ПРОМО АВТОРА
Игорь Осень
 Игорь Осень

хотите заявить о себе?

АВТОРЫ ПРИГЛАШАЮТ

Киселев_ А_А_ - приглашает вас на свою авторскую страницу Киселев_ А_А_: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
Игорь Осень - приглашает вас на свою авторскую страницу Игорь Осень: «Здоровья! Счастья! Удачи! 8)»
Олесь Григ - приглашает вас на свою авторскую страницу Олесь Григ: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
kapral55 - приглашает вас на свою авторскую страницу kapral55: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
стрекалов александр сергеевич - приглашает вас на свою авторскую страницу стрекалов александр сергеевич: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»

МЕЦЕНАТЫ САЙТА

станислав далецкий - меценат станислав далецкий: «Я жертвую 30!»
Михаил Кедровский - меценат Михаил Кедровский: «Я жертвую 50!»
Амастори - меценат Амастори: «Я жертвую 120!»
Вова Рельефный - меценат Вова Рельефный: «Я жертвую 50!»
Михаил Кедровский - меценат Михаил Кедровский: «Я жертвую 20!»



ПОПУЛЯРНАЯ ПРОЗА
за 2019 год

Автор иконка Редактор
Стоит почитать Новые жанры в прозе и еще поиск

Автор иконка станислав далецкий
Стоит почитать В весеннем лесу

Автор иконка Юлия Шулепова-Кава...
Стоит почитать Когда весной поет свирель

Автор иконка Юлия Шулепова-Кава...
Стоит почитать Солёный

Автор иконка станислав далецкий
Стоит почитать Шуба

ПОПУЛЯРНЫЕ СТИХИ
за 2019 год

Автор иконка Виктор Любецкий
Стоит почитать Таланты есть? Доходов нет...

Автор иконка Олесь Григ
Стоит почитать Часы остановились

Автор иконка Олесь Григ
Стоит почитать Жутковато Игорево слово

Автор иконка Олесь Григ
Стоит почитать В город входит лето величаво

Автор иконка Олесь Григ
Стоит почитать 1000 без 1-ой

БЛОГ РЕДАКТОРА

ПоследнееНовые жанры в прозе и еще поиск
ПоследнееСтихи к 8 марта для женщин - Поздравляем с праздником!
ПоследнееУхудшаем функционал сайта
ПоследнееРазвитие сайта в новом году
ПоследнееКручу верчу, обмануть хочу
ПоследнееСтихи про трагедию в Кемерово
ПоследнееСоскучились? :)

РЕЦЕНЗИИ И ОТЗЫВЫ К ПРОЗЕ

Эльдар ШарбатовЭльдар Шарбатов: "Понятный и удобный стиль у Вас формируется! Верные напоминания име..." к произведению Хорошие родные родители лучше чужих родителей

Вова РельефныйВова Рельефный: "Государству, конечно выгодно чтобы рождаемость увеличивалась. Новые на..." к рецензии на Рожайте детей! Заклинаю вас!

Эдуард БодровЭдуард Бодров: "Спасибо вам за отзыв! Но вы говорите о рождаемости, как о личном д..." к рецензии на Рожайте детей! Заклинаю вас!

Вова РельефныйВова Рельефный: "Ну не совсем согласен. Рожать нужно и даже полезно, но если уж совсем ..." к произведению Рожайте детей! Заклинаю вас!

Людмила КиргетоваЛюдмила Киргетова: "И Вам Спасибище за внимание, за прочтение и за год вперёд!!..." к рецензии на Намудрила...

Любовь КрасиваяЛюбовь Красивая: "Всё это очень даже правильно и справедливо, но почему Вы пишите об это..." к произведению Унижение и смех

Еще комментарии...

РЕЦЕНЗИИ И ОТЗЫВЫ К СТИХАМ

KonstantinKonstantin: "Я написал его семь лет назад)" к рецензии на Страсть

НаталиНатали: "Константин ты изменил себе, читаешь стихотворение ..." к стихотворению Страсть

Любовь КрасиваяЛюбовь Красивая: "Вот как Вы хорошо написал." к стихотворению о плебеях, аристократах и моральных утратах...

НаталиНатали: "Это мое понимание о поэзии, как я чувствую, а вы ?" к стихотворению Эпиграмма

ivolaNataivolaNata: "Мы все совершаем ошибки, особенно на любовном фрон..." к рецензии на И как могла ты полюбить?

НаталиНатали: "ПРодолжая замысел стихотворения, хочу добавить, чт..." к стихотворению Замысел Творца

Еще комментарии...

СЛУЧАЙНЫЙ ТРУД

Звезды
Просмотры:  195       Лайки:  0
Автор Киселев_ А_А_

Полезные ссылки

Что такое проза в интернете?

"Прошли те времена, когда бумажная книга была единственным вариантом для распространения своего творчества. Теперь любой автор, который хочет явить миру свою прозу может разместить её в интернете. Найти читателей и стать известным сегодня просто, как никогда. Для этого нужно лишь зарегистрироваться на любом из более менее известных литературных сайтов и выложить свой труд на суд людям. Миллионы потенциальных читателей не идут ни в какое сравнение с тиражами современных книг (2-5 тысяч экземпляров)".

Мы в соцсетях



Группа РУИЗДАТа вконтакте Группа РУИЗДАТа в Одноклассниках Группа РУИЗДАТа в твиттере Группа РУИЗДАТа в фейсбуке Ютуб канал Руиздата

Современная литература

"Автор хочет разместить свои стихи или прозу в интернете и получить читателей. Читатель хочет читать бесплатно и без регистрации книги современных авторов. Литературный сайт руиздат.ру предоставляет им эту возможность. Кроме этого, наш сайт позволяет читателям после регистрации: использовать закладки, книжную полку, следить за новостями избранных авторов и более комфортно писать комментарии".




КАТЕГОРИЧНОСТЬ ВМЕСТО КОМПЕТЕНТНОСТИ


Николай Боровко Николай Боровко Жанр прозы:

Жанр прозы Критика
50 просмотров
0 рекомендуют
0 лайки
Возможно, вам будет удобней читать это произведение в виде для чтения. Нажмите сюда.
Кажется, это — шутка С.Образцова: когда направляешь в кого-то стрелу критики, следи внимательно, чтобы самому не улететь вместе со стрелой.

КАТЕГОРИЧНОСТЬ ВМЕСТО КОМПЕТЕНТНОСТИ

 

(1812 год на бумаге и в эфире)

 

На общем достойном научном уровне историографических текстов, публикуемых журналом «Дилетант» и радиостанций «Эхо Москвы» за последние 7 лет, странным образом резко выделяются посвящённые войне 1812 года тексты Е.Бунтмана (2012) Н.Зозулиной (2013) и беседы с историком М.Кузахметовым (2019). Свои претензии к текстам Н.Зозулиной и Е.Бунтмана я уже высказал в статье «Неинтересная война».

*

Е.В.Тарле писал в 1938 году («Нашествие Наполеона на Россию в 1812 году». М., Воениздат, 1992, с. 3) о том времени: «исчерпывающая характеристика» его «очень трудна; столько разнообразнейших явлений одновременно осаждают память историка. И о мотивах Наполеона: «заставить Россию подчиниться интересам» Франции «и создать против России вечную угрозу в виде всецело зависимой от французов Польши, присоединив к ней Литву и Белоруссию … а если дело пойдёт совсем гладко, то добраться до Индии, взяв с собой уже и русскую армию в качестве вспомогательного войска». В приказе, зачитанном войскам ночью накануне вторжения, Наполеон так и называл войну «Второй польской». Добавлял, что следует наказать Россию за её 50-летнее вмешательство в европейские дела (ровно 50 лет прошло с воцарения Екатерины II).Об «индийском проекте» 1812 года можно прочитать в моих статьях «Неинтересная война» и «Улыбнулась Наполеону Индия».

Названные выше современные авторы(2012, 2013 и 2019) явно не имеют никакого представления ни о сложности темы, ни о замыслах Наполеона (уж про Индию - особенно). Разве лишь об одной «экономической блокаде» что-нибудь слышали. А те, кого Н.Зозуина и М. Кузахметов так лихо берутся разоблачать, должны были всё это учитывать.

