ПРОМО АВТОРА
Иван Соболев
 Иван Соболев

хотите заявить о себе?

АВТОРЫ ПРИГЛАШАЮТ

Нина - приглашает вас на свою авторскую страницу Нина: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
Киселев_ А_А_ - приглашает вас на свою авторскую страницу Киселев_ А_А_: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
Игорь Осень - приглашает вас на свою авторскую страницу Игорь Осень: «Здоровья! Счастья! Удачи! 8)»
Олесь Григ - приглашает вас на свою авторскую страницу Олесь Григ: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
kapral55 - приглашает вас на свою авторскую страницу kapral55: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»

МЕЦЕНАТЫ САЙТА

стрекалов александр сергеевич - меценат стрекалов александ...: «Я жертвую 50!»
Анна Шмалинская - меценат Анна Шмалинская: «Я жертвую 100!»
станислав далецкий - меценат станислав далецкий: «Я жертвую 30!»
Михаил Кедровский - меценат Михаил Кедровский: «Я жертвую 50!»
Амастори - меценат Амастори: «Я жертвую 120!»



ПОПУЛЯРНАЯ ПРОЗА
за 2019 год

Автор иконка Владимир Котиков
Стоит почитать Марсианский дворник

Автор иконка Редактор
Стоит почитать Новые жанры в прозе и еще поиск

Автор иконка Юлия Шулепова-Кава...
Стоит почитать Соната Бетховена

Автор иконка станислав далецкий
Стоит почитать Опричнина царя Ивана Грозного

Автор иконка станислав далецкий
Стоит почитать День учителя

ПОПУЛЯРНЫЕ СТИХИ
за 2019 год

Автор иконка Олесь Григ
Стоит почитать Как будто пленники дома

Автор иконка Сергей Елецкий
Стоит почитать ЧИТАЯ Б.ПАСТЕРНАКА "ЗИМНЯЯ НОЧЬ"

Автор иконка Олесь Григ
Стоит почитать Возможно, это и честней...

Автор иконка Любовь Скворцова
Стоит почитать Пляжные мечты

Автор иконка Олесь Григ
Стоит почитать Гадай, цыганка-одиночество...

БЛОГ РЕДАКТОРА

ПоследнееОбращение президента 2 апреля 2020
ПоследнееПечать книги в типографии
ПоследнееСвинья прощай!
ПоследнееОшибки в защите комментирования
ПоследнееНовые жанры в прозе и еще поиск
ПоследнееСтихи к 8 марта для женщин - Поздравляем с праздником!
ПоследнееУхудшаем функционал сайта

РЕЦЕНЗИИ И ОТЗЫВЫ К ПРОЗЕ

Валерий РябыхВалерий Рябых: "Это уже шестая переработанная мною глава. Ей начинается вторая часть р..." к произведению Случай на станции Кречетовка. Глава VI.

Эльдар ШарбатовЭльдар Шарбатов: "... Задержав дыханье, Прозу напиши. С улыбкой ..." к произведению На злобу дня

Валерий РябыхВалерий Рябых: "Это уже пятая переработанная мною глава после "V", "I", "II" и "III". ..." к произведению Случай на станции Кречетовка. Глава IV

sergejsergej: "Интересная версия! Похоже и тётка имеет виды на принца. Генрих, м..." к произведению В объятиях Золушки

Байрамов Руслан Рена: "МОИ СТИХИ Книг светлых чистых добрых. Нам освещают путь. Ведь книга зн..." к произведению Продам стихи или Где продать стихи

Валерий РябыхВалерий Рябых: "Это уже четвертая переработанная мною глава после "V", "I" и "II". У ..." к произведению Случай на станции Кречетовка. Глава III

Еще комментарии...

РЕЦЕНЗИИ И ОТЗЫВЫ К СТИХАМ

Олесь ГригОлесь Григ: "Может, планшет проницательней хозяина..." к рецензии на Июль!

Сергей ЕлецкийСергей Елецкий: "Юля! Всё прекрасно, но без "вновь" - сбивает т..." к стихотворению Стекло(В редакции Сергея Елецкого)

Олег НиминОлег Нимин: "Спасибо" к стихотворению Жизнь кабацкая

Иван Домбровский: "К сожалению, автор со столь поэтической фамилией я..." к стихотворению Убить дракона

Эльвира Николаевна Краснова: "Отличный песенный текст.Стихи, пусть и не от полож..." к стихотворению Жизнь кабацкая

Эльвира Николаевна Краснова: "Сами стихи симпатичные,находят отклик в душе,впеча..." к стихотворению Капают дни...

Еще комментарии...

СЛУЧАЙНЫЙ ТРУД

Точно - не поэт...
Просмотры:  317       Лайки:  1
Автор Firefly

Полезные ссылки

Что такое проза в интернете?

"Прошли те времена, когда бумажная книга была единственным вариантом для распространения своего творчества. Теперь любой автор, который хочет явить миру свою прозу может разместить её в интернете. Найти читателей и стать известным сегодня просто, как никогда. Для этого нужно лишь зарегистрироваться на любом из более менее известных литературных сайтов и выложить свой труд на суд людям. Миллионы потенциальных читателей не идут ни в какое сравнение с тиражами современных книг (2-5 тысяч экземпляров)".

Мы в соцсетях



Группа РУИЗДАТа вконтакте Группа РУИЗДАТа в Одноклассниках Группа РУИЗДАТа в твиттере Группа РУИЗДАТа в фейсбуке Ютуб канал Руиздата

Современная литература

"Автор хочет разместить свои стихи или прозу в интернете и получить читателей. Читатель хочет читать бесплатно и без регистрации книги современных авторов. Литературный сайт руиздат.ру предоставляет им эту возможность. Кроме этого, наш сайт позволяет читателям после регистрации: использовать закладки, книжную полку, следить за новостями избранных авторов и более комфортно писать комментарии".




СИЛА ВОЛИ


станислав далецкий станислав далецкий Жанр прозы:

Жанр прозы Драма
126 просмотров
0 рекомендуют
3 лайки
Возможно, вам будет удобней читать это произведение в виде для чтения. Нажмите сюда.
История инженера, победившего страсть к алкоголю

    Профессор авиации Иван Петрович Домов уже второй месяц находился безвылазно дома, по причине введенного в стране карантина из-за эпидемии коронавируса, что неожиданно появился в Китае и быстро распространился по всему миру, вызывая болезни и смерти среди человечества.

       Стоял апрель 2020 года. В Подмосковье, где проживал Иван Петрович, было холодно, так что режим самоизоляции, как называлось заточение людей по квартирам и домам, не вызывало протестов и стремления выйти на волю, чтобы погреться на солнце, которого так не хватало всю долгую зиму.

      Медицина определила, что болезнь передается при общении людей между собой и потому заточение по квартирам должно было прекратить распространение заразы и освободить Землю от нашествия неведомой ранее болезни, как столетия назад, изолируясь друг от друга,  человечество избавлялось от нашествия чумы, оспы и других болезней, ушедших в прошлое стараниями науки.

