ПРОМО АВТОРА
kapral55
 kapral55

хотите заявить о себе?

АВТОРЫ ПРИГЛАШАЮТ

Олесь Григ - приглашает вас на свою авторскую страницу Олесь Григ: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
kapral55 - приглашает вас на свою авторскую страницу kapral55: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
стрекалов александр сергеевич - приглашает вас на свою авторскую страницу стрекалов александр сергеевич: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
Сергей Беспалов - приглашает вас на свою авторскую страницу Сергей Беспалов: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
Дмитрий Выркин - приглашает вас на свою авторскую страницу Дмитрий Выркин: «Вы любите читать прозу и стихи? Вы любите детективы, драмы, юнорески, рассказы для детей, исторические произведения?»

МЕЦЕНАТЫ САЙТА

станислав далецкий - меценат станислав далецкий: «Я жертвую 30!»
Михаил Кедровский - меценат Михаил Кедровский: «Я жертвую 50!»
Амастори - меценат Амастори: «Я жертвую 120!»
Вова Рельефный - меценат Вова Рельефный: «Я жертвую 50!»
Михаил Кедровский - меценат Михаил Кедровский: «Я жертвую 20!»



ПОПУЛЯРНАЯ ПРОЗА
за 2018 год

Автор иконка Зоя
Стоит почитать Душевно

Автор иконка Gleb
Стоит почитать Астения

Автор иконка Юлия Шулепова-Кава...
Стоит почитать Паша + Маша

Автор иконка станислав далецкий
Стоит почитать В сталинских лагерях. Начало

Автор иконка станислав далецкий
Стоит почитать ВСТРЕЧА БЫВШИХ

ПОПУЛЯРНЫЕ СТИХИ
за 2018 год

Автор иконка Sall Славикоf
Стоит почитать ФЕВРАЛЬ

Автор иконка Sall Славикоf
Стоит почитать ЖИЗНЬ

Автор иконка Виктор Любецкий
Стоит почитать Не убивай в себе мечту...

Автор иконка Sall Славикоf
Стоит почитать Я—ВСЕЛЕННАЯ

Автор иконка Елена Гай (Похвище...
Стоит почитать ДЕВУШКА С КОСОЙ

БЛОГ РЕДАКТОРА

ПоследнееСтихи к 8 марта для женщин - Поздравляем с праздником!
ПоследнееУхудшаем функционал сайта
ПоследнееРазвитие сайта в новом году
ПоследнееКручу верчу, обмануть хочу
ПоследнееСтихи про трагедию в Кемерово
ПоследнееСоскучились? :)
ПоследнееИтоги конкурса фантастического рассказа

РЕЦЕНЗИИ И ОТЗЫВЫ К ПРОЗЕ

Михаил Косов: "Я люблю природу,Я ее люблю,а мама спит и говорит,Я тебя люблю!" к произведению Продам стихи или Где продать стихи

Татьяна Мустафаева: "Разуй глаза и оглянись вокруг! И что ты видишь ЮНЫЙ мой читатель,Т..." к произведению Продам стихи или Где продать стихи

Татьяна Мустафаева: "О перевоплащений колесница, как вырваться в сознание иное, я умираю и ..." к произведению Продам стихи или Где продать стихи

НаталиНатали: "В жизни много брошенных животных , и кошек, и собак, бродят голодные ,..." к произведению Про Кота

ВасилВасил: "Отлично написано! Трагедия в Кемерово - это не забыть. Здравствуйт..." к рецензии на Стихи про трагедию в Кемерово

ВасилВасил: "Здравствуйте, Дмитрий! Люблю детей! Отлично написано! Позд..." к рецензии на ДЕТСКИЕ МЕЧТЫ...

Еще комментарии...

РЕЦЕНЗИИ И ОТЗЫВЫ К СТИХАМ

НаталиНатали: "Интересные стихи, цена желания, может я не права ,..." к стихотворению Цена желания

НаталиНатали: "Интересные стихи, цена желания, может я не права ,..." к стихотворению Цена желания

НаталиНатали: "В стихах человек похож на Иесуса Христа , явился н..." к стихотворению Смелый человек

kapral55kapral55: "Спасибо за доброе отношение к стихотворению." к рецензии на Басовито шмель жужжит

Белый ангелБелый ангел: "Такое искреннее стихотворение) Рада,что вы наконец..." к стихотворению Друг мой – отпуск

Белый ангелБелый ангел: "Красиво, но сложно читать всё сплошным текстом. Ра..." к стихотворению всё будет ярко и красочно

Еще комментарии...

СЛУЧАЙНЫЙ ТРУД

За Князя Владиира
Просмотры:  248       Лайки:  0
Автор ГАЛИНА ПОЛИЩУК

Полезные ссылки

Что такое проза в интернете?

"Прошли те времена, когда бумажная книга была единственным вариантом для распространения своего творчества. Теперь любой автор, который хочет явить миру свою прозу может разместить её в интернете. Найти читателей и стать известным сегодня просто, как никогда. Для этого нужно лишь зарегистрироваться на любом из более менее известных литературных сайтов и выложить свой труд на суд людям. Миллионы потенциальных читателей не идут ни в какое сравнение с тиражами современных книг (2-5 тысяч экземпляров)".

Мы в соцсетях



Группа РУИЗДАТа вконтакте Группа РУИЗДАТа в Одноклассниках Группа РУИЗДАТа в твиттере Группа РУИЗДАТа в фейсбуке Ютуб канал Руиздата

Современная литература

"Автор хочет разместить свои стихи или прозу в интернете и получить читателей. Читатель хочет читать бесплатно и без регистрации книги современных авторов. Литературный сайт руиздат.ру предоставляет им эту возможность. Кроме этого, наш сайт позволяет читателям после регистрации: использовать закладки, книжную полку, следить за новостями избранных авторов и более комфортно писать комментарии".

