ПРОМО АВТОРА
Иван Соболев
 Иван Соболев

хотите заявить о себе?

АВТОРЫ ПРИГЛАШАЮТ

Олесь Григ - приглашает вас на свою авторскую страницу Олесь Григ: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
Горцев Алексей - приглашает вас на свою авторскую страницу Горцев Алексей: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
kapral55 - приглашает вас на свою авторскую страницу kapral55: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
Нина - приглашает вас на свою авторскую страницу Нина: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
Киселев_ А_А_ - приглашает вас на свою авторскую страницу Киселев_ А_А_: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»

МЕЦЕНАТЫ САЙТА

Вова Рельефный - меценат Вова Рельефный: «Я жертвую 100!»
Ялинка  - меценат Ялинка : «Я жертвую 10!»
стрекалов александр сергеевич - меценат стрекалов александ...: «Я жертвую 50!»
Анна Шмалинская - меценат Анна Шмалинская: «Я жертвую 100!»
станислав далецкий - меценат станислав далецкий: «Я жертвую 30!»



ПОПУЛЯРНАЯ ПРОЗА
за 2019 год

Автор иконка Андрей Штин
Стоит почитать Во имя жизни

Автор иконка станислав далецкий
Стоит почитать ГРИМАСЫ ЦИВИЛИЗАЦИИ

Автор иконка Юлия Шулепова-Кава...
Стоит почитать Адам и Ева. Фантазия на известную библей...

Автор иконка станислав далецкий
Стоит почитать Жены и дети царя Ивана Грозного

Автор иконка станислав далецкий
Стоит почитать Шуба

ПОПУЛЯРНЫЕ СТИХИ
за 2019 год

Автор иконка Владимир Котиков
Стоит почитать РОМАШКА

Автор иконка Анастасия Денисова
Стоит почитать Любимых не меняйте на друзей 

Автор иконка  Натали
Стоит почитать Ты не вернулся из боя

Автор иконка Виктор Любецкий
Стоит почитать Сын

Автор иконка Олесь Григ
Стоит почитать У окна

БЛОГ РЕДАКТОРА

ПоследнееПроблемы с сайтом?
ПоследнееОбращение президента 2 апреля 2020
ПоследнееПечать книги в типографии
ПоследнееСвинья прощай!
ПоследнееОшибки в защите комментирования
ПоследнееНовые жанры в прозе и еще поиск
ПоследнееСтихи к 8 марта для женщин - Поздравляем с праздником!

РЕЦЕНЗИИ И ОТЗЫВЫ К ПРОЗЕ

Василий ШеинВасилий Шеин: "Хороший юмор...сочные фразы... Хэлпми!!! я человек засухи...." к произведению "Человек дождя"

Василий ШеинВасилий Шеин: "Не вспомню кто,(мировая величина от лит-ры) сказал: "Вдохновения нет, ..." к произведению "Удаление от мира"

Василий ШеинВасилий Шеин: "Спорить не стану...но я уточнял у автора, так как в его тексте четко о..." к рецензии на Поиски Бога

Василий ШеинВасилий Шеин: "Душа знает очень многое, она намного мудрее и старше тела. - Вероятно,..." к произведению Беспочвенно счастлива

Елена Бурак 2Елена Бурак 2: "Не всякий внутри Бога, а Бог в каждой душе, то есть Бог есть в каждом ..." к рецензии на Поиски Бога

Василий ШеинВасилий Шеин: "всякий живет "внутри" бога?Так понимать идею?" к произведению Поиски Бога

Еще комментарии...

РЕЦЕНЗИИ И ОТЗЫВЫ К СТИХАМ

Василий ШеинВасилий Шеин: "плюс..." к стихотворению "Астральный облик"

Василий ШеинВасилий Шеин: "Ясный смысл и хорошая, легкая подача темы...удачна..." к стихотворению "Опять хочу того же!"

Николай ЧапуринНиколай Чапурин: "Чем больше знакомлюсь с Вашим творчеством, тем яс..." к стихотворению "Опять хочу того же!"

Кёдай Сухтэ-шиханКёдай Сухтэ-шихан: "Спасибо за поддержку! Буду стараться!" к рецензии на "В гостях у сплина"

Николай ЧапуринНиколай Чапурин: "Очень понравилось, Перо мастера, безусловно.Удачи ..." к стихотворению "В гостях у сплина"

Василий ШеинВасилий Шеин: "именно так...не иначе...спасибо..." к рецензии на Заросла лопухами дорога...

Еще комментарии...

СЛУЧАЙНЫЙ ТРУД

Мысли
Просмотры:  283       Лайки:  1
Автор Чаликов Андрей

Полезные ссылки

Что такое проза в интернете?

"Прошли те времена, когда бумажная книга была единственным вариантом для распространения своего творчества. Теперь любой автор, который хочет явить миру свою прозу может разместить её в интернете. Найти читателей и стать известным сегодня просто, как никогда. Для этого нужно лишь зарегистрироваться на любом из более менее известных литературных сайтов и выложить свой труд на суд людям. Миллионы потенциальных читателей не идут ни в какое сравнение с тиражами современных книг (2-5 тысяч экземпляров)".

Мы в соцсетях



Группа РУИЗДАТа вконтакте Группа РУИЗДАТа в Одноклассниках Группа РУИЗДАТа в твиттере Группа РУИЗДАТа в фейсбуке Ютуб канал Руиздата

Современная литература

"Автор хочет разместить свои стихи или прозу в интернете и получить читателей. Читатель хочет читать бесплатно и без регистрации книги современных авторов. Литературный сайт руиздат.ру предоставляет им эту возможность. Кроме этого, наш сайт позволяет читателям после регистрации: использовать закладки, книжную полку, следить за новостями избранных авторов и более комфортно писать комментарии".




Я и мой лучший друг - ОКР!


Дмитрий Бондаренко Дмитрий Бондаренко Жанр прозы:

Жанр прозы Драма
162 просмотров
0 рекомендуют
0 лайки
Возможно, вам будет удобней читать это произведение в виде для чтения. Нажмите сюда.
История о парне с ОКР и его борьбе с данным недугом.

шь ко мне – я повторю. Угу? – Очередной кивок от Джима. – Отлично. Также следует сразу рассказать о побочных эффектах, которые могут возникнуть. Это не значит, что они возникнут, но ты должен быть к ним готов, поэтому я, как твой врач, обязана тебя о них предупредить.

- Я понимаю.

- Хорошо. И так, все побочные эффекты я перечислять, конечно же, не буду, если захочешь – ознакомишься с ними в инструкции, но обозначу основные, с которыми ты можешь столкнуться во время приема лекарств. Среди них следующие: головная боль, сонливость или чувство тревоги, может наоборот бессонница, также боль в животе и сыпь. Это, если вкратце.

Джим испуганно уставился на психолога.

- Не бойся. – Кэтрин рассмеялась. – Вероятность того, что хотя бы один из подобных эффектов проявится крайне мала. Главное, придерживайся назначенной мною дозировке и все будет хорошо. Угу?

- Ладно. – Джим легко качнул головой и облегченно выдохнул.

- Но сразу скажу, что если во время приема лекарств ты, вдруг, почувствуешь негативную реакцию на них своего организма – сразу иди ко мне. Все понял?

- Да. – Уверенно заявил Джим.

- Отлично. Молодец. Помни, это очень важно.

- Хорошо.

- Также я не наблюдаю у тебя признаков синдрома Туретта, что очень хорошо. И еще, скажи, у тебя случаются приступы депрессии?

- Нет. – Джим удивленно посмотрел на Кэтрин и отрицательно покачал головой. – А что такое?

- Угу. Та нет, ничего такого. Просто это значит, что не нужно будет принимать дополнительные лекарства. – Кэтрин улыбнулась. – Уже легче. Да?

- Ага. – Протянул Джим.

Удивленное выражение пока не спало с его лица, но не только из-за предыдущего вопроса Кэтрин, а также и из-за следующих слов женщины:

- Джим, я хочу попросить тебя еще об одном.

- Да, о чем именно?

- Я знаю, что тебе сложно довериться людям и контактировать с ними, но, помимо наших с тобой обязательных последующих встреч. – На эти слова Кэтрин поставила особое ударение. – В качестве дополнительного лечения, я также хочу, чтобы ты посетил собрания моей группы помощи и поддержки больных ОКР.

- Что?

- Пойми, эти люди так же, как и ты, столкнулись с данным недугом, а потому, поверь, если ты не побоишься и откроешься им – они станут тебе лучшими советчиками и, возможно, даже друзьями. – Кэтрин с надеждой в глазах посмотрела на Джима. – Ну, что скажешь?

- Я подумаю о вашем предложении. – Джим опустил голову.

- Конечно. Я понимаю, поэтому я не буду давить на тебя или торопить с принятием решения. Можешь сразу не отвечать. Если что, собрания проводятся каждую субботу в 9 часов утра в библиотеке нашей школы.

- Почему именно в библиотеке, а не в вашем кабинете?

- Тесно. – Улыбнувшись, Кэтрин спокойно пожала плечами.

- Неужели в школе так много больных этим ОКР?

- Там не школьники.

- Оу...

- Джим, не бойся. Никто не собирается тебя там обижать. Хорошо?

- Ладно. – Джим кивнул. – Я понял.

- А если серьезно – библиотека просто более приспособленная под такого рода собрания. Там есть столы и стулья. К тому же, ее все равно по выходным никто не посещает.

- Ну да, согласен. – Джим почесал затылок.

- К слову, Джим, скажи, я знаю, что вы с мамой живете одни. Это правда?

