ПРОМО АВТОРА
Иван Соболев
 Иван Соболев

хотите заявить о себе?

АВТОРЫ ПРИГЛАШАЮТ

Олесь Григ - приглашает вас на свою авторскую страницу Олесь Григ: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
Горцев Алексей - приглашает вас на свою авторскую страницу Горцев Алексей: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
kapral55 - приглашает вас на свою авторскую страницу kapral55: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
Нина - приглашает вас на свою авторскую страницу Нина: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
Киселев_ А_А_ - приглашает вас на свою авторскую страницу Киселев_ А_А_: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»

МЕЦЕНАТЫ САЙТА

Вова Рельефный - меценат Вова Рельефный: «Я жертвую 100!»
Ялинка  - меценат Ялинка : «Я жертвую 10!»
стрекалов александр сергеевич - меценат стрекалов александ...: «Я жертвую 50!»
Анна Шмалинская - меценат Анна Шмалинская: «Я жертвую 100!»
станислав далецкий - меценат станислав далецкий: «Я жертвую 30!»



ПОПУЛЯРНАЯ ПРОЗА
за 2019 год

Автор иконка Юлия Шулепова-Кава...
Стоит почитать Адам и Ева. Фантазия на известную библей...

Автор иконка Юлия Шулепова-Кава...
Стоит почитать Соната Бетховена

Автор иконка Юлия Шулепова-Кава...
Стоит почитать Лошадь по имени Наташка

Автор иконка Андрей Штин
Стоит почитать Реформа чистоты

Автор иконка станислав далецкий
Стоит почитать В весеннем лесу

ПОПУЛЯРНЫЕ СТИХИ
за 2019 год

Автор иконка Олесь Григ
Стоит почитать Пробегают облака перебежками

Автор иконка Мария Сухарева
Стоит почитать Из песни не можем мы выкинуть слово...

Автор иконка Виктор Любецкий
Стоит почитать Я ведь почти, что — ты?!...

Автор иконка Володин Евгений Вл...
Стоит почитать Маме...

Автор иконка Любовь Скворцова
Стоит почитать Пляжные мечты

БЛОГ РЕДАКТОРА

ПоследнееПроблемы с сайтом?
ПоследнееОбращение президента 2 апреля 2020
ПоследнееПечать книги в типографии
ПоследнееСвинья прощай!
ПоследнееОшибки в защите комментирования
ПоследнееНовые жанры в прозе и еще поиск
ПоследнееСтихи к 8 марта для женщин - Поздравляем с праздником!

РЕЦЕНЗИИ И ОТЗЫВЫ К ПРОЗЕ

Василий ШеинВасилий Шеин: "Хороший юмор...сочные фразы... Хэлпми!!! я человек засухи...." к произведению "Человек дождя"

Василий ШеинВасилий Шеин: "Не вспомню кто,(мировая величина от лит-ры) сказал: "Вдохновения нет, ..." к произведению "Удаление от мира"

Василий ШеинВасилий Шеин: "Спорить не стану...но я уточнял у автора, так как в его тексте четко о..." к рецензии на Поиски Бога

Василий ШеинВасилий Шеин: "Душа знает очень многое, она намного мудрее и старше тела. - Вероятно,..." к произведению Беспочвенно счастлива

Елена Бурак 2Елена Бурак 2: "Не всякий внутри Бога, а Бог в каждой душе, то есть Бог есть в каждом ..." к рецензии на Поиски Бога

Василий ШеинВасилий Шеин: "всякий живет "внутри" бога?Так понимать идею?" к произведению Поиски Бога

Еще комментарии...

РЕЦЕНЗИИ И ОТЗЫВЫ К СТИХАМ

Василий ШеинВасилий Шеин: "плюс..." к стихотворению "Астральный облик"

Василий ШеинВасилий Шеин: "Ясный смысл и хорошая, легкая подача темы...удачна..." к стихотворению "Опять хочу того же!"

Николай ЧапуринНиколай Чапурин: "Чем больше знакомлюсь с Вашим творчеством, тем яс..." к стихотворению "Опять хочу того же!"

Кёдай Сухтэ-шиханКёдай Сухтэ-шихан: "Спасибо за поддержку! Буду стараться!" к рецензии на "В гостях у сплина"

Николай ЧапуринНиколай Чапурин: "Очень понравилось, Перо мастера, безусловно.Удачи ..." к стихотворению "В гостях у сплина"

Василий ШеинВасилий Шеин: "именно так...не иначе...спасибо..." к рецензии на Заросла лопухами дорога...

Еще комментарии...

Полезные ссылки

Что такое проза в интернете?

"Прошли те времена, когда бумажная книга была единственным вариантом для распространения своего творчества. Теперь любой автор, который хочет явить миру свою прозу может разместить её в интернете. Найти читателей и стать известным сегодня просто, как никогда. Для этого нужно лишь зарегистрироваться на любом из более менее известных литературных сайтов и выложить свой труд на суд людям. Миллионы потенциальных читателей не идут ни в какое сравнение с тиражами современных книг (2-5 тысяч экземпляров)".

Мы в соцсетях



Группа РУИЗДАТа вконтакте Группа РУИЗДАТа в Одноклассниках Группа РУИЗДАТа в твиттере Группа РУИЗДАТа в фейсбуке Ютуб канал Руиздата

Современная литература

"Автор хочет разместить свои стихи или прозу в интернете и получить читателей. Читатель хочет читать бесплатно и без регистрации книги современных авторов. Литературный сайт руиздат.ру предоставляет им эту возможность. Кроме этого, наш сайт позволяет читателям после регистрации: использовать закладки, книжную полку, следить за новостями избранных авторов и более комфортно писать комментарии".




Я и мой лучший друг - ОКР!


Дмитрий Бондаренко Дмитрий Бондаренко Жанр прозы:

Жанр прозы Драма
166 просмотров
0 рекомендуют
0 лайки
Возможно, вам будет удобней читать это произведение в виде для чтения. Нажмите сюда.
История о парне с ОКР и его борьбе с данным недугом.

Будильник зазвенел ровно в 6 часов утра. К восьми Джиму в школу, казалось бы, зачем так рано? Но не все так просто, ведь его жизнь окружают сплошные ритуалы.

Он встал с кровати и застелил ее, потратив на обычную минутную процедуру 7 минут на то, чтобы каждая складка была ровной, а края одеяла совпадали с краями кровати.

Затем пошел в ванную. Почистил зубы. Положил щетку рядом с зубной пастой так, чтобы они лежали параллельно друг другу. Помыл руки раз тридцать, пока не сделал все «правильно». Как именно? Он сам не знает, просто чувствует, когда все получается «правильно». На это он потратил еще 20 минут своего времени.

Впереди его ждало еще одно испытания – ступеньки.

«Три шага вниз, два наверх. Три шага вниз, два наверх. Три шага вниз, два наверх»...

Все повторял он про себя. И так до тех пор, пока не окажется внизу. Всего в доме два этажа и 36 ступенек. Но тут он уже наловчился все делать быстро, а потому на это у него уходит не больше 5 минут.

Джим наконец-то спустился на кухню. Мама приготовила ему завтрак и обед в школу. После тяжелого развода с отцом, ей приходится работать в больнице по несколько смен подряд, дабы прокормить себя и Джима, алиментов хватало только на оплату жилья, поэтому Джим редко с ней видится. И это его печалит.

Обед он съест уже после школы – дома. А вот от завтрака отказываться не стал. Это были хлопья в молоке, тост с маслом и яичница – стандартный его завтрак, как он и любит.

«Раз, два, три, четыре». Отсчитал он про себя в уме и съел ложку хлопьев.

«Раз, два, три, четыре». Вторая ложка.

«Раз, два, три, четыре»...

Так и ест. И каждый раз нужно обязательно пережевать не меньше десяти раз даже самую простую пищу. Почему? Ведь так велит его мозг. К слову, именно поэтому он никогда и не обедает в школе – это занимает слишком много времени и привлекает к себе слишком много ненужного внимания.

Пока все съел, прошло еще 40 минут. На, казалось бы, самые обыденные и даже стандартные процедуры он затратил целых 72 минуты. Итого на часах уже 7:12 – пора идти в школу.

Одевается Джим, слава Богу, быстро – на этом его мозг не зацикливается, а значит и парню спокойнее.

Свет он нигде не включал, дабы потом выключать не пришлось, что также является для него проблемой.

Он вышел на улицу. Закрыл дверь. Дернул ручку. Посмотрел, точно ли он закрыл дверь. Дернул ручку.

«Да, закрыл». Облегченно выдохнул парень.

Он отошел от дома на несколько метров, но затем вернулся, убедиться, точно ли он закрыл дверь. Закрыл. Пошел в школу.

По пути, перед поворотом, еще раз глянул издалека на дверь.

«Да, точно закрыта». В последний раз заключил Джим, кивнул и дальше пошел.

Наконец-то он вышел на самый сложный участок пути – дорогу из плит и фонарные столбы близ дороги.

Ему всегда нужно наступать только по центру плиты. Наступит на линию между плитами – придется возвращаться к началу дороги и пытаться вновь.

Столбы тоже для него та еще проблема. Не коснется хотя бы одного из них – тоже начинай сначала. Вот так и ходит каждый день.

