ПРОМО АВТОРА
Иван Соболев
 Иван Соболев

хотите заявить о себе?

АВТОРЫ ПРИГЛАШАЮТ

Ялинка  - приглашает вас на свою авторскую страницу Ялинка : «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
Потапова Елена Александровна - приглашает вас на свою авторскую страницу Потапова Елена Александровна: «Всем доброго времени суток! Буду рада читателям. Поздравляю всех с наступающим новым годом и приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
стрекалов александр сергеевич - приглашает вас на свою авторскую страницу стрекалов александр сергеевич: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
Олесь Григ - приглашает вас на свою авторскую страницу Олесь Григ: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
Горцев Алексей - приглашает вас на свою авторскую страницу Горцев Алексей: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»

МЕЦЕНАТЫ САЙТА

Ялинка  - меценат Ялинка : «Я жертвую 10!»
Потапова Елена Александровна - меценат Потапова Елена Але...: «Я жертвую 10!»
Вова Рельефный - меценат Вова Рельефный: «Я жертвую 100!»
Ялинка  - меценат Ялинка : «Я жертвую 10!»
стрекалов александр сергеевич - меценат стрекалов александ...: «Я жертвую 50!»



ПОПУЛЯРНАЯ ПРОЗА
за 2019 год

Автор иконка Сергей Вольновит
Стоит почитать КОМАНДИРОВКА

Автор иконка станислав далецкий
Стоит почитать Шуба

Автор иконка станислав далецкий
Стоит почитать ГРИМАСЫ ЦИВИЛИЗАЦИИ

Автор иконка Юлия Шулепова-Кава...
Стоит почитать Соната Бетховена

Автор иконка Юлия Шулепова-Кава...
Стоит почитать Берта

ПОПУЛЯРНЫЕ СТИХИ
за 2019 год

Автор иконка Олесь Григ
Стоит почитать На веселых полях зазеркалья

Автор иконка  Натали
Стоит почитать Женщина любит сердцем

Автор иконка Вера Сыродоева
Стоит почитать Поздняя осень

Автор иконка Олесь Григ
Стоит почитать Мышь шуршит, дышит ночь, цветом виски

Автор иконка Олесь Григ
Стоит почитать Пробегают облака перебежками

БЛОГ РЕДАКТОРА

ПоследнееПроблемы с сайтом?
ПоследнееОбращение президента 2 апреля 2020
ПоследнееПечать книги в типографии
ПоследнееСвинья прощай!
ПоследнееОшибки в защите комментирования
ПоследнееНовые жанры в прозе и еще поиск
ПоследнееСтихи к 8 марта для женщин - Поздравляем с праздником!

РЕЦЕНЗИИ И ОТЗЫВЫ К ПРОЗЕ

ПетрПетр: "Кроме того, хочу заметить, что запорожские казаки понятия не имели, чт..." к произведению Иван Сирко

ПетрПетр: "Хороший экскурс в историю. Хочу только добавить, что ни одного поражен..." к произведению Иван Сирко

Игорь ФоминИгорь Фомин: "да.когда думаешь об одном и том же" к произведению Крест в наших телах

ngbdf: "<a href="https://www.raceofchampions.com/profile/jurassic-world-dom..." к произведению Жизненная цитата [314]

Александр Сергеевич Стрекалов: "Добрый вечер, уважаемая Ялинка! Простите, не знаю Вашего отчества...." к рецензии на Невыдуманная история. Лирическая повесть

Ялинка Ялинка : "Спасибо Вам огромное за Вашу №Невыдуманную историю№ Несколько дней я п..." к произведению Невыдуманная история. Лирическая повесть

Еще комментарии...

РЕЦЕНЗИИ И ОТЗЫВЫ К СТИХАМ

Игорь ФоминИгорь Фомин: "спасибо.жду ваши стихи.новые.пишите. Вас добавляю ..." к стихотворению Всплеск градусов в крови...

Игорь ФоминИгорь Фомин: "спасибо.жду ваши стихи.новые.пишите. Вас добавляю ..." к стихотворению Всплеск градусов в крови...

Игорь ФоминИгорь Фомин: "мне нравятся.пишите" к стихотворению Под музыку Вивальди и вкус потухших свеч

Луценко ТатьянаЛуценко Татьяна: "Спасибо за отклик...не грущу...созерцаю...а стихов..." к рецензии на Лузгаю жизни соленые зерна...

Игорь ФоминИгорь Фомин: "и опять мне нравятся.пишите больше.и не грустите&#..." к стихотворению Лузгаю жизни соленые зерна...

Игорь ФоминИгорь Фомин: "и опять мне нравятся.пишите больше.и не грустите&#..." к стихотворению Лузгаю жизни соленые зерна...

Еще комментарии...

Полезные ссылки

Что такое проза в интернете?

"Прошли те времена, когда бумажная книга была единственным вариантом для распространения своего творчества. Теперь любой автор, который хочет явить миру свою прозу может разместить её в интернете. Найти читателей и стать известным сегодня просто, как никогда. Для этого нужно лишь зарегистрироваться на любом из более менее известных литературных сайтов и выложить свой труд на суд людям. Миллионы потенциальных читателей не идут ни в какое сравнение с тиражами современных книг (2-5 тысяч экземпляров)".

Мы в соцсетях



Группа РУИЗДАТа вконтакте Группа РУИЗДАТа в Одноклассниках Группа РУИЗДАТа в твиттере Группа РУИЗДАТа в фейсбуке Ютуб канал Руиздата

Современная литература

"Автор хочет разместить свои стихи или прозу в интернете и получить читателей. Читатель хочет читать бесплатно и без регистрации книги современных авторов. Литературный сайт руиздат.ру предоставляет им эту возможность. Кроме этого, наш сайт позволяет читателям после регистрации: использовать закладки, книжную полку, следить за новостями избранных авторов и более комфортно писать комментарии".




Цеховики


Ширин Манафов Ширин Манафов Жанр прозы:

Жанр прозы Проза для души
887 просмотров
0 рекомендуют
16 лайки
Возможно, вам будет удобней читать это произведение в виде для чтения. Нажмите сюда.
Ностальгия по СССР ...

 

Цеховики

 

Ширин Манафов

 

1977 год. Три бакинских цеховика с семьями отправились на летний на отдых в Друскининкай.  С ними вместе трое товарищей сыновей цеховиков. Сняли комнаты на одной улице и жили одним забавным табором. Тихий курортный городок  в 140 км от Вильнюса, на границе с Польшей. Чудесные виды, милые домики, минеральная водичка, санаторий с лечебной грязью, три приличных ресторана, дискотека и почти незаметное местное население.

Бакинские и тбилисские цеховики с начала 1970-х облюбовали это местечко. На троих у цеховиков четыре дочери и три сына. Всего в нашей компании шесть парней и четверо девушек.   Комнаты небольшие, зато все живем рядом.  Расходы по нынешним временам крохотные, на  неделю сто рублей,  для студента летом- сказка.  

Эта история  не о наших шалопайских приключениях. Как  заметила моя подруга Райя, дочь одного из трех цеховиков, - в Друскиники есть все условия определить кто есть кто. Три цеховика – это Изик Лябизон, Рафик Бадалов  и Беня Альшванг, в дочку которого Викушу, был влюблен мой друг Кент, по паспорту Калман.  

Кто есть кто определился на третий день. Мы едем на толкучку. Крохотный поселочек на самой границе. Поляки привезли товар. Все наши набросились на фарцов, расхватали марлевки и джинсы, за полчаса разобрали все шмотье.  Поляки в восторге. Двое наших купили по магнитофону « Грюндик».  А Кент  на все свои деньги купил крупный янтарь. С этого и начинается история. Цеховики прогуливались по толкучке, приценивались, торговались, сбивали для нас цены, а себе ничего не брали. Благодаря им иногда удавалось сбить чуть ли не в два раза. Мы в восторге, поляки кипели и шипели.

Толкучка и решила судьбу дочери дяди Бени. Кент повел себя странно, он ходил по рядам фарцов, восхищенно разглядывая тонны кофточек и юбок, радостно кричал: Фантастика. Обалдеть. Потрясающе.

Подбегали цеховики и жадно: От чего обалдеть? Покажи, что нашел.

Имея в виду новые писки в женской моде.

-Обалдеть от разнообразия моделей и цен,- пояснял Кент- Любая женщина может здесь себе что – то выбрать. Эта толкучка- мечта социализма. Все женщины страны – участницы праздника.

Цеховики рассмеялись и в этот момент стало ясно, что судьба красавицы дочери дяди Бени решена.  Дядя Беня не скрывал радости. Строго оглядел партнеров- моя добыча. Дядя Беня принял решение. Отныне Кент принадлежал ему.

-Главное, что бы каждый мог себе что – то найти по вкусу и по цене, - говорил Кент.- Каждый должен участвовать на празднике жизни. Может быть они это имеют в виду, когда говорят, что партия и народ едины.

-Как долго я тебя искал, - говорила улыбка дяди Бени. 

- Государство стабильно, - ответил дядя Беня, - когда выбор есть у всех. Богатых и бедных. В шмотках, идеях, развлечениях.   

В этом смысле толкучка на советско- польской границе была мудрее центра со всеми его съездами и министерствами. Разнообразием ассортимента женского белья и ценовым диапазоном. От доярок до светских львиц.  

-Это наша задача,- сказал дядя Беня, и после паузы добавил- сынок. Это прозвучало как добро пожаловать в семью.  - Только пообещай, что не обидишь мою дочь.

-Ну, о чем вы говорите, дядя Беня, - ответил Кент. – Обожаю вашу дочку.

