ПРОМО АВТОРА
Иван Соболев
 Иван Соболев

хотите заявить о себе?

АВТОРЫ ПРИГЛАШАЮТ

Олесь Григ - приглашает вас на свою авторскую страницу Олесь Григ: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
Горцев Алексей - приглашает вас на свою авторскую страницу Горцев Алексей: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
kapral55 - приглашает вас на свою авторскую страницу kapral55: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
Нина - приглашает вас на свою авторскую страницу Нина: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
Киселев_ А_А_ - приглашает вас на свою авторскую страницу Киселев_ А_А_: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»

МЕЦЕНАТЫ САЙТА

Вова Рельефный - меценат Вова Рельефный: «Я жертвую 100!»
Ялинка  - меценат Ялинка : «Я жертвую 10!»
стрекалов александр сергеевич - меценат стрекалов александ...: «Я жертвую 50!»
Анна Шмалинская - меценат Анна Шмалинская: «Я жертвую 100!»
станислав далецкий - меценат станислав далецкий: «Я жертвую 30!»



ПОПУЛЯРНАЯ ПРОЗА
за 2019 год

Автор иконка Редактор
Стоит почитать Ухудшаем функционал сайта

Автор иконка Юлия Шулепова-Кава...
Стоит почитать Когда весной поет свирель

Автор иконка Сергей Вольновит
Стоит почитать КОМАНДИРОВКА

Автор иконка Юлия Шулепова-Кава...
Стоит почитать Берта

Автор иконка станислав далецкий
Стоит почитать Опричнина царя Ивана Грозного

ПОПУЛЯРНЫЕ СТИХИ
за 2019 год

Автор иконка Ося Флай
Стоит почитать Нам жизнь дана всего одна

Автор иконка Виктор Любецкий
Стоит почитать Таланты есть? Доходов нет...

Автор иконка Олесь Григ
Стоит почитать Над белым утром

Автор иконка Анастасия Денисова
Стоит почитать Любимых не меняйте на друзей 

Автор иконка Юлия Шулепова-Кава...
Стоит почитать Ты для меня живой

БЛОГ РЕДАКТОРА

ПоследнееПроблемы с сайтом?
ПоследнееОбращение президента 2 апреля 2020
ПоследнееПечать книги в типографии
ПоследнееСвинья прощай!
ПоследнееОшибки в защите комментирования
ПоследнееНовые жанры в прозе и еще поиск
ПоследнееСтихи к 8 марта для женщин - Поздравляем с праздником!

РЕЦЕНЗИИ И ОТЗЫВЫ К ПРОЗЕ

Василий ШеинВасилий Шеин: "Хороший юмор...сочные фразы... Хэлпми!!! я человек засухи...." к произведению "Человек дождя"

Василий ШеинВасилий Шеин: "Не вспомню кто,(мировая величина от лит-ры) сказал: "Вдохновения нет, ..." к произведению "Удаление от мира"

Василий ШеинВасилий Шеин: "Спорить не стану...но я уточнял у автора, так как в его тексте четко о..." к рецензии на Поиски Бога

Василий ШеинВасилий Шеин: "Душа знает очень многое, она намного мудрее и старше тела. - Вероятно,..." к произведению Беспочвенно счастлива

Елена Бурак 2Елена Бурак 2: "Не всякий внутри Бога, а Бог в каждой душе, то есть Бог есть в каждом ..." к рецензии на Поиски Бога

Василий ШеинВасилий Шеин: "всякий живет "внутри" бога?Так понимать идею?" к произведению Поиски Бога

Еще комментарии...

РЕЦЕНЗИИ И ОТЗЫВЫ К СТИХАМ

Василий ШеинВасилий Шеин: "плюс..." к стихотворению "Астральный облик"

Василий ШеинВасилий Шеин: "Ясный смысл и хорошая, легкая подача темы...удачна..." к стихотворению "Опять хочу того же!"

Николай ЧапуринНиколай Чапурин: "Чем больше знакомлюсь с Вашим творчеством, тем яс..." к стихотворению "Опять хочу того же!"

Кёдай Сухтэ-шиханКёдай Сухтэ-шихан: "Спасибо за поддержку! Буду стараться!" к рецензии на "В гостях у сплина"

Николай ЧапуринНиколай Чапурин: "Очень понравилось, Перо мастера, безусловно.Удачи ..." к стихотворению "В гостях у сплина"

Василий ШеинВасилий Шеин: "именно так...не иначе...спасибо..." к рецензии на Заросла лопухами дорога...

Еще комментарии...

СЛУЧАЙНЫЙ ТРУД

Эх, была, не была...
Просмотры:  417       Лайки:  0
Автор Valeria

Полезные ссылки

Что такое проза в интернете?

"Прошли те времена, когда бумажная книга была единственным вариантом для распространения своего творчества. Теперь любой автор, который хочет явить миру свою прозу может разместить её в интернете. Найти читателей и стать известным сегодня просто, как никогда. Для этого нужно лишь зарегистрироваться на любом из более менее известных литературных сайтов и выложить свой труд на суд людям. Миллионы потенциальных читателей не идут ни в какое сравнение с тиражами современных книг (2-5 тысяч экземпляров)".

Мы в соцсетях



Группа РУИЗДАТа вконтакте Группа РУИЗДАТа в Одноклассниках Группа РУИЗДАТа в твиттере Группа РУИЗДАТа в фейсбуке Ютуб канал Руиздата

Современная литература

"Автор хочет разместить свои стихи или прозу в интернете и получить читателей. Читатель хочет читать бесплатно и без регистрации книги современных авторов. Литературный сайт руиздат.ру предоставляет им эту возможность. Кроме этого, наш сайт позволяет читателям после регистрации: использовать закладки, книжную полку, следить за новостями избранных авторов и более комфортно писать комментарии".




ДВОЕ И ГОРОД


Виталий Феденко Виталий Феденко Жанр прозы:

Жанр прозы Миниатюра
873 просмотров
0 рекомендуют
1 лайки
Возможно, вам будет удобней читать это произведение в виде для чтения. Нажмите сюда.
ДВОЕ И ГОРОДИ еще раз про любовь

ДВОЕ И ГОРОД

(тоже романтическая история)


 

                                                           "Один лишь способ есть нам справиться с судьбой,

                                                           Один лишь только путь в мелькании дней.

                                                           Пусть тучи разогнать нам трудно над землей,

                                                           Но можем мы любить друг друга сильней".

Из песни      


 

*          *          *


 

            А в Городе в это время творилось черт знает что. Одни кричали "Вперед!", при этом, конечно, не указывая направления движения. Другие кричали "Назад!", сами толком не понимая, зачем им нужен этот "назад". Третьи под шумок грабили магазины, офисы и квартиры, считая себя героями всех революций, начиная с французской. Четвертые орали, и для поднятия собственного настроения, и просто потому, что кроме как орать, ничего не умели. Пятые убегали и прятались, даже толком не упаковав чемоданы. Шестые комментировали, как умели, происходящее, и, не принимая во всем никакого участия, зарабатывали на чужих бедах. Седьмые…Впрочем, неважно.

