ПРОМО АВТОРА
Иван Соболев
 Иван Соболев

хотите заявить о себе?

АВТОРЫ ПРИГЛАШАЮТ

Олесь Григ - приглашает вас на свою авторскую страницу Олесь Григ: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
Горцев Алексей - приглашает вас на свою авторскую страницу Горцев Алексей: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
kapral55 - приглашает вас на свою авторскую страницу kapral55: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
Нина - приглашает вас на свою авторскую страницу Нина: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
Киселев_ А_А_ - приглашает вас на свою авторскую страницу Киселев_ А_А_: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»

МЕЦЕНАТЫ САЙТА

Вова Рельефный - меценат Вова Рельефный: «Я жертвую 100!»
Ялинка  - меценат Ялинка : «Я жертвую 10!»
стрекалов александр сергеевич - меценат стрекалов александ...: «Я жертвую 50!»
Анна Шмалинская - меценат Анна Шмалинская: «Я жертвую 100!»
станислав далецкий - меценат станислав далецкий: «Я жертвую 30!»



ПОПУЛЯРНАЯ ПРОЗА
за 2019 год

Автор иконка Юлия Шулепова-Кава...
Стоит почитать Боль (Из книги "В памяти народной")

Автор иконка Юлия Шулепова-Кава...
Стоит почитать Лошадь по имени Наташка

Автор иконка Сандра Сонер
Стоит почитать На даче

Автор иконка станислав далецкий
Стоит почитать Возвращение из Петербурга в Москву

Автор иконка станислав далецкий
Стоит почитать Жены и дети царя Ивана Грозного

ПОПУЛЯРНЫЕ СТИХИ
за 2019 год

Автор иконка Виктор Любецкий
Стоит почитать Вредные советы №1

Автор иконка Виктор Любецкий
Стоит почитать Свежо, прохладно, молчаливо...

Автор иконка Олесь Григ
Стоит почитать Всё не просто, и не сложно

Автор иконка Олесь Григ
Стоит почитать Жутковато Игорево слово

Автор иконка  Натали
Стоит почитать Атака

БЛОГ РЕДАКТОРА

ПоследнееПроблемы с сайтом?
ПоследнееОбращение президента 2 апреля 2020
ПоследнееПечать книги в типографии
ПоследнееСвинья прощай!
ПоследнееОшибки в защите комментирования
ПоследнееНовые жанры в прозе и еще поиск
ПоследнееСтихи к 8 марта для женщин - Поздравляем с праздником!

РЕЦЕНЗИИ И ОТЗЫВЫ К ПРОЗЕ

Ицхак СкородинскийИцхак Скородинский: "Вот, это - очень. -Таблетки не помогут, только работа, ежедневный тяже..." к рецензии на Не ослеплен я Музою моею

Тихонов Валентин МаксимовичТихонов Валентин Максимович: "Дорогая Екатерина!Я думаю, что желание увидеть мою повесть на кино..." к произведению Свадьба в Бай - Тайге

Екатерина: "Очень интересно прочитать частичку истории из вашей жизни. А самое инт..." к произведению Свадьба в Бай - Тайге

PAST: "GREAT!!!" к произведению Прощай

Эльдар ШарбатовЭльдар Шарбатов: "Как обещал, сообщаю о результате своего приключения: вчера помирился с..." к произведению Первоапрельский колобок, или Как я разыграл ворон

Aleks: "Хорошо написано" к произведению Очень взрослые игры

Еще комментарии...

РЕЦЕНЗИИ И ОТЗЫВЫ К СТИХАМ

Любовь КрасиваяЛюбовь Красивая: "Здравствуйте. А почему это стихо такими буквами ог..." к стихотворению 21 век

Любовь КрасиваяЛюбовь Красивая: "Здравствуйте. А почему это стихо такими буквами ог..." к стихотворению 21 век

Любовь КрасиваяЛюбовь Красивая: "Здравствуйте. А почему это стихо такими буквами ог..." к стихотворению 21 век

Ицхак СкородинскийИцхак Скородинский: "Николай, благодарю Вас!" к рецензии на Негев – пустыня – шофар

Владимир ЗагородниковВладимир Загородников: "Понравилось. Спасибо. Удачи" к стихотворению Берегите женщину

Любовь КрасиваяЛюбовь Красивая: "Здравствуйте. Это фото балерины, ставшей чемпионко..." к рецензии на Еще хочу

Еще комментарии...

Полезные ссылки

Что такое проза в интернете?

"Прошли те времена, когда бумажная книга была единственным вариантом для распространения своего творчества. Теперь любой автор, который хочет явить миру свою прозу может разместить её в интернете. Найти читателей и стать известным сегодня просто, как никогда. Для этого нужно лишь зарегистрироваться на любом из более менее известных литературных сайтов и выложить свой труд на суд людям. Миллионы потенциальных читателей не идут ни в какое сравнение с тиражами современных книг (2-5 тысяч экземпляров)".