Один раз даже чуть в людей не врезался, когда шел к столбу, но вовремя остановился, извинился и, обойдя людей стороной, приблизился к столбу и коснулся его рукой. Коснуться тоже нужно только определенным образом. Каким? Он сам не знает. Просто чувствует это. Так и стоит около каждого столба еще по минуте, пока наконец-то не коснется его «правильно».

А только закончит – устало вздохнет. Не только тело его устает, но и мозг от подобного, постоянно повторяющегося изо дня в день, кроме выходных, когда не нужно идти в школу, процесса. Устает, но продолжает делать, а что тут сделаешь? Надо! Кто заставляет? Все тот же мозг.

Люди в этот момент обычно шепчут что-то наподобие:

- Какой странный парень. – И косо смотрят на него, но проходят мимо и дальше идут – никто не хочет связываться с «прокаженным». Даже помощи не предложат.

Джим не обижается на людей, он их понимает. Парень реагирует на это, как и всегда, делает вид, что ничего не слышит и не видит, а сам дергает голову к своему правому плечу и часть правой руки выше локтя к нему же поднимает и дальше, как ни в чем не бывало, идет. Из-за чего его шея постоянно находится в состоянии напряжения. Он вообще постоянно дергает головой или рукой, даже утром, когда только проснется. Вот его тело никогда и не остается спокойным...

На такой поход он тратит еще примерно от получаса до 40-ка минут. Вот и оказывается в школе почти в восемь часов. То, на что обычные люди тратят от силы полчаса у Джима из-за его болезни уходит два часа. И так во всем. Меняется лишь время. Но разница остается неизменной – в три, четыре раза дольше он делает любые, даже, казалось бы, самые простые вещи. Все, на чем способен сконцентрировать внимание его мозг причиняет парню самую настоящую боль. Постоянные мигрени стали для него уже обыденным делом.

Почему не скажет матери? Ведь она медик и точно сможет помочь. Боится ее реакции и на то у него есть причины. Во-первых, он не хочет ее расстраивать, ведь знает, что ей и так тяжело. А во-вторых... А вот о втором пункте нужно рассказать поподробнее.

Звонок на урок прозвенел ровно в восемь. Да, Джим успел зайти в класс до звонка, но на этом его мучительные ритуалы не закончились.

- Смотри, наш «мистер странный» пришел. Сейчас начнется.

Под тихий смешок одноклассников Джим подошел к своему столу и, положив на стул рюкзак, принялся двигать стол. Двигал он его до тех пор, пока все четыре ножки стола не попадут точно на угол отдельно взятой плиты, пересечение двух линий. И только после этого садился за стол. Но садился аккуратно, чтобы, не дай Бог, не сдвинуть стол, а то придется снова все начинать сначала.

В классе обычно все внимательно наблюдают за данным процессом и живо его обсуждают.

Но закончив выставлять стол, Джиму было не суждено облегченно выдохнуть, ведь только он сел за него, как один из его одноклассников толкнул стол Джима ногой. Из-за чего, под смех остальных, дернув головой к плечу, Джиму вновь пришлось выставлять стол «правильно». Но он к этому уже привык, а потому, в привычной для него манере, научился не обращать внимания на насмешки одноклассников в его адрес.

Единственное, что он сделал перед этим – посмотрел на ехидно улыбающегося хулигана. Парень насмешливо передразнил привычку Джима и тоже дернул головой к плечу, после чего его улыбка даже шире прежнего стала.

Джим привык, что с ним больше никто не общается. Он собственными глазами видел, как с появлением его недуга, о котором он толком и сам ничего не знает, от него начали отворачиваться даже, когда-то, казалось бы, самые близкие друзья. Люди либо смеются над ним, либо боятся его, попросту обходя стороной. В итоге он и сам начал сторониться людей, боясь, что они могут причинить ему вред. Но, как бы там ни было, он никого не винил, напротив, Джим прекрасно их понимал, ведь в иной раз парень и сам себя боялся.

И вот она – вторая причина, почему Джим ничего не рассказывал матери. Он боялся, что, как и все, она от него отвернется. Конечно, он не знал этого наверняка, просто не мог. Та и поверить было сложно, она ведь его мать, как-никак. Но, как говорится, у страха глаза велики, к тому же, его отцу, не смотря на свой статус, это не помешало покинуть семью. «Уйдет, как когда-то ушел и отец». Думал он. Это было травмой для маленького мальчика, травмой, которую он помнит до сих пор. Травма, повторения которой он боится больше всего на свете. Ради этого, того, чтобы мама не ушла от него, он и готов терпеть насмешки одноклассников, ведь понимал – это пустяк, который пройдет, только он закончит школу. Пустяк в сравнении с той раной, которую ему может нанести уход еще одного родителя из семьи. Ведь вдруг с ним что-то серьезное, вдруг лечение потребует много денег? Где его мама их найдет? Как справится со всем этим? Развернется и просто уйдет. Нет, лучше терпеть. Терпеть и жить дальше. Ей и так тяжело, она не выдержит еще плохих новостей.

Наконец-то стол был поставлен, а Джим сел на место. Учитель немного задержался, но, в отличие от одноклассников парня, он с пониманием отнесся к его проблеме, а потому не торопил Джима, терпеливо позволив тому доделать начатое. За что, конечно, Джим и был ему благодарен, хоть никогда и не говорил об этом. Также Джим благодарил учителя за то, что тот ничего не рассказывает его матери, ведь не хотел парень видеть ее переживания. Та и лишнего шума вокруг себя также никогда не желал.

А только надоедливый одноклассник вновь поднял ногу, дабы в очередной, уже который, раз «подшутить» над Джимом учитель остановил его и приказал сидеть смирно, иначе он выгонит его из класса и вызовет родителей в школу, что одноклассник, конечно же, послушно и выполнил. Опасаясь последствий его слов, парню просто пришлось подчиниться требованиям учителя.

Джим медленно и осторожно придвинулся к столу, дабы его не сдвинуть. Достал из рюкзака необходимые для урока принадлежности и принялся выкладывать их на стол. Тетрадки, книгу, ручку. Корешок к корешку, уголок к уголку, линия к линии. Все прямо и ровно. Относительно друг другу и краев стола. А только закончил – спокойно вздохнул.

Учитель, будто дожидаясь этого момента, все это время не трогал Джима, но стоило парню закончить подготовку к уроку – тут же спросил:

- Джим, какая кампания была первым крупномасштабным наступлением федеральной армии на Востоке в период Гражданской войны в Америке? Помнишь, я рассказывал об этом на прошлом уроке и просил всех законспектировать данный материал?

- Да, я помню. – Джим дернул голову к плечу – он всегда так делает, когда нервничает, а после незамедлительно ответил. – Кампания на полуострове, проводившаяся Потомакской армией генерала Джорджа Макклеллана на юго-востоке Вирджинии с марта по июль 1862 года.

- Совершенно верно. – Удивился учитель. – А чем закончилась данная кампания?

- Отведением армии генерала Джорджа Макклеллана по приказу Генри Халлека с Вирджинского полуострова в Аквила-Крик.

- Правильно. – Вдумчиво хмыкнул учитель. – Джим, а чем известна кампания на полуострове?

- Семидневной битвой, которая состояла из шести сражений.

А за соседней партой один из учеников тем временем:

- Ботан. – Ухмыльнувшись, сказал своему соседу.

- Тихо там! – Приказал учитель и снова посмотрел на Джима. – Ты молодец, Джим. Как всегда безупречный ответ! Знаешь, ты не перестаешь меня удивлять, Джим.

- Спасибо, учитель. – Парень легко улыбнулся и дернул головой.

- Нет, правда. Выходит, ты не только меня постоянно внимательно слушаешь, но еще и записываешь, как я того и прошу. Ты, что, правда, все это запомнил?

- Конечно. – Джим кивнул. Он крайне удивился подобному вопросу. – Вы же сами сказали законспектировать и проработать данный материал дома.

- Верно, говорил. – Учитель потер подбородок и закивал головой. – Как у тебя это только получается? Каждый раз ты идеально отвечаешь на все мои вопросы.

- Что, простите?

- Не важно. Забудь. – Отмахнулся учитель. Затем он, словно выйдя из ступора, вздохнул и обратился уже ко всему классу. – Ладно, идем дальше.

Наконец-то оставив Джима в покое. Возможно, Джим с радостью и поделился бы своими проблемами с единственным человеком в школе, которому по-настоящему доверяет и которого уважает, но снова забоялся, ведь привык, что над ним постоянно смеются, а потому он и не открывается людям. К тому же, Джим не знал, какое мнение о нем в свою очередь сложил учитель.

Похвала похвалой, конечно, но если бы учитель только знал, каких усилий стоило Джиму все это заучивание материала наизусть – больше никогда бы не проявлял восхищение знаниям и талантам парня, скорее сожаление к его ноше.

Так, к примеру, короткий, казалось бы, отрывок конспекта:

«Кампания на полуострове – военная кампания гражданской войны в США, проводившаяся Потомакской армией генерала Джорджа Макклеллана на юго-востоке Вирджинии с марта по июль 1862 года. Кампания была первым крупномасштабным наступлением федеральной армии на Востоке. План наступления предполагал переброску армии по морю на Вирджинский полуостров, в глубокий тыл противника, что позволяло стремительной атакой захватить Ричмонд.

