ПРОМО АВТОРА
Игорь Осень
 Игорь Осень

хотите заявить о себе?

АВТОРЫ ПРИГЛАШАЮТ

Олесь Григ - приглашает вас на свою авторскую страницу Олесь Григ: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
kapral55 - приглашает вас на свою авторскую страницу kapral55: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
стрекалов александр сергеевич - приглашает вас на свою авторскую страницу стрекалов александр сергеевич: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
Сергей Беспалов - приглашает вас на свою авторскую страницу Сергей Беспалов: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
Дмитрий Выркин - приглашает вас на свою авторскую страницу Дмитрий Выркин: «Вы любите читать прозу и стихи? Вы любите детективы, драмы, юнорески, рассказы для детей, исторические произведения?»

МЕЦЕНАТЫ САЙТА

станислав далецкий - меценат станислав далецкий: «Я жертвую 30!»
Михаил Кедровский - меценат Михаил Кедровский: «Я жертвую 50!»
Амастори - меценат Амастори: «Я жертвую 120!»
Вова Рельефный - меценат Вова Рельефный: «Я жертвую 50!»
Михаил Кедровский - меценат Михаил Кедровский: «Я жертвую 20!»



ПОПУЛЯРНАЯ ПРОЗА
за 2019 год

Автор иконка Олесь Григ
Стоит почитать День накануне развода

Автор иконка Анастасия Денисова
Стоит почитать "ДЛЯ МЕЧТЫ НЕТ ГРАНИЦ..."

Автор иконка Юлия Шулепова-Кава...
Стоит почитать Солёный

Автор иконка Андрей Штин
Стоит почитать Во имя жизни

Автор иконка Юлия Шулепова-Кава...
Стоит почитать Боль (Из книги "В памяти народной")

ПОПУЛЯРНЫЕ СТИХИ
за 2019 год

Автор иконка Олесь Григ
Стоит почитать Гадай, цыганка-одиночество...

Автор иконка Олесь Григ
Стоит почитать У окна

Автор иконка Виктор Любецкий
Стоит почитать Кем надо быть, чтоб тебя не хотели убить...

Автор иконка Анастасия Денисова
Стоит почитать Любимых не меняйте на друзей 

Автор иконка Виктор Любецкий
Стоит почитать Мы разные в жизни этой...

БЛОГ РЕДАКТОРА

ПоследнееНовые жанры в прозе и еще поиск
ПоследнееСтихи к 8 марта для женщин - Поздравляем с праздником!
ПоследнееУхудшаем функционал сайта
ПоследнееРазвитие сайта в новом году
ПоследнееКручу верчу, обмануть хочу
ПоследнееСтихи про трагедию в Кемерово
ПоследнееСоскучились? :)

РЕЦЕНЗИИ И ОТЗЫВЫ К ПРОЗЕ

Екатерина МюнхгаузенЕкатерина Мюнхгаузен: "На редкость адекватная, стройная и информативная заметка! Очень пр..." к произведению Проблема в технологиях или в нас?

Екатерина МюнхгаузенЕкатерина Мюнхгаузен: "Похоже на бухтение злобного деда на завалинке. Когда мне было 15-18, м..." к произведению А.Посохов "ДЕТИ И МЫ"

Эльдар ШарбатовЭльдар Шарбатов: "Согласен со всеми обоснованиями. Спасибо за общественно полезную стать..." к произведению ЛУКАВЫЙ ЛИБЕРАЛИЗМ

Эльдар ШарбатовЭльдар Шарбатов: "Нелёгкое состояние Вы описали... Мы бы не ценили понимание, не познав ..." к произведению Одиночество- духовная пандемия.

Vladimir MilkovVladimir Milkov: "Неплохо, но чего-то не хватает. И есть опечатки, ошибки." к произведению Западня Параллельного Мира

Вова РельефныйВова Рельефный: "Вадим, зачем вы в каждое произведение вставляете одну и ту же фотограф..." к произведению Ах, эта родинка!

Еще комментарии...

РЕЦЕНЗИИ И ОТЗЫВЫ К СТИХАМ

Овод: "Свинья под дубом. Ах какой достойный слог Был-бы г..." к стихотворению про Бузову, Путина и империю сукину...

НаталиНатали: "Стихи понравились.На самом деле ничего нет прекрас..." к стихотворению Она.

НаталиНатали: "Да, любовь бывает разная, грустная и нежная. Она п..." к стихотворению Прощание.

НаталиНатали: "Стихи понравились, да бывает в жизни так, что слов..." к стихотворению Мозоль

Vladimir MilkovVladimir Milkov: "Какая же все таки примитивная рифма у этого автора..." к стихотворению

Ольга ИвановаОльга Иванова: "Это прекрасно, когда при отъезде нет связи. Есть в..." к рецензии на СОН

Еще комментарии...

Полезные ссылки

Что такое проза в интернете?

"Прошли те времена, когда бумажная книга была единственным вариантом для распространения своего творчества. Теперь любой автор, который хочет явить миру свою прозу может разместить её в интернете. Найти читателей и стать известным сегодня просто, как никогда. Для этого нужно лишь зарегистрироваться на любом из более менее известных литературных сайтов и выложить свой труд на суд людям. Миллионы потенциальных читателей не идут ни в какое сравнение с тиражами современных книг (2-5 тысяч экземпляров)".

Мы в соцсетях



Группа РУИЗДАТа вконтакте Группа РУИЗДАТа в Одноклассниках Группа РУИЗДАТа в твиттере Группа РУИЗДАТа в фейсбуке Ютуб канал Руиздата

Современная литература

"Автор хочет разместить свои стихи или прозу в интернете и получить читателей. Читатель хочет читать бесплатно и без регистрации книги современных авторов. Литературный сайт руиздат.ру предоставляет им эту возможность. Кроме этого, наш сайт позволяет читателям после регистрации: использовать закладки, книжную полку, следить за новостями избранных авторов и более комфортно писать комментарии".




Привести в исполнение


Gbkmcjy Gbkmcjy Жанр прозы:

Жанр прозы Драма
12852 просмотров
0 рекомендуют
3 лайки
Возможно, вам будет удобней читать это произведение в виде для чтения. Нажмите сюда.
Привести в исполнениеПривести в исполнениеКнига "Привести в исполнение" издана в России и Канаде, входит в том 1-ый моих избранных произведений, также изданных в Канаде. Роман "Привести в исполнение" экспонировался на Парижском и Пекинском книжных салонах. Приятного прочтения! Эту книгу, я посвящаю родным людям, которые своей любовью, трудом и страданиями сделали нашу жизнь возможной.

ПРИВЕСТИ  В  ИСПОЛНЕНИЕ.

 

                                  Эту книгу я посвящаю

                                  родным людям, которые

                                  своей любовью, трудом и

                                  страданиями сделали

                                  нашу жизнь возможной.

 

Сенокос.  Июнь, божественная пора, когда все на Земле, будь-то сорная трава, пшеница или никчемная козявка,  ведут  нелегкую борьбу за продолжение жизни.     Оглянись, человек,   нет ничего краше цветущей степи.  От ступней ног  до горизонта  привольная широта и щедрость Земли русской.  Покачивают наливающимся колосом хлеба,  голубоглазый лен разбросал свои цветы по степи, а у линии, где в лазоревой дымке  встретились земля и небо, видится озеро, обрамленное изумрудным ожерельем травы.  Оно возникает, то в одном, то в другом месте.  Зовет путника в полуденную жару искупаться в прохладных водах его, но не дойти к нему, не доехать. Это мираж.

Богатая жизнь для мужиков — это тоже мираж, но надо жить. Они отбивают косы, готовят нужную для этой работы утварь. Завтра поутру, на зорьке, когда высветятся на каплях росы  первые лучи солнца, на землю ляжет  валок скошенной травы.

Хорошо в степи, но уже некогда  любоваться прелестями природы, нет времени даже для отдыха.  Трава не должна перестоять, к тому же  могут пойти дожди нескончаемой чередой, и тогда работы привалит еще больше. Придется спасать сено от губительной влаги.  Иначе беда, надо будет сбывать за бесценок скот, а потом - полуголодная зима.

Солнце еще за горизонтом,  но уже  скрипят колеса телег, на которых восседают все члены семей, от стариков  до молодых мам с грудными младенцами на руках.  Приедут они на свои делянки, перекрестятся, поплюют на загрубевшие от тяжкой работы ладони и до ломоты в спине  будет косить, сгребать подсохшее сено и складывать его в копны.

Слава Богу!  На небе нет ни облачка, солнце беспрепятственно взбирается к зениту, рубахи взмокли, пот заливает глаза,  усталость валит с ног, но время не терпит. Час за часом, день за днем   нелегкий труд пробивает дорогу к жизни.

Маленькая хата под камышовой крышей  приютила Ганну Курилову и ее сына Карпо.  Отец  семейства сгинул в пучине морской пролива Цусима. Мать, Ганна, с помощью брата мужа вырастила сына, который стал ей надеждой и опорой. Девки глаза “проглядели”, добиваясь его взаимности. Но сердце его часто стучит, когда он думает о Полине.