- Да.

- А что случилось с твоим папой?

- А зачем вам это?

- Ну, как же, я ведь психолог и в данный момент твой лечащий врач, поэтому, чтобы помочь тебе – мне все нужно знать. Понимаешь?

- Да. Отец ушел из семьи, когда мне было десять лет. – Джим спокойно пожал плечами, когда на самом деле внутри него при упоминании отца все забурлило. Нет, не ненавистью – переживаниями. Из-за чего он снова дернул головой.

- Понятно. – Вдумчиво хмыкнула психолог. – Джим, я бы хотела поговорить с твоей мамой.

- Нет. Прошу, этого нельзя делать! – Внезапно парень сменился в лице и выкрикнул.

- Почему?

- Она постоянно работает, к тому же я не хочу ее беспокоить. Поймите, ей и так тяжело.

- Хорошо. Я понимаю. В таком случае, я жду от тебя ответственности и полной отдачи. Угу?

- Спасибо. Да, конечно, я согласен.

- Молодец. Ладно, на сегодня, думаю, хватит, поэтому прием окончен. – Кэтрин довольной хлопнула в ладоши. – Ну что, и ведь не страшно было, угу?

- Ага. – Джим улыбнулся.

- Выходит, я могу рассчитывать на еще одну нашу с тобой встречу?

- Да, я ведь дал понять, что хочу излечиться, и что доверяю вам. – Уверенно заявил Джим.

- Верно.

- Так. Я могу идти?

- Конечно. – С улыбкой на губах, Кэтрин одобрительно кивнула. – Увидимся в следующий четверг в это же время. Угу?

- Хорошо. Спасибо вам за помощь. Прощайте.

Джим встал со стула и покинул кабинет психолога.

Суббота. 9 часов утра. Школьная библиотека. Собрание группы поддержки.

Джим так боялся опоздать, что проснулся в шесть часов утра. У школы, учитывая все его ежедневные ритуалы, он был уже в половине девятого, но сразу заходить также побоялся, вот и слонялся вокруг, пока часы не показали 8:50 – тогда-то он наконец-то и решился зайти внутрь. Хотя несколько раз во время данного ожидания его голову посещала мысль, что стоит все-таки вернуться домой, но Джим каждый раз говорил:

- Нет. – И отгонял ее прочь, дергая головой.

В библиотеке не было читателей, лишь пару человек сидело на двух стульях из семи, поставленных по кругу в самом центре помещения. Джим живо понял, что ему туда.

Парень дернул головой, но впредь старался держаться и не делать этого при людях. Правда, чего скрывать от таких же, как и он сам? Было не понятно.

Затем Джим неторопливо приблизился к людям, неуверенно кивнул им, как бы говоря: «здравствуйте», но только молча. Получил легкие кивки в ответ и занял, как он понял, свободный стул. Спросить «так ли это» – побоялся, но ни на одном из них не было написано имен, а значит, садись, куда пожелаешь.

Постепенно в помещении библиотеке начали появляться люди, а вместе с тем и круг из стульев пополнялся все новыми и новыми лицами. Да, Джим видел всех этих людей впервые, а потому их постоянное дружеское:

- Привет. – Обращенное ко всем сразу, ни о чем ему не говорило.

И на секунду ему показалось, что он самый молодой участник группы, ведь оставалось всего два стула, один из которых точно предназначен для мисс Кэтрин, а вокруг него сидели одни лишь взрослые люди. И с каждым новым вошедшим человеком Джиму становилось все более неловко, но пик данного чувства пришелся на следующие несколько минут, которые тесно связаны с ответом на вопрос: «Почему всего на секунду?». Да потому что в итоге ему пришлось признать свою ошибку, по причине того, что он оказался всего лишь «одним из», ведь именно в этот самый момент у Джима перехватило дыхание, когда он увидел, как в помещение библиотеки вошла девушка. У нее были кудрявые каштановые волосы по плечи, карие глаза, широкая красивая улыбка и, что он также, странным образом, нашел привлекательным, большие зубы.

Предпоследний стул, помимо оставленного для Кэтрин, который девушка и заняла, находился прямо напротив Джима.

Он временами переглядывался с девушкой, которая ему мило улыбалась. Затем старался сдержанно – малозаметно дергать головой и неловко отводил глаза.

Наконец-то в помещении показалось хоть одно знакомое лицо – это появилась психолог Кэтрин. Женщина живо шагала к гостям, но только завидела Джима – тут же остановилась и, улыбнувшись, радостно воскликнула:

- Ты все-таки пришел. Молодец!

Джим не любил привлекать к себе лишнего внимания, а сейчас буквально каждый смотрел в его сторону, вот парень и опустил голову.

Кэтрин, осознав свою ошибку, мигом замолчала и дальше зашагала. Но извиняться при этом не стала, ведь понимала, что подобное – хорошо в воспитательных целях. Джиму нужно побороть свой страх и в конечном итоге открыться всем этим людям, если он действительно желает, чтобы ему помогли, если он и вправду готов к этому. Он должен воспринимать их, как часть своего окружения, практически семью, довериться им и не ждать смеха с их стороны.

Но для этого Джиму придется породниться с ними и стать в их кругу более раскрепощенным. Дабы сделать его расположенным к общению, Кэтрин решила, напротив, сконцентрировать на нем внимание, тем самым подтолкнув крайне неразговорчивого парня к диалогу. Обычно это способно еще сильнее закрыть и без того замкнутого в себе человека, но женщина знала, что Джиму просто не хватает поддержки, поэтому считала, что в его случае излишнее внимание в окружении хороших людей, которые не только не собираются причинять ему вреда, а даже наоборот способны оказать ему ту самую, так называемую, поддержку – в итоге откроет парня. Пусть даже и не сразу.

Вот Кэтрин и продолжила гнуть свою линию.

Женщина села на последний стул, завершив тем самым сбор их группы, и, осмотрев каждого по кругу, начала говорить:

- Здравствуйте. – Люди молча кивнули ей в ответ. – И вот мы снова, в который уже раз, здесь с вами собрались.

Кэтрин хлопнула в ладоши и продолжила:

- Но, как вы уже успели заметить – сегодня мы тут не одни. Да, да. У нас пополнение. Скрывать не стану, я надеялась, что он придет. Прошу, поприветствуйте новенького в нашей группе.

Женщина показала на Джима рукой. И тут все принялись дружно аплодировать парню, что вызвало у него только больше неловкости, а только успокоились – Кэтрин добавила:

- О себе же он лучше пусть расскажет сам. – Затем посмотрела на парня и сказала. – Давай, Джим, дерзай! Я верю, что у тебя все получится. Не бойся.

И тут Джим краем глаза заметил, как все принялись его внимательно слушать.

Парень сдержался, чтобы не дернуть головой, а только поборол свой страх – вздохнул, поднял голову и, собравшись с мыслями, сказал:

- Так. Всем привет. Меня зовут Джим Лейк. Мне 16 лет. Я учусь в школе. Живу с мамой.

- Хорошо. Отлично! – Радостно воскликнула Кэтрин. – Ты молодец, Джим, продолжай.

- Это все. – Джим отрицательно покачал головой.

- Все? Точно? Джим, ты можешь и дальше рассказывать нам о себе. Не бойся. Мы все здесь тебя поддержим. – Она обвела собравшихся людей рукой. – Скажи, к примеру, зачем ты сюда пришел?

- Потому что вы меня попросили прийти.

- Да, но чего ты сам желаешь добиться от данных собраний? Помнишь, мы с тобой говорили об этом на встрече?

- Простите меня, мисс Кэтрин, но я не боюсь, я просто не хочу говорить. – И вновь Джим, словно виновато, голову склонил, которой перед этим еще и дернуть к плечу успел.

- Ничего страшного, Джим. Я понимаю. – Кэтрин кивнула, а вдогонку вдумчиво хмыкнула: «Видимо, пока еще рано. Нужно время». – Ладно, кто тогда поделится с нами ходом и успехами своего излечения? Боб, может быть Вы?

Обратилась она к мужчине, сидящему рядом с Джимом, желая тем самым показать парню пример и доказать, что ничего страшного в этом нет.

- Оу, да. Я могу. – Мужчина безразлично пожал плечами. – С радостью.

- В таком случае, прошу, вы можете начинать.

И мужчина приступил к своему рассказу, но Джим его уже не слушал, ведь парень поднял глаза и схватил ступор, только столкнулся взглядом с вновь мило улыбнувшейся ему той самой девушкой. Но Джиму показалось, что девушка просто смеется над ним и его недугом, а потому, вместо ответной улыбки, он снова дернул головой и взгляд неловко в сторону отвел, из-за чего припали его глаза к полу.

Так он и просидел до конца собрания, ведь после рассказов еще нескольких человек все разошлись. Кэтрин ничего не сказала Джиму, лишь понадеялась, когда говорила людям вслед:

- И не забудьте, в следующую субботу у нас очередное собрание группы. – Что он снова придет, но на этот раз будет уже более разговорчивым, прекрасно понимая, что Джиму просто следует привыкнуть к обстановке и новым людям вокруг себя. Что, в принципе, не так уж и сложно, особенно учитывая, что он является «человеком-привычкой».

Вторник.

Прозвучал звонок с урока истории. Ученики начали покидать класс истории. Вот и Джим направился к двери, когда, проходя мимо стола учителя, был остановлен мистером Пуртредом:

- Джим, задержись на несколько минут, будь так любезен.

- Ладно. – Кивнул парень.