В ходе кампании армия Макклеллана подошла вплотную к Ричмонду и одержала небольшую победу у Хановер-Кортхауз. После чего генерал Ли реорганизовал армию, усилил её дополнительными частями и начал серию наступательных сражений, известную под названием Семидневная битва. Потомакская армия ещё месяц простояла на полуострове, а 3 августа было решено вернуть её к Вашингтону.

В первые дни августа Макклеллан получил по телеграфу приказ от Халлека: «Вашингтон, 3 августа, 19:45. Решено отвести вашу армию с полуострова в Аквила-Крик. Примите все меры для выполнения этого, прикрыв отступление как можно лучше».

Первым был отправлен корпус Портера, который прошел через Уильямсберг в форт-Монро и 20 августа погрузился на корабли. Вслед за ним были переправлены остальные корпуса. Сам Макклеллан отбыл 23 августа».

Джим учил не меньше часа. Почему? Ответ прост, потому что учил он его по абзацам. И выглядело это следующим образом:

- Кампания на полуострове – военная кампания гражданской войны в США, проводившаяся Потомакской армией генерала Джорджа Макклеллана на юго-востоке Вирджинии с марта по июль 1862 года. Кампания была первым крупномасштабным наступлением... – Повторял он вслух только что прочитанный материал, пока не запнулся. – Крупномасштабным наступлением... Ну же, давай. Вспоминай! Черт!

Джим снова перечитал весь абзац и во второй раз попытался вслух его повторить без запинок и ошибок:

- Кампания на полуострове – военная кампания гражданской войны в США, проводившаяся Потомакской армией генерала Джорджа Макклеллана на юго-востоке Вирджинии с марта по июль 1862 года. Кампания была первым крупномасштабным наступлением федеральной армии на Востоке. Так, хорошо. Дальше. План наступления предполагал переброску армии... Переброску армии... Блин!

Джим перечитал абзац и повторил все вслух с самого начала, только на этот раз уже и с недостающей частью текста. И каждый раз, когда у него не получалось что-то запомнить – он бил себя по голове, словно в качестве наказания. Не сильно, но все же...

- Кампания на полуострове – военная кампания гражданской войны в США, проводившаяся Потомакской армией генерала Джорджа Макклеллана на юго-востоке Вирджинии с марта по июль 1862 года. Кампания была первым крупномасштабным наступлением федеральной армии на Востоке. План наступления предполагал переброску армии по морю на Вирджинский полуостров, в глубокий тыл противника, что позволяло стремительной атакой захватить Ричмонд. – Затем довольно улыбнулся и радостно вскинул руку. – Есть! Наконец-то!

Но это был далеко не конец, ведь теперь ему предстояло выучить еще два абзаца. Не думайте, что в его случае это так просто. Ведь только он запинался на каком-то месте, допустим, во втором абзаце:

- В ходе кампании армия Макклеллана подошла вплотную к Ричмонду и одержала небольшую победу у... У! Твою мать! – Ему приходилось повторять все с самого начала – с первого абзаца, что сильно злило парня, заставляло его дергать головой к плечу и бить себя.

- Кампания на полуострове – военная кампания гражданской войны в США, проводившаяся Потомакской армией генерала Джорджа Макклеллана на юго-востоке Вирджинии с марта по июль 1862 года. Кампания была первым крупномасштабным наступлением федеральной армии на Востоке. План наступления предполагал переброску армии по морю на Вирджинский полуостров, в глубокий тыл противника, что позволяло стремительной атакой захватить Ричмонд. В ходе кампании армия Макклеллана подошла вплотную к Ричмонду и одержала небольшую победу у Хановер-Кортхауз. После чего генерал Ли реорганизовал армию, усилил её дополнительными частями и начал серию наступательных сражений, известную под названием... Под названием...

И не дай Бог, он ошибется снова. Будет даже хуже, если это произойдет при повторении первого абзаца. В любом случае, ему придется заново перечитывать весь материал.

И так, пока не выучит каждое слово и, буквально, не запомнит его точное расположение в тексте, пока от зубов отскакивать не начнет, пока голова не заболит настолько, что станет трудно думать. И даже простая мысль о просмотре телевизора обернется пыткой. А когда ложился спать – голова еще гудела примерно с час. Вот, как он учил. Вот, какова была его цена пятерок в школе и знания материала наизусть. А ведь это только один предмет из нескольких, который им задают каждый день. Да, он бы точно никому такого не пожелал, даже своему злейшему врагу. Но как же Джим? Он просто не мог с этим бороться, вот и смирился. Вот и все.

Наконец-то прозвучал долгожданный звонок. Он вышел из класса и к своему шкафчику поторопился. Но впереди его ждало очередное препятствие – ступеньки вниз. Да, подъем наверх ему обычно проще дается, чем спуск вниз. Вот и на этот раз данная проблема не обошла Джима стороной.

«Три вниз, два наверх». Снова повторял про себя парень, по лестнице шагая. Пока группа из трех девушек, идущая ему навстречу, под легкий смешок и, сказанные шепотом, слова:

- Смотрите, снова наш чудик идет. – Которые он все равно прекрасно слышал, обходили его стороной.

Но Джиму было на это плевать. В ответ он делал то, что лучше всего умел, а именно делал вид, что не обращает на них никакого внимания. Затем в очередной раз дергал головой, стараясь подловить момент, когда никто не видит, хоть у него это и редко получалось, ведь не контролировал он свои «порывы», а после просто дальше шел.

Конец урока, дня, школы – не важно, важно лишь то, что теперь Джим мог идти домой, куда парень, облегченно выдохнув, спешно и направился. Ведь только дома он мог хоть как-то немного успокоиться и отдохнуть, смотря любимые шоу по телевизору и слушая музыку.

На следующей неделе, как и все предыдущие дни до этого, его утренние ритуалы повторились вновь. Они тем и страшны, что постоянны. Поэтому не будем повторяться, а сразу перейдем к событиям в классе. Ведь именно отсюда и начинаются перемены в жизни Джима…

Он, как и обычно, зашел в класс и направился к своему столу, но тут на его пути встала преграда – одноклассница заняла парту, за которой он обычно сидит. Все бы ничего – столы тут не подписаны и ни за кем не числятся, поэтому садись за любую. Но для Джима не все так просто, ведь, мало того, что он к ней уже привык, а мы поняли, какое влияние в его жизни имеет сила привычки. Так еще и только под этим столом можно было найти идеальное сочетание его ножек к краям плиток на полу, чем он, в принципе, каждый раз и занимался, ровно выставляя парту.

- Милли. – Так звали одноклассницу, к которой обратился растерявшийся Джим. – Ты не могла бы мне, пожалуйста, уступить эту парту. Она моя.

- Слышишь, чудик, найди себе другую! – Ответила ему одноклассница.

- Но мне нужна эта, я должен сидеть за ней. Пожалуйста, дай мне сесть за нее. – Он дернул головой.

- Отойди, а то еще заразишь меня своим безумием. – Пренебрежительно фыркнула одноклассница и отодвинулась от Джима. – Вон, сядь где-то сзади – там куча свободных столов.

Она взмахом руки указала ему в конец класса.

- Милли, пойми, я должен сидеть за ней и только за ней. – Джим дернул головой.

- Давай уже, иди и не мешай мне! – Скривив лицо в гримасе отвращения, одноклассница вновь прогоняла его жестом руки.

Еще и учитель, как обычно, хотя, учитывая сложившуюся ситуацию, скорее как назло опаздывал, а потому Джиму даже не к кому было за помощью обратиться, вот он и расстроился, но смиренно направился к свободной парте.

Парень положил портфель на стул и принялся двигать стол. Но тот все не вставал так, как нужно. Одноклассники вокруг смеялись и глумились над Джимом.

- Ну же, давай. – Выл парень. – Почему ты не встаешь?!

И все пытался поставить его «ровно», но у него ничего не получалось.

- Пожалуйста, встань. Давай. – Протянул Джим.

Тут в классе наконец-то появился учитель. Он снова терпеливо подождал, но Джим все не заканчивал. Учитель обеспокоенно глянул на часы, затем на парня и сказал:

- Джим, прошу, сядь.

Джим подскочил и заявил:

- Я не могу сесть! Стол не ставится! Я не могу за него сесть!

- Джим, о чем ты говоришь?

- Милли, забрала мой стол. Это мой стол. – Со слезами на глазах и на этот раз под уже удивленные взгляды одноклассников он посмотрел на учителя и рукой показал на свой стол, за которым в данный момент и сидела девушка. – Я должен сидеть за ним. Этот не ставится!

Джим рыдал и вытирал слезы с лица. Он отчаянно двигал стол, но ничего не получалось. Парень выл и кричал, дергал головой и бил себя.

А все вокруг тем временем в голос смеялись над ним.

- Чего хохочете?! Кол в семестре по истории захотели?! – Мигом заткнул всех учитель и вновь к Джиму обратился:

- Джим, успокойся. Все хорошо. Сейчас исправим. – Учитель посмотрел на девушку. – Милли, прошу, уступи ему место.

- Вот уж нет. Я первая села за этот стол. – Девушка отрицательно покачала головой. – А у нас, учитель, насколько мне известно, свободная страна.

- Милли, тебе-то эта парта зачем? Ты же знаешь, что за ней обычно Джим сидит.

- Да, я! – Добавил Джим, попутно продолжая свои безуспешные попытки «правильно» поставить не свой стол.