Поиск автора:   Расширенный поиск


Случайная встреча


Сергей Вольновит Сергей Вольновит Жанр прозы:

17 июня 2018 Жанр прозы Драма
167 просмотров
0 рекомендуют
3 лайки
Возможно, вам будет удобней читать это произведение в виде для чтения. Нажмите сюда.
Случайная встреча может надолго запасть в душу человека

                                            (Из цикла «Рассказы Ивана Петровича»)

 

       - Как-то был я на курорте. Не то, чтобы рвался на него, тем более, что пора-то летняя – много дел разных по дому, кое-какие задумки не мешало бы исполнить, а тут – раз, и подворачивается «горящая» путёвка. Я, правда, стоял на очереди в профсоюзном комитете на получение такой путёвки по врачебным показаниям, но мне сказали, что таких желающих и нуждающихся много и в ближайшие полгода, а то и больше, вряд ли я эту путёвочку получу. А тут – пожалуйста: предлагают… Ну, да ладно…

       Приехал я на место вовремя. Однако номера в гостинице по стоимости моей путёвки оказались все заняты, и меня поместили в одноместный номер. Благодать! – живу себе, как говорят, «сам себе велосипед»! Доволен, слов нет!..

       Прошло каких-то два дня, и меня просят перейти в двухместный номер, так как там, мол, человек выехал, а сюда, в «мой» номер, поселят ветерана войны.

       Ну что ж – перейти, так перейти… Поднялся я на другой этаж, зашёл в этот указанный мне номер. В номере на одной из кроватей сидит в тренировочном костюме моложавый мужчина лет, эдак, сорока, может там плюс-минус пару лет, и читает газету, положив её на стул перед собой.

       Поздоровались, познакомились. Он указал моё место, освободил одну из тумбочек от разных газет, банок, чая и прочего. Я перенёс свои вещи, расположился, и жизнь пошла своим чередом: врачи, процедуры, прогулки, кино, игра в шахматы, волейбол – в общем, всё, как надо.

       Мой сосед оказался довольно открытым человеком, с чувством юмора, умеющим поддержать разговор, начитан. Работал он, как говорил, начальником автотранспортного предприятия. Я кое-что понимаю в этой работе, поэтому многие наши разговоры походили на беседы друзей, понимающих друг друга с полуслова. Звали соседа Владимиром Ивановичем по фамилии Сысоев. Короче, сосед что надо – с таким, обычно, всегда и многим бывает хорошо.

…   Прошло несколько дней. Я заметил, что мой сосед, как только наступает вечер, – часов, эдак, с семи, - уже сидит в номере: то что-то читает, то пишет, а то на лоджии в кресло сядет и сидит «природой любуется» да на людей, что внизу ходят, смотрит.

       Как-то я не выдержал и говорю:

      - Ты что это, Владимир Иванович, всё тут вечерами сидишь? Вышел бы погулял, может с какой бы и женщиной прошёлся – вон их сколько скучает вечерами на лавочках, да и на танцах-то мужиков почти нет – чёрти где они пропадают?!. На обед, смотришь, чуть ли не взводами идут, а потом куда «растекаются» - не понятно…

       Мой сосед немного хохотнул, но потом лицо его сделалось серьёзным, даже немного задумчивым. Я взглянул на него и понял, что дальше продолжать этот разговор не стоит.

       Буквально на другой день, к вечеру, у меня что-то разболелось горло, к тому же уже давно надо было бы написать письмецо домой, и я решил никуда вечером не идти, а немного отдохнуть на кровати и сесть за писанину. Переодевшись «по-домашнему», я, не разбирая постель, лёг, положив руки под голову…

       Очнулся я от приглашения соседа выпить с ним стаканчик чаю, который он только что вскипятил кипятильником и сейчас заваривал заварку в отдельном стакане. На столе уже лежали пачка печенья, начатая пачка рафинированного сахара, ложка от комбинированного ножа.

       Я быстро встал и, взглянув на часы, ругнул себя за дремоту, отнявшую у меня почти час времени. Мы сели за стол, налили стаканы и стали неспеша жевать печенье, запивая чаем.

       - Ты знаешь, Петрович, - вдруг повёл разговор мой сосед, - оно, конечно, можно и погулять вечерком, в том числе и с приглянувшейся женщиной, и сходить на танцы, но, поверь мне, иногда можно зайти «не туда». Я тебе вот расскажу…

       Приезжаю я года три назад тоже вот на курорт,.. нет, не на этот – на другой, не будем уточнять…  У меня с сердечком плоховато, так мне часто путёвочку дают, да, собственно, для меня и не особая проблема путёвочку «выбить» - сам понимаешь… Так вот: приезжаю, устроился. Буквально за пару дней обошёл все окрестности, ознакомился с местностью, с «достопримечательностями» - у меня такое правило: в новое место если приезжаю, так сразу всё обойду по близлежащим местам, ознакомлюсь с тем «что и где», а потом уж и чувствую себя как вроде бы коренным жителем здешних мест. Дня через три определил я себе маршрут для прогулок, и каждый вечер совершал их строго, можно сказать, по расписанию. Нет, мне врач, конечно, как и всем, да и тебе сейчас тоже, поди, предписал конкретный маршрут прогулок, – как сейчас помню, у меня был маршрут номер два, - но кто из нас этого предписания придерживается? Так вот… Гуляю я день по своему маршруту, гуляю второй… Иногда схожу в кино, на танцы - в основном музыку послушать, - а то больше брожу, воздухом дышу: отдыхаю душой и телом.