Мы в соцсетях



Группа РУИЗДАТа вконтакте Группа РУИЗДАТа в Одноклассниках Группа РУИЗДАТа в твиттере Группа РУИЗДАТа в фейсбуке Ютуб канал Руиздата

Современная литература

"Автор хочет разместить свои стихи или прозу в интернете и получить читателей. Читатель хочет читать бесплатно и без регистрации книги современных авторов. Литературный сайт руиздат.ру предоставляет им эту возможность. Кроме этого, наш сайт позволяет читателям после регистрации: использовать закладки, книжную полку, следить за новостями избранных авторов и более комфортно писать комментарии".




«НЕЧТО ВРОДЕ ВОСТОРГА», как «Платонов почти полюбил»


Николай Боровко Николай Боровко Жанр прозы:

Жанр прозы Критика
1589 просмотров
0 рекомендуют
2 лайки
Возможно, вам будет удобней читать это произведение в виде для чтения. Нажмите сюда.
Андрей Платонов был, может быть, единственный гений в русской прозе XX века

(Д.Быков. «Андрей Платонов»/ «Дилетант», 2016, № 2)

 

          Редкий случай наступательного поведения писателя по отношению к властям представляет биография Платонова – наиболее оригинального прозаика всего советского периода. Пройдя период увлечения научно-техническими  и социальными утопиями, Платонов выходит из  партии в знак протеста против поворота к нэпу … В дальнейших своих произведениях Платонов даёт убийственную критику режима, революции, бюрократии, советской действительности … Вместе с Булгаковым его можно считать создателем нового художественного направления – фантастического реализма … Фантастический реализм … представляется наивысшим достижением русской неофициальной литературы советского времени … Величие Платонова состоит в том, что он сохранял простые ценности, растерянные другими в поисках примирения с государством. Его спор с диктатором изумляет.     Вяч.Вс.Иванов «Литература “попутчиков” и неофициальная литература»; «О смехе над смертью».

                 И Вяч.Вс.Иванов, и Д.Быков безусловно правы в том, что (это из Д.Быкова): «Андрей Платонов был, может быть, единственный гений в русской прозе XX века». Обращаясь к статье Д.Быкова, отметим, что всё дело – в подробностях, с которыми Д.Быков, по своему обыкновению, обращается очень небрежно.

               М.Цветаева говорила: чтобы правильно воспринять данную строку поэта, нужно прочитать всё им написанное от первой строки, до последней. Очевидно, что то же самое, в значительной мере справедливо и по отношению к прозе, по крайней мере – к прозе первого ряда, всегда усложнённой и часто вызывающей дискуссии.

Д.Быков немало сил затрачивает на то, чтобы доказать (это – самая «кричащая» подробность), что в прозе Платонова нет сатиры: «С точки зрения здравого смысла эту книгу (“Чевенгур”) читать нельзя – получится абсурд, гротеск, насмешка; так пытались прочесть «Впрок» и увидели издевательство там, где была апология» и т.д.

Понятно, что формула Цветаевой – некий идеал, абсолют, практически очень редко достижимый. Это не означает, однако, что этим идеалом можно беззаботно пренебрегать. Что к чему-то подобному не следует всякий раз стремиться.

                                                                     *

Обсудим для начала два суждения Д.Быкова о «Чевенгуре» - главном романе Платонова, возможно – самом ценном, что написано на русском языке в XX веке. «Триста страниц вне времени и пространства». Датировок в романе, действительно, мало, но именно поэтому имеющиеся требуют к себе особого внимания, пренебрегать ими никак нельзя.Отмечено начало войны, Февральская революция, переворот в октябре (комментарий Захара  Павловича:«Там дураки власть берут, может быть хоть жизнь поумнеет»), выборы в Учредительное собрание с одновременным подавлением  всякого ропота и сопротивления (ноябрь – декабрь 1917 года).Копёнкин и Дванов посещают Пашинцева между Кронштадтским восстанием и началом нэпа – то есть  весной 1921 года. Есть метки времени и в описании самого города Чевенгура. Яков Титыч появляется там вскоре после революции пятидесятилетним, а в конце ему уже 60 лет, таким образом, вся история самовластного Чевенгура укладывается в промежуток 1918 – 1928 годов – его конец это время написания романа. Быт Москвы в «московской главе» вполне отвечает этому, ещё достаточно сытому и благополучному году.  В 2001 году я отметил («Портретная галерея “Чевенгура”»/ «Континент», № 3), что операция «по изгнанию остаточной сволочи» очень напоминает выдворение за рубеж двухсот деятелей культуры, в том числе – на пароходах «Пруссия» и «ОбербургомистрХакен» (октябрь – ноябрь 1922 года). Позже на это соответствие указал Б.Сарнов (Сталин и писатели, кн. третья, М., 2009, стр. 888). В названой своей статье я упомянул и некоторые другие указания в романе на реальные события.

