ПРОМО АВТОРА
Иван Соболев
 Иван Соболев

хотите заявить о себе?

АВТОРЫ ПРИГЛАШАЮТ

Олесь Григ - приглашает вас на свою авторскую страницу Олесь Григ: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
Горцев Алексей - приглашает вас на свою авторскую страницу Горцев Алексей: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
kapral55 - приглашает вас на свою авторскую страницу kapral55: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
Нина - приглашает вас на свою авторскую страницу Нина: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
Киселев_ А_А_ - приглашает вас на свою авторскую страницу Киселев_ А_А_: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»

МЕЦЕНАТЫ САЙТА

Вова Рельефный - меценат Вова Рельефный: «Я жертвую 100!»
Ялинка  - меценат Ялинка : «Я жертвую 10!»
стрекалов александр сергеевич - меценат стрекалов александ...: «Я жертвую 50!»
Анна Шмалинская - меценат Анна Шмалинская: «Я жертвую 100!»
станислав далецкий - меценат станислав далецкий: «Я жертвую 30!»



ПОПУЛЯРНАЯ ПРОЗА
за 2019 год

Автор иконка Владимир Котиков
Стоит почитать Марсианский дворник

Автор иконка Сандра Сонер
Стоит почитать На даче

Автор иконка станислав далецкий
Стоит почитать Жены и дети царя Ивана Грозного

Автор иконка станислав далецкий
Стоит почитать В весеннем лесу

Автор иконка Сандра Сонер
Стоит почитать Самый первый

ПОПУЛЯРНЫЕ СТИХИ
за 2019 год

Автор иконка Елена Гай
Стоит почитать Вера Надежды

Автор иконка Олесь Григ
Стоит почитать Здравствуй, милая-родная

Автор иконка Виктор Любецкий
Стоит почитать стихотворение сына

Автор иконка Alex Til
Стоит почитать И как могла ты полюбить?

Автор иконка Олесь Григ
Стоит почитать Где краски дня белы

БЛОГ РЕДАКТОРА

ПоследнееПроблемы с сайтом?
ПоследнееОбращение президента 2 апреля 2020
ПоследнееПечать книги в типографии
ПоследнееСвинья прощай!
ПоследнееОшибки в защите комментирования
ПоследнееНовые жанры в прозе и еще поиск
ПоследнееСтихи к 8 марта для женщин - Поздравляем с праздником!

РЕЦЕНЗИИ И ОТЗЫВЫ К ПРОЗЕ

Ицхак СкородинскийИцхак Скородинский: "Вот, это - очень. -Таблетки не помогут, только работа, ежедневный тяже..." к рецензии на Не ослеплен я Музою моею

Тихонов Валентин МаксимовичТихонов Валентин Максимович: "Дорогая Екатерина!Я думаю, что желание увидеть мою повесть на кино..." к произведению Свадьба в Бай - Тайге

Екатерина: "Очень интересно прочитать частичку истории из вашей жизни. А самое инт..." к произведению Свадьба в Бай - Тайге

PAST: "GREAT!!!" к произведению Прощай

Эльдар ШарбатовЭльдар Шарбатов: "Как обещал, сообщаю о результате своего приключения: вчера помирился с..." к произведению Первоапрельский колобок, или Как я разыграл ворон

Aleks: "Хорошо написано" к произведению Очень взрослые игры

Еще комментарии...

РЕЦЕНЗИИ И ОТЗЫВЫ К СТИХАМ

Любовь КрасиваяЛюбовь Красивая: "Здравствуйте. А почему это стихо такими буквами ог..." к стихотворению 21 век

Любовь КрасиваяЛюбовь Красивая: "Здравствуйте. А почему это стихо такими буквами ог..." к стихотворению 21 век

Любовь КрасиваяЛюбовь Красивая: "Здравствуйте. А почему это стихо такими буквами ог..." к стихотворению 21 век

Ицхак СкородинскийИцхак Скородинский: "Николай, благодарю Вас!" к рецензии на Негев – пустыня – шофар

Владимир ЗагородниковВладимир Загородников: "Понравилось. Спасибо. Удачи" к стихотворению Берегите женщину

Любовь КрасиваяЛюбовь Красивая: "Здравствуйте. Это фото балерины, ставшей чемпионко..." к рецензии на Еще хочу

Еще комментарии...

СЛУЧАЙНЫЙ ТРУД

Осіннє тепло душі
Просмотры:  199       Лайки:  0
Автор Неоніла

Полезные ссылки

Что такое проза в интернете?

"Прошли те времена, когда бумажная книга была единственным вариантом для распространения своего творчества. Теперь любой автор, который хочет явить миру свою прозу может разместить её в интернете. Найти читателей и стать известным сегодня просто, как никогда. Для этого нужно лишь зарегистрироваться на любом из более менее известных литературных сайтов и выложить свой труд на суд людям. Миллионы потенциальных читателей не идут ни в какое сравнение с тиражами современных книг (2-5 тысяч экземпляров)".

Мы в соцсетях



Группа РУИЗДАТа вконтакте Группа РУИЗДАТа в Одноклассниках Группа РУИЗДАТа в твиттере Группа РУИЗДАТа в фейсбуке Ютуб канал Руиздата

Современная литература

"Автор хочет разместить свои стихи или прозу в интернете и получить читателей. Читатель хочет читать бесплатно и без регистрации книги современных авторов. Литературный сайт руиздат.ру предоставляет им эту возможность. Кроме этого, наш сайт позволяет читателям после регистрации: использовать закладки, книжную полку, следить за новостями избранных авторов и более комфортно писать комментарии".




Не дать уйти


uliyanaaa uliyanaaa Жанр прозы:

Жанр прозы Драма
482 просмотров
0 рекомендуют
1 лайки
Возможно, вам будет удобней читать это произведение в виде для чтения. Нажмите сюда.
В один миг можно потерять все: близких, привычный образ жизни, себя. Но судьба милосердна. Она никогда не взвалит на плечи груза, большего, чем сможешь вынести. Вопрос лишь в том - ты справишься сам, или обстоятельства подарят встречу с тем, кому не все равно? ОСНОВАНО НА РЕАЛЬНЫХ СОБЫТИЯХ. ЦЕЛИКОМ РОМАН МОЖНО ПРОЧЕСТЬ НА ПРИЗРАЧНЫХ МИРАХ. (Спасибо ВСЕМ, кто заинтересовался - для меня это ВАЖНО))))))

Глава 1

 

Она задыхалась. Во рту было горько. Болел бок. Так хотелось забиться в какой-нибудь угол и снова переждать опасность. Но так уже было... Преимущество преследователей в том, что они знали этот убогий городишко как своих пять пальцев. У нее такого преимущества не было. Никаких преимуществ. Равно как и плана что делать дальше. Девушка знала одно: нужно как можно скорее валить отсюда. Но как? Их было несколько. Все на машинах. Они играли с ней, как с мышью. Знали, что никуда не денется. Потому растягивали удовольствие, не таились.

Кира периодически слышала их: грубые шутки, ехидный смех, когда отморозки шарили по очередному переулку, из которого она сбежала минуту назад. Девушка буквально чувствовала, как они дышат ей в спину. Но сдаваться нельзя. Иначе, зачем все это? Зачем она проделала такой длинный путь? Чтобы смириться с обстоятельствами, отдать себя на милость местной шайке богатеньких ублюдков и позволить им решать ее судьбу? Нет, больше никогда обстоятельства и воля других людей не будут влиять на ее жизнь. Теперь она и только она сама решает, каким будет ее будущее...

Поэтому она бежала, превозмогая усталость и страх. Да собственно и не страх даже. По сравнению с тем, что девушка пережила и чего боялась не так давно в прошлом - в настоящем не было страха. Просто неприятности и препятствия, которые нужно было преодолеть. Они досадным образом мешали и задерживали. А с ее абсолютно неадекватным везением, в последнее время подобное случалось довольно часто.

Кира свернула на очередную улочку. Район был так себе, но выглядел вполне приличным. Кое-где уже зажглись фонари, а в одинаковых двухэтажных домах по обе стороны улицы горел свет. Как далек был для нее этот свет. Как далека была жизнь за окнами этих домов. Кира представила, как там, за дверями и шторами ждут мужа или отца. Дети помогают расставлять тарелки к ужину. А в соседнем доме, возможно, пожилая парочка, уютно устроившись на диване перед телевизором, смотрит очередной выпуск вечернего телешоу.

Как хотелось ей такой же спокойной жизни с ее банальными проблемами и радостями. И это все у нее было. Было так давно, что теперь кажется неправдой, чей-то злой шуткой. Представляя жизнь за чужими окнами, где-то в глубине души она надеялась, что все вернется. Просто это - какой-то кошмар. Она проснется, откроет глаза - и все будет как раньше: все живы, в безопасности, а она сама не спит в переулках, не добирается на попутках в неизвестность и не просыпается в поту от кошмаров. Но реальность была совсем другой...

На тротуарах все еще хватало прохожих. Никто не обращал внимания на куда-то спешащую девушку. И тут Киру осенило: действительно, ведь никто не обращает на нее внимания! Потому что для окружающих она выглядит так же, как все. Просто спешащий домой человек. Значит для догоняющих нужно тоже стать, как все. Слиться с обстановкой, перестать сопротивляться и не вести себя, как загоняемый зверь. Хватит бежать, оценивать ситуацию и рыскать глазами. Нужно расслабиться, и взять все в свои трясущиеся от усталости руки.

