных данных. Пришлось его брать на психику и логику..

- Как вы думаете, что я здесь, на рынке делаю?

- На этот вопрос я бы хотел услышать ответ от вас.

- Осуществляю контроль за проводимыми вами оперативными мероприятиями по поручению своего непосредственного руководителя майора Егорова Виктора Владиленовича, старшего оперуполномочного УКГБ по области.

- Все же не совсем понятно, почему по чужому удостоверению?

- А у вас есть допуск к служебной информации по линии УКГБ?

-Нет?

- Тогда почему интересуетесь? Видите, в третьем ряду два кавказца торгуют крассовками? Десять минут назад толкнули «волыну» одному «синему». А там, в овощных рядах спросите бабу Машу. Если надо, она вам  и картошки насыпет, и марихуанкой в пакетиках снабдит.

- Да откуда вы все про это знаете?

- От верблюда. Работа у нас такая. Поняли? Приступайте.

Покуда незадачливый опер разбирался с мнимой рыночной мафией, я конечно по-тихому удалился. А если и вырастал на моем пути очередной участник облавы, то я совал ему под нос свою волшебную красную ксиву и кивал в сторону увязшего среди честных торговцев лейтенанта, мол, все вопросы к нему, он в курсе…

Но удивительно другое: а что же сам хозяин служебной ксивы, Виктор Владиленович, не обеспокоился, не просчитал? Может уже и не работает с тех пор вовсе, думал я, - Утрата служебного удостоверения при столь «загадочных» обстоятельства вряд будет способствовать росту доверия со стороны начальства.

В общем, скоро КГБ СССР переименовали в ФСБ России и моя халява кончилась сама по себе. Пришлось возвращаться к статусу простого российского гражданина.

 

3.

 

Отыскать сантехников было делом техники. Напротив областного УКГБ открылось небольшое кафе, из полуподвального помещения которого я и обнаружил свою «сладкую парочку» ровно в 18.00, выходящими с работы. Обычно на перекрестке они расставались и разъезжались каждый в свою сторону. По пятницам эти безжалостные убийцы попивали пивко в пивбаре неподалеку. Мне еще нужно было обделать кой-какие делишки со своим знакомым токсикологом, и зайти в аптеку за одноразовыми шприцами, чтобы познакомиться с ними поближе.

…- Не возражаете, мужики, если я тут с вами присяду, - с початым бокалом пива подкатил я за столик «сантехников», уже распивших по бокалу пива, и тут же присел на краешек напротив, - понимаете, от меня баба ушла, сука такая, и у меня кошки по сердцу скребут. Останусь один – что-нибудь с собой сотворю, - слегка заплетающимся языком попросил я «сантехников» не отказываться от моей компании, - Щас я вам пивка закажу.

- Да ты не волнуйся, мужик, мы тебе поможем, скорбь залить, - «красавчик» выдавил из себя улыбку, кивнув крепышу, - мы с Коляном отлить собирались. А ты тут посиди, подожди мальца. Пойдем, Колян…

Когда подельники вернулись (конечно они меня узнали, и видать «перетирали», как довести до конца свое недоделанное гнилое задание) перед ними стояли два бокала со свежим пенящимся «Жигулевским».

- Сука такая, я же ничего для нее не жалел…а она ушла к другому. Ладно хоть мужик бы, такой как ты, - я кивнул в сторону «красавчика», - а то так чмырь прыщавый. Понимаете?

- Понимаем. Щас водочкой разбавим, и тебе все покажется мелочью, - теперь оскалился Колян.

Мы еще минут пятнадцать поболтали, я допил пиво. Принесли бутылку столичной.

- Я тут отойду, пожурчу только, щас, щас…

- Пужурчу чего? – Колян удивленно раскрыл глаза. «Красавчик» хмыкнул.

- Чево, чево, - я схватился рукой за пах, и пошатываясь выскребся из зала.

Еще минут через пятнадцать я осторожно выглянул из-за угла: пивные бокалы были пусты. Жажду заливали. На столе стояла нетронутая бутылка «Столичной».

