ПРОМО АВТОРА
Вова Рельефный
 Вова Рельефный

хотите заявить о себе?

АВТОРЫ ПРИГЛАШАЮТ

стрекалов александр сергеевич - приглашает вас на свою авторскую страницу стрекалов александр сергеевич: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
Сергей Беспалов - приглашает вас на свою авторскую страницу Сергей Беспалов: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
Дмитрий Выркин - приглашает вас на свою авторскую страницу Дмитрий Выркин: «Вы любите читать прозу и стихи? Вы любите детективы, драмы, юнорески, рассказы для детей, исторические произведения?»
Хрящевский Александр Павлович - приглашает вас на свою авторскую страницу Хрящевский Александр Павлович: «Лучший отзыв - приглашение на мою страницу новых читателей. Надеюсь, не только интересно, но и полезно. »
Ксения Харченко - приглашает вас на свою авторскую страницу Ксения Харченко: «Приветствую всех! Приглашаю на мою страницу - читайте, комментируйте, критикуйте. всегда рада услышать ваше мнение!»

МЕЦЕНАТЫ САЙТА

Михаил Кедровский - меценат Михаил Кедровский: «Я жертвую 20!»
Михаил Кедровский - меценат Михаил Кедровский: «Я жертвую !0»
станислав далецкий - меценат станислав далецкий: «Я жертвую 20!»
Надежда - меценат Надежда: «Я жертвую 10!»
Ксения Харченко - меценат Ксения Харченко: «Я жертвую 10!»



ПОПУЛЯРНАЯ ПРОЗА
Март-Сентябрь

Автор иконка Василий Шеин
Клуб На Троих. История создания...

Автор иконка меркеев
Двери настежь! Бондаренко о романе М...

Автор иконка Серж да Таран5
ИГРА ВООБРАЖЕНИЯ

Автор иконка Василий Шеин
Прогулка с Дьяволом. 7. Покаяние.

Автор иконка Василий Шеин
Прогулка с Дьяволом. Гл 2. (продолжение)

ПОПУЛЯРНЫЕ СТИХИ
Март-Сентябрь

Автор иконка Геннадий Свистунов
Марс и Венера

Автор иконка Виктор Любецкий
Я знаю — стих не подведёт...

Автор иконка Andersen
Весна

Автор иконка Олесь Григ
Камелот

Автор иконка Олесь Григ
Закат. Не видно дна...

БЛОГ РЕДАКТОРА

ПоследнееНашему литературному сайту скоро три года!
ПоследнееИтоги конкурса фантастического рассказа
ПоследнееПоздравляем с Днем защитников Отечества!
ПоследнееАнализ литературного текста
ПоследнееВопрос к авторам и читателям
ПоследнееБорцам за правду посвящается
ПоследнееЧитатели рекомендуют или Что почитать

РЕЦЕНЗИИ И ОТЗЫВЫ К ПРОЗЕ

Вова РельефныйВова Рельефный: "Ну идите и накажите его. Все осуждающие, угрожающие и порицающие такие..." к рецензии на Иуда из Уренгоя

Александр АсмоловАлександр Асмолов: ""ребенку" 20 лет, он активист в штабе навального. Моя ненависть к пред..." к рецензии на Иуда из Уренгоя

Екатерина МюнхгаузенЕкатерина Мюнхгаузен: "Фу-ты-ну-ты, сколько ненависти к ребенку. А он всего-то высказал мысль..." к произведению Иуда из Уренгоя

БоксерБоксер: "Большое спасибо" к рецензии на Феномен

Екатерина МюнхгаузенЕкатерина Мюнхгаузен: "Из хорошего: понятно что хотел сказать автор, просто и без псевдогениа..." к произведению Слово о женщинах

Вова РельефныйВова Рельефный: "Начал читать, но не затянуло. Возможно позже." к произведению ЗА СПИНОЙ У БОГА.Научно-фантастическая повесть

Еще комментарии...

