ПРОМО АВТОРА
Игорь Осень
 Игорь Осень

хотите заявить о себе?

АВТОРЫ ПРИГЛАШАЮТ

Олесь Григ - приглашает вас на свою авторскую страницу Олесь Григ: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
kapral55 - приглашает вас на свою авторскую страницу kapral55: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
стрекалов александр сергеевич - приглашает вас на свою авторскую страницу стрекалов александр сергеевич: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
Сергей Беспалов - приглашает вас на свою авторскую страницу Сергей Беспалов: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
Дмитрий Выркин - приглашает вас на свою авторскую страницу Дмитрий Выркин: «Вы любите читать прозу и стихи? Вы любите детективы, драмы, юнорески, рассказы для детей, исторические произведения?»

МЕЦЕНАТЫ САЙТА

Михаил Кедровский - меценат Михаил Кедровский: «Я жертвую 20!»
Михаил Кедровский - меценат Михаил Кедровский: «Я жертвую 20!»
станислав далецкий - меценат станислав далецкий: «Я жертвую 20!»
Амастори - меценат Амастори: «Я жертвую 20!»
Амастори - меценат Амастори: «Я жертвую 100!»



ПОПУЛЯРНАЯ ПРОЗА
за 2018 год

Автор иконка Роман Аленских
Стоит почитать Волшебницы электронного города (БСТМ)

Автор иконка Gleb
Стоит почитать Астения

Автор иконка Василий Шеин
Стоит почитать Мотыльковый Рай.

Автор иконка Андрей Штин
Стоит почитать Кошки Вайнер

Автор иконка Наталья Кравцова
Стоит почитать «Ой, мороз, мороз! Не морозь меня...

ПОПУЛЯРНЫЕ СТИХИ
за 2018 год

Автор иконка Виктор Любецкий
Стоит почитать Не убивай в себе мечту...

Автор иконка Ника
Стоит почитать Скажи

Автор иконка Sall Славикоf
Стоит почитать БУДТО НЕ БЫЛО РАЗЛУКИ

Автор иконка Виктор Любецкий
Стоит почитать Ночь спустилась на землю тихо

Автор иконка Ника
Стоит почитать И в блеске

БЛОГ РЕДАКТОРА

ПоследнееРазвитие сайта в новом году
ПоследнееКручу верчу, обмануть хочу
ПоследнееСтихи про трагедию в Кемерово
ПоследнееСоскучились? :)
ПоследнееИтоги конкурса фантастического рассказа
ПоследнееПоздравляем с Днем защитников Отечества!
ПоследнееАнализ литературного текста

РЕЦЕНЗИИ И ОТЗЫВЫ К ПРОЗЕ

НаталиНатали: "Интересная сказка. Женщине всегда мало. Вот есть у меня две подруги . ..." к произведению "ЧТО НУЖНО ЖЕНЩИНЕ?.. СКАЖИТЕ?"

НаталиНатали: "Интересная сказка. Женщине всегда мало. Вот есть у меня две подруги . ..." к произведению "ЧТО НУЖНО ЖЕНЩИНЕ?.. СКАЖИТЕ?"

Олесь ГригОлесь Григ: "Спасибо за отклик, Натали!" к рецензии на День накануне развода

Вова РельефныйВова Рельефный: "Рассказ про достойного человека! Таких сейчас очень мало." к произведению Победа над тишиной

НаталиНатали: "Читая, вспомнила детство, самая лучшая пора в жизни и мечты наивные и ..." к произведению ДЕТСКИЕ МЕЧТЫ...

НаталиНатали: "Прочитала и подумала, разводится всегда сложно. Мне в жизни не приходи..." к произведению День накануне развода

Еще комментарии...

РЕЦЕНЗИИ И ОТЗЫВЫ К СТИХАМ

НаталиНатали: "Прочитала стихотворение, мне очень понравилось, оч..." к стихотворению Бельчонок.

kapral55kapral55: "Согласен с Вашими словами.Спасибо за отзыв." к рецензии на Себя обманывать легко

НаталиНатали: "Женщина-прекрасное создание мира, ее любовь покоря..." к стихотворению Простая

НаталиНатали: "Женщина-прекрасное создание мира, ее любовь покоря..." к стихотворению Простая

Эльдар ШарбатовЭльдар Шарбатов: "Мудрые у Вас лирические рассуждения: заметно, что ..." к стихотворению Себя обманывать легко

Сергей ЕлецкийСергей Елецкий: "Спасибо за отзыв, Натали! Стихи из молодости, ..." к рецензии на Я ВЕРНУСЬ К ТЕБЕ В СНАХ...

Еще комментарии...

Полезные ссылки

Что такое проза в интернете?

"Прошли те времена, когда бумажная книга была единственным вариантом для распространения своего творчества. Теперь любой автор, который хочет явить миру свою прозу может разместить её в интернете. Найти читателей и стать известным сегодня просто, как никогда. Для этого нужно лишь зарегистрироваться на любом из более менее известных литературных сайтов и выложить свой труд на суд людям. Миллионы потенциальных читателей не идут ни в какое сравнение с тиражами современных книг (2-5 тысяч экземпляров)".

Мы в соцсетях



Группа РУИЗДАТа вконтакте Группа РУИЗДАТа в Одноклассниках Группа РУИЗДАТа в твиттере Группа РУИЗДАТа в фейсбуке Ютуб канал Руиздата

Современная литература

"Автор хочет разместить свои стихи или прозу в интернете и получить читателей. Читатель хочет читать бесплатно и без регистрации книги современных авторов. Литературный сайт руиздат.ру предоставляет им эту возможность. Кроме этого, наш сайт позволяет читателям после регистрации: использовать закладки, книжную полку, следить за новостями избранных авторов и более комфортно писать комментарии".



Дом на земле


Сергей Вольновит Сергей Вольновит Жанр прозы:

9 февраля 2019 Жанр прозы Драма
11 просмотров
0 рекомендуют
0 лайки
Возможно, вам будет удобней читать это произведение в виде для чтения. Нажмите сюда.
О том как тяжело человеку, оставшемуся одному, приспособиться к новым условиям жизни

Пьеса

 

Дом на земле

 

Драма

в шести действиях

 

Действующие лица

 

П ё т р   Д а н и л о в и ч   Е г о р о в, мужчина преклонного

                 возраста, почётный житель села, ветеран и инвалид ВОВ, вдовец.

Л и л и я  П е т р о в н а  Р а д о в а, его замужняя дочь, энергичная

                женщина средних лет, городская, работает на фабрике.

А л е к с а н д р  В а с и л ь е в и ч  Р а д о в, муж Лилии Петровны

                (зять Егорова), мужчина средних лет, инженер-технолог на

                заводе.

М а к с и м, сын Радовых, студент аграрного университета.

В и к а  (Виктория), дочь Радовых, ученица десятого класса с

               углубленным изучением дисциплин медицинского

               профиля.

Е в д о к и я  М а р к о в н а, соседка Егорова, женщина пожилого

                возраста, живёт с семьёй рядом с усадьбой Егорова.

В а р в а р а  Г а в р и л о в н а, женщина пожилого возраста, «старая

                вдова», живёт через три дома от усадьбы Егорова.

Г р и г о р и й  и  П а в е л – знакомые Егорова, мужики возраста за

                сорок лет.

Д е т и  (две девочки и мальчик), младшего школьного возраста, из

                сельских жителей.

Д р у г  М а к с и м а - парень лет около двадцати.

Г о с т и  Е г о р о в а  (две женщины и мужчина) - городские жители, средних лет.

 

 

 

Время действия – конец лета – начало осени.

 

                                                      ДЕЙСТВИЕ  ПЕРВОЕ

 

На переднем плане посреди сцены скамейка у деревянного забора. За забором и несколько слева, у дерева силуэт угла сельского дома, над карнизом которого прибит номер дома (любой) и вырезанная из жести и покрашенная красной краской звёздочка – символ того, что в доме живёт ветеран (инвалид) войны.