      Теперь, в двадцать первом веке, опираясь на достижения науки и техники,  человечество уже считало себя всемогущими хозяевами  и властителями природы, но появление неведомой ранее болезни, вызываемой невидимыми вирусами, которые не являются ни живыми организмами, ни мертвой природой, но способны проникать в человеческое тело и там размножаться, что и является основной и единственной целью этих вирусов, пошатнуло веру людей в свое всемогущество, заставляя прятаться от заразы по жилищам, в надежде уберечься от неведомой напасти.

      По сведениям из Китая, вирус появился у летучих мышей, от которых неведомым путем перебрался на людей, заражая их не сразу, а в течение двух недель, за которые зараженный человек успевал заразить еще нескольких, общаясь с ними прикосновениями или через вдыхание заразы, что тоже требовало контакта.

      Уяснив это, китайцы мгновенно изолировали зараженный город Ухань, где проживало около двенадцати миллионов человек, прекратив полностью передвижение людей по городу, что позволило за два месяца погасить очаг заражения. Но отдельные люди, в основном иностранцы, вернувшись из Китая, перенесли заразу в Европу, Америку и по всему миру. Все страны, по примеру Китая, начали вводить ограничения на передвижения людей, но не так строго как в Китае, что способствовало дальнейшему распространению вируса по всему миру и эпидемия переросла в пандемию, то есть мировую болезнь.

       Страны отгораживались границами,  отменяли самолеты и поезда, но зараза уверенно распространялась по странам и континентам, не взирая на принятые меры безопасности.

     И хотя, вероятность подхватить заразу была меньше, чем попасть на дороге под автомобиль, неизвестная болезнь вызывала панику, заставляя людей безропотно следовать указаниям властей, которые принимали странные решения, потом их отменяли и вводили вновь. Заставить людей сидеть по квартирам конечно можно, уговорами и наказанием, но кто-то же должен поддерживать городское хозяйство, снабжать магазины продовольствием, обеспечивать медицину и правопорядок, что тоже способствовало распространению вируса, который неизвестными путями  добрался и до министров на самый верх.

          По мнению Ивана Петровича, именно опасение властей за свое здоровье и неспособность защититься от вируса вызвали панику властей и неадекватное их поведение и предпринимаемые меры защиты от заразы: предприятия, школы и ВУЗы были закрыты, люди заперты по квартирам, как бы добровольно, с сохранением зарплат и разрешением выходить из дома лишь в аптеки, за продовольствием в ближние магазины, вынос мусора и выгул собак, которых оказалось неимоверно много. Всякий раз, выглядывая в окно на опустевший двор, Иван Петрович обязательно замечал несколько собак, в сопровождении хозяев прогуливающихся возле дома.

      Надо сказать, что профессор проживал один в большой квартире и привык к одиночеству, но доже его уже начинало тяготить добровольно – принудительное заточение и вынужденное безделье, поскольку университет, где он преподавал, тоже закрылся, занятия со студентами прекратились и оставались лишь консультации по телефону выпускников, которые продолжали готовить свои дипломные работы к защите, в ожидании решения министерства о своей судьбе: будет ли защита, когда и как неизвестно никому, но готовиться надо.

       Иван Петрович выглянул в окно, выходящее на улицу. Жидкая вереница автомобилей медленно тянулась вдоль улицы, прохожих почти не было и эту пустоту улиц и тротуаров прикрывали сверху низкие серые облака, из которых изредка проливались струйки холодного дождя.

      Зябко поежившись , несмотря на включенное отопление, профессор прошел на кухню, чтобы попить горячего чаю, послушать  очередные новости про заразу, поразившую весь мир, и про заботу родного правительства, заставившего людей сидеть взаперти, но взамен обещающего сохранить всем прежние зарплаты и доходы частным предпринимателям.

      По закону, правительство должно было объявить чрезвычайное положение и взять все заботы о людях на себя, но это требовало больших расходов бюджета, а потому объявлялись лишь частичные меры поддержки населения без объявления ЧП.

      ВО время чаепития Иван Петрович выслушал очередное выступление президента о новой порции забот правительства для простых людей и вновь подивился тому, как ничтожные затраты можно представлять отеческой заботой о людях.

      Президент из своего заточения, в котором он укрывался от заразы, никого не подпуская к себе на пушечный выстрел, чтобы ненароком не схватить заразу, которая неведомыми путями пробралась в самые верхушки власти вплоть до министров и депутатов, огласил свою заботу о детях, заключающуюся в выплате пособий малолетним детям до трех лет.

      . Из сообщения следовало, что учитывая сложную обстановку с вирусом и сидение родителей вместе с детьми по квартирам, каждому ребенку полагается пособие в размере  пяти тысяч рублей, что в переводе на валюту означало 70 долларов: сумма ничтожная, если считать, что американский президент просто выдал всем нуждающимся по 1000 долларов, пообещав добавить ещё по 500.

       - Да, 70 долларов кардинально меняют дело помощи детям, если учесть, что поход в магазин за продовольствием  на неделю на семью из трех человек обойдется никак не меньше этих долларов, да еще оплата квартиры, если она есть,  обойдется в 100 долларов – вот и живите дорогие россияне в свое удовольствие и любите родное правительство, - подумал профессор, попивая горячий чаек.

     - Удивительно, что сам президент из простой семьи, но первостепенной своей задачей считает заботу о банкирах и олигархах, а уже  что останется на донышке в закромах правителей бросить, как подачку,  бедным людям. Воистину, как писал поэт Некрасов: «Люди холопского звания сущие псы иногда: чем тяжелей наказание, тем им милей господа», так и президенту олигархи милее просты людей, из которых и состоит государство.

       - Помнится, лет десять назад, когда случился экономический кризис, нынешний президент передал банкам, на поддержку,  более семи триллионов рублей, которые затерялись в банковских сейфах и на счетах олигархов. На эти деньги можно было построить десятки и сотни предприятий, которые бы выпускали нужную продукцию, например лекарства, там работали бы тысячи людей, получали зарплату и не нуждались бы в подачках от правительства на поддержку детей.

      При советской власти забота о детях выражалась в почти бесплатном  посещении детских садов и бесплатном обучении в школах и ВУЗах, в низких ценах на детские товары и одежду, в материальных пособиях, если в семье на каждого члена приходилось менее прожиточного минимума, составляющего 80 советских рублей, что в переводе на нынешние деньги примерно равняется 20000 рублей.

     Но  тридцать лет назад случился переворот власти, государство под названием СССР было разрушено, власть захватили почитатели капитализма, которые быстренько передали достояние страны в алчные руки приближенных предпринимателей – мошенников и вот уже три десятилетия страна Россия – осколок от СССР, топчется на месте, а созданные трудом народа предприятия  работают на новых владельцев, которые доходы от этих предприятий переводят на свои зарубежные счета под поощрительным взглядом нынешнего президента, вдруг озаботившегося судьбой малолетних детей из малообеспеченных семей с доходом на человека менее 12000 рублей, а таких, видимо, более 50% населения России, - заключил Иван Петрович свои размышления по поводу выступления президента и вернулся к себе на диван отдохнуть после чаепития и немного вздремнуть, но дрема не приходила в голову, растревоженную увиденным по телевизору сюжетом с президентом.

        - И так, -  продолжил профессор свои размышления, - любимое назидание нынешней власти  заключается в том, что не надо оказывать бедным людям материальную помощь, а следует обучить их предпринимательству и тогда новые предприниматели организуют производство товаров и услуг, будут получать прибыль, платить налоги и станут благополучно жить в благополучном государстве, которое образуется само собой без участия власти, а лишь под её наблюдением.