С парня пот уже ручьем стекал. Он покраснел и постоянно дергал головой, а после бил себя.

- А затем, что я хочу сидеть рядом со своей подругой. – Она показала на неловко улыбнувшуюся девушку, сидевшую перед ней.

- Ладно, а что если мы поступим следующим образом: я посажу вас вместе с подругой, а ты тем временем вернешь Джиму его стол? Ну что, договорились?

- Нет. – Вновь покачала головой девушка. – Я так не согласна.

- Почему на этот раз? – Тяжело выдохнул учитель.

- Да просто потому, что я хочу сидеть здесь и все! Пусть он ищет себе другой стол. – Милли кивнула в сторону Джима. – И вы не можете поставить мне за это кол или заставить меня, а иначе я пожалуюсь на вас директору школы.

- Ладно, а за пятерку уступишь Джиму его стол?

- В семестре.

- За урок.

- Нет, так не пойдет.

- Та, что с тобой не так? У тебя, что, совсем совести нет?! Ты же видишь, как ему плохо.

- Мне как-то плевать на этого прокаженного. – В очередной раз пренебрежительно фыркнула Милли.

- Милли Уокер, следи за языком! И впредь думай, о чем говоришь! Потому что за это, я уже имею право выгнать тебя из класса, а после вызвать родителей в школу. Тебе все понятно?

Внезапно сорвался учитель, от чего девушка даже поникла и, виновато голову склонив, тихо сказала:

- Да, я поняла. Простите, учитель.

Но даже это оказалось пустяком по сравнению с тем, что случилось дальше с самим Джимом:

- Стол не ставится! Не ставится! Почему ты не хочешь ставиться?! А-а-а! – Парень истошно закричал.

- Джим, успокойся, прошу. Все хорошо. Ты меня слышишь?

Но попытки напуганного учителя остановить его истерику не увенчались успехом. В итоге, парень снова завопил:

- Нет! Сука! – И перевернув стол, кинул тот к стене вместе со стулом.

Теперь уже одноклассники смотрели на него без смеха, скорее со страхом в округлившихся глазах. И даже, если бы они и захотели над ним поиздеваться сейчас – все равно бы не решились.

Джим расплакался и упал на колени. Он поднял голову и, посмотрев на учителя, сказал:

- Я так больше не могу. Не могу. Я устал. – Хлюпая носом, твердил он.

После чего Джим закрыл лицо рукой и продолжил плакать.

Тут к нему подошел учитель:

- Джим, ты как? – Спросил мужчина.

- Я устал.

- Вставай. Я отведу тебя к школьному врачу.

- Она не сможет мне помочь. – Джим покачал головой.

- Тебе нужно успокоиться. Давай, поднимайся.

Учитель потянулся к Джиму, но парень отрезал:

- Я сам. Прошу, не трогайте меня.

- Ладно, как хочешь. – Учитель понимающе кивнул.

Джим встал с колен и, собрав свои вещи, положил те в рюкзак, который после закинул себе на плечо. Он потянулся к столу, дабы поставить тот на место, когда был остановлен учителем, который сразу понял, к чему это может привести, снова:

- Не нужно. За стол не беспокойся – его перевернут и без тебя. Идем. – Учитель махнул рукой, зовя Джима за собой. – Я отведу тебя.

Затем мужчина повернулся к хулигану:

- Хогин, чтобы к нашему возвращению стол стоял на своем месте. Ты все понял?

- Да, учитель. – Парень виновато голову склонил.

- Отлично. – После чего мужчина обратился уже ко всему классу. – И не шумите мне тут. Услышу жалобы от других учителей – получите у меня!

- Хорошо, учитель, мы все поняли. – Хором ответили ребята.

- Вот так. – Печальным взглядом учитель посмотрел на Джима и сказал. – Ну что, готов?

Джим кивнул.

- Тогда пошли.

В кабинете школьного врача.

- И что же с вами произошло, молодой человек? – Поинтересовалась мило улыбающаяся женщина-врач.

- Ну...

И пока Джим решал, что ему ответить, слово взял учитель:

- Я проводил контрольную работу, и у парня просто случилась небольшая паническая атака. Ничего серьезного. Но, полагаю, ему бы не помешало успокоительное.

Мужчина глянул на Джима и подмигнул ему.

- Бедненький. Как ты? – Женщина внимательно вгляделась в лицо Джима и, пройдясь рукой по его щеке, закивала головой. – То-то я думаю, чего ты бледный такой. Теперь понятно.

- Да, спасибо. Мне уже гораздо лучше.

- Вот и замечательно.

И не успела врач отойти от Джима, как парень коснулся ее ноги, а только осознал произошедшее – тут же поспешил придумать объяснение:

- У вас на халате была грязь...

- Правда? – Женщина осмотрела халат, но естественно ничего на нем не нашла, вот и удивилась.

- Да. Я уже вытер.

- Оу, спасибо. Не стоило. Мог бы просто сказать мне.

- Простите. – Джим склонил голову.

- Ничего, все нормально.

И только врач отвернулась от парня, тот глянул на отвлекшегося учителя и незаметно дернул головой.

- Уколов боишься?

- Что, простите?

- Уколов, говорю, боишься? – Улыбнувшись, повторила врач и показала на упаковку шприцов в медицинском шкафу.

- Нет, но не желательно... – Растерянно протянул Джим.

- Я поняла. Хорошо. Тогда, возьми это. – Из того же шкафа женщина взяла таблетки, которые спешно и передала Джиму вместе со стаканом воды. – Выпей и ложись на кушетку. Лекарству нужно время, чтобы подействовать.

Дождавшись, когда парень послушно выполнит все ее указания, женщина добавила:

- Отдыхай. Я скоро вернусь. – И удалилась прочь. Лишь напоследок она обратилась к учителю. – Вы можете идти, ждать не обязательно. У вас ведь там урок проходит.

- Спасибо. Я знаю, просто хотел убедиться, что с ним точно все будет в порядке.

- За это можете не беспокоиться – я о нем позабочусь.

Мужчина тяжело вздохнул:

- Но я ведь могу с ним посидеть еще немного?

- Я не в праве вам это запретить. – Улыбнулась женщина и ушла.

- Спасибо вам, учитель. – Смотря в потолок, сказал Джим.

- Ну, что ты, Джим, не нужно благодарить. Это меньшее, что я мог для тебя сделать. – С улыбкой на губах, отмахнулся мужчина. – Тебе, правда, уже лучше?

- Да. – Кивнул Джим. – Лекарство прекрасно работает. Но я благодарил вас не за то, что вы отвели меня к врачу.

Парень поднял голову и посмотрел на учителя. На его глазах проступили слезы:

- А за то, что ничего ей не рассказали.

- Та я понял, Джим.

- Оу...

- Не за что. Конечно же, не за что. Не бойся, это твой секрет, а раскрывать чужие секреты – не в моих интересах.

- Понятно. В классе вы встали на мою защиту. Я знаю, вы всегда меня поддерживали и хвалили, но это все равно было неожиданно.

- Я ведь учитель. Это мой долг – помогать своим ученикам.

- Нет, я знаю. Просто...

- Просто в твоей жизни больше не осталось тех, в ком ты уверен. Тех, от кого ты можешь спокойно ждать помощи в трудную минуту.

- Да, наверное, все именно из-за этого.

- Да, Джим, понимаю. Знаешь, я давно за тобой наблюдаю. – Учитель вздохнул, а глаза Джима тем временем удивленно округлились, только он услышал его слова. – И вижу, что у тебя тяжелая жизнь, а тут еще и одноклассники перестали с тобой общаться.

- Да, есть такая проблема. – Печально улыбнулся Джим. – Ну, ничего. Вот окончу школу, и подобный пустяк уйдет вслед за ней, поэтому я об этом даже как-то и не думаю.

- Конечно. – Учитель согласно кивнул. – Так и будет. Но как ты думаешь, это из-за того, что с тобой происходит? Или же, напротив, отсутствие друзей послужило причиной, а не следствием?

- Нет. – Уверенно заявил Джим. – То, что со мной происходит – точно является причиной их отказа и дальше продолжать дружить.

- Я понимаю, это, конечно, не мое дело…

- Вы помогли мне, учитель, поэтому теперь можете не стесняться, задавая подобные вопросы. – Перебил мужчину Джим. – Вы ведь и сами все видели.

- Прости. Верно, я просто хотел проявить вежливость. Так вот ты знаешь, что это такое?

- Нет. Болезнь, наверное, какая-то. Недуг. – Джим покачал головой, а после спокойно пожал плечами и уже тише добавил. – Я бы и сам очень хотел это выяснить.

- Верю.

Джим опустил голову и, неловко бегая глазами по полу, спросил:

- Надеюсь, я не сильно вас напугал своим срывом?

- Брось, если я по какой-то причине и испугался – то только за тебя. – Учитель вдумчиво потер подбородок. – Да... Раньше я за тобой такого не замечал.

- Я не виноват, это все она. Она. – Говорил Джим об однокласснице.

- Конечно, конечно. Я тебе верю. Но все же... Джим, скажи, ты уже обращался к врачу по поводу своей «болезни»? Или хотя бы говорил о ней своей маме?

- Нет! Маме не стоит об этом знать. Ей и так тяжело.

- Понимаю. – Кивнул учитель. – Ладно, я пойду. А ты пока отдыхай. Кстати, если доктор скажет тебе идти домой – иди, я разрешаю.