Справа от скамейки, метра через два, видна калитка, ведущая во двор усадьбы, а ещё правее и за забором видны шляпки цветущих подсолнухов, верхушки зелёных  ягодных кустов.

На скамейке сидит Егоров Пётр Данилович, одетый в простенькую одежду, и, покуривая, скучающим взглядом смотрит впереди себя. Весь вид Егорова говорит о том, что он находится в глубокой печали, окружающее его нисколько не интересует.

Справа из-за кулис появляются двое подвыпивших мужиков – Григорий и Павел – и, пошатываясь, о чём-то переговариваясь, проходят почти мимо сидящего на скамейке Егорова.

Вдруг один из мужиков останавливается и слегка поворачивается в сторону Егорова.

 

                                                              Явление первое

                                                     Егоров, Григорий, Павел

 

Г р и г о р и й (с почтением). О, Данилыч!.. Это ты?!.. Чо? - опять сидишь тут,..  пригорюнился?..

П а в е л (Григорию). Гриша, да брось ты его!.. Пошли, пошли к Любке – у неё что-нибудь да ещё найдётся…

Г р и г о р и й (отмахиваясь). Да подожди ты!.. Это же Данилыч наш сидит… Пойдём, давай: посидим – поговорим… Он, знаешь, какой мужик интересный – с ним всегда можно хоть о чём поговорить… (Подходит к Егорову и присаживается рядом, пытаясь как бы одновременно его приобнять. Затем приглашающим жестом и почти приказным тоном обращается к Павлу). Иди, Пашка, сюда, говорю… Иди, садись!.. Мы немножко с Данилычем поговорим… Да, Данилыч? (Григорий в пьяном жесте слегка бьёт рукой по колену Егорова – тот инстинктивно отстраняет ногу в сторону).

Е г о р о в (недовольно). Но ты, полегче-то… По своим бей коленям, а мои не трожь – они и так болят…

Г р и г о р и й. Ладно, ладно, прости, Данилыч, отец родной – это нечаянно… Виноват…

Павел подходит к скамейке и садится рядом с Егоровым с другой стороны. Примостившись, он откидывается на спинку скамейки и пытается что-то сказать, однако ничего связного у него не получается и он, закрыв глаза, засыпает.

Г р и г о р и й (просящим тоном). Слушай, Данилыч, дай червонец, а – не хватает у нас вот немного… Вот «кореша» встретил – мы с ним когда-то работали вместе, - ну, понимаешь, сам Бог велит, что надо отметить встречу… Мы тут немного того… (показывает известным жестом на область шеи), но маловато. Вот к моей знакомой - к Любке, ты её знаешь, - идём, у неё, ведь, всегда что-нибудь да найдётся… Я, правда, у неё на днях был, в долг взял, а сейчас вроде как и неудобно… Слушай, дай червонец, а… Ты-то меня знаешь – я тебе обязательно верну в понедельник. Мать в понедельник пенсию получит – я тебе сразу и отдам… Я же тебя ещё никогда не подводил… Дай, прошу…

Е г о р о в. Всё мать сосёшь… Ну, блин, и детки – помощники в старости!.. Ты когда работать-то пойдёшь?.. Жена выгнала, мать в гроб загоняешь…

Г р и г о р и й. Данилыч, давай не начинай… Ты уже меня воспитывать стал! Не надо – я сам разберусь… На той неделе в город вот поеду – там меня приглашали в мастерскую по ремонту движков машин… Ты же знаешь – я «ас» в этих делах! Знаешь?..

Е г о р о в. Да знаю, знаю…

Г р и г о р и й. Ну то-то, Ладно, о том потом… Дай червонец, Данилыч, я же сказал, что отдам – значит отдам!

Е г о р о в. Ты, Гришка, и так у меня в долгу большом: обещал-обещал рубероид мне привезти на крышу сарайчика, ан нет ни рубероида, ни денег… Занять-то червонец можно, да «долг платежом красен», как говорят…

Г р и г о р и й (умоляюще). Ну, Данилыч, ну в последний раз… Вот истинный хрест… (Отстранившись от Егорова, он с усердием имитирует крестный жест и снова «прилипает» к Егорову). Ну займи-и…

Е г о р о в (расстёгивает борт пиджака и достаёт деньги). На, вот тебе червонец… (Григорий смотрит на Егорова просящим взглядом собачонки). Ладно, бери вот два червонца и… идите… Надоел ты уж мне!.. Да дружка своего забирай – будет меня тут позорить! Забирай!..

П а в е л (просыпается и поднимается со скамьи). Вот это мужик! Молодец, отец!.. (Лезет обниматься к Егорову, но тот резко от него отстраняется).

Г р и г о р и й (Павлу). Паша, давай-давай – пошли!..

«Друзья», обнявшись и пошатываясь, начинают уходить. Через несколько шагов они останавливаются, делают реверанс в сторону Егорова.

Г р и г о р и й. Данилыч, ещё раз благодарствуем… Может тебе чуток принести, если хочешь?..

                                                                               Уходят.

Е г о р о в. Идите, идите… (Сам как бы с собой). Я, если надо, и без вас найду что «пропустить» и когда…

За сценой раздаётся шум подъехавшей машины, слышны хлопанья дверцами. Через некоторое время из-за кулис выбегает внучка Егорова - Виктория, за ней неспешно выходят дочь Егорова - Радова и следом за ней зять – Радов.

 

                                                                     Явление второе

                                                        Егоров, Виктория, Радова, Радов

 

В и к а (подбегая к Егорову и радостно его обнимая). Дедушка, привет!.. Вот и мы! Как ты тут? Не скучаешь?..

             Подходят улыбающиеся Радова и Радов

Р а д о в а. (наклоняется и целует отца). Папа, здравствуй! Вот и мы, как и обещали… Заждался?

Р а д о в. (протягивает руку тестю для приветствия, улыбается). Что тут сидим? Кого ждём? Не нас ли?... (Смеётся).

Е г о р о в (пожимая руку зятю). Вас, вас… Обещали ещё вчера быть, а что-то «господа» подзадержались…

Р а д о в а. Да вот Саня не смог вчера пораньше вырваться – всё дела, дела… Сегодня, и то чуть, было, не сорвалось…

 Е г о р о в (зятю). Что так?.. А, ладно, понимаю, понимаю…

 Р а д о в. Да на заводе линия сборки сломалась, ну и… пришлось задержаться.

Е г о р о в. Ладно, что было то прошло…  Хорошо, что хоть сегодня вы здесь… (Поднимается со скамьи и направляется к калитке). Пошли все в дом.

Все идут за Егоровым. Гаснет свет. Сцена разворачивается.

Свет на сцене загорается. На переднем плане сцены и несколько вглубь её видна сбоку небольшая веранда, пристроенная к входной двери дома. На уровне пола веранды к продольной балке прикреплён простой умывальник с соском, под ним ведро. Для подъёма на веранду видна лестница с несколькими ступеньками. Справа, у боковых кулис, виден край двери летней кухни.

 

                                                                       Явление третье.

                                                       Радова, Егоров, Радов, Виктория

На веранду из двери дома быстро выходит чем-то недовольная Радова

Р а д о в а (громко). Папа, ну разве можно так?..  У тебя целая батарея пустых бутылок из-под разных спиртных напитков! Ты что, после смерти мамы совсем над собой контроль потерял?.. Где у тебя хоть тазик какой?

Осматривает как бы всё кругом, но ничего не находит. Уходит в дом. Слышится ворчание Егорова, звон разбитой тарелки. Дверь снова с шумом открывается и из неё, почти бегом, выскакивает Радова. В руках у неё одна бутылка с водкой, другая – с пивом. Радова судорожно смотрит куда бы выбросить или обо что разбить бутылки. За Радовой с обиженным видом выходит Егоров и пытается бутылки отобрать.

