ПРОМО АВТОРА
Вова Рельефный
 Вова Рельефный

АВТОРЫ ПРИГЛАШАЮТ

Вова Рельефный - приглашает вас на свою авторскую страницу Вова Рельефный: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
Дмитрий Выркин - приглашает вас на свою авторскую страницу Дмитрий Выркин: «"Вы любите читать прозу и стихи? Вы любите детективы, драмы, юморески, рассказы для детей, исторические произведения...Тогда Вы обязательно должны посетить мою творческо- литературную страницу!!!"»
Прохор Озорнин - приглашает вас на свою авторскую страницу Прохор Озорнин: «Если эти мысли полезны кому-то - они станут моими крыльями.»
Вадим Векслер - приглашает вас на свою авторскую страницу Вадим Векслер: «Нонконформизм, гос.измена и провокации»
kapral55 - приглашает вас на свою авторскую страницу kapral55: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»

МЕЦЕНАТЫ САЙТА

стрекалов александр сергеевич - меценат стрекалов александ...: «Я жертвую 50!»
стрекалов александр сергеевич - меценат стрекалов александ...: «»
стрекалов александр сергеевич - меценат стрекалов александ...: «Я жертвую 100!»
Андрей Жеребнев - меценат Андрей Жеребнев: «Я жертвую 100!»
Андрей Жеребнев - меценат Андрей Жеребнев: «Я жертвую 100!»

ПОПУЛЯРНАЯ ПРОЗА
Ноябрь-Май

Автор иконка Виктор Заводинский
Фехтовальщики

Автор иконка Андрей Штин
Хроника 9. Враг не дремлет!

Автор иконка Олесь Григ
Девочка и космос

Автор иконка Виктор Любецкий
Я человек…

Автор иконка Дмитрий Выркин
Храбрая Кнопка и заботливая Таня.

ПОПУЛЯРНЫЕ СТИХИ
Ноябрь-Май

Автор иконка kapral55
Заржав, ехидно, ускакал Пегас

Автор иконка Олесь Григ
Благость

Автор иконка Владимир Сапронов
Меты

Автор иконка Andersen
Собака

Автор иконка Виктор Любецкий
Микроскоп

БЛОГ РЕДАКТОРА

ПоследнееИтоги конкурса фантастического рассказа
ПоследнееПоздравляем с Днем защитников Отечества!
ПоследнееАнализ литературного текста
ПоследнееВопрос к авторам и читателям
ПоследнееБорцам за правду посвящается
ПоследнееЧитатели рекомендуют или Что почитать
ПоследнееИзобразительно-выразительные средства языка

РЕЦЕНЗИИ И ОТЗЫВЫ К ПРОЗЕ

Дмитрий ВыркинДмитрий Выркин: "Довольно емкие и заставляющие анализировать поднимаемые темы строки.Сп..." к произведению Быть и казаться 1

ЦВЕТОК ПАПОРОТНИКА: "Дьявол, это часть, природы. Природа, не враг, человека. Также и Сатана..." к рецензии на Дьявол обитает в деталях.

НадеждаНадежда: "Будем стараться улучшать в дальнейшем, спасибо за объективную оценку..." к рецензии на Paranoia

Дмитрий ВыркинДмитрий Выркин: "Спасибо большое Вам Алексей. Благодарю, Дмитрий Выркин." к рецензии на 30 МИНУТ ОТДЫХА

Дмитрий ВыркинДмитрий Выркин: "Спасибо." к рецензии на КОМПЛИМЕНТ

БоксерБоксер: "Интересные факты. Написано отлично,слог легкий. Спасибо. Алексей" к произведению 30 МИНУТ ОТДЫХА

Еще комментарии...

РЕЦЕНЗИИ И ОТЗЫВЫ К СТИХАМ

Николай ЧапуринНиколай Чапурин: "Спасибо Вам большое уважаемый писатель! Ваше м..." к рецензии на А я к Вашему вновь лечу костру...

Николай ЧапуринНиколай Чапурин: "Спасибо Вам большое Дмитрий! Вы как всегда и к..." к рецензии на И вот уже Вы снова снитесь...

Дмитрий ВыркинДмитрий Выркин: "Прекрасное стихотворение Зоя. И двойственное содер..." к стихотворению волки

Дмитрий ВыркинДмитрий Выркин: "Удивительно прекрасное, содержательное переживание..." к стихотворению И вот уже Вы снова снитесь...

Дмитрий ВыркинДмитрий Выркин: "Удивительно размеренное философское стихотворение ..." к стихотворению А я к Вашему вновь лечу костру...