- Спасибо.

- Обращайся. – Учитель легко улыбнулся.

- Учитель, прошу, ответьте: вы же не будете смеяться надо мной, как остальные? – На глазах Джима вновь проступили слезы.

- Что за вздор?! Конечно же, нет. Ни в коем случае, Джим. За это можешь даже не беспокоиться и впредь не задавать мне подобных вопросов. Договорились? Верь мне.

- Вы помогли мне, поэтому я вам поверю. – Джим легко улыбнулся и отвернулся к стене.

Учитель вздохнул, почесал затылок и добавил:

- Ты это, не обижайся на ребят. Они просто боятся того, с чем раньше никогда не сталкивались. Вот их защитная реакция и проявляется в постоянных насмешках и избегании контактов с тобой.

- Все нормально. Я их не виню, даже понимаю. – Джим тяжело вздохнул.

Учитель бросил на Джима печальный взгляд и, не найдя больше слов, ушел, закрыв за собой дверь в кабинет школьного врача.

Спустя несколько минут вернулась врач, спросила, как у Джима дела и после удовлетворившего ее ответа отпустила парня, лишь сказав, что если учитель не против – Джим может идти домой, что он и сделал.

К слову, прежде чем окончательно покинуть школу, Джим забрал со шкафчика несколько своих вещей. Там же он повстречал своего бывшего лучшего друга. Тот малозаметно кивнул ему, а после, виновато опустив глаза, удалился прочь.

И хоть Джим не держал на друга обиды, он все равно никак не отреагировал на его жест – парень просто растерялся, поэтому Джим лишь удивленно посмотрел другу вслед. Затем он дернул головой и вернулся к своим делам.

Напоследок, перед самим уходом Джим закрыл шкафчик и дернул ручку на себя. Замок шкафчика щелкнул, но парню этого показалось недостаточно. И чтобы убедиться наверняка, что дверца точно закрыта, он перед уходом еще несколько раз оборачивался и глядел на нее, пока наконец-то за угол не зашел. Но даже тогда умудрился в последний, еще один раз, выглянуть и посмотреть на шкафчик.

«Да, все!». Заключил про себя Джим и спокойно двинулся домой.

На следующий день.

Джим сидел на уроке по высшей математике, которую он никогда не понимал, которую он не любил, когда в громкоговорителе, расположенном в классе, раздался голос:

- Джима Лейка вызывают к директору. Повторяю, Джим Лейк, пройдите к директору школы.

И только голос замолк, учительница посмотрела на Джима и кивнула в сторону выхода:

- Джим, чего сидишь? Ты слышал? Тебя вызывают к директору. Иди!

- А? Да, конечно. – Опешил парень.

Он дернул головой и, снова забрав свои вещи, направился к директору школы. Если подобное начнет часто повторяться – скоро войдет у Джима в дурную «привычку».

«Интересно, что ей от меня нужно?». Все думал Джим, пока шагал по коридорам школы к кабинету директора. Он пытался выбросить пугающие его мысли из головы ритуалами: дергая головой и легкими шлепками ударяя по ней рукой.

Остановился только, когда издалека увидел сидящего под кабинетом директора учителя истории. Мужчина посмотрел на Джима и с легкой улыбкой на лице кивнул.

Парень выдохнул и приблизился к учителю:

- Здравствуйте.

- Привет, Джим. – Мужчина склонил голову.

- А что вы здесь делаете? – Полюбопытствовал он.

- По всей видимости, тебя жду.

- Вас, что, тоже вызвали к директору.

- Нет. – Рассмеялся учитель. – Я ведь не ученик этой школы. Директор лично мне позвонила и попросила подойти.

- Понятно. Как думаете, зачем она нас позвала?

- Полагаю, это насчет вчерашнего. – Учитель пожал плечами.

- Вы же ничего ей не рассказывали? – Уставившись на мужчину, обеспокоенно поинтересовался Джим.

- Нет, я ведь говорил тебе, что это не в моих интересах.

- Верно. – Джим вдумчиво закивал головой.

- Боюсь, это сделали ученики, а точнее твои одноклассники.

- И что мне теперь делать?

- Не переживай, переговоры с директором я возьму на себя. А ты просто веди себя спокойно и, главное, ничего не делай. Ты понимаешь, о чем я говорю?

Учитель пристально посмотрел парню в глаза. Джим даже на секунду растерялся от такого, но живо собрался с мыслями и согласно кивнул.

- Вот и славно. Значит, договорились.

Мужчина в знак поддержки хлопнул Джима по плечу. Парень в ответ мигом коснулся его руки и сказал:

- Простите, я ведь говорил вам, чтобы вы меня не трогали.

- Точно, прости. Я забыл. – Хмыкнув, спокойно отмахнулся учитель, хоть изначально и удивился реакции парня.

- Ничего. Все нормально. – Джим кивнул и опустил голову, вдумчивым взглядом уткнувшись в пол. – Я понимаю.

Тут дверь в кабинет директора, на которой висела табличка: «Директор школы Мелисса Хогин», открылась и в коридоре показалась молодая девушка – секретарь директора. Девушка милым голосом пригласила Джима с учителем внутрь:

- Директор Хогин освободилась и готова вас принять. Прошу, проходите. – Указала она рукой на вход в кабинет.

В кабинете директора школы.

- Директор Хогин, здравствуйте. – Кивнул директору учитель.

- Вилл, здравствуй. – Женщина улыбнулась.

- Здравствуйте, директор. – Следом директора поприветствовал Джим.

- Привет, Джим. Что же, раз все в сборе – садитесь. – Директор показала на два стула перед своим столом. И только Джим с учителем сели – тут же продолжила. – У меня много работы, поэтому перейду сразу к делу.

- Хорошо. – Согласился учитель.

- И так, что произошло вчера на вашем уроке истории, учитель Пуртред?

- Ничего такого. – Учитель покачал головой, делая вид, что не знает, о чем говорит директор. – У Джима просто случилась паническая атака, когда я решил провести контрольную работу. Вот и все. Можете спросить у школьного врача, если мне не верите, она подтвердит данную информацию.

После чего мужчина спокойно пожал плечами.

- Это правда? – Директор повернулась к Джиму.

- Абсолютная. – Но вместо растерявшегося парня снова ответил учитель.

- Ладно, учитель Пуртред, раз вы так уверенно об этом говорите. – Крайне раздраженно подметила директор. – Тогда как вы отреагируете, если я скажу вам, что у меня относительно вчерашнего есть совершенно другая информация? И что врач, к которой вы меня сейчас посылаете, сама толком ничего не знает.

- О чем вы говорите?

- А о том, учитель Пуртред, что ученики жалуются на то, что Джим, мол, является неуравновешенным и вчера у него произошел срыв. Он перевернул стол, кинул тот к стене и тем самым напугал весь класс своим поведением. – Начала давить женщина. – Ответьте, это правда?

- Предположим, но не вся, ведь также стоит отметить тот факт, что эти самые «пугливые» одноклассники как раз и были теми, кто довел Джима до такого состояния.

- А разве это не ваша работа, учитель Пуртред, наводить и поддерживать порядок в классе?

- Моя работа – учить, но даже, если и так, когда я пришел конфликт был уже в самом разгаре. А мой долг – помогать ученикам, оказавшимся в беде, вот я и выполнил свой долг!

- Что же вы тогда не помогли своим ученикам?

- Почему это? Я помог Джиму.

- Значит, вы помогли не тому человеку, ведь именно от него и исходила опасность!

- Ошибаетесь! Я помог действительно нуждающемуся в моей помощи.

- Какое красноречие я слышу с ваших уст, вот только, знаете что, это не моя проблема, учитель Пуртред, что вы там где-то гуляли, из-за чего еще и опоздали на урок.

- Что?

- Да, я прекрасно осведомлена о ваших вечных опозданиях и, явно мешающем вашей работе, романе с учителем рисования. Но речь сейчас не о вас, поэтому отложим данный разговор до нашей с вами следующей встречи. – Ее слова прозвучали угрожающе.

- Хорошо, согласен. – Учителю было, что сказать по поводу своих опозданий, но директор оказалась права, сейчас главное – помощь Джиму. Вот мужчина и промолчал. – Но к чему вы все это ведете, директор Хогин?

- А к тому, что я не могу позволить находиться в стенах моей школы социально опасного ученика, который может напугать или и того хуже – навредить другим ученикам школы.

- Он не опасен, уверяю вас.

- Ну, это уже не вам решать, учитель Пуртред.

- Вот именно, и не вам.

- Это мы еще посмотрим…

- Вы, что же это, директор Хогин, собираетесь исключить Джима?

Джим только и успел открыть рот, как тут же был остановлен выставленной вперед рукой учителя. Его мозг заставлял парня от нервов дернуть головой, но Джим проявленным усилием воли сдержался, вспоминая просьбу учителя накануне данного разговора с директором.

- Да, ведь если это дойдет до городского совета – проблемы начнутся уже у меня. И я не могу этого допустить!

- Вы понимаете, что Джим живет с матерью-одиночкой? У них нет ни средств, ни возможностей на то, чтобы менять школу в середине семестра.

- Пусть тогда идет учиться в интернат. Мне плевать. – Отмахнулась женщина.

- Вы все равно не сможете его исключить! – Раздраженно парировал учитель.