Е г о р о в.. Дай сюда!.. Это люди ко мне приходили попроведать и с собой вот принесли… Что ты их схватила? Дай сюда!...

Р а д о в а. Люди? Какие люди?!. Я вот этим «людям» скоро глаза повыцарапаю – взялись старика спаивать!.. Мне добрые люди сказали, что у тебя часто стали видеть Варвару Гавриловну – ну вашу соседку, что вон там  (показывает в сторону рукой) живёт… Тоже самогонщица, как и Любка Проклова – наварят зелья да алкашам продают по дешёвке… А вы и рады, вам хорошо…

Е г о р о в (возмущённо). А я-то здесь причём?.. Что ты меня в алкаши записала? Ты палку-то не перегибай… Они – есть они, я - есть я, к тому же, не забывай, что я – твой отец…

Р а д о в а. Да знаю я всё… (С лукавством в голосе). А Варвара Гавриловна давно-о к тебе навязывается, а сейчас-то ей в самый раз: мамы нет, ты один… (Резко) Вот баба какая, а!.. И при маме, ведь, приходила – всё в подружки набивалась: то вроде как придёт помочь побелить, то грядки пополоть с лучком или чесночком… А когда мама заболела, так она, ну прямо родня роднёй!..

Из двери летней кухни выходит Радов. В одной руке у него нож, во второй –  огурец и помидор.

Р а д о в (обращается к жене). У нас с Викой почти всё готово: мясо поджарилось, картошка вот-вот подойдёт, салат сделали… Может лучка свеженького да укропчика с петрушкой в него добавить?

Р а д о в а. Да делайте, как знаете… Я сейчас вот разберусь «что – почём» с отцом…

Радов скрывается за дверью летней кухни, Через минуту он выходит и быстро исчезает за боковой кулисой.

Р а д о в а (обращается к отцу). Папа, ты смотри: у тебя дома даже поесть толком ничего нет… Деньги-то какие хоть есть на хлеб, на ту же колбасу или консерву какую? (Егоров молчит, опустив голову). Нет?.. Что, всё «дружки» вытусили?.. (Обращается в зал). Боже мой, Боже мой, ну что делать, что делать?..

Из летней кухни выходит Виктория.

В и к а. Мама, мы где будем кушать – здесь, на кухне, или в доме? Может как раньше, при бабушке – прямо на веранде или во дворе, у черёмухи, рядом с кухней, в тенёчке?.. Давай только не в кухне – там жарко и тесно совсем… А?

Р а д о в а. Скажи папе: пусть стол поставит во дворе, под черёмухой – там действительно, будет попрохладней. Вот только мухи… (Задумывается, затем делает отмашку рукой). Да где их здесь только нет!.. Ладно, накрывайте под черёмухой.

Радова уходит в дом, следом за ней уходит Егоров. Виктория уходит на кухню. Через минуту из-за кулис появляется Радов. В одной руке у него пучок зелёных перьев лука и пучок укропа, в другой руке – небольшая редька с необорванными листьями. Вид у Радова довольный, он что-то «мурлычет» себе под нос. Открывая дверь в кухню, он сталкивается с Викторией.

Р а д о в. Вика, помой водичкой вот лучок и укропчик с редькой… У-у, редька, знаешь, какая? – она сейчас вкусная! Давай натрём её на тёрке в вазочку…

В и к а. Хорошо, хорошо… Мама сказала, чтобы ты поставил дедушкин стол-книжку вот здесь – во дворе, под черёмухой, рядом с кухней. Я думаю: будет лучше, чем тесниться на кухне да ещё при жаре…

Р а д о в. Ну отличное предложение – принимается! Сейчас сделаем…

Радов уходит в дом, слышен какой-то разговор. Через минуту Радов выносит стол-книжку и, медленно спустившись с ним по ступеням лестницы веранды, устанавливает стол почти рядом с дверью летней кухни, в тени «дерева». Затем они вдвоём с Викторией накрывают на стол, расставляют столовые приборы и ставят четыре стула по бокам стола.

Р а д о в (дочери). Иди, зови их, а то будут там в своих разборках да уборках время терять…

Виктория уходит в дом и через короткое время все трое - Виктория, Егоров и Радова – выходят и спускаются с веранды на землю. Радова и Егоров останавливаются и по очереди моют руки из умывальника, затем все вместе дружно садятся за стол. К ним присоединяется и Радов.

Р а д о в (что-то достаёт из-под стола и передаёт Егорову). Это, папа, я, как и обещал в прошлый раз, вот тебе пара бутылочек «Жигулёвского» …  (Радова неодобрительно смотрит на мужа, но молчит). А это (показывает бутылку в другой руке) – это «Кагор» церковный, «Мирской» называется – помянем нашу Глафиру Герасимовну, безвременно ушедшую от нас…

Рядов открывает штопором бутылку и начинает разливать вино по бокалам. Егоров в это время ножом открывает одну из бутылок с пивом и прямо из горла бутылки делает несколько глотков. Лицо его выражает удовольствие. Затем он ставит бутылки на стол и «застывает» в позе слушателя.

Р а д о в а (вставая и обращаясь ко всем). Вот уже и сорок дней прошло, как от нас "ушла" наша мама, царствие ей небесное, скорейшего перевоплощения!.. Теперь уже она от нас далеко… (Всхлипывает, вытирает глаза платком). Давайте помянем маму… Добрейшей души человеком была она в жизни…(Всхлипывает). Ладно, ничего уже не поделаешь… Давайте все встанем и помянем маму минутой молчания. (Все встают, каждый думает о своём).  Ну что ж – давайте выпьем, как это и принято у христиан, этого вина…

Все выпивают, садятся и приступают к еде, тихо переговариваясь между собой. Слышится стук, похожий на стук открывающейся калитки, и через несколько секунд из-за кулис выходит соседка Егорова – Евдокия Марковна. Она делает несколько шагов и, сообразив, что она не вовремя, останавливается.

 

                                                               Явление  четвёртое

                                                         Те же и Евдокия Марковна

Е в д о к и я  М а р к о в н а (сконфуженно). Здравствуйте… Ох, я, похоже, не вовремя…

Р а д о в а (заметив соседку и улыбаясь). Здравствуйте, здравствуйте, Евдокия Марковна… Что значит «не вовремя» - как раз вовремя… Проходите…

Е в д о к и я  М а р к о в н а (продолжая стоять). А я иду из магазина – гляжу: машина ваша стоит. Приехали отца попроведать?.. Я, наверно, всё же пойду – извините… Зайду попозже – не буду вам мешать… (Намеревается уходить).

Р а д о в а. Какое «извините»? Проходите, пожалуйста, садитесь с нами… У нашей же мамы сегодня уже сорок дней, как она от нас «ушла» … Проходите, пожалуйста. (Обращается к мужу). Саша, принеси из кухни табуретку да захвати там тарелку с вилкой и стопку...

Радов встаёт и уходит на кухню. Через несколько секунд он возвращается, ставит табурет на свободное место у стола, тарелку с вилкой и стопку отдаёт Виктории.

Р а д о в (обращается к Евдокии Марковне). Садитесь вот сюда (указывает на поставленный табурет) у стола, рядом с нашей дочкой.

Е в д о к и я  М а р к о в н а (проходит и садится на указанное место, затем с умилением смотрит на Викторию). Вика, какая ты уже прямо взрослая стала… Прямо красавица!.. У-у, как время идёт, как время идёт…

Виктория ставит тарелку с вилкой у Евдокии Марковны, рядом ставит стопку.