Джим сел за первую парту и пытливо уставился на учителя. Тот в свою очередь терпеливо дождался пока в классе останутся только они и наконец-то заговорил:

- Джим, мы ведь так и не поговорили с тобой после твоего посещения психолога.

- Ага. – Джим почесал затылок. – Верно.

- Ты, конечно же, можешь не говорить со мной об этом, если не хочешь. Просто. – Учитель вздохнул. – В общем, не сочти мои слова за грубость или навязчивое любопытство. Хорошо? Пойми, я лишь беспокоюсь о тебе.

- Ничего, я понимаю. И да, я тоже хотел с вами поговорить, просто не знал: как и когда?

- Понятно. – Хмыкнул учитель, а после улыбнулся. – Здесь и сейчас тебя устроит?

- Да. – Джим ответил мужчине широкой улыбкой. – Вполне.

- Ну так... – Неловко протянул учитель.

- Ну так, что? – Подхватил его слова Джим.

Мужчина посмеялся и сказал:

- Мисс Кэтрин дала ответ на твой вопрос?

- Да.

- И что же это такое? Ну, я про твой недуг. Если не секрет, конечно.

- Нет, секрета здесь никакого нет. Особенно от вас. – Джим отрицательно покачал головой и тут же продолжил. – Это обсессивно-компульсивное расстройство. Это такое психическое заболевание. Тяжелое, особенно у меня, но не серьезное, как, например, там шизофрения или расстройство личности. К тому же, хорошо поддается лечению.

- Понятно. – С улыбкой кивнул мужчина, ведь его импонировал подобный уровень доверия со стороны Джима. – То есть, получается, все хорошо. Да? Это ведь хорошо, верно?

- Еще бы! – Радостно воскликнул Джим, довольно улыбнувшись. – Ведь я наконец-то знаю с чем борюсь! И теперь мне, определенно, есть, что противопоставить своему недугу.

- Отлично. Правильно мыслишь, Джим! – Учитель довольно хлопнул в ладоши, а после вопросил. – К слову, судя по тому, что я больше не наблюдаю признаки твоего недуга на уроках – можно сказать, что ты уже вылечился?

- Пока нет, что вы. – Тихо посмеялся Джим. – Ведь я только недавно начал принимать лекарства, поэтому результат еще не так заметен, но прогресс и вправду уже есть. Поэтому, думаю, они действительно способны мне помочь.

Джим пожал плечами.

- Прости, я ведь не знаю, как это все устроено, но мне определенно нравится твой настрой, Джим. Так держать! – Учитель одобрительно покачал головой. – Главное, не забывай об этом и не бросай лечение. Поверь, Кэтрин тебе плохого не посоветует – она хороший человек, который, как и я, желает тебе только добра.

Затем мужчина вдумчиво потер подбородок и добавил:

- Отчасти именно поэтому я и настоял в разговоре с директором на том, чтобы тебя отправили к ней – знал ведь, что кто, как не Кэтрин решит твою проблему.

- И я вам за это очень благодарен, честно. – Джим, словно от груза вины, склонил голову.

- Верю. – Мужчина улыбнулся.

Но секунду спустя парень поднял голову и, пытливо уставившись на учителя, вопросил:

- А откуда вы это знали?

- Что именно, Джим?

- Что мисс Кэтрин сможет мне помочь?

- Ну, как же. – Протянул мужчина, удивленно почесав затылок. – Во-первых, она психолог, при чем очень хороший. А во-вторых, мы поговорили с ней о твоей проблеме, уж прости меня за это, и она пообещала тебе помочь. Об одном я лишь жалею, что раньше не додумался к ней обратиться.

Учитель недовольно цокнул языком и, явно разочаровано, покачал головой.

Джим не нашел слов, настолько он был шокирован, в хорошем смысле этого слова, признанию учителя, вот и сидел с широко открытым ртом и округленными глазами, молча смотря на мистера Пуртреда.

Заметив это, мужчина легко улыбнулся и спросил:

- Что? Все еще не веришь, что рядом есть люди, которые не стремятся насмехаться над тобой, а вместо этого действительно хотят тебе помочь? Ничего, у тебя на то есть все основания. Поверь, я прекрасно тебя понимаю, ведь меня самого окружает много плохих людей. Но не стоит преждевременно расстраиваться – в мире также хватает и хороших, просто нужно научиться их различать. – Печально глядя на Джима, Пуртред закивал головой.

- Но как? – Джим направил на учителя свой любопытный взор.

- Не знаю, не смогу объяснить. Это само приходит. С опытом. Единственное, что я могу тебе сказать, так это то, что хорошие люди всегда будут готовы помочь тебе в трудную минуту, даже ничего не потребовав взамен. Вот, если встретишь такого человека – держись за него, как за спасательный круг во время шторма. – Пуртред почесал затылок. – Понимаешь?

- Кажется, да. – Удивленно протянул Джим. – Буду знать. Спасибо Вам за поддержку, добрые слова и данный совет.

- Обращайся. Сам знаешь, я всегда рад тебе помочь. – Учитель пожал плечами и довольно улыбнулся.

- Да, знаю. – Кивнул Джим и тут же вспомнил еще об одном. – Мисс Кэтрин попросила меня посетить собрание группы поддержки.

- Так. А ты что? – Пуртред придвинулся ближе к Джиму и принялся заинтересованно слушать парня. – Не отказался, надеюсь?

- Та нет. Я согласился.

- Молодец.

- Просто. Я просто не знаю... – Джим вновь опустил голову и забегал глазами по полу.

- Можешь не продолжать, кажется, я все понял.

- Правда? – Джим поднял глаза и посмотрел на учителя.

- Конечно. – Улыбнувшись, кивнул в ответ тот. – Опасаясь их реакции, ты боишься открыться этим людям. Но уверяю тебя, тебе нечего бояться, ведь кто, как не они, способны понять тебя лучше всего? Даже я не смогу, как бы не пытался, как бы не хотел этого. Правда.

- Вот и Кэтрин мне также говорила. – Вздохнул Джим и поник.

- А ты что? Ну, то есть собрания уже проводились? Ты ходил на них?

- Да. Но только одно. Правда, на нем я молчал, хоть Кэтрин и советовала мне довериться им, как ей, но я не смог. Там было столько новых лиц для меня, что я просто растерялся.

- Ничего, такое может с каждым произойти. Ты ни в чем не виноват, понял? Смена обстановки и окружения всех пугает – это нормально. К такому обычно со временем привыкают, вот и ты привыкни к этим людям, ведь я бы советовал тебе больше не молчать и впредь довериться им. Общение с людьми, находящимися в таких же условиях, как и ты сам, а также понимание их проблем – путь к лечению твоего личного недуга. Понимаешь?

- Да. – Кивнул Джим.

И он действительно понял. Не со второго раза, просто словам мистера Пуртреда он больше доверял, чем мисс Кэтрин.

- Славно. Вот и договорились. – В очередной раз хлопнув в ладоши, радостно заключил учитель.

- Хорошо. – В ответ довольно улыбнулся Джим.

Вмиг лицо учителя приняло серьезное выражение, и мистер Пуртред вопросил:

- К слову, ты не вылечился – это я понял, но как ты себя сейчас чувствуешь? Ты говорил про прогресс в лечении, значит, уже есть улучшения?

- Вы же сами ранее заявили, что больше не наблюдаете на уроках признаки моего недуга. – Джим спокойно пожал плечами. – Вот вам и ответ.

- Понятно.

- То есть, конечно, я пока не избавился от них полностью, но то, что они стали реже меня мучить – это факт. Лекарства позволяют мне дать им отпор. Но, как сказала мне мисс Кэтрин, лечение ничего не стоит без моего собственного вложенного труда.

- И она была права.

- Вот именно поэтому я постоянно и борюсь с одолевающими меня временами навязчивыми мыслями. – Джим посмотрел учителю в глаза. – Как тогда в кабинете директора. Я хотел, хотел это сделать, но сдержался, ведь вы меня об этом попросили.

- Я помню. – Кивнул Пуртред. – И ты справился с этим. Молодец!

- Да. Вроде как. – И Джим, почесав затылок, снова печально голову склонил.

И чтобы хоть как-то его подбодрить, учитель сказал:

- Жизнь – это борьба против разрушающих начал. Всякий, кто не защищается как следует, должен погибнуть. – Вздохнув, Пуртред процитировал Жозефа Ренана.

- Звучит жестоко.

- Да, так и есть, но хочу заметить, что это не мои слова, от себя я лишь добавлю: ты сильный, знай, а потому тебе это не светит!

- Спасибо. – Хмыкнул Джим.

Прозвучал звонок.

Учитель выдохнул, посмотрел на дверь и заявил:

- Ладно, тебе уже пора идти. Спасибо, что уделил мне время.

- Нет. – Джим отрицательно покачал головой. – Это вам спасибо за Ваши советы и слова.

- Хорошо. Принимается. – Пуртред улыбнулся. – В таком случае, не за что.

Джим кивнул.

- Прощайте.

- До встречи, Джим.

Джим покинул кабинет и к своему шкафчику направился. Сегодня у него больше не было уроков, а значит, можно идти домой, но перед этим следует забрать несколько вещей.

И снова на его пути встал главный враг – лестница. Борьба борьбой, конечно, но как бороться с данным ритуалом он пока не знал, та и лекарства, по всей видимости, тоже. Раз не помогли ему дать отпор. Вот Джим и зашагал своим обычным шагом – три вниз, два наверх. И вновь под шепот и смех окружающих его учеников. Хорошо, их немного было, ведь ранее прозвучал звонок уже на следующий урок, а не перемену.

