ПРОМО АВТОРА
Иван Соболев
 Иван Соболев

хотите заявить о себе?

АВТОРЫ ПРИГЛАШАЮТ

Олесь Григ - приглашает вас на свою авторскую страницу Олесь Григ: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
Горцев Алексей - приглашает вас на свою авторскую страницу Горцев Алексей: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
kapral55 - приглашает вас на свою авторскую страницу kapral55: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
Нина - приглашает вас на свою авторскую страницу Нина: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
Киселев_ А_А_ - приглашает вас на свою авторскую страницу Киселев_ А_А_: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»

МЕЦЕНАТЫ САЙТА

Вова Рельефный - меценат Вова Рельефный: «Я жертвую 100!»
Ялинка  - меценат Ялинка : «Я жертвую 10!»
стрекалов александр сергеевич - меценат стрекалов александ...: «Я жертвую 50!»
Анна Шмалинская - меценат Анна Шмалинская: «Я жертвую 100!»
станислав далецкий - меценат станислав далецкий: «Я жертвую 30!»



ПОПУЛЯРНАЯ ПРОЗА
за 2019 год

Автор иконка Редактор
Стоит почитать Ухудшаем функционал сайта

Автор иконка станислав далецкий
Стоит почитать В весеннем лесу

Автор иконка Юлия Шулепова-Кава...
Стоит почитать Соната Бетховена

Автор иконка Сандра Сонер
Стоит почитать Самый первый

Автор иконка Сергей Вольновит
Стоит почитать КОМАНДИРОВКА

ПОПУЛЯРНЫЕ СТИХИ
за 2019 год

Автор иконка Владимир Котиков
Стоит почитать РОМАШКА

Автор иконка Арсенина Наталья
Стоит почитать Памяти Юлии Началовой

Автор иконка Олесь Григ
Стоит почитать Как с утра тяжелый снег похоронил

Автор иконка Виктор Любецкий
Стоит почитать Мы разные в жизни этой...

Автор иконка Виктор Любецкий
Стоит почитать Кем надо быть, чтоб тебя не хотели убить...

БЛОГ РЕДАКТОРА

ПоследнееПроблемы с сайтом?
ПоследнееОбращение президента 2 апреля 2020
ПоследнееПечать книги в типографии
ПоследнееСвинья прощай!
ПоследнееОшибки в защите комментирования
ПоследнееНовые жанры в прозе и еще поиск
ПоследнееСтихи к 8 марта для женщин - Поздравляем с праздником!

РЕЦЕНЗИИ И ОТЗЫВЫ К ПРОЗЕ

Ицхак СкородинскийИцхак Скородинский: "Вот, это - очень. -Таблетки не помогут, только работа, ежедневный тяже..." к рецензии на Не ослеплен я Музою моею

Тихонов Валентин МаксимовичТихонов Валентин Максимович: "Дорогая Екатерина!Я думаю, что желание увидеть мою повесть на кино..." к произведению Свадьба в Бай - Тайге

Екатерина: "Очень интересно прочитать частичку истории из вашей жизни. А самое инт..." к произведению Свадьба в Бай - Тайге

PAST: "GREAT!!!" к произведению Прощай

Эльдар ШарбатовЭльдар Шарбатов: "Как обещал, сообщаю о результате своего приключения: вчера помирился с..." к произведению Первоапрельский колобок, или Как я разыграл ворон

Aleks: "Хорошо написано" к произведению Очень взрослые игры

Еще комментарии...

РЕЦЕНЗИИ И ОТЗЫВЫ К СТИХАМ

Любовь КрасиваяЛюбовь Красивая: "Здравствуйте. А почему это стихо такими буквами ог..." к стихотворению 21 век

Любовь КрасиваяЛюбовь Красивая: "Здравствуйте. А почему это стихо такими буквами ог..." к стихотворению 21 век

Любовь КрасиваяЛюбовь Красивая: "Здравствуйте. А почему это стихо такими буквами ог..." к стихотворению 21 век

Ицхак СкородинскийИцхак Скородинский: "Николай, благодарю Вас!" к рецензии на Негев – пустыня – шофар

Владимир ЗагородниковВладимир Загородников: "Понравилось. Спасибо. Удачи" к стихотворению Берегите женщину

Любовь КрасиваяЛюбовь Красивая: "Здравствуйте. Это фото балерины, ставшей чемпионко..." к рецензии на Еще хочу

Еще комментарии...

СЛУЧАЙНЫЙ ТРУД

Вдвоём
Просмотры:  85       Лайки:  0
Автор Гражданин Сергеев

Полезные ссылки

Что такое проза в интернете?

"Прошли те времена, когда бумажная книга была единственным вариантом для распространения своего творчества. Теперь любой автор, который хочет явить миру свою прозу может разместить её в интернете. Найти читателей и стать известным сегодня просто, как никогда. Для этого нужно лишь зарегистрироваться на любом из более менее известных литературных сайтов и выложить свой труд на суд людям. Миллионы потенциальных читателей не идут ни в какое сравнение с тиражами современных книг (2-5 тысяч экземпляров)".