Не забыть, как в первый раз решился проводить ее домой с посиделок. Карпо  не смог сопротивляться чувствам и влечению, обнял ее. Она не вырывалась, а теснее прижалась к его сильному телу. Первый поцелуй качнул землю под их ногами, все исчезло, да и существовало ли вообще. Затем долго  стояли,  боясь поднять глаза. Смелее оказалась Полина, она чмокнула его в губы и исчезла за дверью своего дома.

День меняет ночь, которая так коротка, что люди едва успевают сомкнуть веки.

—Вставай, сынок, вставай, уже светает. Надо сегодня заканчивать сенокос. Что-то все тело ломит, быть дождю.

—Сейчас, мама, еще чуть-чуть посплю, глаза не открываются.

—Вставай, если не хочешь, чтобы я  плеснула на тебя холодной водой из колодца.  Недавно принесла. Молочко холодное тебя ждет. Только что из погреба.

—Угу, мама, — мычал сын, но продолжал спать.

Мать улыбнулась добрым мыслям своим, отошла: «Пусть еще немного поспит, успеет еще  за жизнь свою наработаться.  Хороший парень растет, хозяином будет». Душа наполнялась теплотой и гордостью за сына: “Нет в селе такого  сильного, умного, доброго и красивого хлопца! Нет!”

 Ее охватили радостные мысли-мечты, что наконец-то им улыбнется удача, и они выберутся из нищеты.

Сон отступает перед заботами. Быстро расправившись с завтраком Карпо, запрягая в телегу лошадь, спросил у матери:

—Мамо, когда ты спишь?

—На том свете будет время для сна, а сейчас, пока живы, надо работать, чтобы такой сон не пришел раньше срока. Даст Бог, закончим сегодня,  надо дяде Трофиму  помочь.

Мать взглянула на сына, чтобы понять, как отнесется к ее предложению Карпо.

—Поможем, мамо, но дай хоть разочек искупаться в реке.

Ганна поняла потаенные мысли сына: “Не работы боится, надеется по пути увидеть Полину”.

—Полина подождет, да и в поле она сейчас. Они переехали на дальнюю делянку. Там как раз рядом с Полозовыми  делянка Трофима.

—Дяде  много косить?

—Еще половину.

—Мамо, почему мы еще дома? Поехали? —  то ли в шутку, то ли всерьез заторопился сын.

 

***

Трофим Курилов, брат отца Карпо, контуженный еще на японской войне, проживал с женой Тосей и дочерью Ольгой на другом краю села. Работа давалась ему тяжело. Как ни старались  помогать ему  жена и дочь, но  косовица двигалась тяжело.  Когда приехали на помощь Ганна и Карпо, у Трофима и его семьи не осталось сил даже на радость.

—Господь в помощь!

—Спасибо. Но сказали боги, чтобы и вы помогли,—  натружено  разгибая спину, отшутилась жена Трофима.

—Для того и приехали.

—А мы думали сватать дочку соседа, —  Тося взглядом лукаво показала на делянку, на которой работала семья Полозовых.

—Ой, тетя, не начинайте,—  вспыхнул Карпо.

—Как же не начинать, если после того, как я ей сказала, что ты приедешь, она не работает, только на дорогу смотрит. Вон дывысь, уже бежит! — концовку фразы она говорила на местном наречии.

Не бежала Полина, а летела. Стрельнув глазами в Карпо, попросила:

—Тятя послал. Водица у  нас закончилась. Тетя Ганна, вы только приехали, привезли наверно напиться, – забыв поздороваться, лепетала она, не поднимая глаз.

—Привезли, зови своих, напьетесь и передохнем трошки.

В тени телеги  тесно, но  всем хорошо, только Карпо и Полина не в “своей тарелке”. Их взоры украдкой встречаются. Теплый лучистый взгляд  ее ласкает и зовет. Серые глаза  Карпо  стали почти голубыми от любви и нетерпения, очень хотелось скорее вырваться из плена сенокоса и встретиться.  

—Да не таитесь вы!  —  лукавым тоном привела их в чувство неугомонная тетя Тося!

Карпо виновато опустил голову, а Полина, прыснув смехом, убежала.

—Тося, не займай ты их, они еще диты, — не поддержала свояченицу Ганна.

—Ой! Диты -ы! Дывысь скоро бабушкой будешь! А ты кажишь диты!

—Хватит, а то накличете беду. Принесет в подоле, — не на шутку забеспокоилось мать Полины, Евдокия.

—Не принесет,  она у нас умная, знает, что делает, — отозвался отец девушки  Игнат.

Опять Карпо размеренно взмахивает косой. «Надо сложиться и купить на заводе в Аксае косилку. Пусть дорого, но не махать же косой всю жизнь».  Эта думка  на некоторое время  отодвинула ласковые мысли о Полине. Карпо стал подсчитывать, сколько надо продать зерна и скотины, чтобы облегчить свой труд.

Вдруг он почувствовал непривычное сопротивление косе. Будто она срезала небольшой холмик земли. Карпо остановился и увидел зайчонка, пересеченного почти надвое, который еще несколько раз брыкнул задними ногами, дрожь прошла по его телу, и он затих.

Дочь Трофима Ольга, увидев, что Карпо присел, подошла к нему.

—   Ой, Боже! — она прижала руки к груди и отвернулась.

—Что зайчонок? Сколько молодых людей скосила война! Не счесть! — подытожила Евдокия. А вы зажурились за зайчонком. Давайте работать.

Никто не сдвинулся с места, смерть маленького зверька задела души Карпо и стоящих рядом родственников, напомнила о хрупкости жизни в этом мире,  воскресила упорные слухи о грядущей войне.   Но работа не ждет, она забирает все: тревогу, печаль и радость, но не смеет отнять мысли о любимом.

Полина, сгребая уже подсохшее сено, смотрит на хорошо скроенного парня, который на соседней делянке  размеренно взмахивает косой. Иногда он останавливается, чтобы очистить и наточить косу, перевести дух. Их взгляды встречаются, одаривая друг друга  теплотой  любви и затаенной  от других  страсти.

—Карпо, остановись, отдохни, а то девка мается, твои глаза видеть хочет.

—Какая девка?— будто ничего не происходит, отвечает сын матери.

—Хорошая тебе будет жена, а мне невестка.

—Мамо, рано об этом думать, боюсь, заберут в солдаты.

—Не говори так. Мне тогда ложись и помирай!  Отец твой сгинул на проклятой войне. Сказывали, что воевали страну, откуда солнце встает. К чему нам эта страна, сколько мужиков не вернулось? А кто пришел, то на костылях, то, как у твоего дяди всегда, голова болит.   Господи, спаси и сохрани нас от такой беды. — Мать несколько раз перекрестилась, глаза наполнились слезами.

Карпо ее почти не слушал, он смотрел на Полину, ловил каждое движение, каждый ее взгляд.   Ее улыбка заставляла забыть обо всем.  Какое дело в эти минуты  им до войны, которая прогрохотала, где-то там далеко. Все в прошлом  сейчас   завязывается новый узелок жизни. Они любовались друг другом, их не трогало прошлое, их манило будущее.

Когда стемнеет, Карпо и Полина, не сговариваясь, придут к стогу, чтобы взяться за руки смотреть глаза в глаза, чтобы отыскать в них любовь и путь к счастью.   

Свежескошенная трава, ее запах не спутать ни с чем. Сколько грехов породил он, сколько судеб сделали крутой поворот, не знает никто. При звездах или восходящем солнце  все повторяется вновь, будто и не было чужих ошибок. Парни и девушки опять спешат к стогам или на сеновал, где нет сил, сопротивляться чувствам.

Нескоро угомонилась их страсть. Иногда она уступала мечтам.

Карпо и Полина строили планы о количестве детей, о новом доме и достатке в нем.

 

***

Евдокия, мать Полины, не спала всю ночь, успокаивала себя тем, что сама такая была.  У нее все сложилось хорошо, но душа болела  и стонала. Муж Игнат, утомленный дневным трудом, мирно посапывал рядом. Скоро рассвет, но она не рискнула его будить,  чтобы поделиться тревогой.  «Намаялся за день, а завтра опять  в поле, в жару, косить до изнеможения».

Скрип калитки выдал пришедшую дочь. Ей не удалось незаметно проскользнуть в дом. На пороге стояла мать.  Она с первого взгляда поняла все.

—С кем?

—Карпо…,—  Полина опустила голову.

—Не могла дождаться свадьбы? Невтерпеж стало?

—Мамо….

—Молчи! — Евдокия устало присела на ступеньку крыльца, опустила голову.

—Мамо! Он осенью зашлет сватов. Он не такой, я ему  верю.

—Парень хороший, но….

—Никаких но. Только отцу ничего не говори, — Полина присела у ног Евдокии, — все уже случилось, и я не жалею.