       Однажды по пути своего маршрута присел на лавочку: ногу за ногу, руки в стороны на спинку лавочки, глаза на лесистую сопку уставил – хорошо: млею от блажи, растекающейся по телу! – даже чуть задремал. Когда так это, минут через десять, сзади и как бы слева подходит ко мне женщина – она дня на три где-то раньше от меня приехала и в столовой сидела через столик от нашего. Я как-то сразу обратил на неё внимание – женщина лет тридцати-тридцати пяти, довольно симпатичная: белокурая, часто одета была в брючный костюм, из-под полурастёгнутой обычно кофты виднелась на спортивный манер белая майка с выпирающими и бросающимися в глаза полными грудями, но взгляд у неё был какой-то потухший, как бы безразличный ко всему. В общем: ничего так женщина – смотрится со стороны, но какая-то скучная.

       … Я шум шагов-то услышал, открываю глаза, а она:

       - Не помешаю? – спрашивает, - можно присесть на вашу лавочку?..

       - Да нет, пожалуйста, присаживайтесь… Какая же она моя? – лавочка общественная, присаживайтесь, конечно, - отвечаю, а сам про себя отмечаю посвежевший её вид, несколько застенчивую улыбку на лице, на руке её накинут сложенный лёгкий плащ, в другой руке – зелёная веточка.

       Женщина присела на край скамейки.

       - Ну что вы там сели, как воробей с краю на жердочке? – садитесь нормально, я сейчас «сокращусь», - сказал я ей, убирая руки со спинки скамейки и усаживаясь более глубже.

       Женщина придвинулась, сняла плащ с руки.

       - Вы знаете, я за вами вот наблюдаю, - заговорила она, в голосе её проскользнула какая-то дрожь, - и что-то не пойму: что это вы всё один да один, людей сторонитесь… Или нас, женщин, боитесь? – улыбнулась она, и я заметил в её голосе уже явную дрожь.

       Я не психолог или там педагог какой, но по жизни знаю, что дрожь в голосе бывает у человека, когда он делает над собой усилие, чтобы казаться смелее или вольнее в подобных обстоятельствах. Поэтому я попытался, как и обычно поступаю в подобных случаях, отшутиться:

       - Да, таких женщин действительно надо бояться – вон вы какая красавица!.. Тут много симпатичных женщин, но вы… лучше их намного!..

       Она засмеялась, глядя с некоторым укором и одновременно с какой-то наивной детской радостью на меня.

       Постепенно мы разговорились. Вскоре пропала настороженность, дрожь в её голосе, она стала такой, какой я её знал уже в последующие дни: простой, умеющей поддержать разговор, шутку, тактичной в вопросах и ответах, в общем – умницей, и только!..

       Дальше, как ты и догадываешься, мы стали часто гулять вместе: ходили в кино и на танцы, загорали, как и все курортники, на близ протекавшей речушке, играли в волейбол на площадке, ходили на базар нашего прикурортного городка. Даже иногда выходили утром на пробежку, а потом спешили на завтрак и приём разных процедур… В народе о таких, как мы, говорят обычно со смешком и тёмными намёками: - «Задружили…- ну-ну!». Но я тебе скажу прямо: с моей стороны не было каких-то особых ухаживаний, преследования какой потаённой цели, да и она не давала повода этому – просто наши отношения были отношениями как бы добрых друзей. Она рассказывала мне о своей работе, о её единственной поездке за границу в Югославию, о сыне, которого она недавно проводила на службу в армию, о том как несколько лет назад потеряла мужа и старшего сына – случайно утонули в реке, когда они на лодке ночью рыбачили, и никто по сей день не знает, что же именно с ними произошло.

       Я тоже частично рассказал о себе, о своей работе, которая мне доставляет немало хлопот особенно в весенне-осеннее время, когда многие мои водители с машинами находятся в колхозах и совхозах то на посевной, то на уборочной, рассказывал о своих краях, где я жил и учился.

       Так пролетело дней двенадцать, может пятнадцать. Я уже знал, что ей, Людмиле, - её, кстати, Людмилой звали, - через день надо будет уезжать домой. И вот…

       Мой рассказчик замолчал. Он встал, подошёл к шторке, закрывавшей окно ночью и не пускающей жаркие лучи летнего солнца днём, задёрнул её, немного постоял, затем подсел опять к столу, отхлебнул чаю и стал продолжать:

       - Так вот,..  вечером, перед последним днём её пребывания на курорте, мы, как и договаривались, пошли в кино на последний сеанс. Помню, шёл фильм «Белые росы». Я его, правда, когда-то раньше видел, но поддержал предложение так как, во-первых, я его почти забыл, а, во-вторых, не хотелось ей отказывать.

       Неспеша зашли в зал. Я, когда мы проходили к своему ряду, предлагая ей место ближе к середине зала, взял её за руку и тут же почувствовал бившуюся в её руке дрожь. Когда мы сели, я, глазами указывая на руку, шёпотом спросил:

       - Ты что это?..

       Она потупила взгляд и ничего не ответила. Вскоре погас свет. Едва начался фильм, Людмила повернула голову в мою сторону, как-то внимательно, как мне показалось при свете экрана, посмотрела на меня, а затем твёрдо взяла мою правую руку и положила к себе на подлокотник, крепко зажав её сверху своей ладонью. Так мы сидели несколько минут, делая вид, что внимательно смотрим на экран. Потом,.. потом она стала гладить мою руку, осторожно и ласково ощупывать каждый мой палец, каждую жилку на руке, каждый сустав. Я посмотрел на неё. Она это заметила и в ответ другой рукой ещё больше стиснула мою руку, как бы боясь, чтобы я её не выдернул.

       Так мы просидели весь фильм. Когда вышли из зала я предложил прогуляться, но она запротестовала, сказав, что ей гулять не хочется и лучше будет, если мы пойдём в спальный корпус, и она ляжет пораньше сегодня спать. Я не стал настаивать на своём предложении.