Мы в соцсетях



Группа РУИЗДАТа вконтакте Группа РУИЗДАТа в Одноклассниках Группа РУИЗДАТа в твиттере Группа РУИЗДАТа в фейсбуке Ютуб канал Руиздата

Современная литература

"Автор хочет разместить свои стихи или прозу в интернете и получить читателей. Читатель хочет читать бесплатно и без регистрации книги современных авторов. Литературный сайт руиздат.ру предоставляет им эту возможность. Кроме этого, наш сайт позволяет читателям после регистрации: использовать закладки, книжную полку, следить за новостями избранных авторов и более комфортно писать комментарии".




Эмиграция внутрь себя


Леонида Богомолова (Лена-Кот) Леонида Богомолова (Лена-Кот) Жанр прозы:

Жанр прозы Сказки для взрослых и детей
117 просмотров
0 рекомендуют
0 лайки
Возможно, вам будет удобней читать это произведение в виде для чтения. Нажмите сюда.
Сочинение графоманки

Полинялый балаган
В городе начало работать частное издательство «Гримёрка». Дама, открывшая его, в своё время получила музыкальное образование. Но чаще всего её называли Писательницей. Конечно, её называли и музыкантом, и гитаристкой, и женщиной-бардом, и женщиной-поэтом. Её не называли только частным предпринимателем. Всё-таки статусы «с традициями» больше отражали сущность Писательницы, чем современное понятие. Хотя она могла бы найти глубинную поэтическую тайну даже в частном предпринимательстве.
Писательница всё больше чувствовала, что в ней что-то меняется. Вроде бы ей до сих пор делают комплименты, и «Гримёрка» держится только силами Писательницы, но всё же… В глазах стало совсем чуть-чуть меньше блеска, а голос стал только немного тише – и вот уже какое-то другое впечатление. Муж говорил Писательнице: «Да что ты себя накручиваешь, ты такая же, как и всегда». Она не знала, радоваться или огорчаться. Её муж мог считать жену такой же, как обычно, просто потому, что он не замечал в ней перемен. Но если муж Писательницы не видит в ней перемен, это ещё не значит, что их нет. Конечно, она считает себя самой счастливой, ведь рядом с ней есть любимый человек. Дочь Писательницы учится на последнем курсе отделения фортепиано, она выбрала ту же профессию, что и мама. У Писательницы есть такая семья, какую она хотела, всё исполнилось.
Вспоминая случившееся, Писательница часто возвращалась в то время, когда она мечтала о счастливой жизни с любимым мужем. Вот она примеряет свадебное платье, сшитое вместе с подругами. В общем-то, это просто накидка, падающая складками до пола. Писательница не особенно хотела вычурное платье, усеянное бантиками и оборочками. Зато сколько белого цвета, сколько чистоты и естественности в наряде невесты! Её уже назвали богиней и из греческой мифологии, и из кельтской.
А вот Писательница и её будущий муж ищут музыкантов для свадебного вечера. Они хотели бы пригласить поэтов-бардов спеть на свадьбе. Разумеется, не самых популярных, а хотя бы тех, кто согласится. Невеста и жених пришли на вечер бардовской песни в квартире одного из собравшихся. Ровесники влюблённой пары поют песни, написанные для самовыражения, кто во что горазд. Возможно, это и войдёт в свадебную программу. Но Писательница тихонько уходит в сторону кухни, где более взрослая компания поёт классический репертуар.
В дверях кухни Писательница слышит:

– Не много ль я хочу, всему давая цену,
Не сладко ль я живу, тобой лишь дорожа?

***

Прекрасная дама сидела на кухне рядом с поющими гитаристами.

– Не много ль я хочу, всему давая цену,
Не сладко ль я живу, тобой лишь дорожа?