РЕЦЕНЗИИ И ОТЗЫВЫ К СТИХАМ

БоксерБоксер: "Прекрасные аллегории.Читал с наслаждением. Спасибо..." к стихотворению Сонету

Александр АсмоловАлександр Асмолов: "Благодарю" к рецензии на Объятья

Владимир ЗагородниковВладимир Загородников: "Хорошая работа. Понравилась." к стихотворению Объятья

Наталья МуратоваНаталья Муратова: "А я про суть и говорю, чтобы не забывали про основ..." к рецензии на Мой Казахстан🇰🇿

Гульнара: "Казакской Автономной Республикой переименовали 15 ..." к рецензии на Мой Казахстан🇰🇿

angel.vsevhnego: "Не зря не просто так в евангелии слова речились, н..." к рецензии на Стихотворное Евангелие

Еще комментарии...

СЛУЧАЙНЫЙ ТРУД

Ты помнишь
Просмотры116       Лайки2
Автор Зоя

ПОЛЕЗНОЕ

СОВРЕМЕННАЯ ПРОЗА

"Прошли те времена, когда бумажная книга была единственным вариантом для распространения своего творчества. Теперь любой автор, который хочет явить миру свою прозу может разместить её в интернете. Найти читателей и стать известным сегодня просто, как никогда. Для этого нужно лишь зарегистрироваться на любом из более менее известных литературных сайтов и выложить свой труд на суд людям. Миллионы потенциальных читателей не идут ни в какое сравнение с тиражами современных книг (2-5 тысяч экземпляров)".

Читать подробнее »

Мы в соцсетях



Группа РУИЗДАТа вконтакте Группа РУИЗДАТа в Одноклассниках Группа РУИЗДАТа в твиттере Группа РУИЗДАТа в фейсбуке Ютуб канал Руиздата

О ЛИТЕРАТУРНОМ САЙТЕ РУИЗДАТ

"Автор хочет разместить свои стихи или прозу в интернете и получить читателей. Читатель хочет читать бесплатно и без регистрации книги современных авторов. Литературный сайт руиздат.ру предоставляет им эту возможность. Кроме этого, наш сайт позволяет читателям после регистрации: использовать закладки, книжную полку, следить за новостями избранных авторов и более комфортно писать комментарии".

Читать подробнее »


Двери настежь! Бондаренко о романе Меркеева "Трещинка"

Критика

255 просмотров
0 рекомендуют
8 лайки
вид для чтения
Двери настежь! Бондаренко о романе Меркеева Профессиональная критическая заметка о романе Юрия Меркеева "Трещинка", которого критики сравнили с "Мастером и Маргаритой" в современном исполнении

Двери настежь! Заметки профессора Бондаренко о романе «Трещинка» Юрия Меркеева

 

Юрий Яковлевич Бондаренко - профессор философии, культуролог, доктор философских наук, Член Совета по связям с религиозными организациями при Правительстве Республики Казахстан.

 

 

        Это ни в коем случае не литературный анализ, а именно беглые заметки. Поэтому хотелось бы, вопреки канонам, начать не с «главного и достойного», а с того, что связано именно с собственным настроением и с тем, что вольно или невольно бросается в глаза. Как, скажем, когда вы ступаете на новую дорогу или входите в переулок, и видите, то брошенный на тротуар рекламный листок, то, наоборот, живую тропинку, вспучивающую асфальт и прорывающуюся сквозь него. Мелочи с точки зрения целого и Ваших собственных задач. А вот западают в память и все. Второй из авторов этих заметок ( профессор Бондаренко работал над материалом книги «Культура в лицах» совместно с кандидатом философских наук, психологом, преподавателем МГУ О.Ю. Бондаренко) встретил восторженные рекомендации с настороженностью и еще, возможно, с еще не вылившимся в слова скепсисом, услышав, что «Трещинка» напоминает «Мастера и Маргариту». Ну, зачем еще один Булгаков, не говоря уже о довольно примелькавшихся фантасмагориях последних десятилетий? – Нет, я в принципе не против того, что называют «магическим реализмом». Но мне лично (именно мне, я тут не впутываю других), уж простите за это, не интересны ни повторяющиеся кинопутешествия по времени, ни «Белые тигры», или психо-мистические блики «Цареубийцы» и прочая, и прочая. Иными словами, если речь заходит об Истории, то мне интересна именно история, а не кружева фантазий вокруг нее.

     К счастью, как убедились оба автора заметок, «Трещинка» - совсем иного рода, и на мистизацию реальных исторических лиц и событий и на фантазийные игры вокруг них не претендуют.