Но тут к нему Оливия подскочила. Девушка мягко обхватила его руку за локоть и прижала к своей груди. Оливия прошептала:

- Помощь нужна? – И улыбнулась.

- Что? – Опешив, Джим дернул головой и на девушку уставился. – Нет, не надо. Спасибо.

Джим покачал головой.

- Брось. И да, к слову, не обращай на них внимание. – Настояв на своем, сказала она о других учениках. – Они – просто глупцы, которые даже понятия не имеют, над чем смеются.

- Я к этому уже привык, а потому давно научился на обращать на них внимание. – Джим пожал плечами.

- Молодец.

- Та и вообще, я их не виню, даже понимаю.

- Даже так. Ясно. – Хмыкнула Оливия. Ее явно впечатлил его ответ. – Ладно. А теперь давай. Успокойся, делай глубокие вдохи, а затем выдохи, и самое главное – думай о хорошем. Выбрось прочь все ненужные мысли из головы.

После чего девушка вниз его повела.

Джим от неожиданности испугался. Парень попросту растерялся, настолько внезапно она это сделала. Но уже спустя несколько секунд Джим, по всей видимости, полностью с этим смирился, ведь даже не смотря на страх и растерянность, он все равно, хоть и смотря на улыбающееся лицо милой девушки округленными от удивления глазами, послушно выполнял ее указания. Он и вправду сосредоточился на хорошем – ней, попутно пытаясь с навязчивыми мыслями бороться. К слову, вполне успешно. Вот только без ритуала ненужные мысли прочь из головы не выбросить, а потому Джим, хоть и старался держаться, но иногда все же легонько дергал головой, что постоянно и замечала девушка.

Они медленно спускались вниз, Оливия же при этом без устали повторяла ему на ухо:

- Оставь все тревоги позади. Оставь все тревоги позади. – Так Джим и сделал. – Сосредоточься на моем голосе, лице. Слушай мой голос и успокаивайся. Забудь о пугающих тебя мыслях. Забудь обо всем вокруг. Обо всем, кроме этого момента.

Ее улыбка притягивала взгляд Джима. Взгляд, который парень был не в состоянии оторвать от столь красивой девушки.

Джим шагал рядом, ведомый ее словами и рукой и, вовсе позабыв о ритуале, просто любовался Оливии красотой. И в данном процессе он чувствовал себя крайне безучастным, ведь все, что он делал – слушал ее и рядом шел.

И только они оказались внизу – момент, который Джим, из-за бесконечного потока мыслей в своей голове, даже умудрился упустить, Оливия тут же радостно заключила:

- Вот и все, мы пришли. Молодец, ты справился. Ура! – Воскликнула девушка, продолжая держать Джима за руку, что парень счел чем-то крайне приятным.

Парень в ответ лишь молча улыбнулся.

- Видишь, не так уж и сложно. Правда?

- Ага. – Джим кивнул.

Оливия наконец-то отпустила руку парня и тут Джим живо коснулся ее запястья, после чего мигом поспешил извиниться:

- Прости. Я не хотел. Ну, то есть...

- Джим, успокойся. Все нормально. Можешь не продолжать. Правда.

- Ты не подумай. Я принимаю лекарства, просто начал совсем недавно, вот и не смог пока избавиться от всех своих ритуалов. – Джим дернул головой.

- Джим, я же говорю, не нужно. Поверь, я тебя прекрасно понимаю – сама такая. – Пожав плечами, улыбнулась Оливия.

- Спасибо тебе за понимание. А я уже боялся, что будешь смеяться. – Джим неловко опустил глаза.

- Стоп, так ты из-за этого был таким неразговорчивым на собрании?

- Да. – Джим кивнул и вздохнул. – Прости.

- Ладно, ты не виноват. – Отмахнулась Оливия. – И снова же, я тебя понимаю – трудно довериться посторонним людям, особенно, когда видишь их впервые в жизни, а сам еще к тому же и ведешь себя не как все. Но если все же попытаться – они смогут помочь тебе, наконец-то подарив долгожданное излечение.

- Знаешь, ты не первая, кто мне это говорит. – Хмыкнул Джим.

- Полагаю, что так оно и есть. – Она взяла его за руку. Джим хотел задать вполне уместный вопрос: «что ты делаешь?», но его сердце так заколотило в этот момент, что сей колот напрочь выбил все мысли из его головы. – Видишь ли, лекарства ничего не стоят без усилий и желание сопротивляться своей болезни.

- И снова – мне это уже говорили.

- Не сомневаюсь, ведь методика лечения для всех одна. Та и что еще можно посоветовать человеку в подобном твоему положении, верно? – Девушка улыбнулась. – Вот только человек, который сам никогда не был в таком положении не сможет понять тебя и дать действительно правильный совет. А неправильный совет, пусть даже и хороший, сказанный другом, которому ты доверяешь и знаешь, что он не желает тебе зла, все равно способен нанести тебе вред. Джим, скажи, ты понимаешь о чем я тебе сейчас говорю?

- Если честно – не совсем... – Удивленно протянул Джим.

- Такой совет способен подарить тебе лишние надежды, заставив бездействовать, беспечно полагая, что все пройдет само, но оно не пройдет, именно поэтому подобное при твоем недуге просто недопустимо! – Не смотря на серьезность своего заявления, Оливия спокойно пожала плечами.

- Да, пожалуй, ты права. – Джим согласно покачал головой.

- Вот именно поэтому я и хочу попросить у тебя прощение за то, что я сейчас сделаю, Джим.

- Что?

Оливия отпустила руку Джима:

- А теперь держись, Джим. Давай! Терпи! Борись! Ты сможешь. Я в тебя верю! Главное, расслабься.

- Как я могу расслабиться, если должен сопротивляться своим ритуалам? – Скрипя зубами, раздраженно поинтересовался Джим. – Противоречиво получается. Не находишь?

Во всей этой ситуации Джима радовало лишь одно – их никто не видит, ведь большая часть учеников уже отправилась на следующие уроки или вовсе ушла домой. А те немногочисленные ребята, которые все же появлялись в коридоре, сами, по всей видимости, куда-то очень торопились, раз мимо пробегая, не обращали на Джима с Оливией никакого внимания.

- Расслабь мышцы, но не голову. Отпусти свои страхи, освободив ее. Сосредоточься на хорошем, замени тревогу чем-то приятным. Не дай ей завладеть тобой.

- Как?

- Просто не думай об этом. Вот и все. И помни про дыхание.

Звучит-то просто, но на деле это оказалось гораздо сложнее, хотя когда ему в жизни было легко? Вот парень и начал бороться. Дышать и бороться со своими позывами. Пытался выбросить их из головы, не думать об этом, как того советовала Оливия, но все оказалось тщетно. Минуту продолжался его бой, но в конечном итоге он все-таки сдался и проиграл, а затем сказал:

- Прости меня. – И коснулся руки Оливии в ответ.

Вот он – парадокс, из-за которого проще сказать, чем сделать. А заключается сей парадокс в том, что мысли и причиняют Джиму боль, а потому, чем больше он думает, тем чаще проявляются его компульсии, даже если он думает о том, чтобы их не было. Но и не думать тоже нельзя, верно? Он должен. Это ведь как дышать...

- Ничего страшного. Видимо, пока еще рано, но ты все равно молодец, ведь только что ты стал на шаг ближе к своему исцелению. Поздравляю.

Услышав ее слова, Джим довольно улыбнулся:

- Спасибо за понимание и помощь.

- Всегда пожалуйста. – Улыбнувшись в ответ, кивнула Оливия. – А по поводу того, что с первого раза не получилось – ты не переживай, никому сразу не удается побороть свои страхи и ритуалы. Но ничего, со временем сможешь, главное, начало положено.

Заключила девушка и посмотрела на согласно кивнувшего ей Джима:

- Я понимаю.

Оливия тем временем продолжила:

- Кстати, а как ты себя теперь чувствуешь?

- Свободным...

- Вот! – Радостно протянула Оливия. – Именно к этому чувству ты и должен в дальнейшем стремиться. К слову, это была, так называемая, когнитивно-поведенческая терапия. Ее суть заключается в том, что человек помещается в ситуацию, которая вызывает у него тревогу и находится в подобной ситуации до тех пор, пока тревога полностью не исчезнет. При этом он не должен совершать никаких компульсивных действий.

- И это работает?

- Конечно, но только в совокупности с медикаментозным лечением. А, в общем, чего я рассказываю, если скоро ты и сам сможешь в этом убедиться? – И тут девушка загадочно улыбнулась.

Он, возможно бы, и удивился этому, но, увы, успел погрузиться в печаль, вот и не придал этому значения.

- Выходит, я не справился. – Джим выдохнул и опустил голову.

Девушка же поспешила успокоить и утешить парня:

- Не переживай. У тебя еще все впереди. – Оливия спокойно пожала плечами.

- С тобой тоже это делали? – Джим поднял глаза и, посмотрев на Оливию, вопросил.

- Да. Все через это проходят. На одних медикаментах, без терапии, ты, вряд ли, сможешь вылечиться.

- Логично. – Джим кивнул. – Слушай, а ты что, тоже учишься в этой школе?

- Ну, да. – Оливия удивленно посмотрела на парня и улыбнулась.

- А почему я тебя тогда раньше никогда в школе не видел?

- Так может, это потому, что ты всегда ходишь с опущенной головой, а? – Девушка ехидно улыбнулась.

- Справедливо. – Джим согласно покачал головой.

- А ты веселый. – Сказала девушка и тут же принялась заливисто смеяться.