- Это еще почему?

- Нет достаточного количества оснований. – Учитель покачал головой. – Джим спокойный парень, к тому же, он отлично учится.

- Ну, учитель Пуртред, может на вашем предмете и да, но вот на математике он стабильно получает одни тройки. И к слову, не забывайте, что как раз из-за его «спокойствия» мы с вами и собрались.

- Поймите, это был единичный случай.

- А с чего вы взяли, что он впредь не повторится снова, учитель Пуртред?

- Потому что я учу Джима, не вы, а потому я лучше знаю, какой он на самом деле. Он очень сильный, я это вижу, поэтому уверяю вас, этого больше не повторится, можете мне поверить.

- Этого мало. Скажите, вы готовы поручиться за мальчика и, в случае чего, взять всю ответственность на себя, раз у него есть только мать-одиночка, учитель Пуртред?

Учитель бросил в сторону Джима короткий взгляд, мальчик был напуган и растерян, вот мужчина уверенно и заявил:

- Да!

Джим удивленно уставился на мужчину.

- Я смотрю, вы сильно привязались к мальчику. Что же, хорошо.

- В любом случае, ваше согласие и мое обещание все равно ничего не меняют. – Учитель спокойно пожал плечами.

- Это еще почему?

- Ведь, как я уже и говорил ранее, одних оценок и ваших подозрений для исключения недостаточно, нужна более весомая причина. К тому же, у вас нет прав на то, чтобы исключать из школы всех, кого вздумается.

- Я директор школы!

- Конечно, я этого не отрицал, но вам потребуется одобрение школьного совета, ведь без их позволения даже ваша власть ограничена, директор Хогин. Поэтому если вы действительно хотите исключить Джима по причине его социальной опасности, или как вы там это назвали, я считаю, для начала мальчика следует показать школьному психологу. Пусть на него посмотрит специалист и сделает свой вывод, на основании которого уже и будет принято решение по поводу того, нужно ли исключать Джима из школы или нет. Верно?

Учитель посмотрел на Джима и подмигнул.

- Что думаешь, согласен? Вдруг она сможет сказать, что с тобой происходит.

Парень молчал, он лишь широко улыбнулся и закивал головой.

- Отлично! Вот и молодец. Вот и договорились. – А после мужчина повернулся к директору. – Что скажете, директор Хогин?

- Ладно, вы правы, учитель Пуртред. – Недовольно скривившись, заключила директор, процедив слова сквозь стиснутые зубы. – Тогда пусть идет к школьному врачу и просит выписать ему направление к школьному психологу. Ты все понял?

Директор посмотрела на Джима. Парень растеряно глянул на учителя, кивнувшего ему, затем снова на директора и сказал:

- Да.

- Хорошо, в таком случае вы свободны. Можете идти. – Директор махнула рукой, словно прогоняя Джима с учителем прочь, после чего спокойно вернулась к работе.

Уже в коридоре учитель повернулся к Джиму и сказал:

- Ты молодец, правда. Сдержался и вел себя спокойно, как я и просил. – Мужчина улыбнулся.

- Спасибо. – Джим поднял глаза и посмотрел на учителя. – То, что вы там сказали, когда поручились за меня, это правда?

- Конечно. Я действительно считаю, что ты сильный, раз борешься с таким. Многие этого не понимают, просто не способны понять того, какие трудности тебе приходиться преодолевать каждый день, из-за чего они могут избегать тебя, бояться, считать другим человеком и даже осуждать, но, главное, чтобы ты все равно никогда не переставал бороться. Будь выше этого, будь лучше их. И помни, я в тебя верю.

- Простите меня, я причинил вам столько неудобств. – На глазах Джима проступили слезы.

- Брось! О каких неудобствах ты, вообще, говоришь? По сравнению с тем, через что ты проходишь каждый день – это пустяк.

- К своей жизни я уже как-то привык, а вот вас подставил.

- Не стоит беспокоиться об этом – я сам решил тебе помочь. К тому же, для чего еще нужны друзья, если не для помощи в трудную минуту, верно? – Мужчина улыбнулся.

- Вы, правда, считаете меня своим другом?

- Конечно! Я удивлен, что ты до сих пор этого не понял.

- Нет, я понял, просто...

- Просто не мог в это поверить? – Джим кивнул. – Мне, конечно, немного обидно за то, что ты раньше мне ни о чем не рассказывал. Но при этом я прекрасно понимаю причины твоего молчания – не зная моего отношения к тебе, ты просто боялся осуждения и насмешек с моей стороны, как это делают другие.

- Да, но после вы сказали, что это вздор.

- Вот именно! И ты поверил мне. И теперь ты точно знаешь, что я не врал тебе. Чему я очень рад. Джим, впредь не бойся обращаться ко мне за помощью, хорошо? Я никогда не откажу тебе.

- А я разве ранее не говорил, что верю вам? – Джим широко улыбнулся.

Мужчина рассмеялся и хлопнул парня по плечу:

- Да, точно! Говорил.

Джим тронул учителя за руку и сказал:

- Простите. Я же...

- Ни слова больше, Джим. Я так и хотел. Я понимаю. Просто мне показалось, что тебе сейчас нужна поддержка, пусть даже и в виде столь банального жеста. Не бойся, меня твой недуг не смущает. Но лучше тебе его сдерживать так же, как ты это делал в кабинете директора. Не для меня – ради себя, Джим.

- Хорошо, я буду стараться.

- Молодец. Никогда не сдавайся и у тебя обязательно все получится, договорились?

Джим вытер лицо и кивнул, а учитель тем временем довольно заключил:

- Вот и отлично. Ладно. Рабочий день еще не закончен, та и у тебя дела намечаются – тебе ведь еще идти к врачу за направлением к психологу, поэтому нам пора расходиться. Но мы не прощаемся.

- Вы правы. – Джим снова кивнул и улыбнулся.

На этом и закончился их разговор.

Прежде чем пойти на следующий урок, а пока Джим сидел у директора уже началась перемена, он подошел к своему шкафчику. И пока парень стоял там и перебирал свои вещи, мимо него по коридору вместе со своими новыми друзьями прошел его бывший лучший друг и, малозаметно улыбнувшись, приветственно кивнул ему. Джим же отреагировал на действия своего бывшего лучшего друга ответным кивком и удивленным выражением лица, а только тот за поворотом скрылся еще и дернул головой.

Несколько дней спустя.

На приеме у психолога.

- Здравствуйте.

- Привет. Джим Лейк, верно?

- Да, это я.

- Ага, хорошо. А меня зовут Кэтрин. Будем знакомы. – Женщина доброжелательно улыбнулась.

- Да. – Напряженно кивнул Джим.

- Джим, расслабься. Тебе нечего бояться – мы просто поговорим. Угу?

- Ладно, простите.

- Отлично. И так, я знаю, что ты лично взял направление у врача к психологу и сам пришел ко мне. Признаться честно, я удивлена, ведь это редкость среди подростков. Из этого можно сделать вывод, что у тебя есть крайне надоевшая тебе проблема, которую ты не отрицаешь, и я даже больше скажу – готов ее решить. Пока я все верно говорю?

- Да.

- Превосходно. Но, видишь ли, в чем проблема, Джим. – Джим покачал головой, а женщина тем временем продолжила. – Это все, что я могу о тебе сказать. Поэтому, прошу, поделись со мной своей проблемой, чтобы я могла тебе помочь.

- Да, конечно. – И тут Джим стыдливо опустил глаза и, как это говориться, замялся. Он дернул головой и продолжил молчать.

«Понятно». Заметив это, заключила про себя женщина и сказала Джиму:

- Джим, успокойся и не нервничай. Знай, я, правда, хочу тебе помочь. Я никому не расскажу, честно. Но если ты и дальше будешь молчать – я ничем не смогу тебе помочь и твое посещение окажется напрасным. А это, как по мне, довольно таки глупо, особенно учитывая, что ты уже здесь. Согласен?

- Да. Простите, мне просто нужно собраться с мыслями.

- Конечно, я понимаю. Не переживай, я подожду. Собирайся столько, сколько потребуется. – Улыбнулась психолог. – Мне некуда спешить – кроме тебя ко мне, как видишь, больше никто не записан.

«Под дверью действительно больше не было ожидающих своей очереди». Подумав, хмыкнул Джим.

- Та и у тебя уроки, я так полагаю, уже закончились, поэтому времени у нас с тобой полным полно.

- И то верно. – Джим почесал затылок.

С ее лица не спадала улыбка, которая отдавала добротой и теплом, что очень понравилось Джиму и в конечном итоге расположило парня к общению.

- Ну, вот! – Радостно воскликнула женщина. – Поэтому набери полную грудь воздуха, выдохни, расслабься, доверься мне и понеслась. Давай! Как на духу. Главное, ничего не скрывай от меня и говори только правду. Все понял?

Кэтрин взмахнула руками. Джим вздохнул и выдал:

- Да! Вы правы, у меня проблемы.

- Хорошо, молодец. Продолжай. Опиши их.

- Это похоже на некий недуг, я не знаю, но вместо кашля, там, или насморка, повышенной температуры у меня в голове постоянно крутятся тревожные мысли, от которых я уже устал. Понимаете? – На его глазах проступили слезы. – Простите меня.