Е.Бунтман («Дилетант», 2012, №№ 6 — 12) в сущности ограничился несколькими неудачными (кроме Тарутинского марша-манёвра) попытками вникнуть в суть происходившего, а у Н.Зозулиной и М.Кузахметова позиция боевая, наступательная, какая-то воинствующая неосведомлённость, скороспелые открытия и разоблачения на базе где-то заблудившегося, в чём-то запутавшегося понимания.

*

В свои первые два года революция во Франции воспринималась в России как нечто далёкое, немедленно и вплотную России не касавшееся. Но польская конституция «3 мая 1791 года» в корне изменила ситуацию. Революция явилась на самом пороге империи. Последовал третий, окончательный раздел Польши. Павел, воцарившись, многое решительно менял. Но в противостоянии французской революции продолжал в первые 2 года царствования политику матери (хотя основные надежды возлагал на усиление Мальтийского ордена). Первый консул Бонапарт своим «18 брюмера» (9 ноября 1799 года) в сущности взорвал вторую коалицию. Революционные лозунги больше не тревожили европейцев в прежней мере. А опыт взаимодействия с «союзниками по коалиции» накопился у Павла отвратительный. Воюешь с революцией, а на деле оказывается, что воюешь с Францией на пользу Англии, с Польшей … Павел отозвал послов из Лондона и Вены, распорядился о возвращении корпуса Суворова в Россию и с пониманием отнёсся к предложению первого консула о переводе отношений двух государств в конструктивное русло.

Очень любопытно, что именно на это время приходится дальнейшее, очень заметное сближение Павла с Кутузовым. Если моё предположение («Неинтересная война») верно, и письмо Бонапарта о совместном походе в Индию действительно передал Спренгпортену Людовик Бонапарт в Берлине на рубеже сентября — лктября 1800 года, то назначение Кутузова 24 ноября 1800 года начальником Украинской, Брестской и Днестровской инспекций (что-то вроде главнокомандующего всеми войсками на западе) приобретает особый смысл, Тогда получатся, что именно он должен был подготовиться к своевременному формированию российской части совместного с французами корпуса для похода в Индию. Предусматривалось, видимо, и совместное с Бонапартом давление на Австрию (он — с запада, Кутузов — с востока), чтобы она пропустила Бонапарта с войском по Дунаю. За 2 дня до своей гибели 9 марта Павел подписал приказ о формировании российского 35 — тысячного корпус- а для этого похода.

Александр, воцарившись, конечно, многое поломал сразу: повернул назад из Иргизских степей на Дон казачье войско и т. д. Переговоры посла в Париже Колычева сталкивал в то русло, в котором они находились до лета 1800 года, до павловской «оттепели». Но в июне 1801 года, Когда он наконец решился отстранить Палена от власти и прогнал его из Петербурга, то назначил военным и гражданским губернатором столицы именно Кутузова: как бы демонстративно устранялся от заговорщиков-цареубийц. Но этот манёвр не был продолжительным: через год Кутузов был отправлен на отдых в свои имения. А сам Кутузов этот свой настрой — ни шага в пользу Англии, если это не приносит ощутимой выгоды самой России — сохранил до конца жизни. И войну 1805 года не считал нужной, и в 1812 году решительно отбивался от торопившего его Вильсона, особенно — перед Березиной. «У него были сильные внутренние сомнения, так ли уж хорош для высших интересов России будет полный разгром Наполеона: «Я ни в коей мере не уверен, что полное уничтожение императора Наполеона и его армии будет таким уж благоденствием для всего мира: первенство достанется не России и не какой-нибудь континентальной державе, но только той, что уже и так является царицей морей, чьё владычество тогда станет невыносимым»» (Д.Чандлер. Военные походы Наполеона с. 510). Он уже тогда как бы прозревал тот, направленный против России союз, который через 2 года быстренько сварганили Талейран, Меттерних и Кэстльри и реализации которого помешали лишь «100 дней» Наполеона. Кто из многочисленных хулителей Кутузова, хоть тогдашних, хоть нынешних, свежеиспечённых могли (могут) мечтать о том, чтобы подняться на такую высоту государственного мышления, такой Трезвости суждений об истинном благе страны? По той же причине он был решительным противником заграничных походов 1 1813 года и далее.

*

Готовясь к войне с Россией, Наполеон, до самого своего отъезда в армию в мае 1812 года твёрдо рассчитывал, что Турция и Швеция одновременно с ним нападут на Россию: Турция, чтобы вернуть себе Крым, Швеция — Финляндию. Со Швецией всё уладил Александр лично. А Кутузов, приняв от заболевшего командование Дунайской армией, сначала одержал сокрушительную победу над турками, численно превосходившими вдвое(об этом — позже), а затем в результате длительных переговоров, за месяц до вторжения Наполеона в Россию склонил их к подписанию вполне приемлемого для России Бухарестского мира. Наполеон, узнав об этом, был в бешенстве! Даже если бы Кутузов за всю свою остальную жизнь не сделал для России ничего важного, кроме этого мира, и то, за один Бухарестский мир ему следовало бы поставить памятник у Казанского собора. Без этого мира дела во второй половине 1812 года вполне могли сложиться гораздо поганее.

 

 

БОРОДИНО

 

Две передачи «Эха Москвы» (20 апреля и 11 мая с.г.) в программе «Всё так плюс» посвящены итогам Бородинского сражения, совещанию в Филях и действиям армии Кутузова посредственно после сдачи Москвы.

Начну с подробностей, которые понадобятся в дальнейшем

М. Кузахметов (далее М.К.): Кутузов «находился на правом фланге, хорошо защищённом рекой Калача». «Защитники Кутузова» : « Он должен был защищать Новую Смоленскую дорогу».

Мне кажется, что уместнее строго пользоваться той топонимикой, которой оперировали сами участники событий, причём — только русскими источниками, а это — помощник генерал-квартирмейстера полковник Ф.К.Толь и и полковник же (позже — генерал-майор) Д.Бутурлин, опиравшийся на документы толя, а также и материалы французского генштаба..

Реку, которую упоминает М.К., они называли Колоча, а дорогу — просто»Смоленской без дополнительных эпитетов. К сожалению, в печати, и сегодняшней, и старой, можно встретить много искажений в этой части. В статье «Бородинское сражение» А.А.Васильев и его соавторы (Отечественная война 1812 года. Освободительные походы 1813, 1814 гг. <далее — энциклопедия> т. 1, М. 2012) пишут: «войска отходили от Колоцкого монастыря по Новой Смоленской дороге Великая армия продвигалась в трёх колоннах: главные силы по Новой Смоленской дороге … армейский корпус Э.Богарне севернее её … польский армейский корпус - по Старой Смоленской дороге».

Путает дело ещё одна дорога - «Большая» Толь, Бутурлин и Сегюр упоминают её в основном при описании приближения французов к селу Бородину и позиции французов перед сражением. Ясно, что это — ответвление от Смоленской дороги к монастырю. Видимо, за ней ухаживали старательнее, чем за самой Смоленской дорогой («большая» это не только о размере, но и о качестве: («большой мастер», «большой враль»). Благочестивый консерватор Бутурлин пишет «Большую» с заглавной, а прогрессивный Толь — со строчной (простонародное «большак» уже настойчиво входит на территорию литературного языка. Так вот: от Колоцкого монастыря основные силы французов шли по Большой дороге, Богарне — по просёлкам, левее, мимо деревни Большие сады (конечно — монастырские), а Понятовский по Смоленской дороге, Старая Смоленская дорога проходит верстах в двух южнее Бородина.

Колоча с её обрывистыми берегами защищал не только правый фланг (не только Кутузова), но и центр, и частично — левый фланг (Багратиона). Почему Кутузов находился на правом фланге, хотя командовал не только им, но и всем ходом сражения? Все трое: и Багратион, и Барклай, и Кутузов — генералы от инфантерии. Подчинение равному по чину — всегда не совсем приятно. Конечно, Барклай понимал, что его заменили Кутузовым в значительной мере из-за фамилии, но удар для него был чрезвычайно болезненным. Кутузов, сколько мог сгладил эту проблему — доверил Барклаю защищать центр, и, конечно никак не мог торчать там же, травмируя Барклая.