            Еще Макиавелли в своем трактате «Государь» указал, что после захвата власти, государь должен определиться чего он хочет: развития государства на благо народа или благополучия своих друзей, которые ему помогали захватить власть. Если он думает  о государстве, то ему следует сменить свое окружение на единомышленников и начать заботиться о людях, чтобы им  было хорошо жить при этом государе. Если же государя заботит благополучие своих друзей и родственников, то ничего менять не надо, пусть друзья живут хорошо, а народ плохо и не следует пенять на других, если народ  взропщет и скинет такого государя с престола.

      Президент России выбрал заботу о своих друзьях главным своим делом и потому подачки людям не становятся залогом их благополучия, а являются милостью  нищим, которых с каждым годом становится все больше и больше.

      Тридцать лет назад, негодяи уничтожили советскую власть справедливости и равноправия, сменив её на капитализм, а вернее сказать на блатной феодализм, где должности раздаются друзьям по блату, а далее можно вести себя безнаказанно, как средневековый феодал. Эти негодяи, будь они поумнее и не такие алчные, не уничтожали бы промышленность и не торговали бы природными ресурсами, в ущерб стране, а продолжили бы промышленное развитие России, пусть и не так быстро, как при социализме, хотя бы на два – три процента в год, и сейчас, тридцать лет спустя,  Россия удвоила бы свое производство и доходов от промышленности хватило бы и друзьям президента, для их обогащения,  и простым людям – для их приличной жизни. Но президент действует по принципу генерала Франко, который захватив власть в Испании, сказал: -Друзьям всё – остальным закон.

      Поэтому, друзья президента и мошенники делают, что хотят, в ущерб государству, а остальное население России сковывают многочисленными законами, которые без устали штампуют депутаты Государственной Думы, послушные воли президента и даже коммунисты – депутаты Думы, являются ренегатами, предавшими идеи социализма, чтобы подбирать крошки со стола власти.  Эта власть благосклонно позволяет себя немного покритиковать, но пресекает любое организованное противодействие своим деяниям, приведшим страну в упадок: за тридцать лет власти негодяев страна не достигла даже уровня развития последних лет социализма, в то время как весь мир продвинулся далеко вперед в научно – техническом прогрессе.

       Взять, например, гражданскую авиацию, в которой много лет работает Иван Петрович: после уничтожения страны – СССР единая компания «Аэрофлот» была растащена на сотни маленьких компаний, которые даром прихватили самолеты, оказавшиеся в их владении, нещадно эксплуатировали эти самолеты, а когда понадобилось ремонтировать  самолеты, что требовало затрат, просто бросили их у заборов аэропортов, и стали брать в аренду зарубежные самолеты, которые приносили прибыль, потому что арендодатели  сдавали свои самолеты в аренду за малую плату, чтобы уничтожить производство  российских самолетов, как конкурентов.

      Российские заводы, которые производили самолеты, остались без заказов на новые самолеты и без поддержки государства на производство самолетов, которое требует больших вложений капитала, и пришли в упадок, а многие заводы и вовсе были уничтожены и теперь воздушный транспорт России пользуется, в основном,  лишь иностранными самолетами.  Один из друзей президента, будучи министром развития, сказал, что не надо делать плохие отечественные самолеты, а следует покупать иностранные, что и было сделано ушлыми предпринимателями, тем более, что заключение сделок аренды или покупки самолетов за рубежом, всегда сопровождается денежной благодарностью от производителя, которую можно положить на личные счета в зарубежных банках.

          Сейчас вся авиация встала из-за неведомой заразы, самолеты стоят у заборов, а денежки за их аренду следует платить неукоснительно, иначе эти самолеты нужно вернуть арендодателю. Президент только что огласил свою волю о поддержки воздушного транспорта, выделив на эти цели более 20 миллиардов рублей, и еще не один раз потребуется такая помощь, пока полеты не возобновятся по стране и за рубеж в полном объеме. А были бы самолеты отечественные, такой платы денег зарубежным компаниям не потребовалось бы и эти деньги могли пойти на поддержку авиационной промышленности.

      Недавно, Иван Петрович узнал из «Интернета», что американский производитель самолетов «Боинг» попросил у своего правительства поддержку в размере 62 миллиарда долларов и эта помощь ему будет оказана, но для президента России и его правительства такие примеры не указ: их цель - получение прибыли здесь и сейчас, а потом перевод полученных денег за границу, где у российских властителей находятся их семьи, недвижимость  и счета в банках.

     Иван Петрович, закончив свои размышления о власти и авиации, снова попробовал задремать, но сон не приходил, и он вновь возвратился к мыслям о заразном вирусе, который потревожил весь мир, остановил промышленность и транспорт, заставив людей сидеть по квартирам с угрозами властей о наказаниях, если кто-то рискнет выйти на улицу без веских оснований, которых всего пять: в магазин за продуктами, в аптеку за лекарствами, вынос мусора, выгул собак возле дома и поездка на работу – по разрешению. Городское хозяйство не закроешь на карантин и городские службы продолжают работать, по необходимости, что приводит их персонал к риску заражения проклятым вирусом.

      - Вообще говоря, откуда он взялся этот коронавирус, - размышлял профессор авиации, - телевизор вещает, что вирус образовался сам собой у летучих мышей в Китае, потом кто-то из китайцев съел непрожаренную летучую мышь и заразился этим вирусом, а потом зараза от этого китайца передалась другим через воздух и дальше вирус самолетами, поездами и пароходами распространился по всему свету, напугав власти  многих стран непредсказуемостью своего появления до такой степени, что ввели карантин на передвижение людей. Программы ТВ о здоровье утверждают, что от простого гриппа умирает больше людей, чем от этого вируса, но власти боятся именно вируса: вот и наш президент спрятался где-то в подземелье и оттуда вещает свои заботы о россиянах.

      Рожденный ползать, летать не может, писал Максим  Горький и это в полной мере относится к нынешней  власти и элите страны - Россиянии. Был сюжет на ТВ, где говорилось о появлении оспы в Москве в 1959 году, так советская власть за неделю сделала прививки всем москвичам и искоренила заразу, изолировав всех, кто общался с человеком, что привез оспу из Индии.

      В России, первоначально, тоже было несколько человек с заразным вирусом, но нынешние правители не смогли пресечь заразу на корню и не изолировали всех, кто общался с зараженными, оставив их на самоизоляцию по квартирам, вместо принудительной изоляции в больницах. Помнится мне, что будучи студентом, я поел консервов и отравился, так меня мигом, на скорой помощи отвезли в Боткинскую больницу, поместили в изолятор и не выпускали оттуда две недели, пока не провели все анализы и не убедились, что никакой заразы у меня нет. Такое было здравоохранение при советской власти: здоровье именно охраняли от всяких зараз, предупреждая  их распространение, а не лечили вдогонку, как это делается нынешней медициной, угробленной властью стяжателей, видящих в медицине не заботу о людях, а средство наживы на людских недугах.