Дама закуталась в шаль, как будто обняла себя крыльями. Шаль спускалась с плеч дамы, закрывая её фигуру. Дама изящно склонила голову к плечу, словно бы прислушиваясь к поющим внимательнее. Чёрные волосы дамы складывались в тяжёлый узел. Казалось, что причёска дамы должна перевесить её тонкую шею, но осанка дамы в шали оставалась статичной, можно сказать – королевской. Она склонила вниз, к плечам, чёлку, склонила вниз ресницы, погружаясь в сладкий сон под аккорды гитары.
Красотой дамы в шали восхищались многие. Правда, сама она не всегда понимала, чем вызывает всеобщее внимание. Она могла бы считать, что у неё есть хороший вкус и благородные манеры, но вот красота… Не такой уж маленький рост и тёмный, колдовской цвет волос. Внешне она скорее походила на колдунью, живущую в темноте и наводящую чары. А когда с дамой разговаривали люди, способные преодолеть молчаливое восхищение, она казалась нежным ангелом, изливающим доброту и мудрость на тех, кто оказывался рядом. Кто же она? Дама сама об этом не знала.
Один из музыкантов смотрел на даму долгим взглядом, уже только машинально повторяя слова песни. Она, почувствовав его взгляд, откинула голову назад, наклонилась в сторону тяжеловесной причёски. Ровная чёлка дамы откинулась в сторону от резкого движения. Раскрылись густые ресницы дамы, и теперь она глядела огромными глазами на музыканта. Дама выпрямилась, и с её плеч соскользнула шаль. Казалось, что шаль была одним целым с дамой, но в один момент тяжёлая ткань упала вниз, к длинному платью дамы, стелющемуся шлейфом, как русалочий хвост. Открылись плечи и руки дамы, до этого находящейся в сладком оцепенении. Быстрым нервным движением она подняла руки и распустила узел волос. Чёрные волосы упали вниз. Теперь они закрывали плечи дамы так же, как закрывала шаль.

***

Молодой графический дизайнер заказал рекламные буклеты в издательстве «Гримёрка». Он представлял себе, придя в издательство впервые, что хозяйкой «Гримёрки» окажется «бизнес-леди» – уверенная в себе, динамичная, рвущаяся за модными тенденциями. Его встретила дама, плавно вышедшая к нему из дальнего угла комнаты, завернувшаяся во что-то уютное, ниспадающее с плеч. Мягко улыбнувшись, дама сказала:
– Здравствуйте. Может быть, чаю? Я как будто чувствовала, что сегодня утром кто-нибудь зайдёт, принесла выпечку собственного изготовления.
– Спасибо, вы прямо прочитали мои мысли, – смутился дизайнер.
– Тут даже не надо быть экстрасенсом, на улице такая противная погода… Хотя, и правда, в последнее время это издательство просто превратилось в магический салон. Вы не поверите, многие из тех, кто здесь бывает, находят ответы на вопросы, над которыми думали уже давно.
Писательница мало-помалу привыкла к тому, какое впечатление производит на клиентов. Как если бы она зашла в «Гримёрку» из другой культурной ситуации. Да, по большому счёту, так и случилось.
– Не всегда можно найти такое госучреждение, в которое ты впишешься и которое доброжелательно принимает тебя, – со вздохом говорила Писательница то одному, то другому собеседнику.
Она уже имела представление о том, что любовь к искусству иногда уменьшается до размеров частного заведения. Писательница ни одним словом не выражала недовольства, принимала ситуацию такой, какая она есть. И всё же было бы интересно, если бы кто-нибудь пришёл сюда не для разговора с хозяйкой частной лавочки. Вдруг ему захотелось бы написать сказку про прекрасную колдунью…

***

Девочка поступила на первый курс отделения фортепиано. Она любила оживлять инструмент, молчащий до поры до времени. Это напоминало девочке о романе, который она писала, уже не один раз возвращаясь к началу. Из аккордов складывается музыка, из слов – литература. А вот из чего сложить любовь?
Девочке нравился мальчик из её группы. Неправда, что создательнице искусства нужно только искусство, человеческое счастье тоже взяло девочку в плен. Но вместе с робкими надеждами у девочки появлялись грустные мысли, незаметно заполняющие душу. Девочка не могла вспомнить, когда слышала комплименты, связанные с её внешностью. О ней часто говорили: «умная», «нестандартная», «имеющая собственный взгляд», «интересная». Но как-то почти не звучало: «хорошенькая», «прелестная», «очаровательная». Со временем девочка стала считать, что она предназначена не для украшения, а для мудрости.

***

Дама в шали прощалась с музыкантом, смотревшим в её сторону на «кухонном» вечере в то время, как другие собравшиеся пели. Она уезжала из страны. Дама не уточняла, куда именно. Правда, музыкант предполагал, куда она собралась уехать, просто потому, что она могла выбрать только это место, о котором он подумал. Но, возможно, она уезжала в любой другой населённый пункт. Дама смотрела в глаза музыканту из-под полей шляпки. Она завязала ту же самую шаль поверх шляпки так, что концы шали спускались на грудь.
Музыкант с тоской понимал, почему дама уезжает. В это время и в этой стране её красота стала лишней, неактуальной, списанной за ненадобностью. Реверансы, томные взгляды, перчатки, вуали, язык веера – это ворох очаровательных, но ненужных деталей, лежащих балластом в современной жизни. Настоящее время постоянно создаёт глобальные проекты, вряд ли кто-то станет отвлекаться на выцветший аристократизм дамы в шали. Её хрупкие грёзы не успевают за действительностью. Дама и реальная жизнь оказались в разных временах. Кто бы стал брать уроки изящных манер, сохраняемых дамой, как в музее? Кружево мудрых познаний дамы расползается по ниткам. Теперь она может только уехать, потому что вступать в борьбу с реальной жизнью – пустая трата времени.
Дама в шали знала, что она выбирает очень неясный выход из положения и вряд ли счастливый. В таком возрасте, как у неё, женщины устраивают семейное счастье. А она уже довольно давно занята мыслями о переезде и подготовкой к нему. Может не остаться времени на женскую судьбу. Для того, чтобы отказаться от прежнего пространства и создать новое, надо прожить отдельную жизнь. Это слишком тяжёлый путь, в начале которого сейчас стоит дама в шали.