       Когда мы подходили к корпусу, она, замедляя шаг и как бы глядя себе под ноги, медленно и задумчиво сказала:

       - Я тебе, Володя, хотела сегодня что-то сказать, но не буду…  Скажу завтра,..  может быть…

       Я остановился и, не выпуская локоть её руки, осторожно спросил:

       - А почему бы не сейчас? Что может мешать?..

       Она взглянула на меня своими красивыми глазами, блеснувшими, как мне показалось, искрами слёз, и быстро, почти бегом, пошла к лестнице главного входа. Я постоял немного в раздумье, прошёлся туда-сюда по аллейке и тоже направился к себе.

 

       На другой день я тщетно пытался встретиться с Людмилой – её нигде не было. Увидел я её только после обеда, когда она шла по коридору поликлиники, держа в руке курортную книжечку.

       - Всё, выписали! – сказала она с весёлой ноткой в голосе, подходя ко мне, и улыбнулась. Однако мне показалось, что её радость не очень искренна. – Завтра утром в семь десять я уже буду сидеть в автобусе и…  домой! – продолжала она с той же улыбкой, но я её перебил:

      - И что, мы сегодня уже и не встретимся? Может хоть разок пройдёмся вместе на прощание?..

       Она посерьёзнела, немного подумала, затем, глядя на меня своим по-детски доверчивым взглядом, от которого я не раз уже терялся, предложила:

       - Давай сегодня мы сходим на танцы, а?..

       - Можно и на танцы. Где встреча?

       - Там же, на нашем месте у речушки, часов в восемь… Хорошо?

       Я утвердительно кивнул, и она, ничего больше не говоря, скрылась за выходной дверью.

       «Наше место…». Это мы несколько дней, если что там по времени у нас не совпадало, встречались с ней на берегу бурной речушки, протекавшей за корпусом поликлиники метрах в пятидесяти от него, у большого камня – валуна. Кстати сказать, в этом же месте, только на противоположном берегу речушки, прямо вот к берегу, подходила извилина автодороги, по которой ходили обслуживающие курорт спецавтомашины и автобусы. Если когда приезжаешь или уезжаешь с курорта, то тоже проезжаешь у этого места.  Ну представляешь, я думаю… 

       Я поддакнул. Рассказчик продолжал:

       - Я пришёл на место встречи минут за пятнадцать до назначенного времени. От нечего делать сорвал ветку и, присев на корточки, стал ею водить по воде речушки, вызывая узкие, прыгающие и искрящиеся потоки, которые с шумом расходились от места контакта веточки с водой и, соединяясь, уходили вниз по течению.

       Увлёкшись, я любовался потоками воды, наслаждаясь их недовольным ворчанием, возраставшим при каждом движении моей веточки навстречу потоку. Бросил я своё «занятие» только тогда, когда за спиной моей послышался шорох, но было поздно: глаза мои были закрыты ладошками нежных рук.

       - Отгадай, кто,.. – услышал я игривый голос Людмилы.

       Я осторожно отжал её ладошки, выпрямился, повернулся к ней и… обомлел!

       - Слушай, да ты же красавица! Нет, действительно, ты очень хороша!..  Я всегда считал и считаю, что женщины более красивы и привлекательны именно в женских своих нарядах: в платье, в кофте, юбке, - и в этом я ещё раз убеждаюсь!.. Тебе кто говорил, что ты красавица? Если нет, то я это тебе говорю со всей ответственностью за свои слова!..

       Я улыбнулся от неожиданно нахлынувшей на меня радости встречи, встречи с симпатичным для тебя человеком, встречи с нравящейся тебе женщиной, тем более в такой момент, когда забываешь об каких бы то ни было заботах и делах, обязанностях и, наконец, ответственности. 

       А она действительно была хороша: женщина в расцвете лет и сил, когда прожитые годы ещё не успели отложиться чёткими морщинками на лице и полнотой фигуры, загоревшая, белокурая, в своём тёмном в белый горошек платье, отделанном в рукавах, накладных карманчиках, воротничке, подоле белым материалом односортной ткани. Её лицо светилось радостью. Пышные волосы, спадавшие на плечи, были с боков слегка подколоты заколками в форме цветочков. Отсутствие следов косметики, если не считать слегка подкрашенные губы, делали её много моложе своих лет, привлекательной.

       - Тебе действительно я нравлюсь? – почти серьёзно вдруг спросила она.

       - Ха,.. спрашиваешь! Я сомневаюсь, чтобы кто-то из мужчин устоял перед тобой!.. 

       Я взял её под руку и мы, перешучиваясь, медленно пошли в сторону курортного парка, откуда раздавался в записи голос Аллы Пугачёвой в сопровождении музыки…

       Время прошло незаметно.

       Мы возвращались из танцев в начале одиннадцатого. Шли медленно по несколько отдалённой от оживлённых мест аллее парка, вдыхая полной грудью воздух, насыщенный запахом подходившего прямо к зданиям курорта леса, любуясь звёздами на небе и наслаждаясь тишиной тёплого погожего вечера. Разговор как-то особо не клеился: большей частью говорил я, а она либо молчала либо иногда односложно поддакивала. Однако, когда я замолкал, она, чуть дёрнув меня за руку, просила:

       - Ещё что-нибудь расскажи,.. не молчи…

       Аллея стала кончаться. Мы подошли к развилке: направо тропинка вела в сторону небольшого здания, находившегося на ремонте и обнесённого забором, налево – в сторону спального корпуса нашего курортного комплекса. Подойдя к развилке, Людмила в полушутливой форме развернула меня, и мы вновь побрели в обратном направлении по только что пройденной аллее.