Относительно пространства Д.Быков тоже ошибается. Молодого коммуниста Александра Дванова командируют из «губернского города» в «воронежскую глубинку» - Новохопёрск. Значит, сам губернский город это Воронеж. При возвращении Двановадомой (хотя это путешествие описано вполне бредово) упоминаются реальные населённые пункты – Лиски, Поворино, Царицын. Вполне реальна Москва. В.Я.Голованов нашёл на юге Воронежской губернии ряд пунктов с названиями,  похожими на те, которые посещали Копёнкин и Дванов во время своих странствий, хотя, возможно, они побывали не совсем в тех местах.

Суждение второе: «Про то, как выглядит идеальное состояние этого народа и собственная его … утопия, написан … “Чевенгур”; про то, что сделала с ним революция, - “Котлован”». В издании «Чевенгура», с которым я работаю, пореволюционной России посвящены 313 страниц из общего их числа 361. Так что различие между двумя книгами совсем не в этом. Первая написана до «войны Сталина с крестьянством», вторая – во время этой войны и о ней. Упомяну заодно и важнейшую в «Котловане» метафору. Большевики, вопреки Марксу, учинили свою «пролетарскую революцию» не в наиболее промышленно развитой стране, а – в стране, находящейся в промежутке между аграрной и полуаграрной; просто потому, что здесь легче было захватить власть. Так и в «Котловане» «юные разумом люди» (выражение из «Чевенгура») возводят великолепное здание («социализма») не на сухом месте, как полагалось бы, а в овраге – экономят на земляных работах, понимаете ли! Единственному нормальному там человеку Прушевскому понятно, что такое здание очень скоро развалится, но он бессилен как-то повлиять на всё это безумие – «спецов» топчут уже 14 лет, и не видно – оставят ли когда-нибудь в покое.

                                                                     *

У тех, кто отрицает наличие сатиры в сочинениях Платонова (Д.Быков – совсем не исключение в этом отношении) есть одна общая особенность: они очень мало знают об этих сочинениях, крайне плохо с ними знакомы. Например, А.Рясов ограничился лишь ранними рассказами  Платонова и рассказами военных лет. Такой степени знакомства с предметом явно недостаточно для обоснованных, убедительных выводов. У Д.Быкова к тому же довольно странное представление о сатире: «У Щедрина ведь … не всегда понятно, где восторг, где ужас, а где их изумительный синтез». Вот именно, Свифт с восторгом писал  о том, каково Гулливеру в царстве лилипутов. Вольтер и Бомарше, тоже – с восторгом о Франции  XVIII века. У нас Фонвизин с восторгом об усилиях императрицы вколачивать европейские науки в башки Митрофанушек с помощью разных Вральманов. Грибоедов с восторгом о Москве 1820-х годов, в том числе – и о Вральманах этого поколения. Гоголь с восторгом о самых «горячих патриотах», занимающихся «приращениями насчёт сумм нежно любимого ими отечества» и о многом подобном в тех же «Мёртвых душах», в «Ревизоре», в повести «Нос». Ну и у Сухово-Кобылина, конечно, ничего, кроме восторга в «Деле» и особенно – в «Смерти Тарелкина». Эренбург с беспредельным восторгом писал о недоучках, берущихся переделывать мир на базе своего пятиклассного, по-нынешнему – восьмиклассного образования («Необычайное происшествие»), об активистах, для которых революция – нечто вроде игры «в казаки-разбойники» (трагедия «Ветер»),  в «Хулио Хуренито - о немецком генерале Шмидте, распоряжающемся всем в Москве 1918 года, в «Жизни и гибели НиколаяКурбова» - о всяческом отребье, облепившем правящую партию, В рассказе «Ускомчел» - овытравливании из людей всего человеческого, о превращении их в нечто безликое, роботоподобное. Так и друзья Платонова: Н.Эрдман в «Мандате» - о том же самом отребьи и о многом подобном, с восторгом, в «Мандате» и  в «Самоубийце», А.Н.Новиков в «Причинах происхождения туманностей» (1929) с восторгом о царстве бюрократии, Пастернак в «Докторе Живаго» с восторгом писал о советских декретах как о «шалых выкриках», но много подобного было и в его более ранних сочинениях.

                                                                     +

Вооружённые этой информацией, мы можем обратиться теперь и к самому Платонову – «апологету, панегиристу и одослагателю»  в версии Д.Быкова. К неописуемому «восторгу», с которым он, якобы,  пишет о советской действительности: «по складу своего дарования Платонов как раз не сатирик, он скорее одописец» «Платонов, конечно, от души измывается над попытками регулировать русскую жизнь – в “Ювенильном море”, скажем, но и сам масштаб советской бюрократии, сама её искренняя вера в творящую … власть своих печатей … вызывают у него нечто вроде восторга» (ну как «искренне верящий» мог удержаться на верхних этажах пирамиды в ожесточённых внутрипартийных схватках 1917 – 1938 годов! Предположим такую искренность у Троцкого, Бухарина, Рютина – от тех, кто не хотел дисциплинированно встраиваться в систему власти, избавлялись). Про «Счастливую Москву» Д.Быков пишет: «есть безмозглый расцвет и попытка его воспеть» (попытка Птатонова). «Это исполненная мечта миллионов» - но не Платонова же! «Поди разберись, любит Платонов это хоровое слияние или ненавидит» - кто дал себе труд почитать Платонова – разберутся. «Платонов почти полюбил это хоровое слияние».