      Обязали всех носить  маски на лицо и эти маски мгновенно подорожали в десятки раз, так что выплаты на детей, что обещает президент,  уйдут на покупку масок для их родителей, которым приходиться ездить на работу, а унять алчных продавцов масок никак нельзя – это противоречит основам рыночной экономики, где спрос определяет цену товара и его предложение.

       Что-то мне мало верится в сказки про летучих мышей, зараза от которых посадила весь мир в изоляцию: сдается мне, что здесь не обошлось без участия американцев, которые неустанно разрабатывают биологическое оружие, чтобы тихо и быстро уничтожать население в неугодных странах, к которым янки относят и Россию, независимо от того, кто в этой России имеет власть. Негодяи, разрушившие Советский Союз, полагали, что с уничтожением советской власти они будут друзьями у дядюшки Сэма, но американцам любая Россия является врагом: что царская, что советская, что демократическая. США, которые бросили атомные бомбы на мирные города в Японии и потом применяли химическое и биологическое оружие в разных странах, например, в Корее и Вьетнаме, видимо, и создали этот вирус в своих лабораториях, но где-то упустили его из под контроля, не создав противоядия, и теперь сами же и попали под эту заразу. Хотя американский президент и его окружение ходят без масок, общаются с людьми и не боятся заразы: или привиты, или по глупости, свойственной американцам.

         Из своего опыта общения с американскими инженерами, Иван Петрович знал, что янки вполне нормальные люди, но сама американская система  воспитания и обучения создает из тихих американцев заносчивых и нетерпимых к другим народам людей, которые любое дело, что приносит прибыль, считают праведным и полезным для себя, невзирая на ущерб для других – такова власть денег, которая правит в американских штатах. Такую же власть  насаждают у нас нынешние правители России и потому дельцы не гнушаются обмана по любому случаю, даже если такие махинации наносят вред здоровью и безопасности людей: деньги превыше всего – вот лозунг нынешних российских дельцов, совсем не русской национальности.

      Если бы власть российская  действительно заботилась о своем народе, то ввела бы жесткие меры защиты людей от вирусной заразы на примере Китая, который мгновенно ввел карантин, не допуская общения людей между собой, что позволило за два месяца избавиться от заразы.

      Возвращаясь мыслями к участию американцев в появлении вирусной заразы, Иван Петрович вспомнил, что американцы хотят взвалить вину за этот вирус на Китай и присвоить себе китайские накопления в американских ценных бумагах в возмещение ущерба понесенного Америкой: такое действие вполне в духе США – Америка превыше всего.

      - Черт с ними, с этими американцами, - думал Иван Петрович, отдыхая на диване, - важно, что наши правители бестолково мечутся в поисках личной защиты от заразы, загнав людей по квартирам без средств к существованию, потому что подавляющая часть населения в России не имеет никаких сбережений и живет от зарплаты до зарплаты или от пенсии до пенсии, а подачки президента детям и безработным не покрывают потерь доходов от зарплаты, которую предприниматели мгновенно перестали платить, несмотря на призывы президента сохранять зарплаты всем, кто прекратил работу в связи с изоляцией и остановкой производства.

     Чтобы бороться с любой напастью, будь то неведомая болезнь или стихийное бедствие необходимы воля и сила, для исполнения воли, и тогда победа будет обеспечена. Также, любой человек, попавший в затруднительное положение, должен проявить волю и поддержать её силой, чтобы преодолеть сложную жизненную ситуацию. Как пример, проявления силы воли приводится притча о двух лягушках, попавших в кринку со сметаной и не могущих оттуда выбраться. Одна лягушка немного побарахталась и утонула в сметане, а другая билась лапками изо всех сил, взбила из сметаны комок масла и с этого комка выпрыгнула из кринки, сохранив себе жизнь.

           Мысли профессора обратились в прошлое, когда он, проявив силу воли, избавился от недуга, называемого алкоголизмом, который сгубил людей в тысячи раз больше, чем нынешний заразный вирус и все из-за отсутствия у людей воли на преодоление пагубного пристрастия, почему-то называемого болезнью, и силы, обеспечивающей выполнение этой воли.

       Шестьдесят лет назад, Иван Петрович, а тогда просто Ваня: пятнадцатилетний отрок, окончив семилетнюю школу, поступил в местный сельскохозяйственный техникум для продолжения учебы. Жил он тогда с бабушкой в далеком городке Сибири, мать была замужем за другим, а отец куда-то делся. Бабушка получала небольшую пенсию, имея на содержании внука и свою престарелую мать, и потому Иван поступил в техникум, где платили стипендию в 160  тогдашних рублей, что составляло половину пенсии бабушки. С этой добавкой к пенсии две бабушки и внук жили вполне благополучно, не в пример нынешним пенсионерам, потому что цены на продукты были низкие, да и огород при доме обеспечивал картошкой и овощами на целый год.

      В группе, где учился Иван, были подростки – одногодки Вани и вполне взрослые юноши, уже отслужившие в армии. Многие проживали в общежитии, где в соседнем корпусе жили студентки того же техникума, который готовил сельских механиков, таких как Иван, и бухгалтеров и зоотехников, где учились, в основном, девушки, многие из которых были вполне взрослыми и готовыми к семейной жизни, если подвернется достойный парень, а взрослые студенты – механики считались очень привлекательными женихами.

      Вместе со своими взрослыми товарищами по учебе, Иван тоже приходил в женское общежитие, где собирались компании, заводились знакомства и устраивались посиделки, поскольку зимними вечерами в сибирские морозы по улице не погуляешь долго, а пойти куда-то развлечься, кроме кино, было некуда по будням.  В субботы были танцы в доме культуры, куда Ивану  вход был заказан по причине малолетства и были еще вечера самодеятельности в техникуме – вот и все развлечения.

      Взрослые студенты, направляясь к девушкам, прихватывали с собой вино, умело пряча бутылки от вахтерши на входе, зорко следившей за пришедшими парнями и безоговорочно выдворяя их не позднее 9 часов вечера. Компании студентов и студенток сколачивались по комнатам общежития и выпить полстакана вина считалось вполне приличным, чтобы снять юношескую застенчивость и девичью осторожность.

      Там и Иван попробовал вино впервые в пятнадцать лет, посещая девичье общежитие, где и он завел первое знакомство с девушкой: знакомство вполне безобидное и целомудренное, поскольку нравы того, далекого уже времени, порицали интимные отношения до брака. Хорошее вино в малой дозе понравилось Ивану и он никогда не отказывался от угощения, посещая своих товарищей по учебе или в походах в девичье общежитие, не подозревая о коварстве этого напитка на организм подростка,  который стал испытывать влечение к вкусному и сладкому вину.

      Проучившись в техникуме два года, Иван решил, что профессия механика в колхозе или совхозе – это не его призвание: только что в космос слетал Гагарин и юноше тоже захотелось приобщиться к космонавтике. Сказано – сделано и Иван, оставив техникум, пошел работать слесарем в авторемонтную мастерскую, одновременно поступив в десятый класс вечерней школы, чтобы, получив аттестат зрелости,  поступить в авиационный институт и стать профессиональным инженером по ракетной технике. Ему, как и сверстникам, были открыты все дороги в будущее: важно выбрать правильный путь, чтобы работа приносила удовольствие, а не только заработок на семью, о которой юноша ещё и не помышлял.