«Красавчик» силился приподняться, руки его хаотично и заторможено ерзали по столу. У него не получалось. Голова «крепыша» упала ему на плечо, а взгляд сфокусировался на «Столичной» и окаменел. Оба подергивались, и обслюнявились.

- Вот так, работники коммунальных служб, - я уверенно сел напротив «сантехников» посередине лавки, и включил диктофон, - поговорим об эмпатии. Знаете что это такое?

- Сука, - хриплым шепотом выдавил из себя «красавчик», - чем ты нас уделал, что мы даже шевельнуться не можем.

- Про рыбу фугу слышали? Тетродотаксин. Но еще часок, пожалуй, до того, как вы отвалите, у нас найдется. Хотите отвалить?

- Я жить хочу, - Колян с трудом перевел взгляд с бутылки на меня.

- «Не убивайте», - захныкал «красавчик».

- Вот именно, все жить хотят. А эмпатия - это чувство сопереживания. Но не абстрактного, а когда ты ставишь себя на место другого человека. Например, человека, которому сбросили кирпич на голову. Оно у вас обоих начисто отсутствует. Ничего личного, ведь вы выполняли свой служебный долг? Водочку прикупили, чтобы меня уделать?

«Сантехники» медленно кивнули.

- Это неостигмин, - я достал два заполненных одноразовых шприца, - антидот. У вас минут двадцать, что бы рассказать все: Кто поручил, кто наводил, почему я, клички, связи, телефоны, адреса явок?

Когда «сантехники» закончили свою исповедь наперебой, было видно, что им совсем дурно, если не сказать больше.

- Теперь будет получше, - я быстро вкатил им внутримышечно неостигмина, - проблюетесь, на ночь – по литру жирного молока. И что б, ни одна живая душа. Понятно?.. В ваших же интересах.

- Поняли, - пробормотали «сантехники» и тут же загадили весь стол.

В таком виде, покидая их, я и запечатлел происходящее на камеру смартфона.

 

4.

 

Ишь ты, подумал я, им всего-то на всего, приказали ликвидировать «спящего агента», а заодно провести тренировочку по устранению «нежелательного объекта». Ничего личного.

О подобных тренировках и провокациях, практиковавшихся в конторе, я слыхал и раньше. Еще в семидесятые: то столкнут под поезд диссидента в метро, то расплющат угнанным самосвалом «предателя»… Да и позднее, когда в моду вошли чаек с цезием или «Новичок». Но это для особо опасных-аксессуары дорогие. Бывали и облегченные варианты: то коробку из под обуви подкинут на охраняемый объект в рамках проверки антитеррористических мероприятий, или наркотик – в машину «иноагенту», «нежелательному элементу», «экстремисту», чтобы доказать вину… в распространении наркотиков, и показать общественности «истинное лицо» оппозиционера.

В сферу взаимодействия «конторы» за время ее существования было вовлечено огромное количество людей. Было это настолько привычно и обыденно, что во времена «перестройки» у многих вполне добропорядочных граждан на груди можно было увидеть слегка эпатажный значок с надписью «Агент КГБ». Но, как говорится, в каждой шутке есть только доля шутки. Вот про ту, совсем нешуточную долю шутки я и собираюсь вам рассказать.

Серега Квашнин, мой дружбан с детства со старого двора ко мне в отдел время от времени наведывался разузнать последние новости о перемещениях кадров, аппаратные сплетни. Любил выпить, побузить, пройтись по анекдотам и бабам. Про таких порой говорили: малый – не дурак, но дурак – не малый. Словом – гусар. Служил Серега в войсках финансистом, а выйдя в отставку, устроился на работу в местную ФСБ. Считал он хорошо, особенно деньги.

- Серега, спрашивал я, а сколько будет: 364632 плюс 635368.

- Миллион, - моментально отвечал Серега, находясь в любом состоянии.

Серега уже лет десять ковырялся в финансовых нарушениях банков и фондов, подведомственных конторе, но ни одного уголовного или административного дела так и не возбудил. Правда, пристроил супружницу в социальный фонд, намыливал себе место безопасника в региональных отделениях двух – трех ведущих банков страны и рассчитывал, уйдя на солидную пенсию с полковничьей должности, по рапорту или суду еще и квартирку достойную у «конторы» оттяпать.