Платонов ещё в 20-е годы говорил: «Если бы я писал то, что думаю, меня не печатали бы». Говорил о том, что специально упрощает и оглупляет текст, чтобы его можно было напечатать. Беспощадная критика советской действительности присутствовала уже в «Лунной бомбе» и ранних рассказах Платонова. В 1930 году Платонов писал, в частности (А.Платонов. Записные книжки. Под ред. Н.В.Корниенко. М., ИМЛИ РАН, «Наследие», 2000, с. 69): «Сознательный человек поддаётся только иронической форме произведения … Сознание, не закреплённое в чувстве это действительно контрреволюция». Важным рубежом явился «Антисексус» (1925) – предельно гротесковый, хотя формально, казалось бы, советской действительности он касается лишь самым краем.

В «Городе Градове» Шмаков на чиновничьем банкете заявляет о наступлении царства мнимости, во всём – сплошная подмена: вместо сливочного масла – маргарин, вместо провозглашённой диктатуры пролетариата -   в реальности «диктатура чиновников»: «мы заместители пролетариата»!!! Редакторы старательно вычёркивали из рукописей Платонова фразы вроде «мастеровой воевал, а чиновник победил». Шмакову вторит Пухов -  «диссидент» из «Сокровенного человека» - он обличает комиссара: «Вы очковтиратели. Вы делаете не вещь, а отношение». Иначе говоря – то, что вы строите, никакой не социализм, и вы это прекрасно знаете (так обстоит дело с «искренностью» в реальности, а не в легковесных комментариях Д.Быкова). Вся ваша задача – убедить население в том, что строить социализм, в каком-то смысле, хорошо. И что они именно этим и занимаются. Такой вот, изволите ли видеть «восторг», такое «слияние» с классом и его идеологией!

В очерке «Че-Че-О» Платонов добавляет к сказанному в «Городе Градове»: «Бюрократический актив, умеющий пластическим путём фильтроваться сквозь государственные трущобы в страны не им и не для него завоёванные в 1920 году» (то есть – в Крым). Областные организаторы верят, что после преобразования губерний в области «и рожь будет расти гуще». А вот специально для Д.Быкова: «это только сверху кажется, что внизу – масса, а на самом деле внизу отдельные люди живут, имеют свои наклонности, и один умнее другого». Там же: «бюрократ сидит в щели и чувствует себя спасителем революции»  «Сплошная тьма чернильная, в которой не разберёшь, кто кем руководит, кто умнейший актив, а кто отсталая масса, подлежащая срочной культурной революции».

В «Дураках на периферии» Платонов показывает наглядно чудовищную несовместимость абстрактных советских законов (тех самых «шалых выкриков» по Пастернаку) с реальной жизнью, а эта несовместимость порождает ложь, лицемерие, насилие, подавление активных, умных, болеющих за дело, деятельно желающих блага стране.

В «Чевенгуре» Платонов, вслед за «недоучками» Эренбурга, пишет: «Все грехи общежития растут от вмешательства в него юных разумом мужей. Достаточно оставить историю на 50 лет в покое, чтобы все без усилий достигли упоительного благополучия».  Он приписывает эти слова некоему Николаю Арсакову, опубликовавшему свою книгу в 1868 году. Там же Сербинов продолжает тему Пухова: «Пред ним сплошным потоком путешествия проходила Советская Россия – его неимущая, безжалостная к себе родина». Сербинов вспоминал «бедных, неприспособленных людей, дуром приспособляющих социализм к порожним местам равнин и оврагов». ДУРОМ!!! А вот размышления единственного в романе комсомольца (к важной для Д.Быкова теме «искренности»): «Всякая сволочь на автомобилях катается, на толстых артистках женится … Пускай меня в контору берут … я могу цельным масштабом руководить … Дай на мякоти полежать … Дай пройти в долю!» Вот она, смена, вот её ориентиры и ценности. Её «искренность»! «Дай пройти в долю»! Разумеется, не все были такими, но таких было немало, и на них было гораздо удобнее опереться. Не на «умников» же, о которых с таким раздражением вспоминает Сталин на пиршестве, описанном Ф.Искандером!

Много критики, предельно острой    есть в «Эфирном тракте», «Шарманке», в философской притче «Джан», в «Мусорном ветре», в «14 красных избушках». Из последней упомяну просто фантастический  по сконцентрированному в нём количеству боли и гнева вопрос: «как накормить колхозников?» В этих трёх словах   - весь ужас 1932 – 1933 годов, подлинный итог коллективизации и раскулачивания. А Д.Быкову всё это, к сожалению, неизвестно и, к сожалению же – ему это неинтересно. Он считает, что народ радуется репрессиям и лишениям, народ, якобы, испытывает от этого удовольствие.