       Ночь вступала в свои права: стало заметно темнеть. Встречные пары перестали уже нам попадаться, и мы, пожалуй, оставались одни. Не доходя до ближайшей скамейки, стоявшей с краю аллеи, Людмила вдруг остановилась, повернулась ко мне, заглянула в глаза и тихо попросила:

       - Володенька,.. – она перевела дыхание, - поцелуй меня, а…

       Сложные чувства вспыхнули во мне: да, эта женщина мне нравилась, во мне разгоралось мужское чувство нежности к ней; да, я давно чувствовал, что я ей тоже нравлюсь, если не сказать более, но… но я женат, у меня отличная семья, я люблю свою жену, детей, я просто не хочу им изменять! Как я буду потом смотреть в глаза человека, ставшего тебе родным, верящим тебе, заботливо отправившим тебя, наконец, лечиться, поправлять здоровье? Ведь сейчас на ней – там, дома – море разных забот, а я здесь отдыхаю,.. целуюсь с другой, пусть даже хорошей во всех отношениях, женщиной! Ведь это предательство, предательство не только любимого человека, но и своих идеалов, взглядов, жизненной позиции, наконец…

       Я стоял, как вкопанный, не произнося ни слова. Глупое выражение, как мне казалось, застывшее на моём лице, помогала скрывать наступившая тьма, усиливающаяся густо насаженными деревьями аллеи.

       - Я так и знала,.. – едва не плача, медленно выдавила из себя Людмила. Затем, помолчав, она, видно решившись на что-то, сказала:

       - Тогда я тебя поцелую, ладно?.. Пожалуйста…

       Она прильнула к моим губам, потом стала целовать глаза, нос, щёки. Немного отпрянув, она посмотрела на меня с той нежностью, которую могут дарить только любящие женщины. По её щекам текли слёзы. Она снова прильнула ко мне уже всем телом, гладила руками мои волосы, брови, целовала и снова гладила, приговаривая:

       - Милый мой,.. хороший мой,.. боже, какая я дура,.. прости меня, Володечка… Ну почему так на свете всё устроено несправедливо? Почему ты мне никогда раньше не повстречался? ... Я тебя когда первый раз увидела – вся затрепетала, боялась к тебе подойти. Уж и не знаю, как я набралась смелости… Как я тебя люблю!..  Володечка, ты прости меня,.. ты не бойся – мне от тебя ничего не надо! Ты только побудь ещё немного со мной,.. дай я на тебя насмотрюсь… Тебе легче – ты сильный, а я...  я дура, но я не могу...

       Немного успокоившись, она ещё раз посмотрела на меня, осторожно, как бы боясь спугнуть, провела пальцем по моим бровям, лицу и, прислонив голову к моей груди, вздрагивая всем телом, продолжала плакать. Я невольно прижал её к себе.

      Так мы стояли, не знаю сколько времени, потом подошли к скамейке и сели. Я молчал. Да и что, собственно, нужно было, да и нужно ли было говорить?.. Придя в себя, я осторожно сказал:

       - Завтра ты уже будешь дома… Там жизнь, дела житейские, заботы тебя закрутят, и всё, что с нами сейчас происходит, забудется, как сон.

       Всхлипывая и всё также не отнимая голову от моей груди, она медленно проговорила:

       - Ты не представляешь, как мне не хочется ехать домой, заходить в этот холодный и пустой дом!.. Но ехать надо – посмотрю, что дальше будет,.. – вздохнула она и выпрямилась.

       Какое-то время мы сидели молча, думая каждый о своём и, естественно, о встретившемся случайно в этой жизни спутнике или спутнице.

       Людмила встала первой, за ней поднялся и я. Она достала платочек и тщательно протёрла мои губы, а затем своё лицо.

       - Да, разболталась я с тобой,.. расслабилась,.. – она слегка улыбнулась. – Прости меня за всё…Как я тебе благодарна!.. Как хорошо, что есть ещё такие, как ты: хорошие, сильные… Спасибо тебе… Я эти дни буду вспоминать, как подарок судьбы… А теперь пошли – уже поздно…

       Всю дорогу мы молчали. Только подходя к корпусу она сказала:

       - А знаешь, я тебя сегодня не хотела видеть, даже специально заставляла себя не встречаться с тобой. Я хотела потихоньку выписаться и сегодня же последним автобусом уехать.

       - Но у тебя ж билет на автобус на завтра утром – ты его ещё когда вон купила.

       Она промолчала.

       Входная дверь нашего корпуса была закрыта. Я глянул на часы – стрелки показывали почти половину второго часа ночи. Стучаться было как-то неловко да и практически бесполезно. Я вспомнил, что иногда утром я выходил во двор на зарядку через дверь запасного выхода, случайно наткнувшись на неё во время своего бесцельного брожения по корпусу в один из дождливых дней.

       Мы прошли к той двери. Действительно, дверь была отперта. Стараясь не шуметь, мы зашли в корпус и поднялись на этаж, где был номер Людмилы. Дальше она меня не пустила:

       - Всё!.. Прощай!..  Не вздумай утром меня провожать – я не хочу тебя больше видеть…  Ну иди же, иди!.. – с мольбой в голосе сказала она, махнула рукой и, не оборачиваясь, пошла к своей двери. Через минуту она скрылась за защёлкнувшейся дверью своего номера.

 

       В эту ночь я долго не мог заснуть: ещё и ещё раз вспоминал всю нашу встречу от начала и до конца, останавливаясь на некоторых моментах, спрашивая себя правильно ли было моё поведение во всей этой, если можно так сказать, истории…

       В семь часов утра я уже был на «нашем месте». Я знал, что через десять минут на противоположном берегу по дороге пройдёт автобус, который увезёт Людмилу в аэропорт нашего курортного городка. И действительно, вскоре, на всём ходу прошёл рейсовый курортный автобус. Прощай, Людмила!.. - я не мог поступить иначе… Прости!..