-Вот и славно, - вздохнул с облегчением дядя Беня. - Главное, сынок, уничтожить зависть.  А почему Кент? У тебя такое славное имя Кальман. Кстати так звали одного из Ротшильдов. Родители знали? Хотя у нас об этом не спрашивают.

Дальше они вместе совершили прогулку по толкучке.

- Девчонки расхватали модные марлевки и косметику, вельветовые брючки- юбки разных цветов и все стали вельветово- велюровыми модняшками. Мальчики раскупили джинсы и кожаные куртки «Harley», а Кент на все свои бабки купил янтарь. Куски необработанного янтаря, самые крупные. Взял оптом, торговался мастерски, с удовольствием, поляки на таких шипели.  

-Не войны и кризисы, а зависть уничтожает государства, - говорил юному Кенту дядя Беня, идеолог цехового движения и знаменитый решала цеховых конфликтов Баку и Тбилиси . – У нас в стране лютая зависть, а всему виной дефицит.

-Скорее всего опасна зависть тех, кто мешает вам ликвидировать дефицит, - сказал Кент.

-К нам зависть страшная, - дядя Беня наградил его взглядом поощрения. –  Если бы ты знал, сколько бездарей из всяких инстанций я содержу.  Прокуратура, ОБХСС, народный контроль, ненародный контроль…. Мечта цеховика- переиграть нахалявщиков. А это все органы власти. Все бы ничего, если бы зависть к нам была грамотная. Мне было бы легче. Например, любая советская семья тратит на питание 80 процентов заработка, а я – три процента. Вот если бы снизить расходы каждой семьи хотя бы до пятидесяти процентов- эта страна может протянуть долго. А так- нет.

Повторяю, 1977 год. Эпоха брежневского застоя. Хотя какой застой. Некоторые цеха в Баку были настолько завалены заказами, что работали в две смены.  

- Все наши усилия, все наши шальные деньги и все попытки откупиться от стаи гиен,- говорил дядя Беня, - от участкового и до министров- все во имя одной цели – подготовиться к будущему. А в идеале подготовить будущее.  Кент, так зачем тебе  янтарь?

Люди, не желающие опередить время, быть на шаг впереди времени, выпрыгнуть из сегодня, вызывали у этих трех приятелей- цеховиков не сожаление даже, а ужас. Все, кто были настроены тонким настройщиком как дядя Беня, обходили таких стороной. Вот почему трое цеховиков облюбовали тихий, заштатный, крохотный во всех отношениях городишко. Друскининкай родина художника Чюрлениса, его картины показались нам импровизациями на любимые темы Циолковского. Мы снимали комнаты в ста метрах от его дома- музея.

Возвращаемся с толкучки, у всех довольные лица, счастливы, а всего полдень. С трудом дождались вечера и ринулись в ресторан отмечать.

К концу недели многие из отдыхающих здесь бакинцев просили у цеховиков в долг. Якобы на покупку товара на барахолке, на самом деле на кабаки. Один из наших одолжил 300 рублей и все потратил на свою девушку, дочь дяди Рафика. Его жена – тетя Жозя, вообще- то  Жозефина Альбертовна была очень довольна: какой обходительный и вежливый. Мальчик без ума от моей дочери. Отличная пара.

-Дешевка, - отрезал дядя Рафик. – Одолжил у меня деньги и потратил на мою дочь. На свои надо любовь крутить. Не пойдет.

- Ты прав, - легко согласилась тетя Жозя с мужем. - Обходительный, вежливый, но мелковат.  

Дядя Беня арендовал двухэтажный особняк, на первом этаже он с женой и дочками Викой и Элиной, на втором жили хозяева. Веранда, вечер, идиллия.  Семья пьет чай. Мы идем на дискотеку, поздоровались и прошли мимо. Но что – то подсказало- будет интересно. Мы с другом стоим под деревом в пяти метрах от веранды, нас не видно. Дядя Беня пытался укротить своевольную, капризную свою дочь – красавицу Вику.

-Ты выйдешь за Калмана. Того типа, которого все ваши зовут Кент, - настаивал он.

Мамаша пыталась вступиться за дочь. Когда дядя Беня резко ответил жене, потрясенная дочь выбежала с веранды, пробежалась в смятении по садику и вернулась на свое место. Все свои 19 лет она была уверена, что ее мама  Ида Абрамовна главная в семье, а папа подкаблучник. По ее мнению, он даже счастлив быть подкаблучником, очень рад во всем слушать свою жену, считает себя везунчиком. Теперь она увидела стальное лицо папы и впервые в жизни растерянное лицо мамы.  Где ее сдвинутые брови и железный голос, и где папа, когда чуть сдвинутых бровей супруги было достаточно для исполнения любых желаний и капризов. Вплоть до покупки билетов на концерт Аллы Пугачевой за час до начала концерта.  Девушка вновь вскочила из – за стола и подбежала к соседнему особняку, там на веранде дядя Рафик и дядя Изя играли в нарды.

-Я такого папы никогда не видела, – обращается девушка к игрокам. Вика обоих знает с детства, и ищет у них поддержки.

-Ну что ты, милая, - ласково говорит дядя Рафик. - Беня без совещания с нами мухи не обидит, не то что родную дочь.

Не то, что вломить кому – то из поставщиков, даже пинка дать не прикажет, – хмыкнул дядя Изя.

-Болтовня, сплетни завистников,- поморщился дядя Рафик. – Викуша, Изик шутит, твой папа добрейший души че….

-Ой, ой, - вскричала Викуша и побежала к своим, на веранду. Помощи ей ждать было не от кого.   

Она бы не сломалась, но мама  ее потрясла. Она молчала, а папа прессинговал, причем жестко, безжалостно.

Продолжение мы узнали поздним вечером.

За ужином дядя Рафик обратился к  Вике: Доченька, мне больно говорить, но ты должна послушать папу.

. За столом сидели все Альшванги, все Бадаловы, все Лябизоны и еще трое. Подруга Вики Эллада, младший брат дяди Бени Лева и я.

-Как вы такое можете, - чуть не плача, ответила Вика. - Я и ваш сын Тарик, мы любим друг друга с пятого класса.

-Понимаю, мне самому…. – тут дядя Рафик посмотрел на сидящего рядом с ним сына -  и Тарику очень больно, но ты должна послушать своего отца.  Кент так Кент. Беня сделал правильный выбор. А с Тариком …. Можешь дружить.

Тарик сидел бледный, подавленный, не смея пошевельнуться. Вика пронзительно посмотрела на Тарика и  швырнула пустой бокал об пол.

-В чем дело, вы хоть объясните мне.

-В детях,- сказал дядя Беня. – И в моем выборе. Кент бриллиант.

-Да от него дети будут такие же уроды, как он сам,- крикнула Вика. – Узкоплечие, сутулые как он сам. Когда на него смотрю, мне хочется запихнуть вилку ему в глотку. 

-Запихни. Никто не мешает. Но сначала трое детей. Потом свободна.

-Тарик, ты слышишь? И ты согласен?

-Тарик ( Тариэль, двадцать лет спустя он стал депутатом от одного очень горного района, где он был три раза)  не посмел поднять глаза.

-Он согласен, - сказал за сына дядя Рафик.

-Да в чем дело? - Вика посмотрела сначала на отца, затем на мать, затем на друзей отца.

-Мы наблюдали за всеми вами на толкучке, - сказал отец. – Пижоны. Кент золото. Он видит будущее. Готовит себя. Трое детей и ты свободна.

Иначе?

Переведу в Тюменский медицинский. По распределению попадешь в тундру, чукчам нужен участковый врач. Второй вариант – будешь посудомойщицей у дяди Рафика в кафе. Второй вариант хуже, работа по десять часов, зато отличная зарплата, хватит снять одну комнату на окраине города.   

-Мама, о чем речь?

-Ты себе не представляешь в каком мире мы живем,- с видом скорбящей мадонны произнесла мама. Ида Абрамовна была полностью солидарна с мужем. - Я не хотела тебе говорить, но история с Семой Рывкиным  всем нам урок.  

Сема Рывкин был партнером трех друзей, в первую очередь дяди Бени. Когда Сема стал воровать больше обычного,  и на просьбу вернуть хотя бы половину того, что взял у дяди Бени, не просто ответил отказом, а послал дядю Беню со всеми его связями очень далеко, цеховики попросили своих людей в МВД обратить внимание на Сему Рывкина. Мало того, что оборзел. Подает дурной пример. То, что с ним произойдет послужит хорошим уроком. Очень скоро Сему упекли на шесть лет с конфискацией. В назидание. Пусть все знают, своих кидать нельзя.

-И это мой отец? – страдала Викуша. - Папа, я тебя не узнаю.

-А ты меня и не знаешь, - улыбнулся отец. –Мы только сейчас знакомимся.    

-Да у меня бешенный выбор, такие кандидатуры, из лучших семей города. Шахновичи, Шалевичи, Леня Аранович один чего стоит. Сын знаменитого кожвенеролога, мама гинеколог. Дача- дворец. Папуля, я тебе такого парня приведу. Такие у тебя внуки будут…

Никакой реакции. Не то, что бы Викуше не поверили, красавице – умнице, но все знали – дело решеное. На следующий день Вика обратилась к Кенту. Мол, скажи моим старикам, что у тебя уже есть невеста и пошел вон из моей жизни. Что бы духу твоего не было, что бы видела я тебя в последний раз. Тот ответил, что он с радостью помог бы любимой девушке, он ее обожает  вот уже три года, но ничем не может помочь. Так как очень хочет стать ее мужем и заодно стать таким как ее папа, и что попасть в их круг его заветная мечта. Кроме того, он уверен, что рожден сделать ее счастливой. По поводу их брака  пусть Викуша не беспокоится, у него нет иллюзий насчет своей внешности. Он терпеливо будет ждать, когда она его полюбит. Он хочет быть честен с ней и должен признаться, у него тоже есть недостатки. Он ценит свою свободу не меньше, чем она свою. Но если она согласится стать его женой, он уничтожит все свои недостатки.  