            В.Финн как-то показал Ю на мониторе картинку, которую он назвал "результатом трехмерного моделирования стохастических процессов в динамике". Ю не стала интересоваться точным значением слова "стохастический", но сказала, что если сгладить пики, то это очень похоже на мертвую зыбь на море. Там, где только что был подъем, образуется провал, и наоборот, но при этом нет ни одной волны, нет движения вперед. Все одинаковы, все бурлят и все стоят на одном и том же месте.

            Найдя в сети видео мертвой зыби и сравнив его с "результатом моделирования" обе высокие договаривающиеся стороны единогласно пришли к мнению, что и одна, и другая картинки дают довольно точный "визуальный образ" ("визуальная аппроксимация", робко предложенная В.Финном, была отброшена из принципиальных соображений) сегодняшнего положения в Городе.

            Далее, на общем собрании (присутствовали 2 человека) было решено: плыть по морю, данному судьбой, лавируя между девятым и прочими номерными валами, обломками чужих крушений и надежд, водоворотами сомнений и перспектив, категорически игнорируя пену, сплошь состоящую из огрызков, объедков и прочей грязной дребедени, поднятой волнением со дна (как из такого мусора, как пена, могло появиться такое прекрасное создание как Афродита – уму непостижимо).


 

*          *          *


 

            А как-то раз Ю прибежала к В.Финну в совершенно расстроенных чувствах (это было, когда они только начали встречаться). Взбежав по лестнице, она принялась колотить кулаками в его дверь, звонить, кричать, короче, создавать тот шум, который создает человек, твердо решивший привлечь к себе чье-то внимание.

             В.Финн открыл дверь не сразу. Для человека, мирно лежащего на диване и читающего "Записки сумасшедшего", в полной тишине и спокойствии собственной квартиры нежданный звонок в дверь в районе полуночи представляет собой нечто вроде катастрофы местного масштаба. Более того, свою комнату (9 кв. м), кухню (4 кв. м.) и остальные совмещенные удобства (2 кв.м.) В.Финн считал своей крепостью, своим оплотом и всем прочим своим, и не желал ничьего посягательства на свою личную свободу. Но раз стучат, кричат… Он встал, пригладил волосы, зачем-то откашлялся, одернул футболку и только после вышеуказанных манипуляций открыл дверь.

            Ю с порога со слезами на глазах бросилась ему на шею. Придерживая Ю одной рукой и снимая с нее плащ другой, В.Финн на всякий случай выглянул на лестничную площадку. Там никого не было.

            В.Финн провел незваную, хотя и желанную гостью в комнату, усадил на свой любимый диван и задумался. Тот, кто хотя бы однажды пытался успокоить женщин, близких к истерике, поймет В.Финна. С одной стороны – делать что-то надо, с другой стороны – деталь что-либо бесполезно. В.Финн, перебрав в уме все возможные варианты поведения, мудро решил переждать.

            Когда потоки слез и бессвязных восклицаний поутихли, В.Финн предложил Ю на выбор: холодный или горячий кофе, сигарету или бутерброд. Причем особо подчеркнул, что холодный кофе и сигареты – вот они, перед ней, на столе, а все остальное надо готовить отдельно. Ю взяла сигарету, несколько раз глубоко затянулась и ответила:

            - Хорошо.

            В.Финн с трагическим вздохом встал и вознамерился идти на кухню, но Ю жалобно посмотрела на него и дрожащими губами прошептала:

            - Ты куда?

            - Кофе варить, бутерброд делать, - обреченно откликнулся В.Финн.

            - Не уходи. Не бросай меня одну. Я боюсь. Посиди со мной. Рядом.

            В.Финн пожал плечами в знак полного непонимания женской логики, пододвинул стул поближе к дивану и присел. Ю нервно курила, а он смотрел на нее и любовался. Она была удивительно хороша, а особенно - сейчас. Нет! Именно сейчас она была удивительно хороша. Высыхающие слезы в возбужденно блестящих глазах, резкие прерывистые движения, такие непривычные для нее, легкий беспорядок в прическе – все для него было новыми штрихами к ее портрету.

            - Там такой ужас, - нарушила молчание Ю.

            - Где "там"? – вежливо поддержал разговор В.Финн, не переставая любоваться ее тонкими нервными пальцами.

            - Там, на улицах. Все взрывается, падает, рушится. Люди бегают, кричат. За мной двое погнались, - Ю всхлипнула, видно все еще переживая те страшные для нее мгновения.

            - А что они хотели? – поинтересовался В.Финн.

            - Не знаю. Я шла домой, вдруг эти двое, с какими-то перекошенными физиономиями, выскочили из-за угла, что-то закричали и – на меня.

            - Что именно закричали? – осведомился В.Финн.

            - Не помню. Что-то вроде "вся власть Сенату!" Или ""Конгрессу". Не помню.

            - Или парламенту. Понятно, - наклонил голову В.Финн. – А потом?

            - Я увернулась, побежала. Они за мной.

            - Тоже побежали? – уточнил дотошный В.Финн.

            - Ты что, издеваешься надо мной?! Сам здесь разлегся, заперся, а я там… Тебе все равно, где я, что со мной! Ты… ты бездушный! – Ю снова была готова разрыдаться.

            - Милая, успокойся, - заторопился В.Финн. – Конечно же, мне не все равно. Конечно же, я очень рад, что все обошлось. И я… я очень рад, что ты… что обстоятельства заставили тебя прийти ко мне. Так поздно. Когда я лежал и читал. И эти двое, наверное, активисты, то есть ненормальные, потому что тебя испугали… Я в том смысле, что я рад тебя видеть в любое время, при любых обстоятельствах, и сейчас особенно, когда я тихо, спокойно читал… То есть я не это хотел сказать…

            Пока В.Финн вслух нес всю эту ахинею, он внутренне лихорадочно соображал, чем все это может закончиться. Он предполагал, что ему придется оставить свой любимый диван и книгу и провожать Ю домой, или вдруг – он даже боялся думать об этом – вдруг, наоборот, они с Ю на его диване… Нет, это было бы слишком хорошо. Скорее всего, придется выходить из теплой квартиры в холодную темноту ночного города. Но если и так, то пусть это произойдет попозже. Вслух же он закончил свой глубокомысленный бред вопросом:

            - Так что же там все-таки происходит?

            - Не знаю, - сухо ответила Ю.

            - Тогда я телевизор включу? Может, там что-нибудь покажут? - В.Финн чувствовал, что делает что-то не так, не то, но никак не мог сообразить, что в данной ситуации будет "именно то". Он суетился, не зная, что придумать, и от этого суетился еще больше.

            - Включи. Если хочешь.