Мать обняла дочь, поцеловала в маковку*  и прошептала:

—   Ты родилась после такой же ночи.  Вот только Бог бы соединил вас.

—Он уже соединил нас, осенью сыграем свадьбу.

—Дай-то, Бог, но не все в нашей власти.

Остаток ночи они не смогли уснуть. Полина думала о Карпо,  вспомнила как еще совсем маленькой девочкой   он спас ее.  Испуганная пара лошадей, запряженных в повозку, мчалась прямо на нее.  Растерявшись, она не могла шевельнуть даже пальцем, покорно смотрела  раскрытыми от ужаса глазами  на приближающуюся смерть. Карпо метнулся к ней и успел унести ее в сторону. Говорили, что еще секунда, погибли бы оба.

Все прошло и быльем поросло. Такая жизнь не дает времени  оглядываться назад. Теперь они взрослые и Бог соединил их судьбы.

Она знала, что Карпо иногда злиться по пустякам.  Никому не дает спуску.  Многие его сверстники попадали под горячую  руку и боялись его. В ярости он  был страшен. Не сдавался даже против нескольких противников. Его сбивали с ног, а он вставал, чем  изумлял их и добивался победы.

«Хороший и смелый  мой защитник», — радостью полыхнуло ее сердце, —  когда-либо крепко поколотит он Андрея, не посмотрит, что сын богача известного по всей округе Григория Сабитова. Зачем этот папенькин сынок ходит за мной? Некрасивый, рыжий, конопатый  таскается по пятам, думает, что я его полюблю. Да и кто его полюбит такого?». 

Следующий день прошел как в тумане.  Полина старалась не подавать виду, чтобы отец не догадался о случившемся. Но он заметил необычное состояние дочери и спросил у жены:

—Что-то наша дочь  на себя не похожа?

—Всэ ты бачишь! Вжэ велыченький,  а дурнесенький,  чи не знаешь, шо з намы бувае раз у мисяц.

Чтобы скрыть неправду и свою тревогу,  Евдокия говорила ласковым, воркующим голосом и шутливо толкнула мужа.

—C чего ты такая ласковая сегодня?

—Отчипысь! До вечера!  Понятно чи ни?

К вечеру потянуло прохладой.

—Как бы ни накрыл нас дождь,— забеспокоился Трофим,— надо спешить. Может, перестанем косить, выждем?  В валках потом придется сушить.

—Высушим.  Осталось немного, — отозвался Карпо и усерднее налег на косу.

Валки скошенной травы  послушно ложатся на землю. Карпо  все чаще смотрит на делянку соседей.  Мысли о ней не покидают его: “Завтра Троица. Будет дождь или нет, все равно праздник. Он встретится с Полиной”.

 

***

Праздничное утро встретило жителей села небольшим дождем.

—   Слава Богу! Такой дождь не помеха в сенокосе. Можно идти в церковь с легкой душой.  

Батюшка неспешно вел службу, проповедуя мир и согласие, возносил благодарение Всевышнему за хлеб и соль, просил не оставлять чад своих.

Прихожане старательно крестились: “Прости, Боже, грехи наши тяжкие! Спаси и сохрани , Спаситель наш Иисус Христос,  от войны и напасти разной.  Даруй нам хлеб насущный  да здоровье детям нашим”. 

Полина стояла и молилась чуть впереди Карпо, но время  от времени оглядывалась, чтобы увидеть его глаза, а в них  любовь.

Из церкви  селяне пойдут искать целебные травы, свято веря, что они, собранные на Троицу,  защитят их семьи от всех недугов.   Вечером, когда солнце уйдет за горизонт и придет желанная прохлада,  сядут за семейный стол и выпьют чарку, другую.

Ганна и Карпо  засиделись в гостях у Куриловых до сумерек.  Хозяйка поставила на стол нехитрые угощения. Трофим, разливая по стаканам горилку, предложил:

—Помянем Николая, брата моего. Сгинул человек, не отыскать ни могилы, ни людей, видевших его кончину. Царство ему небесное.

—Помянем моего Колю,— Ганна всхлипнула, прикрыв ладонями лицо, — хорошим был отцом  нашему Карпо. 

Не чокаясь выпили. Праздник получался невеселый. Вспомнили хорошими словами,  убиенного войной  раба Божьего Николая. Как же необходим был все эти годы отец для Карпо, защитник, кормилец и просто родной человек, как несладко  пришлось Ганне  без мужа тянуть хозяйство и воспитывать сына.

От очередной рюмки Карпо отказался:

—Я пойду, – он встал из-за стола.

—Подожди, — попытался остановить его Трофим.

—Иди, сынок, дело молодое, иди, — понимающе кивнула мать, — что ты будешь сидеть здесь со стариками. Полина, небось, заждалась.

Карпо вышел, а счастливая мать повернулась  к Тосе, сказала:

—Хорошая и работящая жена будет у Карпо. И он ее любит без памяти. Как зачарованный  весь сенокос к ней рвался.

—Ганна, не спеши! Ой, не спеши!

—Ты о чем это? Дивчина красивая, статная, умом не обиженная. С парнями не шляется!  Любят они друг друга!  К тому же, я приметила,  уже живут вместе. Что еще нужно?

—Тогда права ее мать! Принесет в подоле.

—Если и принесет, то к нам!— глаза Ганны радостно засветились.

—Опять  ты торопишься, бежишь куда-то. Дело совсем в другом. Полину я знаю, но боюсь, чтобы Карпо там не обжегся.

—О чем еще я не знаю? Говорите!

—Я хорошо знаю ее отца. Царю служили вместе. Он без выгоды ничего не делает,—  вступил в разговор Трофим.

—Что в этом плохого? — скорее по инерции спросила Ганна, хотя первые ростки тревоги уже рвались наружу, сердце выбивало неровную дробь, — сказывайте, что говорят на вашем крайку? Говорите, ничего не утаивайте.

—Что утаивать?  Не отдаст Полозов Полину за Карпо. Он знает, что сын скотопромышленника глаз на нее положил. А мы кто, голытьба с прорехами на штанах! – Трофим горестно махнул рукой и отвернулся.

—Ходит этот рыжий пузан за ней, как нитка за иголкой, — добавила Тося, — ты не знала? Все село об этом  бает.

В хате  быстро темнело. Трофим очистил от копоти стекло лампы,  аккуратно подрезал  фитиль и  наконец  зажег его.  Неяркий, чуть колеблющийся свет высветил хмурые лица людей, которым жизнь не давала роздыху, ставя препятствия одно за другим.

В дом Трофима Курилова рысцой вбежала соседка, которую звали  Танька-брехло. Со свежей новостью она не могла дожить до утра, такое нужно срочно  донести до ушей, неважно чьих, иначе не уснуть.

—Ой, Тосю!!! Я такэ щас почула, таке почула,  — увидев Ганну, она запнулась и прикрыла рот ладонью, виновато завертев головой.

—Говори уж теперь, если язычок проболтался.

Соседка виновато закрутилась на месте.

—Та я точно не знаю.  Ничего казать не буду. Лучше я пиду.

—Говори, что знаешь, — наступала на нее Тося.

—Кажуть, шо хто-то побыв Андрия — сына  нашего богача-татарина, — она опять опасливо взглянула на Ганну.

—Кажи всэ! — почти крикнула Тося.

—Шо казать? Шо казать? Я точно не знаю, но  як  будто быв его Карпо. Ще кажуть, шо Гришка-татарин орав на всэ село, дуже сыльно грозывся.

Соседка ушла, наступила тишина.

—Ой, забула сказать! — Танька-брехло опять стояла в проеме двери. — Ганна, дуже гарный у тебе хлопец. Защитыв  Полину от насильника Андрия. Кажуть  морда у того вся сыня! Вот!

Взметнув подолом, соседка понесла весть дальше.

Первой опомнилась Тося!

—Поберечься бы Карпо, Сабитов злопамятный.

С тяжелым сердцем Ганна засобиралась домой.

—Возьми, передай гостинец Карпо,— Тося сунула в руки Ганы узелок, — он любит мои пирожки, я знаю, ему понравятся.

 

***

Летний вечер.  Аромат зверобоя и чабреца властвует в каждой хате,  гармонь зовет  и плачет,  из разных мест села ей отвечают тягучие казачьи и  напевные украинские песни.  Молодежь спешит к зовущим мелодиям, чтобы забыть обо всем, вместе с тальянкой радоваться, страдать и надеяться. Девушки  будут  строить глазки парням, а когда стихнут аккорды  и песни уступят место тишине, разбредутся влюбленные  по укромным местам, а те, кто остается без пары  унесут домой грусть и надежду.

Андрей Сабитов давно и безнадежно любит, грустит и  страдает о Полине, но она не дала ему надежды, не подарила ни одного ласкового взгляда. Много планов построил он, но реализовать их не хватало  духу.  Да что планы? Он боялся сказать ей даже слово. Ходил за ней тенью, мечтал и набирался  смелости.