В своих рассуждениях Д.Быков оставляет без внимания не менее половины прозы Платонова, все драматические произведения, всю критику, всю публицистику, его письма, его записные книжки, свидетельства современников. Кроме упомянутых мной сочинений Платонова назову два сатирических шедевра «Ноев ковчег» и «Македонский офицер»; «Ковчег» не завершён, «Офицер» - только начат, но это  - несомненные шедевры.

В «Записных книжках» много острой критики дано открыто, немало, дополнительно – очень слабо завуалированного. На обращениеXVI конференции ВКП (б) «Ко всем рабочим и трудящимся красноармейцам» в апреле 1929 года «в относительно короткий срок догнать и перегнать в технико-экономическом отношении передовые капиталистические страны» Платонов, как и положено «восторженному апологету», откликнулся (с. 30): «догнать, перегнать и не умориться».

Д.Быков считает, что в «Котловане» Платонов восхищается «размахом перемен», а в действительности, как сказано выше, Пдатонов описывает там лишь обречённое на позорный провал очередное вавилонское столпотворение. Очень доходчиво Платонов написал обо всём этом в очерке 1935 года «О первой социалистической трагедии»: «Современный человек, даже лучший его тип, недостаточен, он оборудован не той душой, не тем сердцем и сознанием, чтобы, очутившись в будущем во главе природы, он исполнял свой долг и подвиг до конца и не погубил бы, ради какой-нибудь психической игры, всего сооружения мира и самого себя. Социализм нужно трактовать, как трагедию напряжённой души, преодолевающей собственную убогость». Как необозримо всё это отличается от нелепых попыток Д.Быкова изрекать нечто увиливающе«вечное» на основе своего незнания, называть Платонова  апологетом, восхищённым масштабами перемен!

                                                                     *

Те, кто пытаются отрицать само наличие сатиры  (а речь то должна идти – о значительной роли сатиры) в сочинениях Платонова, неизбежно сталкиваются с неразрешимым противоречием: за что же тогда Платонова так преследовали, почему его так топтали? Д.Быков пытается выйти из положения следующим образом. В сочинениях Платонова, дескать, «не всегда понятно, где восторг, где ужас», но, тем не менее, Сталин ошибался, когда принимал апологию (повесть «Впрок») за насмешку.Д.Быков уверен, что многого и сам Платонов не осознавал, это «только сейчас проступило». То есть, не вмешайся Д.Быков, все мы так и оставались бы в заблуждении, а несчастный Платонов и умер заблуждающимся!

Начнём с «Усомнившегося Макара» (1929). У А.Солженицына («В круге первом») Сталин вспоминает с раздражением: «в дрянной повестушке представили Сталина на горЕ стоящим мертвецом, и тоже проморгали, идиоты». Для всплывшего на минуту воспоминания о событиях двадцатилетней давности это – вполне приемлемая формулировка. Марксизм, что от самого Маркса, что от  Ленина, что от сталинских «Вопросов ленинизма» - это одно, а реальная Россия – совсем другое. Никак они толком не совмещаются, марксизм мёртв для России. Персонально же одному Сталину соответствует рябой (как и Сталин) Пётр, как и Сталин озабоченный строгим соблюдением генеральной линии, так как «чумовых товарищей» (троцкистов) в партии «полное количество». Он так и рекомендует Макару: «следуй в жизни под моим руководством; иначе ты с тонкой линии неминуемо треснешься вниз». Сталину было, что вспомнить при этом о зигзагах генеральной линии: после смерти Ленина Сталин, Зиновьев и Каменев потеснили Троцкого – со второго места в партии переместили на четвёртое.Далее Сталин, объединившись с правыми, растоптал всех троих – Зиновьева, Каменева и Троцкого и наконец – в 1928 – 1929 годах, опираясь на остатки левых (троцкистов) разгромил правых – «Ивановичей» - Бухарина, Рыкова, Томского (хотя Томский – Павлович, их обобщённо называли «Ивановичами»). Пётр в сумасшедшем доме читает этим больным, включая Макара, так сказать, «Завещание» Ленина(может быть, Платоновимеет в виду то, что нужно быть сумасшедшим, чтобы в горячке  1929 года вспоминать об этих текстах). Ленин говорит, что «наши законы» никуда не годятся(те самые «шалые выкрики» у Пастернака) и «наши учреждения» тоже никуда не годятся. «В них сидят враждебные нам люди». Замечателен взгляд Ленина в будущее: «Я не теряю надежды, что нас за это когда-нибудь поделом повесят». Чумовой говорит Макару: «Я тебя сейчас кругом оштрафую, чтобы ты знал, как думать!» (на это откликнется Жачев в «Котловане» - «не сметь думать, что попало!»).