План был дерзкий, но другого пока у Киры не созрело. Потому пытаясь довольствоваться тем, что есть, девушка юркнула в ближайший проулок и принялась осуществлять затеянное. Спрятавшись за мусорный бак, она сняла рюкзак и пуховик. Последний вывернула мехом наружу. Потом стащила с себя джинсы, оставшись в одних колготках. Они были не фонтан, конечно: все в затяжках, но в сумерках кто разберет? Кира обмотала джинсами рюкзак и засунула все это под свитер. Сверху как могла, натянула колготы. Оправив одежду, снова облачилась в пуховик. Он был достаточно длинным, чтобы создать впечатление, будто девушка в шубке, а под ней юбка или платье. Кира распустила волосы и повязала их шарфом на манер повязки. Засунув руки в карман и пожелав себе удачи, девушка вернулась на уже знакомую улицу. Стараясь не спешить, она пошла по тротуару, слегка расставляя ноги и выпятив живот.

Импровизация была наглой, но вышло неплохо. Со стороны все выглядело совершенно естественно: беременная женщина вышла погулять и подышать свежим воздухом перед сном.

Едва проделав несколько шагов, Кира увидела синий пикап, уже так намозоливший глаза. Машина двигалась навстречу и делала это так медленно, что сомнений быть не могло: они потеряли ее, и теперь, чтобы не облажаться, продвигались по городу не спеша, выискивая. Сейчас загонять жертву было не так легко и весело, и пыл преследователей поутих.

Сердце у Киры колотилось так, что казалось, будто все завитки ее длинных волос подрагивают ему в такт. Девушка не спеша перешла дорогу и остановилась у магазинчика. Если правильно стать, в его витрине отражались половина улицы и прохожие, а так же машины, проезжающие мимо.

Изобразив блуждающую улыбку, которая бывает только у беременных, беглянка с интересом рассматривала витрину. Та была красиво украшена и зазывала в магазин на рождественскую распродажу. Поглаживая большой живот, Кира вошла внутрь и направилась в детский отдел. Выбрав небольшого мягкого ослика, девушка принялась вертеть его и придирчиво осматривать со всех сторон, тайком бросая взгляды на улицу.

Пикап прокатился мимо. В темном салоне вспыхнул огонек сигареты и тут же погас.

Так, эти вроде клюнули. - Сказала себе девушка. - Но где остальные? Машин то было две.

Разумнее всего было двигаться в ту сторону, откуда ехал пикап. Ведь в том конце улицы они уже побывали. Следовательно, там было относительно безопасно. Можно и в магазине остаться. Но как долго она могла бы здесь прятаться?

Положив игрушку на место, Кира вышла наружу. Пройдя до конца улицы, увидела женщину. Та торговала с лотка у кондитерской пирожками и глинтвейном.

- Можно мне два пирожка?

После того, как расплатилась, подробно выведала у торговки, как попасть к выезду из города. Оказалось, что она не так уж и далеко от окраины. Сегодняшний маскарад сослужил ей добрую службу, но не известно - так ли ей повезет завтра? Кира двинулась в указанном направлении.

 

Выйдя из города и, преодолев, по ее мнению, достаточно безопасное расстояние, Кира решила снова переодеться. Стало холодно, а щеголять в одних колготках да еще с рюкзаком на животе было как-то не очень. Потому она быстренько сменила наряд будущей мамы на свой походный. Поплотнее закутавшись в шарф и натянув капюшон, продолжила путь.

Через несколько километров от городка перед ней замаячила громада какого-то здания. По всем признакам оно было брошено. На фоне садящегося солнца выглядело все это достаточно пугающе: темные глазницы окон страшили своей пустотой и безжизненностью, словно глаза давно умершего человека. Кира поежилась от внезапного сравнения, холодом перетянувшего по спине. В сгущавшихся сумерках все представлялось преувеличенно жутким. Но это был ее шанс.

Здание казалось очень большим. Скорее это бывший завод или цех, или склад. Впрочем, это не имело никакого значения. Единственное, на что Кира надеялась, так это то, что догоняющие ее отморозки не захотят рыскать среди руин, рискуя свернуть себе шею в темноте. Возможно, они придут утром. Но это будет уже совершенно другая история: Кира намеревалась переждать пару часов и покинуть это неуютное место прежде, чем преследователи поймут, что она уже далеко.

Пробежав через поскрипывающие ворота бывшего пропускного пункта, девушка решила сбавить темп. Асфальт под ногами был раскурочен, местами его совсем не было. Повсюду обломки бетона и арматуры. Не хватало еще, и переломаться впотьмах для полного счастья. Пока еще хоть что-то видно, она должна найти укрытие, которое будет незаметно со стороны дороги, но из которого Кира смогла бы просматривать все возможные подходящие пути.

Кира не собиралась здесь задерживаться, но будем смотреть правде в глаза: перебитые ноги, двухчасовой кросс, перед этим нескончаемое кружение по незнакомому городу и ни крошки хлеба во рту. Она всего лишь маленький человек с огромной усталостью на плечах. И эта усталость может взять свое...

Кире совсем не хотелось заходить внутрь здания. От одного взгляда на липкую темноту в брошенных окнах, где-то внутри зарождалось нехорошее и такое же липкое чувство. Сразу представлялись толпы крыс, паутина, пустые непроглядные помещения и коридоры. Ее передернуло.

Оглядевшись, увидела сваленные в огромную кучу кольца для коллектора. Они валялись хаотично, кое-где образуя небольшие переходы и тоннельчики. Если разместиться в одном из них, можно славно отдышаться, а при случае, слегка высунувшись, осмотреть достаточно большое пространство и при возникшей опасности быстро сменить расположение.

Юркнув в первое приглянувшееся кольцо, Кира замерла и прислушалась. Вроде тихо. Еще несколько минут напряженного ожидания ни о чем опасном не сообщили. Где-то еле слышно капала вода, и различались тихие короткие шорохи. Возможно ветер или крысы. В общем, все спокойно.

Стать во весь рост не получилось, да этого и не требовалось. Подложив под спину рюкзак, она устроилась, полулежа в своем убежище, благо форма и размер позволяли. О том, чтобы перевязать ноги и руки, речи быть не могло: темень сгустилась такая, что даже многочисленные звезды не рассеивали ее. Кряхтя, девушка устроилась поудобнее.

Сколько же мне еще бегать? - подумала она, вдыхая холодный и уже почти ночной воздух.

Судьба безжалостно, словно пытаясь раздавить и без того слабую девчонку, подсовывала все новые и новые испытания. Вот и сейчас: приходилось, отклоняясь от основной цели, удирать от опасности. Деньги решают все в этой жизни. И, что очень страшно, кому жить, а кому - нет. Ошалевшие от материальной независимости и превосходства над другими только потому, что у них немерено бабла, кучка богатых ублюдков устроила развлечение. Кровавый пир, охоту на отбросы, чистку родного города - как ни назови, сути это не меняет. А если что-то пойдет не так, богатые родители всегда отмажут. Что самое отвратительное, так это чувство вседозволенности у таких особых золотых деток, ставящее их на один уровень с сильными мира сего и, почем знать, возможно, они мнят себя именно богами, когда у ног корчится от боли то, что раньше было человеком, а теперь, по их разумению, не достойно даже дышать.

Киру передернуло, едва она вспомнила, как сидела в каком-то дворе, глухом, словно колодец, с темной аркой выхода. Нужно было перевязаться. И только она принялась за дело, как во двор вбежал ободранный мужчина, род занятий которого не оставлял сомнений: бедняга - обычный бомж, коих всегда много на улицах больших городов, а в маленьких они просто более заметны. Следом за ним, сопровождая свое появление визгом шин, во двор на большой скорости въехали два автомобиля. Бежать мужчине было некуда, и в какой-то момент Кира поняла - он сдался. Съежившись до размеров тени, она с ужасом смотрела, как бейсбольные биты делают свое дело, а в глазах молодчиков загорается огонек удовольствия и маниакальной радости.

Восстанавливая в памяти события, Кира толком не могла вспомнить, как вырвалась из того двора, как ее прижали в какой-то подворотне. Но четко помнила, как вытащила из голенища нож, как из шеи нападавшего толчками вытекала кровь. Как остальные, бросившись к нему, что-то кричали и пытались зажать его рану. Но Кира знала - перерезанная внутренняя яремная выпустит его жизнь быстро и почти безболезненно...

 

Внутри бетонного кольца было сухо. Оно почти защищало от промозглого зимнего ветра. Постепенно соседство с неживым зданием перестало ее пугать, а шорохи стали казаться тише.

Только б не вырубиться надолго... - подумала Кира и провалилась в сон.

 

Снилась саванна. Бескрайний простор с желтоватой травой и причудливыми шапками акаций на фоне неба. Такое небо могло быть только у ее Родины: яркое-яркое, такое голубое, что казалось и цвета такого нет.

Она шла по жесткой траве и вдыхала запах родной земли, нагретой солнцем. Босые ступни коснулись рыхлого мягкого песка. Девушка посмотрела под ноги и увидела, что стоит на проселочной дороге, ведущей к ее дому. Вокруг поля ямса и пальмовые рощи вдалеке. Мужчины, раздетые по пояс обустраивают новый акведук, шутливо подтрунивая друг над другом. Женщины пропалывают зеленые борозды ямса. Его сильные здоровые ростки дают надежду на богатый урожай и на то, что сухой зимний сезон пройдет без дефицита припасов. Работники поют, облегчая труд. Она улыбнулась и стала подпевать знакомый с детства мотив.

Подойдя к дому, Кира увидела веранду, увитую диким табаком. Там мама накрывает стол к обеду. Рядом отец чинит перила лестницы, ведущей на крыльцо у веранды. Они о чем-то переговариваются и с любовью, пронесенной через годы, улыбаются друг другу.

Отец, отложив молоток, вдруг обернулся и взглянул на нее. Улыбка исчезла. Беззаботное выражение на лице сменилось тревогой, затем страхом. Страхом за нее, за Киру...

-Беги, А Джая!

 

Она встрепенулась, как от толчка. Резкое чувство опасности прогнало остатки сна. Крик отца все еще звучал где-то в голове, но уже через мгновение его вытеснили другие звуки: еле различимые голоса и перекатывание строительного мусора под неосторожными шагами.