Дмитрий ВыркинДмитрий Выркин: "Интересное и оригинальное вышло стихотворение Нико..." к стихотворению Мне ты женщиной снилась во сне

Еще комментарии...

СЛУЧАЙНЫЙ ТРУД

ТЫ КРАСИВАЯ ОЧЕНЬ КРАСИВАЯ
Просмотры157       Лайки1
Автор МАРГАРИТА

ПОЛЕЗНОЕ

СОВРЕМЕННАЯ ПРОЗА

"Прошли те времена, когда бумажная книга была единственным вариантом для распространения своего творчества. Теперь любой автор, который хочет явить миру свою прозу может разместить её в интернете. Найти читателей и стать известным сегодня просто, как никогда. Для этого нужно лишь зарегистрироваться на любом из более менее известных литературных сайтов и выложить свой труд на суд людям. Миллионы потенциальных читателей не идут ни в какое сравнение с тиражами современных книг (2-5 тысяч экземпляров)".

Читать подробнее »

Мы в соцсетях



Группа РУИЗДАТа вконтакте Группа РУИЗДАТа в Одноклассниках Группа РУИЗДАТа в твиттере Группа РУИЗДАТа в фейсбуке Ютуб канал Руиздата

О ЛИТЕРАТУРНОМ САЙТЕ РУИЗДАТ

"Автор хочет разместить свои стихи или прозу в интернете и получить читателей. Читатель хочет читать бесплатно и без регистрации книги современных авторов. Литературный сайт руиздат.ру предоставляет им эту возможность. Кроме этого, наш сайт позволяет читателям после регистрации: использовать закладки, книжную полку, следить за новостями избранных авторов и более комфортно писать комментарии".

Читать подробнее »

Чики-траки - стеночка

Драма

760 просмотров
0 рекомендуют
0 лайки
Возможно, вам будет удобней читать это произведение в виде для чтения. Нажмите сюда.
Несколько дней из жизни изгоя

Наталья Караева. Чики-траки – стеночка (повесть)



(Несколько дней из жизни изгоев).



Я не тихоня. Тихони всегда жертвы коллектива, а я – жертва собственной некоммуникабельности.



Я не ношу очки, не жиртрест и не дылда, не тупая и не ботаник. Довольна своей внешностью, что большая редкость. И это ещё не всё: я считаю себя умной.



Правда, в своё время мама подпортила мою жизнь тем, что покупала для меня не популярную в школе одежду, а вещи на свой вкус. Те времена прошли, и сегодня я сама одеваюсь ни как модно, а как мне нравится. И мне это нравится.



Делиться мыслями ни с кем не люблю, поэтому с большим удовольствием разговариваю сама с собой. А вот с людьми общаться не умею. И никто в этом не виноват. Кстати, нужно иметь определённую силу воли, чтобы не свалить вину, например, на гены или на детство в деревне. Так что могу рекомендовать себя как человека волевого. Шучу.



Большую часть времени провожу дома, в своей комнате, за компьютером.



Знакомых нахожу через аську, через неё же и общаюсь с ними. У меня миллион друзей в Сети и одна подруга в реале.



Парня у меня тоже нет. Как и все знакомые девчонки, мечтаю о нём, но стараюсь события не торопить, чтобы в спешке не принять действительное за желаемое, а ещё – я мечтаю о друге. Друге, похожем на меня, с которым, когда пойдёшь в разведку, было бы ещё и о чём поговорить.



Мне нравится ходить по магазинам, но я не шопоманка. В магазинах наблюдаю за людьми.



А вот в школу ходить не люблю – пустая трата сил. Представляю, сколько бы я узнала нового в Инете, если бы не разбазаривала столько времени на уроки.







И ещё – я не умею играть в команде. Поэтому в моей жизни был толстый мальчик Юра. Юрка Глуховский сидел на последней парте первого ряда, в углу. Он был толстым. И ещё кудрявым, и ещё рыжим. Юрий Иванович (первым моим учителем был мужчина, так что пришлось в пятом классе привыкать к этим нудным и скандальным училкам) посадил меня к Глуховскому со второй четверти. В общем, до кучи. Я обиделась на него, и хотела было, как все и всегда, закричать: «А почему я? Не буду я с этим жирным сидеть», но представила, каково Юрке, и молча, пересела в угол. Не замечали мы с ним друг друга три урока. На четвёртом, когда Юрий Иванович рассказывал про лесостепь, я боковым зрением увидела, как Глуховский полез под парту, и тут же, сквозь рассказ учителя, услышала смачный хруст, непонятного происхождения. Забыв условия игры, уставилась на широкую спину соседа.