Через два года после «Макара», весной 1931 года Платонов опубликовал ещё более сокрушительный портрет Сталина в повести «Впрок», которую Д.Быков считает апологией. Упоев – «руководитель района сплошной коллективизации». Многое наличествует тут из знакомой всему миру биографии Сталина. В рукописи Платонова он назван «наследником Ленина», у Ленина был один наследник. Сталин дважды сформулировал своё отношение к повести. В мае он отправил своё резкое осуждение повести в редакцию «Красной нови»: «рассказ агента наших врагов», «головотяпы коммунисты напечатали» «по своей слепоте», «нужно наказать и автора и головотяпов». В начале июня состоялось посвящённое повести заседание политбюро, заседание – совершенно фантастическое по накалу страстей. Г.Белая описала его по свидетельству В.А.Сутырина – тогда генерального секретаря ВАПП (Г.Белая.Дон-Кихоты 20-х годов. 1989). Члены политбюро и приглашённые Сутырин с Фадеевым в течение получаса (а может быть – и дольше) сидели молча в ожидании, когда привезут И.Беспалого. Разъярённый Сталин так же молча ходил по кабинету, лишь время от времени раскуривая трубку. Сталин вручил Сутырину и Фадееву свои (новые!) замечания для подготовки публичного разгрома повести. В протоколах заседаний политбюро это заседание не зафиксировано.

Обсуждение повести происходило на фоне последнего серьёзного выступления оппозиции – Мартемьяна Никитича Рютина (1897 – 1937). Когда Бухарин призвал своих сторонников сложить оружие, Рютин стал самым заметным и деятельным из тех, кто этому призыву не последовал, пытался объединить оппозиционные Сталину силы в партии. С 13 ноября 1930 года до 17 января 1931 года он находился в заключении. В 1932 году он выступил с обращением «Ко всем членам ВКП (б)», в сентябре 1932 года арестован вторично и больше на свободу не выходил. Умеренные в политбюроне дали Сталину согласия на казнь Рютина, Сталину пришлось отложить эту расправу до 1937 года. Вслед за Рютиным арестовали тех, кто успел ознакомиться с «Воззванием»: Зиновьева, Каменева, Стэна и других. В 1931 году у Сталина и политбюро в целом были также очень необычные, напряжённые отношения с ОГПУ (В.П.Данилов.Необычный эпизод во взаимоотношениях ОГПУ и Политбюро <1931>/ Вопросы истории, 2003, № 10). В 1928 -1929 годах сам могущественный Г.Ягода, фактический руководитель ОГПУ, склонялся к позиции Бухарина. Именно летом 1931 года (!) его сместили с должности первого заместителя председателя ОГПУ, вернули на эту должность уже присмиревшим, только в сентябре 1932 года. В определённой оппозиции Сталину осенью 1930 года находился и В.Н.Толмачёвнаркомвнудел РСФСР. Основная причина их беспокойства – катастрофическое положение с детьми и вообще нетрудоспособными из числа выселяемых, необходимость смягчить практику раскулачивания.

Таким образом, Платонов своей повестью фактически принял заметное участие в ожесточенной, именно в это время – заметно ожесточившейся внутрипартийной борьбе, причём – по самому важному её направлению –о темпах коллективизации, о её формах и её насильственном, в сущности – людоедском, характере. Это объясняет многое в описанной истории: и повторное возвращение Сталина к обсуждению повести, и то, как злобно клевали Платонова в печати многочисленные борцы за правильную линию. Объясняет многое, но не всё. Остаётся непонятным, почему такое важное совещание не отражено в протоколах, ни совершенно фантастическое получасовое или 40-минутное немое оцепенение политбюро. Только моё предложение ставит всё на место – Сталин узнал себя в Упоеве, в этой злой карикатуре! Фрагмент о селении Гущевке и об Упоеве занимает примерно девятую часть повести, но на него приходится ровно треть восклицательных знаков, проставленных Сталиным и чуть меньше трети его реплик, включая единственную написанную не на полях, а поперёк текста. Понятно, что подобный скандал нельзя обсуждать коллективно, ни – доверять бумаге. Такая вот «восторженная апологетика» по Д.Быкову!РапповецИ.Макарьев (Клевета/ На лит.посту, 1931, № 18)открыто назвал вещи своими именами: образ Упоева – «лицо нашей партии». Д.Быков должен знать, кто тогда был «лицом партии».

Так и получается, что реально имел место диалог Платонова со Сталиным (В.Васильев так и говорит о «диалоге») – Сталин три раза ответил Платонову. О самом удивительном, третьем ответе Сталина – на июньское (1931) письмо Платонова я написал в статье «Гималаи». Сам Платонов так это и воспринимал, как диалог. Ещё в «Че-Че-О» Платонов не без ехидства констатировал «писатели всегда пишут то, чего с них не спрашивают».