В обоих штабах: и у Наполеона, и у Кутузова, обсуждали перед сражением и проблему левого фланга русских. Наполеону настойчиво предлагали разгромить противника малой кровью — обрушить левый фланг Кутузова и окружив, вынудить к сдаче. Но Наполеон опасался, что Кутузов, увидев такое развитие событий, отступит, то есть русские очередной раз (в четвёртый раз: считая Вильно, Витебск и Смоленск), избегут решительного сражения. Но и Кутузов предупреждал об этом своих генералов: если возникнет угроза окружения, придётся отступить к Можайску. Скорее всего, он хотел именно этого: долгожданное сражение состоялось бы, но обошлось малыми потерями — пришлось отступить под угрозой окружения и полного разгрома. Получается, что Наполеон заметил эту скифскую хитрость и навязал Кутузову кровавую бойню.

*

М.К. «У Кутузова не было никакого четкого внятного плана». «Считал бессмысленным что-то кому-то объяснять». «Барклай на свой страх и риск отправлял подкрепления». «Кутузов всё время оставался пассивным … наблюдателем». И ещё много подобного…

В журнале Толя чётко зафиксировано, какие действия совершались по очередному приказанию Кутузова, а какие решения Багратион, Барклай, да и отрезанный ото всех Тучков на Старой Смоленской дороге принимали самостоятельно (это сохранено и у самого Толя, и у Бутурлина). Так всегда делается, Бородино в этом отношении ничем не отличается от других битв. О «планах пассивного наблюдателя Кутузова» будет разговор в следующем моём очерке.

*

Каков же результат сражения? М. Кузахметов не сомневается: Кутузов отступил, значит — побеждён. «Инициатива снова у Наполеона». Но прекрасный знаток военной биографии Наполеона Д.Чандлер следующую (после Бородина) главу назвал «Опасное положение»! Какая же это, к лешему, победа, если в результате, вдобавок получив Москву, оказываешься в опасном положении! Это ведь не дети в пятнашки играют, не Ноздрёв с Чичиковым в шашки сражаются. Тут требуется иной уровень мышления, иные горизонты, иные оценки и слова. Сам Наполеон совершенно не был доволен результатами сражения и говорил о битве (особенно — к концу жизни ) совсем иначе, чем М. Кузахметов (об том — позже).

Начать придётся издалека. Толстой не объясняет, в чём конкретно провинился несчастный Верещагин перед Ростопччиным и перед Москвой.. Беда исторического Верещагина в том, что он владел немецким языком. Поэтому смог перевести из «Усть-Эльбских ведомостей» хвастливые слова Наполеона, обещавшего за месяц разделаться с этими варварами. Верещагин не только перевёл, но и показывал кому-то эти плоды своей интеллектуальной деятельности. Такие вот дела …

Наполеон был на вершине своего могущества: судьба королевств, курфюрств, герцогств зависела от одного его кивка. Генералу Вреде, командиру баварского корпуса на осторожный вопрос, нельзя ли обойтись без этой войны, ответил обобщённо: «Еще три года, и я - повелитель Вселенной!» Он отозвал из Петербурга широко мыслящего, проницательного и добросовестного Коленкура, предостерегавшего от войны с Россией. На известном обеде в Вильно с Коленкуром и Балашёввым обвинял Коленкура, что тот действует в интересах России, как бы не совсем в шутку…

И вот прошло 1,5 месяца вторжения: Наполеон на 15 (!) дней застрял в Витебске. Ни одна из задач первого этапа войны не решена: Рига не взята, поход Макдональда и Удино на Петербург не удался (Александр назвал Витгенштейна «спасителем Петербурга»), армии Барклая и Багратиона не удалось разбить по-отдельности. По свидетельству Сегюра (Русский архив, 1908, кн. 1, с. 438) Наполеон совсем было не собрался тут и зимовать: «Такие большие задачи не решаются в одну кампанию, занятие Москвы отнесём на 1813 год, Петербурга — на 1814».

Раньше мая военные действия не могли бы в такой ситуации возобновиться. Совершенно не могу себе вообразить это 9-месячное безделье громадной армии. Да ещё — после хлестаковской похвальбы в Германии! Вероятно и сам Наполеон ловчил, оставлял на потом конкретизацию плана такой зимовки. Но и возвращаться на зиму куда-нибудь позападнее - никак не получается: не бросать же завоёванное!

Ни одна из задач начального этапа похода не выполнена: Ригу не взяли, поход Магдональда и Удино на Петербург не получился (Александр назвал Витгенштейна «спасителем Петербурга»), армии Барклая и Багратиона не разгромлены порознь (2 <14> августа они объединились в Смоленске). Все генералы, разве — кроме Мюрата, считают поход на Москву безумной авантюрой. Уже в Витебске Наполеон не знает, как ему выкарабкаться из ямы, в которую он себя загнал. Совсем не случайно 23 ноября (15 декабря), покидая армию, Наполеон взял с собой именно Коленкура, трезвого Коленкура, который, как оказалось, был совершенно прав в своих предостережениях.

К концу жизни Наполеон нашёл подходящую формулировку для итогов Бородина: «Французы продемонстрировали свою способность побеждать, русские — быть непобедимыми»

*

Явно недостаточная (клочками и поверху) информированность М.Кузахметова о предмете проявляется, в числе прочего, в утомительной неряшливости его речи. Наполеон, «даже отдав Москву, уже бы ничем нам не угрожал» (хотя речь идёт о сдаче Москвы НапроеонУ!)

А вот про Кутузова: «В скорости он там умер». Поскольку речь об армии в походе,, «там» - привязка не только в пространстве, но и во времени; так что Кутузов, в версии М.Кузахметова, скончался, не добравшись до Филей, и в совещании принимал участие лишь его бесплотный дух.

 

ВПЕРЕДИ МНОГО ИНТЕРЕСНЫХ СТРАНИЦ

(М. Кузахметов безапелляционно о Тарутинском марше-манёвре))

 

В.Дымарский и М. Кузахметов, прощаясь 20 апреля, обнадёживали: впереди много интересных страниц. Таковые не заставили себя ждать — обрушились 11 мая на слушателей, ни в чём не провинившихся …

*

 

Н Н.Зозулина, ни М. Кузахметов (он — до 20 апреля) не имели никакого представления о Тарутинсуом марше-манёвре , определившем всё развитие событий на остававшиеся 3,5 месяца войны. В том суть их позиции, корень их пафоса (Кутузов ничего не соображал, армия никого не победила, никто никого не освобождал).

*

Это поразительно, просто непостижимо: М. Кузахметов озабоченно обсуждает с В.Дымарским планы Наполеона в отношении России (собирался ли Наполеон спихнуть Александра с престола и посадить на его место кого-нибудь из Бурбонов, намеревался ли мстить России за то, что не отдали за него «наследницу престола», обратить в рабство, поставить на колени…) и ни словом не упоминаются ни континентальная блокада, ни проблема восстановления Польского королевства, ни страстное желание Наполеона похитить у Англии Индию.

*

Чтобы к этому не возвращаться: великая княжна Анна Павловна ни минуты не была «наследницей» престола. Действовал установленный её отцом зокон о престолонаследии. Наследником при Александре был Константин. Если с кем-то из них двоих было бы что-то не так, и у обоих не было бы сыновей, могущих претендовать на престол, наследником автоматически становился Николай. Разговору о каких-то женщинах наследницах престола тут просто неоткуда взяться, не за что зацепиться.

*

Ну захотелось человеку стать «повелителем Вселенной»! Тут так всё просто, наверное и в школе что-то об этом рассказывают. По большому счёту в 1812 году ему на этом пути препятствовали в Европе Англия и Россия.: оставалось добиться их согласия, чтобы он ими повелевал! . Они так и воспринимали сложившуюся ситуацию; М. Кузахметов совершенно напрасно в этом сомневается («покорить»? «поставить на колени»?!)

Война в Испании — война за обладание Гибралтарским проливом. Той же цели - укрощению Англии служит война Англии с взбунтовавшимися американскими территориями (Наполеон приложил руку к тому, чтобы война началась именно за неделю до его вторжения в Россию). Проект Суэцкого канала был готов уже в марте 1801 года (Бонапарт с радостью сообщал об этом императору Павлу, но письмо не застало адресата в живых).