Полина наспех справилась с домашними заботами. Перед осколком зеркала, вмазанного в стену, туго заплела косу, чуть тронула сажей  брови, затем  надела самое лучшее, но уже потертое платье.  Она знала, что красива, но еще раз вернулась к зеркалу, улыбнулась себе. “Сегодня Карпо будет без ума от меня!”— нетерпение и радость толкали ее к любимому. Ожидание светлых и радостных грез прошло, ее ждет огромное счастье. — «Карпо, мабуть,* от нетерпения уже ругается».   Радостное возбуждение гонит ее к месту свидания. Она забыла даже закрыть калитку двора. Скорый шаг ее вот-вот сорвется на бег.

 Из-за громадного тополя, навстречу ей  вышел Андрей.  Не успев остановиться, Полина попала в его объятия. От неожиданности она испуганно охнула и несколько мгновений  стояла без движений. Андрей понял это по-своему. Он резко развернул ее и прижал к стволу тополя и стал целовать все, к чему прикасались его губы.  Близость ее тела придала ему решительности, заставила срывать с нее одежду.    Изо всех сил  Полина  толкнула  насильника  так, что тот не удержался на ногах,  упал на спину.  Отбежав на безопасное расстояние,   Полина остановилась и крикнула поднимавшемуся с четверенек  Андрею:

—Зачем ты ходишь за мной? Я не люблю тебя! Вот скажу Карпо, он тебя пришибет.             

—Это еще посмотрим, кто кого пришибет! —  через частое дыхание угрожающим визгом  орал он.

Полина бросилась к месту встречи с любимым, который,  увидев желанный силуэт, шагнул навстречу.  Обняв девушку, он ощутил дрожь ее тела.

—Что случилось, ты вся дрожишь?

—Андрей хотел меня снасильничать.

—Как снасильничать? — опешил Карпо.

—Хотел взять меня силой.

—Да я его просто убью.

—Не связывайся с этим навозным жуком.

—Как это было?

—Выскочил из-за тополя,  сначала пытался целовать, потом стал рвать платье. Я его толкнула так, что он качался по траве, как боров. Смешно смотреть.

—Его надо почукыкать*  получше, чтобы неповадно было смотреть на чужих девушек.

Карпо и Полина шли по тропинке, отыскивая укромное местечко.

—Пойдем к реке, там сейчас красиво и никто мешать не будет.

—Пойдем быстрее, соскучился.

У  Полины чувство опасности еще не прошло, она оглянулась. Ей показалось, что позади, мелькнула, чья-то тень.

—Подожди.

—Чего ждать? Идем!

—За нами кто-то идет. Я боюсь!

—Я понял. Карпо обнял ее и завел за куст, — иди по тропинке.

—А ты? Я посмотрю, кто за нами идет.

—Нет, я с тобой!

—Хорошо! Только отойди в темное место, чтобы тебя не было видно.

Затаившись за кустом, Карпо видел, как кто-то крадется за ними, а когда человек приблизился, он узнал  Андрея.

—Что ходишь за Полиной? – не дожидаясь ответа он, ударил соперника в лицо, затем подошел к нему, сказал:

—Еще раз увижу тебя около нее, ноги переломаю, а то и убью.

—Сам скоро ляжешь в могилу! – зло шипел, в след обидчику, Андрей.

Он не забыл зуботычин и оскорблений, полученных от Карпо ранее, когда еще Полина не стояла между ними. На посиделках, из-за пустяка, между ними вспыхнула ссора, в присутствии многих девушек и парней Карпо несильно ударил его в лицо и добавил примакон*.

Этот удар не таит в себе опасности и не причиняет  боли, но считается оскорбительно – напутственным.

—За все ответишь! За все! – Андрей,  от ненависти и бессилия, сжал кулаки.

В эту минуту Карпо и Полине не было дела до коварных планов, которые не раз рождались  и гасли в воспаленном мозгу Андрея.

Когда они подошли к воде, луна уже перебросила по легким волнам серебряный мосток, который от их ног тянулся на другой берег. Волны с тихим плеском подкатывались к их ногам, чтобы поклониться и исчезнуть.  Ветер вдруг забеспокоился, зашумели камыши. Склонив свои ветви до самой воды, застыли в вечном поклоне вербы.

Карпо и Полина  идут вдоль берега, прислушиваясь к стуку сердец. Крик ночной птицы нарушил покой ночи.  Девушка теснее прижалась к плечу Карпо.  Звезды мерцали, где-то вверху, под куполом неба, а когда на Луну набегало облако, их золотой свет отражался на едва заметной волне.  Они идут к загадочному месту, к которому  приходят все влюбленные пары села и  ближней округи.  Ночь  влекла их  к тихой заводи, где иногда расцветали водные лилии.  

Из поколения в поколение ходила молва, что эти лилии появились, после того как там утонула молодая пара, которая не захотела расстаться, выбрав смерть, а не разлуку.  Лилии цветут   не всегда, и увидеть их удается не всем. 

 Влюбленные пары, стоящие перед новой, семейной жизнью, перед венчанием, приходят сюда к крутому обрыву, чтобы увидеть и сорвать заветный цветок, сулящий неразлучную любовь до гробовой доски. 

В прошлом году, прошел слух, будто по берегу ходила, та самая девушка, что утонула. Ходила и кричала, вселяя тревогу в души людей.   Знахарки баяли, что вскоре придут несчастья немалым числом. Не зря же она покинула любимого, и пришла к нам. Не иначе, чтобы предупредить нас о наступающей беде.

Заветное место  близко, еще несколько шагов и откроется гладь заводи. Полина с дрожью в голосе попросила Карпо:

—Давай закроем глаза и подойдем к краю обрыва. Попросим нашу судьбу о милости, дать нам счастье жить вместе и иметь много детей.

—Я согласен, — он смотрел на нее, будто забыл о только что данном согласии.

—Закрывай же! — с напускным негодованием  била его в грудь кулачками, а затем обвила его шею.

—Сейчас, – шептали его губы,  бороться со страстью он уже не мог. 

Зачем просить счастье, если оно здесь! Рядом! Глаза ее близко-близко, и понять, о чем она говорит, невозможно.

—Карпо! Не надо здесь!  Боюсь не получить нам тогда лилии!  — Полина мягко отстранилась. – Ты закроешь, наконец, глаза?

—Да!  Чуть успокоившись, досадливо выдавил из себя Карпо.

   Минуту другую они готовились к таинству.

—Ты закрыл глаза?

—Да.

—Не открывай раньше времени, а то ничего не получится.

Крепко смежив веки, они  шагнули к обрыву….

 

***

Григорий Сабитов-владелец нескольких  предприятий по забою скота. Он, потомок  татарина, неведомо когда пришедшего в эти места,  женился на русской девушке, принял православие и потому записан  как Григорий.  Долгое время он жил в нищете, пас скот, но однажды его беспросветная  судьба сделала ему подарок.  Умирающий в степи путник слезно просил передать деньги его семье. Тайна похоронена вместе с телом, а деньги нашли нового хозяина.  Скупал скот, забивал,  продавал.  Нескоро к нему пришло богатство. Это теперь в его кулаке трепыхаются многие чины, а тогда не было даже надежды.

Особенно хорошо пошло дело во время войны с Японией.  Цены взлетели, что позволило построить большой кирпичный дом, завести прислугу. Теперь  его называли в селе  не иначе, как Григорий Сабитович.  Местный староста льстиво балакает, считает за честь выпить с ним чарку  “Смирновки”. Самогон Григорий не пьет давно. “Смирновка” греет душу и лелеет самолюбие:

—Все, все в моем кулаке! Попляшут они под мою дудку! Узнают силу Григория Сабитова! – торжество перло из него наружу, требовало возвеличения. – Я батрак, сын батрака, живу в хоромах! То ли еще будет!

Татьяна, жена Сабитова, тихая богобоязненная женщина, никогда не перечившая мужу, не выдержала:

—Гриша, окстись!  Бог нас накажет  за твою гордыню и твои дела.

—Не мешай жить! Я для всех здесь хозяин! Никто не посмеет меня ослушаться! Тебе тоже не советую! Уйди с глаз моих!  Долой! Долой!

  Татьяна, чтобы избежать худшего, ушла, но тут же вернулась со слезами на глазах.

—Сына избили.

—Как избили? Кто посмел? — взревел  Сабитов. 

В комнату вошел Андрей  с вспухшим носом и красным пятном под глазом, обещавшим превратиться в обширный синяк.

Мать смоченной в воде тряпицей пыталась стереть  размазанную по лицу  из разбитого носа  кровь. Сын вяло отмахивался, прятал глаза.

Тщеславие местного повелителя судеб и радость власти вмиг обратились в ярость и гнев, который он направил на сына:                                                                                                                                 

—Тюха ты! Ты хоть сдачи дал?

Наконец поток оскорблений, угроз и ругательств иссяк. Понемногу успокоившись, отец будто обессилив, крикнул:

—Рассказывай, все рассказывай! Кто бил и за что бил!