       Немного поиграв опять с водяным потоком бурной речушки, я медленно и бесцельно побрёл к своему корпусу: скоро будет завтрак, потом процедуры, потом… несколько дней, и я… дома!

       Каково же было моё удивление, если не сказать растерянности, когда я, подходя к корпусу, увидел, как из остановившегося такси быстро вылезла Людмила и побежала ко мне навстречу.

       - Ты?.. Как?.. Сама?.. А где вещи?

       - Ничего не спрашивай… - вот бумажечка, там мой адрес и телефон,.. – переводя дух, быстро стала говорить Людмила. – Если вдруг, Володечка, ты вспомнишь обо мне, если тебе будет плохо, если ты будешь в чём-то нуждаться – ты найди меня… Я видела, как ты стоял на «нашем месте»… Ведь мы даже не спросили друг у друга ни адреса ни телефона… У тебя я ничего не прошу, но если ты… - в общем возьми бумажку… Я попросила шофёра остановить автобус, вещи поручила подруге, а сама вот на такси… Сейчас же уезжаю…  Прощай!..

       Она быстро взяла мою руку, крепко пожала в своей ладошке, подбежала к такси, села, и машина скрылась за поворотом.

       Не разворачивая, я положил бумажку с её адресом и телефоном в нагрудный карман пиджака и пошёл к себе в номер. Не раздеваясь, я лёг на кровать и погрузился в раздумья…

       Дня два я боролся с собой: прочесть адрес или не прочесть. Прочесть – это значит запомнить, это значит думать о ней, о себе, о семье, о…чёрт знает чём…  Зачем всё это? Заче-е-ем?.. Нет, я не стал читать её адрес, я достал бумажку, изорвал её в мелкие клочья и выбросил.

 

       Рассказчик замолчал. С минуту он сидел тихо, крутя рукой на столе стакан с недопитым чаем и, казалось, рассматривал на нём все грани, отражающие слабый вечерний свет, всё ещё проникающий через окно. Потом он, не отрывая глаз от стакана, спросил:

       - А ты, Петрович, как считаешь: правильно я поступил?..

       Я не успел ему ещё что-либо ответить, как он посмотрел на меня в упор и твёрдо сам себе ответил:

       - Правильно!.. Можно, конечно, меня осуждать, обвинить, наконец, смеяться надо мной, но я считаю, что тогда я поступил правильно.

       Он встал.

       - Слушай, ты не куришь?.. Ах, да, нет-нет… А я вот иногда, так бывает, и закурю, хотя давно уже как бросил…

       Владимир прошёлся по комнате, сел на свою кровать. Похлопав по подушке, он поставил её к стене сзади спины и, откинувшись, продолжил:

       - Я ведь второй раз женат. Кое-что уж понимаю в семейных делах, можно сказать – учёный… А тоже как всё вышло!..  Тогда, после армии, я увидел свою первую жену в одной компании: симпатичная такая, чернявая, весёлая, песни поёт… Жила она в общежитии, а я на квартире в частном доме. Работал я слесарем-сборщиком на заводе. Зарабатывал хорошо, а вечерами ходил на курсы шоферов. Потом уж и права получил, стал работать в автоколонне. Ну молодость есть молодость – частенько в свободное время в компаниях разных бывал, вот и первую жену в одной из таких компаний приметил.

       Дружили мы с Ириной не долго – ну, может, месяца там три или немного дольше, - и поженились.  Я упросил своих хозяев сдать нам времянку, которая у них почти пустовала, и мы поселились в ней. Ирина тогда в больнице работала медсестрой по сменам, а мне нет-нет, да и приходилось в рейсы уезжать дня на два, а то и на больше. Поэтому при встрече любовь у нас была – будь-будь! Да и так, вроде бы, жили мы душа в душу…

       А тут как-то приезжаю я из командировки своей. Ирина на смене до утра, так что вечером ждать её домой не стоило, и пошёл я в магазин купить бутылочку пивка на вечер. Купить – купил, а тут Борька-друг встречается. Как водится: слово за слово, разговорились, и приглашаю я его к себе – посидеть, поболтать, пивка попить. Он моему предложению обрадовался. Мы набрали в магазине ещё кое-что и отправились к нам. Посидели, попили пивка, он мне перед уходом и говорит:

       - Я твою Ирку вчера с каким-то «фраером» видел: идут, что-то меж собой смеются, она его под ручку держит, такая счастливая - я…

       - Да врёшь! – я ему, - не может этого быть!

       - Я тебе сказал, а ты уж там сам смотри что да как. Всё, бывай здоров,..- и ушёл.

       Он-то ушёл, а в душе у меня смута зародилась, ревность что ли. Подумав, я решил вначале ничего у Ирины не выпытывать, а так это – понаблюдать.

       Как-то в одну из ночных смен Ирины, когда она ушла на дежурство, я часов где-то в десять вечера поехал в больницу, где она работала. Надо сказать, что окно их сестринской комнаты, где медсёстры обычно находятся и отдыхают, выходило прямо в прибольничный сквер, в котором росли разные деревья хвойные, кустарники – такой довольно большой, ухоженный сквер. Но не в этом суть – суть в том, что в нём можно было хорошо спрятаться меж деревьями и наблюдать через окно, что происходит в сестринской. Вот я занял удобную позицию, наблюдаю: окно пока тёмное, но вот зажёгся свет, и я вижу заходящую в комнату Ирину в белом халате, а следом за ней мужичок – тоже в белом халате, видно врач, и давай её лапать, к себе прижимать. Она не сопротивляется, ещё минута – они уже целуются. Слишком долго наблюдать за ними я не стал – оно и так было всё понятно…

       Вечером следующего дня, когда я пришёл с работы, Ирина вела себя «как ни в чём ни бывало»: приготовила ужин, была внимательна, ласкова. Я даже стал в себе сомневаться: так видел я вчерашнюю сцену в окне сестринской комнаты в больнице или нет?.. За ужином я так это, полушутя, обмолвился, что видели её как-то мои знакомые с каким-то парнем вместе.