В этот раз Серега был не в настроении.

- У меня проблема. Блин, начальство поручило завербовать одного агента и одну явочную квартиру.

- Серега, нет проблем, - подбодрил я друга, - агент перед тобой, а по поводу квартиры я с тещей переговорю, одна живет, думаю, не откажет. Правда, о чем я тебя информировать буду, я не знаю.

- Ерунда, пустая формальность. Им, он поднял палец вверх, нужно план по вербовке выполнить и отчитаться. Будешь моим личным агентом. А делать ничего и не надо, и даже справок там или отчетов…Но может еще деньжат подкинут на агентурную сеть.

В общем, к концу недели все необходимые бумаги, мы с тещей подписали. Помогли Сереге справиться.

Не знаю, как теща (она то умела хранить молчание и держать язык за зубами), но что касается меня, то, действительно, никто никаких доносов и разоблачений от меня не требовал. Так я стал «спящим агентом», и меня законсервировали, пока не настала пора поработать «куклой» на тренировке «сантехников». Хотя водочки с коньячком с Серегой Квашниным мы попили и даже икорочки поели изрядно. Было не скучно…

Показуха, очковтирательство. Просрали Союз, теперь Россию просерают бюджетные присоски. Как еще сказать?

 

5.

 

- Да, как же ты мог, Витасик, затолкать меня под крышу, да еще и сориентировать звуковым сигналом своих подельников с кирпичами. Я же ничего не выдумываю. Вот же все их показания в записи и прочие улики… Ты же ознакомился.

Виталик сделал пару больших глотков пива, как бы заливая пышущую  от стыда лоснящуюся физиономию, и молча забегал глазками. Но спрятаться за угловым столиком в пивнухе ему было некуда.

- Так что, будешь говорить, или в молчанку поиграем, - я остановил взглядом Виталиковы глазки, заставив их сфокусироваться на мне.

- А что мне оставалось делать? Они меня на бабе поймали. Сами подложили, сами и поймали. В «Сапфире», знаешь, там почасовая оплата за номер. Все, гады, засняли на фото и видео. А потом просто показали мне и спросили, что если теща узнает? А ты же знаешь, кто у меня теща, ее связи и возможности: можно на взлет, но можно и рухнуть. И в дребезг. Даже не платили ни рубля. Ты меня прости, если сможешь…

- Эх, Витасик, Витасик, какие связи, возможности и взлет, если жизнь человеческая на кону… Поди, доложи начальству. Пусть знают, что я все знаю. Я еще подумаю, что с этим кукольным вертепом делать?..

…С утра вся наша госслужба шелестела что муравейник, полнилась слухами. Погиб Витасик. Нет, Витасик, конечно, не был трезвенником. Но всегда меру свою знал. А тут! Нажрался до состояния рис, забрел на стройку, рухнул в котлован и захлебнулся собственной блевотиной. Во всяком случае, такая складывалась официальная версия. Я-то знаю, что все было совсем не так.

Витасик, конечно, бросился скорее докладывать шефу о том, что узнал от меня. Был на истерике. Спрашивал, что теперь с ним будет.

- А ничего и не будет, - отвечал куратор, - тебе нужно выпить водки с пивом с ребятами и проспаться. А этим «спящим агентом», ети его мать, мы сами займемся без тебя. Проснешься и поймешь, что все совсем и не плохо складывается. Но занялись Витасиком. И ребята нашлись. Все те же «сантехники». Сначала пили на конспиративной хате. Есть тема, нужно обмозговать. За встречу! Давай еще! За тебя, Виталик! Потом за них! За контору! Еще и еще, по третьей, по седьмой. Потом забрели на стройку. Витасик вырубился. В бесзознательном состоянии ему лили водку, чередуя с пивом, пока не начал блевать. Представляю, как инстинктивно Витасик пытался повернуться набок, но его прижали навзничь спиной к бетонному полу, запрокинув голову, пока не захлебнулся и не перестал дышать. Примерно так все это и было.