Первая задача похода на Россию — заставить Александра потуже затянуть на шее у Англии удавку континентальной блокады (но это совсем не устраивало Россию). А если бы всё у Наполеона пошло успешно, он, в очередной раз попытался бы организовать совместный с Россией поход в Индию. В 1800 голу оба союзника должны были бы послать в этот поход по 35 тысяч войска; теперь же от «покорённой России» требовалось 160 тысяч «вспомогательного войска» (об этом письме императора Александра Чичагову есть в моей статье «Неинтересная война)».

*

Чтобы Россия была сговорчивее, Наполеон всё время держал у неё перед носом угрозу восстановить королевство Польское, присоединив к нему Литву и Белоруссию. Он обещал это полякам ещё в Италии в 1796 году. Что они делали для него например в Испании, мы знаем из ошеломляющего фильма Анджея Вайды «Пепел». В 1812 голу они обещали Наполеону за это выставить вдобавок к корпусу Понятовского ещё 90 тысяч войска. Наполеон так и назвал войну 1812 года «Второй Польской». Но он не торопился признавать Польское королевство, пока сохранял надежду договориться с Александром.

*

М. Кузахметов восхищается безукоризненно цивилизованным Наполеоном, как он бережно обращается с очаровавшей его Москвой - «не превратил же её в пепел» (это звучит как цитата из знаменитого анекдота о «человечности» Ленина: «а мог бы и бритвой полоснуть!») Но Наполеон никак не оправдал этих ожиданий М.Кузахметова: 22 (10) октября писал жене: «Покинул Москву, приказав взорвать Кремль (по счастью, Мортье не справился с этой задачей, видимо, спешил унести ноги, пока русские его не застукали, да ещё и за таким непотребством). А Наполеон хорохорится перед юной женой, демонстрирует ей, что он, несмотря на свои 43 года, ещё ого-го, может позволить себе кое-какие шалости, чтобы её позабавить.

*

М. Кузахметов «безапелляционно» утверждает, что у Кутузова в Филях не было никакого плана и он действовал по обстоятельствам. Но подобная аргументация совершенно бессмысленна. Всякий план в процессе его реализации приспосабливают к конкретным обстоятельствам, вносят в него какие-то коррективы. Случается, что под давлением обстоятельств приходится вовсе отказаться от задуманного (например «Епифанские шлюзы А.Платонова, многозначительно приуроченные к десятилетию советской власти). Действие «наперекор стихиям» - безумие.с. М. Кузахметов доходит до того утверждения, что Кутузов никак не мог предполагать, что на Смоленщину и Витебщину поздней осенью придут морозы. Наполеоновские маршалы беспокоились об этом, а окончательно оторвавшийся от жизни Наполеон приказал шить для армии тёплую одежду: интересно — из чего? А у М.Кузахметова французские маршалы знают о здешнем климате больше Кутузова!

У Кутузова в Филях план, конечно, был — простой, очевидный и единственно разумный.

Однако необходимо упомянуть о том, что одновременно в Петербурге был рождён другой план. О нём упоминают обычно лишь применительно к Березине. Он составлен, скорее всего, А.Чернышёвым как реакция императора на первое известие о том, что при Бородине устояли, французов дальше не пустили. Это план — как добить французов(Жизнеописания князя А.И.Чернышёва/ Сб. Императ. Русск. Историч. Об-ва, т. 122, 1908, с. 63).

Александр говорил Коленкуру на прощание, что готов отступать хоть до Камчатки, но унизительного мира не подпишет. В июле из Москвы он отправил полковника Мишо в Нижний и в Казань — определить, какая подготовка там требуется, если придётся обороняться на этих рубежах. Об этой поездке Мишо в Нижний известно и из других источников Эти меры Александр предпринимал ещё до обороны Смоленска!

А.И.Чернышёв — любопытный персонаж, некоторые его страницы созвучны фантазиям Мюнхаузена. Но в том, что проверяемо, он точен и предоставляет ценную информацию.

Так уж сложилось, что Чернышёв отправился из Петербурга 2 (14) сентября, в тот самый день, когда армия Кутузова покидала Москву. Узнав, что Москва отдана французам, император, озабоченный тем, что Чернышёв с таким важным документом попадёт к противнику, направил вдогонку специального фельдегеря. . Из Клина (разминувшись тут с отрядом Винцингероде) Чернышёву пришлось ехать вкруговую: через Дмитров (проскользнул перед носом у французского генерала Дельзона) , Троицу (Ней, видимо, сюда ещё не добрался), Коломну (не знаю, добирались ли сюда разъезды Мюрата, потерявшие из виду кутузовский арьергард). Каким-то образом добывал почтовых лошадей в этой гуще военных событий (!) Конечно, он — адъютант императора, но всё же удивительно. Тут уже промышляли шайки французских (думаю, чаще — прусских) мародёров. Чернышёв добрался до Красной Пахры, до Кутузова 8 (20) сентября. Понятно, что привезённый им план был составлен применительно совсем к иным обстоятельствам; так что его реализацию пришлось отложить до более подходящего времени (действительно, когда Наполеон, покинувший Москву, отказался от попыток пробиться на юг и и вернулся в Можайск, на вытоптанную двумя армиями Смоленскую дорогу, план как бы автоматически пришёл в действие; только на месяц с небольшим позже задуманного). Каким-то образом заглохло намерение императора заменить Кутузова Тормасовым. Сухопутный адмирал Чичагов проигнорировал распоряжение Кутузова направить к нему корпус Тормасова: (такое свежее пополнение Кутузову очень пригодилось бы): Тормасов отдал корпус Чичагову, и к Кутузову явился один, без солдат. Но Кутузову не мешал(а М. Кузахметов утверждает, что император Александр в 1812 году «слава богу», участия в управлении армией не принимал, у М.К. что ни слово — всё золото)...

*

Теперь самое время послушать Толстого. После свидания с Кутузовым накануне Бородинского сражения князь Андрей «вернулся к своему полку успокоенный насчёт общего хода дел и насчёт того, кому оно вверено. Чем больше он видел отсутствие всего личного в этом старике … одна способность спокойного созерцания … он ничего не придумает, ничего не предпримет … всё выслушает, , всё запомнит, всё поставит на своё место, ничему полезному не помешает, ничего вредного не позволит ...»Князь Андрей застал Кутузова за чтением романа госпожи Жанлис. (Гоголя, как Пушкина и Лермонтова беспокоила душа героя< героя его времени>^ : Чичиков возит с собой единственную книгу - «Герцогиню Лавальер» Стефании Фелиситэ Жанлис — воспитательницы герцога Орлеанского, который в 1830 году стал королём Франции. Путешественник Карамзин на рубеже веков настойчиво рекомендовал россиянам нравоучительные сочинения госпожи Жанлис. Очень популярны были опубликованные в 1803 году выжимки из её книг — как вести себя в обществе). Князь Андрей и сам Толстой прощают Кутузову «госпожу Жанлис» за его надёжность: ничему полезному не помешает, ничего вредного не допустит.