                                                                     *

«Пойди, пойми, любит Платонов это хоровое слияние или ненавидит». Так вот, поговорим об этом самом «хоровом слиянии». Если есть сомнения, казалось бы, что мешает несколько раз перечитать тексты, вызывающие такие ощущения. Полезно всерьёз познакомиться и с другими текстами, имеющими отношение к делу, по совету ли Цветаевой, или просто по зову здравого смысла. Но такой, примитивный путь не для Д.Быкова. Он претендует на способность по капле судить об океане. Предпочитает порхать своей мыслью, фактически -  в отрыве от самих текстов Платонова. Раз за разом он возвращается к этой теме хорового слияния: «сам Платонов, думаю, не вполне сознавал, что его основная тема – срастание массы, утрата личности». Как раз герой Платонова предостерегает: «Не сметь думать что попало!» - это явно касается размышлений Д.Быкова на затронутую им тему. А вот ещё плоды этих размышлений Д.Быкова: «Платонов почти полюбил это хоровое слияние», «”Чевенгур” про радость абсолютного и полного слияния». Последняя цитата – жульническое передёргивание карт: раз чевенгурцы рады этому слиянию, пусть читатель думает, что и автор разделяет эти ихчувства. Наконец, главный аргумент Д.Быкова -  фраза из письма Платонова Горькому по поводу повести «Впрок»: «я не классовый враг, я не могу жить вне класса!» Во-первых, это совсем не означает, что Платонов разделяет ту идеологию, которую приписывают этому классу и навязывают ему люди, к этому классу, кстати сказать,  никак не принадлежащие (ни Маркс, ни Ленин, ни Сталин – никакие не пролетарии; в России промышленного пролетариата было – кот начихал; ну и квалифицированные рабочие шли, конечно, не за Лениным, а за Плехановым и Мартовым – за меньшевиками; а за большевиками – что попроще, подсобники разные – в Макаре «нищие и сезонники» и т.д.). Во-вторых, восхитимся, сколько разоблачительных, просто сокрушительных текстов сумел опубликовать Платонов (я упомянул лишь крохотную часть этих обличений) за 1926 – 1931 годы! Включая два убийственных портрета Сталина. Едва не удалось опубликовать и «Чевенгур» - был рассыпан готовый набор! Для всего этого Платонову приходилось выкручиваться, говорить всякие двусмысленности, вроде тех, которые он адресовал Горькому и Сталину в июне – июле 1931 года. Это была избранная им линия поведения, и она оказалась, как видим, достаточно успешной.

Что говорил Платонов об этом самом  «роении»? В 1933 году он написал (Зап.книжки, с. 158): «Есть тонкая, вероятно электромагнитной природы материя – связывает в “коммунизм”. Надо уходить от неё. Уходить от Эвклида древних». «УХОДИТЬ»! Там же (с. 72): «Если нельзя объединить людей на основе родства, то можно соединить их на основе мучительства». И в «Мусорном ветре»: «вышла единодушная толпа … лица людей означали счастье: удовольствие силы и бессмыслия». Такое вот, знаете ли, «почти полюбил»!  Послушать Д.Быкова, пишущий об обезьянах сам является обезьяной, пишущий о глистах – и сам глиста и т.д.!

Всякое творчество - преодоление: собственного несовершенства, давления среды, государства, жизненных обстоятельств. Справедливо для творчества вообще, а для гигантов – в особой степени. Достоевский писал, например, о «терроре  общественного мнения» (есть об этом и у А.К.Толстого), Пастернак – о «стадности». А у Д.Быкова главный итог его статьи: Платонов, сливаясь с массой и обожая это слияние, стал гением! Весёленький оксюморон, забавный парадоксик для беззаботной салонной болтовни с претензией на высоколобость ...

Читал ли Д.Быков «Котлован», «Чевенгур», «Впрок», которые он так уверенно комментирует? По самим его комментариям этого не скажешь; скорееможно говорить лишь о каком-то предварительном ознакомлении с текстами Платонова, ознакомлении небрежном, необременительном и крайне поверхностном. «Прочитать» - это гораздо более высокая степень приобщения к тексту, к его сокровищам, часто (а у Платонова, в текстах, подобных названным, - можно говорить – никогда) не лежащим на поверхности.

                                                                     *

«Мы больше всего – говорю о подавляющем большинстве читателей – любим рассказы» (следуют примеры). «С Платоновым, как с советской властью: мы готовы любить её в разведённом, разбавленном, розовом варианте». Д.Быков объединяется с этой частью читателей, с их большинством. Пусть так (хотя при этом невольно вспоминаешь, как поступила «подавляющая часть читателей»,  скажем с Пастернаком или с Джордано Бруно, а «подавляющая часть слушателей» - с Христом или с Сократом), но зачем же на основе такого слабого знакомства с предметом, совершать халтурныйкавалерийский наскок на территорию главных, трудных сочинений Платонова?! Ведь кроме мерзкого вранья из этого заведомо ничего не могло получиться. И ссылка на Хемингуэя никак не помогает – кто же его знакомил с главными произведениями Платонова, да и много ли знал Хемингуэй о советских реалиях?