А еще через неделю в местном «брехунке» в разделе криминальной хроники под заголовком «Фанаты – убийцы» была опубликована заметка о том, как после футбольного матча заезжие фанаты устроили драку с  местными в отместку за поражение. Два молодых слесаря-сантехника одного из городских ЖЭУ попытались вмешаться и разнять дерущихся, но получили ножевые ранения не совместимые с жизнью. Заметка заканчивалась словами: «Царствие небесное неравнодушным горожанам» и «Когда, наконец, полиция наведет порядок и покончит с беспределом футбольных фанатиков?»

 

6.

 

В прохладное сентябрьское воскресное утро, когда я доедал свой любимый омлет на завтрак, зазвонил телефон.

- Здравствуйте, - приятный вкрадчивый голос, назвав меня по имени отчеству, выдержал паузу и продолжил, - Я по просьбе одного влиятельного человека из конторы, не могли бы мы с вами сегодня встретиться по одному очень важному для вас вопросу, не хочу подробностей по телефону? Здесь неподалеку от вас есть одна уютная кофейня.

- Давайте, вечерком, в 18.00. Только не надолго, а то хотел отоспаться перед работой.

- А кофе не помешает?

- Ну, что вы, я от кофе сплю, как убитый.

- Как, простите, кто?

- Так выражение такое есть…Крепко сплю, одним словом.

Я повесил трубку и позвонил Кобахидзе.

В кафе почти никого не было, кроме чернявого мужика, «загрузившегося» в ноутбук, я его так толком и не разглядел, и моего визави-очкарика в белой рубашке с узким лицом и слегка оттопыренными ушами.

Увидев меня, очкарик встал из-за стола и улыбнулся:

- Присаживайтесь, а я вас сейчас «Арабикой» угощу.

- Сами-то что предпочитаете?

- А это и есть мой самый любимый кофе.

- Тогда давайте две «Арабики» сахаром. Люблю сладенькое.

Очкарик вскоре вернулся с двумя чашечками кофе на блюдце и пакетиками сахара. Одну поставил к себе поближе, другую – подвинул ко мне напротив.

- Поговорим, что называется без протокола, - очкарик попытался натянуть улыбку на свою узкую физию. Улыбка получилась такой же узкой и неестественной, как и ее обладатель.

Продемонстрировал выключение своего смартфона. Я достал и тоже выключил свой смарт.

- Вот спасибо, - я быстро протянул руку, и поменял наши чашки местами. Насыпал сахара и двумя глотками влил в себя маленькую чашку. Терпеть не могу кофе, предпочитаю чай с бергамотом и лимоном, но что поделаешь.

Глаза вкрадчивого, как мне показалось, вышли за пределы границ его очков.

- А теперь вы отведайте свой любимый кофе.

- Да что-то перехотелось, - попытался взять себя в руки мой собеседник, - и тут же перешел в наступление, - я не понимаю ваших перемещений блюдец с чашками, вы что мне не дове…?

- Еще как не доверяю, - я вынул пустой шприц, - закачал содержимое переставленной чашки, и снова засунул в боковой карман, - что там у тебя, цианид?

- Да что же это творится? – очкарик напряг связки, и попытался встать.

- Сядь на жопу ровно, - я незаметно достал из другого кармана толстый «Parker», под столом просунул его очкарику между ног, надавил, и продолжил, - успокойся и сосредоточься, будешь дергаться, я тебе яйца отстрелю.

Вы бы видели перекошенную от страха рожу этого «агента», который вообще ничего не понимал, кроме того, что его могут сделать несостоятельным мужчиной. Все столь стремительно менялось…

- Это Гари, Гари Гарисон, - представил я очкарику подошедшего Гарика Кобахидзе, - он резидент, тебе пока не важно, какой разведки… Он нас немного поснимал. Гарик кивнул.

 - Ви сичас подписать… это…, на ломаном русском скомандовал Гарик и сунул очкарику какой-то бланк, заполненный на английском языке, - бистро, бистро. Нет время ждать.