            В телевизоре что-то взорвалось. В.Финн вздрогнул. Взорвалось еще раз. Теперь вздрогнула Ю. Раздалась автоматная очередь и чей-то хриплый крик.

            - Это что, боевик, что ли? – пробормотал В.Финн.

            Оказалось, это были вечерние новости. Как только дым от взрывов начал рассеиваться, на экране возникла диктор – симпатичная девушка с одним оголенным плечом и, обольстительно улыбнувшись, сообщила:

            - Выпуск демократии на сегодня закончен. Спасибо за внимание. Всем спокойной ночи.

            - Понятно, - протянул В.Финн, выключил телевизор и ушел в себя.

            Прождав некоторое время и заметив, что гостеприимный хозяин не обращает на нее внимания, поздняя гостья решительно напомнила о себе:

            - Я иду домой.

            - Зачем? Оставайся у меня, - думая о чем-то своем, машинально предложил В.Финн.

            Ю решительно встала, с грохотом отодвинула стул, и тут только В.Финн догадался посмотреть ей в глаза.

            - О, Господи! Я совсем не это имел в виду! Ты неправильно меня поняла! Я постелю тебе здесь, а сам пойду спать… на кухню. Или на полу. Я от чистого сердца предложил. Ты не подумай ничего такого… Я…

            - Я и не подумала, - ответила Ю.- Ты меня проводишь?

            - Да, конечно, - пробормотал В.Финн. – С радостью. Если ты так решила. Ночью… Пешком… Темно. Стреляют. Но если ты так хочешь, то я с удовольствием. Хотя, конечно, я могу и на полу…

- Ладно, - секунду подумав, милостиво разрешила Ю. – На полу.

            Вот так она осталась у него в первый раз.


 

*          *          *


 

            А однажды после загородной прогулки в Зону, когда они и уставшие, и отдохнувшие одновременно, вернулись в Город, их удивило то, что улицы были пусты. Лишь изредка одинокий прохожий перебегал непривычно в такое время тихую и пустынную улицу и скрывался в подъезде. В.Финн глянул на часы. Без четверти девять. Странно. Посмотрел на часы Ю. Без четверти девять. Непонятно.

            - Может, наши часы остановились и уже за полночь? – вслух подумал В.Финн.

            - А что, такое бывает, чтоб одновременно?

            - До сих пор не бывало. Ладно, пошли.

            - Куда? – поинтересовалась любопытная Ю.

            - Сначала ко мне. Оставим вещи. Заодно и время уточним. А потом, если захочешь, к тебе, - разъяснил последовательный В.Финн, особо подчеркнув "если захочешь". – Тебя провожать. Если захочешь.

            Без особых приключений – тени в подворотнях и парочка пьяных не в счет, - они дошли до обиталища В.Финна. Сверили часы – часы были в порядке. Посмотрели последние новости – новости тоже были в порядке. Президент сделал очередное заявление о недопустимости произвола и поддержании порядка, дающее правоохранительным органам дополнительное право стрелять без предупреждения; парламент проголосовал очередную поправку к закону о свободах, ограничивающую свободу мысли; на противоположной стороне земного шара надвигается тайфун, который может повлиять на политическую ситуацию в Городе; на Южном полюсе открыли месторождение алмазов, но пока не знают, как их добывать из-подо льда; концертное турне оперного тенора прервано из-за неполадок с микрофонами; сборная всех звезд по футболу опять проиграла товарищеский матч сборной Скандинавии. Все, как всегда. Ни слова о раннем опустении улиц.

            - Кофе, чай?

            - Нет, домой.

            - Легкий ужин? У меня в холодильнике еще что-то есть.

            - Домой.

            - А может…

            - Домой.

            С тяжелым вздохом покорный В.Финн вышел вслед за решительной Ю на затаившуюся улицу, и они зашагали в сторону центра, к площади Свободы.

            По мере приближения к площади любители вечерних прогулок по городу встречали на своем пути все больше странностей. Все подъездные пути к площади были перекрыты грузовыми машинами и солдатами в разных формах: от пожарников до военных моряков. Людей пропускали в сторону площади и не пропускали обратно. Время от времени у кордонов возникала какая-нибудь плачущая женщина, которая, размазывая тушь по щекам, что-то рыдала о ребенке, оставшемся дома, об ужине, или о бабушке, прикованной болезнью к постели. Тогда из-за цепи непреклонных физиономий в касках появлялся плотный мужчина в сером и, указывая на плакат: "Все на митинг!", - равнодушно бросал:

            - Сами хотели. Идите, митингуйте, демонстрируйте.

            Женщина бросалась ему в ноги, умоляя пропустить ее домой, а он, брезгливо отодвинув ее носком начищенного ботинка, терпеливо объяснял и ей, и окружающим, наблюдавшим эту сцену, что митинг официально разрешен, что войска здесь только для поддержания порядка и что, как только митинг закончится, все смогут беспрепятственно разойтись по домам. Если женщина была особо настойчива и, ползая на коленях перед строем солдат, могла сквозь рыдания внятно спросить, когда же закончится митинг, то мужчина сообщал ей из-за плеча рослого сержанта, что власти разрешили проведение митинга до семи часов утра следующего дня. Но, добавлял он после многозначительной паузы, власти оставляют за собой право как устроить повальную проверку своевременного выхода на работу, так и проконтролировать качество работы, выполненной за день. После этого женщина теряла сознание, глухо стукаясь головой об асфальт, а упитанный мужчина в сером скрывался за забором из сапог, щитов и касок.

            В.Финн и Ю прошли сквозь такой кордон к площади Свободы. Чем ближе они подходили к площади, тем беспокойнее оглядывался В.Финн. Двери магазинов, кафе и ресторанов были закрыты. За непривычно темными витринами угадывались очертания людей в касках. Были наглухо заперты и все подъезды.

            В.Финн заметил, как какой-то мужчина приличного вида долго и настойчиво стучал в дверь одного из домов, пока, наконец, та не открылась, и мужчина не пропал в темноте дверного проема. Не успели В.Финн и Ю пройти и десяти шагов, как дверь снова открылась, и тот же мужчина, но уже в совершенно растерзанном виде вылетел из двери и с размаха шлепнулся на тротуар. В.Финну даже показалось, что он заметил темную струйку, вытекающую из-под головы упавшего мужчины. В.Финн стиснул зубы и сжал кулаки.

            Ю тоже волновалась, но, как оказалось, совсем по другому поводу.

            - Знаешь, мне кажется, что все смотрят только на нас, - зашептала она на ухо В.Финну.

            В.Финн неопределенно мотнул головой.

            - Да, - продолжала Ю, прижимаясь к В.Финну. – Как будто они знают что-то такое о нас, чего мы сами о себе не знаем. Вон тот, низенький, ты заметил, как он на нас посмотрел? Как будто он о чем-то догадывается, а мы – нет.

            В.Финн передернул плечами.