Радостная Вика вбегает в комнату и кричит: Папа, твой Кент циник, он готовился целый год.   Изучал тебя и твоих друзей.

-А разве это плохо, когда юноша готовится к экзамену? – удивленно спросил папа у дочери.

Викуша в отчаянии чуть не заплакала.

-Ой, Беня, не советую,- сказал Лева старшему брату, – встретил Кента вчера вечером с приятелями. Лева, идем с нами на дискотеку- говорит он мне.

-Я вам не Лева, сопляки- ответил я.

-Лева был на 15 лет старше нас и жутко комплексовал, работая в цехе своего брата жалким учетчиком- фиксировал опоздавших.

-Для вас я Лейба, понятно? И тогда этот хам, твой Кент говорит: Ну, раз так, то я буду называть тебя Лейбл. Идет?

 - Я – Лейба,- отвечаю ему, – это значит лев на идиш. Ты понимаешь, я лев. Не марка, не ярлык, не бирка и не этикетка. Знай, козленок, кто перед тобой. А он отвечает: Теперь ты больше чем лев, ты теперь - фирменный знак. И потом уже поздно, все наши называют тебя Лейбл. И за этого типа ты отдаешь любимую  дочку? За типа, у которого ничего святого?

-Дядя Беня вечером обратился к Кенту строгим тоном: Ты назвал Леву Лейблом?

-Да, мы все теперь его так называем, – с вызовом и гордостью за свое ноу- хау сказал Кент. – Всем понравилось, вашей дочке в частности.  А что его бесит? Все знаменитости подписывают контракты на выпуск грампластинок с тремя крупными лейблами. Сам Би- Би  Кинг  и Барри Уайт подписали контракт с Universal  Music  Group.  Ваш младший брат Лева  один из трех самых крупных лейблов в мире.

-Вот так ему и скажи,- не смог сдержать улыбки дядя Беня, – а то обиделся человек.  

Мы подхватываем Кента, пока не наговорил лишнего и уходим на дискотеку. Слышим голос Лейбла: Беня, чего ты балдеешь от этого хама? Я же вижу, как ты лыбишься. Так на чем зацепил?

Ответ дяди Бени тоже услышали: Все против него. Будущая теща и будущая жена, он на грани вылета и резвится, дерзит. Хорошо же Лева, согласись. Ты когда – нибудь хохмил на грани вылета?

Старший был очень благодарен младшему брату.  Отец уловил как мелькнула искорка на самом донышке очаровательного зрачка дочки, искорка интереса к резвящемуся Кенту.

 -А я перепроверю с кем подписал контракт Би- Би  Кинг,- строптиво сказал Лева. – Я ему уши местами поменяю, если соврал.

Мы идем на дискотеку.  Кент счастлив и все соображает, раз карта пошла, то самое время еще разок начудить, что бы вызвать гнев будущей тещи и улыбку дяди Бени.  Кент один из нас и никогда не заморачивался кто как его воспринимает. Конечно, льстило, что отношение отца и дочери к нему настороженное. Веселее жить, когда знаешь, что за тобой следят. Одна с целью поймать на проколе и назвать дебилом, а другой – оригиналом. Это как попасть во ВГИК с лету, влетел в зал и очаровал комиссию поразительным сходством с юным Табаковым. Или в МГИМО, ляпнув нечто вроде «СССР самая влиятельная фигура на мировой шахматной доске». Везуха в том, что вы ляпнули такое именно в тот день, когда в приемной комиссии собрали группу лиц с инфантильным уровнем патриотизма.

Тут два слова об искорке интереса. В Друскининкае бакинцев не любили, но терпели. Мало пьют, не буянят, щедрые чаевые в ресторанах, не занудничают с владельцами особняков насчет цен на аренду, всегда готовы угостить и битье посуды после полуночи не называли « гуляем».  Но была одна черта, которая очень раздражала местных жителей, скованных заговорщической цепью тихого антисоветизма. Бакинцы резвятся. Причем все: русские, евреи, азербайджанцы, армяне, татары… Мы – трое парней оставались в двух комнатах дома, владельца звали Антанас.

Городишко стоит на берегу Нямунаса, чуть ниже по течению в Белоруссии  - это уже Неман. Мы называли речку Няма. Что бесило Антанаса и включало нас. Хозяин упивался сказками насчет великого государства от моря до моря.  Литовское царство первая в Европе империя, от Балтики  до Черного моря- затянувшись сигаретой, заявил нам Антанас.  

Лучше бы он этого не говорил.  Он был переполнен былинной мощью 13 века, когда литовские рыцари первыми в Европе подготовили дорожную карту развития для будущих империй.

-А не с литовскими ли рыцарями бился на Чудском озере Алекс Невский? – начали мы с самого тактичного вопроса. – Может среди тевтонских рыцарей затесалась парочка литовских?

Затем мы забросали хозяина дома вопросами из истории литовско- польских, русских, латвийских и белорусских отношений.

Со всеми соседями у потомков литовских  шляхтичей было сложно. Лично Антанас из соседей не любил никого. Мысль, что и его никто не любит,  и что какие- то студентики ему прямо в лицо об этом говорят, да еще на пике брежневского застоя- самого толерантного застоя в истории - поразила и возмутила его.

-Лучше бы вы бухали, – зло сказал он и встал из –за стола, вслед за ним встали его жена и сын. Спорить больше не о чем, - говорит его мгновенно побуревшее лицо- гуляйте- кушайте- пейте, но что бы через неделю духу вашего резвящегося в моем доме не было.

Тогда это было смешно, забавно, так сказать местный колорит.  Никто не знал, чем это все кончится.

Утром за завтраком все повторялось. С упоением нам рассказывал про князя Гидиминаса, грозу Европы, короля царства Литовского от моря до моря. Про жену его по имена Евна Полоцкая и сына Ольгерда….

Трепатня нам мешала жить. Заслушаешься и можно потерять интерес к женщинам. Вывод Антанаса изумлял: мы, литовцы – элита Европы. Литовское царство уже с 13 века задало вектор развития всей Европе. Назойливого фаната литовского рыцарства надо было срочно нейтрализовать.

-Ну это уже совсем Ужупис, - отвечали мы. – И не надо обижаться. Ужупис наше любимое место в старом городе Вильнюса, там прекрасные кафе. И перевод красивый – Заречье.

-Я знаю, что значит Ужупис лучше вас, - распсиховался Антанас.

-Про королеву Евна еще поговорим, – сказали мы, - а теперь о главном. Как тебя называть? Предлагаем на выбор: Антоша? Категорически нет? Ну тогда Антошкис. Ласково и национально. Выбирай, или Антошкис или Антик. И это нет? Ну тогда Гвидо.

-А это еще кто, - взревел фанат шляхты и царства от моря до моря.  

-Это образ, маска. Там и князь твой любимый Гидиминас и жинка его Евна и гнида обычная, всего по чуть- чуть. В сумме получается Гвидо.

Антанаса затрясло от нашего непочтения к богам, вырвал из пачки Кента сигарету и, на прощание опалив нас злобным взглядом, ушел в сад курить. 

То, что тогда казалось забавным чертиком в табакерке, во времена Горбачева превратилось в назойливо дебильного Гвидо с его бешеной   ненавистью ко всем, кто смеет задавать вопросы по поводу величия национальных кумиров. Шляхте первой удалось взбаламутить всю Европу этой упоительной формулой « от моря до моря».  

 

Прошел год. Тарик подходит к гуляющей в садике Ахундова перед своим домом Викой.  Скоро рожать, она гуляет каждый день.  

-Хоть бы родился урод, кретин, имбецил, – сказал Тарик.

-Ой, не скажи, - притворно вздохнула Вика. – Тогда может отстанут от нас с тобой.

Как назло, родился красавчик.  Весь в Викушу. Хотя сама мамаша заявила, малыш, мол, какой – то рахитичный, тщедушный, у него узкая грудная клетка, ручки слабые. Проходит еще пять лет. За год до школы Викин первенец знал три языка. Бойкий, веселый, про таких говорят, схватывают на лету. Двое других ее детей не отставали. Всех троих своих внуков дядя Беня обожал и три раза в неделю водил на бассейн. Нанял тренера, машина отвозила на тренировки и привозила мальчиков. Внуки думали, что так у всех. Когда Тарик про вторую беременность что – то такое вякнул,  мол, пусть родится хилый и жалкий, Викуша прервала его: А ты знаешь, от него отличные дети. Вот рожу третьего, и мы будем с тобой вместе. – Посмотрела на Тарика, сжалилась  и добавила: Сам по себе Кент, конечно, фуфло по сравнению с тобой. Близко к себе не подпускаю.Веришь?  

Но Тарик не дождался, женился на другой однокласснице, упорно настаивая на том, что продолжает любить Викушу. Та тоже уверяет, что любит Тарика, хотя уже трое детей и все трое – золото,  и явно Викуша охладела к мысли насчет развода. К тому же Кент расцвел, раздался в плечах и очень уж пошел в гору, стал правой рукой ее папы. Конечно, ревновал, но он среди своих и не намерен терять все, что дал ему дядя Беня.  Как и ее мама лет тридцать назад, Викуша уверила себя в том, что муж – ее работа,  и никакой он не сутулый, в общем со временем они притерлись.