***

Дочь Писательницы начала встречаться со студентом-художником, с которым она познакомилась на вечеринке. Он предложил написать её портрет. Девушка долго обдумывала, какой она хочет видеть себя в живописи. И она решила, что, кроме свадебного платья мамы её сущность вряд ли что-то отразит так же хорошо. Дочь Писательницы померила белый наряд, но решила изменить его под свой вкус. Она украсила роскошно-белую ткань кружевным полотном и оборками. Свадебное платье Писательницы стало чехлом для ажурного великолепия. Из минималистичного платье превратилось в бально-дворцовое.
Когда художник увидел дочь Писательницы, она показалась ему снежной принцессой. Он тут же начал представлять, какими красками нужно будет деликатно оттенить сияние белого цвета и в каких малых количествах. Возможно, из этого получится серия работ. А может быть, героиня портрета переселится в иллюстрации к зимней сказке. Дочери Писательницы казалось, что она только сейчас заметила, какое впечатление она может производить на ценителей красоты и искусства. Белое платье стало для неё волшебным зеркалом.

Гримёрка
К Писательнице пришла журналистка, собиравшая материал для статьи про «Гримёрку». Девушка задавала стандартные вопросы про время появления издательства и тематику изданий. Писательница отвечала ей, упоминая много деталей и подробностей, но думала о другом. Ей казалось, что она когда-то видела журналистку. Но хмурое лицо и железный голос девушки никак не всплывали в памяти.
– С вами беседовала… – журналистка назвала имя и фамилию.
Только попрощавшись с журналисткой, Писательница вспомнила, о какой части её интересов могло бы сказать имя девушки. Такое же имя носила юная поэтесса, печатавшаяся в городском журнале. Когда-то Писательница видела её стихи, помнится, рядом размещалось фото. Интересно, это та же самая девушка из журнала или две разные? Мутноватое фото, сделанное непонятно с какого ракурса, может ещё ни о чём не сказать.
Писательница нашла издания журнала в библиотеке. Она сопоставила факты, когда и при каких обстоятельствах могла прочитать стихи молодой поэтессы. Нужные страницы нашлись во втором журнале, взятом Писательницей из стопки. Она раскрыла страницу с именем журналистки. Да, вот стихи, понравившиеся когда-то. Рядом фотография. Даже маленький формат не мешал понять: перед Писательницей – лицо журналистки. То есть, конечно, не журналистки, мрачноватой и замкнутой, озвучивающей шаблонные фразы. С фотографии широко распахнутыми глазами смотрела юная поэтесса и нежно улыбалась. Каждое стихотворение напоминало воздушный замок. Уже довольно давно Писательница прочитала такие стихи по диагонали и переключилась на множество других таких же стихов. Но сегодня она читала эту публикацию, как будто проводила расследование. Стихи поэтессы, бывшие дебютными не один год назад, напоминали сказку, непрекращающуюся, идущую по спирали, вбирающую в себя все детские мечты. Куда потом исчезла воздушная фея, собирающая грёзы? Она превратилась в саламандру, уже с трудом помнившую, о чём мечтала когда-то, если вообще мечтала.
Журналистка вернулась в «Гримёрку» показать получившуюся статью. Писательница не знала, каким будет её взгляд на журналистку после прочтения стихов. Теперь Писательница разгадала и эту загадку. Она больше не видела саламандру из мира журналистики. Писательница видела только поэтическую фею.
– Я помню ваши стихи по старым публикациям, – сказала Писательница. – Очень интересно написано. Когда вы назвались по имени, я подумала, что уже где-то его слышала.
– Спасибо, хотя я писала стихи уже сама не помню когда, – слабо улыбнулась девушка.
– А сейчас?
– Уже не очень. То ли не о чем писать, то ли забываю технику стихосложения…
– Надеюсь, что у вас появится много стихов, целая поэтическая биография.
Писательница тут же почувствовала слёзы на глазах. Сама она не нашла себе места в официальных структурах, поэтому и открыла «Гримёрку». Теперь муж Писательницы недоволен, что она большую часть времени проводит там. Но ведь это пока что единственный шанс для Писательницы заниматься тем, что ей интересно. Нельзя сказать, что она не слышала пожеланий успеха в карьерном росте, но всё как-то так навалилось…
– Спасибо, – поблагодарила девушка.
Выйдя на улицу, она посмотрела в стеклянную витрину. Девушка увидела словно в первый раз, какие у неё бездонные глаза и как сияет её лицо, одухотворённое мечтой. Она задумалась о том, что в её жизни ещё может случиться что-нибудь радостное и творческое. Пасмурный день стал в понимании девушки уже не таким, каким был с утра.