—Я хочу жениться!

—Что-о-о?

—Я хочу жениться! — упрямо повторил Андрей, не поднимая глаз.

Григорий обалдело смотрел на сына. Он совершенно не ожидал такого ответа. Ему в голову не могло прийти, что наследник уже вырос, и  интересы его простираются далеко за пределы родительского двора.

—А женилка выросла? — по инерции, еще сопротивлялся самому себе Григорий, но уже понял, что сын возможно прав.

—Есть человек, который мне мешает, сильно мешает!     — Андрей не скрывал своей ненависти и  бессилия.

   Желание сына жениться отошло на второй план, так как отец не мог взять в голову то, что вдруг появилась кочка на его пути и хочет заставить его спотыкаться.  В его груди поднималась новая волна ярости. Едва сдерживая себя, спросил:

—Кто?

—Карпо Курилов.

Отец ожидал более сильного противника и потому рассмеялся:

—Этот хлопчик стал на нашем пути? Не смеши меня! Это не тот человек, с которым мы не справимся.

—Нет, папа, он сильный, упрямый и умный. Никто еще его не смог победить!

Протест сына вызвал у Григория новый приступ смеха, а затем глаза его стали злыми и решительными.

—Никто в этом селе и округе не сможет нам противостоять. И запомни. Если не хватает сил для победы, используй мозги,  недостаточно, примени хитрость, деньги.

Казалось, что отец забыл о заявлении сына. Глаза затуманились,  скрывая его мысли.  Он что-то обдумывал.

—Я хочу жениться, – напомнил о себе Андрей.

—Об этом я сейчас и думаю. Хочу тебе подыскать невесту красивую с богатым приданым.

—Мне не нужна  другая невеста.

—Хорошо, хорошо.  Рассказывай, кто тебе нужен, — отец не скрывал злой издевки.

—Полина Полозова, —  он потупился и после паузы, которая позволила собраться с духом, продолжил, — я ее очень люблю, не могу без нее жить.

—Дурак! Без денег нельзя жить, а бабу можно купить на любой вкус!

Мать сделала протестующий жест, но, встретив жесткий, немигающий взгляд мужа, опустилась на стул.

—Мне не нужна любая, мне нужна Полина, – стоял на своем Андрей.

—Говорю же тебе, найдем  богатую невесту  да сложим капитал. Не будет нам ровни. Ох, и развернемся мы тогда. Зачем тебе голь перекатная? Она хлеба вволю не ела! Голодранка необразованная! Тебя в приличный дом с нею не пустят!

—Она училась в церковно-приходской  четыре класса.

—Очень большие знания! – продолжал издеваться над сыном отец.

—Папа, а сколько у тебя классов?

Григорий хотел что-то сказать, но поперхнулся от сыновних слов. Откашлявшись, обиженно сказал:

—Я мужик, к тому же умный. Мать, наш сын совсем голову потерял, — он приглашал жену к разговору.

Татьяна удивленно взглянула на мужа,  собрав всю свою смелость, решила выложить ему свои давние мысли:

—Уйди, сынок, нам с отцом поговорить надо, — после ухода сына, продолжила, —  эта девушка— хорошая хозяйка, в доме лишней не будет.

Не обращая внимания на кислую физиономию мужа, продолжала:

—Твердая рука нашему сыну только на пользу и тоже не будет лишней. Ты хочешь женить Андрея на богатой невесте и сложить капитал, но мы с тобой     не вечные. Сын, человек слабохарактерный, поэтому весь   капитал, нажитый тобой, может уйти к семье невесты. Андрей окажется на улице  нищим.  Получится, что не найдешь, а потеряешь!  Полина Полозова  девушка с характером, хваткая, к тому же не наученная всяким козням. Андрея в обиду не даст. Капитал, ведь, весь будет записан на нем.

Григорий давно сменил  кислую мину на изумление. Он смотрел на жену и искренне удивлялся ее речам.

—Послушай, святоша, кто тебя научил тебя таким суждениям.

—Я, в отличие от тебя, думаю о своем сыне.

—Ты права, но не во всем.                                                                                                                      

—В чем же?

—Козням  быстро  учатся все, особенно когда это касается денег, но твой вариант все же лучше.  Она     неалчная и совести у бедных всегда было больше.

Казалось, что все сказано, но Татьяна пошла дальше. 

—Не наказывай плохим решением сына, или ты не  отец, а сплошное наказание.  Для меня  ты был мужем раньше, когда пас скот, сейчас жизнь с тобой каторга. Останься  хоть  отцом для сына.

 Давно надо бы поставить ее на место, он до боли в пальцах вцепился в подлокотники кресла, будто готовился к прыжку.

—Смелая ты стала, вдруг, — сипло зарычал он.

—Думай, когда засылать сватов, да так, чтобы не отказали. Поторопись, иначе Карпо опередит.

Последние слова жены будто пригвоздили Григория к стулу. Силы и гнев вдруг покинули его.

—Не опередит, такие дела с бухты-барахты не делаются. У них работы невпроворот. Некогда им. А работы мы им прибавим.  Позови  сына.

Понуро  опустив глаза, вошел Андрей.

—Не переживай, сынок, Карпо за все заплатит, а мы засватаем тебе Полину. Дай только срок!

Ранним утром Григорий покинул село.

 

***

Ганна пришла домой с надеждой, что сын уже вернулся, хотя понимала, что это случится только под утро. Ее тревожила не завтрашняя работа, которая требовала от Карпо много сил, а безопасность ее сына. Завязался узелок нешуточный. Что придумает Сабитов, как поступит? Сама себя успокаивала: «Не убьет же».  От этих мыслей становилось еще страшнее. Она села на завалинку у хаты и напряженно всматривалась в темноту.  Ее сердце выскакивало из груди, когда кто-то проходил мимо. Ей так хотелось, что бы это был Карпо.  Едва узнав его,   она бросилась к сыну.

—Слава Богу! Ты пришел! – Ганна не сдерживала слез. Она заглядывала ему в лицо, как бы проверяя, что сыночек жив и невредим.

—Ты о чем это, мамо?

Тревога невольно передалась от матери к сыну.

—Зачем ты его побил? Зачем?  Тебя Сабитов  может убить!

—Вот ты о чем. Не волнуйся, мамо, за это не убивают.

—А за Полину?

—Татарину нужна богатая невеста. Зачем ему девчонка из бедной семьи?  Богатые думают о богатстве. А то, что я побил Андрея, это ему только на руку. Помогаю отвадить его от Полины. Не переживай, мамо. 

Возможно, спокойный голос сына или его доводы немного успокоили мать.

—Пойдем, сынок, в хату, там тетя Тося пирожков прислала, проголодался небось.

—А молочка к пирожкам найдешь для любимого сына?— голос сына звучал ласково, успокаивающе.

—Конечно, моя кровиночка. 

—Пойдем, мамо, все будет хорошо.

 

***

Сенокос закончился, но предстояло перевозить сено с лугов домой,  да заскирдовать.  Возилки,* загруженные сеном, натружено скрипели. Слава Богу, корма хватит на всю зиму. Люди повеселели, работа спорилась.

Утром  село взбудоражила весть. На дальних делянках сгорели  еще не перевезенные, копны сена. Больше всех пострадала семья Полозовых. Игнат сидел за столом, сжав кулаки, неподвижно смотрел в пол. Несмотря на ранний час, он только что вернулся домой.   На обуви и одежде следы пепла от сгоревшего корма. Евдокия плакала навзрыд.

—Как жить-то дальше? Чем кормить скотину? – причитала она.

—Замолчи! Проживем! Мир не без добрых людей. Всегда помогали друг другу. Я думаю о другом. Кому мы дорожку перешли?

—Ты бы поспрошал у людей. Может, кто и  откликнется. Отдадим Полину за Карпо, он во всем поможет. Он парень работящий и  правильный.

—С чего ты взяла, что Карпо свататься будет?

—Ходишь с завязанными глазами, видеть ничего не хочешь. Дочь давно уже невеста. К тому же, — Евдокия запнулась, чтобы не сболтнуть лишнего, спешно выпалила, — ой, у меня борщ выкипит.

—Угомонись с борщом!  Досказывай то, что сию минуту говорила.

Евдокия молчала, закусив губу. Игнат все истолковал по-своему.

—Что?! Забрюхатела вертихвостка  этакая! – он выругался, потемнев лицом, смотрел на жену из под насупленных бровей. Взгляд его не обещал ничего хорошего.

—Не таращи на меня свои зенки! Не боюсь! Себя вспомни, мягко стелил, а как понесла я Полину, к Гале вислозадой намылился. До сих пор к ней бегаешь! Я все знаю! И про сенокос и про подсолнухи. Если бы Полина понесла! Я была бы рада ребеночку. Карпо-хороший человек и славный парень. Нашу дочку любит! 

Евдокия всхлипнула,  закрыла лицо передником  и ушла в другую комнату. Еще долго слышался ее натуженный плач.