Кира вмиг напряглась, готовая сорваться с места в любой момент. Надев рюкзак, выглянула из своего укрытия. Голоса становились все более отчетливыми, а чужие шаги гулко раздавались в морозном воздухе. В свете рыскающих фонариков девушка разглядела несколько человек.

-Ей негде больше спрятаться. - Выкрикнул один.- Обыщите все! Каждый закоулок. Если упустите, вместо ее головы я оторву ваши.

Кира замерла, оценивая обстановку. Преследователи же, напротив, не таились и были уверены в себе. Четко выбрав сектор поисков, каждый двинулся в своем направлении, просвечивая фонарями места, где она могла потенциально спрятаться.

Дожидаться я вас не буду, мальчики.

Девушка выскользнула из бетонного кольца. Приседая, короткими перебежками, она старалась перемещаться как можно беззвучнее в сторону разлома в стене. Его Кира заметила еще до того, как обосноваться в коллекторных кольцах. Мысль о том, что эта дыра ей пригодится, тогда не пришла в голову, но сейчас план был четкий: проскользнуть между идущих ей навстречу головорезов, добраться до стены и выбраться через разлом в ней.

Периодически оглядываясь на преследователей, отметила, что действовали те весьма грамотно: взяв территорию в полукольцо, они медленно, но уверенно стали продвигаться к зданию. Но их было слишком мало, а расстояния между ними много. И это давало надежду. Если действовать нагло, можно было проскочить между идущими прямо в направлении стены. Но очень важно было при этом передвигаться тихо и не попасть в свет фонарей. Главное зайти за спины преследователям. А там уж дело быстрых ног. Беда только, что в последнее время ноги ее совсем не быстрые. Нужно было рисковать. И Кира рискнула.

Лучи фонарей еще не доставали до нее, потому девушка, как можно шустрее двинулась вперед. Едва различая хоть что-нибудь под ногами, она как могла старалась не споткнуться и не наделать шуму. К тому же, переломать и без того измученные ноги, было бы верхом невезения в такой ситуации. Вдруг Кира увидела как двое мужчин, будто что-то заметив, направились в ее сторону.

Черт! - упала ничком в развороченный асфальт, вжимаясь в его грязные обломки. Место было слишком открытое, и она молилась, чтобы темнота подыграла ей.

-Я нашел ее! - внезапно крикнул один из верзил.

Сердце Киры остановилось, а сама она замерла, боясь шевельнуть даже пальцем.

-Где?

-Она в кольцах. - Мужчина принялся светить фонарем от одного кольца к другому. - А, забегала?! Ну, ничего, скоро отбегаешься, сука. Сюда, народ! Прижмем тварь!

Остальные тут же побежали туда, где еще минут десять назад была она сама. Кира облегченно выдохнула. Путь к спасительному выходу теперь был свободен. Под шум ругательств и топот ног она тоже побежала, только естественно в противоположном направлении.

Как хорошо, что я проснулась и не осталась в этих кольцах ждать утра.

Мелькнуло воспоминание о сне, а в нем тревога на лице отца и его крик.

Спасибо, папа. Она покрепче сжала лямки рюкзака и поспешила к разрушенной стене. Уже пролезая в дыру, услышала крики:

-Ты что, идиот? Кого мы хозяину приведем? Этого заморыша?

-Я же не знал, что на территории бомжей херова туча.

-Придурок! Чего вылупились? Продолжать!

Кира подавила смешок и мысленно поблагодарила спасшего ее бродягу. Оказавшись по ту сторону стены и отряхнув с одежды бетонную крошку, огляделась вокруг, насколько это было возможно в темноте. Надо было убираться отсюда побыстрей и подальше. Но куда кинуться? Кира решила не пороть горячку и не суетиться. Возможно, преследователи решат, что ее здесь нет, запрыгнут в машины и ринутся (кто знает?) именно в ту сторону, куда она собирается бежать. На колесах оно быстрее, не то, что ей, калеке.

Мысли роем крутились в голове, но у Киры никак не получалось ухватиться за кончик хотя бы одной из них. Бежать сломя голову в зимнюю темноту, не было вариантом. Отсидеться здесь до утра, ничего не предпринимая? Тоже рискованно. Ведь обшарив здание завода, они снова могут приняться за территорию вокруг него.

Незаметно для себя Кира стала пробираться вдоль стены и постепенно подошла к входу на территорию. Выглянув из-за угла, увидела в нескольких метрах от КПП знакомый пикап с включенными фарами, а возле него большой внедорожник. Возле машин, ежась от ветра, стоял одинокий верзила. Видно, оставили на шухере. Мордовороту было явно неуютно на открытом месте. Он нервно курил, притопывая, чтобы согреться.

Кира присела на корточки, чтобы не сильно выделяться на фоне стены. Неуловимые до того мысли перестали лихорадочно прыгать с одного варианта на другой. В голове постепенно стал воцаряться порядок. Все внезапно сложилось в вполне ясную картину. И картина эта тут же показалась девушке такой заманчивой. А то, что она собиралась сделать - логичным и единственно правильным в данной ситуации. Нужно было только подождать, понаблюдать немного.

Минут через пять Кира поняла, что внутри внедорожника никого нет. Единственным ее препятствием оставался только замерзающий куряга. Его дружки наверняка уже обшаривали здание завода. Медлить было нельзя. Они быстро поймут, что ее нет внутри и направятся к машинам, чтобы признать поражение и вернуться в город, либо рванут дальше по дороге.

Кира нащупала под ногами камень, проверила, как он лежит в ладони. Пригнувшись и замирая на каждом шагу, пошла к машинам. Мужчина периодически садился внутрь: видимо, грелся. Ветер усилился, стал подвывать, разбрасывая мелкую строительную крошку и начавшийся снег. Кира двигалась почти бесшумно, потому знала - он не услышит ее. Главное, чтобы не увидел.

Впав в уже знакомое оцепенение, двигалась, словно тень. Чувства обострились. Волнение и эмоции стерлись. Она будто видела себя со стороны. Все действия казались теперь размеренными и четкими, движения медленными и точными. Кира помнила такие минуты своей жизни. Помнила, как время и пространство будто сжимаются до определенного размера. И в границах этого размера ты либо контролируешь ситуацию, либо нет. Она помнила эти минуты и всеми силами души хотела забыть...

Девушка тихонько подошла и став вплотную к широкой спине, замахнулась. Со всей силы обрушила камень на затылок мужчины. Тот, на удивление, обернулся, недоуменно посмотрел на нее, что-то хрюкнул и свалился, как подкошенный. Кира прощупала пульс:

Жив.

Нужно было торопиться. Вытащив из сапога нож, она бросилась к внедорожнику. Однако проколоть шины оказалось не таким уж простым делом. Больные руки перестали слушаться, мокрые перчатки постоянно соскальзывали с рукояти. Выход нашелся как-то сам собой. Приставив острие ножа к резине, Кира ударила все тем же камнем по рукоятке сверху. Получилось!

Под дружное шипение четырех шин, беглянка улыбаясь, запрыгнула в пикап. Стараясь пока не привлекать внимания, Кира тихонько, не включая фар, покатилась к дороге. Но, уже оказавшись на трассе, втопила педаль газа в пол и понеслась в темноту.

 

-А Джая, беги!

Крики боли взорвали слух. Дым, чад и запах крови - все слилось к какую-то дикую, пропитанную ужасом спираль. Она закручивала, затягивала, душила.

Плач детей, предсмертные хрипы... И ужас... Ужас сковал все: суставы, мышцы, сознание. Что же это?

Она пыталась встать. Но удар по голове чем-то тупым опрокинул навзничь. Чужие грубые руки схватили ее за волосы и потащили. Ломая ногти, сдирая колени, девушка пыталась защищаться, но снова удар... Что же это? Как же так?

Истерзанные людские тела повсюду. Нет, так не бывает... Кира представила, что спит. Это просто кошмар. Нужно немедленно проснуться... или хотя бы спрятаться, вжаться в землю. В такую родную и теплую даже ночью. Но она не может защитить. Земля, по которой она ползала, потому что еще не умела ходить. Земля, по которой бегала с соседскими детьми, поднимая пыль. Земля, которую любила и которая благословила маленькую девочку на счастье, сейчас не могла защитить...

Хотелось кричать, но сил не было: то ли от боли, то ли от страха. Песок забился в рот и нос. Глаза залило чем-то липким и неприятно-теплым. Она никак не могла проморгаться.

Ее волокли мимо горящих домов и умирающих людей. Людей, которых она знала всю свою жизнь... Судя по направлению, тащили к площади. Услышав гулкий стук деревянных молотков, она поняла зачем - там сколачивали кресты...

-А Джая, беги!

 

В глаза бьет свет встречных машин. Раздирая пелену из крупных хлопьев, создает впечатление нереальности происходящего. Темно, но не больно, не страшно. Просто оглушенный кошмаром слух не может ничего воспринять. Просто резко вырванное из сна сознание, упорно не верит: прошло, просто сон, все хорошо...

-Эй, выспалась, погляжу?

Ее сразу окружили звуки, волной затопив мозг. Рев мотора стал чересчур громким. Стеклоочистители, поскрипывая, жили своей, казалось, самостоятельной жизнью. Даже летящие навстречу снежинки ударялись о лобовик как-то неестественно громко.

-Спишь еще что ли? Просыпайся! Километров десять осталось.

Кира скривилась от громкого голоса, пытавшегося перекричать хриплую магнитолу. Он принадлежал пухлому дальнобойщику лет сорока. Упитанные щеки, пышные по-крестьянски усы и веселые добрые глаза располагали и внушали веру в то, что есть на земле культ пивного живота, домашних пирогов и ждущих женщин. Кира благодарно улыбнулась:

-Спасибо, что согласились подвести.