***

Роман девочки приближался к завершению. То есть, она надеялась, что к завершению. Если не случится так, как случалось уже не один раз. А именно, когда в конце работы девочка понимала, что основную идею нужно раскрыть не тем, а другим образом, в результате чего менялась вся концепция романа. Но сейчас девочка старалась придерживаться мудрого вывода, что представления автора могут меняться каждый день, в зависимости от опыта и просто от состояния души. Она решила, что сегодняшний вариант романа будет окончательным. Девочке предлагали обратиться в издательство «Гримёрка», чтобы выпустить бумажную книгу.

***

Писательница читала на диване. Она закуталась в плед так, что он, спускаясь с плеч Писательницы, скрывал её фигуру. Она пробегала глазами строки: «Это странно-печальные сны мирового, больного похмелья». Да, настроение Писательницы тоже напоминает блаженный сон. Иногда можно играть главную роль в бальном платье, струящемся бесконечными складками, подхваченными драгоценностями. А иногда можно стать примадонной, когда в твоём распоряжении только тёплый плед и окно, занавешенное практически лондонским туманом. Туман и мелкий дождь постепенно укачивали Писательницу. Она отложила книгу и почувствовала, что засыпает. Это ещё одна ипостась её мира искусства.

***

Отношения дочери Писательницы и художника находились на грани разрыва. Обворожительная снежная девушка появилась на картине, написанной художником, и даже не на одной. Романтика живописи украшала любовь молодой пары, превращала юношеские чувства в волшебную легенду. Но любовь не может существовать только на протяжении работы над портретом. Всё чаще разговоры влюблённых касались бытовых вопросов. Их любви ещё только предстояло развиться в сильное чувство, незыблемое перед любыми препятствиями.
– Мне кажется, что, когда ты приходишь в эту компанию твоих друзей, ты становишься непохожа на себя, – высказался художник о друзьях дочери Писательницы. – Ты начинаешь смеяться над всякими гадостями, про которые ты обычно не говоришь. Есть столько интересных вещей, в которых ты разбираешься, но именно в таком коллективе вы обсуждаете одно и то же, неудобно это называть вслух.
– Я же не могу сидеть в четырёх стенах и жить только музыкой и книгами, – дочь Писательницы раздражалась, чувствуя, что художник говорит правду. – Когда я общаюсь с коллективом, там нужно перестраиваться на другие темы.
– По-моему, никогда не надо ни на что перестраиваться.
– Просто у тебя вообще нет своего круга! – сорвалась дочь Писательницы. – Я не помню случая, чтобы ты пригласил меня туда, где собираются люди, которых знаешь ты! Может быть, ты завидуешь, что у меня есть с кем провести время?
– Ладно, я так понимаю, разговор зашёл в тупик, – вздохнул художник.
Дочь Писательницы ушла из аудитории, где происходил разговор и где в это время влюблённые рассматривали картины.