       - И что это за парнишка такой? – спрашиваю, всё ещё стараясь поддерживать шутливую интонацию в голосе.

       Ирина от моего вопроса на какое-то мгновение пришла в состояние оцепенения, с лица её моментально сошла улыбка, взгляд стал жёстким, настороженным. Справившись с собой, она попыталась отшутиться:

       - Ты в своих поездках вдали от меня понавыдумываешь чёрти что. И чего бы это я водила «шашни» с кем-то, когда у меня муж вон какой: и красавец, и в теле!..

       Ну я ей ещё вопросец подбрасываю:

       - А как у тебя на работе дела? Как ночь прошла?..

      Она:

       - А что на работе? – работа есть работа… Что там такого особенного? Вчера довольно тихо всё прошло, без нервотрёпки…

       - Из «особенного», я слышал, действительно вчера у тебя дежурство прошло в сладострастном течении времени… Что за мужичок в белом халате тебя лапал? Врач что-ли?.. И давно у вас с ним любовь?

       По виду Ирины чувствовалось, что она моими вопросами застигнута врасплох, лицо её выражало полную растерянность. Она попыталась уйти от ответа, но я повторил свои вопросы. Наконец она сказала:

       - А что тут особенного… Да у нас почти все медсёстры с врачами-мужиками крутят, да и сами врачи меж собой…

       - Что касается других, то меня это не интересует – я сейчас о тебе говорю… Хотя твой ответ мне понятен – для тебя ничего «особенного» в твоём поведении нет, следовательно... 

       От нахлынувших чувств у меня сбилось дыхание. Справившись с собой, я «поставил точку»:

        - …следовательно завтра же утром ты собираешь свои вещички и скрываешься из моих глаз… Вообще-то можно бы было сделать это и сегодня, но уже вечер, я понимаю, а завтра скатертью дорога…

       - Ты что это, Володя?.. Ну прости меня, пожалуйста,.. – начала, было, она, но увидев в моём взгляде твёрдость, закончила свою «речь» такими словами: - Смотри-ка какой правильный!.. Сам, поди, в своих командировках с бабами разными валандаешься – так ничего: вам, мужикам, можно, а тут корчишь из себя такого пушистенького…

       Я не стал её дальше слушать, собрался и ушёл, хотя очень чесались в тот момент кулаки. В общем, так мы и расстались с Ириной, - хорошо хоть, правда, то, что дитё какое не успели родить.

        …После этого я прохолостяковал года полтора-два. Пытались сватать меня несколько раз, и девки вроде хорошие были – веришь: не хочу!..

       Как-то, соскакивая с подножки моего «МАЗа», я оступился и повредил ногу. Думал: пройдёт, но не тут-то было – болит и болит, ходить не могу, опухла. Пришлось обращаться к врачам – оказалось, что трещина кости. Этого мне ещё не хватало!.. Хотел дома отлежаться, но меня всё же определили в больницу – как раз место было, да и врач настояла. Ногу загипсовали, лежу, иногда с палочкой потихоньку хожу по коридору. А со мной парнишка лежал в палате: у него открытый перелом был голени – в аварию попал. Так вот к нему часто приходили навестить то родители, то сестра старшая, то просто парни – его друзья. А сестрёнка у него, - Зоя, - такая какая-то добродушная, мягкая по характеру – придёт: щебечет-щебечет… Чем-то понравилась она мне, я даже как-то невольно стал поджидать её прихода, хотя и не мне предназначавшегося. Она придёт к этому парнишке, и у меня вроде как праздник – бывает же так!..  Исподволь я расспросил у Виктора, - парня так звали, - о ней. Он рассказал, что Зоя была замужем, что муж у неё работал парашютистом-пожарником и при тушении одного из лесных пожаров погиб. Живёт она одна в коммунальной квартире, в доме, что рядом с ателье «Натали». Дети? – да, был ребёнок один, но двухнедельным умер от воспаления лёгких.

       Зоя меня притягивала… Я, было, уже собирался осмелиться и попробовать познакомиться ближе с ней, но каждый раз меня удерживало сознание того, что она самостоятельная, имеет свою квартиру, а я, мои намерения могли бы быть ею неправильно поняты… Вскоре меня выписали. Пробыв ещё некоторое время на больничном, я стал работать.

       Как-то послали меня на грузовой машине что-то привезти в наш универмаг центральный. Приезжаю, а меня встречает… - кто бы ты думал? – Зоя!  Она, оказывается, товароведом в универмаге том работала. Меня узнала. Разговорились. Я спросил, как Виктор, как сама живёт-здравствует. Она сообщила, что Виктор хоть и выписался, но ходит ещё с костылём. О себе отвечала, естественно, уклончиво. В разговоре я как бы между прочим сказал, что рад её видеть и, если она не возражает, то хотел бы с ней ещё когда встретиться…

       Так мы познакомились ближе, а потом,.. потом, спустя некоторое время, я перешёл к ней жить. Сейчас у нас с Зоей двое детей: сын и дочка – школьники... Кстати сказать, когда я оформлял развод с бывшей своей женой, то та что только не плела на суде, стараясь выгородить себя и не дать развод. Но это уже позади!..