 

*

Операции, которыми Кутузов руководил на Дунае в осенью 1811 года и и между Окой и Неманом в сентябре — декабре 1812 года, именно по такой схеме и выполнялись: ничему полезному не мешать, ничего вредного не позволять, максимально использовать все стратегические слабости в позиции противника, по возможности усугублять уязвимость положения противника. Разница лишь в том, что в 1812 году противник сам стремился в западню, а в 1811 году его приходилось всячески на это провоцировать. В 1812 году всё растянулось на 3,5 месяца, а в 1811 году решающая часть боевых действий уложилась в два месяца — с начала августа до начала октября. Здесь 35-тысячной армии Кутузова противостояли вдвое превосходившие их силы турок (это — какое-то магическое число в действиях Кутузова на Юго-Западе на рубеже веков и в 1811 году: именно по 35 тысяч кавалеристов должны были включить Россия и Франция в их объединённый корпус направляемый в Индию в 18001 году, чем и занимался Кутузов зимой 1800 — 1801 годов; и как раз 35-тысячное войско визиря Кутузов блокировал на левом берегу Дуная осенью 1811 года., что закончилось сокрушительным разгромом турок. Кутузов познакомил военного министра Барклая со своим планом и выпросил для поддержки две дивизии с Днестра (было понятно, что война на Западе в 1811 году уже не начнётся). У визиря первоначально был иной план, но, узнав о том, что к Кутузову направлено подкрепление, срочно начал переправлять войско на левый берег Дуная, чтобы успеть разгромить Кутузова до прибытия дополнительных сил. Кутузов блокировал турок на левом берегу и в подходящий момент (оказывается, когда нужно, Кутузов способен действовать очень быстро и решительно) корпус Маркова скрытно переправился на правый берег и захватил «тыловой» лагерь визиря с большим количеством боеприпасов. Мало того, установив батареи на высоком правом берегу Дуная кутузовские артиллеристы могли теперь безответно обстреливать лагерь визиря на низменном левом берегу. Отогнать остальные силы турок с обоих берегов Дуная (в сторону Софии) было теперь делом техники. Блокированный отряд визиря был в крайне бедственном положении: не хватало ни продовольствия, ни фуража — лошади дохли, а без артиллерии и кавалерии что же это за армия, да и без какого-нибудь обоза далеко не уедешь. Самому визирю удалось бежать (видимо, Кутузов этому не мешал, визирь нужен для переговоров).Последовавшие переговоры происходили при постоянной угрозе со стороны России возобновить военные действия и (или) отправить 35 тысяч блокированных турок во внутренние губернии России ( (А.Гейсман « М.И.Кутузов» / Русский биографический словарь, т. 9, сс 663 - 6 69 и др.)

*

Безапелляционный М. Кузахметов настаивает на том, что протокола совещания в Филях не существует. Действительно ни стенографисток, ни магнитофона не было, Но Ф.К.Толь вёл свой журнал, так что мы достаточно хорошо знаем, кто какие меры предлагал, как и о других событиях 1812 года. Журнал, несомненно, смотрел не только Кутузов, но также Бенигсен и Барклай. Именно этим, надёжным источником пользовался Бутурлин, а, говоря о действиях французов — соответствующими документами французского генштаба (Звезда, 2014, № 9). Ермолов, Коновницын и Остерман высказались за то, чтобы самим атаковать французов, Бенигсен и Дохтуров — обороняться там, где стоим, один Барклай — за то, чтобы оставить Москву без боя и отступать по Владимирской дороге в сторону Нижнего. Кутузов обратил внимание участников совещания на то, что «сохранение армии необходимо для спасения отечества», а кроме того нужно не допустить французов в южные губернии (на этом горячо настаивал Ростопчин в своих письмах к Кутузову: Москву ни в коем случае нельзя отдавать — отсюда 120 вёрст до Оки: Кутузов всё слышал и всё ставил на своё место). Из этих двух позиций со всей очевидностью следует единственный приемлемый вариант дальнейших действий — то, что тогда назвали фланговым манёвром, а позже (с включением отрезка Красная Пахра — Тарутино) — Тарутинским маршем-манёвром (Звезда, 2014, № 9, сс 125, 139 — 144). Понятно, что армия должна была находиться достаточно близко к Смоленской дороге и к самой Москве, чтобы в максимальной степени нарушать коммуникации противника и мешать всем его попыткам пополнять запасы фуража и продовольствия. Поэтому от Москвы отходили по Коломенской дороге — по левому берегу Москвы-реки.

Бенигсен (тогда) рассуждал, видимо, как и МКузахметов сегодня: хрен с ним, с этим отечеством, важно героически погибнуть - соблюсти античные традиции. А Барклаю понятно, что армию надо сохранить, но отступать он предлагал по Владимирской дороге,, в сторону Нижнего — оставлять Нижний без прикрытия кажется ему совершенно недопустимым риском. Ни Бенигсен, ни (к сожалению) Барклай так и не смогли простить Кутузову его правоты. Барклай писал Ростопчину, что старик рехнулся

*

Позиция М.Кузахметова по отношению к Тарутинскому маршу-манёвру своей упрямой непримиримостью заметно выделяется даже на фоне всех остальных нелепиц, которые он нагородил в этих двух беседах (20.04.19; 11.05.19) Он признаётся, что 20 апреля ошибся насчёт движения Кутузова на северо-восток от Москвы, Упорно отрицая наличие у Кутузова какого-либо плана, для спасения этой своей позиции громоздит новые горы несуразного, несусветного и недодуманного.

1) М. Кузахметов утверждает, что возвеличивание Кутузова как полководца и в целом его мудрости, а также само представление о Тарутинском марше-манёвре зародилось только в советской историографии и лишь в конце Отечественной войны и продолжено в послевоенное время. Значению Кутузова как полководца, дипломата и государственного деятеля посвящена моя справка в конце очерка. О фланговом марше манёвре говорили уже на совещании в Филях, об этом писал и Бутурлин (первое издание его книги 1824 год).

2) На чём М. Кузахметов особенно настаивает: у Кутузова, якобы вообще не было никакого плана, у Наполеона в этом отношении всё было заметно лучше. В двух беседах (20 апреля и 11 мая) М. Кузахметов повторил это не менее десяти раз., один раз, правда оговорившись, что, может быть , какой-то план был, но Кутузов о нём молчал. Одно уже описание совещания в Филях у Бутурлира не оставляет никакого места для этой бессмыслицы. Как говорили древние: «Ты сказал — я поверил; ты повторил — я начал сомневаться; ты бросился настаивать — я понял, что ты не прав». О том, какие аргументы привёл Кутузов в обоснование своего марша-манёвра, я уже скал выше, дальше последуют полезные уточнения.

  1. Очередное, типично-мутное высказывание М.Кузахметова придётся привести дословно: такого не перескажешь…: Кутузов «прошёл Москву насквозь и отправился дальше на восток… Я, по-моему в прошлый раз ошибся. На северо-восток. Он на юго-восток, конечно же, потом отправился. Совершил сложный манёвр, двигаясь там на юг, потом снова на запад. Это всё вот в Тарутино он пришёл Это дорога на юг в сторону Калуги, И действительно на несколько дней французы его потеряли». Как это часто бывает у М.Кузахметова, его высказывания даже внутренне противоречивы, в пределах одного ф, хотя бы и приведенного мной, фрагмента. Как это можно, двигаясь дальше на восток, сразу вслед за этим - «снова на запад»? В действительности Кутузов, перед тем, как двинуться на запад, совершил два перехода на юго-восток по Коломенской дороге, по левому берегу Москвы-реки. От места переправы он шёл на северо-запад по правому берегу Пахры до Красной Пахры (о которой М. Кузахметов, видимо, не слышал), где его и нашёл упомянутый Чернышёв 8 (20) сентября. Двигаясь от места переправы прямо на запад, армия никак не могла бы попасть ни в Красную Пахру, ни тем более — в Тарутино. И французы потеряли Кутузова не на пару дней, а на 8 дней — со 2 (14) по 10 (22) сентябрь (об этом — далее).

4) М. Кузахметов считает, что сама идея оборонять юг от французов надумана: вот Карл Xii пошёл на юг, и что получилось? Чандлер упоминает 6 (!) вариантов, которые рассматривали французы , собираясь покидать Москву. В том числе — и угрожать Петербургу, соединив свои силы у у Великих Лук. Наполеон решил, наконец, пробиваться к Калуге, а Кутузов там его и ожидал, М. Кузахметов считает — случайно там оказался. Про ожесточённую битву за Малоярославец, тем более о столкновении у Медыни М. Кузахметов, скорее всего , вообще не слышал.

5) М.Кузахиетов: С Кутузовым «двигались тысячи повозок, состоявшие в основном из москвичей» . Из контекста следует, что эти москвичи якобы сопровождали армию до самой Красной Пахры, а может быть — и до Тарутина. Что было на самом деле? По выходе из Москвы отряд Винцингероде направился налево _ на Тверскую (Петербургскую) дорогу, обоз с ценностями — по Владимирской дороге в Нижний, с ним полк — для охраны. Казаки — для патрульных операций , веером — налево, прямо и направо. Основной же состав армии, как уже сказано, отправился направо — по Коломенской дороге. Вывозили раненых (по Бутурлину в Москве осталось три тысячи тяжёлых), вероятно — в разные стороны — до ближайших городов. «Москвичам» не было никакой необходимости идти за армией, Даже тем, кто направлялся в сторону Коломны, Рязани и Казани, не оставалось места на плотно загружённой войсками Коломенской дороге, пробирались второстепенными дорогами и просёлками.