Смех оказался для Джима настолько неожиданным, что парня даже передернуло от испуга. Но затем, когда он наконец-то успокоился и пришел в себя, а реакция девушки больше не казалась ему внезапной, Джим начал слушать ее смех. Парень счел смех девушки очень красивым, как и ее саму. И тут его лицо расплылось в довольной улыбке.

Оливия заметила его улыбку и, успокоившись, любопытно поинтересовалась:

- Джим, ты чего? – А у самой щеки покраснели от смущения.

- Что? А. – Живо спохватился растерянный Джим. Вмиг с его лица спала улыбка. – Нет. Ничего.

- Ага. Понятно. – Оливия кивнула и подозрительно уставилась на парня. – Знаешь, ты иногда словно в какую-то прострацию проваливаешься.

- Да, бывает такое. Прости. – Джим неловко почесал затылок. – Там я отдыхаю от окружающего меня мира. Лишь в моем подсознании я могу достичь умиротворения.

- Не извиняйся. Это чудесно звучит. Правда. – Оливия покачала головой. – И... И, кажется, я тебя прекрасно понимаю. Самой иногда хочется куда-то сбежать от всей этой суеты.

- Согласен.

- В таком случае, ответь мне, Джим, не найдется ли там местечка для еще одного человека, а?

Девушка широко улыбнулась и пытливо уставилась на Джима. У парня тем временем вновь округлились глаза – он растерялся и вопросил:

- Что?

- Та я шучу. Успокойся. – И снова он услышал ее громкий смех, который на этот раз слушал с наслаждением. – Боже, у тебя же, вроде, есть чувство юмора? Тогда чего ты так напрягся, а?

- Нет, я понял, что это была шутка. – Джим пожал плечами.

- Ага. Рассказывай. Понял он. Ну-ну... Ладно, забей. – Девушка отмахнулась.

- Прости.

- Ты слишком часто извиняешься. Не нужно этого делать, Джим. Хорошо?

- Прос... Эм... Да, я понял. – Джим выдохнул и опустил голову. – Исправлюсь.

- Джим, хочешь дам еще один совет? – Улыбнулась Оливия.

- Конечно. Давай. – И тут же кверху подскочила его голова, а глаза уставились прямо на ее лицо, настолько он внимал ее словам, вот так он верил ей.

- Чаще улыбайся – у тебя красивая улыбка и она очень тебе идет. Не стоит бояться показывать другим свою радость или уж тем более счастье. Понимаешь о чем я?

От такого заявления Джим и вовсе язык проглотил, не зная, что ответить, вот он и промолчал. Лишь дернул парень головой, а после от удивления немного рот приоткрыл и округлились его глаза.

- Поняла, снова прострация, верно? Так я и думала. Что же, тогда примем твое молчание за «да». – С улыбкой на лице, хмыкнула Оливия.

- Что? А... Да. – И вновь, словно очнувшись ото сна, Джим согласно кивнул.

- Слушай, если хочешь и ничем не занят сегодня вечером – я могу показать тебе свое место для души. Что скажешь?

- Что, прос... – Запнулся Джим, а после откашлялся. – То есть, что?

- Ничего такого, не подумай. – Оливия начала смеяться. – Просто дружеское предложение. Вот и все. Кто знает, может мое место и тебе поможет?

- Что?! – Джим снова непроизвольно дернул головой.

Девушка, загадочно улыбаясь, пожала плечами и добавила:

- Так ты согласен или как?

Джим помнил, что мама вернется с работы поздно вечером или и вовсе останется на ночную смену, а потому переночует в больнице. Конечно, ему это не нравилось, но что он мог поделать? В общем, именно поэтому, потому что не боялся он ее переживаний, ведь не узнает мама, где ее сын, Джим и согласился, вот только решил уточнить напоследок:

- А это вообще надолго?

- Не волнуйся. К ночи уже будешь дома. Спокойно спать в своей кровати. – Рассмеялась девушка.

- Тогда ладно.

Ему это все казалось очень странным мероприятием, но кому, как не «мистеру странному» говорить о том, что странно, а что нет. К тому же, его подкупило доверие. Его собственное доверие к Оливии, ведь Джим понял, что девушка не желает и, что самое главное, не собирается причинить ему вреда, а если она и смеется с него, то уж точно не с его ритуалов, а скорее с его поведения в целом, что не относится к недугу парня. Справедливости ради хочется отметить, что тут также немаловажную роль сыграло то, что его просто манила улыбка Оливии, как и сама девушка, перед которой ему было трудно, а то и вовсе невозможно, устоять. А потому и не отказался Джим от столь странной, на первый взгляд, авантюры. Ведь, как ранее и посоветовал ему учитель, за таких людей нужно держаться, словно за спасательный круг.

- Отлично. В таком случае, если нужно – забери свои вещи из шкафчика, а я пока пойду и заберу свои, после чего встретимся у школы. Хорошо?

- Да. – И снова Джим кивнул.

И пока Оливия пошла дальше по коридору, парень направился к своему шкафчику, который как раз находился недалеко от ступенек. Он открыл дверцу шкафчика и начал перекладывать книги в портфель, когда его окликнул крайне знакомый, но уже давно забытый, голос сбоку:

- Джим, привет. Как поживаешь? – Радостно воскликнул тот.

Джим выглянул из-за дверцы шкафчика и увидел своего бывшего лучшего друга, и тут же вспомнил его имя – Марк. Парень кивнул и улыбнулся. Джим же удивился подобному развитию событий, а потому ответил лишь через несколько секунд, когда наконец-то с мыслями собрался:

- Привет. Все нормально. – Пожав плечами, протянул Джим, после чего уставился на Марка округленными глазами и приоткрытым ртом.

- Это хорошо. Рад за тебя.

«Сговорились они все, что ли, постоянно спрашивать, как у меня дела? И чего это вдруг ему вообще приспичило поговорить со мной? После стольких-то лет молчания и избегания». Задался вполне резонными вопросами Джим и мигом об Оливии подумал, дабы в очередной раз не дернуть на глазах у бывшего друга головой.

Ответов на свои вопросы Джим, правда, так и не услышал, возможно, потому, что он задавался ими в уме, а может все-таки еще и из-за того, что «друг» его все равно не собирался об этом рассказывать, ведь сразу после этого:

- Ладно. – Марк почесал затылок и, сказав напоследок. – Еще увидимся. Давай, до встречи.

Помахал ему на прощание рукой и прочь ушел.

Джим лишь шепнул тому вслед:

- Еще увидимся? Та что на него нашло?

Джим тем временем закрыл дверцу шкафчика и снова началось его «любимое» времяпрепровождение под названием «оглянись посмотреть не открылся ли он» – нет, далеко не любимое. Вот он, вздохнув, мысленно и заключил: «Все! Пора уже с этим заканчивать. Давай, борись!». После чего начал делать то, чему его научила Оливия, а именно дышать и думать о хорошем – то есть ней, при этом представляя ее рядом. Такую же красивую, заботливую и помогающею ему, как и всегда.

Он даже не стал проверять закрыт ли шкафчик, а просто развернулся и начал идти по коридору к выходу из здания. Но как бы он не дышал, как бы не пытался отвлечь себя мыслями об Оливии, простым, легким и спокойным этот путь все равно нельзя было назвать – это была пытка даже похлеще самих ритуалов. Мука наполненная чувством тревоги. Из-за чего в один момент он просто не выдержал и сказал себе: «Хватит! Не могу больше этого терпеть. Ей Богу, лучше несколько раз оглянуться, чем это». Что Джим, в принципе, и сделал, он сдался, а после ритуала поник и, виновато голову склонив, мысленно добавил: «Прости меня за это, Оливия, но я не смог. Видимо, в меня все-таки вселили лишние надежды, сказав, что я сильный. Все, как ты и говорила. Ты оказалась права. Учитель действительно не смог бы мне помочь. Он ошибался».

На глазах парня проступили слезы. Джим вытер их рукавом своей рубашки и двинулся в сторону двери на улицу.

Там его уже ждали.

Перед школой собралась толпа. Джим в раздумьях и сам не заметил, как оказался окружен. Он поднял голову, осмотрелся по сторонам. Тут к нему приблизился Хогин – тот самый хулиган и задира. Джим сразу понял, к чему все идет.

- Слушай ты! – Начал хулиган. – Любимчик Пуртреда, из-за тебя, прокаженный, учитель оставил меня после уроков! И мне пришлось долго объяснять матери, что ее сын натворил такого, что его оставляют после уроков. И я тебе этого не прощу! Ну что, сейчас он уже не сможет тебя защитить.

- Прости, но мне срочно нужно идти домой. – Парень дернул головой. Затем, опустив ее, Джим добавил. – Пропусти меня, пожалуйста.

- Конечно, проходи. – Хогин с улыбкой на губах и под смех толпы передразнил привычку Джима, но затем, неожиданно для Джима, та и чего там скрывать, всех собравшихся здесь учеников, которые то пытливо смотрели на хулигана, то удивленно переглядывались между собой, при этом пожимая плечами, одновременно с этим еще и успевая перешептываться, все же отступил в сторону, спокойно пропуская парня. Даже голову перед ним склонил и манерно руку выставил за свою спину, якобы показывая дорогу. Люди просто не могли понять, что происходит. Не смог подвох в поведении хулигана и Джим заметить, за что вскоре и поплатился...

- Спасибо.