Р а д о в а (осмотрев стол). Саша, наливай ещё всем…

Радов наливает в стопки всем, кроме себя, вина; себе наливает из стоящего на столе графина воды

Р а д о в а (убедившись, что у всех есть закуска, налито вино). Ну давайте ещё по одной за маму, за светлую память о ней…

Е в д о к и я  М а р к о в н а (поднимая стопку). Господи, как время быстро идёт!.. Уже и сорок дней прошло, а кажется, что только вчера с Глашей – вашей мамой, разговаривали… Ещё она мне свой рецепт давала, как лучше капусту солить… Боже ж мой! Боже мой… Что ж – царствие ей небесное…

Все повторяют «Царствие небесное», «Царствие небесное» и выпивают, затем «налегают» на еду, не шумно переговариваясь.

Е в д о к и я  М а р к о в н а (перекусив, поднимается с места, собираясь уходить). Вы уж меня простите, что я к вам вот так зашла – я и забыла что-то про сорок дней… Царствие ей небесное… (Крестится и выходит из-за стола). Хорошая была у меня соседка… (Обращается к Радовой). Лиля, выйди, пожалуйста, на минуточку – мне надо у тебя кое что спросить…

Евдокия Марковна отходит в свободный угол сцены, к ней подходит Радова.

Р а д о в а. Что, Евдокия Марковна?

Е в д о к и я  М а р к о в н а (понизив голос). Ты только на меня не обижайся… Я вот что тебе скажу: увозите вы отца своего отсюда поскорее – ведь алкаши к нему повадились и просто так не слезут: или они споят отца до смерти, или убьют в пьяном угаре или ещё что… Я от всего сердца добра желаю: забирайте отца к себе, увозите, иначе… Всё, что хотела – сказала… Ещё раз прости, что вмешиваюсь в ваши семейные дела…

Р а д о в а. Да что вы, Евдокия Марковна, извиняетесь? Я сама вижу, что дела плохи… Мы уже с мужем говорили по этому поводу – он согласен. Обязательно будем забирать его к себе… - вот картошку выкопаем, огород уберём и сразу… Тут чуть-чуть осталось по времени, а пока я буду его навещать как можно чаще… Большое вам спасибо за всё! Дай Бог вам здоровья!.. Если что – звоните мне,.. я же вам номер своего телефона ещё на похоронах давала… Не забыли?

Е в д о к и я  М а р к о в н а. Есть, есть твой номер, не забыла… Ладно, я пошла…  Всего вам доброго, не хворайте…(Уходит).

Р я б о в а (в догонку). И вам здоровья!.. Всего хорошего! (Обращается в зал). Хороший всё же человек – Евдокия Марковна. (Проходит к столу и садится на своё место).

Свет на сцене медленно гаснет. Опускается занавес. Пауза, во время которой сцена разворачивается.

 

                                                              ДЕЙСТВИЕ  ВТОРОЕ

                                                Занавес поднимается. Загорается свет.

На сене городская, как бы развёрнутая по проходному залу, квартира. По центру виды две двери от двух комнат. Одна дверь открыта настежь и через неё виден угол дивана, на котором сидит, покачиваясь, Егоров, одетый по домашнему, - он смотрит телевизор (слышен звук от его работы). Левее, у боковых кулис, едва видна дверь от третьей комнаты. Справа авансцены – муляж книжного шкафа, одна из секций которого заполнена натуральными книгами. Рядом со «шкафом» стоит небольшой журнальный столик с телефоном и далее, за ним, кресло. Слева авансцены стоит диван, рядом с которым находится торшер с красивым абажуром.

(Картина длится с минуту, во время которой зрители слышат смену переключаемых Егоровым телевизионных программ. Затем слышно, что телевизор выключается).

На сцену выходит из своей комнаты Егоров. Он что-то бормочет себе под нос.

 

                                                                   Явление  первое

                                                                           Егоров,

Е г о р о в (ни к кому не обращаясь). Урожай-то они собрали вроде бы неплохой. Вот только бы сохранить смогли… У нас как обычно: урожай плохой – плохо, урожай хороший – тоже плохо, так как его ещё надо сохранить, переработать… Как будто никто об этом не знает… Знают, а заранее позаботиться об этом не хотят или просто ленятся! А потом: то – сгнило, а то пропало… Ух, я бы за это строго наказывал! Ведь что получается? – дурной труд, да и только! Я бы… (Осекается, затем уже тихо, удручённо). Да что мне теперь? Вот только сторожем в этой хате и быть… (Замолкает и начинает медленно ходить по сцене «туда – сюда». На втором «круге» он останавливается перед книжным шкафом, внимательно его осматривает и берёт в руки одну из книг. Поправив очки, читает название книги). «А.В.Суворов. Письма. Издание академии наук. Литературные памятники» Хм-м, интересно… Пожалуй, почитаю…

Егоров берёт книгу с собой и уходит в свою комнату, плотно закрыв за собой дверь.

Из-за боковой кулисы на сцену быстро выходит Максим. В руке у него кожаная папка, через плечо – тубус для чертежей. Посмотрев по сторонам, Максим задерживает свой взгляд на двери в комнату деда. Секунду – две он стоит в нерешительности.

 

                                                                  Явление  второе

                                                                        Максим.

 

М а к с и м. Поздороваться – не поздороваться?.. Может он спит… Ладно… (Машет рукой и подходит к креслу, кладёт на него папку и тубус. Ещё раз взглянув на дверь в комнату деда, уходит).

Секунд через десять дверь из комнаты Егорова открывается и в ней появляется фигура  «хозяина».

 

                                                                   Явление  третье

                                                                    Егоров, Максим

Е г о р о в (не отрывая руки от дверной ручки, а другой рукой поднимая ко лбу очки). Кто-то пришёл, похоже… (Прислушивается). Хм-м, тихо–о… (Громко). Кто тут?.. (Обращает внимание на кресло). А-а, Максимка! ...  Максим, ты-ы?  Что молчишь?..

        Появляется Максим. В руках у него бутерброд и кружка с чаем.

М а к с и м (продолжая пережёвывать откусанный кусок бутерброда). Что, деда? Чо шумишь-то? Я, конечно… Вот забежал перекусить, да надо скорее бежать на консультацию. Ты что хотел или так?..

Е г о р о в. Да слышу: вроде как кто-то пришёл… Ну хорошо, хорошо...

Так ты опять спешишь? Может есть время хоть немножко да в картишки бы сыграли или в те же шашки?.. Я уж не говорю про шахматы…

М а к с и м. Ты что-о! Тут, дай Бог, хоть бы не опоздать… Потом, потом… - может вечером.

Максим уходит. Егоров, немного постояв в дверях с обиженным видом, возвращается в свою комнату и закрывает за собой дверь. Слышится шум от включённого им телевизора. Свет на сцене гаснет.

 

                                                               Явление  четвёртое

                                                                        Егоров

Свет на сцене загорается. Егоров сидит в кресле и при включенном настенном светильнике читает довольно толстую книгу. Вид у него увлечённый, сосредоточенный. Через несколько секунд он отрывает взгляд от книги, бегло и как бы веером перелистывает листы и закрывает её.

Е г о р о в (ни к кому не обращаясь). Да-а, вот тебе и Суворов Александр Васильевич! Были же люди, а… Великие люди... - полководцы! Надо же: ни одного сражения не проиграл за всю жизнь! Не зря был возведён в звание генералиссимуса всех российских войск!.. А-а?!,.  А с другой стороны возьми – был ли счастливым этот человек? Ан нет!.. Он только в сорок четыре года женился, в сорок пять дочь Наталья у него родилась, а сын Аркадий… - так тот вообще родился, когда Александру Васильевичу аж пятьдесят пять лет было!.. Историки пишут, что сразу же после рождения сына он развёлся со своей женой и больше с ней никакой связи не поддерживал… Да оно и понятно, раз жена больше любила по разным баллам да приёмам похаживать… Поэтому и жила в долгах, как в шелках… Суворов, - где-то я читал, -  даже сомневался, что сын не от него... А вот с дочерью он постоянно поддерживал связь, постоянно переписывался с ней до конца жизни своей… А умер-то почти в забвении… Вот тебе и «пожалуйста». Эх-хе-е… (Глубоко вздыхает, встаёт с кресла и начинает медленно ходить по сцене, погрузившись в свои думы. Затем он останавливается, и окинув зрительный зал быстрым взглядом, разворачивается и идёт в свою комнату, закрывая за собой дверь. Слышен негромкий звон от удара бутылки о стакан, шум наливаемой жидкости, хлопанье дверцы буфетного шкафчика)

 

В установившейся тишине слышно, как кто-то открывает входную дверь квартиры. На сцену из-за боковой кулисы выходит Радова. В руке у неё небольшая сетка с бананами. Она бегло осматривает «зал квартиры» и подходит к двери в комнату отца. Секунду – две Радова замирает у двери, прислушиваясь, затем резко открывает дверь.