6) Мне очень трудно определить, какое из «безапелляционных» высказываний М.Кузахметова в этих двух беседах можно посчитать самым несуразным. Приведу одно — из «краткого списка претендентов на такую характеристику». Мюрат «отправился вслед за Кутузовым… он действительно отправился на запад, потерял на некоторое время, ну буквально, может быть , на пару дней, Кутузова, что вообще-то представляется довольно странным», К крохам имеющейся у него полезной информации М. Кузахметов бесстрашно добавляет тьму продуктов своего богатого воображения и сам же теряет ориентиры в этих непролазных джунглях: где правда, а где его собственный вымысел? И сам же удивляется, почему в этих джунглях всё так странно выглядит. Но 20 апреля сам же М. Кузахметов упоминал о «скифских хитростях Кутузова: «Отправили вперёд казаков, чтобы больше пылили, оставляли следы копыт, вводили в заблуждение лазутчиков». С «лазутчиками» у Даву в Москве ничего не вышло, а обмануть кавалерийские разъезды в, «послав казаков вперёд», в данном случае не было никакой возможности: не всякое сочетание слов можно обратить в нечто реальное. А.Гейсман исчерпывающе ясно описывает эти «скифские хитрости» Кутузова. Когда армия Кутузова переправилась через Москву-реку, на Коломенской дороге оставался лишь её арьергард — два полка казаков под командой полковника Ефремова. Они совсем не торопились удаляться от Москвы, отступали очень медленно. Вплотную за ними следовали передовые кавалерийские разъезды Мюрата. И ликующие французы, и хитроумные казаки охотно мирно общались. Казаки заговаривали французам зубы, а за их спиной свободная от дипломатической миссии часть двух полков усердно пылила, перемещаясь взад-вперёд, создавая впечатление поступательного движения громадной армии (про следы копыт — одна из бесчисленных фантазий М.Кузахметова). Разговоры вели самые приятные для французов: что воевать уже надоело, пора мириться. Мюрат докладывал об этом Наполеону к вящему восторгу властелина вселенной. Во второй половине дня 4 (16) сентября, когда вся армия была уже на правом берегу Москвы реки, с теми же разговорами и с той же привычной несусветной пылью впереди миновали место переправы, и французы, развесив уши, не обратили на неё внимания. Вечером казаки как бы расположились на очередной ночлег, а утром их и след простыл: французы пометались, но так и вернулись ни с чем. Мюрат обнаружил, наконец, армию Кутузова только 10 (22) сентября .. не зная о ней ничего достоверного с самого 2(14) сентября — целых 8 дней.

7) М. Кузахметов: про «дубину народной войны» «придумал Толстой». В 1612 году «В кремле в заточении находились будущие Романовы… отец Романовых». Надо понимать так, что народное ополчение собралось тогда, чтобы «освободить Романовых». А в 1812 году такого ополчения не было. Эти утверждения М.Кузахметова выглядят более чем странно. Начиная с Бородинского сражения (там участвовало Московское ополчение ) и во всех дальнейших действиях армии Кутузова, чуть ли не до самой границы, участвовали ратники — ополчение, организованное государством. А в 1612 году патриарх Филарет находился не в Кремле , а в Польше. Юный же Михаил — в Ипатьевском монастыре в Костроме. «Партизан» 1812 года М. Кузахметов считает выдумкой Толстого. Но сам же упоминает о том, что созданные французами муниципальные власти не могли им помочь в снабжении продовольствием и фуражом. Так и было: крестьяне не везли в Москву ни продукты, ни сено, ни овёс, а это — уже саботаж, уже война. Но крестьяне также и прятали свои припасы от басурманов: зарывали зерно, укрывали сено на лесных полянах А когда доходило до крайности и позволяли обстоятельства, брались и за вилы. Таким образом, им совсем не требовалось осознавать себя «патриотами» защищая своё, насущное, они действовали объективно — заодно с Кутузовым. А «партизаны» тогда понимались совершенно иначе, чем в 1941 году: это были Кавалерийские части, направленные Кутузовым для нарушения коммуникаций противника и путей его снабжения: отряды Д.Давыдова, Фигнера, Сеславина и других, энергично участвовали в этом и казаки. А.Гейсман так и пишет: «партизаны кружили вокруг Москвы». Больших боёв как бы не было, а французы несли ощутимые потери — пленными, убитыми, ранеными: за каждую охапку сена, за каждую мерку овса французы платили кровью. А лошади, их в одной Москве десятки, а то и сотни тысяч, дохли, совсем так, как у визиря годом раньше. Большой ли жизненный ресурс сохранили и те из них, которые дожили до 19 — 20 (7 — 8) октября? Французы начали бросать пушки, ещё не добравшись до Смоленска, да и кавалерист на голодной лошади не слишком эффективен.

  1. М. Кузахметов почтительно цитирует Ермолова: казаки — разбойники, от них больше вреда, чем пользы. Ермолов в армии не имел достаточного опыта близкого общения с казаками: то он в артиллерии, то — в больших штабах. А когда он был наместником на Кавказе, то казаки, в первую очередь — гребенские, были для него не меньшей проблемой , чем горцы. Отношение к казакам — одно из серьёзных расхождений Ермолова с Кутузовым. Мне кажется важным серьёзно отнестись к суждениям Гоголя о малороссийских казаках XVII века (нечто среднее между шайкой разбойников и рыцарским орденом) и Толстого - (он с большим проникновением в предмет пишет как о донских казаках 1812 года, так и о гребенских казаках середины XIX века — в «Казаках»). Ни одно большое сражение 1812 года (Бородино, Клястицы, Малоярославец и т.д) не обошлось без большого существенного вклада в него казаков. При отступлении они всегда на самом трудном месте — в арьергарде: , либо вместе с регулярной кавалерией (отступление от Колоцкого монастыря), либо - самостоятельно (отступление от Бородина, отход от Москвы, о котором я уже упомянул), И Гоголь, и Толстой любуются свободолюбием казаков, их чувством собственного достоинства. Это особенно бросается в глаза, когда казаки находятся рядом с русскими солдатами, смотрят с чувством превосходства на их угнетённое состояние. Даже походка у казачки Марьяны «щегольская, молодецкая». Поэтому солдат невозможно представить, например, на месте казаков , запросто общающихся, как упоминалось, с французскими кавалеристами. Как выглядели эти беседы, мы можем представить себе, например, по замечательному диалогу казака Лаврушки (он оказался в плену по пьянке) незадолго до Бородина с самим Наполеоном («Война и мир», т, 3, ч. 2 , гл. VII). Казак в этой жизни — дома, он в ней — хозяин. Это самосознание, а также с детства воспитанные боевые навыки делают казаков незаменимыми в тех операциях, где требуются самостоятельность и инициатива. Наполеон высоко их ценил, его очень беспокоило их наличие у противника. Первый взятый в плен генерал в 1812 году — француз Сен-Женбе. Он взят в плен в ночь на 4 (16) июля (на 24-й день войны там, где Двина пересечет белорусско-латвийскую границу али в отрядом из гусар Я.П.Кульнева и казаков. Самому Наполеону казаки первый раз угрожали в ключевой момент али в Бородинского сражения, когда Кутузов, чтобы ослабить ожесточённый напор французов в центре, отправил кавалерийский корпус Уварова с несколькими полками казаков громить левый фланг французов. Они пробились довольно близко к штабу Наполеона.. В результате в три часа (за четыре часа до темноты) Наполеон прекратил атаки, дальше действовала только артиллерия..Второй раз — под малоярославцем (Чандлер, с. 501), ситуация была намного серьёзнее (об этом почему-то редко упоминают в русских текстах).ёё Рано утром 25 (13) октября Наполеон отправился на рекогносцировку: продолжать ли пробиваться прямо на Калугу, попытаться добраться до неё в обход сил Кутузова, или что-то ещё? Неожиданно на немногочисленных его сопровождающих напали казаки. Сабли сверкали буквально перед самым носом императора, выручил подоспевший эскадрон кавалеристов. Второе, несравнимо более грозное появление казаков в непосредственной близости от Наполеона произвело на него чрезвычайно сильное впечатление: с этого дня, до конца жизни Наполеон носил ладанку с ядом. В тот же день последовало известие, что у Медыни французы натолкнулись на решительное сопротивление — казаков же На этот раз это было так называемое Донское ополчение - 15 полков, которые привёл с Дона походный атаман генерал Иловайский (п.Бартенев предполагает, что это ополчение Кутузов и Платов организовали в обход императора: победим — всё простят!) Создаётся впечатление, что Наполеон в панике бросился бежать из этого ужасного «царства казаков». Он махнул рукой не только на попытки пробиться на юг, но даже и на запад — напрямую к Смоленску через Медынь и Ельню. Направился к Можайску — на такую знакомую Смоленскую дорогу, в августе вытоптанную двумя армиями, и, можно сказать, обглоданную до глины.