«Будишь?» – спросил высунувшийся из-под парты Юрка. И протянул кусок сахара. Кусок был большим и твёрдым, не рафинадом. И его только что грыз этот жиряк. Мне было неудобно отказаться, и я согласно кивнула. Юрка тут же вложил мне его в руку. Я робко лизнула сахар и вернула владельцу. На Юркином лице мелькнула тень мысли и он, вновь нырнув под парту, извлёк из своих погребов огромное яблоко. Мы, нагнувшись, по очереди грызли: я – яблоко, Юрка – сахар. На следующий день Юрка принёс булочки с маком и курагой – бабушка напекла. У меня бабушки Манечки уже не было, поэтому выпечку я уплетала за обе щеки. И сделала вид, что не заметила, когда Юрка подсунул мне и свою. Нам, двум зашуганцам с последней парты, предстояло ещё в этой жизни выплывать из угла, а пока мы грызли яблоки и сахар большими кусками.



Мы с Юркой хорошо сидели. Мы не просто болтали на уроках. Нам всегда было, что обсудить, особенно в понедельник. На переменах с ним не общались. И ещё – редко спорили, как-то на всё у нас был общий взгляд. И насмешливые взгляды одноклассников тоже общие. Меня осуждали. Мы с Глуховским нарушали какие-то принятые в классе нормы.



Я постоянно по жизни нарушаю правила коллектива. Да и на хрен мне эти правила, если коллектив – толпа.







В моей жизни не было детского сада. Эта суровая школа выживания минула меня. Своё дошкольное детство провела у дедушки с бабушкой в деревне. А деревня возле леса. В лес я ходила, как в сказку. По утрам за окном хрипели петухи, вместо кошки в доме мышей ловил ёжик. Кошка, как и положено, гуляла сама по себе, а вечером лакала парное молоко из зелёного блюдца…



Первый стресс – возвращение к родителям.



Со школой у меня началась нормальная, как у всех детей, жизнь.



В ней я узнала, что очень важно быть как все, но я – другая. А других толпа уничтожает. Мне хотелось выжить, и я начала приспосабливаться.



Изображала общительную девчонку, а в душе законченный интроверт. Так называются бедолаги, такие, как я. В старших классах какое-то время пыталась быть удобной и неконфликтной, но такая ломка ещё больнее. И я выбрала быть одиночкой.



Когда очень уж начинаю себя жалеть, когда готова обидеться на Небо – вспоминаю девочку с красивыми глазами, милыми завитушками и кривым, перебитым носом, с ней я была однажды в спортивном лагере. Какими же тупыми нужно быть родителями, чтобы отправить невинного человека в эту преисподнюю. Предки бывают разными. Лично у меня – вполне адекватные. Я из приличной семьи с хорошими манерами.



Мама преподаватель в музыкальной школе. На работе так за день наговаривается, что мы с папой стараемся дома не беспокоить её пустыми разговорами – только по делу: «тебе чай с лимоном?» или «в субботу с нами на дачу поедешь?».



Папа же всегда занят, всегда не успевает и всегда неуловим. Папа не агент спецслужб, он обычный преподаватель математики в своём институте, а в перерывах – писатель. Мама неустанно следит, чтобы в местных СМИ он не печатался под своей фамилией. Иногда это всё же случается, но не потому, что папа тщеславный. Наш папа рассеянный и немного не от мира сего. Я уважаю отца: он сумел организовать достойную жизнь для нас с мамой. Думаю, неважно, каким делом мужчина занят, главное – твои родные спят и не думают, где раздобыть денег на … Да мало ли на что нужны деньги! Вернее, мало на что, эти самые деньги, не нужны.



Родители всегда заняты делом. Своим делом. Я рано научилась рассчитывать только на себя.







В этом году я перешла в другую школу. Виной тому стала мамина новоиспечённая подруга Маргарита или мамины амбиции. Встретилась мама с этой Маргаритой летом в каком-то фитнес клубе и заобщалась взахлёб. Ещё в юности они учились в одном институте и жили в общаге, но никогда не дружили, наверное, потому, что обе слыли красавицами курса. Они и сейчас красивые, но мамина красота нежнее, какая-то теплая внутри. У Маргариты же красота яркая и выпуклая, холодная. Модные вещи, крутая машина. Маргарита принадлежала к избранным. Для чего ей дружба с мамой? Присела погреться?