 

                                                                    Явление  пятое

                                                                    Егоров Радова

Р а д о в а (доброжелательно). Папа, здравствуй! А вот и я… - встречай меня с любимыми тобой бананами! А что это у тебя совсем тихо?.. (Замечает, что Егоров «слегка подвыпивши»). Папа, ты что? – снова взялся за,.. (Как бы подбирает правильные слова) за выпивку свою?..

Е г о р о в. За что взялся?.. У-у, увидела… И что тут такого? Я же так: чуть-чуть,.. для бодрости. Тут вообще скоро домовым станешь, завоешь от одиночества…

Р а д о в а. Для бодрости он… Мы же с тобой твёрдо договорились, что если когда захочешь выпить – скажи, и мы это уладим… в пределах разумного, конечно… Да и вообще: почему здесь, а не на кухне? – там и покушать что есть всегда… Что тут-то чушатник разводить?.. Кстати, ты что? – сам в магазин ходил, что ли?

Е г о р о в (понуро). И чего бы я ходил… Мне Витька с пятого этажа вон ещё в обед принёс… Я ему денег дал – он и принёс.

Р а д о в а (недовольно). Я смотрю, ты уже здесь со всеми алкашами познакомился… Откуда ты этого Витьку знаешь? Он что? – прямо вот так к нам в квартиру и заходил?

Е г о р о в. Да нет, я на той неделе ещё спускался вниз к почтовому ящику. Там на площадке мы с ним и встретились, разговорились… Вот так и познакомились. А сегодня он в дверь позвонил, спросил не купить ли мне чего – я и попросил… Да он нормальный, хороший человек – я же вижу, в людях мал-мало разбираюсь… А что я тут, как попугай в золотой клетке всеми днями сижу? У меня уж вся задница вместе со спиной от сидения – лежания болят!.. Лиля, доча, отвези меня обратно домой, в моё село – ну не могу я здесь, в вашей квартире мозоли на заднице натирать,.. ну не могу! Дай мне умереть так, как я хочу – на своей земле, в своём доме… Ну пожалуйста!..

Р а д о в а (указывает на кресло). Папа, ты пока садись… - посиди, а я сейчас… (Уходит, унося с собой сетку с бананами, и через полминуты возвращается со стулом в руках, без банан, Затем она садится на стул напротив отца). – Папа, почему ты говоришь «в вашей квартире»? Эта квартира теперь и твоя – мы все здесь живём одной семьёй, не так ли?.. Вообще-то, ты здесь даже больше хозяин, чем мы. Это ж когда вы с мамой, по общему уговору, развелись, чтобы тебе через военкомат помогли, как ветерану Отечественной войны, инвалиду, получить эту квартиру – тогда же ты с нами жил какое-то время, у нас была большая, дружная семья… И ничего… Теперь вот наша семья стала снова большой. Ты видишь: ты нам не мешаешь, квартира большая, тёплая, всем места хватает… Ну что тебя не устраивает? А то, что мы тебя к себе забрали, то это же хорошо! – как там, в селе, ты один бы жил, да ещё в доме на земле, в который надо и воду принести и уголь, и дрова, а, тем более, зимой?.. Нет, нет! Здесь я всегда знаю, что ты в тепле, накормлен, чисто одет, под присмотром… Вон, когда сюда приходила делегация из военкомата посмотреть, как ты живёшь, то они меня даже поблагодарили за то, что мы создали тебе хорошие условия проживания… (Всхлипывает). А ты вон что говоришь... обидно даже… Ну что я делаю или мы делаем не так? Что тебя не устраивает?

Е г о р о в (примирительно). Да всё так, всё так.. Я вам с Саней благодарен, что не бросили отца одного. Но, Лиличка – доча моя, я не могу быть долго здесь. Я устал от этой праздности в жизни – мне нужно что-то делать руками, куда-то ходить, разговаривать с людьми… А здесь, что в клетке… золотой… Слушай, отвези меня домой – очень прошу!

Р а д о в а. Домой… Там уже, ты знаешь, дома у тебя нет – мы его с твоего же согласия продали… И куда ты поедешь, к кому? Не к кому и некуда… Да что у нас – тюрьма какая, что ли? Мы же тебе только лучшего хотели, да и ты тогда особо не возражал…

Е г о р о в. Вы меня отпустите, а там уж я сам найду куда и к кому пристроиться. Я, ведь, могу ещё кое-что делать – да те же бочонки деревянные для хозяйства какого или по мелочи что починить, погородить тот же заборчик, небольшой сруб могу сделать…

Р а д о в а (с жаром). Папа, ты что? – забыл сколько тебе лет?.. Забыл, что со своими прострелянными лёгкими задыхаешься на каждом шагу, что с тем же радикулитом маешься, то с ногами?.. А то, что в больнице лежал с пневмонией… Забыл? То-то же…

Е г о р о в. Да это всё пустяки…

Р а д о в а (раздражённо). Давай не будем продолжать этот разговор, а то у меня уже голова начинает болеть…

На сцене появляется Радов. Он только что пришёл с работы.

 

                                                                   Явление  шестое

                                                            Егоров, Радова, Радов

Р а д о в. О, вы здесь!.. А я дверь открываю – тишина… (Смеётся). Я уже привык, что меня кто-то да встречает…

Р а д о в а. Да мы вот с папой беседуем о том-о сём,.. о жизни…

Е г о р о в (нехотя). Я вот хотел бы…

Р а д о в. О жизни?  Это интересно… (Садится на диван). Продолжайте, и я послушаю…

За кулисами раздаётся шум, весёлый разговор молодых людей и через минуту на сцену с шумом выходят Виктория и Максим.

 

                                                               Явление  седьмое

                                          Егоров, Радова, Радов, Максим, Виктория

Р а  д о в а (радостно). Ну вот и вся семья в сборе!

В и к а (Максиму, шутя). Двоечник… Двоечник… Я сейчас всем расскажу, что ты двоечник…(Заливисто смеётся).

М а к с и м (как бы отвечая сестре). Это ж мы просто на консультации тесты сдавали, чтобы потом, на экзамене, было полегче… Ты знаешь, какие там «навороты»? – то-то!.. Я думаю, что на некоторые вопросы и кандидаты наук не ответили бы… Накрутят там чёрте что! – оно и в жизни-то вряд ли понадобится. Мозготрепаловка какая-то! (Подмигивает сестре). Вот я сейчас дедуню нашего проэкзаменую… (Обращается к Егорову). Деда, вот что такое «маркёр» и где он применяется?..

Все присутствующие утихают и с интересом начинают поглядывать то на Максима то на Егорова.

Е г о р о в (подумав). Маркёр, спрашиваешь?.. Ну это довольно простое приспособление, обычно из деревянных брусков делается, используется или, вернее, применяется для проведения параллельных линий или борозд на земле перед ручной посадкой растений для удобства в дальнейшем их обработки… Например, для удобства прополки, удобства окучивания, уборки… Я так думаю.