            - А может, - казалось, звук собственного голоса помогает Ю справиться со своими страхами. – А может, они следят за нами?

            - Им не до того, - сквозь зубы процедил В.Финн.

            - Почему же у них такие лица? Почему они все время оглядываются? Почему все смотрят только на нас?

            - Они нам завидуют, - выдавил из себя В.Финн.

            - Ты думаешь? – откликнулась Ю. – Завидуют… Но чему? Что у нас есть такое, чего у них нет?

            - Наша любовь, - ответил В.Финн, осматриваясь, как лучше миновать толпу перед ними.

            - Что? – остановилась Ю. – Как ты сказал?

            - Идем, дорогая, поговорим потом. Сейчас главное для нас – не потеряться.

            В.Финн решительно, как первый отечественный ледокол, врезался в толпу, загородившую улицу. За ним, не отставая ни на шаг, на буксире семенила Ю. Но чем дальше забиралась влюбленная пара в дебри из человеческих тел, тем больше торосов и айсбергов встречалось на их пути.

            Удивительное дело – если взять любого человека и пообщаться с ним наедине, с глазу на глаз, в нем можно найти массу проявлений индивидуальности: и в манере речи, и в мыслях и в суждениях, и даже в предпочтениях в одежде и еде. Но если того же человека поместить на митинг, да еще добавить флаги, плакаты и скандирование лозунгов, вся индивидуальность куда-то пропадает. Человек становится просто еще одной частицей толпы. Безликой, бездушной и, как правило, агрессивной.


 

*          *          *


 

            А с высоты птичьего полета все выглядело совсем неплохо: движущиеся разноцветные огоньки, ярко освещенная сцена, люди перед сценой и темнота вокруг.


 

*          *          *


 

            А потом они перелезли через высокий бетонный забор и очутились в небольшом очень милом и ухоженном парке. За темными елями виднелся богатый особняк. Пригибаясь и оглядываясь, они выбежали на тропинку.

            - Ой, - вдруг остановившись, сказала Ю. – А я знаю этот дом. Здесь живет моя школьная подруга.

            - Или жила, - добавил В.Финн, напряженно всматриваясь в темноту.

            - Наверное, живет и сейчас. У нее отец какая-то шишка в правительстве. И сейчас тоже. Я еще девчонкой заходила к ней, мы играли вместе. Там такая квартира…

            - Понятно, - оборвал воспоминания детства взрослый В.Финн. – В крайнем случае, мы идем в гости к твоей подружке. Номер квартиры помнишь?

            - Тринадцатая. Мы еще шутили, что она так хорошо живет в квартире с таким нехорошим номером.

            - Откуда здесь тринадцать квартир? - В.Финн с сомнением оглядел четырехэтажный особняк.

            - Он только с виду небольшой, - почувствовав в вопросе В.Финна интерес, заторопилась рассказать Ю. – Но это разные стены. То есть отсюда и с противоположной стороны видишь разные дома. Они квадратом стоят. А внутри там есть оранжерея, бассейн. А еще…

            - Тихо.

            Ю по команде смолкла. Где-то рядом, за живой изгородью, послышался шорох. Потом звук чиркнувшей спички и мелодичный женский кашель.

            - У тебя всегда такие крепкие сигареты, - откашлявшись, сказал женский голос.

            - Мои любимые, - ответил хриплый мужской.

            - А здесь хорошо, тихо, - мечтательно произнес женский. – И посторонних нет.

            - Угу, - поддержал разговор мужской.

            После небольшой паузы, во время которой В.Финн и Ю сидели на корточках, плотно прижавшись друг к другу и замерев, женский голос неожиданно попросил:

            - Обними меня.

            В.Финн машинально обнял Ю и прижал ее голову к своей груди.

            - Не положено, - после секундного раздумья ответил мужской голос.

            - Мне так хочется. Все равно никто не видит. Обними меня.

            Послышалось кряхтение: по всей видимости, обладатель мужского голоса исполнил просьбу обладательницы женского.

            - Почему ты такой хмурый? Не будь таким. Ну… Прижми меня покрепче. Вот так… Поцелуй меня, - горячо нашептывал женский голос.

            Потом В.Финн с удивлением вспоминал, что в тот момент он, как автомат, выполнял просьбы неизвестной ему женщины: прижимал, обнимал, целовал, но проделывал все это с Ю. Что интересно, Ю совсем не возражала.

            - Не положено, - сдавленно отвечал мужской голос. – Мы на службе, а не того…

            - Перестань. Такая ночь… - продолжал уговаривать женский голос. – Дай руку. Ты слышишь, как сердце бьется? Или тебе не нравится моя грудь? А вот еще здесь… Нравится?

            - Нельзя. Не положено… - из последних сил сипел мужской голос. – А если проверка?

            - Нас только что проверили, - гнул свое женский. – У нас столько времени … Нашего времени… О – о, какой ты большой…

            На этом, собственно, шепот и закончился. Начались другие звуки. В.Финн приложил палец к губам Ю, которая по звукам пыталась определить, что происходит за кустами, и на четвереньках, стараясь не поднимать шума, пополз в сторону особняка. Ю последовала его примеру. Когда они отползли на достаточное расстояние, В.Финн поднялся с колен, огляделся и, махнув в сторону темной громады высотного дома, видневшегося за особняком, свистящим шепотом спросил:

            - Что это?

            - По-моему, Дворец Правительства.

            - Значит, нам не туда, - сориентировался В.Финн. – А теперь вставай и не забудь, что мы идем к твоей подруге.

            Как Ю удалось причесаться, подкрасить губы, вновь обрести уверенность в глазах всего за какую-нибудь минуту при неясном свете фонарей, до сих пор для В.Финна остается загадкой. Ю с независимым видом взяла В.Финна под руку, и они пошли вдоль стены высокопоставленного дома.

            Шли они медленно, не торопясь, преисполненные чувства собственного достоинства под окнами, за которыми отдыхали в кругу своих семейств важные государственные мужи, которые, наверное, даже дома решали важные государственные задачи. Сердце В.Финна колотилось в груди с такой силой, что заглушало шум шагов. Никогда прежде он не ощущал себя таким приближенным к тайнам государственной политики. Кроме того, он прекрасно представлял себе последствия, которые непременно имели бы место в случае их задержания здесь и сейчас.

            Стена закончилась, они вступили в тень деревьев, как вдруг перед ними выросла темная фигура.

            - Стой! Куда? Руки вверх!

            - Какие руки? Уймись. Ты что? – отреагировала Ю. – Мы свои.

            - Из какой квартиры? – строго спросила фигура.

            - Из тринадцатой, - небрежно ответила Ю.

            - Как зовут? – продолжала допрос фигура.

            - Мара, - независимо ответила Ю.

            - Извините, в темноте не признал, - голос фигуры смягчился. – А это кто? – фигура ткнула рукой в сторону В.Финна.