       Вот так нашёл я своё счастье!.. Нет, Зоя у меня – это не женщина, а прелесть: заботливая, ласковая, внимательная, понимает меня с полуслова. Она меня и начальником-то сделала! Не то, чтобы сделала, а убедила, чтобы я закончил наш, в нашем городе, автодорожный институт, пошёл механиком в автопредприятие. А там уж меня приметили: поставили главным инженером, а теперь вот начальником. Тяжеловато, правда, работать в этой должности, но что поделаешь – уже втянулся…

 

        Владимир замолчал, уставившись в какую-то точку на стене. Казалось, что мысли унесли его далеко-далеко от места нашего с ним пребывания, от реалий текущего времени, от нашего разговора. Я постарался в этот момент ничем не напоминать ему о себе, и с каким-то, я бы сказал, любопытством наблюдал за ним со стороны.

       Прошла минута, даже, наверное, больше.

       - А ты знаешь, Петрович, - прервав молчание, вдруг тихо заговорил Владимир, - а ведь Людмила встречала меня в аэропорту Иркутска, когда я возвращался из курорта домой.

       - Как это?..

       - Садимся мы в Иркутске – ну это плановая посадка, ты знаешь, - заходим в здание аэровокзала, а тут навстречу мне «летит» Людмила… Я прямо опешил от неожиданности такой встречи… Она подбегает, виснет прямо на меня, целует… Ну что ты будешь с ней делать?.. Выясняю, так это – осторожно, как она вычислила время моего прилёта. Она сказала, что я, когда мы с ней встречались на курорте, проговорился о дате своего вылета и номере рейса, вот она и вычислила. Но это ладно бы – она, ведь, стала уговаривать меня сделать остановку в Иркутске и поехать к ней погостить дня на два – три. Ты не представляешь, Петрович, сколько мне пришлось приложить усилий отнекаться от такого её приглашения: я говорил и о том, что её поступок скоропалительный, и что во мне нет яркого огня любви к ней, и что меня ждут дома семья и работа, и многое ещё что… Она же в ответ только смотрела на меня молящим взглядом, из её глаз катились слёзы.

       Расстались мы с ней после объявления посадки на самолёт только с тем условием, что я ей обязательно напишу «хоть коротенькое» письмецо, когда прибуду домой, и обязательно к ней обращусь за помощью, если мне в жизни вдруг по какой-нибудь причине будет плохо… Слушай, я когда уже был дома, то даже стал бояться того, что вдруг она возьмёт и появится предо мной в какой-то момент… Так что, Петрович, такие курортные «прогулки» или там истории подобные не для меня, - подытожил свой рассказ Владимир.

       Мы помолчали, каждый думая о своём. Молчание прервал я:

       - Ты, Владимир Иванович, говоришь, конечно, всё верно. Но почему ты уж решил, что тебя ожидает опять подобная история? Или ты думаешь, что как только выйдешь, так на тебя сразу станут бросаться все женщины?

       - Да нет, зачем же так…

       - Я тебе скажу, что всё-таки в истории с Людмилой ты себя сразу повёл не так, как следовало бы, а поэтому и ей ты причинил боль и у самого осадок остался на душе нехороший: будто обидел не за что человека… Ведь, если бы ты не давал ей повода на дополнительные встречи, то она бы поняла, что незачем с тобой встречаться и ничего бы, никакой «истории» не было.

      - Это как это?..

       - А так… Зачем, как ты сам рассказывал, ты проводил с ней одной почти всё свободное от процедур время?.. Если у тебя нет никаких намерений, то ты сегодня пошути с одной, завтра потанцуй с другой или третьей, послезавтра пройдись с четвёртой…  Женщины будут видеть, что ты не выделяешь из их среды какую-либо одну, и будут к тебе относиться ровно и сдержанно, однако и ты будешь у них ходить в друзьях и сам сохранишь верность своей подруге и жене…  Ты знаешь, женщин я люблю и даже, мне кажется, что я их понимаю. Я почти всю жизнь прожил среди них: то в послевоенное время, когда работал пацаном вместе с ними и был свидетелем их горя и редкой радости, то после, когда отец после фронтовых ран ушёл из жизни, и у моей матери нет-нет да и собирались женщины посидеть, поговорить, поплакать или песни попеть, то потом, когда я уже взрослым работал на одной из фабрик, где коллектив в основном был женский… Порой мне за них обидно, что нас, мужиков, меньше чем их, да и то, надо признаться, что многие-то мужики не мужики, а так чёрт знает что: то пьяница, то любитель вольной жизни, то «бичи» какие, то… - сам знаешь. А женщине-то нужен мужчина, нужен друг, муж – опора в жизни. Причём хочется-то иметь действительно рыцаря, хорошего, надёжного семьянина! Это же простая истина природы, естественное желание… Вот отсюда-то в основном и получаются в нашей жизни всякие там «истории». Ну да ладно…  Сколько времени? ...

       Владимир глянул на часы:

       - Десять минут одиннадцатого. А что?..

       - Давай-ка, одевайся да мы пройдёмся - подышим воздухом перед сном…

       Мы быстро переоделись, закрыли дверь номера и вышли из корпуса во двор.   

       Стоял чудесный летний тёплый вечер…

                                                            _________________

    


Сергей Вольновит Сергей Вольновит

17 июня 2018

3 лайки
0 рекомендуют

Понравилось произведение? Расскажи друзьям!

Последние отзывы и рецензии на
«Случайная встреча»

Иконка автора НиколосНиколос пишет рецензию 6 ноября 10:26
Нет в этом произведении ничего чтобы могло заинтересовать современного читателя пустое.
Перейти к рецензии (0)Написать свой отзыв к рецензии

Просмотр всех рецензий и отзывов (1) | Добавить свою рецензию

Добавить закладку | Просмотр закладок | Добавить на полку

Вернуться назад






© 2014-2019 Сайт, где можно почитать прозу 18+
Правила пользования сайтом :: Договор с сайтом
Рейтинг@Mail.ru Частный вебмастерПоддержка сайта цена в месяц Частный вебмастер Владимир