    Однако тут встает и еще одна настораживающая вещь – соприкосновение автора с миром психиатрии. И здесь барьер, воздвигнутый уже знакомым, включая иные сериальные попытки, наряду с бесконечными местами заключения загружать нас и сценами из психушек. И чем физиологичнее – тем более отталкивает. Тут я, как самый что есть обычный прохожий, старающийся не ступать в грязь, просто переключаю телевизионный пульт.

    И не потому что сам из рафинированных интеллигентов. Напротив, мне не из книг и фильмов известно многое, слишком многое из того, что так самозабвенно смакуют сегодняшние экран или монитор.

     Да и к самому тексту есть вопросы – об этом позже. Но…совершенно неожиданно для меня самого я вдруг почувствовал, что передо мною  вещь - не имитирующая «Мастера и Маргариту» или что-то еще, а, по крайней мере, в сравнении с тем, что будет упомянуто, в чем-то очень значимом, разворачивающая совершенно по-новому тему психиатрии безумия и психического здоровья. И при таком, повторяю, неожиданном для меня самого взгляде, «Трещинка» - не вариация известного, не новая аранжировка старой песни, а частица вод одной реки, тех вод, которая сама жизнь несет неустанно в иные, отличные от прежних места.

     Но что это за река?

     Даже краткие размышления о ней – это тема для целого ряда монографий, одна из которых «Антиномия: мудрость – безумие» в контексте контркультуры США 1950-х 1960-х годов» Бондаренко О.Ю. (Москва МАКС-ПРЕСС 2009)

     Оставим пока в стороне шутов и юродивых, хотя и это уже очень даже было бы в «тему». Коснемся лишь пунктирно некоторых, попавших в наше поле зрение поворотов этой своенравной и таящей немало омутов реки.

    Начнем с классического «Горя от ума», центрального героя которого «безумцем…ославили всем хором». Кстати, задолго до так называемых «советских психушек», еще власти царской России узрели проблемы с психическим здоровьем у Чаадаева (после его «Философических писем»).

       Итак, первый подмеченный здесь нами поворот темы – это безумие, как выпадание из ряда, как отход от «общепринятых» в данном сообществе стандартов.

       А второй? – Второй куда более жуткий и давящий, и в то же время буквально перенасыщенный озоном философии. Это – чеховская «Палата номер шесть». Одна из стержневых, если не главная проблема «Палаты», в том, что легко рассуждать о внутренней свободе, пока твоя внешняя свобода не ограничивается до минимума. Но сжатие личного пространства ДО, а точнее ЗА пределы, корежит, ломает саму личность. Здесь психиатрическая больница – пример замкнутого мирка, из которого нет выхода.

      Третий поворот – булгаковский, с фантасмагорией «заезжих клоунов», балом Воланда и грустным местом обитания Мастера и поэта Ивана Бездомного. Об этом так много писали, что надо лишь скурпулезнейше погрузиться в роман вновь, либо лишь слегка коснуться, поскольку речь идет о повороте единой реки. Один из бликов вод этого поворота (лишь один, но очень значимый в контексте нашего разговора) – вызов сытой духовности, духовности, уверенной в собственной глубине, мелкоту которых, словно жаждущих новых модных нарядов дам, так легко обнажает Воланд.

     Уже одно это было колоссальным вызовом и искренней уверенности в то, что перед нами мир, как на ладони, «мы все добудем, найдем и откроем», и, оседлавшей и взнуздавшей эту живую энергию официозности.

     Здесь психиатрия – обратная сторона грандиозной сложности мира, того мира, в котором, говоря шекспировским  и библейским языком, «есть много вещей, о друг Гораций…что и не снились нашим мудрецам», и, более того, мудрость мира сего может обернуться «безумием в очах Бога».

      Четвертый поворот – уже за океаном. Это роман Кена Кизи «Пролетая над гнездом кукушки», в котором, как писалось в рецензии журнала «Тайм» в 1962-м году, бунт помещенного в психушку Макмерфи звучит «ревом протеста против правил, по которым живет общество посредственностей, и против тех невидимых стражей, которые проводят эти правила в нашу жизнь». Не случайно «Полет над гнездом кукушки» ( другая версия перевода) был назван эпохальным романом и вехой в истории нон-конформизма (1.стр.98)…

      В СССР же чуть более поздних лет (если сверять свои часы с часами Истории) образцом переливающегося многозначными и при этом сочными аллюзиями гротеска стала «Канатчикова дача» Владимира Высоцкого, где бодрые обитатели психушки сетуют: «Нам вождя не доставало. – Настоящих буйных мало».