            - Это со мной, - величественно произнесла Ю. – Мы гуляли. Такой чудесный вечер… - и после паузы добавила совсем другим тоном. – Вы лучше посмотрите, чем там ваши люди занимаются. Ужас!

            - Где? – вскинулась фигура.

            - Там, - Ю небрежно махнула рукой за спину. Женщина какая-то… как же ее … Не помню. И один из охранников. Сначала курили, громко разговаривали, демаскировали себя, а потом… Стыдно вспомнить. Бегите, пока не поздно. Они только начали.

            Последнюю фразу Ю говорила вслед удаляющемуся силуэту. Когда шаги охранника затихли, Ю рассмеялась.

            - Так им и надо!

            В.Финн преисполненный уважения к Ю за то, как она вела себя с охраной, и особенно за слово "демаскировать", выждал, пока не закончится нервный смех Ю, а потом тихо и очень серьезно сказал:

            - А теперь бежим.

            И только когда они перелезли через ограду, пробежали по нескольким темным переулкам, и, отбежав достаточно далеко от центральной площади, остановились перевести дух, В.Финн спросил:

            - А что, твою подругу детства действительно зовут Мара?

            - Действительно.

            - Ну и имечко. Да еще и в тринадцатой квартире…

            И они пошли ночевать к В.Финну. Вот тогда все и случилось в первый раз.


 

*          *          *


 

            А утром Ю по-хозяйски инспектировала обширные владения В.Финна.

- Сколько у тебя книг… И ты их все прочитал?

- Некоторые и не по одному разу.

- Ты так любишь читать?

- С книгами легче, чем с людьми.

- Да ну? Ты же мне сам говорил, что самая большая роскошь, которая есть у человека в жизни – это роскошь человеческого общения.

- Это говорил не я, а Сент-Экзюпери.

- Твой знакомый?

- Почти. И потом, это действительно роскошь. А на каждый день…

- Так что, ты ни с кем не общаешься?

- Приходится общаться и с людьми. Но с книгами… С ними спокойнее. Они не лезут со своими доморощенными суждениями, глупыми шутками, дурацкими претензиями. Они тихо стоят и ждут, когда к ним обратятся. Но уж если ты обращаешься, они предлагают – не навязывают, как люди, а тихо предлагают  – все то, что содержат в себе. А иногда и намного больше. Вот бы людям поучиться у книг.

- И мне?

Бывают вопросы, на которые можно ответить сразу, бывают вопросы, требующие раздумья, и вопросы, вовсе не требующие ответа. А бывают вопросы, попросту ставящие в тупик. Вопрос Ю был из таких. В.Финн встал в тупик, но достаточно быстро из него вышел, как ему показалось, наилучшим способом. Он сказал:

- Иди ко мне, я тебя поцелую.


 


 

*          *          *


 

            А как-то раз (это они еще не жили вместе) они договорились встретиться после работы и куда-нибудь сходить. Под "сходить" Ю понимала, если не ресторан, то, как минимум, приличное кафе с приглушенным светом, приятной музыкой, интересной беседой (она уже знала, что В.Финн, если захочет, может быть прекрасным остроумным рассказчиком), конечно же, цветами, а потом посмотрим. У В.Финна в тот день было очень много дел, поэтому на вечер он не успел построить никаких планов. "Что-нибудь придумаем", - решил В.Финн, выбегая с работы.

            Как настоящий джентльмен, он прибыл на место встречи на десять минут раньше, успев купить по дороге цветы. Взгляд на часы – время есть, рука в карман – сигарет нет. Где купить? Ага – на тротуаре из двух ящиков сложено некое подобие прилавка, на котором разложены сигареты, зажигалки, жевательные резинки и еще какая-то мелочь. За импровизированным прилавком стояла женщина, несмотря на теплую погоду, настолько замотанная в платок, что из-под него торчали только кончик носа и где-то в глубине блестели глаза.

            - Вам не жарко? – зачем-то спросил В.Финн, протягивая деньги.

            - Жарко, - ответила женщина, подавая пачку сигарет.

            - Тогда зачем?

            - Прячусь.

            - ?

            - Я проработала в школе почти тридцать лет. Я заслуженный учитель, столько грамот в комоде лежат… А теперь, получается, никому не нужна. И чтобы прожить, приходится стоять здесь, торговать. Я специально лицо закрываю: боюсь, что кто-нибудь из моих учеников меня узнает. Стыдно…

            - Извините.

            - Ничего, вы не мой выпускник, всех своих я помню. Отличников разбросало кого куда, а портреты бывших двоечников теперь вижу на каждом шагу: в газетах, по телевизору. В депутаты подались. Куда страна катится…

            Секунду В.Финн раздумывал, брать сдачу, или нет, но потом решил, что может обидеть незнакомую ему учительницу, если не возьмет, и решительно взял деньги.

            - Спасибо. Может, и отличники появятся на правительстве.

            - Не думаю… Двоечники их не пропустят.

            В.Финн отошел в сторону и принялся крутить головой, высматривая Ю. Наконец увидел. Посмотрел на часы. "Как только женщины ухитряются опаздывать ровно на двадцать минут? Ни секундой больше, ни секундой меньше".

            - Привет! Ты давно здесь?

            - Как договаривались.

            - Куда идем?

            - Давай пока уйдем отсюда, здесь много народу и шумно, а по пути подумаем.

            - Пошли.

            Они вошли в тихую боковую улочку, идущую параллельно широкому проспекту, и, не торопясь, двинулись вперед. Из подворотни вынырнул элегантно одетый молодой человек и, с таким видом, как будто он собирается узнать, как пройти в Планетарий, спросил:

            - Простите за беспокойство, но у вас не найдется корочки хлеба? – и, между прочим,  добавил.- Со вчера ничего не ел. Вы же понимаете – революция…

            - Хлеба нет, есть яблоко, - сказала добрая Ю, доставая из сумки половину своего обеда.

            - Благодарю вас, желаю приятно провести вечер. И, если можно, совет.

            - Ну, - В.Финн был настроен не так доброжелательно, как Ю.

            - Не ходите в сторону реки. Там террористы взорвали городской коллектор, и, сами понимаете, и запах, и все это по улицам…

            - Спасибо за совет, - подобрел В.Финн. – Курить будете?

            - Я не курю, но если можно, несколько штук… Может, на что-нибудь обменяю… Всего доброго.

            - Та-ак, - после паузы сказал В.Финн. – В центр нельзя: там органы правопорядка и митингующие периодически постреливают друг в друга. К реке нельзя – последствия террористического акта с сильным запахом. В парке – палатки сил самообороны. Там третий месяц живут голодные и немытые последствия мобилизации, оторванные от своих жен и кухонь. Туда мы тоже не пойдем. И куда?

            - И куда?

            - Давай пока прямо.

            Начинало темнеть. Фонари загорались через один, и потому розовая неоновая надпись "Эдем" впереди по улице, казалось, горела ярче. Вокруг нее бегали маленькие зеленые огоньки, то и дело, образовывая некое подобие веток с листьями.