Тогда в Друскининкае у него было с собой 400 рублей и на все деньги купил янтарь. Заказал у дорогого мастера пять янтарных комплектов шахматных фигур. Один комплект оставил себе, другой подарил отцу невесты, еще три комплекта и двести великолепных, размером с куриное яйцо кусков янтаря переправил по каналам дяди Бени в Израиль и там прекрасно их реализовал. Открыл свой цех. Конечно, папаша Викуши вложился в размере 60 тысяч рублей. Но одно дело дать все сто тысяч, другое когда у мальчика есть свои сорок тысяч. Не альфонс.  В 1991 году Вика с мужем и детьми перебрались в США и теперь все трое их детей гордость Техаса.  Викуша приезжала в Баку раз пять, с Тариком встречалась как со всеми нами- повспоминать молодость.  

Конечно, времена изменились и теперь все можно найти, но возник новый дефицит. Большая редкость те, кто умел находить алмазы и отшлифовать профессионально.  

-Зачем тебе янтарь, – спросил тогда дядя Беня у Кента, волнуясь в предвкушении открытия. – Все твои приятели накупили джинсы, еще какое – то тряпье.

-Янтарь сейчас гроши, а лет через десять будет  как антик.

Дядя Беня чуть не застонал от восторга. Все траты на поездку окупились сторицей. Мы знали, что едем на выборы. Нас будут проверять.  Никто не знал как они, три цеховика проводят отбор, что и как ищут. Это был редчайший случай, когда двадцатилетним студентам  были интересны взрослые. Трем приятелям цеховикам было по 50-53 года. Кто это такие, кем выращены и что вырастить хотят?

В то время билет до Вильнюса стоил 50 рублей, неделя в Друскининкае стоила максимум 150 рублей, и не модный среди молодежи курорт. Зачем цеховики попросили своих сыновей взять с собой своих товарищей?  Среди приглашенных ни одного из их круга. Дети врачей, педагогов, военных. Обычные советские дети из обычных семей. Кто такие цеховики мы не знали. Богачи и все. Жена дяди Рафика тетя Жозя на вопрос «не слишком ли много экзотики», а вопрос задавали все, узнав, что ее полное имя Жозефина. Так вот она отвечала: Кто я?  Бакинский обычный букет. И имя почти обычное. Отвечала, скромно потупив глаза, и наблюдая за реакцией молодых.

На что дядя Изя отреагировал: Подумаешь, мы все бакинские букеты. Он был прав. « Букетным» происхождение никто особо не кокетничал. Гордиться – да, но тем, чем гордишься нельзя бравировать. Да и ничего удивительного в те времена. В газете « Вышка» читал на последней странице: « Джон, Майкл, Мери, Трильби Эбаноидзе – Вайнер глубоко скорбят по поводу безвременной кончины тети Шарлотты Кляйнфельд- Гасановой.

Мы рассмеялись, а вот дядя Изя приобрел злейшего врага. Жозефина Альбертовна еще больше поджала губы, затаилась, сверкнула молния в глазах и спряталась до лучших времен.  

Идет отбор. Но как? Мы терялись в догадках. Сама по себе троица цеховиков вела себя скромно. В первый день приезда только в ресторане устроили небольшой, можно сказать скромный дебош. С битьем посуды, с визгами. Били посуду и дрались не они, но затеяли потасовку дядя Беня и его друзья. Маленький праздник, слегка расслабились, как бы сообщение - мы приехали. В Баку вели себя тихо, скромно, не высовывались, гуляли без понтов, можно даже сказать - застенчиво, а тут захотелось громко, напоказ. Душа понтярская вырвалась на курорте на свободу и потребовала капитального загула. Что бы весь городочек узнал – бакинцы приехали. 

Утром после славного тарарамчика в кабаке как ни в чем не бывало катались на лодках, играли в теннис, пили чешское пиво. На следующий день заказали автобус, и вся наша компания отправилась в Вильнюс, на ночное представление в варьете «Шальтинирис».   

Годы спустя мы с удовольствием вспоминали свои похождения в Друскининкае. Конечно, вспоминали колоритную троицу цеховиков. Каждый сантиметр того опыта стал вдруг невероятно важен после распада СССР. Тот опыт говорил, что в 1977 году в Баку были люди, кто жил как будто в 2000 году. Эти трое мыслили и решали свои проблемы явно не по заветам партии и ее центрального комитета.

Дядя Беня был ротшильдоман. Заколебал нас своими рассказами, своим восторгом перед знаменитым банкирским домом.

-Вы думаете стандартно, детвора, - говорил он нам. – Все думают, что Ротшильды ненавидели Наполеона. Ничего подобного, они его обожали. Ватерлоо подарило им 40 миллионов фунтов стерлингов за один день.

Он нам рассказал знаменитую байку про то, как банкир Ротшильд обрушил биржу, скупив все акции лондонского нацбанка. А через день, когда Лондон узнал, что Наполеон проиграл, наступил его звездный час. Скупил по дешевке почти все акции нацбанка Англии и стал на 40 миллионов богаче.   Потом рассказал про Майера и Джеймса Ротшильдов. Потом был обед, после него мы развалились в шезлонгах на веранде, сделав вид, что спим. Я помню его лицо, он смотрел на нас, полный разочарования. Перевел взгляд на Рафика: Не тех взяли.

Кент - исключение. Тогда дядя Беня не сразу узнал, что по паспорту Кент вообще- то Кальман. Так звали одного из самых заметных отпрысков славного семейства Ротшильдов.

Нам по 19- 20 лет, мы далеко от дома, гормональный вулкан ведет нас по жизни. Да и опыт  славной банкирской семьи нам тогда казался не нужным, его негде было применить. Страна другая, другие методы, да и Наполеона все нет.  Тогда как трое приятелей цеховиков жили так, будто минимум три раза в году должно было произойти в их жизни Ватерлоо и они должны быть к этому дню готовы.  Никто кроме цеховиков в 1977 году не жил ожиданием своего Ватерлоо.

Кто из нас мог знать, что через какие – то 13 лет СССР исчезнет с карты мира, и опыт этих трех цеховиков будет востребован. И кто мог подумать, что в тишайшем, застойном 1977 году есть в Баку немало людей, кто жил будто в другой стране, в другом измерении. Вроде бы Советский Союз, но какая – то интересная форма брака теневой экономики с МВД. Много было скандалов, обе стороны отличались темпераментом, но в промежутках такая гармония. Идеальная парочка.  

Неудивительно, что все трое приятелей – цеховиков обожали СССР, считали идеальной системой для расцвета цехового сословия. Так как казалось, что если СССР даст им волю, то лондонская биржа и Ротшильды появятся автоматически. Одним лишь взмахом волшебной палочки. Как сказал дядя Рафик в ресторане на третий день пребывания, когда друзья угощали приятелей из Тбилиси: Поднимем бокалы за нас. Вся власть цеховикам.

Короткий тост вызвал дикий восторг грузинских коллег, так что никогда не поверю, будто в Тбилиси в те годы предложение вступить в НАТО и в ЕС могло собрать толпы сторонников. Цеховики упорно шли во власть, жаждали привести в элиту своих людей и стремились молодежь вовлечь в свои игры.

Мы думали, для них главное – уловить новые тенденции в моде, что будут носить завтра- и это предел. Совсем не так, слишком скромно. Нацеленность на опережение просто фонтанировала во всех трех цеховиках. Неделя проживания с ними на курорте подтвердила, что есть гораздо более важные цели цеховой братии.   

В последний вечер на курорте, когда игра была сделана, роли распределены, и бунтовщики ушли в подполье, дядя Беня угостил нас ужином и рассказом о своем кумире. Тогда и стало ясно, почему мамаша не заступилась за свою любимую Викушу. 

-Майеру Ротшильду 16 лет, на дворе 1760 год,- начал дядя Беня. - Он вместе с братьями продает старые вещи, старьевщик. Братья счастливы. Юный Майер мается, противно ему быть старьевщиком. Обнаруживает в карманах одежды пропойц какие – то старинные монеты. Не продает, хотя нуждается, и братья настаивают: мы всего лишь старьевщики. Начинает собирать монеты, всякие дукаты- дублоны, собирает коллекцию и дает описание каждой монете. Братья уверены: Майер безнадежен, позор семьи.  В 1760 году коллекционирование явление уникальное, элитное. Да и кто собиратель? Нищий. Предел мечтаний братьев – меняльная лавка. Но не Майера. Нищий паренек роскошно мыслил- в этот момент дядя Беня посмотрел на супругу. Ида Абрамовна улыбалась, ей очень нравился этот эпизод и фраза насчет нищего мальчика, который роскошно мыслил. -Вот тогда – то и стало ясно Викуше и всем нам, почему ее мама не защищала дочь. Ида Абрамовна считала  дядю Беню своей находкой, своим детищем. 30 лет тому назад он был никем. Это не беда, но без нее он не смел роскошно мыслить. Она его научила. Так ей казалось все эти годы, и он ее не разубеждал. А сейчас он претендует стать как Майер основоположником клана роскошно мыслящих.  Сейчас дядя Беня настроен на поиски перспективного малого, причем ярко выраженного, нагло рыжего цвета. Очень желательно, что бы нормальные  считали его чокнутым, как братья – молодого Майера.

-Как только коллекция была собрана, Майер едет в Ганновер- продолжает дядя Беня.- Это была такая страна и  такое время, когда генералы не замечали полковников. Но коллекция монет была так великолепна, что страстный нумизмат генерал фон Эсторф принимает босяка, плебея.  Восхищен его эрудицией и вводит  в круг коллекционеров, представляет наследному принцу Вильгельму, поручается за Майера. В возрасте 27 лет Майер становится гоф- фактором, то есть придворным банкиром королевской семьи. Он управляющий финансами Гессен- Кассельского королевского двора. Почему старьевщик становится самой влиятельной фигурой? У него нет культа денег, Майер коллекционер, он влюблен в собирательство, что невероятно важно для любой королевской  семьи. Основоположник клана Ротшильдов был романтик и певец метода. Главное, не деньги, не богатство и влияние. Главное, влюбиться и попасть в мир влюбленных.