Грим-уборная
Графический дизайнер вернулся в «Гримёрку» за рекламными буклетами. Он засмотрелся на фотографии, лежащие россыпью на столе Писательницы. Это были портретные чёрно-белые снимки. На одном из них дизайнер узнал Писательницу. Она смотрела вполоборота, как обычно на подобных фотографиях. Волосы Писательницы на снимке укладывались в высокую причёску, на кружевном ослепительно-белом воротничке темнела брошь. Даже здесь было понятно, что брошь переливается разными оттенками, возможно, благородно-винными. Правда, что-то казалось дизайнеру немного странным, неуловимо-необъяснимым. Он и сам не мог понять, что именно, и решил, что это загадочный шарм женского лица на фото.
– Вы хорошо получились на этой фотографии, – дизайнер не удержался, чтобы не сказать комплимент.
– На какой? – не поняла Писательница.
– Вот здесь.
Писательница посмотрела в том направлении, куда показывал дизайнер, и увидела чёрно-белое фото.
– Ой, что вы такое говорите! – Писательница сделала движение, будто отстраняясь от фотографии. – Я собрала фотографии людей, связанных с культурной деятельностью. На этом снимке другая женщина, он сделан примерно в то время, когда я вышла замуж в студенчестве. Чуть позже эта дама эмигрировала, её более поздние фотографии трудно найти. Потом, она была удивительной красавицей, а я… Ну, посмотрите, вы же видите… На второй взгляд вы уже не перепутаете меня с лицом на фотографии.
Теперь дизайнеру стало понятней, почему фотография казалась ему хранящей какую-то загадку. Загадка заключалась во времени появления фотографии. Даме на фото было столько же лет, сколько Писательнице сейчас. Но такие позы вполоборота принимали те, кто фотографировался миллион лет назад, когда Писательница была юной невестой. Если бы она фотографировалась сейчас, дизайнер увидел бы цветную фотографию, где модель смотрит прямо в кадр. И, конечно, чёрно-белая фотография выглядела парадной, выполненной в бархатистых тёмных и жемчужных светлых тонах. Писательница приходила в «Гримёрку» явно не в таком виде – кофта и блузка размытых оттенков, каких нет в природе, растрёпанные волосы. И всё-таки дизайнер продолжал видеть сходство реальной женщины с устаревшей, почти музейной фотографией. Может быть, запечатлённая дама не обиделась бы на такое сравнение.
Писательница долго с удивлением думала об ошибке дизайнера. Неужели её кто-то перепутал бы с законодательницей утончённого вкуса? Наверное, дело в том, что Писательница сейчас в том самом женском возрасте, в котором эмигрантка успела остаться на фото. В таком новом расцвете появляется мягкий взгляд, замедленная грация движений, спокойствие. Вот что ввело дизайнера в заблуждение.
Дизайнер мучительно вспоминал о том, что его занимало. Он согласен был думать об этом предмете размышлений, как бы ни было тяжело на сердце. Дизайнер мечтал подойти к девушке, когда-то писавшей стихи, и рассказать ей о своей любви. Он не решался признаться ей в чувствах, когда она была романтичной, жизнерадостной поэтессой. Сейчас у неё наступил какой-то жизненный кризис, она бросила стихи, ушла в журналистику. По одному взгляду девушки видно, что она живёт в невидимой клетке, в которую ушла добровольно. Вот если бы расколдовать журналистку и превратить её обратно в поэтическую мечтательницу. Дизайнер и сейчас знает, что она романтичная девушка, неважно, какой бы она ни казалась внешне. Только что нужно сделать, чтобы девушка сама увидела в себе романтику?

***

Те, кто помнят даму в шали, не знают, в какую сторону упасть на колени, где она сейчас живёт и творит музыку и поэзию. Есть уже многие, кто либо забыл о ней, либо её не знал. Эмигрировавшая дама уже превратилась в сказку о красавице из неведомых стран. Если бы даже она вернулась в родные места, вряд ли она осталась бы такой же красивой, как и в день отъезда. Может быть, лучше запомнить её как прекрасную грёзу и не возвращать в действительность? Иногда красота существует только в течение определённого времени, а дальнейшей судьбы ей просто не надо. После отъезда дамы музыкант, смотрящий в её сторону во время общего пения под гитару, уже не писал ничего нового.

***

Дочь Писательницы скучала без художника. Сегодня родители отмечали годовщину свадьбы, но девушка не торопилась идти домой. Она не представляла, как будет сидеть за столом в большой компании и улыбаться, когда хочется плакать. Получится не очень хорошо, если она испортит праздник своим унылым настроением. Мама сразу же заметит это, уведёт её на кухню, начнёт расспрашивать, что произошло… Лучше оттянуть момент прихода.
Гуляя по коридорам, дочь Писательницы услышала музыку в одной из аудиторий. Она немного приоткрыла дверь. Напротив двери стояло пианино, на котором играла девочка, пишущая роман. Девочка сидела в профиль к двери и не заметила, что на неё кто-то смотрит. Дочь Писательницы почему-то застыла, как заворожённая, немного забыв о своей грусти. Она загляделась на девочку, впервые изучающим взглядом, а не поверхностным. Только сейчас дочь Писательницы заметила, что на самом деле эта девочка очень красива. Но её красоту как-то сложно заметить, она не бьёт в глаза сразу. Волосы девочки не золотистые, а тёмные. Глаза не смотрят радостно и доверчиво, а с сомнением выглядывают из-под нахмуренных бровей. Красиво очерченные губы никогда не улыбаются. От девочки нельзя услышать ласкового разговора, комплимента, весёлого смеха. У неё всегда наготове резкое слово, осуждение, язвительная оценка. Это красота амазонки. Может быть, она не соответствует расхожему представлению о женском очаровании. Но дочь Писательницы вдруг подумала: а если в этой девочке есть что-то такое, что важнее красоты, любви и счастья? И если кто-то окажется с ней рядом, ему будет хорошо без красоты и любви, и он станет счастливым без счастья. Потому что девочка хранит в себе какое-то большее сокровище. Тут же дочь Писательницы подумала о другом. Девочка похожа на сокровищницу, хранящую молодость, интерес к жизни, талант, мелодии и звуки. Могла ли она привязаться к каким-либо знакомым людям, чтобы участвовать в событиях, происходивших с ними, как о ней злословили? Надо ли было ей искать интересных впечатлений, если её собственные достоинства переплёскивались в ней через край? Ответ на этот вопрос ещё предстояло найти.
Пересилив себя, дочь Писательницы пришла домой. Сейчас её появление уже не привлекло внимания, застольные беседы набирали оборот. Писательница играла на гитаре и пела:

– Не пускайте поэта в Париж!
Пошумит, почудит – не поедет.
Он поедет туда, говоришь,
Он давно этим бредит…

***

Дама в шали проводила музыкальный вечер у себя дома. Теперь она стала хозяйкой салона. К ней приходили и её соотечественники из русского квартала, и люди, родившиеся в той стране, где она жила сейчас. Она стала богатой и единомышленниками, и искусством, и познанием. Но всё-таки, что-то не давало ей покоя в этом райском уголке, для создания которого она приложила много сил. Теперь дама имела полное право наслаждаться жизнью. Казалось, ей не хватало только какой-то малости.
После творческих встреч дама поздно ложилась спать, уже с трудом разбирая время суток. Когда она засыпала, где-то между реальностью и сном мысли дамы складывались в одну и ту же сказку.
В ледяном дворце на ледяной постели спала прекрасная дама. Её укрывала длинная фата, вышитая морозными узорами, переплетающимися друг с другом. Фата полностью скрывала тело спящей дамы, отчего дама походила на бесплотный образ. Сновидения дамы соединялись из нежных грёз. Во сне она видела волшебные краски и слышала сладкую музыку. Сон становился для дамы привлекательнее, чем жизнь. Она не чувствовала холода в ледяном мире, потому что сон согрел её лучше, чем человеческое тепло. Неизвестно, сколько времени должен продлиться её сон и кто может её разбудить. Возможно, дама и не хотела бы, чтобы её сон кто-нибудь нарушил. Она не хотела жить в действительности, где ей не нашлось места. Единственным пристанищем для дамы стал заколдованный сон.

***

Девочка сгорала от стыда за себя. Она так долго мечтала о красоте и потратила столько сил на исполнение мечты. Но зачем ей нужна была красота? Нравиться окружающим? В том числе и любимому мальчику… Зачем ей нужно было умение располагать к себе людей? Для того, чтобы стать душой компании, чтобы вступать в диалог неважно с кем, лишь бы рядом был хоть кто-нибудь? Но ведь есть ещё индивидуальный вкус и чувство собственного достоинства. Это уже перестало иметь ценность по сравнению с «красотой», читай: «красивостью»? Девочка слышала рассказы о дамах, способных предсказать судьбу целой эпохи. Когда их величественная красота не находила взаимопонимания с окружающим бытом, такие дамы тут же уходили искать другое место для проживаний своих судеб. Истинная женщина-поэт не держится за место, территорию или людей, потому что её дом и среда обитания – внутри неё самой, и она всегда может уйти внутрь себя. А что выбрала девочка? Сделать из красоты рекламу и предлагать кому придётся, как товар на рынке?
Девочка не видела смысла в своём будущем. Она до сих пор не научилась понимать, в чём истинное счастье. Значит, ей надо остановиться и ничего не делать. Хотя бы до того момента, пока она не начнёт видеть жизнь правильно.
Девочка уехала из города.

Театр одного актёра
Заказов в «Гримёрке» становилось всё больше. Дни работы наполнялись информацией и вдохновением. Писательница превратилась в успешную деловую женщину, но при этом постепенно выходила из роли жены и матери. Её муж иронизировал по этому поводу. Кто бы знал, как Писательница соскучилась по масштабным действиям, она слишком долго жила в идиллической тишине. Наконец наступил вечер, когда муж ответил на приветствие Писательницы мрачным молчанием.
– Что-то случилось? – спросила она.
– Ты думаешь, я не понимаю, что на самом деле происходит в твоей конторе? – тут же выплеснул раздражение муж Писательницы.
– И что же там происходит?
– Уж будто непонятно! Те, кто туда ходят, выдумывают повод, чтобы лишний раз прийти и побеседовать с тобой! Ну, конечно, когда издательством занимается красивая женщина, туда заворачивают за чем угодно, только не по делу.
Высказывание мужа показалось Писательнице таким глупым, что не обидело её, а скорее рассмешило.
– Красивые женщины, как правило, точно такие же расклеенные, как я, – только и смогла она сказать. – Ты давно меня видел?
– Я уже увидел всё, что мне было надо.
Писательница долго думала над тем, как отнестись к словам мужа. Мужчина, вроде бы не обращавший внимания на дела «Гримёрки», заметил то, чего долгое время не замечала сама Писательница. Приходящие в «Гримёрку» думали не столько об издании книг, сколько о приятных встречах с обаятельной хозяйкой издательства. Писательница так долго переживала, стало ли в ней что-нибудь хуже, чем раньше, а муж за один разговор открыл ей тайну её волшебства в «Гримёрке». Земной человек оказался мудрее женщины-поэта.
Писательница пришла в «Гримёрку» в шляпке. Долго не решалась носить дизайнерское изделие, не особенно предназначенное для повседневности. Но сегодня захотелось разнообразить свой стиль или даже создать новый. Входя в издательство, Писательница чувствовала себя почти коронованной особой.
– Какая прекрасная леди! – восхитился курьер, встретивший Писательницу.
Она царственно кивнула. Да, только такого владельца достойно издательство, взлетающее на гребень успеха. И Писательница не единственная, у кого происходят перемены. Появилась новость, что дама в шали вернулась из эмиграции. Нашлись те, кто встречал её после возвращения. Судя по рассказам, дама не потеряла своей красоты и всё так же вызывает восторг у окружающих.
Вечером Писательница вернулась домой. Муж ждал её с букетом.
– Для такой красавицы, как ты, – он указал на букет.
Писательница счастливо улыбнулась. Окрылённая успехом от выхода в шляпке, она уже как-то забыла о том, что всё началось со спора с мужем.