Джим поспешил вытереть лицо рукой, но был остановлен психологом:

- Ничего, ты открываешь передо мной свои страхи, а потому плакать это нормально. Не переживай. Плач, если хочешь и не бойся – ты имеешь на это полное право. Правда, я пока не совсем понимаю, о чем ты говоришь, поэтому, прошу, ты рассказывай, рассказывай.

- Что рассказывать? Это все. – Джим пожал плечами и удивленно уставился на психолога.

- Ладно. – Протянула женщина. – Скажи, как именно, помимо тревожных мыслей, выражается твой недуг? Не пойми меня не правильно, просто я заметила, как ты дернул головой, когда я в первый раз попросила тебя рассказать мне. Это тоже часть твоего недуга, я права?

- Да. – Джим кивнул.

- Хорошо. И так, я понимаю, что это что-то невротическое. Скажи, подобное проявляется у тебя во время стресса?

- Да.

- Хорошо, только во время стресса или бывает также и само по себе?

- Само по себе тоже.

- Как часто?

- Постоянно.

- Понятно. И на что это похоже?

- Ну, я даже не знаю, будто пытаюсь прогнать плохие мысли из головы всеми этими движениями. Понимаете? А еще я всегда должен трогать определенные предметы в заранее задуманной в моей голове последовательности и «правильно», так сказать. Или, например, людей в ответ на их прикосновения меня.

- Словно твой личный ритуал, да?

- Верно, все именно так. – От удивления у парня широко открылся рот, и Джим вопросил. – Стоп. Так вы уже знаете, что со мной не так? Я правильно понимаю?

- Пока еще нет, лишь догадки, но кажется, мы с тобой на верном пути.

Джим довольно улыбнулся.

- Джим, скажи, как давно у тебя это началось?

- Ну, надо подумать. – Джим вдумчиво потер подбородок. – Так, сейчас мне 16, а впервые это произошло примерно 5 лет назад.

- То есть в 11, верно?

- Получается, что да. – Согласно кивнул Джим. – А что?

- Понятно. Что же, это распространенный для него возраст.

- Для чего?

- И последнее. Джим, сейчас я попрошу тебя заполнить один бланк. Хорошо? После чего я точно смогу сказать, что именно с тобой происходит. Согласен?

- Конечно. Да! – Джим явно оживился от такого предложения.

- Отлично. – Женщина достала из стола несколько листов бумаги и протянула их Джиму. Вместе с листами она дала ему ручку и сказала. – Вот. Бери и заполняй. Главное, никуда не торопись. Отнесись к этому со всей серьезностью и заполняй бланк внимательно и вдумчиво. Понял?

- Да. – Начав глазами пробегаться по тексту, отстранено ответил Джим.

- Хорошо. – Психолог улыбнулась. – А я пока выпью чаю. Ты не хочешь?

- А, что? Оу, нет. Спасибо. – Буквально на секунду Джим оторвался от любопытных бумаг, а только вернулся к их прочтению – тут же поинтересовался у психолога. – Мисс Кэтрин, простите, но что это, вообще, такое?

- Проверка на наличие у тебя болезни, которую я подозреваю. Поэтому, если ты хочешь получить ответ на вопрос: «что со мной происходит?» – будь честен. Угу?

- Ладно, я понял.

- Молодец. – Сказала женщина, улыбнулась и дальше продолжила пить чай, лишь добавила напоследок. – Подходящие тебе ответы обводи кружком. Хорошо?

- Да. – Ответил Джим.

- Там всего лишь десять вопросов, поэтому никуда не торопись и заполняй спокойно. – Повторила психолог.

Джим тем временем в очередной раз согласно кивнул и принялся отвечать на вопросы.

«И так, повторим просмотр, только на этот раз внимательно и со всей серьезностью». Подумал парень, снова на бланк взглянув, и прочитал название: «Тест Йеля-Брауна».

Первый вопрос.

Общая продолжительность Ваших навязчивых мыслей в течение суток составляет:

а) не наблюдаются вообще;

б) по совокупности меньше часа;

в) по совокупности 1-3 часа в течение дня;

г) по совокупности 3-8 часов в течение дня;

д) по совокупности более 8 часов в течение дня.

«Что за вопросы такие? Черт». Возмущенно цокнул языком Джим, а затем успокоился и мысленно добавил. «Ладно, мисс Кэтрин просила быть честным – так я и поступлю, ведь я хочу узнать, что со мной происходит. И в таком случае мой ответ будет...».

Джим дернул головой и обвел вариант «д».

Второй вопрос.

Степень нарушения повседневной жизни вследствие наличия навязчивых мыслей:

а) совсем не нарушена;

б) нарушена слабо;

в) чувствуется негативное влияние, но образ жизни прежний;

г) сильно нарушен повседневный образ жизни;

д) образ жизни полностью нарушен.

Джим вздохнул и почесал затылок.

«Так, ну... Учитывая, что они постоянно посещают мою голову и заставляют делать то, чего я не хочу – думаю, сильно нарушают. И это будет ответ...».

Хотел было он снова обвести вариант «д», но затем еще раз подумал и все же решил, что для его случая более точным будет ответ «г».

Третий вопрос.

Уровень психологического дискомфорта вследствие навязчивых мыслей:

а) не испытываю вообще;

б) испытываю слабый дискомфорт;

в) испытываю сильный дискомфорт, но в общем, чувствую себя хорошо;

г) испытываю сильный дискомфорт и это сказывается на моем самочувствии;

д) практически весь день испытываю очень сильный дискомфорт.

«Я не знаю, что такое психологический дискомфорт, но, учитывая общую тяжесть своего случая, как и обычно, выберу самый последний, а по совместительству и тяжелый вариант. К тому же, это все равно будет не далеко от истины».

И Джим со спокойной душой обвел вариант «д».

«Ну, хоть стабильность присутствует в моих ответах». Джим пожал плечами.

Четвертый вопрос.

Сопротивление навязчивым мыслям:

а) в состоянии им сопротивляться практически всегда;

б) могу оказать сопротивление большей части обсессий;

в) иногда я могу оказать им хорошее сопротивление;

г) чаще всего я не могу сопротивляться им;

д) не в состоянии сопротивляться обсессиям.

«Какое там сопротивление?». Ухмыльнувшись, фыркнул Джим и вновь обвел последний вариант, а именно «д». Вот только на этот раз не было покоя в его измученной душе.

После чего печально вздохнул, осознавая свои паршивые перспективы, особенно учитывая данный ответ и все ответы до него. А там ведь еще шесть вопросов впереди осталось. И вряд ли в них результат будет более положительным.

«Да, видимо серьезный у меня случай». Подумал Джим и дернул головой.

- Все хорошо? – Внезапно поинтересовалась у него обеспокоенно уставившаяся на парня психолог, которая заметила его крайне поникший внешний вид.

- Да. – Джим улыбнулся. Он врал ей. Но она ведь просила его быть честным и довериться ей, ведь иначе она не сможет ему помочь, а он так этого хочет. Вот Джим в итоге не сдержался и, почесав затылок, все же добавил. – Хотя не знаю, если честно. Думаю, результаты покажут правду.

- Вот именно. Ты, главное, не переживай и будь честен в ответах. – Поспешила его успокоить и подбодрить психолог.

- Да, я помню.

- И не думай о результатах. – Отмахнулась женщина. – Все дальнейшее я возьму на себя. Ты просто заполни тест и все. Угу?

- Хорошо. Спасибо. – Джим улыбнулся и кивнул.

- Ладно, продолжай. Не буду больше тебя отвлекать. – Психолог улыбнулась в ответ и сделала очередной глоток чая.

А Джим тем временем успокоился и к тесту вернулся.

Пятый вопрос.

Степень контроля над обсессиями:

а) обсессии полностью находятся под моим контролем;

б) в большинстве случаев я контролирую их;

в) иногда мне удается контролировать обсессии;

г) могу контролировать их незначительно;

д) мои обсессии неконтролируемы.

«О каком там контроле вообще может идти речь? Так». Подумал Джим и обвел вариант «д».

«И так, вопрос номер шесть. Осталось еще четыре». Устало вздохнул парень.

Ваша продолжительность навязчивых действий, ритуалов в течении суток:

а) не наблюдаются вообще (по совокупности меньше часа);

б) по совокупности меньше часа;

в) по совокупности 1-3 часа в течение дня;

г) по совокупности 3-8 часов в течение дня;

д) по совокупности более 8 часов в течение дня.

«Так, ну тут все ясно – «г». Мысленно заключил Джим и обвел данный вариант.

Седьмой вопрос.

Степень нарушения повседневной жизни:

а) совсем не нарушают;

б) оказывают слабое влияние;

в) чувствуется негативное влияние, но образ жизни прежний;

г) сильно нарушают повседневный образ жизни;

д) образ жизни полностью нарушен.

«Ну, учитывая, что мне из-за моих ритуалов приходится в школу на два часа раньше вставать и все равно умудряюсь опаздывать – значит, конкретно они так нарушают мой повседневный образ жизни. По факту они уже стали не просто частью, а именно что моим повседневным образом жизни. Это определенно «д».

Джим дернул головой, данный ритуал – не просто нервы, это уже действительно превратилось в часть его жизни. Больше он не боялся, что психолог это увидит, знал, что не станет смеяться, доверился ей, а потому и не скрывал.

Вопрос номер восемь.