Сказал парень и, не желая привлекать к себе лишнего внимание, поспешил пройти мимо, но ему не дали этого сделать, ведь кроме Хогина, который точно что-то знал, больше никто не стремился пропускать Джима, ожидая продолжения. Ведь толпа не за этим сюда пришла, вот Джим и оказался окруженным, и так как не мог прикасаться к людям – остановился. Да, облегченно выдыхать ему сейчас было еще, ой как, рано.

- Ха! Так я и думал. Никуда ты не пойдешь! Думаешь, я не знаю о твоих привычках, а?! – Хогин поставил особое ударение на слове «привычках». – Человек, которого ты все эти годы считал своим другом, все мне о тебе поведал.

Тут хулиган заливисто и явно самодовольно рассмеялся.

Джим снова глазами пробежался по толпе, когда в первых рядах увидел ехидно улыбающегося Марка. «Он ведь обещал, что мы еще увидимся». Проскочила мысль у него в голове, а на глазах парня вновь проступили слезы, которые он снова же поспешил стереть рукавом своей рубашки.

Джим еще с минуту осуждающего смотрел на «друга», но от того в ответ не последовало никакой реакции. В итоге Джим решил отвести взгляд, не желая ему показывать свою слабость, но тут произошло еще одно, что он успел увидеть прежде, чем отвел взгляд – из-за спины Марка показалась Милли. Девушка обняла парня, ласково пройдясь ему руками по груди, после чего посмотрела на Джима и также принялась ехидно улыбаться.

«Понятно». Теперь в голове Джима все прояснилось. «Все встало на свои места».

Джим просто не мог поверить увиденному. Из-за его ритуалов дружить перестать – это одно, но вот так предать, выдав все секреты главному задире школы, который еще к тому же никогда не упускает возможности поиздеваться над ним – уже совсем другое. «А, главное, за что?». Застыл вполне резонный вопрос у парня в голове.

Но ему это было не понятно...

И хоть его бывший «друг» так и не удосужился прокомментировать произошедшее, за то хулиган, который, напротив, оказался более словоохотливым сегодня, дал ответ на немой вопрос Джима:

- Спросишь: «Зачем?». – Хогин тем временем продолжил. – Ответ окажется крайне простым – все для того же! Для того, чтобы посмотреть на больного!

Хулиган приблизился к Джиму. Последние слова он уже прокричал буквально ему в ухо. А дальше началось то, чего Джим боялся больше всего, ведь это грозило ему замкнутым кругом – Хогин коснулся Джима.

Джим тронул хулигана в ответ. Хогин вновь заливисто рассмеялся и под недоуменные взгляды толпы сказал:

- Смотрите, этот псих всегда будет касаться меня в ответ. Вот забава-то какая! – И снова коснулся Джима.

«Черт. Нет. Только не это. Опять». Подумал Джим и также снова тронул Хогина в ответ. Хотел было он не обращать внимание на это, как и всегда, но, к сожалению, просто не мог, ведь его болезнь была, увы, сильнее парня.

Теперь уже толпа, поняв, что происходит, сделала то, чего Джим всегда боялся, боится и будет бояться больше всего – тоже начала над ним смеяться. Тут проявился еще один страх Джима – все внимание окружающих было сконцентрировано лишь на нем одном, но времени на смущение нет!

Так продолжалось еще несколько раз, они все касались друг друга и касались, только вот Хогин уже прикладывал силу и буквально ударял Джима по плечу, в то время, как парень все еще просто трогал его в ответ, дергая головой. При этом хулиган еще и успевал дразнить Джима, например, отходя в сторону, тем самым не давая Джиму прикоснуться к себе, чем вызывал у парня жуткие приступы тревоги и страха.

В один из таких моментов, пока толпа все продолжала безудержно смеяться над Джимом, видимо, их действительно очень веселило данное издевательство, Марк же, напротив, наконец-то не выдержал и сказал Хогину:

- Все, хватит! Остановись. Ты, что не видишь, ему уже плохо? Это уже не смешно! Ты меня слышишь?! – Ему стало жаль Джима. – Повеселились и достаточно. Ты уже переходишь черту! Живо прекрати!

Он вышел из толпы и шагнул в сторону ребят, но тут же был остановлен озлобленным взглядом хулигана:

- А мне плевать на это! Стой, где стоишь, Марк! А иначе окажешься на его месте. Я знаю, что делаю. Понял?! И не тебе мне указывать, что делать, а чего не стоит.

И Марк, испугавшись гнева Хогина, вмиг замолчал и истуканом встал. А хулиган тем временем продолжил свое издевательство.

Марк бросил взгляд на Джима, повстречался глазами с бывшим другом, теперь уже на глазах Марка проступили слезы и теперь уже Марк, а не Джим от груза вины в сторону отвел взгляд и, опустив голову, вернулся в толпу. Ведь даже благородный порыв Марка не оправдал его в глазах парня.

Глядя в лицо «друга» внезапно Джим снова, как и тогда, осознал, что больше не хочет показывать Марку свою слабость. Ни ему, ни окружившим его другим ученикам, вот и сказал себе: «Как же мне это все уже надоело. Я устал. Просто вымотан своей болезнью! Пора уже наконец-то дать ей отпор. Нет, учитель не ошибся во мне – я сильный! Я справлюсь! Давай! Борись! Держись! Не нужно, нельзя касаться его в ответ! Замещай мысли, думай о чем-нибудь другом, об этих словах в моей голове, о ней. Сделай это, если не ради себя – хотя бы ради нее, чтобы увидеть радость от моего поступка на ее лице».

И вновь Хогин толкнул Джима кулаком в плечо, но Джим стоял, он лишь напрягся, пытаясь выбросить навязчивую мысль «коснуться в ответ» у себя из головы, из-за чего чаще стал дергать головой, но сейчас это его мало волновало. «Если данный ритуал – цена не продолжать сей конфликт с задирой – я согласен пойти на это. Я смогу его перетерпеть. Я готов!».

«Не в этот раз». Подумал Джим и, борясь с позывом, продолжал стоять.

Было сложно, сложно бороться с вновь окутавшим его чувством тревоги, но, на удивление, первым не выдержал и сорвался именно Хогин, а не Джим. Просто его привело в ярость то, что его «игрушка» перестала с ним играть – Джим больше не отвечал на его касания, как бы сильно тот не бил. Больше толпу не веселили потуги хулигана, ныне они лишь удивленно переглядывались между собой и время от времени тихо посмеивались, только на этот раз уже над самим Хогином, а не Джимом.

Вот в один момент хулиган, видя все это, раздраженно стиснул зубы и разозлился настолько, что со всей силы ударил Джима кулаком по лицу. Джим такого не ожидал. От удара он на землю упал. Голова закружилась, в глазах все плыло, но это не помешало Джиму, даже сквозь звон в ушах, услышать вдалеке знакомый голос:

- Ах ты! Не смей этого делать! А ну, живо отойди от него и оставь Джима в покое! – Это кричала Оливия, которая только-только вышла на улицу.

Голос, от которого толпа расступилась.

Девушка подбежала к Хогину и со всего размаху вмазала тому пощечину:

- Зачем ты это делаешь? Для чего его мучаешь, а?! – Она показала на Джима, после чего мигом припала к парню и помогла ему сесть. – Джим, ты как? Давай, вставай.

- Все нормально. – Кивнул парень.

Затем Оливия подняла голову и, смотря на Хогина, спросила:

- Неужели для собственной потехи и веселья толпы?

- Что?! Та он сам виноват, этот прокаженный! Меня из-за него после уроков оставили. – Внезапно принялся оправдываться перед ней Хогин, за щеку схватившись, словно боялся девушку.

На что Оливия ему ответила:

- А тебе, идиоту, разве не приходило в голову, что ты сам в первую очередь в этом и виноват?

- Но я же... Я... – Неожиданно для всех вокруг растерялся хулиган.

- Вот, вот. Так, живо все разошлись, пока это вам проблемами не обернулось! Все услышали? – Приказала Оливия и толпа тут же, утратив к происходящему интерес и заодно в Хогине разочаровавшись, разошлась.

Удалился прочь и хулиган, но прежде осмотрелся по сторонам и раздраженно фыркнул напоследок.

- Поднимайся. – Оливия наклонилась к Джиму и помогла тому встать. – Ты как?

- Ну, голова все еще немного кружится, но мне уже лучше. Спасибо.

- Идти сможешь?

- Конечно. Не беспокойся. – Отмахнулся Джим.

- Хорошо. Тогда пошли. – Оливия взяла Джима под руку, парень к этому уже привык, а потому никак не отреагировал на ее жест. После чего девушка глянула на его лицо. – Черт!

- Что такое? – Поинтересовался Джим.

- М-да. Та ничего, просто синяк, наверное, у тебя останется. Ну, ничего, сейчас сядем на автобус, приедем ко мне домой и я дам тебе лед – приложишь его к своей щеке. Так синяк быстрее сойдет. Ты ведь не хочешь, чтобы твоя мама его увидела?

Оливия мило улыбнулась Джиму.

- Нет. Так! Стоп, что? А почему именно к тебе? – Джим, не скрывая, дернул головой, словно перестал бояться делать это перед ней.

Он поспешил убрать ее руку, но девушка лишь крепче сжала пальцы и сказала:

- Джим, не бойся. Когда ты уже, наконец-то, начнешь мне доверять? – Оливия не знала, что Джим и так ей доверял, просто он неохотно это показывал, все еще боясь свои чувства демонстрировать, тем самым проявляя слабость. Даже перед Оливией, которой доверял. Парадокс. – Я ведь не желаю тебе зла и, уж тем более, смеяться над тобой не собираюсь. К тому же, ты ведь сам согласился посмотреть на мое место для души, уже забыл? А оно у меня дома.