Мы были разочарованы. Ни у кого из нас не было на примете генерала, который познакомит нас с наследным принцем.  Увидев разочарование на наших лицах, дядя Беня вдруг сделал неожиданный ход. – Например, я знаю кем вы станете через 30 лет и что будет со страной.

Надо признать, обладая совершенно неизвестной нам методикой, цеховик не очень верно предсказал судьбу каждого из нас, но зато совершенно точно страны в целом. Ошибся со временем, все рухнуло гораздо раньше. Это сейчас актуально, а тогда познание логики подполья, теневого сектора считалось недостойным внимания.  Пренебрежимо малые величины. Мы все на палубе самого непотопляемого корабля в мире, с лучшим капитаном и отличным старпомом,  у них лучшие в мире бинокли и нет таких подводных скал и мелей, на которые они не плюют с высоты самого лучшего в мире капитанского мостика.

-Ваша задача– найти проход в стене, - вновь овладев нашим вниманием продолжал дядя Беня. - Не пробивать стену головой, ногами и деньгами- так действуют плебеи. Найти свое увлечение, которое приведет вас к тем, кто роскошно мыслят. Принц Вильгельм стал в 1785 году королем и унаследовал 50 миллионов талеров, которыми поручил управлять Майера. И тот создал собственную империю. Ей уже несколько веков.

В этом месте дядя Беня замолк, строго оглядел нас и сказал: Ветер у вас в головах, думаете, когда старик кончит и даст побежать на вашу дискотеку к своим девкам. Только знайте, во все времена есть люди, которые живут в будущем. Проваливайте отсюда.

 

Когда мы летели в Вильнюс, в самолете дядя Рафик читал московскую газету, то ли «Известия», то ли « Комсомольская правда». Что удивительно - номер месячной давности.

-Здесь есть материал обо мне, – скромно пояснил он нам интерес к старому номеру газеты и дал нам почитать.  

Статья называлась « Что с нами происходит?». Резкая, непреклонная позиция автора, даже какое – то изумление, мол, неужели среди нас, советских людей есть такие как мой герой- цеховик.  Корреспондент писал о том, что среди бела дня в центре Баку был задержан гражданин- это был дядя Рафик-  при обыске у него было найдено 12 тысяч рублей. По словам бакинского  подпольного миллионера, он просто вышел пройтись по магазинам.  Деньги взял для поиска подарка жене и мороженного детям. Они уже не таится, не скрываются и не боятся тратить напоказ бешенные, шальные деньги- возмущался автор и заключил статью вопросом- Что же с нами происходит?

С тем и отбыл из Баку и прошляпил самое интересное. Сотрудники ОБХСС, взявшие дядю Рафика с поличным, якобы при передаче взятки посреднику какого – то чиновника из исполкома  Октябрьского района, позднее извинились перед ним и отпустили. Но и это не самое интересное. Дядя Рафик поднял свои связи, подключил Беню и Изю и потребовал, что бы ему вернули все 12 тысяч.

-Я вам даю ежемесячно долю? - обратился он к своим людям в погонах, – Даю, а эти деньги не для вас. Я нес их партнеру, с которым хочу открыть цех кожаной обуви. Деньги эти на оборудование. Так что требую вернуть.

-Но в Москву полетела информация, - взмолились милицейские погоны, - про поимку взяточника и конфискацию этих проклятых 12- ти тысяч.

-Ничего не знаю, - настаивал Рафик. - Или два месяца не буду давать свою долю. Раз вы со мной так нагло, по – хамски, то и друзьям скажу – зажрались наши партнеры в ОБХСС, надо менять. А это в наших руках.

ОБХСС- это отдел борьбы с хищениями социалистической собственности. В тот же день доставили 12 тысяч домой на милицейской машине, с извинениями и просьбой. Сообщить своим друзьям цеховикам, что с ним обошлись честно и вернули все до копейки.

-Думаю, через три дня собрать друзей и тогда скажу- ответил дядя Рафик.

Попросили сообщить друзьям сегодня же. Конвейер работает круглосуточно и деловой мир Баку должен знать, что их в ОБХСС опекают  честные  и порядочные партнеры. Дядя Рафик пообещал.  

Помню, как обсуждали статью в самолете трое друзей. Они были искренне изумлены: неужели в Москве кого – то удивляет процветание в ряде регионов СССР другого мира, другой экономической модели. Вывод: скорее всего раздражает рост влияния цеховиков на страну в целом.    

 

Прошли годы. В последний раз друзей – цеховиков я видел перед их отъездом, в мае 1991 года вышел указ о свободе выезда из СССР и цеховики были в первых рядах. Рынок под названием СССР разрушили, им здесь делать было нечего.  Уезжали семьями, с партнерами, лучшими мастерами, со своими любовницами и их детьми - уезжала среда и атмосфера. Уезжали все, кто как писала центральная пресса « разгуливал по Торговой с 12-ю тысячами рублей в кармане». Из Баку уезжать стали еще раньше. До развала страны было еще два года, уже в 1989 году цеховики поднимались, прятали бриллианты в каблуки своих дочерей и покидали страну.  Дробилась, пропадала страна, а без рынка цеховики не могли. В этой среде совсем другой ответ на вопрос: Кто развалил СССР.  

Все ругали и продолжают ругать Горбачева. Цеховики уже 1991 году говорили: Горбачев- лишь вершина айсберга. Примитивного и патологического, айсберг еще сильно пожалеет останками своих мозгов. Им возражали, мол, Беловежская пуща развалила СССР, амбиции Ельцина, Кравчука, безвольного Горбачева и всех этих чубайсят, что окружили Ельцина.

 Цеховики уверенно отвечали: СССР развалила компартия. Вернее, ее центральный комитет. В ЦК Горбачева продвигали не кто – нибудь, а сам Антропов, Громыко, Яковлев. Лидеры усердно продвигали могильщика партии. Однопартийная система расколола страну, ее уже не собрать.  

В этих словах звучала лютая, генетическая ненависть цеховиков к партийному контролю. В той статье про цеховика с 12-ю тысячами рублей прогуливающемся по Торговой, автор возмущался тем, что по данным бакинской  прокуратуры,  ни в одном цехе города не было партийной ячейки, хотя речь идет о более чем сорока тысячах работников.  Ни партячейки, ни профсоюзов. Задачей цеховиков было  любой ценой отделаться от контроля. Незаметно стать управляющей моделью для всей советской экономики. Хватит откупаться, пора купить власть. Горбачев опередил. Значит, кто – то предложил больше за развал страны, чем мы, цеховики за ее спасение.   

Между собой приятели дядю Рафика звали Барон. Мы думали, из –за вальяжной внешности или симпатии к барону Мюнхгаузену. Дядя Изя раскрылся как – то в подпитии: Да какой Мюнхгаузен, Беня его три раза вытаскивал за шкирку из тюрьмы.  Как Барон себя из болота.  

Дядя Рафик был азартный игрок, из тех, кто встают из – за стола с последним рублем. К счастью для семьи хорошо зарабатывал, да и полоса невезения, пусть редко, но сменялась полосой везения. Чем очень правильно пользовалась супруга – Эсфирь Давыдовна. Еще одна легенда цехового Баку. Она вкладывала львиную долю прибыли в новое оборудование для принадлежащих Рафику цехов и держала партнеров мужа в ежовых рукавицах. Смело возвращала им бракованное сырье и была самым придирчивым ОТК в городе. Ходили слухи, что сдавала цеха мужа в аренду. Надо, мол, дать шанс молодым бизнесменам. Вранье, временщики напортачат и убегут. Годы уйдут на восстановление честного имени.  

-Мальчики, - говорила она нам. – Учитесь себя спасать сами. Лучшее средство для утопающего…..

-Общак- отвечали мы.

-Жалкие дилетанты, – вздыхала Эсфирь Давыдовна, еще совсем недавно ведущий сотрудник проектного бюро судоремонтного завода имени Вано Стуруа на Баилово. – Первое средство – умение плавать. Надежда на общак утопила столько же цеховиков, сколько и вытащила.

В этом разница между богатыми и цеховиками. В 1977 году в Баку было тысячи богатых людей, а владельцев цехов всего примерно триста  человек. Все, кто рассчитывал взлететь на цехах очень быстро тонули, распродавая свои цеха и дачи за гроши.

Их места занимала новая партия пижонов и фраеров.  Бакинские легенды о персональных  пещерах Сим – Сим у каждого цеховика были надежным поставщиком пижонов.  Я не сяду, меня не кинут, я сам кого угодно засажу, у моего пахана такие связи….- эти тонули быстрее всех. Выплывали совсем другие.   

Из сотен в игре надолго оставались единицы. Закаленные бойцы. Богатые, сытые и очень осторожные. Эти подходили к ловушке на цыпочках, не спеша обнюхивая соблазн, как бы не были голодны, как бы их не уверяли, что дело надежное. Те, кто говорили «у нас наверху все схвачено», исчезали быстрее всех, даже не успев вернуть вложенное в бизнес. Сначала изучи как из соблазна можно выбраться с прибылью. Зная мужа как неисправимого игрока, Эсфирь Давыдовна в дни побед  вырывала из прибыли громадные куски, и с крохами отправляла мужа к преферансистам и покеристам. Сама никогда не проигрывала, работая только с проверенными партнерами.