Игнат сидел опустошенный, весь труд «коту под хвост».  Чувство вины перед женой нарастало. Ему хотелось ее успокоить, но решиться на это не хватало сил.

Скрип колес телеги и голоса Степаныча — старосты села и полицейского  пристава Ивана Колоды - отвлекли от тяжелых дум и отодвинули тяжелый разговор с женой. Приехавшие чины,  неспеша входили во двор, о чем-то тихо переговариваясь.  Евдокия, смахнув слезы с глаз, поспешила навстречу гостям.

—Входите. Милости просим! — срывающимся голосом,  приглашала она гостей. Пристав, грузный человек, остановился, чтобы стереть пот с лица.

—Здравствуйте, язык не поворачивается сказать: «Добрый день».

—Проходите! Что хотите? Может квас или холодное молочко из погреба?

«Хорошая у меня жена, зря  ее обижаю, — чувство вины, жалости и уважения сплелись воедино, — повинюсь я перед ней! Сегодня же повинюсь! — твердо решил Игнат, наблюдая за хлопотами Евдокии.

—   Мир дому вашему! Лучше молоко,— отозвался староста.

Холодное молоко и приветливость хозяйки сделали разговор мужчин почти дружеским. Евдокия стояла в стороне, прислушиваясь к разговору, готовая выполнить любой каприз гостей.

— У тебя есть враги, или на худой конец, завистники?

—Чему завидовать? Живу, как все! С хлеба на воду.

—Ну а..., — пристав, прищурив глаз, хитро и намекающим взглядом, смотрел на Игната. Затем, чтобы не услышала Евдокия, шепнул,—   может муж милашки твоей? А?

—У нее нет мужа! — сказал в полный голос Игнат.

Сощуренные лукавые глаза пристава, удивленно округлились. Он оглянулся на хозяйку дома, смутился.

—А коли так! Может она сама?

—Она здесь совсем не причем! Я нашел следы двух лошадей, которые шли под верхом.

—Какие следы на скошенной траве? Ты что-то баешь не то! — обрюзглое лицо пристава начало наливаться багрянцем возмущения.

—Ничего я не придумал! Не по воздуху же они туда прилетели!  Я смотрел дороги, по которым возили сено. Они избиты до пыли, на которой хорошо видны следы двух лошадей. Они  то  удалялись между собой, то сближались, а это говорит о том, что ехали верховые. Как я не смотрел, следов телеги  не нашел.

 —Тогда это меняет дело. Все необходимо осмотреть и записать, пока следы еще не затоптали. Ну что, Игнат Алексеевич, едем на твою делянку?

—Едем!

—Надо поспешать, следы могут испортить. 

Староста  вяло подгонял собеседников. Делянка дальняя, ехать туда долго. Солнце уже набрало силу.  Отбиваясь  от назойливых мух, лошади бежали неспешной рысью.

Приехав на пепелище, Игнат дотошно показывал свои находки, пристав писал. Степаныч ходил по дороге, иногда приседая, чтобы получше разглядеть следы. Он все больше мрачнел. Когда пристав все записал, староста ушел далеко от места сгоревших копен.  Взмахом руки подозвал к себе своих спутников.

—Что еще нашел, Степаныч?

—Не нравится мне это дело!

—Говори яснее.

—Смотрите, — он указал на четкий отпечаток копыта лошади, —  подкована лошадь не по-нашему.

—Как можно понять? Все подковы одинаковы, — пристав недоуменно развел руками.

—Сейчас поймешь. Игнат проведи подкованную лошадь вот здесь, но так чтобы не испортить этот след.

Получилось удачно. Отпечатки оказались рядом. Их  сравнили.  Пристав сам легко определил разницу, но староста дотошно стал объяснять все различия:

—У наших лошадей подкова имеет больше отверстий для крепления, они округлы, а  на отпечатке чужой лошади выпирают углы.   Колода почесал затылок. 

—У вас  что один кузнец?

—Кузнец не один, но подковывать лошадей едут только к одному. Дешево и надежно.

—Теперь ясно, поджигатели чужаки. Зачем это им? Чем провинился перед ними или их хозяевами Игнат? Или просто хотели сделать пакость селу, а получилось только ему?

—Я же говорил, что нет у меня врагов! Нет!  —  в сердцах сказал Игнат.

Вокруг стали собираться люди, приехавшие вывозить сено  из соседних делянок.   Кто-то несмело вступил в разговор:

—Господин пристав. У нас уже такое было, когда япошку воевали.  Староста знает.

—Колода поднял взгляд на собравшихся селян.

—Разберемся! Как есть, разберемся!

—Прошлый раз тоже разбирались, а Сабит только жирнее стал! —  гневно крикнули из толпы.

—Расходитесь. Не мешайте работать!

Люди поспешили разойтись.  Поджог мог повториться.  Чтобы спасти сено, им предстояло,  работать и ночью.

Когда люди разошлись, пристав спросил у старосты:

—О чем это баял народ? Причем здесь Сабитов.

—Его в том поджоге подозревали,  хотели спалить  имение. Людям,  которые лишились кормов, пришлось продавать ему скот за бесценок. Говорят, Сабитов много наварил.

—Чем же все закончилось?

—Ничем! Если не считать, что он выстроил новые хоромы.

—Почему сразу не сказал?

—Доказательств  нет. А кому хочется иметь такого врага? Тем паче он нет-нет, да даст денег на нужды села.

—Да - а! Дела! — пристав, опять почесал затылок, затем описал найденный  след подковы.

Обратная дорога прошла почти в полном молчании. Игнат понимал, что придется выкручиваться самому.  Сомнений не осталось, что староста и пристав опять спишут все на заезжих калмыков. Тому и делу конец.

 

***

Время торопится, бежит, некогда оглянуться назад. Еще не успели перевести дух  после сенокоса, а уже созревают хлеба на полях. Колос уже налился и клонится к земле. Нельзя опоздать начинать жатву. Посыплется зерно из колосьев, уйдет в землю безвозвратно, не подымешь его, не соберешь.

Уходя на свидание, Карпо сказал матери.

—Мамо-о! Я ухожу.

—Не задерживайся, сынок, на гулянии, завтра начинаем косить пшеницу и сразу перевозить ее на свой двор. 

—Хорошо! Я приду пораньше, чтобы выспаться.

 

***

 Ночь в июле еще коротка.  Едва она  успеет  высыпать звезды на небо, как на востоке рассвет начинает гасить их  белесым покрывалом наступающего дня, а первый лучик солнца  закрасит их багрянцем зари.

Восход солнца  зовет к труду. Уборка хлебов. Опять косы размеренно укладывают скошенную пшеницу  в валки, где  она пролежит недолго.  Женщины и девушки ловко вяжут снопы, укладывая их в небольшие кучки.

Некогда разогнуть спину и расправить плечи. Работа спорится, но если ветер закрутил и положил хлеб, а дождь прибил его к земле, тогда беда. Но нет выбора, собрать необходимо все.   

На небе  ни облачка, палящее солнце не успевает просушить мокрые от пота рубахи и сарафаны   работающих людей. Иногда потянет со степи ветерок, но нет в нем прохлады.  Короткий отдых после обеда, и до вечера будет слышно тяжелое дыхание да шелест срезаемых стеблей. Заплачет ребенок, спешит к нему на минутку его мама, чтобы покормить малыша и  бежать, догонять ушедших далеко косарей.

Последняя полоска жнивья скошена. Карпо устало опускается на землю. Нет сил, чтобы вытереть пот, который струится по лицу, заливает глаза, мешает смотреть, но большое, трудное дело сделано, и не беда, что еще надо перевезти,  обмолотить зерно. Самое тяжелое позади.

—Мамо, я отдышусь и помогу тебе вязать снопы.

—Ой, сынку, пойди под телегу, трошки отдохни в тени.

Сын не ответил матери. Радость скорой встречи с Полиной пробилась через усталость, он был в мыслях своих рядом с Полиной:  «Еще  немного, вспашем зябь, и я зашлю к Полозовым сватов. Нет, не откажет дядя Игнат, он ко мне всегда хорошо относился». Карпо помнил его слова, сказанные им после спасения Полины: «Спас ты мою дочь от смерти! Спасибо тебе, сынок! Вырастишь, отдам за тебя Полину!» Много воды утекло с тех пор, но эти слова давали ему уверенность в том, что Полина  осенью станет его женой.  Из-за уборки урожая встречаться с Полиной не удавалось, хотя и очень хотелось.  Он надеялся, что на будущей встрече  она скажет ему: «У нас будет ребенок». Этого ему очень  хотелось, тогда бы Полозовы не смогли бы ему отказать.

 

***

Время идет своим чередом, перелистывая листки календаря. Никому не подвластно его остановить или обратить вспять.  Все случается вовремя и в срок. Последняя мера зерна засыпана в амбар, надо готовить плуг, да дать хорошо отдохнуть лошади. Она уже старая, тяжело придется с ней на пахоте. «В этом году надо купить мерина двухлетку.   Возможно, даже сможем с дядей Трофимом выкроить средства на косилку, — строил планы Карпо, — Бог даст, заживем, как люди. Полина хорошая хозяйка и в работе не отстает. Все у нас будет хорошо».