-Да чего уж? Жалко, что ли? Машина казенная. Да и по пути все равно. Хорошо еще, что я тебе попался. А то куковала бы в Силвертоне до самого Рождества. Наши то уже из рейсов все вернулись, по домам сидят. Теперь до конца праздничной недели никуда. Да и движение по дорогам сама видишь какое: все дома с семьями к большому празднику готовятся. - Мужчина пригладил усы. - А я вот что-то припозднился в разъездах, на твое счастье.

Кира вспомнила, как безуспешно пыталась поймать попутку из Силвертона. До него она благополучно добралась на честно угнанном пикапе. Но бензин вскоре закончился. Денег заправиться не было. Так, жалкие гроши на ночлег в каком-нибудь клоповнике. Она шла уже не один час, когда рядом притормозил добрый дядька с усами. Он согласился подвести в обмен на хороший анекдот. Кира сколько могла, развлекала его байками, слышанными на корабле, пока ее не сморил сон.

Минут через пятнадцать показались огни очередного городка. Кира посмотрела в окно, но сквозь снег мало что смогла рассмотреть.

-Ну вот. Это Медли. Как по расписанию, - усмехнулся здоровяк. - Советую остановиться у Сью. У нее чистые комнаты и берет недорого. Деньги то есть?

-Есть. А где эта Сью находится?

-Я тебя высажу рядом. Там не ошибешься. В этой части городка заведение Сью единственное в своем роде. Мотелей здесь больше нет. Сразу опознаешь: большая такая вывеска.

Вскоре они подъехали к небольшой площади, окруженной одно-и-двухэтажными зданиями.

-Ну вот, приехали. Удачи тебе и побыстрей добраться туда, куда надо!

-Спасибо вам за все.

Кира взяла свой рюкзак и выбралась из кабины. Фура, моргнув на прощанье фарами, укатила куда-то в ночь, увозя доброго дальнобойщика к горячему ужину и соскучившимся родным.

Девушка стояла на площади в нерешительности и каком-то оцепенении. Было тоскливо и до слез завидно тем, кто сейчас был в кругу семьи и близких. А она вот, будто бездомная, скитается в надежде добраться до единственного места, где ее ждут. Ждут ли?

Падающие снежинки медленно опускались на заснеженный асфальт. Кира подняла лицо к небу и глубоко вдохнула. И только сейчас впервые, наверное, ощутила, как по-настоящему пахнет снег. Под левой лопаткой защемило. Она упрямо сжала зубы и стала осматриваться.

Как там он говорил? Большая вывеска?

Вокруг маленькие магазинчики впрочем, уже закрытые, аптека, пара баров. И вот она, вывеска над трехэтажным зданием, освещенная фонариками и синим неоновым шнуром по периметру. На вывеске женщина с тарелкой чего-то в руках. Под изображением надпись: " Все по-домашнему".

Кира ковыляя, пересекла площадь и открыла дверь. Та оповестила хозяйку о посетителе звоном колокольчиков. Внутри было тепло и уютно: кресла, коврики на полу, цветы в недорогих напольных вазах. Деревянная лестница вдоль стены вела наверх, вероятно, в комнаты постояльцев.

За конторкой сидела пожилая и очень серьезная женщина. Едва взглянув на Киру, сдвинула брови и встала. Девушке стало стыдно, ведь ее приняли за бродягу. В последнее время так случалось часто, но привыкнуть Кира не могла. Знала, что и в самом деле выглядит едва ли не как бомж. Стараясь игнорировать неодобрительный взгляд, она подошла к стойке.

-Добрый вечер, мэм. Я хотела бы узнать, сколько стоит номер?

-Сутки двадцать два фунта. - И посмотрев проницательно спросила, - деньги то есть?

Кира достала последние бумажки, пересчитала, потом пошарив во всех карманах, выудила еще пару фунтов. Ей не хватало. Покраснев до корней волос, девушка положила все, что у нее было на стойку:

-А можно остановиться у вас на несколько часов? Или просто принять ванну? - А про себя подумала: " Как унизительно..."

К ее удивлению, миссис Сью, а это была именно она, открыла регистрационную книгу:

-Имя?

-Кира фабре.

-Хорошо. - Хозяйка, не стесняясь, рассматривала девушку. - Можете пользоваться номером до завтрашнего утра. Вам подать ужин?

- Нет, мэм, спасибо. Я не буду ужинать.

-Тогда поднимайтесь на второй этаж. Четвертая дверь слева по коридору, комната номер семь.

-Спасибо.

Кира взяла ключи и захромала по лестнице под пристальным взглядом хозяйки мотеля. В номере было просто, но чисто. И довольно уютно. Набор всего необходимого на сегодня у нее был: кровать, шкаф, кресло, небольшой столик, зеркало. Сбросив верхнюю одежду, Кира достала из рюкзака мазь и бинты и направилась в ванную.

Горячая вода успокоила напряженные мышцы. Что-то похожее на расслабление разлилось по телу. Но оно не было тем легким расслаблением человека, который хорошо потрудился и, вернувшись домой, отдыхал. Это было тоскливое чувство апатии, появлявшееся всякий раз, когда Кира была абсолютно одна, когда не надо было бежать, прятаться, что-то придумывать, выкручиваться. Казалось, будто нервное напряжение, пережитое за истекший день, разом исчезало, оставляя после себя лишь пустоту. И всегда она была слишком одинока в этой пустоте...

Вода начала остывать. Кира потихоньку размотала бинты на руках. Размокшие раны легко промылись. Она с большой осторожностью вымыла волосы: покалеченные ладони хоть и заживали, но при неосторожных движениях начинали кровоточить. Ноги Кира не смогла размотать. Бинты будто приклеились намертво. Она решила повременить с ними, чтобы еще немного отмокли...

Через некоторое время девушка сидела в кресле чистая и уже отдышавшаяся после перевязки. Ее разморило. Уставшее тело буквально расплылось от счастья. Кира закрыла глаза. Спать хотелось так, что ее почти мутило. И не мудрено: полтора дня в машине давали о себе знать. А до этого - недели пути через материк, изъеденный конфликтами, через океан и морскую болезнь, через чужие города и людей с нехорошими мыслями, через усталость, боль и голод...

Стук в дверь остановил ход ее мыслей. Кира отперла номер. На пороге стояла домовладелица.

-На моей вывеске написано "Все по-домашнему". Поэтому пока ты здесь, это твой дом. - И слегка оттолкнув опешившую девушку в сторону, Сью прошла в номер.

Она поставила на стол поднос с едой: стейк с сытным гарниром, салат и большую чашку зеленого чая. В плетеной корзиночке изумительно пахли пончики с сахарной пудрой. У Киры аж голова закружилась от увиденного. Желудок отреагировал так громко, что казалось, слышно было на всю округу. Она вконец смутилась.

- Извините, мэм я не могу этого принять. Мне совершенно нечем с вами расплатиться.

- Можешь и примешь! - Миссис Сью подвинула кресло к столу. - Садись и поешь. Знаешь, я очень многое повидала на своем веку. И могу сказать: ты сильно отличаешься от тех бродяг, которые порой забредают в мой отель. Слишком совестливая и воспитанная.

Кира неуверенно опустилась в кресло и сначала осторожно, а потом с разросшимся аппетитом стала поглощать еду, сквозь слезы поглядывая на хозяйку.

-У меня к тебе есть предложение, - без предисловий начала Сью, когда Кира поела. - Моя помощница уехала к сестре на две недели. По большому счету, я осталась одна, если не считать грузчика. Но он малость туповат. Так что толку от него немного. Постояльцев сейчас мало. Ведь скоро Рождество. Сама видишь, как здесь тихо. Но тем не менее, я весь день на кухне: людей надо кормить. И у конторки постоять тоже надо.

- Я поняла, - тихо сказала Кира. - Что требуется?

-Вижу: с руками у тебя беда. Значит никакой влажной уборки. Будешь менять постельное белье, халаты, полотенца, протирать пыль, приносить еду в номера, выполнять поручения постояльцев. Справишься?

-Справлюсь. Только остаться я могу дня на три-четыре, не больше. Меня ждут... наверное. - Девушка опустила глаза.

-Сойдет. Денег больших не обещаю. Зато у тебя будет горячая еда и постель.

Сью встала:

-Тогда договорились. Приступишь завтра. Я разбужу тебя. А теперь отдыхай.

После того, как женщина ушла, Кира тут же забралась в постель и, вытянув измученное тело, быстро уснула.

 

Миссис Сью на деле оказалась очень чуткой и доброй женщиной. А вся эта ее строгость была лишь необходимостью: управлять одной трехэтажным мотелем - дело не совсем легкое. Нужно быть жесткой, а иногда и жестокой. Мужского плеча не было. Потому миссис Сью сама была для себя и опорой и опекой.

Этот мотель они купили вместе с мужем. Тогда это было полуразвалившееся здание с прогнившими полами, тоннами пыли и занавесками из паутины. Но стремление к давней мечте было таким сильным, что все препятствия казались если не мелкими, то вполне преодолимыми. Так вместе они отремонтировали и обустроили два этажа. Детей у пары не было, и, наверное, потому мотель справедливо считался их долгожданным детищем. Дела шли хорошо, постояльцев хватало. Ну а потом по нелепому стечению обстоятельств, приведшему к трагедии, миссис Сью осталась одна.

Любимый мотель помог не опустить руки и не опуститься самой. Напротив, миссис Сью похоронив мужа, с какой-то даже яростной настойчивостью и неуемной энергией отремонтировала третий этаж, расширила спектр услуг и погрузилась с головой в дела.

Обо всем этом Кира узнала из вскользь оброненных слов или за чашкой чая, когда женщина приглашала свою помощницу в кухню отдохнуть в перерыве между делами. Их, кстати, у Киры было не особо много. У нее даже сложилось впечатление, будто миссис Сью нуждалась скорее не в помощнице, а в собеседнике, пока ее заместитель не вернется из поездки к родственникам.