      Работали тогда шесть дней в неделю, четыре вечера Иван посещал вечернюю школу, так что свободного времени оставалось немного и увлечение портвейном кануло в лету, лишь изредка напоминая о себе.

      Помнится, с первой своей зарплаты, он с приятелем – ровесником шестнадцати лет, решили попробовать коньяк, о котором знали из кино и книг. Купив бутылку высококлассного коньяка КВВК за четыре рубля, Иван с Петром – так звали товарища, после смены, в среду, когда не было занятий в школе, на берегу озера, разлили коньяк в две алюминиевые кружки и залпом, как взрослые мужики пьют водку,  выпили отборный коньяк, закусив его корочкой хлеба. Напиток юношам не понравился и далее Иван всегда крепким напиткам предпочитал вкусный и сладкий портвейн или сладкие наливки и настойки, что продавались свободно в винных отделах  магазинов.

      По субботам, вечером, Иван спешил в дом культуры на танцы, если не было дождя или метели, прихватив по пути бутылку портвейна в ближнем магазине. Перед входом в дом культуры он встречал своего  товарища, по имени Борис, с которым вместе работал в мастерской, выпивал с ним портвейн из горлышка за углом ДК и проходил на танцы уже зарядившись вином, но еще не охмелев: войти в ДК с бутылкой вина или водки было невозможно, как ни прячь, потому что бдительные вахтеры ощупывали парней, находили спиртное и изымали его в свою пользу,  Парней под хмельком тоже не пропускали внутрь, поэтому распитие вина перед входом считалось самым правильным делом.

       На танцах в ДК девушки вполне благосклонно относились к запаху спиртного, исходящему от партнера, а иногда, после знакомства,  в следующий раз и сами  проносили бутылку вина в дамской сумочке, которые не осматривались, и потом это вино распивалось компанией  на балконе или в буфете, прикрывшись лимонадом. Раз в неделю, отработав и отучившись в школе, Иван считал полезным выпить немного вина на танцах, расслабиться, повеселиться с девчатами и начать новую неделю с удовольствием к работе и учебе.

            Его зарплата слесаря составляла 120 – 150 рублей, которых вполне хватало, чтобы помочь бабушкам, самому прилично одеться и еще оставались деньги на юношеские забавы с девушками и общение с друзьями, которое обязательно заканчивалось застольем с вином, но в умеренном количестве, как считал Иван: он еще ни разу не напивался допьяна и потому не остерегался коварного зелья, что низводит человека до невменяемого состояния, заставляя совершать поступки, о которых потом приходилось сожалеть и расплачиваться неприятностями.

      Надо  сказать, что напиваться допьяна тогда считалось неприличным, а показаться пьяным на улице означало потерю уважения соседей и знакомых девушек, которые считали пьющих парней недостойными своего внимания и неперспективными для замужества, о котором они мечтали, сохраняя невинность.

      Пьяная неприятность все же подстерегла Ивана: окончив занятия в школе, перед экзаменами, он с друзьями выпил портвейна  в сквере на берегу озера, там же вступили в ссору с другой компанией, подрались  и были арестованы милицией, которая не стала искать виноватых, а всех участников драки решили наказать пятнадцатью сутками ареста, что судья охотно исполнил. Ивану этот арест грозил пропуском экзаменов в школе, но заступился директор школы и ему арест заменили штрафом в 30 рублей.

      Сдав экзамены и получив аттестат зрелости, Иван поехал в Москву поступать в авиационный институт, где хорошо сдал экзамены, но попал под хрущевскую реформу, когда преимущественно, даже с тройками, брали тех, кто имел два года трудового стажа, а выпускников без стажа брали с пятерками. Ивану не хватило для зачисления одного балла, чему он не очень расстроился, отложив институт на год, и возвратился в свой сибирский городок, где его ждала любимая девушка.

      Зиму он прогулял с друзьями, с девушкой поссорился по глупости и через год, уже со стажем, приехал снова в Москву и поступил в авиационный институт, который в те времена считался весьма престижным.

      Поступление в институт он отметил, вместе с другими счастливчиками по комнате в общежитии, обильным возлиянием портвейна и чуть было снова не попал в милицию, но Бог  его уберег для каких-то своих замыслов, и неприятность была улажена, без выводов  Ивана для себя, который продолжал считать безвредными  свои небольшие возлияния портвейна по различным случаям.

      Годы учебы в институте пролетели незаметно, Иван обзавелся друзьями в группе и в  общежитии, с которыми совершал походы в пивные, когда были деньги и время, или устраивали застолья в общежитии: так редкое употребление портвейна превратилось в будничные выпивки по любому поводу. Эти  выпивки сдерживались лишь  ограниченными финансовыми возможностями студентов из общежития, которые к старшим курсам уже подрабатывали грузчиками и прочими разнорабочими, поскольку стипендии в 50 рублей на выпивку и развлечения не хватало, хотя та стипендия и равняется примерно 15000 нынешних рублей.

       К окончанию института, Иван успел уже дважды жениться, но не на москвичках, а по случаю, где не обошлось без возлияний портвейна: будучи человеком чести, он под вино мог дать глупое обещание девушке, которое потом, протрезвев, неукоснительно исполнял, зная наперед, что ничего хорошего из брачного союза, затеянного под стакан портвейна, не получится.

      В этом и заключается коварство пристрастия к алкоголю: человек, по -пьяни, совершает глупые поступки, за которые расплачивается потом долгие годы, а иногда и всю жизнь, но выводов для себя не делает и не проявляет силы воли, чтобы избавиться от пагубного влияния алкоголя на свою жизнь и свою судьбу.

      Окончив институт, Иван отслужил в армии два года офицером в авиации, где были сильные традиции к употреблению спиртного, тем более, что современные военные самолеты вполне обеспечивают потребности авиаторов в спирте: на обеспечение полетов в системах самолетов используется натуральный спирт, который успешно используют для употребления внутрь и летчики и технический персонал, к которому относился и Иван.

           Однажды, командир полка, полковник, сказал на построении полка: «Стоит одной эскадрилье сделать вылет, как два полка к вечеру напиваются в хлам. С этим невозможно служить, но и бороться не знаю как».  С таким сожалением командира всё и закончилось без изменений, а Иван даже попал в госпиталь, потому что спирт  оказался ему вреден и он вернулся к употреблению портвейна, от которого здоровье возвратилось и больше не тревожило долгие годы.

      После армии он возвратился в Подмосковье, устроился работать на авиационный завод, где в цехах тоже баловались спиртом, но не на работе, а по окончанию смены, чтобы проскочить мимо вахтеров на проходной вполне трезвыми.

      Рабочие, экономив деньги на обед, что им выделяли жены, прихватывали из дома бутерброды, таким образом, в пятницу накапливалось три с лишним рубля, которых вполне хватало на бутылку водки, что и практиковалось даже инженерами, которые закрыв месячный план, устраивали посиделки в цеху, отпустив рабочих.

       По необходимости, в этих застольях участвовал и Иван Петрович, который однажды набрался спиртного с излишком и остался ночевать в цеху, в красном уголке, вызвав панику вахтеров на проходной: по пропускам они определили, что он остался на заводе, который выполняет оборонный заказ. Начались поиски инженера Домова, его нашли, сделали выговор за нарушение режима -  тем дело и окончилось, но Иван Петрович понял, что производство это не его призвание  и вскоре перешел на работу в НИИ авиации, где почувствовал себя нужным и полезным  специалистом.