    И вот перед нами еще один поворот реки Времен – «Трещинка» Юрия Меркеева. Поворот резкий и, увы, до горечи современный, хотя и сама эта современность не уникальна.

    Здесь Безумство – не нестандартность мысли, психушка – не замкнутый мир, который либо гасит саму способность сопротивляться, либо, напротив, толкает к бунту. Здесь ключи от дверей оказываются в руках самих пациентов. Двери настежь!

    Но вот ведь парадокс! Мир за дверями ничуть не менее, а по сути своей и более безумен, чем мир в ограниченном пространстве психлечебницы. Это мир, где неистовствует, царствует сумасшествие.

    Вот вырастает до исполина монах Ферапонт со своими экстазами и проповедями конца света. А вот сумасшедший «кубинец», в котором слились, словно в вихре эротичнейшего танца, и революционный коммунизм, и религия, а вот – воплощение новой деловитости – «чернобородый красавец Шпигель с курительной трубкой в руках за тысячу долларов, точной копии, между прочим, знаменитой трубки Иосифа Виссарионовича».

     И при всем этом боль, искренняя, не сценическая боль за то сумасшествие, за тот очередной бал, которым правит в этом мире Сатана. Мир, в котором старательно взращиваются и тиражируются «настоящие буйные», а человеческая масса магическим образом (словно царевна – в лягушку) превращается в толпу.

     А «люди в толпе, кажется, стремились к одному – поскорее найти для себя командира и вожака, и устремиться за ним, за его пламенным словом, только бы не ломать голову и не решать самостоятельно, кто в этой смуте друг, а кто – враг…» (см. роман Юрия Меркеева «Трещинка»)

     Как тут не вспомнить фроммовское бегство от свободы и несравненно более раннее «Государство» Платона, где с потрясающе четкой логикой обрисовано, как власть толпы – охлократия с неизбежностью перерастает в тиранию!

     И цитировать можно бы многое!

      Но поскольку это не литературоведческое эссе, а лишь наброски культурологических подходов, хотелось бы высказать несколько сугубо личных пожеланий. И основное из них – пожелание внимательной, доброжелательной и опытной редактуры. Редактуры, которая заменила бы некоторые стереотипы и канцеляризмы, либо прямолинейные суждения. Дело в том, что в романе Меркеева, как и в иных стихах кумиров прежних лет, писатель соседствует с публицистом, который, порой, теснит самого писателя.

       Поэтому иногда недостает сократовского: «А если бы это был осел?...(Согласно древним, отчаянного полемиста Сократа на глазах многих ударил его оппонент. Ученики и друзья Сократа закричали: «Поведем его в суд!». На что Сократ ответил: «А если бы меня лягнул осел, разве я повел бы его в суд?»)

       То есть речь идет о том, что в художественном произведении, по мере возможностей, желательно избегать либо слов «отвратительно», либо так называемых положительных авторских оценок действий героев и т.д. В идеале настроение и оценки читателя рождаются самими образами – как в рассказах Шукшина.

       Иначе может возникнуть то, что еще подметил С. Маршак у молодого А. Вознесенского (которого он при всем этом ценил очень высоко), когда упоминал стихотворение «Бьют женщину», где поэт обрушивал на бьющего потоки грязных слов: «Бродяга! Чайлд Гарольд! Битюг!»

        Конечно, автор «Трещинки» до такой самопародии не доходит, но проблема всегда остается. К ней присовокупляются общие для очень многих, в том числе и для автора этих строк, вопросы чисто технических огрехов на уровне фактических опечаток, которые сами авторы в принципе увидеть не могут.

        Вроде бы детали. Но речь-то идет о вещи, которая в одном потоке, в одном русле реки нашей общей духовности, наших общих проблем и болей и, естественно, хотелось бы, чтобы и через десятилетия виделись в такой вещи не только мысль и игра образов, но и отточенность слова.

        Кстати, в самом языке немало того, что словно паутинки на солнечном свете – ажурность образов и слов. Но это для специалистов и дипломников.