            - А исследователи священных текстов до сих пор ломают голову, где же находился тот самый парадиз, - пробормотал В.Финн. – А он, оказывается, здесь, под боком.

            - Хорошо, давай зайдем, - согласилась Ю, не расслышавшая ни слова, но резонно решившая, что ей предлагается зайти в заведение.

            - А-а… о-о… у-у… м-м… - буквы и звуки никак не складывались в слова, и В.Финн, не будучи в состоянии достойно ответить, смолк и покорно пошел в райский сад.

            Ему очень не хотелось устраивать общепринятое свидание с обязательной болтовней ни о чем при свечах, вроде бы случайными касаниями рук, может даже медленным танцем, во время которого удастся обнять и прижать тело, которое так хочется... Короче, как обычно. Ему хотелось чего-то необыкновенного, чего именно, он сам не знал, но очень надеялся, что рай сегодня для них будет закрыт. На частную вечеринку, на переучет, или просто по техническим причинам. Но двери Эдема были открыты для всех желающих. Заходи – не хочу.

            По внутренней обстановке парадиз можно было принять или за очень приличное кафе, или за небольшой ресторан. Когда принесли меню, и В.Финн посмотрел на цены, стало ясно, что это все-таки ресторан. Пока Ю внимательно изучала винную карту, В.Финн осмотрелся. Посреди зала за столиком сидели две молодые женщины ("Гурии", - решил В.Финн), каждая со своим стаканом сока, и о чем-то переговаривались, но вяло, и без всякого интереса. Возле барной стойки за маленьким столиком сидела пожилая женщина и что-то писала. Перед ней лежало несколько толстых папок с бумагами и калькулятор. "И в раю нужен учет и контроль, - подумал В.Финн. – Бухгалтер Эдема – это серьезно". Больше в зале никого не было.

            Ю перешла к изучению десертов (она почему-то начала читать меню с конца), когда дверь распахнулась, и на пороге рая появились три личности. При всех различиях во внешнем облике их объединяло только наличие камуфляжных курток и осунувшиеся небритые лица с остановившимся, ничего не выражающим взглядом.

            Одному было под пятьдесят, из-под куртки была видна голубая рубашка и красный галстук с опущенным узлом, который не прятал грязный воротник рубашки. Ниже куртки были по виду приличные, но мятые и в жирных пятнах, брюки, а ниже – дорогие, но давно не чищенные парадные туфли. Второй был юношей, лет восемнадцать – не больше, в кедах и спортивных штанах. Под курткой была футболка с какой-то легкомысленной картинкой на груди, но половину картинки закрывала куртка, застегнутая на одну пуговицу. Третий, лет тридцати, (судя по одежде, он был старшим) был одет в камуфляж полностью: кепка, под курткой темно-зеленый свитер, брюки. На рукаве куртки – повязка с национальной символикой. Ботинки с высокой шнуровкой были похожи на армейские. Командир, да и только. Покрутив головами, троица направилась к столику В.Финна и Ю.

            - Документы, - скомандовал тот, что был весь в камуфляже.

            - Кто спрашивает? - В.Финн подобрался и напрягся.

            - Бойцы Национальной гвардии. Что, так не понятно?

            - Не понятно. Почему одеты кое-как? - В.Финн строго глянул на самого молодого. – Что за картинка на груди?

            Молодой смутился, что-то забормотал, мол, обмундирование еще не подвезли, террористы мешают, но его перебил старший патруля:

            - Документы, я сказал!

            - А ты не ори, - процедил сквозь зубы В.Финн. – Еще не знаешь, на кого попал. На, смотри, - достал из внутреннего кармана какую-то карточку и ткнул ее под нос командиру Национальной гвардии. – В руки не дам. По инструкции не положено. Герб видел? Фото видел? Хватит.

            И спрятал карточку в карман. И взялся за меню. Два грозных бойца патруля Национальной гвардии топтались на месте, ожидая от своего старшего какой-нибудь команды, но тот только несколько раз открыл и закрыл рот, не произнеся ни звука.

            - Вы еще здесь? – В.Финн поднял голову от меню. – Свободны.

            Бойцы послушно развернулись и двинулись к скучающим гуриям, и уже через несколько секунд оттуда послышался женский смех.

            Ю изумленно наблюдала за В.Финном: таким она его еще не видела. Раньше он ей казался тихим, иногда застенчивым, иногда робким, даже неуверенным в себе. А такой В.Финн – это была на сегодня новость номер один. Оказывается, он может быть и строгим, и властным, и мужественным. Настоящий мужчина.

            Поэтому, когда В.Финн отбросил меню и сказал: "Пошли отсюда", - она послушно встала и вышла за ним на тихую и пустынную улицу.

            Вот такой получился исход – отнюдь не изгнание, - пары влюбленных из Эдема.


 

*          *          *


 

            - А что ты им показал? – не выдержала Ю через минуту или полторы.

            - Пропуск в библиотеку Академии Наук.

            - Серьезно?

            - Серьезно. Показать?

            - Не надо, я тебе верю. А почему ты не записываешься в Национальную Гвардию?

            - Чтобы быть там вместе с этими… Лучше нести свой крест, чем чужое знамя.

            - Но ведь объявили всеобщую мобилизацию…

            - Они сами не знают, что объявляют.

            - А если они к тебе придут записывать?

            - Я скажу, что работаю над секретным научным проектом.

            - А если спросят, каким?

            - "Повышение заполняемости числа пи для стрелкового оружия в полевых условиях в военное время", - ни секунды не задумываясь, отчеканил В.Финн.

            - Что, серьезно?

            - Нет, конечно. Только что придумал.

            - А если они не поверят?

            - Ты же поверила. Думаешь, эти бойцы умнее тебя?

            Конечно, так Ю не думала.

            - Ты так с ними разговаривал…

            - Как "так"?

            - Как начальник… Как главный.

            - Они меня разозлили. Не люблю невежества и хамства. Хотя, как видно, они неразделимы. Дай неучу власть, он сразу же начинает хамить. Вот и ты туда же, по готовому стереотипу: "как начальник". А если дать ему по лбу, такому начальнику, да так, чтоб зазвенело, он сразу сникает. Съеживается. До микроскопических размеров. Противно…

            - И куда мы идем? – решила сменить тему Ю.

            - Туда, где мы еще не были.

            - Это куда?

            - К тебе.

            - Как, ко мне? У меня там… Я не готова, и на ужин ничего нет… И потом, я у себя уже была, - нашлась Ю.

            - Но я-то не был. А еду купим по пути. Я тебе знаешь, какой ужин приготовлю…

            И они купили продукты по дороге, и пришли к Ю. В квартире у Ю была и мастерская, и гримерная, и будуар одновременно. Кто хоть раз заглядывал в женскую косметичку, легко может представить себе обстановку в ее комнате. И В.Финн приготовил вкусный ужин. И были свечи, и был полумрак, и была приятная музыка и интересная беседа, и даже медленный танец. И В.Финн остался ночевать у Ю.