***

Дочь Писательницы поняла, что забыла свадебное платье мамы там, где позировала художнику. Она приходила на учёбу в свитере и брюках, а во время занятий живописью переодевалась в кружевную снежинку, после чего переодевалась снова. Видимо, в пылу разборок с художником дочь Писательницы не заметила, забрала она с собой свадебное платье в стиле ретро или нет. Хорошо, что мама пока не знает об его отсутствии. Придётся вернуться за платьем.
Дочь Писательницы пришла в аудиторию, где художник писал её портрет.
– Я, похоже, забыла мамино платье, – сказала она, глядя в сторону.
Художник вынес ей пакет с платьем. Дочь Писательницы взяла пакет. В это время её рука коснулась руки художника. Художник взял руку девушки в свою. Дочь Писательницы опустила глаза, чувствуя, что по лицу льются слёзы. В этой аудитории, пахнущей красками, она расслабилась в один момент. Здесь чуть ли не единственное место, где не нужно делать вид, что тебе легко, потому что рядом смеющаяся толпа.

***

Мальчик с грустью думал о девочке. Он не знал, где она живёт сейчас, как и не знали их одногруппники. Мальчик пытался выяснить, куда уехала девочка, но пока что разговоры с разными цепочками знакомых ни к чему не приводили.
Он снова и снова вспоминал, какая она была загадочная. И точно так же исчезла, оставив много неразрешённых вопросов. Конечно, она интересовалась тем, что не было известно многим девочкам, подолгу сочиняла таинственный роман. Вряд ли кто-нибудь упрекнул бы её в наивном «украшательстве» себя. Кто из нас не пытался казаться лучше, интереснее, романтичнее? Мальчик понимает, что такой девочке нужно много пространства для фантазии и поисков. Её неординарности не хватило даже целого города. На полёты девочки по фантастическим мирам уходит много времени. Но если бы её воздушные мечты сложились в любовь к мальчику, который уже давно этого ждёт. Он бы не мешал девочке раскрывать мировые тайны, но как хочется, чтобы любовь мальчика стала для неё самой важной тайной…
Мальчик мысленно разговаривал с девочкой. Раньше он не писал стихи, но теперь его мечты о девочке сами собой превратились в поэзию. И он хотел, чтобы они дошли до её сердца, где бы она ни оказалась.
Мысли девочки часто занимали фантастические сюжеты. Но однажды ей приснился сон, как будто мало похожий на музыкальную фантазию, и вместе с тем он казался красивее и светлее любых грёз. Девочке снилось, что она вернулась домой, и что вокруг неё – все места, знакомые с детства. Рядом с девочкой в её сне стоял её любимый мальчик. На девочке было белое платье. Мальчик взял её на руки и понёс. Девочка чувствовала себя взлетевшей в небо. Пока длился полёт, девочка проснулась и ещё какое-то время не могла понять, что уже не спит. Поняв это, девочка вздохнула.
Наверное, мечты мальчика разыскали девочку и напомнили ей о жизни дома, об её любви, о людях, с которыми ей было хорошо. И грёзы девочки теперь уже стали новыми. Она мечтала о том, чтобы у неё случилось земное счастье.
Девочка вернулась домой. В день свадьбы мальчик нёс её на руках, одетую в белое платье.


2 июня 2020

0 лайки
0 рекомендуют

Понравилось произведение? Расскажи друзьям!

Последние отзывы и рецензии на
«Эмиграция внутрь себя»

Нет отзывов и рецензий
Хотите стать первым?


Просмотр всех рецензий и отзывов (0) | Добавить свою рецензию

Добавить закладку | Просмотр закладок | Добавить на полку

Вернуться назад








© 2014-2019 Сайт, где можно почитать прозу 18+
Правила пользования сайтом :: Договор с сайтом
Рейтинг@Mail.ru Частный вебмастерЧастный вебмастер