Как бы то ни было, Кира старалась быть полезной везде, где могла. Она пылесосила ковры и обивку мебели, забирала у задней двери привозимые по утрам продукты, разносила постояльцам прессу и еду, если те хотели поесть у себя в номере, помогала на кухне. Так прошла почти неделя. Проснувшись очередным утром, Кира поняла, что не может больше здесь оставаться: нужно продолжать путь. Времени потеряно много, а к своей цели она не приблизилась даже на милю.

Когда Кира спустилась вниз, миссис Сью, как и подобает добросовестной хозяйке, уже вовсю занималась делами: что-то подсчитывала, стуча пальцами по калькулятору, записывала в толстую тетрадь, лежащую перед ней на стойке.

-Доброе утро, мэм. - Кира слегка замялась, увидев, как изменилось лицо женщины, едва та заметила рюкзак.

- Доброе... Все-таки уезжаешь? Признаться думала, побудешь еще немного.

-Меня ждут. - Кира развела руками.

-Понимаю. Вот держи. - Женщина открыла маленький ящичек в бюро, достала из него конверт и протянула девушке.

-Что в нем?

-Деньги.

-Не нужно, миссис Сью.

-Бери. Это жалованье. Ты хорошая девочка, Кира. Я ни о чем тебя не расспрашивала, но уверена: что-то нехорошее случилось в твоей жизни. Я искренне желаю, чтобы ты нашла в себе силы со всем справиться. Держи.

Девушка взяла протянутый конверт.

-Жаль, на моем пути попадается очень мало таких людей. Спасибо за все, что вы для меня сделали.

Подойдя к женщине, Кира порывисто обняла ее.

-Счастливого пути, девочка.

Кира заставила себя разжать руки и, боясь передумать и остаться, не оборачиваясь, заковыляла к двери.

 

Очередной городок остался позади. Их было так много за последнее время, что Кира не смогла бы вспомнить названий и пяти из них. Она сидела на остановке, зябко кутаясь в изодранный пуховик. Натянув на голову глубокий капюшон, отороченный мехом, девушка наблюдала, как снежинки, носимые промозглым ветром, застревают в опушке.

Кира посмотрела на часы. Циферблат был разбит и заклеен скотчем. Но стрелки исправно тикали, отсчитывая часы пути. Постепенно эти часы складывались в дни. А те как-то незаметно сложились в полтора месяца. Да, она уже почти два месяца в пути. Но судя по объяснениям случайных знакомых и карте, лежащей в кармане рюкзака, осталось немного. Может пару-тройку дней всего. Через двадцать пять минут подойдет автобус, который повезет ее в Престон. А там - через Ланкастер она сможет добраться до Карлайла.

Кира вздохнула. Столько времени на ветру она не продержится. Ноги и руки уже давно закоченели. Девушка осмотрелась. Справа был какой-то бар. Судя по вывеске, там разливали самое лучшее живое пиво в округе.

Надеюсь, чай там тоже разливают.

Мысль о горячей чашке согрела душу, но телу тоже хотелось тепла.

Я только погреюсь и назад. - Сказала сама себе Кира и направилась к заведению.

Внутри было накурено, неимоверно душно и пахло пролитым пивом. Два столика были заняты довольно рослыми мужчинами, которые громко что-то обсуждали, не сильно заботясь о том, что их слышит весь бар. Впрочем, помешать они ни кому не могли: посетителей больше не было.

Кира подошла к стойке. Апатичный бармен принял заказ, и через пару минут перед девушкой стояла чашка с чаем, исходящая ароматным паром. Кира обхватила ее окоченевшими ладонями и зажмурилась, чувствуя, как покалывают согревающиеся ноги.

Вдруг за ее спиной раздались крики, что-то разбилось. Кира резко обернулась и чуть не упала со стула, задетая одним, из до того сидевших за столом мужчин. Он схватил за грудки другого и, приложив его на барную стойку, что-то кричал ему в лицо. А потом, рассвирепев, ударил кулаком.

Все смешалось. Подтянулись другие бравые ребята, опрокидывая столы и разбивая стоящую на них посуду. Официант, до того совершенно безразличный к жизни, судорожно пытался набрать на дисковом телефоне номер полиции, при этом умоляя всех дерущихся выйти на улицу. За что, собственно, и получил увесистый тумак.

Кира спрыгнула со стула. И тут, какой-то верзила с налитыми кровью и спиртным глазами подскочил к ней, явно приняв за бойца вражеской армии, и уже занес кулак, обдавая девушку просто повальным перегаром. Практически не думая, Кира схватила со стойки чашку со своим чаем и плеснула обжигающе горячей жидкостью в лицо нападавшему. Тот, взвыв от боли и ярости, схватился за физиономию одной рукой, а второй пытался дотянуться до Киры. Она бросилась к двери: от греха подальше. Но тут, неизвестно откуда прилетевшая оплеуха свалила девушку с ног.

-Господи, да когда же это закончится? - с досадой сплюнула кровь и отползла под стоявший рядом стол. - Я то тут причем? Всего и хотела, что чаю попить и погреться. Погрелась...

Вытирая разбитые губы, она почти ползком двинулась в сторону выхода. В голове гудело от тяжелого удара. Но это было не самое страшное: четыре чего-то не поделивших и изрядно подвыпивших субъекта ожесточенно волтузили друг друга у двери, через которую она, между прочем, собиралась благополучно выйти.

Вот незадача! Кира юркнула под другой стол, о который тут же разбилась бутылка.

-И что мне теперь тут полгода торчать?

Но к ее великому облегчению, один из дерущихся упал. Остальные, устало помахивая руками уже больше для вида, переместились к другому углу, в котором, что-то крича высоким срывающимся голосом, скорчился официант. Бармен, прикрыв голову подносом, забился под стойку.

Кира опрометью выбежала на улицу и рванула к остановке. Автобус должен был подъехать с минуты на минуту. Она посмотрела на часы и чуть не заплакала от обиды: должен был, естественно подъехал и так же естественно уехал семь минут назад без нее.

-Черт, черт, черт...

Обида сменилась злостью на саму себя:

Вот ведь не могла потерпеть. Нужен мне был этот чай! Я его даже не выпила. Впрочем, - слегка успокоившись, признала девушка, - я и не заплатила за него. В конце концов, ничего страшного не произошло. Я жива, почти здорова, а пара новых синяков погоды не сделают. Ну, судьба значит такая: все время вляпываться в неприятности. Теперь придется ждать следующего рейса.

Оправдав саму себя таким нехитрым образом, Кира снова поплелась на остановку. Если повезет, ближайший автобус доставит ее в Престон уже сегодня вечером. Внезапно, раздался вой полицейской сирены. Видимо, бармену все-таки удалось вызвать полицию. Кира рассудила, что лучше будет убраться отсюда. А то чего доброго задержат в качестве свидетеля. Бар был всего в нескольких метрах от остановки. И не услышать творящегося там беспредела было просто невозможно. Да и не видеть тоже: окна были почти во всю стену. Придется потом остаток дня провести в участке, давая показания. Нет уж, спасибо.

И Кира, мысленно убеждая себя, что поступает правильно, и без нее вполне могут обойтись, встала со скамейки и побежала к проулку. Свернув в него, вскоре вышла на параллельную улицу. Пройдя немного, снова оказалась на перекрестке со злополучным баром. Плюнув в сердцах, девушка быстренько пробежала мимо заведения и направилась прочь из городка по маршруту автобуса, на котором должна была уехать.

 

 

Глава 2

 

От пробежки сильно разболелись ноги, и Кира явно ощущала вязкую влажность под бинтами. Это раны вновь открылись и закровоточили. Она порылась в рюкзаке и, выудив предпоследнюю ампулу Нуморфана, закасала рукав. Присев здесь же, на обочине, не спеша сделала укол. Больно - не больно, двигаться дальше все-таки нужно. И девушка снова зашагала вперед, радуясь хотя бы тому, что двигаясь, не замерзнет.

Однако радость вскоре прошла. Кира быстро поняла, что до темноты не найдет ночлега. Согласно карте, никаких, даже самых маленьких поселков или кемпингов поблизости не было. А ночевать под звездами в зимнюю ночь - перспектива не из улыбчивых. Вдобавок пошел сильный снег.

Засада. - Подумала девушка и поглубже надвинула капюшон.

Дорога вилась то полем, то лесом. Здешние места были так не похожи на ее родные земли. Но вместе с тем, было в них что-то странно-знакомое, такое же дикое и необъятное, будто она шла по белой саванне. При другой ситуации Кира, конечно, полюбовалась бы заснеженными просторами, но сейчас было не до того. Ноги болели страшно, и бинты стали не просто влажными - кровь буквально хлюпала в ботинках, отчего становилось еще холоднее. Мороз спал из-за снегопада, но она быстро теряла силы, двигалась медленнее, а потому и мерзла все сильнее.

Как-то разом потемнело. Все стало серо-белым. Тяжелые тучи одним только своим видом способны были прижать к земле. Снегопад усилился до такой степени, что увидеть что-либо перед собой становилось все труднее. Одно было хорошо: лекарство начало потихоньку действовать, и боль уже не казалась такой невыносимой.

Так Кира шла вдоль дороги довольно долго, но, сколько не смогла бы сказать, потеряв контроль над реальностью. Вокруг стояла такая тишина, что неслышно было даже собственных шагов, приглушенных выпавших снегом. Время текло мимо нее. А возможно и не текло вовсе. Может, и нет его, времени? Может, ничего нет? И не было? Но разбитый циферблат часов настойчиво возвращал в реальность...