Так эта Маргарита, когда узнала, что я учусь в обычной, безо всяких наворотов, школе, ахнула.



Спустя два часа к нам срочно была вызвана бабушка Альбина Николаевна, и мама в кругу семьи обсуждала мой перевод в «нормальную» школу. Не то, чтобы мама очень уж учитывала мнение свекрови, но в таком серьёзном деле должны быть соблюдены все нормы мирного сосуществования, иначе затяжной конфликт сторон, в котором главная претензия – «я тоже член семьи» – неизбежен. Папа очень скоро стал «за» (мама всегда умела перевербовать его на свою сторону), бабушка ещё долго была «против».



Я запаниковала: где мне переходить в другую школу, я и в своей-то чувствую себя чужой и никому не нужной. За всё время у меня одна только подруга – Морозова Оксанка или, как нравится ей называть себя, Окси. С Оксанкой дружим с первого класса. Мне и сейчас приятно вспоминать, как Оксанкина мама, когда нас после торжественной линейки, посвящённой Первому сентября, большой толпой родителей и детей завели в класс, попросила Юрия Ивановича посадить дочку: «С вон той девочкой» и указала на меня.



Так вот я идею перехода в другую школу восприняла как посягательство на свободу личности. И объявила бойкот. Разбила уродца-копилку и тратила из неё деньги налево и направо… родителей ненавидела. Деньги быстро закончились, мама забрала мои документы из школы, протест игнорировался.



Ситуация застыла.



– Аська, опять про мусор забыла, – возмущалась уставшая мама.



А я не забыла, я бойкотировала.







Папа нелегко переносит переключения с умственного труда на физический, поэтому в гараж за картошкой ездит мама, а мусор выношу я.







Мусор всё-таки понесла. На подходе к мусоропроводу столкнулась с Жориком. Не потеряла сознание только потому, что прислонилась к стене. Нет, я размазалась по ней вместе с красным ведром. Мусорное ведро по фен-шую должно быть красным, чтобы в доме водились деньги. А если хочешь, чтобы тебя замечали – нельзя вжиматься в стенку. Элементарно.



Перестрадав эту немую сцену и обозвав себя амёбой, задалась, уже в который раз, вопросом: «Почему я так по-идиотски себя веду?»



И ещё – увидела в этом некий знак: нужно меняться. Понятно, что это нелегко, но ведь и некоммуникабельность – это не физический недостаток, не инвалид, же я. Одиночество – объективная реальность, и мне, как ни «надувай паруса», не под силу изменить её, так не изменить ли в таком случае себя?



Другая школа – мой шанс переломить ситуацию, – решила я. И согласилась переходить. Мама тут же отвезла документы.







Смена среды обитания не стала для меня стрессом, но далась не так легко, как я изображала родителям. И всё-таки я правильно поступила: на новом месте стало легче. Наверное, потому, что здесь никто не знал, что я изгой. Порог школы переступила с решимостью начать всё сначала. И первый день мужественно пыталась быть весёлой и обаятельной. Интересно, хоть кто-нибудь принял мои гримасы за улыбку?



Я слышала, что в любом коллективе новичков проверяют. В этом, мне кажется, всем на всех по барабану. Каждый мнил себя личностью особенной. Народ в классе собрался трудный.



Я не вписывалась. Меня никто не отторгал, мне просто уступили место у порога. Подумав, я решила с кем-то скооперироваться. С кем-то, кто тоже был одиночкой. Кстати, тесных дружеских связей я в классе не обнаружила. Так, лёгкие приятельские отношения.



Возник неожиданный вопрос: «С кем начать общаться?» Отличницу Дашу Ломакину исключила сразу – не выдержу. Из всех, кто, на мой взгляд, не стал составляющей этого коллектива, но и не был тенью с последней парты, самой симпатичной показалась Капустина. Светленькая, худенькая, высокая девчонка. Я боялась, что у неё на уме только складки на животе, вернее, их отсутствие, и «как я сегодня выгляжу?» Ничего подобного. Капустина занималась теннисом, болела за сборную России по плаванью. Бегала по утрам, любила фотографироваться и делала уколы бабушке – у той сахарный диабет.



Но Капустина кололась. Капустина – тяжёлый случай. Она хотела быть уважаемой, признанной, вряд ли лидером. А как этого достичь не знала, поэтому, как дикобраз, вонзала колючки налево и направо. Капустину не трогали, но и не любили.