 

*          *          *


 

            А еще они любили вместе слушать музыку. Она включала что-нибудь модное и популярное про любовь и внимательно разглядывала женский журнал. Он, надев никуда не подключенные наушники, блаженно вытягивался в старом продавленном кресле и, тупо уставившись в еле различимую точку на стене, слушал музыку небес.


 

*          *          *


 

            А как-то раз Ю увидела дворника. Не то, чтобы она вообще никогда в жизни не видела дворников, наверное, видела. По телевизору. Но чтобы так близко, рядом, воочию. Это было впервые.

            Ей зачем-то надо было выйти очень рано, причем не из своей квартиры. Она и вышла. И увидела дворника.

Серело, вот-вот должно было взойти солнце. Слева от подъезда стояли мусорные баки, а справа – шикарный серебристо-голубой автомобиль. Из-под автомобиля выбежала крыса и спряталась за одним из баков. Слышались приближающиеся звуки: ш-шик, ш-шик. Из-за угла появился дворник, подметающий улицу.

На старорежимного хозяина подворотен из фильмов – с бляхой, окладистой бородой, в переднике и сапогах, - он был не похож, но некое сходство все же угадывалось. Стареющий, но еще крепкий мужчина, из-под вязаной лыжной шапочки выбивались длинные вьющиеся седые кудри. Лицо загоревшее, чисто выбритое, с глубокими морщинами и квадратным подбородком. Одет он был в темно-синий поношенный, но чистый комбинезон, на ногах - высокие башмаки на шнуровке. Что его роднило со своим коллегой из царских времен – это метла. Кажется, с тех пор она ничуть не изменилась.

            Дворник неторопливо сметал мусор с дороги, подгребая его к мусорным бакам. Ни одна веточка, палочка, бумажка не укрылись от его внимательного взгляда - все аккуратно укладывалось в кучку. Вроде все, можно брать совок.

            Ан нет, под машиной валялась яркая обертка. Как ее достать? Дворник зашел спереди автомобиля, сзади, пытаясь подцепить обертку метлой - ничего не получилось. Непорядок. Подумав минуту-другую, дворник подошел к машине, поднял ее за передний бампер левой рукой, наклонился и, орудуя метлой в правой руке, постарался достать обертку. Хрустнули задние фонари. Обертку не достать. Надо поднять еще чуть выше. Задний бампер медленно вдвинулся в багажник. Еще чуть-чуть. С треском вылетел замок, и распахнулся багажник. Все, обертка зацепилась за метлу.

Дворник осторожно опустил автомобиль, взял обертку, что-то пробормотал ей как непослушному ребенку, кажется, чуть ли не погрозил ей пальцем. Отнес и бережно положил ее в мусорный бак.

            Продолжая бормотать и покачивая головой, медленно, не оборачиваясь, дворник пошел прочь от мусорных баков и скрылся за поворотом.

            Вот такая случилась утренняя встреча Ю с обычным дворником.


 

*          *          *


 

            А как-то на улице В.Финн, до этого рассеянно глазевший по сторонам, резко остановился у столба, сплошь заклеенного объявлениями. Ю, честно прождав секунд пять, потянула В.Финна за рукав.

            - Пойдем.

            - Подожди, милая, я что-то не пойму…

            Милая подождала еще секунд десять, удивляясь внезапно вспыхнувшему интересу В.Финна к подобного рода литературе. Она уже собралась тверже повторить свой призыв, как В.Финн расхохотался. Громко и от души.

            - Ты только посмотри! Посмотри, какая прелесть! Вот молодцы! Все, как положено: объявление, телефон для справок. Нет, ты только посмотри на телефон: два – два – три, три – два – два!

            Изумленная реакцией В.Финна на обычное, с ее точки зрения, объявление, Ю прочитала:

"Бесплатно!

Для всех руководителей среднего и высшего звеньев.

Курсы повышения квалификации руководства.

Программа обучения:

            - родной язык и литература (в объеме курса средней школы 4 – 9 класс);

            - алгебра (4 – 6 класс);

            - основы актерского мастерства и сцен. речи;

            - иностранный язык (факультатив, интенсив);

            - этика и психология (факультатив).


 

Срок обучения – не менее одного года с отрывом от руководства.


 

Приглашаются все желающие!


 

Начало занятий – вчера!"


 

            - Ну, как? – спросил В.Финн, дождавшись, пока Ю дочитает объявление до конца.

            - Никак, - разочарованно ответила Ю. – Обычное объявление, сейчас таких курсов много.

            - Ну, и ладно, - все еще улыбаясь, махнул рукой В.Финн. – Но все равно, молодцы.

            - Не понимаю, что здесь смешного?

            - Женщине не обязательно иметь чувство юмора. Оно обязательно для мужчин, - наставительно ответил В.Финн. – Пойдем?

            - А что обязательно иметь женщине?

            - Женщине обязательно иметь чувство такта. Мы идем или нет?

            - Ах, так? – обиделась Ю. – Ну, и пожалуйста. Смейся сам. И иди, куда, хочешь.

            - Милая, пойдем. Ты же сама говорили, что обещала с кем-то встретиться. Будет неудобно, если мы опоздаем.

            - Это тебе будет неудобно. У тебя есть чувство такта. Или ритма, или юмора, или что там у тебя еще есть. А у меня нет. И вообще, я никуда не пойду.

            - Я тебя прошу, ты же сама хотела…

            - Оставь меня…

            Разговор в таком духе мог продолжаться до бесконечности и неизвестно, чем закончился бы, но В.Финн нашел радикальный способ прекратить бесполезный спор и назревающий конфликт. Он крепко обнял, прижал к себе и целовал Ю до тех пор, пока она не забыла о своих обидах и не простила его.

            Наверное, их счастье было заметно всем, потому что даже шагавшие мимо демонстранты замолкали, с завистью глядя на влюбленную пару, и, только отойдя на приличное расстояние, вспоминали о цели демонстрации и снова начинали выкрикивать свои речевки и потрясать транспарантами.


 

*          *          *


 

            А еще было такое  объявление на столбе: "Наркомания? Алкоголизм? Выход есть!" И далее номера телефонов.

В.Финн: - Неправильно написано.

Ю: ?

В.Финн: Надо так: "Наркомания? Выход есть! Алкоголизм!"

Ю: Ну тебя.


 

*          *          *


 

            А еще такая была вывеска: "Визуализация смутных стремлений". Под вывеской, располагалась металлическая дверь, ведущая в полуподвал. Ясное дело, что мимо такой вывески нельзя было пройти мимо. Они и не прошли.

            Ю ожидала увидеть полумрак, развешанные по стенам маски неизвестной цивилизации, вуали, а посредине столик с хрустальным шаром и выходящую из-за занавеси колдунью. Ничего такого не было. Были стекло, пластик и свет люминесцентных ламп. И молодой менеджер в дорогом костюме и галстуке, выскочивший им навстречу.