Эти часы, когда-то давно ей подарил брат. Так давно, что теперь казалось, будто это было в ее прошлой жизни. А может даже и не в ее. В какой-то далекой, нереальной жизни, не имеющей к ней, Кире, никакого отношения. Все было так призрачно в этом снегопаде, что даже воспоминания о брате приходили без боли. Как головокружение, от наблюдения за падающими снежинками...

Внезапно Киру толкнуло что-то большое и мощное, отбросив на несколько шагов вперед. Она упала в снег. Все тело пронзила боль, будто ударили огромным молотком. И только потом до нее, оглушенной ударом, донесся визг тормозящих шин.

 

-Господи...

Он замер, вцепившись в руль. Но уже через мгновение выскочил из автомобиля. На ставших вдруг непослушными ногах, побежал к обочине. Он надеялся, что это был лось или какое-нибудь другое животное. Но надежды тут же рухнули, как только он увидел тело в снегу. Сомнений быть не могло: это человек. Спина взмокла под тонким шерстяным свитером. Как-то трудно стало дышать. Холод страха полоснул мыслью: УБИЛ.

В силу своей профессии, он видел много смертей. Было время даже очень много. Но как бы это ни происходило: нелепо, случайно, неизбежно или намеренно - прежде всего, это была смерть. И каждый раз она являлась для него страшным непреложным фактом умирания организма, для которого уже ничего нельзя сделать.

Мужчина склонился над телом. Оно лежало ничком в снегу. Рядом валялся рюкзак с эмблемой Британского Военно-морского Флота ее Величества. Мужчина мимоходом решил, что заглянет в него позже, чтобы найти документы погибшего и узнать, кем он был. А пока...

Он перевернул лежащего на спину. На голову пострадавшего был надвинут капюшон. Причем так низко, что лица не было видно из-под припорошенной снегом опушки. Дрожащими пальцами мужчина стащил его и... с изумлением и даже некоторым страхом наткнулся на взгляд зеленых-зеленых глаз. Они были абсолютно ясными. В них не было страха или боли, только досада и злость. Но самое главное, что глаза эти были живы. И принадлежали они девушке, очень молоденькой, почти ребенку. Мужчина облегченно выдохнул.

-Ты как? Слышишь меня?

Кира видела, как у мужчины шевелятся губы, будто тот что-то говорил, но ничего не слышала. Только что вернувшееся сознание упрямо не пускало в себя никаких звуков.

-Эй, ты меня слышишь? Где болит, скажи?

Видя осмысленный, но безмолвный взгляд, мужчина решил, что возможно она сильно ударилась головой или просто оглушена ударом и падением.

-Все будет хорошо. Я помогу. - Он говорил, стараясь четко разделять слова, чтобы смысл сказанного дошел до нее.- Я немного осмотрю тебя, чтобы убедиться, что ничего не сломано. А потом мы попытаемся встать.

Он принялся ощупывать ноги. Вроде ничего. Никаких переломов, по крайней мере, наощупь. Наблюдая за реакцией девушки, он, наконец, рассмотрел ее. Очень бледная, шрам над бровью, уже затянувшийся, но еще недостаточно светлый. Сильный короткий порез. Опытным взглядом мужчина определил, что порезу месяца два, может чуть больше. А вот пара синяков и разбитые губы - это уже совсем свежее. Судя потому, что губа уже запеклась коркой, какого-либо отношения к его автомобилю этот макияж не имел. Но был явно, если не сегодняшним, то вчерашним. Лицо какое-то осунувшееся, исхудавшее, будто обескровленное.

Двумя ладонями мужчина принялся ощупывать голову. Пробираясь сквозь густые волосы, привычные пальцы вскоре нашли несколько ссадин и значительную шишку.

-Возможно у тебя сотрясение, - скорее себе, чем девушке сказал он. - Ну что ж, двинемся дальше.

А дальше какой-то нелепый, совершенно не по размеру солдатский пуховик. Мужчина взялся за молнию.

-Не надо. - Он вздрогнул от раздавшегося голоса. - Ребра целы. Помогите подняться.

Он взял девушку подмышки и потихоньку поставил на ноги.

-Ну, ты как?

-Все в порядке.

Но было видно, что ей больно. Кира, кряхтя, подняла свой рюкзак и, отряхнув его от снега, одела на плечи.

-Мне нужно идти. - Развернулась и пошла по обочине.

-Вот так просто? Возьмешь и уйдешь?

Она никак не прореагировала.

-Эй, постой! Могу я для тебя что-нибудь сделать?

-Вы и так уже многое сделали для меня, - Обернувшись, Кира красноречиво посмотрела на помятый капот и, натянув на голову капюшон, ушла в снег.

-Мда, - Мужчина не знал что и думать.

-Впрочем, - решил он, садясь в машину, - если ты чувствуешь себя хорошо и уверена, что не свалишься в ближайший сугроб - иди. Давай, иди! Мне что, больше всех надо?

Он зло повернул ключ. Взвизгнув, автомобиль рванул с места, выбросив комья снега из-под колес. Но уже метров через пятьдесят мужчина затормозил: впереди маячила сгорбленная фигура в дурацкой куртке, занесенной снегом. Девушка шла, засунув руки в рукава и чуть переставляя ноги. Он тихонько объехал ее и, заглушив двигатель, вышел из машины. Дождался, пока девушка доковыляет до него.

-Садись.

-Не надо, я сама.

-Что сама? Садись, кому сказал!

Она посмотрела на него устало, почти безразлично.

-У меня нет денег, чтобы заплатить.

Мужчина раздраженно вдохнул и скрестил руки на груди, ожидая. Поколебавшись пару секунд, Кира равнодушно пожала плечами. Открыла дверцу и, забросив рюкзак на заднее сиденье, села в машину.

Сразу показалось, что нет ничего мягче и уютнее на этой земле. Тепло кондиционера мгновенно расслабило и расплющило по сиденью. Мужчина завел мотор, и они поехали, расталкивая густо падающие снежинки. Через пару минут кровоточащие натруженные ноги начало дергать болью. Кира прикусила губу, чтобы не застонать. Та, разбитая, треснула и потекла кровью.

-Да на тебя смотреть страшно. Вот, возьми. - Мужчина открыл бардачок и протянул ей пачку влажных салфеток. - Ты вообще кто?

-Кира.- Ответила девушка, стирая кровь.

-Что, просто Кира?

-Просто Кира.

-А я Райан. Куда едем, просто Кира?

-Куда скажете. - Попыталась ответить ему в тон, но, наткнувшись на угрюмый взгляд, исправилась. - Мне нужно в Карлайл. Но вы можете подвезти меня до ближайшего населенного пункта, а там я...

-Вообще-то мне тоже нужно в Карлайл. Я там живу. Но сначала я подвезу тебя до ближайшей больницы.

- Не стоит. Я ведь сказала: все в порядке.

-Конечно в порядке. Но если ты умрешь у меня в машине от какого-нибудь внутреннего кровотечения, которое вполне могло открыться после удара, меня посадят за убийство. Ну, так что, убедил? Едем в больницу?

-Судя по вашему эпикризу, доктор, жить мне осталось недолго. Но я вас уверяю, со мной действительно все хорошо.

-Ну что ж, смотри сама. А что у тебя в Карлайле? Дела или домой? Откуда ты вообще? И кто тебе лицо так изукрасил?

-Вам обязательно все про меня знать? - Кира начала раздражаться.

-Просто я не хочу неприятностей. Выглядишь ты, прямо скажем, неважно. - Девушка покраснела. - Вдруг ты вляпалась во что-то такое, о чем мне даже подумать будет страшно. А я теперь вроде, как заодно.

-Отчего же вы не уехали? Можно было просто оставить меня в покое и забыть обо всем.

Райан задумался: "А ведь, действительно: отчего? Оттого, что не смог бросить в снегу человека, которого сам же сбил? Или оттого, что было в девушке что-то такое, что заставило его остаться? Даже не в ней самой, скорее в ее глазах..."

-А ты бы поступила так?

Она пожала плечами:

-Я не берусь рассуждать о том, чего не пережила сама. Ситуации бывают разные. Иногда поступки других кажутся нелогичными, порой ужасными. Но наступает момент, когда осознаешь: все было оправданно и перестаешь осуждать, а даже наоборот - начинаешь понимать, сочувствовать, сопереживать.

Мужчина посмотрел на нее долгим внимательным взглядом, но ничего не сказал. В его жизни определенно была такая ситуация. Из-за преждевременного, ничем, в общем то не подкрепленного осуждения, нежелания разобраться и проявить понимание, он умудрился отказаться от памяти о своих родителях. Потом оказалось все, что они сделали, было исключительно ради его безопасности. Действительно, все было логичным, оправданным и недостойным тех нехороших мыслей и ненависти, которые он взращивал в себе годами. Порой поступки близких людей кажутся неправильными и причиняют боль. Но позже, когда время все ставит на свои места, становится еще больнее. На этот раз уже от собственной неправоты.

-Я ведь думал, что убил тебя.

Она отвернулась к окну:

-Убивать страшно, - на скулах заиграли желваки. - Еще страшнее потом с этим жить.

-Сказала так, будто действительно знаешь, о чем говоришь.

Девушка повернулась и молча посмотрела ему в глаза. И Райан, отчего-то понял: ЗНАЕТ. Стало не по себе, и мужчина решил сменить тему:

-Есть хочешь?

-Нет. - Она снова отвернулась к окну, устало откинув голову.

-Скоро совсем стемнеет. Но часа через два мы будем в Болтоне. Там есть неплохой отель недалеко от центра. Думаю, подойдет, чтобы переночевать.

Кира промолчала. Да и что она могла сказать? В чужой стране, без денег, знакомых. Она в любом случае была благодарна. Не хотелось больше сопротивляться. Все тело болело. Усталость была так велика, что даже слова давались с трудом. Сегодняшний день определенно не самый худший. Будь, что будет.