У меня же нет ни злости, ни обиды на кого-либо. И ещё – я не завидую…



Стоп. Не нужно приписывать себя к особенным. Это значит только то, что никто не виноват в том, что я не люблю и не умею общаться. Причина в моём поведении.



А как нужно себя вести, как, не напрягаясь, войти в класс?!



Вторая моя попытка – Юлька.



Юлька – молчаливая оппозиция классу. Юлька бесформенная, с идеальным маникюром и детскими конопушками на носу. По праву своего превосходства она всё и всех в классе подвергает обсуждению и осуждению.



В школе вообще полно людей с разными комплексами. У одних комплекс неполноценности, у других – превосходства



Юлька причисляет себя к натурам творческим: она делает браслеты и варит мыло по рецептам из интернета. (Ну, ни фига себе, на чём вырос её комплекс!)



С Юлькой общаться, как в гору тащиться. К концу уроков у неё из-под мышек проступают круги, а у меня они перед глазами.



Ещё Вероника.



Красивые ноги позволяют Веронике успешно передвигаться по школе, но в классе её не любят активно. За Вероникой я и по сей день наблюдаю на уроках: интересно, какие они, эти красавицы? Но я ей неинтересна и пять минут.



«Нужно учиться жить с тем, что есть», – примерно так сказала я и продолжила жить дальше подальше от народа. И ещё – я пообещала не врать себе. Нелегко, но решила и всё. И моя правда за номером один – уже много лет мне трудно в присутствии других людей быть собой.







А сейчас у меня проблема – класс устраивает Новогоднюю вечеринку. Бал состоится и это не наши, как говорится, проблемы: его проводит школа, а вот продолжение праздника дома у братьев Киреевых – головная боль и подготовка всего класса. Я не хочу идти туда: не могу добровольно подвергать себя общению. Я страдаю не столько от неумения общаться: нет, так нет, а сколько от неизбежности постоянного общения. Нельзя же не ходить в школу, а придя, не разговаривать с ребятами. Я не в состоянии с этим справиться. Вот нашла хороший способ: поддакиваю и делаю круглые глаза в разговоре с какой-нибудь толстой одноклассницей, хотя мне плевать на её мышиные проблемы. Я не напрашиваюсь на внимание, я боюсь, что меня заподозрят в некоммуникабельности.



Выживание – это важнее, чем достоинство.



Я читала в Инете, что есть люди, которые уходят жить в леса или горы. Я им завидую. А ещё – разъезжать по миру в домике на колёсах – моя «хрустальная» мечта.



После недолгих размышлений решаю попросту не идти на вечеринку. Причину придумаю накануне, а пока буду делать вид, что активно готовлюсь к празднику, – так убедительнее.



Сегодня последний день перед школьной дискотекой, и я сообщаю, что не иду на праздник, потому что мы с семьёй уезжаем за город к друзьям на шашлыки.



Нас действительно Маргарита приглашала в гости, но это было ещё в октябре.



Никто не расстроен, всем пофиг: где и с кем я проведу праздник. И вдруг Юлька мне говорит, что она, конечно, тоже не пошла бы на моём месте: «Хотя, как знать, может назло лучше пойти».



Я не понимаю:



– Юль, ты о чём?



– Ладно, не прикидывайся. Все же знают, что ты из-за Гошки не идёшь.



– Из-за Гошки?



– Да, ладно, Ася, все знают, что ты от него тащишься.



Я в ауте.



Гошка рыжий, умный и независимый. Ни один урок, кроме физкультуры, не обходится без его стёба над учителями. Гошка мне нравится, но я не страдаю от безответной любви. Да я вообще и не влюблена в него. Мне Жорик даже больше нравится. Жорик – пацан из нашего двора. Он великолепно сложен, красив и нахален. Насколько я помню, Жорик ни разу и не заметил меня. Таков расклад.



Приходится идти на эту злосчастную дискотеку, а затем и на вечеринку.



Новогодний бал проходит громко и весело. Макарена. В конце вечера тайное жюри награждает лентой «Королева бала» и короной из бумажных снежинок отличницу-десятиклассницу. Удивительно, как совпало мнение судий и наших педагогов.



После школы добираемся до квартиры братьев, и вечеринка начинается. В углу большой комнаты, в гостиной, стоит настоящая ёлка и на ней мигает гирлянда. Красиво.



Здесь много ребят не из нашего класса и есть даже не из нашей школы. Брожу никем не замеченная среди них. Я остро ощущаю, какие мы чужие с этими людьми. Сажусь в кресло у окна, беру с полки книгу и делаю вид, что полжизни именно её искала во всех библиотеках мира.