        Небольшие фуршеты практиковались и в НИИ, но в умеренных дозах спиртного и Иван Петрович, без проблем, стал осваивать новую для него специальность в гражданской авиации. Это обучение требовало трезвого образа мысли, и Иван Петрович с энтузиазмом работал и учился, поступив в заочную аспирантуру.

       Через пару лет он стал квалифицированным специалистом, с приличной зарплатой и полагал, что жизнь вполне наладилась: престижная работа в НИИ, жена, ребенок – что ещё нужно  советскому человеку? Проживал он, правда,  с семьей в комнате коммунальной квартиры с соседями, но в перспективе, через несколько лет, при добросовестном труде, можно было получить бесплатно от государства отдельную квартиру, для чего Иван Петрович не жалея сил старался проявить себя на работе, помня, что лозунг социализма: « от каждого по способности – каждому по труду», а получение квартиры  тоже являлось вознаграждением за труд.

       В этой напряженной, но интересной жизни выпивки на работе бывали редки, а дома он позволял себе выпить портвейна лишь по субботам, за обедом, вместе с женой, с которой душевные отношения так и не сложились, но немного портвейна распить вместе получалось без ссор и склоки.

           Прошло несколько лет. Иван Петрович защитил кандидатскую диссертацию и стал дипломированным ученым с хорошей зарплатой в 400 рублей и уважением среди коллег. За успехи в работе он получил, без очереди и бесплатно, трехкомнатную квартиру, жизнь сложилась благополучно и можно было бы спокойно работать и дальше, но наступили окаянные времена горбачевщины, когда к власти в стране –СССР пришли  предатели идей социализма и негодяи, поклоняющиеся деньгам и капитализму, при котором можно жить  не своим трудом, а присвоением результатов труда других.

      Горбачев с подельниками начал ускоренно разваливать экономику страны, для чего ограничил продажу алкоголя и разрешил дополнительные выплаты к зарплате, под предлогом стимулирования производительности труда. Этим было нарушено равновесие между доходами населения и наличием товаров в магазинах, а сокращение продажи алкоголя привело к дефициту бюджета и заимствованию кредитов за рубежом, где капиталисты охотно субсидировали новые советские власти зная, что долговая яма –это лучшая ловушка, чтобы уничтожить социализм в СССР, который своим примером подрывал основы капиталистического мироустройства.

      Через год горбачевщины, Ивану Петровичу приходилось часами рыскать по своему городку в Подмосковье, чтобы купить бутылку портвейна для субботнего отдыха, к которому он привык за годы благополучной жизни.

       За два года горбачевщины слаженный механизм социалистической плановой экономики начал давать сбои, многие товары и продукты вдруг стали дефицитом для населения, а предприятия испытывали перебои в снабжении материалами и оборудованием из - за ошибок в планировании, которые вносились сознательно Госпланом, где окопались экономисты – поклонники рыночной экономики капитализма.

       Люди радовались росту зарплат, который не был подкреплен ростом выпуска товаров и продуктов, а потом эти же люди проклинали  Горбачева за опустевшие прилавки и очереди в винные магазины, где выдавали, после часовых стояний в очереди, лишь по бутылке вина или водки каждому покупателю. Сложилась ситуация, когда у всех были деньги, но чтобы купить что-то на эти деньги нужно было постоять в очередях, что вызывало недовольство населения. Это недовольство предатели и мошенники выдавали за недостатки социализма, призывая перейти от плановой экономики к рыночной, что действует при капитализме, где в магазинах царит изобилие товаров.

       Иван Петрович, как и большинство советских людей, считал, что трудности с товарами это временное обстоятельство, вызванное неумелым руководством  клики Горбачева и его напарника Ельцина, о котором слышал еще в Свердловске, где Ельцин был секретарем обкома и его пьяные загулы были хорошо известны свердловчанам.

       Но простые советские люди полагали, что власти наверху разберутся между собой, уберут негодяев и предателей, наладят производство товаров народного потребления и всё вернется к прежнему равновесию и спокойной обеспеченной жизни: ведь власть не  враг сама себе и не допустит уничтожения страны-СССР, за которую народ проголосовал в 1991 году на референдуме, подтвердив сохранение СССР и социализма.

       Но оказалось, что Горбачева с Ельциным объединяла ненависть к социализму, который они были готовы уничтожить даже во вред себе.

        Пока Иван Петрович бегал по магазинам за едой и бутылкой портвейна, Горбачев и Ельцин с компанией довели страну до полного хаоса в экономике и в декабре 1991 года три предателя: Ельцин, Кравчук и Шушкевич подписали акт о ликвидации СССР, а Горбачев, вместо ареста заговорщиков, сложил с себя полномочия президента СССР, исполнив давнюю мечту живоглотов всего мира о ликвидации первого  в мире социалистического государства равноправия и свободы людей, под лозунгом борьбы  за которую негодяи и уничтожили СССР.

      Сталин говорил: « Мне трудно представить себе, какая может быть «личная свобода» у безработного, который ходит голодным и не находит применения своего труда, Настоящая свобода имеется только там, где уничтожена эксплуатация, где нет угнетения одних людей другими, где нет безработицы и нищенства, где человек не дрожит за то, что завтра может потерять работу, жилище, хлеб. Только в таком обществе возможна настоящая, а не бумажная, личная и всякая свобода». И ещё: «Демократия при капитализме  есть демократия капиталистическая, демократия эксплуататорского меньшинства, покоящаяся на ограничении прав эксплуатируемого большинства и направленная против этого большинства».

         В этой «демократии» и живет Иван Петрович почти тридцать лет, после уничтожения социализма вместе с СССР в 1991 году.

        С 1992 года, назначенный Ельциным премьер – министр  страны – России, что образовалась на одном из осколков СССР, по фамилии Гайдар, внук  известного писателя Аркадия Гайдара, погибшего в бою в 1941 году, защищая  СССР от немецких фашистов, начал перестройку России под любимый им рыночный капитализм.

        Этот министр повысил цены на товары и продукты в разы, потом в десятки раз и полки магазинов мгновенно наполнились товарами, вот только денег на их покупку почти ни у кого не было, потому что социалистический дефицит товаров сменился капиталистическим дефицитом денег, который  ещё хуже. Вместе с товарами появилось и спиртное повсеместно, потому что  Гайдар, обличьем и фигурой дауна, отменил государственную монополию на алкоголь и Иван Петрович мог свободно покупать любимый портвейн в любое время дня и ночи, вот только денег на эти покупки не было: его зарплата оставалась прежней и её хватало едва на хлеб. НИИ, где он работал, тоже остался без государственного финансирования, потому что власти решили, что наука должна содержать себя сама и ещё приносить доход государству и платить налоги на государственную собственность, которой являлись здания, сооружения, земля и оборудование всех НИИ.  Этих НИИ были сотни и тысячи при советской власти и на всех их хватало денег, а результаты работы таких НИИ применялись в промышленности, медицине, сельском хозяйстве и прочих отраслях народного хозяйства и там приносили прибыль, часть которой и обеспечивала содержание  НИИ.