М а к с и м. Э, нет!.. Оказалось, это, как сказал преподаватель, металлическая штанга, которая прикрепляется сбоку к трактору и она указывает след для смежного прохода машины. Это нужно, чтобы сохранялась параллельность рядов…

Е г о р о в. Так это тоже самое, что я тебе и сказал.

М а к с и м. То же, да не то же… А мне этот вопрос не зачли… Я вообще-то знаю, что маркёром называют человека, который ведёт счёт при игре в биллиард. А ещё, я знаю, что маркёром называют цветной фломастер для нанесения прозрачных линий или отметок по тексту для выделения какой-то главной мысли в нём или определения, формулы… Вот и попробуй разобраться в значении одного и того же слова или названия… Ха-а, теперь я понимаю иностранцев, изучающих русский язык!..

Р а д о в (смеясь). Так это само слово иностранное, кажется французское…

Р а д о в а (смотрит на сына с улыбкой). Ничего, ничего – со временем во всём разберёшься… (Спохватывается). Ой, ладно… Надо же что-то к ужину приготовить… (к Виктории). Пойдём на кухню – я там кое-что ещё вчера купила – давай быстренько что сообразим…

Радова и Виктория уходят.

М а к с и м (озабоченно). Ёлы-палы!.. Надо ведь за «курсач» браться, а там… - тёмный лес! Ну, «кот Ёшки», скоро поседеешь от этого: то курсовой проект, то придумают коллоквиум какой-то, то доклад или какую-нибудь презентацию надо готовить, то на ту же консультацию надо идти… Уф-ф, «мочи» уже нет!.. (Делает отмашку рукой). Ладно, пока до ужина пойду посмотрю что к чему… (Уходит в дверь, рядом с дверью в комнату Егорова. На сцене остаются Егоров и Радов)

Е г о р о в. Слушай, Саня, мы тут с Лилей говорили… Отпустите меня к себе домой, в село… Ну не могу я уже больше в этой вашей квартире жить!.. Да, у вас тут всё хорошо, но я не привык к такой жизни. Мне нужна работа какая-нибудь, общение с людьми, движение, а тут я что канарейка в золотой клетке… Лиля вот обижается, что я нет-нет, да и «закину за воротник» … А что мне делать? – я же живой человек…

Р а д о в. А зачем тебе сидеть «сидьмя»?  Ты же пока, слава Богу,  ходишь – вот и ходи себе вокруг квартала, к примеру, или ещё где, только не далеко от дома, так как здесь всё же город – здесь и потеряться можно… Походил, походил – сел, на лавочке посидел, а там, смотришь, и поговорить найдёшь с кем… Ты же у нас общительный! (Смеётся). Я-то знаю… Только вот что тебе скажу: в квартиру никого не води, следи, чтобы входные двери были всегда закрыты на замок – у нас люди разные и всякое случается… Вот, к примеру, в соседнем подъезде на шестом этаже старичок живёт с дочерью… Вышел днём, говорят, погулять - возвращается, а его у лифта двое «амбалов» поджидают. Спрашивают, мол, куда тебе, папаша, ехать, на какой этаж, и его силой заталкивают в кабину лифта. Старичок сообразил, с кем имеет дело, и давай отнекиваться, мол, зашёл не в свой подъезд, перепутал… Они его избили, всё, что у него в карманах было, выгребли, ключи от квартиры тоже забрали. Пришлось потом жильцам срочно замки менять в квартире … Конечно, как говорят, «баш на баш» не всегда идёт, но всё же…  Сам понимаешь, о чём я… Договорились? Будь побдительней - добро?.. (Егоров кивает головой в знак согласия). Вот и пришли к полному «консенсусу», как сейчас говорят, то есть, к согласию…

Е г о р о в (нехотя). Ладно, как знаете… Ну а сейчас, пока до ужина, может в картишки или в шахматы сыграем? Как смотришь?..

Р а д о в. В шахматы оно не плохо, но долго, да и думать надо, а после работы что-то думать ни о чём не хочется. Давай в карты… Где будем играть – здесь или у тебя в комнате?

Е г о р о в. Пошли ко мне…

Радов и Егоров уходят в комнату Егорова. Через короткое время на сцену быстро выходит Виктория.

 

                                                                       Явление  восьмое

                                                                            Виктория

В и к а (негромко кричит). Папа, деда, Максим… Идите ужинать! Все к столу – мама сказала!..

Виктория уходит. Через несколько секунд выходят каждый из своей комнаты Егоров и Радов, Максим. Переговариваясь, ни скрываются за боковой кулисой в предполагаемую кухню.

Свет на сцене медленно гаснет.

 

                                                                     ДЕЙСТВИЕ  ТРЕТЬЕ

 

Декорация сцены без изменений. На кресле с телефоном в руках сидит Радов и с кем-то громко разговаривает. Радова сидит на диване в страдальческой позе и прислушивается к разговору мужа. Здесь же, на диване, сидит Виктория, держа мать за руку.

                                                                            Явление  первое

                                                                   Радов, Радова, Виктория

Р а д о в (возбуждённо). Коля,.. Коля… Нет, ты послушай меня внимательно: Петра Даниловича нет дома уже третьи сутки… Да, конечно, мы в розыск заявляли, а как же!.. Да и в ГИПДД звонили – может, думали, куда под машину попал или ещё что… Я и в сельсовет звонил – может туда «умотал»… Хм-м, больницы… Да больницы мы в первую очередь обзвонили – там нет… Никто ничего толкового сказать не может!.. Ладно, ты уж извини, что тебя отрываю… Конечно буду держать в курсе… Вот ещё Максим с другом поехали на машине на нашу дачу – может там он где… Ага, бывай… (Кладёт трубку на место).

Р а д о в а (мужу). Ну что он сказал? Не у них, случайно, - нет? Он у них, у своей сестры двоюродной, раньше бывал не раз… И что Николай говорит?

Р а д о в. А что он скажет? Всё то же, что и мы знаем и делаем… Радова начинает всхлипывать). Ты только, пожалуйста, раньше времени слёз-то не лей… Вот давай подождём Максима, что за информацию он привезёт…

В и к а (матери). Мама, перестань!.. Папа прав – давай Максима подождём…

Все замолкают, каждый думая о своём.

За кулисами раздаётся шум и через несколько секунд из-за кулис выходит Максим, а за ним, слегка пошатываясь, Егоров. Сзади Егорова идёт молодой человек, играющий ключами от машины, и с интересом на всех посматривает.

 

                                                                     Явление  второе

                                   Радов, Радова, Виктория, Максим, Егоров, молодой парень

М а к с и м (радостно). А вот и мы! Как видите – всё нормально! А то разнюнились здесь…

Р а д о в а (бросается к отцу). Папа, да где же ты был?.. Ты же меня чуть в гроб не загнал!.. (Обращается к Максиму). И что? – он там был, на нашей даче? Как вы его нашли?.. Боже мой, там же уже холодно, голодно!..

М а к с и м. Да ничего… Он там печурку из кирпичей небольшую сложил прямо возле домика, на ней и варил… Молодец! Нигде не пропадёт!.. А поесть у него консервы были, лапша быстрого приготовления,.. (Чешет лоб). Фу ты, забыл, как её называют-то… Да ладно… - ещё хлеб, соль, сахар брикетированный – всё «чин – чинарём»! Говорит, что с недельку хотел на природе, на земле пожить, как самому хочется…

Р а д о в. Пётр Данилович, отец родной, и как же ты туда добрался? Ведь от города это, пожалуй, километров за пятьдесят будет.. Да, я по спидометру засекал ради интереса – пятьдесят четыре километра!.. Да и у нас на даче ты же был где-то года полтора – два назад… Ну ты даёшь!..