Оливия загадочно улыбнулась и кинула на парня манящий взгляд.

«Что за намеки такие?». Опешив, подумал тем временем Джим, но он верил ей, вот, почесав затылок, и заявил:

- Точно. Что же, ты права. – Хоть Джим и растерялся от такого, но все же согласился и в ответ кивнул Оливии, а после опустил голову и добавил. – Ладно, идем.

- Отлично. – Довольно улыбнулась девушка.

Джим глянул на Оливию и осознал, что зря противился, ведь разве не этого он ждал? Увидеть радость на ее красивом лице.

Они уже покинули двор школы, когда Джим наконец-то осмелился спросить:

- К слову, а почему ты так добра ко мне и заботлива?

- Что за странный вопрос? – Хмыкнула Оливия. – А тебе, что, не нравится?

- Нет. – Джим живо закачал головой. – Ты не подумай ничего такого.

- Успокойся, я шучу.

- Оу. – И тут, решив ее шутку поддержать, Джим выдал на ее вопрос. – А ты забыла, я странный?

И спокойно пожал плечами. Девушка же рассмеялась.

- Но все же... – Тем временем сказал Джим.

- А разве ты сам этого еще не понял? У? – Оливия успокоилась и любопытно уставилась на Джима, но тот в ответ лишь отрицательно покачал головой. – Ну, хорошо, тогда скажу. Ты это заслужил.

- Что, и все?

- Нет, не все. Мы с тобой похожи, что не менее важно.

- Верно. – Согласно закивал Джим. – Ведь ты тоже ходишь на собрания группы.

- Вот именно. А ты не самый внимательный парень, да? – Оливия ухмыльнулась.

- Сама же говорила, что я все время хожу с опущенной головой. Вот, по всей видимости, и сказывается. – Улыбнулся Джим.

И тут девушка как засмеется, а главное, так заливисто и громко, как только она умеет. Смехом, в который Джим уже успел влюбиться.

- Боже, какой же ты все-таки веселый.

- Спасибо. Не знал. – Джим снова пожал плечами.

- К сожалению, я тоже этого не знала.

Вмиг Оливия замолкла, девушка посмотрела Джиму в глаза и вдруг словно все вокруг затихло, даже листья перестали шелестеть на ветру. Что-то внутри Джима екнуло в этот момент. Чувство неловкости одолело парня и с каждой секундой оно становилось все сильнее, вот Джим и поспешил сменить тему разговора.

- К слову, ты выглядела такой угрожающей там, во дворе школы. Мне показалось, что тебя даже Хогин боялся. Это было впечатляюще.

- Спасибо. Приятно получать комплименты. – Оливия покраснела.

- Ага. – Джим дернул головой, а после почесал затылок. – Но все же, почему они тебя послушали, даже Хогин?

- Нет, ну ты все-таки точно не особо внимательный. – Вновь рассмеялась девушка.

- Что есть – то есть. – Джим развел руками.

- Скажем так, у меня тоже имеется кое-какое влияние в стенах этой школы. – Оливия загадочно улыбнулась, а Джим тем временем удивленно уставился на девушку. – Джим, я одна из школьных старост, вот именно поэтому никто и не желает конфликтовать со мной.

- Понятно. – Согласно кивнул Джим в ответ.

- Слушай, Джим. – Оливия подозрительно глянула на парня.

- Что?

- А часто Хогин к тебе вот так пристает?

- Типа задирает?

- Ну да.

- Даже не знаю. – Джим, на удивление, спокойно пожал плечами, видимо, поражение Хогина повлияло на это. – Каждый раз, когда попадаюсь ему на глаза.

- Понятно. – Оливия раздраженно стиснула зубы. – Ну ничего, он у меня еще поплатится за это.

- В этом нет необходимости. Поверь, он того не стоит. – С загадочной улыбкой на губах, отмахнулся Джим.

- Как же так? Он ведь издевался над тобой все эти годы?! Я не понимаю.

- И что с того? Я к этому давно привык, говорил ведь уже, а прошлого все равно не изменить. Своим поступком ты только себе можешь сделать хуже.

- Плевать на меня! Он должен понести наказание за содеянное.

- Но мне не плевать, поэтому я не могу этого допустить!

- Оу. Даже так. – Вмиг девушка замолчала и вновь покраснела, ее лицо озарила милая улыбка, а Джим снова дернул головой. – Не знала.

- Теперь знаешь. – Парень легко улыбнулся и, опустив голову, от неловкости в сторону отвел глаза. – К тому же, ты и так сделала для меня даже больше, чем кто-либо другой в этой школе...

Но тут он вспомнил психолога Кэтрин и своего учителя – мистера Пуртреда и живо добавил:

- Ну, почти. – Почесал затылок и дальше продолжил. – Поставив Хогина на место перед толпой других учеников. К слову, это было бесподобно. Спасибо тебе за это.

- Всегда пожалуйста. – Опешив, медленно проговорила Оливия.

- Поэтому не трать свои силы на это. Прошу.

- Но как же так, Джим? Нельзя ведь продолжать и дальше это терпеть!

- Не беспокойся, Оливия, этого и не потребуется, ведь я чувствую, что все худшее уже позади. Мне немного осталось, ведь скоро школа закончится, а следом за ней из моей жизни уйдет и Хогин.

- Понятно. Так вот, чего ты ждешь?

- Именно так.

Оливию поразила мудрость, с которой Джим подошел к вопросу борьбы с хулиганом и в том, что она изначально посчитала трусостью, отныне девушка видела лишь истинную силу, мужество и отвагу, ведь Джим собирался победить своего врага даже не сражаясь с ним. Подобное мышление и такой подход к решению проблемы окончательно восхитили девушку. А потому она и согласилась с его мнением и словами. Вот, пожав плечами, и сказала:

- Ладно, как хочешь. Дело твое. Но помни, я всегда приду к тебе на помощь, если потребуется.

- Хорошо. Спасибо тебе. – Кивнул в ответ Джим.

А после оба сразу замолчали. Так и шли они. Шли до злополучной улицы – улицы с фонарными столбами и тротуаром из плит. Джим остановился на мгновение. Оливия удивленно посмотрела на парня. И тут столкнулись две неумолимых силы в его голове: сила ритуала и его желание бороться с ним. Бороться, если не ради себя, то ради Оливии, идущей рядом. «С другой стороны, можно просто сдаться и больше не мучить себя борьбой с очередным приступом тревоги, который обязательно снова нагрянет». Промелькнула манящая мысль у него в голове, но он все еще боялся демонстрировать Оливии свою слабость – недуг. Вот мысль эту Джим, дернув головой, живо и выбросил прочь. «Нет, так нельзя!».

Девушка все также его за руку держала, но это, увы, не помогало – ритуал сильнее оказался. Он дернул головой, вздохнул, наконец-то решился и сделал первый шаг. Шаг навстречу неизбежному. И шаг этот поставил ногу Джима по центру плиты. Затем второй, еще один и так три раза, после которых Оливия и заметила в его действиях некую закономерность, но вместо слов поддержки и ободрения, девушка лишь сказала:

- Давай! Больше никаких напутствий и советов, Джим. Ты должен сам справиться с этим, столкнувшись со своим ритуалом лицом к лицу.

- Верно. – Закивал изрядно вспотевший парень, ведь он боролся, что есть силы. – Ты права. Когнитивно-поведенческая терапия. Да?

- Угу. И, главное, помни – я в тебя верю. – Оливия убрала руки, тем самым парня отпустив, и Джим даже не заметил, как коснулся ее в ответ – другим был занят он, настолько сосредоточившись на борьбе с более весомым ритуалом в своей голове.

Оливия в сторону отошла, но все равно терпеливо продолжала шагать рядом. Джим снова дернул головой и продолжил идти вперед. Только на этот раз он уже старался не по центру плиты наступать, а например, на угол – да, тоже ритуалом может стать, но хоть какое-то замещение. Пусть лучше так: одно уйдет второе придет. Так сказать: выбрать меньшее из двух зол. Затем решил наступать на линию. И в итоге, таким же методом замещения, каждый раз упрощать себе задачу, пока в один момент и вовсе не перестать об этом думать.

И по началу у него, вроде бы, все даже получалось, но тут настал черед столбов. Да, с ними все гораздо сложнее. Идти по плиткам это одно, он просто мысленно смирился с тем, что как не шагай, он все равно, рано или поздно, попадет своей стопой туда, куда ему нужно. Вот и успокоился. Но это совсем другое, ведь тут, не коснуться, дабы потом чувства тревоги не возникло, казалось, было просто невозможно. Но что такое тревога, когда на кону стоит печаль и разочарование в глазах Оливии, неспешно шагающей рядом и обеспокоенно поглядывающей на Джима. Чего он никак не мог допустить. Взамен чего он так хотел увидеть счастье и радость, и довольную улыбку на ее лице. Ох, если бы не она – уже бы сдался. Но он так не мог, ведь все еще боялся показывать ей свою слабость, вот и не стал, просто не смог позволить себе такую роскошь. Понимал, нельзя!

Джим развернулся и посмотрел на девушку. Оливия подняла глаза и легко, но как-то печально улыбнулась Джиму. Вот, вот он – тот самый момент, после которого все изменилось, из-за которого он и решил не сдаваться, а продолжать бороться. Идти до конца!

Да, парню было плевать на мнение окружающих – уже давно научился не обращать на них внимания, но ему было не плевать на то, что о нем подумает она. Вот он собрался с мыслями и, засунув руки в карманы, дабы «не мешали», сосредоточился и дальше пошел.