Стоит ли вспоминать о мелочах: «Июльскую грозу» Д.Быковпереименовал в «июньскую» и т.д.

Не вызывает у меня никакого «восторга» это сочинение Д.Быкова, не готов я и к более умеренной форме одобрения («нечто вроде восторга»), скорее склонюсь к симметричной оценке «нечто вроде отвращения».

Говорил же Платонов: «слова должны быть лучше молчания».

                                                                     *

Другие статьи автора.

1     Бедный Платонов  (А.Варламов «Андрей Платонов»). «ПРОЗА.РУ»

 2   Беседа под бомбами (встреча Гумилёва с Честертоном и пр.).

3     Беспечные и спесьеватые (Н,В,Гоголь «Женитьба»).

4Великое Гу-Гу (А.Платонов о М.Горьком). «ПРОЗА.РУ»

 5   Весёлая культурология (о статье А.Куляпина, О.Скубач «Пища богов и кроликов» в «Новом мире»). «ПРОЗА.РУ»

6    Вот теперь насладимся до опупения (А.Генис. «Уроки чтения <камасутра книжника: детальная инструкция по извлечению наслаждения из книг>»). «ПРОЗА.РУ»

7Газард (Поход князя Черкасского в Хиву в 1717 году). «ПРОЗА.РУ»

 8    «Гималаи» (Сталин, Бухарин и Горький в прозе А.Платонова). «ПРОЗА.РУ»

 9     Для чего человек рождается?  (Об одной фразе, приписываемой Короленко и пр.). «ПРОЗА.РУ»

10      «Кого ещё прославишь? Какую выдумаешь ложь?» (Д.Быков «Советская литература»)

 11    Можно ли устоять против чёрта? (Гоголь спорит с Чаадаевым). «ПРОЗА.РУ»

12    Не вещь, а отношение (послесловие к четырём моим статьям о Платонове. Второй  вариант). «ПРОЗА.РУ»

13    Неинтересная война (отражение Отечественной войны 1812 года в журнале «Дилетант» и в некоторых статьях посвящённой этой войне энциклопедии).

14     Ненавижу литературу гораздо сильнее Гензулаева (М.Булгаков о Москве 20-х годов).

15   Не обязательно со смыслом (А.Генис. Уроки чтения).

16   Непростительная дань верхоглядству (Д.Быков:«Борис Пастернак, 2006; «Был ли Горький», 2008).

17  От Курбского до Евтушенко (Б.М.Парамонов «Мои русские») «ПРОЗА.РУ»

 18   О чём скорбела Анна Павловна Шерер? (Л.Толстой об убийстве Павла Iв «Войне и мире»).

19    Пересказ навыворот и буйство фантазии (В.Голованов «Завоевание Индии»). «ПРОЗА.РУ»

20   Портретная галерея «Чевенгура» («Континент», 2001, № 3; «ПРОЗА.РУ»).

21    По страницам «Дилетанта» (по моим представлениям, текст песни «Сулико» написал не Сталин, а Тохтамыш приходил к Москве в 1382 году не для того, чтобы утвердить власть Дмитрия и т.п.)  

22     По страницам «Дилетанта». II. (Я заступаюсь здесь за статус Ледового побоища перед авторами «Дилетанта». Спорю с Д.Быковым насчёт возможностей, которыми располагал Н.Хрущёв летом 1963 года. Кое-что о свершениях полковника Чернышёва во Франции в 1811 – 1812 годах и в 1815 году и т.д.).

23   Пришествие Платонова (Платонов и литературный мир Москвы). «Самиздат»: «Литературоведение».

24   Суду не интересно (профессор А.Большев расправляется с психопатами-диссидентами). «ПРОЗА.РУ»

25     Тяжкий грех Ильи Эренбурга (роман «Любовь Жанны Ней»).

26      Улыбнулась Наполеону Индия (новая редакция «Походов Наполеона в Индию»).

27    Форменное позорище (С.В.Мысляков «Андрей Платонов»/ Новая российская энциклопедия).

28   Частица, сохранившаяся от правильного мира (Ю.Олеша «Зависть»).

29     Четыре с половиной анекдота о времени и пространстве (Как Панин вешал Державина, Платов завоёвывал Индию, а Чаадаев отказывался стать адъютантом Александра I). «ПРОЗА.РУ»


4 апреля 2016

2 лайки
0 рекомендуют

Понравилось произведение? Расскажи друзьям!

Последние отзывы и рецензии на
««НЕЧТО ВРОДЕ ВОСТОРГА», как «Платонов почти полюбил»»

Нет отзывов и рецензий
Хотите стать первым?


Просмотр всех рецензий и отзывов (0) | Добавить свою рецензию

Добавить закладку | Просмотр закладок | Добавить на полку

Вернуться назад








© 2014-2019 Сайт, где можно почитать прозу 18+
Правила пользования сайтом :: Договор с сайтом
Рейтинг@Mail.ru Частный вебмастерЧастный вебмастер