*

Придётся сказать ещё сколько-то слов о том, кто из современников и почему так резко критиковал Кутузова: про Бенигсена и Барклая я уже упомянул в этом смысле.

Начальники Кутузова, которые видели его штурмующим крепости, командующим полками и дивизиями, высоко ценят его, все без исключения: Потёмкин, Суворов, Репнин. Блестящая операция под Рущуком на Дунае — говорит сам за себя (тогда до его появления в Царёвом Займище оставалось менее года). В августе 1812 года назначенный Александром комитет единодушно назвал именно Кутузова тем, кто должен заменить Барклая. Кутузова высоко ценил Наполеон. В июне 1812 года говорил Балашову, что у России нет других генералов, кроме Бенигсена и Кутузова, что Кутузов хороший генерал — осторожный, хитрый. А, узнав о назначении Кутузова главнокомандующим, сказал: «Величайший — у Севера». Через 12 лет после этого Александр распорядился об издании книги Бутурлина (в переводе с французского на русский) с чрезвычайно высокой оценкой заслуг Кутузова в 1812 году, Наверное и сам познакомился с книгой, и с кем-то советовался, с тем же Жомини, например. К концу жизни Александр многое пересматривал из своих прежних оценок и действий.

Но и резко критическими оценками действий Кутузова в 1812 году от участников этих событий пренебречь нельзя, хоть они и исходят большей частью от лиц второго ранга, Попытаться понять, хотя бы, почему эти оценки именно такие.

Мне представляется, что нужно учитывать два фактора: «наследие павловской эпохи» и «конфликт интересов»

Н.Я.Эйдельман («Грань веков»,1992, с. 139) признаётся, что «проявлял известное легковерие при использовании павловских анекдотов в качестве исторического источника Прежнее представление автора о павловской «системе» теперь кажутся ему в ряде отношений упрощенными» (в изданиях 1982 и 1986 годов этого признания не было).

И.И.Дибич писал, что Павел «вполовину не столб дурён, как его выдают, чтобы возбудить ненависть». Князь М.Н.Долгорукий 10 января 1801 года писал брату из Парижа: в английских журналах публикуют глупые и ложные анекдоты о русском императоре, а во Франции о нём говорят с уважением, называют великим человеком.

Павел сделал (успел сделать) много полезного: укоротил руки казнокрадам, заставил работать чиновников и самый Скнат (который при Екатерине совсем расслабился), заставил офицеров служить (а не зарабатывать чины, отсутствуя), реформировал армию (сыновья после него ничего там не трогали, а зря — могли бы и продолжить — база была хорошая).

Конечно, были также и издержки: от его неуравновешенности, а больше - от усердия тех, кто пытался угадать его волю (как было в случае братьев Грузиновых).

Так что обиженных набралось много, в том числе — и пострадавших ни за что…

Не будет слишком большим упрощением сказать, что убили Павла казнокрады, анекдоты из английских газет и некоторое количество обиженных…

Как отметил Эйдельман, эти глупые и ложные анекдоты о Павле очень влияют на российскую историографию до сих пор. Например, атаман Платов очень любил украшать свои байки всякими цветистыми небылицами. Таков его замечательный рассказ о том, как Павел извлёк его из Петропавловской крепости, чтобы спросить, знает ли он дорогу в Индию и т. д.

Теперь — о «конфликте интересов. Многие офицеры (и не по одному разу) встречались с ситуацией,, когда можно решить боевую задачу с малыми потерями, хитростью, либо с — примитивно «в лоб» - с большими потерями, но с наглядной демонстрацией самоотверженности. А начальству некогда разбираться , вникать в чьё-то там великомудрие: потери малы — значит, осторожничал, имел возможность достичь большего. Такая система заметно влияет на распределение чинов и наград, а значит и на отношение многих к «осторожничающим». В том числе многие подчинённые Кутузова с середины октября 1812 года рвались громить французов, когда их отступающая армия и сама собой разваливалась.

Сказанное можно показать на примере военной биографии Ермолова. Но сначала — об их невстрече в 1795 году. Ермолов с октября 1793 года преподавал в Сухопутном артиллерийско — инженерном шляхетском корпусе, но в начале января 1795 года ушёл оттуда в армию. А Кутузов с февраля того же года стал начальником этого корпуса, навёл там порядок. Если Кутузов устранял в корпусе то же самое, что не устроило Ермолова, потерпи Ермолов пару месяцев, глядишь они могли бы столковаться… В 1796 — 1797 годах19-летний майор Ермолов участвовал в злосчастном походе в Персию под началом 24-летнего (!) генерал-аншефа Валериана Зубова (после него это звание больше никому не присваивали). В задачи корпуса входило укротить разбойника Мухаммет-Аку, проложить безопасный торговый путь в Индию (с гарнизонами в ключевых пунктах. Вдобавок, вернувшись к южным границам Европейсуой России весной 1797 года, корпус должен был участвовать в одновременном , с трёх сторон нападении на Турцию. На западе должны были действовать две армии: одна под началом Суворова, вторая — самой императрицы. Из этой дурной затеи Платона Зубова ничего путного, конечно, не получилось. По второму разу взяли Дербент (в 1723 году его уже брал Пётр). И без всякой надежды на какой-нибудь успех застряли на севере Персии под холодными осенними дождями. Разбойнику Мухаммет-Аке никакого вреда причинить не могли , ни помешать ему в его разбое. Несли большие небоевые потери, наладить хотя бы самое минимальное снабжение по бурному Каспийскому морю не удалось. Павел, воцарившись, тут же отозвал корпус назад. В феврале 1798 года Ермолову присвоили чин подполковника, но в том же году он попал под суд по так называемому «Смоленскому делу». Скорее всего ни в чём серьёзном он не провинился. Как же он мог в дальнейшем относиться к Кутузову — любимцу императора-самодура: пока Ермолов томится в ссылке — в Костроме, Кутузову присвоено звание генерала от инфантерии, он отправлен в Берлин с важнейшей дипломатической миссией! Незаслуженно успешных ненавидят совсем не так люто, как достигших чего-то в силу своих достоинств.

 

 

КУТУЗОВ

 

Первый капитальный труд, посвящённый войне 1812 года,,принадлежит флигель-адъютанту Александра I полковнику (позже — генерал-майору) Д.Бутурлину Книга опубликована сначала на французском языке в Париже. Русский перевод генерал-майора Свиты А.Хатова увидел свет в том же 1824 году по распоряжению императора. Книгу обсуждали и во Франции, и в России (в том числе в книге имеются примечания Жомини), серьёзных возражений она не встретила. Как я уже упомянул, две главы из этой книги в 2014 году опубликованы журналом «Звезда» в переводе Д.Соловьёва и Д.Икскюля.