Е г о р о в (садится рядом с Викторией). А что там добираться? На «попутке» всегда доберёшься, если надо… И что мне – впервой что ли ехать на машине? Мы раньше и не на такие расстояния ездили, и всё на «попутках»…

Р а д о в а. Папа, да разве так можно? Я с ума чуть не сошла! Хоть бы какую записочку оставил… Раздевайся,..  садись…

Егоров начинает снимать куртку, Радова ему помогает.

Е г о р о в. Записочку?.. Да вы мне и шагу шагнуть бы не дали… Записочку…

Радова усаживает отца на диван и обращается к дочери.

Р а д о в а. Вика, подвинься слегка… Сидишь, словно барыня какая…

Виктория отодвигается, Радова садится рядом с отцом. Максим, уединившись с товарищем, о чём-то тихо беседуют, потом дружно взрываются смехом. Через несколько секунд товарищ в сопровождении Максима уходит. Пауза. Максим возвращается и, остановившись возле Радова, вступает в семейное общение.

М а к с и м (весело). Мы подъезжаем к дачной территории и ещё метрах в тридцати от нашего домика «чуем» ароматный запах консервы из говядины, а потом уж и дымок заметили… А что, деда неплохо устроился – что значит «старая закалка»! Он вполне бы там и с недельку прожил, а то и больше!.. (Обращается к деду). Да, деда?.. Но, видишь, не удалось!.. (Смеётся и уходит в свою комнату).

Р а д о в а (Виктории). Слушай, Вика, пойди включи чайник да собери что поесть дедушке…

Виктория уходит.

Е г о р о в (встаёт с дивана и направляется в свою комнату). Ладно, я пойду в свою комнату… Вы не ругайтесь, пожалуйста… Я вас предупреждал, что я долго не смогу жить в «клетке».

Егоров уходит. Пауза. Затем Радов встаёт с кресла и подходит к жене. Садится на диван рядом с ней.

Р а д о в а (берёт руку мужа в свою). Саня, и что же будем делать? Ведь от него, похоже, можно всего ожидать…

Р а д о в (оптимистично). Да ничего… Может всё «перетрётся» да и утихнет, смирится… Я не знаю, что и сказать, что предложить. Попробуй с ним вечерами, когда приходишь с работы, походить вокруг квартала, поговорить по доброму, по родственному…  Оно, кстати, и тебе не помешает «моцион» совершить после твоей сидячей работы на швейной фабрике… Может он так постепенно и привыкнет к нашему ритму жизни, к нашим условиям. Попробуй…

Р а д о в а. Да, придётся этот вариант испытать… Но и ты не отдаляйся, пожалуйста.

Р а д о в. Хорошо, хорошо… Попытаемся вместе решить нашу семейную проблему.

На сцену из-за кулис выходит Виктория

В и к а. У меня всё готово… Проходите на кухню.

Виктория уходит.

Р а д о в а (кричит негромко). Папа-а… Ты где? Выходи ужинать!.. (Обращается как бы ко всем). Кто ещё будет «чаёвничать» - пойдёмте!.. (Встаёт с дивана и направляется за кулисы. Проходя мимо дверей комнаты Егорова, заглядывает в неё). Папа, пошли, пошли… (Заглядывает в комнату Максима) А ты, сынок, будешь что ужинать?.. (Слышен голос Максима – «нет!»).

Радова уходит. Из своей комнаты выходит Егоров. Он переоделся, на его пиджаке сияют орденские планки. Что-то бормоча, Егоров, прихрамывая, «уходит на кухню». На сцене остаётся сидящий на диване Радов.

 

                                                                 Явление  третье

                                                                         Радов

Р а д о в (ни к кому не обращаясь). Ну и ну-у!.. Вот пошла «веселуха», так пошла… От скуки не умрёшь, как говорят… Вообще-то я предполагал, что с дедом будет не просто, но вот так… Хм, весело…

Встаёт и идёт к телефону, набирает номер.

Р а д о в. Николай? Ты?.. Ну всё в порядке – нашёлся наш дед! Где, спрашиваешь?.. Да у нас на дачном участке,,,  Ну-ну, в садах… Ой, не говори – целых две ночи там ночевал один… И кто бы мог подумать – он же у нас в садах пару раз и был всего-то, да давненько тому… Ладно, скажи Люсе, что всё в порядке, пусть не переживает. Всё. Отбой тревоге!.. Бывай... До встречи…

Кладёт трубку на место, садится в кресло и, расслабившись, закрывает глаза. Свет на сцене медленно гаснет.

 

                                                                   Занавес. Антракт.

 

                                                            ДЕЙСТВИЕ  ЧЕТВЁРТОЕ

 

Декорация сцены без изменений. Со стороны, скрытой от глаз зрителей, слышен пьяный «базар»: весёлый разговор, «пересыпаемый» женским и мужским смехом, периодический звон от соударяемых рюмок, стаканов. Затем разговор и смех стихают и голосом Егорова начинается пение песни:

                                                «… Родительский дом – начало начал

                                                 И в жизни моей надёжный причал…

                                                 (Подхватывает женский голос)

                                                 Родительский дом, пускай добрый свет

                                                                  (Вместе)

                                                     Горит в твоих окнах мно-ого-о лет...»

На сцене загорается свет. Из-за кулис выходит Радова – она только что пришла с работы, в руках у неё дамская сумочка и пакет с продуктами.

 

                                                               Явление первое

                                        Радова, Егоров, две женщины и мужчина

Р а д о в а (озабоченно). Это что ещё за хор «Пятницкого» ?.. (Снимает жакет, кладёт его на кресло, рядом ставит пакет). Ну-ка, ну-ка… Пойду посмотрю что к чему…

Радова уходит. Через несколько секунд слышится её раздражённый голос, звон разбитой тарелки, затем звон от рюмки, и из-за кулис появляются две подпитых женщины, за которыми следует такой же мужчина. За ними, жестикулируя руками, идёт Радова.

Р а д о в а (раздражённо). Идите, идите отсюда!.. Ишь, нашли место для «тусовок», для своих попоек!.. Убирайтесь, и чтобы я вас здесь больше никогда не видела!..

Женщины и мужчина, слегка «огрызаясь», проходят через сцену и исчезают за противоположными боковыми кулисами. На сцену, медленно и прихрамывая, выходит Егоров. Видно, что он «на веселе».

Р а д о в а (накидываясь на отца). Папа, ты что? – открыл у нас в квартире какой-то притон для алкашей? Ещё этого не хватало!..

Е г о р о в (оправдываясь). Ну это же наши соседи со второго подъезда – они просто пришли попроведать меня, и всё… А что? – мне нельзя уже никого и домой пригласить?.. (Отворачивается и говорит в зал). Сделали из меня канарейку или того же попугая какого-то, да ещё и в клетку заперли… Эх-х,.. не думал, что такой у меня в жизни конец будет…

Р а д о в а (успокаиваясь). Соседи… Ты их давно знаешь? Что они тебе – родственники какие?.. Да они постоянно «ошиваются» то там, то там… (Обращается в зал). Господи, и как они находят – то друг дружку… - это ж надо!.. Уму не постижимо!..

Егоров с обиженным видом машет рукой и уходит к себе, Радова садится на диван.

Р а д о в а. О-о, приехали, как говорят… Что же делать то?!. О, Боже, Боже!..  (Плачет вначале тихо, а потом навзрыд).

Слышатся шаги вошедшего человека. Радова затихает, прислушивается, быстро вытирает слёзы и ровно усаживается на диване. Входит Радов. Подойдя к дивану, останавливается и внимательно смотрит на жену.

 

                                                                  Явление второе

                                                                  Радова, Радов

Р а д о в. О-о, Лилия Петровна, что-то вы мне не нравитесь… Случилось что опять с отцом или что другое?  (Садится рядом с женой и слегка её приобнимает). Ну что там ещё? Рассказывай – я уже ничему не удивлюсь…

Р а д о в а (встаёт с дивана). Пошли на кухню… - там расскажу…

Уходят. Пауза. Через некоторое время они возвращаются.