Дядя Рафик однажды стал знаменит. В 1982 году он организовал чемпионат СССР по бриджу, покеру и преферансу. Договорился с капитаном парома « Советский Туркменистан» и снял все пассажирские каюты. Все 11 часов плавания  от Баку до Красноводска в кафе шла азартная игра среди профессионалов – бридж, покер и преферанс. Заодно провели чемпионат по биллиарду. Москва, Питер, Львов, Киев, Ростов, Ташкент, Одесса и Тбилиси выставили свои лучшие команды. Сливки общества, никаких шулеров. Такого праздника для буфетчиков парома больше не было никогда.  Хотя минимум алкоголя, публика солидная, да и ставки невероятно высокие.  

Рафик был честен и заранее предупредил желающих: Мы все проиграем. Приехали асы, короли. Мы едем учиться. Ради учебы я готов отдать мастерам 30-35 тысяч. Больше двадцати тысяч не берите. Ни малейшего шанса у нас с вами нет.  

Половина игроков сказали ему потом спасибо. Короли обчистили всех. Другая половина в процессе игры впала в наркотический транс и приплыла в Красноводск в одних штанах. Хорошо, Рафик отложил из денег на учебу тысчонку на таких горемык. На такси и на ужин в шашлычной, что бы прийти в себя.  В Красноводске паром стоит три часа, разгрузка вагонов. Игроки поехали на небольшую прогулку по городу. 

Всем очень повезло, что дядя Рафик остался проконтролировать доставку припасов для обратного рейса. К нему подходит капитан: Одна моя знакомая очень просится в рейс. Истосковалась по морю. Я ее в своей каюте запру. Ничего не увидит, ничего не скажет.

Рафик так посмотрел на капитана, что тот с извинениями отошел от организатора чемпионата. Но этот рейс  отдельная история, как- нибудь в следующий раз. Сейчас  о Друскининкае.

Дядя Рафик дал своему сыну на расходы на неделю  двести рублей. Приказал больше к нему насчет денег не обращаться. Даже когда Тарик, оставив в ресторане компанию, примчался к отцу и попросил недостающие 30 рублей, дядя Рафик отказал жестко и грубо.

- Мальчик, я тебя предупреждал, двести и точка.

Дядя Беня молча дал Тарику деньги. Рафик насупился и сказал другу, что никогда в жизни не вернет ему эти проклятые три червонца.

-Портишь мальчишку, - изрек он. Это была самая горячая тема среди цеховиков: спасти своих детей от неуважения к деньгам, от легкомысленного, нахального отношения к особенно родительским деньгам.  

Через десять дней, в Баку тайком от мужа мама Тарика передала дяде Бене 30 рублей.  Тот не брал гроши, но она хранительница традиций, а закон требовал – никаких долгов. Тем более у человека, которого посвятили в цеховые магистры. Она открыла первый  в СССР фонд помощи семьям цеховиков. По словам Тарика, вообще – то точной копии своего папаши – понтярщика-«  у моей  мамы в фонде почти два миллиона рублей».  Цеховиков часто сажали, еще чаще разоряли- так что фонд был очень востребован. Дважды ее муж Рафик умолял одолжить ему сущие пустяки – триста тысяч на открытие нового цеха, покупку помещения и оборудования. Всего на полгода. Никто не узнает. Не дала ни копейки.

-Это не мои деньги, – был ответ. – Мне их люди доверили  для спасения своих семей.

Но когда попросил дядя Беня, Эсфирь Давыдовна дала половину этой суммы. С единственным условием, что ее муж не должен знать, у кого Беня перехватил на пару месяцев 150 тысяч рублей.

Третий в этой компании  был дядя Изя, он провожал жену Рафика выразительным взглядом: красива, роскошные формы и принципы. Невероятное сочетание. Мечта цеховика. Идеальная жена- спутница и помощник. И очень сильно ошибался. Эсфирь Давыдовна себя воспринимала  флагманским кораблем. Наблюдая как он пожирает ее глазами, жена и дочери дяди Изи  люто ненавидели хранительницу традиций. При этом подражали во всем. Стоило ей привезти из Праги три изящные японские фарфоровые пиалы, как тут же, впервые увидев, заставили дядю Изю приобрести шесть таких пиал. Купил по очень дорогой цене, прекрасно зная, что произойдет вскоре. Вскоре Эсфирь Давыдовна запустила в Баку и в Гяндже ( тогда это был Кировабад) цеха по производству японских  фарфоровых пиал. Огромный спрос в Средней Азии. Их можно было купить по пять рублей за штуку. Дядя Изя торжествовал, говоря жене: Теперь в каждом магазине от Баку до Бухары будет полно этих пиал. Если Фира купила, должны были понять – образцы.

Через два года из фарфорового цеха вырос отличный коллектив настоящих мастеров. Пиалы, чашки, позднее вазы с восточными орнаментами и сценами из поэм Низами. Невероятный спрос. Эсфирь Давыдовна заранее узнавала какие делегации посетят Баку, какие будут здесь проводиться выставки и соревнования. Всем делегациям надо раздать памятные подарки. Так что ЦК , мэрия Баку, совмин, отдельные министерства и спортивные федерации  охотно заказывали в цехе Рафика и его жены наборы ваз, сервизы с восточными орнаментами.  Эсфирь Давыдовна расширила ассортимент и прибыль позволила ей открыть цех ручных ковров. На этих коврах Запад сошелся с Востоком. В центре ковра изображение  статуи Свободы или фигура президента страны, делегация которой посетила Баку. Со временем стали очень популярны в качестве подарков для делегаций из других республик СССР или стран восточной Европы ковры с восточной орнаментикой. Но в центре, например, изображение Эйфелевой башни.  Какой – то коверный андеграунд.  

Дядя Изя имел внешность опереточного героя – любовника. Да и манеры тоже. Красная рубашка, зеленый галстук, желтый пиджак или красный пиджак, желтая рубашка и фиолетовый галстук. Вот откуда малиновые пиджаки в крутые 90-е годы.  Жена его, когда – то красивая женщина, к сорока годам располнела и вот уже десять лет жила своими ревнивыми наблюдениями. При этом оставаясь совершенно недооцененным украшением  цехового сословия.

-Ребята, - обратилась она к нам – зовите меня Виолетта – ханум. 

О своем муже женам партнеров говорила, что устала ревновать.  Врала. Не устала. Друскининкай терпеть не могла, здесь сутками не видела мужа. С нетерпением ждала, когда «этот стервец угомонится». Тот как назло был в отличной форме: не пил, не курил, бегал трусцой, плавал в бассейне, пытаясь продлить свой донжуанский век. Если бы не женщины – был бы идеальный муж; богатый, респектабельный, с налетом опереточности. Всегда подтянут, строен и любитель всяких изречений. На вопрос жены где он пропадал весь вечер, с наигранным раздражением отвечал, мол, целый год пахал как папа Карло, рисковал свободой, еще не известно чем все для него кончится, он мог запросто раз пять сесть  только в этом году, а ее интересует только где он был последние несколько часов. Он не может с приятелями выпить пива? 

-Во мне есть что – то от Левы Ландау, - уверял он.

-Несомненно, – отвечали мы. – Если страсть к азартным играм с слабым полом сближает с великим Дау, тогда полБаку похож на Леву Ландау.

-Я рад, что дал вам повод поупражняться в остроумии, - кисло сказал дядя Изя.

Жена его, та самая Виолетта – ханум подарила ему двух сыновей.  Оба точные копии папаши. Высокие, спортивные и оба бабники.

-В наказание, – торжествовала Виолетта.

Но месть не удалась. Три бабника прекрасно уживались. Папаша щедро делился опытом, утверждая, что иначе они оба вылетят из института. В первый же день на курорте он сказал нам: ребята, предохраняйтесь. Мы думали, что речь о сексе. Оказалось, уловили не в полном объеме. В Друскининкае летом было полно охотниц за цеховиками. Так что через  десять дней практически у всех была одна история. Девица жертве: Пузатик, я беременна от тебя.  Я знаю одну клинику в Вильнюсе ( Москве, Киеве) - дорого, но очень надежно.  Всего две тысячи рублей решат проблему.

Дядя Изя советовал исчезать за день до того, как можно было услышать про клинику в Вильнюсе. Как все бабники дядя Изя был кокетлив. Например.

Мое отношение к окружающим? Зависит от того, с какой целью они меня окружают.

Но иногда были и озарения: Между богатым и бедным есть одна принципиальная разница. Какая? Вы ее увидели на толкучке. Вы все раскупили всякого шмотья, а Кент купил янтарь. Так вы не поняли какая разница и почему именно его выбрал Беня для своей дочери?  Отношение к будущему. Каждый шаг сегодня – кирпич в фундамент вашего дворца, - и с сожалением оглядел нас.   

Мы предпочитали жить настоящим. Оно было великолепным. У нас были деньги и выбор. Еще запомнился сентенцией о Сталине. Почему именно Сталин так высоко взлетел, стал генсеком, победителем, вождем? Бакинская  школа. В Баку приехал всего лишь бандитом, налетчиком. В Баку наблюдал битву Рокфеллеров с Ротшильдами.

-В которой Ротшильды разгромили Рокфеллеров,- с гордостью отмечал дядя Беня. – Правда, не без помощи Нобелей.

-Это детали, главное, Сталин наблюдал и изучал вблизи битву титанов. Меня изумляет,  – продолжал кокетничать дядя Изя, - как советская история могла пройти мимо этого очевидного факта. Сталин не мог состояться как руководитель партии и страны без наблюдений бакинского периода.   