            - Добрый день! Рады вас видеть у нас! – казалось, улыбка была шире, чем вся его физиономия. – Вы не представляете, как вам повезло! Именно сегодня у нас сумасшедшие скидки! – фразы он произносил исключительно с восклицательными знаками. – Мы готовы для вас сделать даже больше, чем мы обычно предлагаем нашим клиентам! Просто два в одном! Даже три в одном! Мы можем сделать два или три – по вашему желанию, - исследования по цене одного! Пожалуйста, милости просим! Что вас сначала интересует? Обычная визуализация? Нет проблем! Но мы можем сделать визуализацию второго уровня! За те же деньги! Именно сегодня!

            Ю растерялась от неожиданности и от обилия предложений, а В.Финн, похоже, почему-то начал злиться.

            - Пожалуйста, давайте пройдем в лабораторию. Никаких неприятных ощущений! Только покой и расслабление! В удобном кресле в полном покое вы проводите полчаса и получаете диск с видео – реализацией ваших самых глубинных желаний и стремлений. Но не волнуйтесь! Все строго конфиденциально! Мы не сохраняем базу обследований – только информация по оплате! Ваш экземпляр видео – единственный и неповторимый! Только у вас, и больше ни у кого! Сохранение тайны личной жизни для нас – закон номер один! Проходите, нам направо.

            Они зашли направо. Посреди небольшой комнаты стояло на вид удобное кресло, рядом с которым располагался столик с компьютером. На подголовье кресла висело некое подобие шлема с множеством проводов, уходящих под столик. На подлокотниках и возле подставки под ноги тоже были зажимы с проводами. Откуда-то из-за кресла возникла девушка в белом халате с дежурной улыбкой на лице.

            - Наша лаборантка Нинель! Она вам поможет все устроить. Проходите, устраивайтесь, кресло регулируется под любой рост и вес. Раздеваться не надо, у нас настолько точные датчики, что регистрируют микроволны даже сквозь одежду! Располагайтесь, Нинель вам поможет! Сначала, я полагаю, дама? Или как скажете!

            - А что, собственно, вы измеряете? - В.Финн был раздражен и не пытался этого скрыть.

            - Понимаете, подсознание – такая тонкая вещь, что даже самые опытные психологи сегодня не готовы ответить на вопрос: как работает подсознание? Что в нем заложено? А хотим ли мы на самом деле быть теми, кем стремимся? Вот вы, например, хотите быть директором компании, а вдруг у вас в подсознании заложено стремление быть, скажем, автомехаником. То есть вы стремитесь не туда, не в ту сторону. Или наоборот, вы готовы согласиться на должность садовника, а ваше подсознание говорит вам, что вы можете быть руководителем нефтедобывающей компании. Подсознание знает гораздо больше, чем сознание! И у нашей компании есть уникальная установка, конечно же, запатентованная надлежащим образом, которая поможет выявить ваши подсознательные стремления. Мы, не можем показать весь список людей, которым мы помогли выбрать правильный путь в жизни, вы, я надеюсь, понимаете, конфиденциальность…

            - Сначала дама,  – сквозь зубы процедил В.Финн. – А мне покажите чертежи установки.

            - Это коммерческая тайна…

            - А это проверка Министерства охраны здоровья, - В.Финн ткнул говорливому менеджеру пропуск в библиотеку. – Документацию по установке и разрешительные документы на стол. Пока будет проходить бесплатное тестирование для дамы, я посмотрю. Ясно?

            - У нас все документы в порядке. И с Министерством мы дружим… Но если надо… Нинель, начинай с дамой.

- Документы на стол.

- Вы же понимаете, у нас только исполнительная документация… - менеджер с восклицательных знаков перешел на многоточия, - Я, конечно, могу вам все предоставить, но это будет не все… Основная часть документации в центральном офисе… Здесь только  рабочая документация…

- Давай рабочую. Я пойму. И пока не мешай.

Минут через двадцать появилась Ю, поправляя прическу. В.Финн захлопнул очередной том документации:

- Все, закончили.

- Может, вам еще что-то надо? – менеджер начал использовать вопросительные знаки. – Еще что-то показать? Еще одно исследование? Для вас лично? Эксклюзивное?

- Про себя я все знаю. Отчет о проверке получите по почте.

            На улице Ю спросила:

            - Почему ты так с ними?

            - Противно. Обман на ровном месте. Поспала?

            - Да, немного. А ты?

            - Посмотрел документы.

            - И что там?

            - Обычная регистрация альфа, бета и тета волн. Если получится, то и дельта. Плюс готовые картинки для наблюдения реакции. Тебе же показывали картинки?

            - Да, и много.

            - И записывали реакцию твоего мозга на изображения. А потом – их интуитивный прогноз. Обычный ярмарочный аттракцион, приправленный видимостью серьезной фирмы. Кстати, надо будет проверить, действительно ли такая фирма существует.

            - Дилетанты, - презрительно  бросила Ю.

            - Беда не в том, что дилетанты. Я сам дилетант. Правда, в средние века таких дилетантов называли энциклопедистами: отовсюду по чуть-чуть плюс умение думать. Беда в том, что эти дилетанты возомнили себя профессионалами. Какие проблемы – Интернет всегда рядом, только умей задать в поиске нужное словосочетание! Есть в психологии такой термин: "иллюзия знания". Видел в одной передаче: группу студентов – человек двадцать, – попросили нарисовать велосипед. Просто, да? Все видели. Многие из студентов катались… В результате – четыре варианта велосипеда. Три из которых ездить не могут. Никогда. Вот такие профессионалы. Ладно, студенты, но и остальные такие же. Думают, что знают. И они нас учат в университетах, они нас лечат в больницах, и руководят страной. И занимаются "визуализацией смутных стремлений".


 

*          *          *


 

            А в Городе в это время можно было наблюдать много интересных картинок.

            День. Уличная раскладка с товарами. На раскладке среди значков с гербом, маленьких флажков и прочей мелкой национальной символики – рулон туалетной бумаги с портретами президента на каждом перфорированном кусочке. Рядом – коврик с надписью "вытирайте ноги", причем вместо буквы &quo... Читать следующую страницу »

Страница: 1 2 3


15 марта 2016

1 лайки
0 рекомендуют

Понравилось произведение? Расскажи друзьям!

Последние отзывы и рецензии на
«ДВОЕ И ГОРОД»

Нет отзывов и рецензий
Хотите стать первым?


Просмотр всех рецензий и отзывов (0) | Добавить свою рецензию

Добавить закладку | Просмотр закладок | Добавить на полку

Вернуться назад








© 2014-2019 Сайт, где можно почитать прозу 18+
Правила пользования сайтом :: Договор с сайтом
Рейтинг@Mail.ru Частный вебмастерЧастный вебмастер