Уровень психологического дискомфорта:

а) не испытываю вообще;

б) испытываю слабый дискомфорт;

в) испытываю сильный дискомфорт, но в общем, чувствую себя хорошо;

г) испытываю сильный дискомфорт и это сказывается на моем самочувствии;

д) практически весь день испытываю очень сильный дискомфорт.

«И снова этот психологический дискомфорт. Тьфу ты! Так, тут сразу «д».

Девятый вопрос.

Сопротивление компульсиям:

а) в состоянии им сопротивляться практически всегда;

б) могу оказать сопротивление большей части компульсий;

в) иногда я могу оказать им хорошее сопротивление;

г) чаще всего я не могу сопротивляться им;

д) не в состоянии сопротивляться компульсиям.

«Черт! Что же у меня все «д»? Хотя чему я удивляюсь, если еще несколько вопросов назад все понял? Одно радует – остался последний вопрос».

И вот он – десятый, финальный, вопрос! И Джим, в принципе, уже знал, каким он будет, ведь давно заметил в них некую закономерность и повторяемость. Меняется только объект вопроса, но вот его структура всегда остается прежней.

Степень контроля над компульсиями:

а) компульсии полностью находятся под моим контролем;

б) в большинстве случаев я контролирую их;

в) иногда мне удается контролировать компульсии;

г) могу контролировать их незначительно;

д) мои компульсии неконтролируемы.

Джим обвел вариант «д» и облегченно выдохнул: «Все, наконец-то я закончил».

Он молча положил листы на стол. Рядом поместил и ручку. Затем придвинул листы к краю стола, выровняв их по линии, и ручку положил параллельно листам.

Кэтрин сделала очередной глоток чая, терпеливо дожидаясь конца ритуала, после чего отложила чашку в сторону и посмотрела на листы:

- Вижу, ты закончил.

Джим в ответ кивнул.

- Хорошо. – Она потянулась к листам, взяла их и принялась внимательно изучать его ответы. – Ну что, ты готов услышать заключение?

- Да! – Уверенно заявил Джим и снова кивнул.

- Отлично. – Психолог улыбнулась и дальше продолжила изучать его ответы. – Тогда я сейчас быстро проверю твой тест и тут же оглашу результаты.

И вот, спустя какие-то две-три минуты, что пустяк для человека, ищущего ответ на протяжении пяти своих последних лет, Кэтрин вздохнула:

- Угу. Вот и доказательства моих догадок. – И сказала. – Джим, у тебя обсессивно-компульсивное расстройство, также его еще называют невроз навязчивых состояний или синдром навязчивых состояний.

- И что это такое?

- Это такое психологическое заболевание.

- Оно опасно? – Джим дернул головой.

- Оно не смертельно, если ты об этом. А об опасности ритуалов в широком смысле этого слова, думаю, не мне тебе рассказывать, учитывая, какие они бывают. Верно?

- Ну, да. – Джим опустил голову. Его голос дрожал от страха. – Кэтрин, скажите, это лечится?

При этом вопросе на его глаза навернулись слезы. Заметив это, психолог поспешила успокоить парня, сказав:

- Скрывать не стану, Джим, случай у тебя тяжелый, но да – вылечить можно.

- Это хорошо. – И Джим, услышав ее ответ, облегченно выдохнул.

- Верно, поэтому не нужно бояться. Угу?

- Да. – Джим улыбнулся и согласно кивнул.

- Вот именно из-за таких моментов я и люблю свою работу. – Губы Кэтрин также растянулись в улыбке. – И так, смотри...

Но не успела она договорить, как Джим рассмеялся. Психолог по началу даже удивилась такой, казалось бы, странной реакции парня на ее слова, но быстро поняла, в чем все дело:

- Ты рад, что наконец-то получил ответ? – Спросила женщина. – Я права?

- Да. Да! – Повторил Джим и, подняв голову, посмотрел на потолок. – Целых пять лет данное заболевание мучило меня, но теперь я наконец-то знаю, что со мной не так! Я понимаю, с чем именно я борюсь и даже то, что это можно вылечить! И, Боже, как же я этому рад! Рад это услышать.

- Вот это правильный настрой! Одобряю!

- Спасибо. – Джим посмотрел на Кэтрин и добавил. – Вы даже и представить себе не можете, как мне сейчас хорошо и легко на душе.

Он широко улыбнулся и заплакал, но Кэтрин знала, что на этот раз это были слезы радости, а не страха и отчаяния, вот и сказала:

- Рада это слышать. – Психолог поддержала его хорошее настроение своей улыбкой. – Но, поверь, мне не впервой, ведь ты не первый такой и не последний.

Внезапно Джим поник:

- То есть, существуют еще люди с таким же недугом, как и у меня?

- Конечно, существуют. Ты ведь не думал, что один такой особенный? – Женщина демонстративно посмеялась.

Но быстро поняла, что это было лишним.

- Нет, не думал, я просто надеялся на это. – Парень печально голову склонил.

- Прости, мне не стоило этого говорить. Я знаю, это тяжело, но данная болезнь поддается лечению, поэтому не стоит за них переживать и за себя бояться, ведь и тебя мы вылечим. Угу? – Кэтрин пытливо уставилась на Джима.

- Да, я понимаю. – Джим кивнул, легко улыбнулся, а после уверенно заявил. – Я доверяю вам, поэтому говорите, что мне нужно делать. Я готов!

- Молодец! Тогда слушай. И так, я назначу тебе несколько лекарств. По факту, это антидепрессанты, но они отлично подходят для лечения твоей болезни. Стоит также понимать, что у каждого из них есть свои побочные эффекты, которые тоже следует учитывать. Но сразу, увы, они не проявятся. – Но тут Кэтрин заметила испуганный взгляд Джима, улыбнулась и живо добавила. – А может и вовсе не проявятся, кто его знает. Верно? В любом случае, во время следующей нашей с тобой встрече мы решим, какие оставить, а какие лучше заменить. Хорошо?

- Да.

- Но для этого я попрошу тебя пристально следить за любыми изменениями в самочувствии. Сам понимаешь, я не смогу следить за течением твоей болезни и ее лечением за пределами наших с тобой встреч. Угу?

- Я понимаю.

- Отлично. Я рада, что ты доверился мне, но твое лечение – это в первую очередь твой личный труд.

- Спасибо. Я знаю.

- Но я все же надеюсь, что тебя не смущает тот факт, что нам с тобой еще часто придется видеться? – Психолог широко улыбнулась, а вот с лица Джима улыбка и не думала спадать. Ровно до этого момента, когда она сменилась удивлением от подобного вопроса Кэтрин:

- Нет, что вы.

- Это хорошо. Ты ведь знаешь, что я лишь хочу тебе помочь?

- Конечно, именно поэтому вы сами ранее сказали, что я вам доверяю. – Ответил Джим и снова улыбнулся.

- Ого! Так ты, выходит, еще и шутить умеешь, да? Молодец! Знаешь, радостный и веселый ты мне больше нравишься, чем грустный и поникший, каким ты пришел ко мне. Видишь, всего полчаса времени, а ты уже начинаешь меняться.

- Ага.

- Это очень хорошо и также меня радует! Запомни, Джим, впредь старайся бороться со своими страхами, не давай им завладеть тобой и никогда больше не замыкайся в себе, иначе все лучшее в жизни упустишь. Хорошо?

Не смотря на довольно таки серьезное наставление, Кэтрин преподнесла его с улыбкой, а потому и Джим ответил ей тоже улыбаясь:

- Да. Я буду, честно. Обещаю!

- Молодец. – Довольно заключила Кэтрин, но внезапно она все же придала своему лицу серьезное выражение и продолжила. – И так, я переговорила со школьным врачом и предварительно взяла у нее твою медицинскую карту. Что же, на основании полученных данных, а также учитывая, что у тебя ранее не наблюдалось аллергических реакций на составляющие препаратов, которые я хочу тебе прописать, я подобрала для тебя наиболее подходящие лекарства, которые не должны вызвать острую реакцию твоего организма.

Кэтрин достала из ящика стола четыре небольших коробочки из-под лекарств и передала их Джиму. Джим взял коробки, покрутил те в руках, а после любопытно уставился на Кэтрин.

- И так, смотри. Это флуоксетин и сертралин. Флуоксетин нужно принимать один раз в сутки по две капсулы в первой половине дня, а сертралин принимаешь тоже один раз в сутки по одной таблетке. Учитывая, что флуоксетин ты будешь пить днем – сертралин лучше пей вечером. Если потребуется – в дальнейшем увеличим дозировку, но пока как-то так. Запомнил?

- А? Ага. – Растерянно кивнул Джим.

- Не переживай, если что, там в коробке есть инструкция – посмотришь. Или приде... Читать следующую страницу »

Страница: 1 2 3


28 апреля 2021

0 лайки
0 рекомендуют

Понравилось произведение? Расскажи друзьям!

Последние отзывы и рецензии на
«Я и мой лучший друг - ОКР!»

Нет отзывов и рецензий
Хотите стать первым?


Просмотр всех рецензий и отзывов (0) | Добавить свою рецензию

Добавить закладку | Просмотр закладок | Добавить на полку

Вернуться назад








© 2014-2019 Сайт, где можно почитать прозу 18+
Правила пользования сайтом :: Договор с сайтом
Рейтинг@Mail.ru Частный вебмастерЧастный вебмастер