Не было на закате СССР касты интересней, чем цеховики. Надо отметить, что все цеховики, невзирая на национальность, были очень горды, что внесли весомый вклад  в превращение Баку в оазис капитализма. Процветающий в безнадежной трясине голодного социалистического рая.  Во многом благодаря поощрению таких оазисов в Китае и произошел такой мощный экономический подъем. Тем более обидно, что этот шанс был у Советского Союза.  Вместо того, что бы изучить как это сделали в Китае, в чем истоки динамизма Гонконга и Сингапура, в СССР предпочли задавить цеховое движение как проявление нэпа.

-Дети, нас травят, не изучая, – говорил склонный к афористическому стилю Джеймса Ротшильда дядя Беня. 

-Ничего себе травят, -думали мы. – Твоя дочка накупила шмотья на толкучке на три тысячи.

Пролетарской зависти у нас не было. В то время, как московская пресса вовсю гнобила цеховиков и психовала по поводу южных зональных капиталистов, единственный из пишущей братии, кто внимательно изучал цеховиков как явление был мой учитель, один из лучших писателей – сатириков СССР, заведующий отделом фельетона и очерка газеты « Бакинский рабочий» Александр Эберлин. В те времена газета « Бакраб» была органом Центрального Комитета  компартии Азербайджана. Беспощадный к взяточникам, бюрократам, бракоделам, А. Эберлин был очень избирателен в отношении цеховиков. Как-то известный карикатурист принес свои рисунки, на них цеховики все безобразно толстые, хамистые, отвратительные типажи.

-Среди цеховиков есть много интеллигентных людей, – сказал Александр Эберлин.  Голос был твердый, уверенный, как будто только что получил четкие указания из идеологического отдела ЦК. Причем, не устное, а письменное, заверенное печатью, и в нем сказано, что бы впредь относиться к цеховикам как ко всем советским гражданам нежно и трепетно. Более того, как к передовикам соцсоревнований. Какими многие цеховики, кстати, и были.

Листы с жалкими рисунками захрустели в сжатом кулаке карикатуриста. Только что завотделом сатиры и юмора органа ЦК КП Азербайджана послал всю  пропагандистко- идеологическую машину СССР невероятно далеко. Срочно к редактору. В редакции органа компартии республики обнаружен враг, сильный и вызывающе смелый. Что требует обсуждения на партсобрании редакции с участием представителей отдела идеологии ЦК. 

-Через двадцать минут редактор уйдет на обед, - сказал мой шеф в конец потресенному  карикатуристу. Видимо нечто в этом роде уже встречалось в его практике.  

Карикатурист замер в изумлении и молча вышел из кабинета. В твердой уверенности, что голосом Эберлина сейчас с ним разговаривал какой – то новый, неведомый карикатуристу орган высшего партийного контроля.  Мы с шефом рассмеялись.

-Нет, в самом деле, – сказал мой шеф,  – отличная обувь, белье, трикотаж, ковры, запчасти к автомобилям. Все стоящее производится в цехах.

Сотни видов изделий, от шариковых ручек до отличного качества мужские костюмы, женское белье, спортивная форма, косметика и многое другое производилось в бакинских цехах.

-Изобретательные, предприимчивые люди, - сказал Александр Эберлин, - а какая отзывчивость к нуждам народа. Им там наверху и не снилась такая отзывчивость.  

А. Эберлин сохранил себя живым человеком в мире трескучих фраз. Подобно артериям гипертоника, просвет которых надежно перекрыт атеросклеротическими бляшками, советские газеты были забиты партийными штампами. Типа: «Жизнь советских людей, их бескорыстный труд – это героический подвиг во имя всего человечества и во благо своей родины». Единственное, что можно было тогда читать и что давало представление о реальности в газете – органе ЦК  были фельетоны и рассказы Александра Эберлина. После распада СССР он стал редактором русскоязычной газеты в Америке. Один из самых заметных журналистов и уважаемых общественных деятелей советской диаспоры в США.  С особой теплотой в своей газете он освещает все мероприятия, проводимые азербайджанской диаспорой.  Многие из журналистов из СССР в штатах полиняли, потускнели, едва заметны, а Эберлин открыл газету и сделал ее самой заметной русскоязычной газетой США. Уже многие годы А. Эберлин один из лидеров бакинской диаспоры, влияние которой много значительнее, чем влияние всех национальных диаспор.

От немецких красок и до чешского кафеля и чешского же хрусталя- все производилось в бакинских цехах. Порой такого высокого качества, что даже у закаленных майоров из ОБХСС или народного контроля сердце кровью обливалось, когда приходилось в ходе рейда закрывать такой талантливый цех. Правда, чаще всего закрывались максимум на неделю.

По своему опыту общения в Друскининкае могу подтвердить, мой шеф А. Эберлин был абсолютно прав. Не редкость среди цеховиков люди с хорошим образованием, динамичные и независимые. В основе каждого успешного бизнеса всегда точный расчет. Выпускаемая цехами продукция не просто нарасхват, ее жаждут во всех регионах страны. Народ мечется в поисках, например, джинсов или сумок, шляп или ковбойских жилетов.  Успеть выпустить модный товар раньше конкурентов. Иначе не могло быть, цеха процветали, только если товар улетал. Заводы, фабрики, комбинаты гнали мегатоннами товар в склады, а рядом микроцех из двух десятков работников и никакого склада. Среди цеховиков было много наглых мошенников, пройдох, пьяниц и позеров. Но какое чутье на все, что даст прибыль. Эти люди улавливали дуновения ветерка задолго до ажиатажного спроса и часто успевали выпустить модный товар на пике волны.  В такой среде вырастают гении - творцы потребностей, подобные Стиву Джобсу.    

Тот же дядя Беня – ротшильдоман был человек начитанный, коллекционер, много помогавший бакинским художникам.  Нельзя сказать, что бескорыстно, но обеспечивал заказами, иногда себе в убыток. Сейчас трех друзей – цеховиков назвали бы ловцами трендов. Найти то, что завтра будет лейблом. Хотя многие больше всего  хотели одного – не засветиться. Примитивный взгляд на цеховиков как на каких – то паразитов на здоровом теле развитого социализма  сыграл заметную роль в охлаждении населения к идеалам партии. Уж слишком много необходимых населению товаров производили цеха, что было очень заметно в условиях острого дефицита практически на все виды товаров, как писали тогда, « народного потребления». Тогда писали « в условиях острого дефицита». Но это была ложь. Дефицит был тотальным, стабильно острым и на многие годы вперед.

От игрушек до ювелирных изделий, от сосисок до бриллиантовых изделий  производили цеховики, снимая раздражение народа и тем самым продлевая агонию социализма.  Настолько их вклад в продлении агонии был заметным, что цеховики формировали в СССР становой хребет стабильности – средний класс.  Лучшие рабочие в цехе дяди Бени получали по три тысячи рублей, тогда как на самом наипередовейшем из предприятий Баку от силы могли рассчитывать на 300 рублей.

Дядя Изя рассказывал нам как он пришел к открытию своего самого успешного цеха. Он встречал как- то друга на вокзале и наблюдал как все проводники поезда «Москва – Баку» передавали встречавшим их людям огромные сумки. Заглянул – колбасы и сосиски. Двое суток по жаре. Он стал производить «московские» колбасы  на окраине Баку. Только величайшие колбасные гурманы могли отличить «московскую» докторскую дяди Изи от настоящей, подлинно московской докторской. 

Дядя Рафик пришел из КВН, лучший игрок команды политехнического института. КВН в те годы вообще многим дал путевку не только на телевидение, но и в команду дяди Бени и его партнеров.  Цеховики остро нуждались в посредниках между своим миром и миром « развитого социализма». Артисты- интерфейсы, веселые мальчики пригодились. Цеховой бизнес нуждался в ярких, контактных, гибких и артистичных. Тех, кто свою яркость хотел бы монетизировать. Хорошая зарплата и плюс вы попадали в мир, полный острых ощущений. Как бы продолжение КВН- так надеялись многие. Кто так думал – сгорел. Поднялись единицы. Трудный, стрессовый бизнес со множеством подводных течений.

Так что с нами происходит?

-Про меня писали в московской прессе,- с гордостью говорил нам дядя Рафик. – То ли мафия Москве не нравится, то ли конкурентов хотят убрать. Сплошное морализаторство по поводу южной мафии и покровителей.

Дядю Рафика задержали на Торговой, в участке в присутствии корреспондента обыскали и извлекли из пиджака несколько пачек  денег – 12 тысяч рублей.  В статье автор вспомнил подпольного миллионера из « Золотого теленка» и задал вопрос: Что с нами происходит? По центру Баку разгуливает миллионер и уверят, что таких как он полно. А он сам вышел за покупками, жена дала список: молодая картошка, клубника, овощи и шубка для любовницы. Последнее вне списка. Он и подумал, что 12-ти тысяч должно ему хватить.

Что в этой истории заинтересовало его приятелей цеховиков? Искренне удивлялись-неужели нельзя при себе иметь 12 тысяч рублей?  Человек идет на деловую встречу, речь идет о покупке помещения и оборудования. Это был задаток, еще 8 тысяч надо было передать через неделю. Об этом в статье ни слова. Автор возмущался  шикарными свадьбами детей цеховиков.  Щедрыми гонорарами певцов и музыкантов, чуть  ли не в 20 тысяч рублей знаменитостям, приглашенным петь на свадьбы цеховиков. Наглости папаш возмущался, когда какой- то владелец колбасно-сосисочного цеха заявлял, что даст 50 тысяч тому, кто привезет Аллу Пугачеву на свадьбу его сына.  Сколько получит певица – колбасник пожелал скрыть, что бы не вызвать зависть конкурентов и нездоровый интерес кураторов в МВД. Очень возмущали автора нравы цеховиков: наезды конкурентов, поджоги, разборки, обсыпанные бриллиантами жены и любовницы, подпольные игорные дома, дорогостоящие содержанки и была прелестная фраза начет развращения сотрудников МВД.