Р а д о в а (указывает на стоящий у кресла пакет). Так вот же он!..

Р а д о в (как бы продолжая разговор). И что же будем делать, а?.. Может забрать у него ключи от квартиры и пусть ждёт, пока кто-нибудь из нас не придёт,.. ну там Максим, Вика или ты… Я-то всегда позже вас прихожу…

Р а д о в а (оживляясь). А что? Пожалуй твоё предложение подходит… Я сейчас же заберу у него ключи пока он, я слышу, спит… (На цыпочках подходит к двери комнаты отца и тихонько начинает открывать дверь. Оглядывается, говорит шёпотом). Похоже – спит…

Радова исчезает за дверью комнаты отца. Радов, немного постояв, с задумчивым видом забирает пакет с продуктами и уходит. Пауза. Свет на сцене гаснет.

 

                                                                  Явление третье

                                                                      Егоров

Егоров лежит на диване. В руках у него открытый журнал «Наука и жизнь». Рядом с диваном стоит стул, на котором виден стакан, с которого свисает ярлык от разового пакетика чая.

Е г о р о в (читает). Народный архитектор В. Масляев, главный архитектор города Волгограда… Так, что он тут пишет?.. А-а, вот… «Когда завершилась Сталинградская битва, возник вопрос об увековечивании памяти павших воинов. Родилась идея соорудить на Мамаевом кургане общий памятник для всех героев Сталинградской битвы. И это было сделано. Одновременно были оформлены братские могилы…». (Прекращает читать, откладывает журнал на стул). Вот это правильно, молодцы!.. (Садится, берёт стакан и отхлёбывает глотка два чая. Морщится). Фу-у, вода какая-то не вкусная, не то, что у меня дома – там   чай так чай!.. (Ставит стакан на стул). Да-а, дома… (Принимает задумчивый вид).

За сценой, (как бы в прихожей), слышен характерный шум вошедшего человека, приглушённый кашель. Через короткое время из-за кулис быстро выходит Максим и, увидев деда, подходит к нему.

 

                                                               Явление четвёртое

                                                                Егоров, Максим

М а к с и м (протягивает руку для приветствия). О-о, деда, здравствуй!.. А что ты здесь, а не у себя в комнате?..

Е г о р о в (пожимая руку Максима). Здравствуй, внучек, здравствуй!.. Что-то у тебя рука какая-то хлюпенькая… Мою вот чувствуешь? (Крепко сжимает руку Максима).

М а к с и м. Да чувствую, чувствую… Хватит давить, а то ещё пальцы мои сплющатся… (Слегка приседает, показывая, что ему больно).

Е г о р о в. Вот то-то, молодёжь! У нас ещё силёнка есть!.. Ты спортом-то каким занимаешься? – нет?.. Бери пример, пока я жив… (Смеётся).

М а к с и м (садится рядом с дедом). Когда мне заниматься этим спортом, деда? Тут за день накрутишься так, что не до спорта – успевай только «отмахиваться» … Я как-то хотел, было, гимнастикой заняться, так тренер сказал, что у меня нет данных для этого: мышцы хилые, попа толстая, увесистая, и лучше бы я куда в другую секцию подался или там в танцы какие… Потом друг меня уговорил ходить в секцию бокса, но мне что-то там «мордобой» не понравился… Вот, думаю, может на плавание пойти, а? – как считаешь?..

Е г о р о в. Насчёт плавания не знаю – этим не занимался никогда. Ну а что? – попробуй… Я вот когда был молодым, ещё до армии, тоже хлюпеньким рос… Как-то меня пацаны из соседней улицы здорово избили за то, что я заступился за своего школьного друга, которого они заставляли воровать у своего деда листья табака – дед табак выращивал и листья для курева сушил в своём сарае… А Серёга – друг мой – отказался… Ну и пошло… В общем, есть что вспомнить! (Егоров трепет Максима за колено, смеётся). После этого я поставил себе цель догнать сверстников по физическому развитию, по здоровью и взял за правило в любых условиях делать зарядку, заниматься с гантелями, с гирями, обливаться холодной водой, как это делал целитель Иванов. И что ты думаешь? Когда меня призывали в армию, я был на равных с другими ребятами, а то и покрепче некоторых! (Задумывается, потом с гордостью). В пехоте, где я служил, тоже уж чему-чему, а физической подготовке уделяли большое внимание: и марш-броски многокилометровые с полной выкладкой, и занятия на снарядах спортивных. (Пауза). Ты знаешь, это уже во время войны, - я в то время уже капитан, командир роты, - возвращался ночью со штабного совещания в сопровождении двух солдат. И вдруг нарываемся мы на засаду немецких разведчиков. Начался рукопашный бой, и немцы вынуждены были убраться ни с чем, потеряв одного убитым… А ведь в разведку фашисты ходили в основном тренированные, группой… Конечно, можно сказать, что это нам просто повезло, но если бы хоть один из нас был бы слабоват, спасовал, разве мы бы отбились? Нет, конечно!.. Утащила бы нас та разведка в своё расположение и неизвестно, остался бы хоть кто живой. А так только одного моего хлопца ударили ножом в ногу. Вот так-то… Подчас и не знаешь, когда придётся свою силушку, умение или сноровку применить…

М а к с и м (смотрит на деда с восхищением). Ну вот, хоть рассказал о себе что-то, а то, как ни спрошу тебя что-нибудь рассказать про твоё военное прошлое, всё отнекиваешься…

Е г о р о в. Эх, внучок!.. Да не охота мне всё прошлое вспоминать, ворошить в памяти… Это я тебе так уже – по случаю…

На сцену из-за кулис выходят Радов и Виктория. Они только что откуда-то пришли и продолжают между собой оживлённый разговор. Увидев Егорова и Максима, они прекращают беседу и останавливаются.

 

                                                                 Явление пятое

                                                 Егоров, Максим, Радов, Виктория

Р а д о в. О, вы тут вместе?.. О чём разговор? Секрет? – нет?..

М а к с и м. Да какой секрет… Просто разговариваем – дедушка тут мне немного о своей молодости рассказывал, немножко о войне…

Виктория присаживается возле Егорова, Радов садится в кресло.

В и к а (делая обиженное лицо). А ты мне, деда, никогда не рассказывал про свои молодые годы, про то, как воевал…

Е г о р о в. Это я так – разоткровенничался вот с Максимом. Да вы толком со мной и не разговаривали, особо не интересовались – так, когда-никогда… Вам всё некогда… А про войну что рассказывать: война – есть война: смерть, разруха, лишения… Что было – то всяко было… (Пауза). А вы сами-то откуда такие весёлые пришли?..

В и к а.(энергично). Иду я из больницы, из практики – вижу: папа идёт!..

Р а д о в (смущённо). Да нас пораньше отпустили с работы – у завода сегодня юбилейная дата, вечером торжество будет организовано. Вот подожду маму, переоденемся и к шести вечера пойдём на торжество… Сейчас это, кажется «корпоративом» называется…

В и к а. А мама знает? (Радов утвердительно кивает головой). Всё у вас как-то скрытно, мы даже и не знали&hel... Читать следующую страницу »

Страница: 1 2


Сергей Вольновит Сергей Вольновит

9 февраля 2019

0 лайки
0 рекомендуют

Понравилось произведение? Расскажи друзьям!

Последние отзывы и рецензии на
«Дом на земле»

Нет отзывов и рецензий
Хотите стать первым?


Просмотр всех рецензий и отзывов (0) | Добавить свою рецензию

Добавить закладку | Просмотр закладок | Добавить на полку

Вернуться назад






© 2014-2019 Сайт, где можно почитать прозу 18+
Правила пользования сайтом :: Договор с сайтом
Рейтинг@Mail.ru Частный вебмастерПоддержка сайта цена в месяц Частный вебмастер Владимир