        Тем не менее, Иван Петрович быстро приспособился к новым условиям своей работы, находил предприятия, которые нуждались в применении его знаний по авиации, и продавал эти знания, обеспечивая себя и своих сотрудников: зарплата небольшая, но на скромную жизнь хватало, а кто искал больших доходов уходили из НИИ в коммерческую деятельность.

        Вся государственная собственность была мошенническим путем передана в алчные руки пронырливых демократов, которые стали хозяевами фабрик, заводов, газет, пароходов, - как писал поэт Маяковский о капиталистах.

       Поиски заказов на свои услуги и сдача работ заказчикам всегда сопровождались обильными возлияниями и Иван Петрович, незаметно для себя, стал постоянным участникам всяких банкетов, встреч, фуршетов и прочих мероприятий с обильной выпивкой, к которой имел и раньше пристрастие, перешедшее теперь в привычку и потребность.

         Алкоголь овладевает волей человека постепенно, поначалу поднимая настроение, потом вызывая потребность, чтобы оставаться в обычном состоянии и, наконец, переходит в зависимость, без которой человек уже не может обходиться, даже если удовлетворение этой зависимости вызывает неприятности по работе, в личной жизни и общении с окружающими.

        За два – три года такой жизни, Иван Петрович стал бытовым алкоголиком, который каждый день, к вечеру, на работе или после неё, выпивал несколько бокалов своего любимого портвейна, но по утрам вставал почти бодрым и готовым к продолжению своей трудовой деятельности, которая уже не являлась научной работой, а лишь средством заработка, чтобы жить и содержать семью.

         Это были лихие девяностые годы, когда люди страны Советов попались на посулы предателей и мошенников, лишились веры в справедливость и светлое будущее, что пропагандировала партия коммунистов и старалась исполнять,  и оказались на задворках капитализма, где каждый сам за себя и лозунг Советов «Человек человеку  друг, товарищ и брат», сменился на воровской принцип «Или всех грызи – или лежи в грязи».

       Понимая свою ненужность, как ученого, в лихие времена разграбления страны и сколачивания  негодяями капиталов любой ценой за счет нищеты и бесправия основной массы населения, что показали стране России новые власти агрессивной демократии индивидуалистов, Иван Петрович все глубже и глубже увязал в своей привязанности к портвейну, привязанности, которая уже стала необходимостью и день проведенный без выпивки был для него неприятен и считался потерянным днем.

       В начале этой нетрезвой жизни он, выпивая вино, сохранял человеческий облик и разумность действий, не упиваясь в усмерть и не валяясь под забором, как другие, что он частенько наблюдал, возвращаясь с работы, тоже в подпитии, но на своих ногах и без приключений, а дома ложился спать, почти не общаясь с детьми, которые стали уже взрослыми и с осуждением встречали нетрезвого отца, не упрекая его вслух, потому что находились в материальной зависимости от доходов отца, что он добывал на основе своих знаний и опыта.

       В поисках заработка и бытовом пьянстве прошло три года и Иван Петрович незаметно вступил  во вторую стадию алкоголизма, когда требуется утренняя опохмелка после вчерашних возлияний. Он просыпался рано утром или ночью, ощущая сильную головную боль и необходимость выпить немного вина, что он и стал регулярно делать. Этого утреннего возлияния не всегда хватало для поправления здоровья и Иван Петрович, обычно без завтрака, выходил из дома, покупал в ближнем магазине бутылку портвейна, которую открывал где-нибудь в отдалении или в электричке, отхлебывал несколько глотков, ставил бутылку в свой кейс, чувствуя, как приятная теплота разливается по всему телу, дурман из головы уходит, уступая место живости мысли и радости бытия.

       Приходя в НИИ, Иван Петрович выполнял необходимые действия по работе, периодически попивая  вино, так что к обеду  приходилось посылать гонца за  очередной порцией вина, благо что  рыночная экономика позволила открыть лавку с алкоголем прямо напротив института, ибо никаких ограничений на продажу алкоголя при демократической власти не существовало.

       Таких любителей выпить, к окончанию рабочего дня оказывалось множество, сколачивались компании, выпивали, инженеры и ученые обсуждали свое безвыходное и бесперспективное положение в науке и сотрудники расходились запоздно и в изрядном подпитии.

       Потом этих возлияний уже стало не хватать и Иван Петрович, почти все свое время на работе, стал посвящать выпивкам, выполняя лишь немногие свои обязательства перед заказчиками, для которых он делал услуги всё ещё опираясь на свои знания, но теряя ответственность  за сроки и качество выполнения своих работ.

       Иногда, чувствуя, что теряет контроль над собой, Иван Петрович, усилием воли прекращал выпивки, брал себя в руки и снова становился специалистом, способным решить важные задачи  для авиакомпаний, которые и были его основными заказчиками по работе. Продержавшись неделю – другую, Иван Петрович убеждал себя, что может проявить волю, когда надо, и прекратить выпивки, поэтому немного вина ему не помешает, присоединялся к компании коллег, отмечающих какую нибудь дату, выпивал с ними малую толику портвейна, потом добавлял и возвращался домой в сильном подпитии, не всегда понимая где он находится и что делает, потому что вино после перерыва действовало сильнее и не знало меры.

      Так повторялось несколько раз, и после очередного загула он оказался поздней ночью на глухом полустанке, без портфеля с документами и денег: видимо уснул в электричке, уехал до конечной станции, где и проспал всю ночь, пока не пошла первая электричка.

        Проклиная себя за неумеренность в выпивке, он возвратился домой. По пути наскреб по карманам малые деньги, купил портвейна, выпил его в два приема и, повеселев, вошел в квартиру, ключи от которой воры не взяли из карманов брюк, рухнул на диван и проспал так до вечера. Дело было летом, дети и жена уехали на отдых в Крым, так, что будить его и осуждать за пьянство было некому. Вечером он сходил в магазин, купил ещё портвейна, выпил, уснул, проснулся, снова выпил и так в пьяном угаре провел пять дней, пока не ослабел от вина и не наступило тяжкое похмелье, когда ничего не хочется, ничего не можется, нужны тишина и спокойный сон, которые не приходят: из – за отравления организма алкоголем.

       Недельное отсутствие Ивана Петровича на работе замечено не было, потому что его отдел, как и остальные, зарабатывал себе самостоятельно, да ещё и отчислял средства на содержание администрации и вспомогательных служб, а те отделы, что не обеспечивали своего существования, ликвидировались, сотрудники отправлялись в бессрочные отпуска  без сохранения зарплаты: так новая демократия заботилась и поддерживала науку.

       С этого случая недельного запоя, Иван Петрович ещё несколько раз уходил в пьянство на несколько дней, что свидетельствовало о его переходе в третью и окончательную стадию алкоголизма: такие запои, со временем, должны учащаться, пока не превратятся в постоянное пьянство, заканчивающееся белой горячкой или смертью.

         У Ивана Петровича уже несколько знакомых ушли в мир иной по причине пьянства. Особенно страдали от этой напасти жители деревень и маленьких городов, где не было никакой работы, ничего хорошего не светило впереди и люди глушили самогоном свою беспросветную жизнь, вспоминая, в минуты просветления,  свою беззаботную жизнь при социализме, когда выпивали понемногу для веселия души, а пьянство тоже встречалось, но среди малодушных и слабых людей, которых осуждали соседи и общество в целом.