Опустился вечер, за ним ночь, не сулящая отдыха от жары. Хорошо бы искупаться в реке, но домашняя работа затягивает в свои сети. Надо со скотиной управиться и к завтрашнему дню подготовится.  Постепенно,  в окнах домов гаснут огни ламп, село погружается в сон.

 

         Запрягайте,     хлопцы, коней,

         Да лягайте спочевать….

 

Где-то  на краю села  всколыхнула тишину песня и тут же устало затихла.    Новые голоса потянули грустный мотив:

 

         Если бы мне рябине к дубу перебраться, 

         Я бы тогда не стала гнуться и качаться.

 

Карпо прислушался, пытаясь услышать голос Полины, но песня  опять затерялась в ночной тишине. Еще не пришло время песен и свадеб.  Его потянуло к реке, ее струи взбодрили,  прибавили сил.  Он бросил свое тело навстречу течению, затем лег на спину, отдав себя прохладе  и покою. Он лежал на воде и смотрел в звездное небо, жалел, что нет рядом Полины.  

—Где эта звездочка, которая хранит нас, как ее найти? —  подумал и спохватился, что течение далеко унесет его от места, где он оставил одежду. Пора домой.

Карпо идет по спящему селу. Нагретый за день воздух еще не остыл, но дышится после купания легко. Завтра свободный день, возможно Полозовы тоже закончили уборку урожая,  и тогда он встретит ее.     

На зорьке с реки потянуло прохладой, которая напомнила о недалекой осени.   Утро на селе всегда  сплошная суета. Хозяйки спешат подоить коров, выгнать их на пастбище, чтобы  до выезда на поле  успеть приготовить  нехитрый завтрак  — кусок темного хлеба   да крынку молока.

 

***

Григорий Сабитов смотрит на осеннюю степь, которая выжжена солнцем, истоптана многочисленными копытами животных. Не узнать ее. Куда девалась буйная красота весны? Со стороны Астрахани все чаще дуют пыльные ветры. По низинам и балкам еще сохранилась трава, но и ее век короткий.

—Этот год должен  быть  хорошим. Несмотря  на то что травостой был высоким, степь оголилась раньше обычного. Это надо использовать.  Травы скоро не будет, нет и дождей, а это означает:  скоро, скоро потянутся к его шкуродерням вереницы скота.  Надо чуть-чуть потянуть с приемкой, чтобы забеспокоился народ. Дешевле отдадут, – довольно думал Сабитов и невольно стал подсчитывать барыши.

Спрос на мясо после войны упал, но цены почти не снизились.  Их поддерживали  слухи о новой войне, которые все чаще сеяли тревогу в людях.

Лошадь тяжело перевалила через возвышенность, за которой прятались люди  от восточного ветра-астраханца. Навстречу с яростным лаем бросились огромные собаки. За ними бежали кривоногие измазанные в пыли дети.  Григорий - опытный торговец, много таких стойбищ  посетил, знал, чем живут эти люди, в чем нуждаются. Из седельной сумки он достал леденцы, петушков  и разных зверушек на палочках. Дети кричали  и тянули ручонки. Григорий не скупился. Получив желанный подарок, они отбежали в сторону, хвалясь друг перед другом добытыми сладостями.

Хозяин стойбища, старый знакомый калмык по имени Санджик  вышел из юрты и радостно приветствовал Сабитова:

—Таким гостям мы всегда рады.  Что-то ты рано приехал, скот еще не нагулял нужный вес.

—Я проехал много верст, травы почти нет, так что приехал в самый раз.

—Нет, ты ошибаешься! Наши шаманы говорят, что дожди будут и немалые. Скот продавать повременим.

—Согласен, продавать рано, а договориться  пораньше не мешает.

—Сходи с коня или так говорить будем?

—Ты же не приглашаешь, вот и сижу, – Григорий, кряхтя, спустился на землю, — старею, уже и с коня тяжело слезать.

—Не притворяйся, ты еще и за девками можешь погоняться.

—Хорошо бы, да девки в мою сторону уже не глядят, а если и глянут, то целковыми надо позвенеть.

—Чую, что ты приехал по другому делу, хотя за первое еще не расплатился.

—Ты прав, но это чуть позже, а сейчас надо договориться о ценах.

—Разговора о ценах не получится. Еще не собирался совет старейших, они должны выслушать мнение шаманов.

—Какой тебе совет? Разве ты когда-либо их слушал? Я куплю твой скот по высокой цене и дам сверху, а ты должен всем говорить, что продал за меньшую цену, так как дождей не будет, потому траву ждать не приходится.

—Это было раньше. Теперь совет устанавливает цену, ниже которой продавать нельзя.

—Что будешь делать со скотом, если я не куплю его у тебя?

—  В Астрахани появились люди, которые все заберут.

—Поживем, увидим,  чья возьмет, — скрывая беспокойство, сказал Сабитов.

—У меня ты купишь обязательно. Ты приехал по более важному делу, а я должен в нем тебе помочь.

 —От тебя не скроешь. Ты  что шаман? – Сабитов  огляделся. – Услышать нас могут?

—Нет.

—Ты уверен?

—Да!

—Мне нужны два человека, умеющие делать всякую рабату. Тебя не обижу.

—А их?

—Им не должно повезти, зачем нам хвост. Хотя— это дело твое. Деньги за роботу передашь им ты, от меня они получат только задаток.

—Но…

—Никто не должен знать, куда и зачем они уехали, —  Сабитов бросил  пачку ассигнаций, —  здесь за все. Много, тебе хватит на несколько лет жить  не работая.

В полумраке юрты, глаза  Санджика алчно блеснули.

—К закату солнца третьего дня жди людей у брода реки.

—Как я их узнаю?

—Одного из них зовут Бадьма.

В течение трех дней  Григорий проехал по многим стойбищам, но все больше убеждался в том, что  у него появились сильные соперники, которые работают по-другому. Не исключено, что эти люди связаны с властью и цену  дают большую  только поначалу, чтобы привлечь людей, затем все станет на свои места, но потерь не избежать.

Сабитов все глубже погружался в свои невеселые мысли:  «Как получается? Думал, буду иметь барыши, а оказалось, много не досчитаюсь. Забот не убавляется, а прибавляется. Но мы еще посмотрим, кому улыбнется успех! Они люди новые, а я знаю здесь все и всех. Но работать надо по-новому. Эх, помощника-наследника бы мне побойчее,  жена  как в воду опущенная. Нанять приказчика? Но они все воры. Одна надежда на Полину. Права жена, ничего между пальцев у нее не проскочит. Все помехи надо убрать с пути.  Началась война за прибыль, а на войне, как на войне, все средства хороши».

На условленное место  Григорий  приехал раньше назначенного времени, чтобы осмотреться и исключить всякого рода неожиданности. Из-за пригорка он долго наблюдал за местностью, но ничего подозрительного не заметил.

Солнце скатывалось к горизонту, тени удлинились до неузнаваемости. Из лесочка, который прижимался к руслу реки, отделились два всадника и рысью направились к нему.

Григорий нащупал рукоять нагана, проверил, не зацепится ли он за одежду, если придется стрелять.  В последний момент, в голову закралась неуверенная предостерегающая  мысль: «Может остановиться пока не поздно?» – но усилием воли он подавил ее. Холодная сталь нагана придала уверенности в начатом деле.

—Ты  Гришка? – на чистом русском языке спросил один из калмыков.

—Да, я. Что надо?

—Санджик прислал нас к тебе, сказал, что работа имеется.

—Кто из вас Бадьма?

—Это я, хозяин, — один из калмыков приподнял руку с плетью.

—Работа есть, но что вы можете делать?

—Все умеем, только деньги плати. Чем грязнее работа, тем дороже.

—Не обижу.

—Говори! Что надо?

Григория опять клюнула в душу неуверенность, но решение уже принято.

—Убрать  с моей дороги одного человека, сможете?

—Мы же сказали:  «Плати деньги».

—Сначала условия. Мальчишку надо убирать за пределами села. Он должен исчезнуть навсегда. Его не должны найти даже мертвым. Скоро он будет пахать зябь, там его и подкараульте.

—Как мы его узнаем?

—Я укажу его делянку и опишу его облик и внешность его лошади.

—Когда это будет?

—Пока доедем до делянки, стемнеет. Я все вам покажу, только не ошибитесь.

—Не волнуйся, мы люди степи, не ошибемся.

 Главное не скупись, похоже, он сильно тебе мешает.

По цене столковались быстро, по величине задатка возникли разногласия, но они оказались разрешимыми.

 

***

 Шаманы оказались правы.  Похолодало, третий день будто  сквозь  сито  небо сеет мелкий дождь.    Сегодня воскресенье. Селяне поглядывают на низкие тучи: «Как идти  к церкви по такой грязи.  Отмолим в следующее воскресенье»,— решают многие из них.