        Мы же отметили бы очень интересную деталь, которая, на наш взгляд, опять-таки роднит сегодняшнего Прозаика с Поэтом – А. Вознесенским. Это – перевертывание образного языка и видение мира природы сквозь мир людей. Вот только пара замечательных примеров: «…небо над Растяпиным неожиданно затрепетало, закрупилось, как во время эфирных помех это происходит с чистым экраном телевизора…»; или: «…небо с шипением электросварки рассеклось молниями…». Сравните у Вознесенского: «И кот, как радиоприемник, зеленым глазом ловит мир…»)

        В самой этой «перевернутости» образов очень глубокий смысл. Она – это своего рода зеркало трансформации своего нашего восприятия того, что мы называем реальностью. Но это особая тема.

     При всем этом есть один момент, который мы, как религиоведы и как культурологи, решительно изменили бы. Это финальные слова писателя  «об одном хитром деляге, польском еврее-ростовщике, из тех жидов, которых истребляли на Запорожской Сече, потому как они не скрывали своего презрения к давшему себя распять Божеству и не давшего наследникам рая – иудеям – тот рай на земле, которым они грезили». («Трещинка»)

 

Почему? – Да потому, что сегодняшняя вакханалия культа наживы, успеха и сиюминутного наслаждения – это одно, а ее религиозная окраска – совсем другое.

     Делячество может быть омерзительным. Но различия к тем или иным Божествам – не оправдание для истреблений, которые повторялись сотни лет и с неистовой силой возобновляются сегодня, когда на Ближнем Востоке сегодня теснят и истребляют уже не иудеев, а христиан. А какие чудовищные раны человечеству нанесли начавшиеся с распадом Британской империи столкновения индусов и сикхов с одной стороны, и мусульман с другой! По разным данным в этих столкновениях (уже после краха гитлеризма) погибло от 400 тысяч до миллиона человек. И погрузившиеся в пучину ненависти точно так же могли бы сказать, что «истребляемые не скрывали своего презрения к тому, что они (то есть истребляющие) «чтят». Хотя, конечно же, истоки всех этих трагедий не только в различии отношений к Высшим Силам…

     К тому же окраска Зла в чересчур конкретные национально-религиозные тона сужает философскую значимость художественного произведения. Ведь Зло многолико, оно не втискивается в узковатые одежды определенных рас, наций, вероучений.

     В целом же произведения Александра Мелихова и Юрия Меркеева натолкнули на интересную мысль. Суть ее в том, что поскольку литература сегодня перестает быть властительницей дум и энергично вытесняется со сцены массового сознания, то был бы интересен незатейливый по замыслу проект: подготовка и выпуск ряда пособий по философии, культурологии, политологии, логике, религиоведению, где все, что включают программы, заполнялось бы цитатами, емкими фрагментами из текстов, книг, сценариев именно авторов художественных произведений и особенно современных авторов.

         Такой опыт уже есть. Например, Бондаренко Ю. выпустил небольшое пособие «Мудрость Востока», где на «стандартную» программу по философии легли тексты, связанные с историей культуры Востока.

       Поскольку сегодня огромная часть молодежи проходит через вузы и колледжи, это могло бы и оживлять работу педагога и расширять ареал обитания живой художественной мысли, делая ее достоянием более широкого круга читателей.

      Пожелание представляется особенно значимым потому, что в кратком отзыве просто физически невозможно цитировать то, что было бы подчеркнуто и на что так хотелось бы обратить внимание всякого мыслящего человека.

 

Литература:

Бондаренко О.Ю. «Антиномия: мудрость-безумие» в контркультуре США 1950-х-1960-х годов. М. МаксПресс 2009.


меркеев меркеев

5 июля 2017

8 лайки
0 рекомендуют

Понравилось произведение? Расскажи друзьям!

Последние отзывы и рецензии на
«Двери настежь! Бондаренко о романе Меркеева "Трещинка"»

Нет отзывов и рецензий
Хотите стать первым?


Просмотр всех рецензий и отзывов (0) | Добавить свою рецензию

Добавить закладку | Просмотр закладок | Добавить на полку

Вернуться назад






© 2014-2017 Сайт, где можно почитать прозу 18+
Правила пользования сайтом :: Договор с сайтом
Рейтинг@Mail.ru Частный вебмастерПоддержка, ведение и развитие сайта - вебмастер persweb.ru