-Так что с нами происходит? – вопрошала московская газета. Повторяю, на дворе 1977 год.

-А что происходит с теми, кто не понимает что происходит в стране? – вопрошали трое цеховиков в самолете, обсуждая очерк в газете. – Как долго можно будет не замечать расцвет теневого бизнеса? Как может удивлять наличие небольшой суммы денег у делового человека? Эх, жаль Брежнев не Ленин, трусоват.  Не посмеет как Ленин в 1921 году ввести нэп. Отменить монополию на производство товаров, разрешить частную торговлю. Самое главное – разрешить регистрацию частных компаний.

Последнее было мечтой цеховиков – узаконить частные компании. Все остальные базовые условия введения нэпа уже к середине 1970-х годов процветали в СССР.  Раз дерево дает хорошие плоды и кормит вечно голодную милицию, так зачем скрывать расцвет теневой экономики? К чему треп про борьбу с цеховиками, которые кормят вас?  Брежневу и его керюхам в ЦК надо набраться мужества и признать – частный бизнес успешнее госпредприятий- говорили цеховики. - Признать также, что цеховики прекрасно обходятся без партийных собраний. Им вообще не нужна компартия, да и сам товарищ Брежнев с его заспанной рожей. Хотя он самый лучший. На встрече бакинских и тбилисских приятелей – цеховиков стоило дяде Изе в шутку крикнуть «партия - наш рулевой», как даже самые тихие из приглашенных так расшвырялись тарелками, что официантки с визгом рванули на кухню.

После истории с газетой дядя Рафик еще больше полюбил СССР, теперь он всем сердцем был за советскую власть. Как и его друзья своими руками задушил бы Горбачева, выжег бы всю Беловежскую пущу со всеми мерзавцами, подписавшими смертный приговор СССР. Свой Советский Союз цеховики обожали. Причем, тбилисские цеховики не меньше бакинских. Грузия в застой была любимчиком московской верхушки. В свою очередь цеховики грузинские обожали необъятный советский рынок.

-Дайте нам закрытые границы, государство – крепость с тотальным дефицитом и мы возродим СССР за месяц, - говорили цеховики в 1993 году.

Кальций, натрий, витамины и остальные необходимые компоненты для обеспечения прочности скелета системы – все предоставляли цеховики. Они это знали и требовали к себе такой нежности и гибкости, на какую только способна партия. Внешне жесткая, жестокая, беспощадная и продажная до мозга костей. 

Все держалось на честном слове и самым большим преступлением считалось нарушить правила игры. Как среди цеховиков, так и среди их кураторов. Когда многолетнего куратора цеховиков Наримановского района Баку захотели снять по возрасту, цеховики скинулись и за двести тысяч рублей продлили службу своего человека на один год. Новый ведь обязательно повысит ставки. А этот настолько уже богат и сыт, что играет в порядочность. Опоздаешь с взносом на неделю – две, пожурит и будет ждать. А если горит - покроет из своих. Ценит друзей. Не жадный. Входит в положение.

О нравах славного времени. Чего стоит одна история с ограблением дяди Изи.  Звонит на работу жена: Изя, приходи быстрее, нас грабят, трое в масках. Один говорит, что у него есть пистолет. Я так думаю, люди Мясника. Как выглядят? – тут жена критически оглядела грабителей. Вытянулись, как будто пришли фотографироваться. – Босяки. Шестерки. Приедешь?

-Ладно, сейчас приеду, скажи им, что бы ничего не трогали,- отвечает Изя и звонит к другу к дяде Бене  - Веньямин, меня грабят, ты не в курсе кто? Так узнай.

-Обещал скоро быть, – говорит жена грабителям. Обращается к главарю обиженных босяков-  Хотите чаю?

Мясником в семье Изи звали самого лютого конкурента- владельца двух цехов в Баку и одного в Сумгаите- Гриши Асадова. Толстый тип, краснощекий и с одышкой.  Глядя на таких всегда удивляешься: Ну и зачем вам деньги?

Жена дяди Изи предлагает грабителям чай. Те снимают маски, пьют чай с клубничным вареньем.    

-А вот и Изя приехал,- говорит она радостно. – Сейчас спустится.

У него была квартира на третьем этаже, а квартиру над собой он снимал для деловых встреч. Жена услышала как открылась дверь этажом выше и  успокоилась- приехал муж, скоро все кончится.  

Вдруг телефонный звонок. Изя говорит жене: Скажи грабителям, меня срочно вызывают, если хотят деньги, пусть едут к Рахиле.

-Вот так дела, – громко возмущается жена – бросает семью в такой момент и едет к любовнице.

Минут семь, пока Изя не вывел свою машину со двора, жена ругала бабника и негодяя.  Заехал он за деньгами.

-Меня грабят, а он звонит и говорит, что едет к любовнице, - возмущалась одна из самых опытных, закаленных жен цеховиков.   

-И что нам теперь делать,- растерялись грабители.

-Вам надо поехать к Рахиле. Стерва редкая, но все свои деньги он хранит у нее. Раз он меня предал, то и я его предам. Записывайте адрес. Рахиля Абдуллаевна Самедова- Лихман, улица Щорса 17.  Спросите там, где живет Рахиль – любой скажет.  Ребята, умоляю, убейте стерву.  Якобы оказала сопротивление.

Грабители сочувственно посмотрели на гостеприимную хозяйку и отбыли в ловушку. У Рахили их уже ждали.

Когда спустя пять часов дядя Изя вернулся домой, сын – подросток сказал: Папа, ты трус. Мы здесь дрожим, а ты по девкам своим катаешься.

-У нас свои методы, малыш, - улыбнулся папаша и обнял жену. Он гордился ею и целый месяц вел себя как образцовый муж. Жена размечталась- да хоть три раза в году пусть так нас грабят. Когда я узнала, что Рахили эти мальчики ребра поломали, душа моя два дня отдыхала.    

Из сентенций дяди Изи: Когда хочешь кому – то навалять, кого- то выбросить с балкона или подвесить за ноги… Вспомни: ты богач. Найми человека. Не экономь на свободе.

Конечно, среди цеховиков было много зажравшихся, для которых большие деньги -  рок, стресс и катастрофа. Много было всяких пройдох, мошенников, аферистов, позеров. Эти быстро исчезали, уступая место новой партии фраеров.  Баку в те годы обладал несметными запасами понтярщиков, которые мечтали заграбастать шальные деньги и вкусить такой бесшабашной жизни, что пять лет в тюрьме пронеслись бы стремительней стрелы. В упоительной трепатне и восхищении аудитории.

Чем меньше знаний правил игры, тем больше страстная мечта оказаться среди хозяев жизни.  В 1970 году проснулись гены владельцев частных компаний времен первого нефтяного бума, во дворах которых вдруг зафонтанировал нефтяной столб.  При этом ни один из цеховиков не называл брежневский период правления застоем. Напряженная, динамичная, бурная и опасная игра. Со сложными партнерами, наглыми органами контроля и беспощадными конкурентами. Никто в Баку не называл цеховиков мафией. Скорее труженники, удачливые и успешные. Тысячи людей с северного Кавказа, Средней Азии приезжали в Баку за товаром. Проживи Брежнев еще года три и дело дошло бы до открытия филиалов в других городах СССР.  Что сгубило? Может быть рост претенциозности цеховиков испугал ЦК. Скорее всего да, эти ребята в сказки про руководящую роль компартии упорно не желали верить.  Компартия была им не нужна, но и чем заменить не знали. Может в этом причина развала СССР?

Дядя Рафик как – то в один из вечеров хвастался, что пять раз был под следствием, его трижды по ночам забирали из дому.

-Четыре раза, – с нескрываемой гордостью поправила мужа Эсфирь Давыдовна.

-Точно, четыре, – сказал дядя Рафик, - Итак, ночь, идет допрос. Требуют признание, мол, кому – то из сотрудников ОБХСС я передал взятку. Вечные их  разборки, все время кого- то хотели подставить, сместить. Кормушка маленькая, а штаты раздутые, вот и жрали друг друга. Я отвечаю: Взяточничества в СССР нет. То, что вы называете взяточничеством и коррупцией есть восходящие в Москву финансовые потоки, которые стимулируя частную инициативу,  совершенствуют управление социалистической экономикой.  Конкретный пример. Если бы во глава совета министров  был цеховик, то СССР продавал бы не сырую нефть, а нефтепродукты.

Работники прокуратуры головы опустили, грустно переглянулись, затем молча посадили в машину и отвезли домой. Жена удивилась: Так быстро? -Всего пять утра, – ответил дядя Рафик, – вот это я понимаю страна. Сколько неглупых людей в нашей прокуратуре работает.  

Но ничего этого в московской статье про цеховиков не было,  хотя корреспондент присутствовал при допросе Рафика. Зато было много нравоучительного нытья по поводу того, что педагоги и коллеги бакинского Корейко  и даже глава республиканской комсомольской организации так и не мог ответить на вопрос журналиста: Так все – таки куда мы катимся?  По центру Б... Читать следующую страницу »

Страница: 1 2


6 августа 2021

16 лайки
0 рекомендуют

Понравилось произведение? Расскажи друзьям!

Последние отзывы и рецензии на
«Цеховики»

Нет отзывов и рецензий
Хотите стать первым?


Просмотр всех рецензий и отзывов (0) | Добавить свою рецензию

Добавить закладку | Просмотр закладок | Добавить на полку

Вернуться назад








© 2014-2019 Сайт, где можно почитать прозу 18+
Правила пользования сайтом :: Договор с сайтом
Рейтинг@Mail.ru Частный вебмастерЧастный вебмастер