Сегодня  на службе немного прихожан, в основном истосковавшаяся  за время работ в поле  по общению молодежь, да старушки, живущие рядом с церковью.

Мать Карпо почувствовала себя плохо. Ей не хватало воздуха, она жаловалась на боль в груди.

—Иди, сынок, иди, я  чувствую себя лучше, —  слабым голосом говорила она.

—Нет, мамо, я останусь дома. Не уговаривай меня. Может бабку-знахарку покликать?

—Отлежусь, устала я очень. Жениться тебе надо, сынок,  Полина хорошей хозяйкой станет, я ей во всем буду помогать.

—Мамо, попросим дядю Трофима быть моим сватом?

—Конечно, сынок, как только встану на ноги пойдем  к нему, он не откажет.

Они еще долго прикидывали, чего и сколько надо продать, чтобы сыграть хотя бы маленькую свадьбу.

Служба в церкви подошла концу, когда тучи приподнялись над селом, проглянуло солнце.

Люди, выходя из церкви, радостно поглядывали на небо. Молодежь слеталась в стайки. Девушки  воодушевленно плели разговоры. Парни похотливо поглядывали на девиц, иногда громко смеялись.

Полина смотрела по сторонам, но Карпо не было. Сердце учащенно забилось: «Не случилось бы чего. Он должен обязательно прийти». К ней подошла первая красавица села Дашка,  по прозвищу Пятихатка, давняя вздыхательница по Карпо:

—Что крутишь головой? Карпо ждешь?

—Тебе  какая радость от этого?

—Моя радость в том, чтобы он тебя бросил! Что он в тебе нашел? – Дашка надменно скривила губы, всем видом показывая свое превосходство.

Полина едва сдержала себя, чтобы не вцепиться в эту воровку.

—Сколько ты парней отбила у девчонок? Каким по счету, ты его хочешь записать?

—Последним! Он на мне женится! – она смеялась в лицо своей сопернице.  

—Он с шалавами не знается! — крикнула Полина и поспешила домой.

—Знается! Знается! Спроси у него!  — вдогонку крикнула Дашка.  «Парни и девки слышали наш разговор. Разнесут завтра сплетни, да еще и приукрасят», – удовлетворенно подумала она.

«Врешь, он не такой! Не такой!» — протестовало все  существо Полины.

   Тучи вернули утраченные позиции. Они все ниже опускались к земле, грозя новым дождем.

   Навстречу Полине шел Григорий Сабитов. Его рыжая борода аккуратно подстрижена, длиннополый сюртук распахнут. Серебряная цепочка  змейкой  вползала в карман жилетки. Трость с позолоченным набалдашником придавали ему вид богатого  заезжего купца. Самодовольный и важный облик его подчеркивал  претензии быть хозяином и благодетелем жизни в этом селе.

Полина, опустив глаза, ускорила шаг, чтобы поскорее проскользнуть мимо. Почему-то она сжалась в комочек и перестала дышать. Сабитов тростью перегородил ей дорогу.

—Куда спешит милое дитя?—  его белесое с коричневыми веснушками лицо расплылось в доброй и приветливой улыбке. Вкрадчивый голос располагал к себе и в то же время не позволял идти дальше.

—Мне домой надо, — в ответе растерянность, недоумение и даже испуг. Щеки ее запылали румянцем.

—Ты дочь Игната Полозова?

—Да, — тихим, неуверенным голосом ответила она. Мысль ее металась как испуганная птица в клетке: «Приставать начнет».

—Это у вас сгорело сено летом?

—Да. А что?

—Как жить без него станете?

—Не знаю, спросите папу, — Полина постепенно приходила в себя.

—Замуж собираешься?

 Лицо девушки стало пунцовым, она затопталась на месте, не зная, что ответить.

—  Вижу, вижу, собираешься, — голос Григория стал  по-отечески участливым и добрым, — сыну ты моему приглянулась. У меня силы уже не те.  Денег в достатке, со временем  хозяйкой всего моего богатства станешь. Сама знаешь, что Андрей не сможет управлять большим хозяйством. Обжулят его, все пойдет прахом! Ты другое дело, умная, грамоту разумеешь. Тебе ли жить  в нищете  да труде непомерном, а здесь все у тебя будет. Видела в городе барынь? Такая же будешь! Разве ты недостойна ездить в карете  барыней!?

Полина не верила своим ушам.  Ей бы давно убежать, но слова Сабитова каким-то огромным грузом тяготили ее, не давали сдвинуться с места.

—Вы шутите?— пролепетала она.

—Зачем мне шутить? Все истинная, правда! Скажи отцу, всем помогу. Не будь дурой, подумай хорошенько. Что ждет тебя за Карпо? Работа с утра до ночи! А что иметь? Жизнь впроголодь  да мечту на лучшую долю!

Сабитов замолчал, пытаясь определить реакцию девушки на все сказанное, но на лице ее он прочитать ничего не смог. Она рванулась бежать, но Сабитов опять остановил ее.

—Будь благоразумной! Положи на весы богатство, деньги, власть на одну чашу, а на другую вечный  тяжелый труд, безрадостную жизнь в нищете. Подумай!

Сабитов убрал трость, освобождая ей дорогу, направился к своему большому дому, затем оглянулся и назидательно добавил: «Карпо отдай Дашке».

Полина обхватила голову руками, будто хотела выдавить все, что сейчас услышала. «Я чувствовала, что туча нависла и скоро обрушится на нас.  Я говорила ему  тогда  на реке.  Где же Карпо? Почему не пришел в церковь? Надо бежать к нему, пусть поспешит засылать сватов. Надо опередить Сабитова».

Сумбур мыслей прекратился у дома Куриловых. Ей встретилась их соседка. Увидев  Полину она обеспокоено спросила:

—Что с тобой? На тебе нет лица.

—Голова сильно болит, Матвеевна.

Старуха с недоверием взглянула на девушку, покачала головой:

—Если  с чем плохим идешь к ним, то вернись, Ганна, похоже, с сердцем мается. Не ко времени принесешь им плохую весть.

 Часто оглядываясь, Полина пошла домой, а соседка опасливо посмотрела на окна дома Куриловых и трижды перекрестилась.

Мать Полины сразу почувствовала, что с дочерью что-то произошло.

—Поля, что стряслось? — с тревогой в голосе спросила она, заглядывая в ее глаза.

—Ой, мама, случилось, такое  случилось,— медленно стягивая платок с головы, с дрожью в голосе ответила Полина.

Евдокия все истолковала по-своему.

—Ты ждешь малыша?  Не журись, это счастье.

—О чем ты говоришь? Никого я не жду.

—Тогда, в чем дело?

—Меня по пути из церкви  встретил дядя Сабитов и сказал, чтобы мы ждали сватов.

—Сабитов?!

Евдокия от неожиданности присела на лавку.

—Обещал помощь отцу,  меня хочет сделать хозяйкой, говорит, что у него  уже силы не те, а Андрей слабый.

—Мягко стелет, как бы ни пришлось спать на гвоздях.   Почему они выбрали тебя?

—Как почему? Андрей ходит по пятам. А я сильная, умная,  работящая, — Полина сказала эти слова с гордостью.

—Ты так говоришь, будто уже согласная, — мать удивленно и с укором глянула на дочь.

—Нет, мама, я не согласна, пойдем папе расскажем.

—Ой, боязно мне, вдруг он согласится, а мы привыкли к думкам, что зятем будет Карпо.

Полина не успела ответить, вошел отец.

—Я слышал, что вы чего-то боитесь? Чего?

Полина успела успокоиться, ее голос звучал уже ровно. Она подробно рассказала о встрече  с Сабитовым.

По мере развития событий в ее рассказе, лицо Игната темнело.  Он сжал кулаки,  долго молчал, чем вызвал немалое изумление у жены и дочери.

—Ловко придумано! – вырвалось у него.

—Ты о чем?— Евдокия даже легонько тронула мужа за плечо.

—Выйди, дочь. Нам с матерью надо поговорить.

 —Зачем говорить? Надо сообщить скорее Карпо, пусть засылает быстрее сватов.

—Иди, дочь, кроме сватовства, есть еще более  важные дела.

—Куда уж важнее? — Полина попыталась противиться воле отца.

... Читать следующую страницу »

Страница: 1 2 3 4 5 6


21 апреля 2015

3 лайки
0 рекомендуют

Понравилось произведение? Расскажи друзьям!

Последние отзывы и рецензии на
«Привести в исполнение»

Нет отзывов и рецензий
Хотите стать первым?


Просмотр всех рецензий и отзывов (0) | Добавить свою рецензию

Добавить закладку | Просмотр закладок | Добавить на полку

Вернуться назад






© 2014-2019 Сайт, где можно почитать прозу 18+
Правила пользования сайтом :: Договор с сайтом
Рейтинг@Mail.ru Частный вебмастерЧастный вебмастер