- Это подписка о сотрудничестве с обязательством о неразглашении этого факта, - подтвердил я и сунул ему еще один чистый лист бумаги и «Parker», - а это кадровые разведчики, имена которых, будут интересны твоему начальству. При каких обстоятельствах они всплыли, им, я надеюсь, уже стало известно, - я указал пальцем на еле заметную белую маленькую булавочную головку, почти сливающуюся с пуговицей рубашки очкарика. Записывай: Альфред Бестер, Клиффорд Саймак, Роберт Шекли, Рэй Бредбэри, Грэм Грин. Руководит группой Пол Верховен.

- Что-то имена знакомые, - очкарик попытался напрячь мозги.

- У них англо-саксов все как у нас. Все имена похожи – Стивен Кинг, Стивен Хоккинг, Стивен Сигал, Стив Вэй. Столько Стивов, а люди – разные.

- Очкарик, подписал признание в содеянном на английском языке, даже не вчитываясь.

Я взял «Parker» за кончик пера, аккуратно опустил ручку в маленький целофановый пакетик, передал Гарику расписку-признание и мы с Гариком удалились, оставив ошарашенного агента в недоумении и раздумии.

 

Эпилог.

 

Голос Виктора Владиленовича я сразу узнал, несмотря на искажение по телефону.

- Здравствуйте, Виктор Владиленовича.

- Здравствуй, здравствуй. А ты оказался не так прост, как мне представлялось по началу. За пару недель четверых наших действующих агентов один «спящий» убрал нашими же руками. Последний попал под угнанный КАМАЗ. Это к твоему сведению. Терпение ведь и наше не безгранично.

- Всего лишь кирпич на голову. Кстати, удостоверение ваше так и не нашлось.

- Так и ксива – твоих рук дело. Твою ж мать. Месяц хмелил коллег из спецчасти. Сочиняли, как заляпали чернилами, выправляли новое… Не разглядел тебя, досадно, но ладно…Послушай, а как насчет того, что бы поработать с нами. С идиотами работать невозможно, а ты – умный человек, а еще и с чувством юмора. А? Как ты ему сдал агентуру, накидав имена, классиков современной англоязычной фантастики и шпионского романа, а заодно и режиссера американского блокбастера «Основной инстинкт». Нам такие люди нужны.

Нет, Виктор Владиленович, не хочу, тошнотно, лучше буду путешествовать. Мир так интересен. Или попробую писать книги. Знаете, сколько блогеры отвалят мне только за эту нашу историю про кирпич? Ну, или не мне, если терпение ваше иссякнет. Это так, на всякий случай.

Не будите спящую собаку, Виктор Владленович. Сами знаете, что бывает, когда «спящий» проснется… Прощайте.

- Это как посмотреть?

 

Вошли без стука. Положили «макарыча» прямо перед ним.

- Здесь твой последний патрон. Сам? Или помочь?

- Что?! – Егоров поднялся из-за стола с зеленым сукном, - Да вы знаете, кто вы и кто я? Да я! Да вы не посмеете!

- Подержи его.

Раздался хлопок. «Самоубийце», осевшему мешком в кресле сунули пистолет Макарова в свесившуюся правую руку, зафиксировав отпечатки пальцев, потом положили на паркет рядом с рукой.

- Понятые войдите. Полковник Егоров Виктор Владиленович покончил с собой.

Из ящиков стола вынимали, заранее подброшенные пачки рублей, долларов, евро…

Старейшая газета «Пролетарий» вышла с заголовком на передовице:

«Органы правопорядка очищаются от коррупционеров и предателей в погонах!»

Как кирпич на голову.


9 июля 2024

0 лайки
0 рекомендуют

Понравилось произведение? Расскажи друзьям!

Последние отзывы и рецензии на
«Кирпич на голову»

Нет отзывов и рецензий
Хотите стать первым?


Просмотр всех рецензий и отзывов (0) | Добавить свою рецензию

Добавить закладку | Просмотр закладок | Добавить на полку

Вернуться назад








© 2014-2019 Сайт, где можно почитать прозу 18+
Правила пользования сайтом :: Договор с сайтом
Рейтинг@Mail.ru Частный вебмастерЧастный вебмастер