В большой комнате включают музыку, и я отправляюсь туда. В дверях сталкиваюсь с рыжим Гошей. Мы неловко улыбаемся друг другу. И я возвращаюсь в кресло у окна, за которым – снег крупными хлопьями и деревья в белом.



В разгар вечеринки ко мне подходит Максим Бобров с бокалом чего-то в руке. Бобров пронзительно голубоглазый, с уверенной до наглости улыбкой. Вот только досадный пустячок – вздёрнутый носик. В школе Макс признанный ловелас.



Он отхлебывает из бокала и неторопливо принимается осматривать меня с ног до головы. Оценивает добычу. Рано. Делит шкуру неубитого медведя, – так бы я об этом сказала, если бы умела разговаривать вслух.



Максим пытается присесть на подлокотник кресла, но я быстро кладу на него руку. Бобров усмехается:



– Будь проще.



– Не поняла, – шепчу я, готовая в любую секунду потерять способность говорить.



– Я – красивый парень. Дальше по слогам?



– У меня та же проблема: я красивая девчонка.



– Ну да? Не заметил.



Молчим. Отворачиваюсь к окну. За окном понуро стоят деревья, приваленные снегом.



– Ну, пока, – говорит школьный красавчик и отходит. Я начинаю дышать полной грудью, то есть нормально.



У стены улыбается девушка с безвольным лицом. Это Аня Ярошенко. Она влюблена в Боброва какой-то любовью универсального клея. Что она в этом хвастуне нашла – это её дело.



Вероника как одинокая звезда блистает в соседней комнате.



Пытка общением продолжается до утра. Радует одно – завтра каникулы.







Днём просыпаюсь, а никого нет дома. Заворачиваюсь в тёплый плед и сажусь перед окном, а там всё белым-бело. Снег шёл всю ночь.



Представляю, как сейчас классно за городом или в какой-нибудь деревушке.



Маргарита живёт в поселке недалеко от города. А там – лес, зима, тишина.



Осенью она приглашала нас к себе. Мы проехали небольшой пятиэтажный посёлок. Затем переехали по мосту узенькую речушку и через проулок въехали на единственную деревенскую улицу. Улица узкая, а дома большие с маленькими двориками и крохотными садиками. Попадались домики, как в бабушкиной деревушке, с резными наличниками, ставенками и палисадниками перед ними, в которых пылали георгины и астры. Выехали за околицу, а там, через поле, – лес плотной полосой. Между ним и деревней по одну сторону дороги – загородные дома, как помещичьи усадьбы. Высокие, красивые. Третий дом от леса – дом Маргариты.



Я сразу пошла в лес. Постояла перед домом возле него. Позавидовала: старые ели перекинули огромные лапы во двор.



Красивый неживой дом за дорогим забором. Даже собаки не слышно.



Деревья в лесу ещё не беззащитно голые. Дрожащее золото берёз, красные листья осины и малахитовая зелень ельника. Задыхаюсь от красоты. «Здравствуй, лес до небес», – кричу ему. Лес шуршит под ногами опавшими листьями и шепчет верхушками над головой.



В саду у Маргариты на одном дереве, высоко, сохранились два красных яблока.







Маргарита знакомит меня с мужем и сыном Германом. Остальные члены нашей семьи с ними уже знакомы. Сын – первокурсник местного универа, похож на мать. Черты лица, как у греческих статуй, высеченных из благородного камня. А вот походка оставляет желать лучшего. Он какой-то ленивый в движениях.



Я представляю, какой ужас влюбиться в такого красавчика. Это коне... Читать следующую страницу »

     Страница: 1 2 3 4 5 6 7


Наталья Караева Наталья Караева

9 июня 2015

Похоже, что произведение было кирпичом, наш скрипт принудительно расставил абзацы.

0 лайки
0 рекомендуют

Понравилось произведение? Расскажи друзьям!

Последние отзывы и рецензии на
«Чики-траки - стеночка»

Нет отзывов и рецензий
Хотите стать первым?


Просмотр всех рецензий и отзывов (0) | Добавить свою рецензию

Добавить закладку | Просмотр закладок | Добавить на полку

Вернуться назад




© 2014-2017 Сайт, где можно почитать прозу 18+
Правила пользования сайтом :: Договор с сайтом
Рейтинг@Mail.ru Частный вебмастерПоддержка, ведение и развитие сайта - вебмастер persweb.ru