Вот как говорит Бутурлин о прибытии Кутузова в армию: оно оказало «благотворное действие на дух войск … Одно только его имя представлялось уже верным ручательством победы … Посвятивший свою жизнь служению отечеству … обладал всеми качествами, которые могли противостоять счастливой судьбе Наполеона … … Обширный и проницательный ум,.. знание жизни и великих полководцев прошлого … Мудрый, как Фабий, изощрённый, подобно Филиппу II Македонскому (Бутурлин явно имеет в виду Максима Вкруцоса, умершего в 203 году до н.э., который, воюя с Ганнибалом, «благодаря своей медлительности, восстановил государство», за что и прозван был Кунктатором; а Филипп создал своему сыну такую военно-политическую и экономическую базу, что тому просто стыдно было бы не соорудить хоть и недолговечную, но громадную империю. История особа изобретательная и в ряде случаев последовательная: когда нужно выпускает на сцену Александров, а в иной раз - малодоступное для поверхностных, суетливых и нетерпеливых: достаёт из рукава Филиппов и Кунктаторов. Н.Б.)., он должен был угадать и разрушить планы нового Ганнибала» (избалованного успехами) «против заурядных полководцев», противопоставить этому «просвещённую осторожность русского вождя». «Солдаты боготворили его, ибо никогда не ослабляя узы дисциплины, он заботился о том, чтобы без надобности не утяжелять оные ни лишней строгостью, ни бесполезными лишениями».

С ранних своих лет он заметно выделялся своей одарённостью, неуёмной жаждой знания, не по летам развитостью, начитанностью, рассудительностью. Получив хорошее домашнее воспитание, в артиллерийско-инженерной школе он уже в 12 лет помогал преподавателям (арифметика, геометрия). Так что можно сказать, что в общей сложности он служил трём императорам и двум императрицам. К французскому, немецкому и латыни, освоенным ещё в молодости, он добавил в дальнейшем английский, шведский, турецкий и польский. Очень много читал, не только по военному делу. Интересовался литературой, музыкой, театром.

Ему было 16 лет, когда Петром III по настоянию императрицы был назначен адъютантом к ревельскому генерал-губернатору принцу Гольштейн-Беку. Принцу служил недолго, после переворота отправился в армию.

Чрезвычайно широко одарённый, он очень заметно проявил себя не только как полководец, но и как дипломат, государственный деятель, педагог. 31 июня 1767 года он был командирован в распоряжение генерал-прокурора Сената князя А.А.Вяземского «для письменных дел» в Комиссии по сочинению проекта нового Уложения. Работал там, видимо, не более года, но какой ценный опыт он приобрёл, сколько узнал о бедах и проблемах России, об их масштабах!

Суворов, Потёмкин, Репнин, во многом между собой несогласные, все трое очень высоко оценивали полководческий талант Кутузова в конце 80-х, когда ему перевалило за 40 (уже показал к тому времени, за 25 лет военной службы, чего он стоит, вдобавок ещё и как дипломат (А.Гейсман: М.И.Кутузов Русский биографический словарь, т. 9, М., 1903, с. 637).

Интересно сопоставить, возраст, в котором Суворов и Кутузов достигали очередного чина: подполковник - 3226; полковник — 3432; генерал-майор — 4139; генерал-поручик — 4546; генерал-аншеф генерал от инфантерии — 57 53; генерал-фельдмаршал — 66 67.

Последнее десятилетие века было для Кутузова, как и для многих, хлопотным. В июне — июле 1791 года он воевал на Дунае. В октябре возглавил передовой корпус русских

в Польше (Каховский практически никак не отразил в своих донесениях несомненно большие заслуги Кутузова в этом походе). Через год Кутузов был назначен полномочным послом в Константинополе (с осени 1792 года до конца лета 1794 года). С февраля 1795 года по декабрь 1796 года он возглавлял российские войска в Финляндии. Одновременно он — директор Сухопутного шляхетского кадетского корпуса. Навёл там порядок, включил в программу преподавание тактики, сам читал тактику, военную историю и (!) - словесность. Многие офицеры и генералы начала века были его учениками, его воспитанниками. 4 января 1798 ода Павел произвёл Кутузова в генералы от инфантерии и отправил в Берлин с важнейшим военно-дипломатическим поручением о действиях второй коалиции против революционной Франции. Из ряда других важных и сложных поручений, которые он успешно выполнял в эту пору, упомяну одно: ещё при Екатерине он сопровождал шведского короля Густава IV Адольфа во время пребывания того в России, а с 7 октября 1798 года вёл переговоры со Швецией. С сентября 1799 года он возглавил российский экспедиционный корпус в Голландии и по распоряжению Павла от 3 октября того же года переместил корпус в Англию. Общее, его и Павла нежелание служить интересам Англии заметно укрепил опыт этой операции.

На самом рубеже веков (конец 1800 — начало 1801 годов) он был очень близок к Павлу: часто (в последние дни Павла — ежедневно) его приглашали на царский обед, нередко (как и 11 марта, за несколько часов до убийства) ещё и на ужин. Иногда (в том числе — и 11 марта) Павел долго беседовал с ним и после ужина. Павел всё меньше доверял Палену, примерялся, не поручить ли его обязанности Кутузову (или разделить их между Кутузовым и К.Кюхельбекером). Так что Кутузов,в несомненно, знал и о сближении с Бонапартом, а скорее всего и о замышляемом совместном походе в Индию, о приказе Павла о формировании 35-тысячного корпуса для этого похода и о начавшемся уже походе донцов в Бухару и Индию (об этих походах я уже писал в статьях «Улыбнулась Наполеону Индия» и «Неинтересная война»).

Так что именно Кутузову, видимо, довелось рассказать Густаву IV Адольфу, что произошло с императором в ночь на 12 марта, с соратником по выстраиваемому новому Союзу Северных стран, направленному против Англии. Вот когда Кутузову понадобились все его дипломатические ресурсы! Именно поэтому становится понятным упоминание о формируемом 50-тысячном кавалерийском корпусе (приказ о подготовке 35 тысячного соединения для совместного с французами похода Павел отдал 9 марта, за 2 дня до гибели, а 22,5 тысячи донских казаков уже отправились в поход в феврале - втайне от французов, уже переправились через Волгу и шли к Оренбургу) именно шведским послом Стредингом.

*

Е.В.Тарле («м.И.Кутузов, полководец и дипломат») очень высоко оценивал Кутузова как дипломата, считал его лучшим дипломатом всей имперской России, выше даже Горчакова.

*

Александр I в августе 1812 года ввёл Кутузова в состав Государственного Совета, Кутузов успел до отъезда в армию принять участие в нескольких заседаниях.

*

Как полководца Кутузова высоко ценили не только упомянутые Потёмкин, Суворов и Репнин (хорошо знавшие его по боям на Дунае и в Крыму). Наполеон на хорошо известном обеде в Вильно (конец июня / начало июля) говорил Балашову, дескать, как на вас не напасть, если у вас совсем нет генералов .(поразительно — тот же мотив, что и у Гитлера через 130 лет!) Бенигсен твёрдо стоял под Эйлау, но как вам не противно с ним общаться, он же собственноручно задушил Павла! Кутузов хороший генерал — осторожный, хитрый, но он не у дел (через 2 месяца Наполеон говорил о русских генералах аккуратнее). О хитрости Кутузова раньше с явным одобрением отзывался Суворов: «Кутузова и Рибас не обманет!» (Суворов явно имел в виду не только ревнивое соперничество военачальников, но не в первую ли очередь военные действия и дипломатические переговоры). Узнав о назначении Кутузова главно командующим, Наполеон сказал: «Величайший - у Севера!» Александр назначил Кутузова по единогласной рекомендации комитета: графов И.И.Строганова, Аракчеева, Кочубея, генералов Визмитинова и Балашова, князя Лопухина (Гейсман, с. 672).

*

В августе 1812 года родня, провожавшая Кутузова в армию, с трепетом спрашивала: неужели вы надеетесь победить Наполеона? Отвечал: «Нет, но обмануть — надеюсь».

*

Кажется, это — шутка С.Образцова: когда направляешь в кого-то стрелу критики, следи внимательно, чтобы самому не улететь вместе со стрелой.

 

 

 


16 июля 2019

0 лайки
0 рекомендуют

Понравилось произведение? Расскажи друзьям!

Последние отзывы и рецензии на
«КАТЕГОРИЧНОСТЬ ВМЕСТО КОМПЕТЕНТНОСТИ»

Нет отзывов и рецензий
Хотите стать первым?


Просмотр всех рецензий и отзывов (0) | Добавить свою рецензию

Добавить закладку | Просмотр закладок | Добавить на полку

Вернуться назад






© 2014-2019 Сайт, где можно почитать прозу 18+
Правила пользования сайтом :: Договор с сайтом
Рейтинг@Mail.ru Частный вебмастерЧастный вебмастер