       Когда Иван Петрович приезжал в отпуск на свою родину в сибирский городок, он посещал  на местном кладбище могилы своих родственников, проходя к которым, на памятниках встречал фото своих школьных приятелей и ровесников, ушедших из жизни по причине пьянства, как ему объясняли оставшиеся в живых, тут же выпрашивая немного денег, чтобы купить самогона: вино считалось женским напитком, а на качественную водку денег не хватало, потому что безработные сверстники Ивана существовали на пенсии своих родителей, которые содержали и семьи своих непутевых отпрысков, оказавшихся ненужными ни власти, ни бизнесу, которого так и не завелось в малых городках, кроме торговых точек, выцеживающих средства из односельчан лучше пылесоса.

       Иван Петрович, посетив в очередной раз свою малую родину, воздержался от пьяных загулов, чтобы не расстраивать старенькую мать, посещая кладбище своих сверстников, понимал, что их судьба ждет и его, если он не проявит воли и не прекратит пагубную страсть к вину раз и навсегда: иначе смерть по пьяни, или несчастный случай в пьяном угаре – выбор небольшой, но других путей не было.

        Вернувшись из отпуска, Иван Петрович отметил свой пятидесятилетний юбилей, с обильными возлияниями и пьяным загулом на целую неделю, потом отлежался три дня и решил навсегда прекратить употребление вина и других алкогольных напитков, тем более, что по своим ощущениям, пьянство перестало приносить ему чувство раскованности, свободы и просто удовольствие.

     Такие решения он принимал и прежде, уже несколько раз, воздерживаясь от спиртного неделю – другую, потом позволял себе один – два бокала вина на каком  - нибудь фуршете и мгновенно возвращался к постоянному пьянству в еще более сильной форме.

       Знакомый врач нарколог сказал, однажды, что пристрастие к алкоголю вовсе не болезнь, а распущенность и отсутствие воли, когда пьющий человек не хочет взять себя в руки и порвать с пагубной привычкой. Должен быть посыл души, чтобы прекратить пьянство и тогда воля подчиняет себе страсть к алкоголю и человек освобождается от этой привычки, при условии, что никогда, нигде и ни при каких обстоятельствах он не позволяет себе даже одного глотка спиртного: этот глоток подавляет волю, вспоминается алкогольная страсть и всё возвращается к прежнему пьянству  даже хуже, чем было.

       Иван Петрович, решая прекратить пьянство, руководствовался именно этим советом врача и стал избегать любых застолий, а если уклониться не удавалось, то употреблял исключительно минеральную воду.

        В таком напряженном состоянии прошло несколько месяцев, в течение которых он, неоднократно, бывал на грани срыва, но подключив свою волю, сохранял данный самому себе обет воздержания от употребления спиртного даже в малых дозах: чисто символически, как уговаривали его бывшие собутыльники, весьма недовольные  воздержанием Ивана Петровича.

         Оказалось, что защититься от предложений коллег принять рюмку вина или даже шампанского, по случаю,  гораздо труднее, чем исполнять собственное решение о прекращении пьянства: видимо зависть выпивох к проявлению воли другого, заставляет их уговаривать своего бывшего коллегу к нарушению режима воздержания.

      Как бы то ни было, но Иван Петрович, пусть и с опозданием, но избавился от пристрастия к вину и вот уже четверть века ведет трезвый образ жизни, который позволил ему добиться успехов и на работе и в личной жизни.

       На работе он крепко взялся за науку и через два года после прекращения выпивок, написал и успешно защитил докторскую диссертацию, а потом стал и профессором: видно не успел ещё пропить свои мозги.

       Успехи по работе, конечно, были замечены в НИИ и Ивана Петровича отметили почетными званиями и государственными наградами.

         В личной жизни он выучил своих сыновей до окончания институтов и затем помог им с выбором профессии и защитой кандидатских диссертаций, которые хотя и не дают никаких особых отличий, как при советской власти, но обеспечивают уважение коллег и заказчиков научных работ, выполнение которых обеспечивает зарплатой нынешних работников науки: пусть и скромно, но все таки постоянно, что имеет важное значение в условиях блатного феодализма, который установился в стране  - России после уничтожения СССР и социализма.

        Так, проявив силу воли, Иван Петрович свернул с кривой дорожки алкоголизма, ведущей к гибели и душу и тело и возвратился на путь добросовестного труда и душевного равновесия, по которому он идет уже четверть века.

         Почти все его прежние коллеги – собутыльники уже давно упокоились на кладбищах, куда их, раньше времени, отправил алкоголизм. На родине, в Сибири,  тоже не осталось никого в живых из ровесников, приятелей детства и юности: всех их упокоил  алкоголизм и сопутствующие ему болезни.

        Вспомнив обстоятельства своего избавления от пьянства, Иван Петрович возвратился мыслями в день сегодняшний, где он сидит взаперти в своей квартире, спасаясь от неведомой болезни, что охватила весь мир, и этой напасти человечество двадцать первого века уже не ожидало, полагая, что эпидемии остались в прошлом, века назад, а современный прогресс обеспечивает достаточную защиту людей – властителей Земли. Оказалось, что невидимый вирус, как на войне, губит людей без пощады и лишь объединенной волей человечества можно найти защиту от этой заразы, что ученые медики обещают уже несколько месяцев, но никак не могут найти противоядие неведомой заразе. Медицина, вместе с наукой ищут защиты от заразы, а обычные люди прячутся по квартирам и домам  от других людей, чтобы не передавать заразу друг другу и сколько это продлится и каковы будут результаты  никто не знает. Воистину, как сказал поэт: « Блажен, кто мир сей посетил в его минуты роковые».

       Иван Петрович, проявив силу воли много лет назад,  избавился от пагубного пристрастия к вину, что позволило ему дожить до нынешних времен, которые поэт определил: «Бывали хуже времена, но не было подлей», но если человечество проявит волю и найдет выход из   этих подлых времен,  светлое будущее, возможно, когда – нибудь и наступит. Он, Иван Петрович, победил свою слабость – так и человечество победит нынешнюю заразу и подлость нашего времени.

        Закончив свои размышления о времени и о себе, Иван Петрович посмотрел в окно на улицу: улица была по-прежнему почти пустой, поскольку люди прятались по квартирам на самоизоляции: словно в тюрьме, где открыты все двери и нет охранников, а заключенные сидят по камерам и отказываются выходить на свободу, где их ждет враг вирус, который хуже тюрьмы и тюремщиков.

   

 


5 июня 2020

3 лайки
0 рекомендуют

Понравилось произведение? Расскажи друзьям!

Последние отзывы и рецензии на
«СИЛА ВОЛИ»

Нет отзывов и рецензий
Хотите стать первым?


Просмотр всех рецензий и отзывов (0) | Добавить свою рецензию

Добавить закладку | Просмотр закладок | Добавить на полку

Вернуться назад








© 2014-2019 Сайт, где можно почитать прозу 18+
Правила пользования сайтом :: Договор с сайтом
Рейтинг@Mail.ru Частный вебмастерЧастный вебмастер