Мужчина понял, что Кира ничего больше не скажет, и стал смотреть на дорогу. Не хватало еще кого-нибудь сбить.

Кира невидяще смотрела в окно. Снег все еще шел, но уже не такой сильный. По обочинам возвышался хвойный лес. А за ним поля. И невозможно было сказать, где заканчивается поле и начинается небо. Все было одинаково белым, но не торжественным, а тихо-мрачным. Каким-то мертвым, будто и лес и все, что до горизонта укрыто похоронной ризой.

Подумать только, всего два месяца назад она и предположить не могла, что увидит нечто подобное: деревья с иголками вместо листьев, снег, падающий с неба и укрывающий землю, словно хлопок во время сбора урожая. Не думала, что придется носить столько одежды, чтобы не мерзнуть. Она даже не подозревала тогда, как круто перевернется вся ее жизнь. И в ней не будет больше места тому, что было до того, как...

Райан посмотрел на девушку. Она спала, отвернувшись к окну. Было в ней что-то необъяснимое, странное. Что-то, что ему непременно хотелось разгадать. Зачем? Райан и сам не знал. Так много вопросов порождала в нем эта случайная знакомая. Столько досады и обреченности было в ее голосе, интонации. И эти изможденные, отрешенные глаза. Пожалуй, именно они заставили его остановиться тогда на дороге.

- Кто же ты? Что с тобой случилось? - Он снова посмотрел на девушку, но ответа естественно не получил.

 

Она не знала, спит или еще нет. Впрочем, это уже не имело значения. Знакомое чувство цепенящего страха сковало тело и разум, держа сознание буквально на грани. Она могла бы предсказать, что увидит и услышит в следующие секунды, минуты. Все это она видела много-много раз, всегда, когда закрывала глаза, и измученное тело вырубалось, не отдыхая, когда пережитое наяву взвинчивало до небес душу во сне, заставляя проходить через все снова и снова...

Она вскочила с кровати, выхватила из-под подушки пистолет, подаренный отцом. Снаружи дикие крики, детский плач, яркие всполохи. Выглянула в окно. Повсюду люди в военной форме. Нападавшие врывались в дома, вытаскивая еще не проснувшихся людей. Сгоняли в кучу детей и женщин. Оказывавших сопротивление убивали на месте.

Внизу раздался грохот: входную дверь выломали. Кира испуганно притихла, но спохватившись, ринулась к комнате родителей. На лестнице налетела на незнакомца. Он больно вцепился ей в волосы и, развернув, с силой ударил об стену. В голове помутилась. Каратель приблизился к ней вплотную и вдруг... улыбнулся, как-то совсем по-человечески. Но глаза остались ледяными, обещающими только боль. И глядя в эти глаза, девушка спустила курок. Незваный гость схватился за живот и, осев, покатился вниз по ступеням.

Она была уже почти у дверей, как вдруг получила удар в голову. Девушка устояла, но выронила пистолет. Нападавший заломил ей руки за спину и, толкнув вперед, ударом ноги распахнул дверь родительской спальни.

Мама испуганно вскрикнула. Отец потянулся к прикроватной тумбе за оружием. Раздались выстрелы. Она даже не сразу поняла, что случилось. Отец упал на спину в подушки. По груди стало расплываться багряное пятно. Мама, застонав, перекатилась на бок. Из шеи хлестала кровь. Она положила ладони на рану мужа.

Девушка закричала, но не услышала своего голоса, только мычание. Она упала на колени, но каратель рывком вздернул ее, поставив на ноги. Кира извернулась и бросилась на него:

-За что?

Она кричала, царапалась, кусалась, нанося один удар за другим. Он повалил ее, придавил к полу. Ударил кулаком в лицо, потом еще и еще раз. Девушка задыхалась от страха и боли. Но какая-то доля сознания не хотела сдаваться. Заметив расстегнутый футляр на ремне душегуба, она выхватила нож и, зажмурившись, вонзила ему в грудь сбоку. Мужчина зарычал, попытался подняться. Она рывком вытащила нож и полоснула убийцу под предплечьем снизу, ближе к подмышке. Перерезанная вена не оставляла ему шансов.

Кира сбросила с себя корчившееся тело. Раненный дернулся несколько раз и затих. Она посмотрела на окровавленный нож, которым только что прирезала фулани. К горлу подступила тошнота. Она ненавидела этих ублюдков живыми и теперь испытывала отвращение к ним мертвым. Фулани только что в упор застрелил ее родителей. Теперь сколько ни режь - все мало...

В распахнутое окно влетела бутылка с зажигательной смесью. Разбившись, выпустила на волю огонь. Он плевался, растекаясь лужицами к ее ногам. Шатаясь, девушка подошла к родителям. Мама не дышала. Отец невидяще смотрел на жену. Трясущимися руками Кира укрыла их одеялом. Дрожа всем телом, легла возле матери, прижалась к ней.

Закрыла глаза. Снаружи слышались крики слуг и их детей, кромсаемых безжалостными фанатиками. Люди пытались спастись, но судя по агонии в голосах - спасения не было. Она не хотела бежать, прятаться. Просто ждала, когда все закончится. Мир как-то закружился, сжался, уменьшился до размеров напуганной девочки.

Она увидела себя со стороны: скукожившаяся, с разбитым лицом, вся в крови - своей и чужой. Все стало замедляться, как в страшном сне. Видишь, слышишь, чувствуешь, но ничего не можешь сделать, потому что тело ватное, голоса кричать нет, а движения медленные-медленные.

Огонь красиво, словно под музыку, взвился к занавескам, заботливо вышитым Неяр. Затем лизнул спинку кровати. Та обуглилась, затрещала, исходя дымом. Книжный шкаф покосился и рухнул. Книги шлейфом прошуршали по комнате. Огонь заплясал вокруг них, как бы раздумывая с какой начать. Клубы темного дыма лениво закручивались под потолком...

И тут, среди шума пламени и выстрелов на улице, она услышала крик, отчаянный, полный безнадежности и боли. Девушка вздрогнула, будто очнувшись:

-Жак...

Мир сразу стал быстрым-быстрым. Дыхание сбилось из-за дыма. Рациональная часть мозга снова толкнула: БЕЖАТЬ.

Кашляя и шатаясь, она подобрала с пола нож, оглянулась на родителей:

-Я люблю вас...

Сжав зубы, на четвереньках выползла из комнаты. С трудом встав на ноги, пошла вдоль стены налево. Дверь в комнату брата была сорвана с петель. Внутри все перевернуто, стол и кресло опрокинуты.

-Жак... - Позвала почему-то шёпотом, зная, что его здесь нет.

Ступая босыми ногами по старым доскам, залитым кровью, девушка направилась к выходу...

 

-Эй, ты чего?

Кира открыла глаза. Мужчина тряс ее за плечо. Не понимая где находится, девушка зажмурилась, приводя ощущения в порядок. Кошмар определенно закончился. Все снова закончилось...

-Ты в порядке? - Райан голосом прогнал остатки сна.

Девушка слабо улыбнулась.

-Что, плохой сон? - Мужчина озабоченно посмотрел на Киру. Та была бледная, дышала со свистом, и рука, которой она провела по глазам как бы стирая увиденное, колотилась, будто в ознобе.

-Да, - Судорожно вздохнула и поджала губы. - Где мы?

-Мы в Болтоне, возле отеля. Пора устраиваться на ночлег. Да и перекусить не мешало бы. С утра ничего не ел.

-Повезло, - Тихо вздохнула Кира, вспоминая, когда в последний раз ела она.

 

Отель был достаточно респектабельным, чтобы Кипа лишний раз убедилась в несуразности и убогости своего внешнего вида. Она сразу занервничала и готова была провалиться сквозь землю, едва они с Райаном пересекли порог этого большого здания. От девушки не укрылось, с каким омерзением на лице швейцар открывал перед ней дверь. К сожалению, сейчас она попала в мир, в котором в первую очередь встречают по одежке и толщине кошелька. Кира вжала голову в плечи и плелась за Райаном, спотыкаясь почти на каждом шагу.

-Посиди здесь. - Мужчина указал на оббитое бархатом кресло, которое, наверное, стоило как несколько тюков лучшего хлопка. - Я пока все улажу. Потом мы сможем поужинать.

Райан ушел, а девушка почти с ужасом уселась в кресло и молилась о том, чтобы побыстрее укрыться от столь откровенно неуважительных взглядов обслуживающего персонала и постояльцев, находящихся в холле.

Вскоре вернулся Райан.

-Я просил два одноместных, но перед Рождеством почти все номера заняты. Пришлось взять один двухместный. Ты не против?

-Думаю, я не в том положении.

Она встала и сняла куртку, оставшись в растянутом свитере с высоким воротом и в до нельзя потертых джинсах. Тут же подошел портье и забрал их верхнюю одежду. Причем рюкзак и одежду Киры понес чуть ли не двумя пальцами в вытянутой руке. Девушка неприязненно посмотрела на него.

-Не волнуйся, он отнесет вещи в наш номер. - Райан явно неправильно понял ее взгляд. С сарказмом посмотрев на девушку добавил:

-Пожалуйста, перестань ходить с таким видом, будто ты побитая собака.

-Что? - Кира непонимающе уставилась на него.

-Смени свое виноватое выражение лица на какое-нибудь другое. А то без содрогания смотреть невозможно, особенно учитывая то, как грамотно тебя изукрасили.

Кира вплотную подошла к нему и прошипела:

-Если вы меня стыдитесь, нечего было тащиться в такое место. Можно было выбрать что-нибудь поскромнее.

-Не кипятись, дорогуша. - Райан примирительно похлопал ее по плечу. - Пошли лучше поедим, а то твой желудок можно за километр услышать.

Кира сжала зубы, мирясь с унижением и пошла следом за мужчиной.

 

-Вы готовы сделать заказ? - Официант вытянулся в струнку перед Райаном.