Джим без устали дергал головой, потел и тяжело дышал, ведь мысленно боролся с порывом. Порывом прикоснуться к столбу. Он заменял данный порыв мыслью, что якобы уже коснулся его, а сам тем временем пальцами касался своей ноги, вот только ощущения были другими, оно и понятно, ведь Джим касался кожи через штанину вместо металлической поверхности фонарного столба, что и выдавало мозгу «подделку», но мысль и желание перебороть себя были сильней, а потому это работало. К тому же, если такова цена борьбы с ритуалом – оно определенно того стоит!

Люди, как обычно, обходили его стороной, даже помощи не предлагали – они словно боялись его, но ничего, Джим к этому уже давно привык, парень не винил в этом людей, только себя одного, свою болезнь. Их он, напротив, понимал. А потому Джим лишь старался не думать о столбах и продолжал идти вперед, уткнувшись в землю. Думал об Оливии, о надобности и важности подобного подхода для успешного лечения его болезни, пытался не думать о столбах. Дергая головой, выбрасывал ненужные мысли у себя из головы, еще и приговаривал при этом:

- С этим потом разберусь. С этим потом разберусь. – Намекая уже на данный ритуал, который Джиму более легким остальных казался.

Вот, в таком, казалось бы, неспешном темпе, который на самом деле длился от силы несколько минут, он все же справился со всем, наконец-то до конца улицы успешно дойдя. Джим довольно заключил:

- Я смог. – И легко улыбнулся.

Но после Джим внезапно тяжело и часто задышал. Он сел на лавочку и за голову схватился.

«Нет. Уйди! Прочь! Перестань! Отпусти меня. Прошу! Не нужно. Остановись! Все хорошо. Все нормально. Успокойся! Давай!». Джим мысленно твердил себе. Зачем? Ведь теперь он начал с не покидающим его голову и попросту поглотившим парня приступом тревоги бороться. Для него это было в новинку, ведь до этого он никогда не перечил настолько сильным ритуалам, ранее лишь потакая им, а потому и не сталкивался с подобным.

Парень чуть было не плакал. Джим дергал головой, постоянно бил себя руками по макушке и топтался ногами по земле в четной попытке выбросить, навеянные тревогой и пугающие его, мысли у себя из головы.

А люди тем временем, как и всегда, просто проходили мимо, обходя Джима, словно какого-то прокаженного, стороной, и что-то друг другу говоря при этом. И вновь даже помощи никто не предложил, хоть все и видели парня состояние. Но на этот раз ему и вправду было не до них, на этот раз это не было лишь для вида.

К слову, именно поэтому изначально обрадовавшаяся его успеху Оливия вмиг сменила свою радость на беспокойство и только поняла, что происходит на самом деле – живо устремилась к Джиму и вместо похвалы принялась успокаивать парня:

- Правильно. Дыши. Думай о другом.

- Я пытаюсь! – Сквозь сжатые зубы напряженно ответил парень.

- Боже! Джим, как ты? – Вид измученного Джима испугал Оливию.

- Ничего. Жить буду. – На выдохе сказал Джим.

- Ну, конечно же будешь. – Девушка легко улыбнулась, поразившись тому, что даже в такой момент Джим остается веселым. – Так, держись. Вот-вот должен подъехать наш автобус. Тебе срочно нужно отвлечься.

- В смысле отвлечься? Как? – Мучаясь от чувства тревоги и резко накатившей головной боли как-то умудрился поинтересоваться Джим, действительно не понимая, о чем говорит ему Оливия.

Но ответа на его вопрос не последовало. Оливия посмотрела на остановку в ожидании автобуса и не зря, ведь тот как раз только-только выехал из-за поворота и направился к остановке.

- О! – Воскликнула Оливия и тут же облегченно выдохнула. – А вот и наш автобус. Пошли скорее!

- Да. Точно. Ты права. Идем.

Девушка взяла его под руку, и ребята направились к остановке. А только сели на свободные места – Оливия отпустила Джима, тот снова даже не заметил, как коснулся ее в ответ и, дернув головой, дальше принялся за макушку держаться.

- Скоро полегчает.

- Откуда знаешь?

- Поверь, ведь сама через это проходило.

- Да, логично. – Шепотом заключил Джим и продолжил дышать, как ему ранее и советовала Оливия.

Пока доехали Джиму и вправду немного полегчало. Нет, чувство тревоги не отпустило его полностью, но ослабло, теперь он хотя бы мог сидеть не держась за голову. Джим поборол тревогу самовнушением и обманом, он мысленно заставил свой мозг поверить в то, что на самом деле коснулся каждого столба, что в итоге и позволило его успокоить, а вместе с тем и самому наконец-то облегченно выдохнуть.

Это заметила и Оливия. Девушка улыбнулась:

- Вижу, тебе стало лучше. – Джим в ответ молча кивнул. – Это хорошо.

- Я понял, о чем ты говорила, а потому сделал так, как ты мне и советовала: дышал и отвлекся. – Парень смотрел в пол и дышал, продолжая поддерживать данное состояние у себя в голове.

- Молодец. Тебе удалось побороть приступ. – Сказала Оливия, затем девушка выглянула в окно и добавила. – Скоро наша остановка.

Ребята покинули автобус, только тот остановился и открыл двери, после чего направились к неприметному одноэтажному дому, который практически ничем не отличался от остальных домов, также находившихся на этой улице.

- А твои родители не будут против незваным гостям? – С опаской поинтересовался Джим.

- Не бойся, дома никого нет. Заходи. – Оливия открыла входную дверь и пригласила Джим внутрь.

И хоть девушка вошла в дом второй, но пока Джим растерянно осматривался по сторонам в поиске места, где бы ему разуться, он и не заметил, как из них двоих оказался ближайшим к входной двери. Из-за чего Оливия, в это время пряча свою обувь в тумбу, посмотрела на парня, заметила за его спиной приоткрытую дверь и сказала:

- Ой. Джим, пожалуйста, ты не мог бы закрыть дверь, а то я забыла.

- Да, конечно. – Неуверенно кивнул парень.

Он вздохнул. И, зная, что ему сейчас предстоит, с мыслями собрался. Не стал Оливии говорить, думал, что сможет с этим справиться, хотел попробовать, а потому прежде подбодрил себя словами: «Давай, ты сможешь. Просто не зацикливайся на этом! Вот и все». А уже после к делу приступил.

Джим дернул головой и, видя это, Оливия сразу заподозрила неладное, ведь за относительно короткое время их общения уже успела выучить, когда и при каких обстоятельствах он, вообще, это делает. Но вот он спокойно закрыл дверь и, казалось, все хорошо. Парень дышал и разувался, он положил кроссовки в тумбу и посмотрел на нее. Его лицо выглядело крайне напряженным в данный момент. Девушка тем временем продолжала пристально наблюдать за Джимом, подозрительно глядя на него, пока наконец-то не узрела то, что с одной стороны и ждала увидеть, а с другой не желала и чего боялась – Джим не выдержал, развернулся и, дернув ручку, проверил точно ли закрыта дверь.

На этот раз он бы смог пересилить ритуал, но вот страх перед очередным приступом тревоги побороть не получилось. Даже, казалось бы, ради нее... Даже боясь показать ей свою слабость...

- Ты бы сказал, что все так серьезно – я бы тогда сама закрыла. – Печально на Джима глядя, хмыкнула Оливия.

- Нет, все нормально. Я сам хотел попробовать. – Спокойно отмахнулся Джим.

- Понятно. – Одобрительно кивнула Оливия. – Похвально. И как ты?

- Хорошо. – Живо ответил Джим.

- Тогда идем. – Сказала Оливия и повела его на кухню.

По пути, уже на другой тумбе в коридоре, Джим заметил фотографию, на которой Оливия стоит на фоне лужайки ее дома вместе со своими родителями, одним из которых, на Джима удивления, оказалась мисс... миссис Кэтрин – психолог Джима.

- Стой, это что твоя мама? – Спросил Джим, показывая на фотографию.

- Ага. – Оливия улыбнулась и дальше пошла.

«Теперь понятно, почему они обе по отношению ко мне так добры и заботливы». Мысленно заключил Джим и добавил. «Почему я не видел кольца на ее пальце? Видимо, Оливия все же была права – я не особо внимательный». Парень разочарованно вздохнул и двинулся следом за девушкой.

На кухне Оливия сначала залезла в холодильник и, достав оттуда кусочки льда, протянула их Джиму:

- Вот, возьми. Как и обещала. Приложи к лицу.

- Оу, спасибо. – И Джим сделал так, как ему сказала Оливия.

- К слову, как твое лицо? Не болит?

- Нет, уже все хорошо.

- Отлично. Но я тут подумала и поняла, что льда будет маловато для того, чтобы синяк быстрее сошел, а потому сейчас достану специальную мазь от гематом из аптечки – намаже... Читать следующую страницу »

Страница: 1 2 3


28 апреля 2021

0 лайки
0 рекомендуют

Понравилось произведение? Расскажи друзьям!

Последние отзывы и рецензии на
«Я и мой лучший друг - ОКР!»

Нет отзывов и рецензий
Хотите стать первым?


Просмотр всех рецензий и отзывов (0) | Добавить свою рецензию

Добавить закладку | Просмотр закладок | Добавить на полку

Вернуться назад








© 2014-2019 Сайт, где можно почитать прозу 18+
Правила пользования сайтом :: Договор с сайтом
Рейтинг@Mail.ru Частный вебмастерЧастный вебмастер