-Да, - мужчина снова открыл меню. - Хотелось бы мяса.

-Могу предложить телячьи отбивные. Очень нежные, в винном соусе.

-Да, пожалуй, неси их. Еще цезарь и вина.

Кира тоже посмотрела в меню. Столбец с цифрами расплывался перед глазами. Она даже не знала: это дорого или нет. Фотографии блюд будоражили аппетит. А скукожившийся желудок вконец разбушевался и кричал на всю округу: " Хочу, хочу, хочу". Но девушка знала - вся эта еда для нее, изголодавшейся, сейчас была яду подобна.

-Что ты будешь? - Голос Райана вывел из задумчивости.

Она смутилась и выпалила, глядя на ожидающего официанта:

-Слабый куриный бульон, белые сухарики и зеленый чай.

Увидев вытянувшееся лицо официанта, смутилась еще больше и с испугом посмотрела на Райана. Тот махнул официанту рукой, мол " Не задумывайся над причудами. Неси, что попросили", а сам, прищурив глаза, взглянул на девушку.

- Проблемы с пищеварением?

-Из чего вы сделали такой вывод?

-Из наблюдений. Давно ела, дорогуша?

-Во-первых, перестаньте меня так называть. Это вульгарно. А во-вторых, неужели вам действительно есть до этого дело?

-Никакого дела мне до этого нет. Но судя по твоему заказу, который, кстати, не делают в подобного рода местах, - мужчина вытянул руку и поиграл длинными пальцами, разглядывая ухоженные ногти, - нормально не ела ты недели полторы. И наверняка, это не в первый раз, потому что ты знаешь, что нужно делать, чтобы пробудить к жизни полумертвый желудок и не сгинуть от заворота кишок, случайно объевшись после столь продолжительной диеты.

Он выглядел очень довольным собой. Вернее очень самодовольным. Киру аж передернуло.

- Ну что же, уважаемый месье Пуаро, воздаю должное вашим аналитическим способностям. - Кира всеми силами пыталась заглушить раздражение. - Вы правы. Я давно не ела. Это не в первый раз. И я точно знаю, что делать, чтобы еда потом не убила меня.

Она отвесила шутовской поклон, насколько это позволяло сделать сидение за столом.

-Все, проехали. - Мужчина откинулся на стуле, скрестив руки на груди. - Просто по большому счету, я даже не знаю, о чем можно с тобой поговорить. Ты вся такая закрытая, неоднозначная с полунамеками. Это интересно даже.

Кира нахмурилась.

-Ну, мы же в ресторане, в конце концов. За столом принято общаться. Хоть чем ты занимаешься, можно узнать?

-А это принципиально: знать, чем я занимаюсь, кто я? Расскажите лучше о себе. Чем занимаетесь вы? Хотя, я вижу, делами вы особо не обременены.

-Почему ты так решила?

-Потому, что слишком уж респектабельно вы выглядите в этом, на первый взгляд, простом свитере. Кое-что приходилось слышать об Армани, Версаче, Дольче Габана и прочих творителях прекрасного. Лейбл на ваших джинсах принадлежит одному из таких творцов.

-Та-а-ак, разговор начинает мне нравиться, - Райан с сарказмом улыбнулся. - Что дальше?

-Вы, конечно можете заниматься какими-нибудь операциями-махинациями. - Мужчина скривился.

-Что, нет? Не эта сфера?

-Неа.

-Хорошо, пойдем с другой стороны. - Мужчина изобразил повышенный интерес, поставив локоть на стол и подперев щеку кулаком. При этом похлопал длинными ресницами, что, по-видимому, должно было означать: "Я весь внимание".

-Что же, судя по тому, что распознать мою вынужденную диету для вас было чрезвычайно легко, рискну предположить, что вы доктор. А если принять во внимание вашу язвительность, сарказм, жесткие глаза и сильные руки, вы - оперирующий доктор. Хирург, онколог, кардиолог, например. Посмотреть на ваше авто и место, где мы сейчас находимся - выходит, как минимум, хорошая частная клиника с достойной репутацией, следовательно нежадными инвесторами и денежными проектами. Тогда я беру свои слова обратно: вы обременены делами по самую макушку.

Райан смог только крякнуть что-то нечленораздельное и широко улыбнулся.

-Ну что ж, не хочу, конечно, показаться повторушей, но позволь и мне воздать должное твоим аналитическим способностям.

Он слегка поклонился, как недавно это сделала Кира. И ей даже показалось, что мужчина сделал это без иронии.

-Ты угадала. Я действительно оперирующий доктор. Нейрохирург, если быть точным. У меня хорошая клиника. МОЯ клиника. И я очень горжусь ее репутацией. Недавно мы занялись очень перспективным, хотя не совсем инновационным направлением - протезированием. Поэтому я все чаще не в операционной, а с бумажками и инвесторами.

-Да, в нейрохирургии протезирование - это перспективная линия. Умные протезы востребованы по всему миру. Они помогут многим людям вернуться к нормальной жизни... - Кира осеклась, наткнувшись на внимательный синий взгляд.

-А ты я вижу, разбираешься. Мыслишь быстро и связно. Хорошая, грамотно поставленная речь. Может быть даже отлично образована. А выглядишь, как бомж. Избита, голодаешь, без денег. Может, расскажешь, кто ты и что произошло в твоей жизни?

-А может, поедим без допроса? - Кира выразительно посмотрела на тарелку, которую поставил перед ней тихо подошедший официант.

-Конечно, ведь ты месяц не ела.

-В прошлый раз было полторы недели, - улыбнулась девушка, и Райан заметил, как преобразилось от улыбки ее лицо.

-Приятного аппетита. - Он ел и изучал сидящую напротив не очень чистого вида бродяжку, которая, не смотря на голод, держала себя, как королева на светском обеде.

Ярко-рыжие волосы собраны в большой узел на затылке. Правильные черты, высокие скулы. Правда, сейчас они излишне торчали из-за впалых щек. Удивительно зеленого цвета глаза, четкие линии губ и бровей - в общем, очень гармоничное и красивое лицо. Чувствовались в нем и порода, и достоинство, что абсолютно не вязалось с ссадинами и разбитой губой.

-А у меня, правда, жесткие глаза?

-Да,- без тени улыбки Кира кивнула головой.

 

За ужином они перебрасывались незначительными фразами, никак не открывшими для мужчины ни прошлого, ни будущего этой странной знакомой. Ему все казалось, что даже без ответов на свои вопросы он знает многое о ней. Но суть мыслей постоянно ускользала, и это бесило Райана. Глядя на Киру он понимал, что упускает что-то важное и никак не мог отделаться от какого-то странного предчувствия.

Натянутые до предела нервы, усталость, копившаяся неделями, переживания - все как-то сфокусировалось на этой девушке. Не в состоянии определить своих мотивов, мужчина продолжал внимательно всматриваться в нее. И снова что-то в ее лице, глазах, движениях провоцировало внутреннее беспокойство, даже тревогу, причина которой ускользала снова и снова.

Кира притихла, перестала отвечать на шутки словесными выпадами. Тем более что шутки закончились как-то сами по себе. Райан настороженно и беззастенчиво рассматривал ее. Но при этом не нагло, а задумчиво даже. От этого Кире стало не по себе. Она отодвинула тарелку. Мужчина проследил за ее действием:

-Что такое?

-Ничего.

-Я смутил тебя?

-Нет, просто я наелась уже.

-Я смутил и напугал тебя. - Райан виновато улыбнулся краешком губ. - Это не то, что ты подумала. Правда. Я... просто я устал очень. В последнее время много накопилось всего. Ты будешь еще что-нибудь?

-Нет, спасибо. Я больше ничего не хочу. - Она рассеянно потерла шею. Очень сильно болели ноги, и первое о чем думала Кира: нужно побыстрее перевязаться. - Можно я поднимусь в номер?

-Конечно. Сегодня был трудный день... для всех.

Портье проводил их и, распахнув дверь апартаментов, пожелал спокойной ночи. Кира замерла на пороге. Все было таким красивым и с виду дорогим, что страшно было заходить, не то, что прикасаться. Номер достаточно большой. На полу мягкие ковры, изысканная мебель с декором. Весь дизайн говорил о роскоши и достатке людей, отдыхающих в таких местах.

-Ну чего ты застыла? Проходи. Осмотрись.

Девушка нерешительно вошла в гостиную. Мужчина наблюдал за тем, как она рассматривает отделку на стенах, потолке.

-Не приходилось бывать в таких местах? - Он язвительно улыбнулся.

- В красивых приходилось, - Кира провела рукой по ковру, а вот в таких ненатуральных и дорогих - нет.

-В смысле?

-Ковер претендует на звание перса. А синтетики в нем больше половины. Так что он не персидский. В люстре ни грамма хрусталя. А на стены за такие деньги можно было и настоящего Рембрандта повесить. Номер, безусловно, дорогой, но платите вы исключительно за красивый мыльный пузырь.

-Ты разбираешься в живописи? - в его тоне сквозила отчетливая неприязнь, но любопытства в нем было больше.

-О, - Девушка осеклась и покраснела. - Нет, конечно же нет.

-Но ты ведь сказала, что картины не настоящие, что ковры не персидские. Кто ты, Кира?

Она опустила... Читать следующую страницу »

Страница: 1 2


9 сентября 2016

1 лайки
0 рекомендуют

Понравилось произведение? Расскажи друзьям!

Последние отзывы и рецензии на
«Не дать уйти»

Нет отзывов и рецензий
Хотите стать первым?


Просмотр всех рецензий и отзывов (0) | Добавить свою рецензию

Добавить закладку | Просмотр закладок | Добавить на полку

Вернуться назад








© 2014-2019 Сайт, где можно почитать прозу 18+
Правила пользования сайтом :: Договор с сайтом
Рейтинг@Mail.ru Частный вебмастерЧастный вебмастер