ПРОМО АВТОРА
Вова Рельефный
 Вова Рельефный

АВТОРЫ ПРИГЛАШАЮТ

Вова Рельефный - приглашает вас на свою авторскую страницу Вова Рельефный: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
Дмитрий Выркин - приглашает вас на свою авторскую страницу Дмитрий Выркин: «"Вы любите читать прозу и стихи? Вы любите детективы, драмы, юморески, рассказы для детей, исторические произведения...Тогда Вы обязательно должны посетить мою творческо- литературную страницу!!!"»
Прохор Озорнин - приглашает вас на свою авторскую страницу Прохор Озорнин: «Если эти мысли полезны кому-то - они станут моими крыльями.»
Вадим Векслер - приглашает вас на свою авторскую страницу Вадим Векслер: «Нонконформизм, гос.измена и провокации»
kapral55 - приглашает вас на свою авторскую страницу kapral55: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»

МЕЦЕНАТЫ САЙТА

стрекалов александр сергеевич - меценат стрекалов александ...: «Я жертвую 50!»
стрекалов александр сергеевич - меценат стрекалов александ...: «»
стрекалов александр сергеевич - меценат стрекалов александ...: «Я жертвую 100!»
Андрей Жеребнев - меценат Андрей Жеребнев: «Я жертвую 100!»
Андрей Жеребнев - меценат Андрей Жеребнев: «Я жертвую 100!»

ПОПУЛЯРНАЯ ПРОЗА
Январь-Июль

Автор иконка Дмитрий Выркин
ЧЕРКАССЫ В ПЛАМЕНИ ВОЙНЫ...

Автор иконка Андрей Штин
Кошкин суд

Автор иконка Андрей Штин
Хроника 5. Свадьба Выдры Прекрасной

Автор иконка Андрей Штин
Хроника 3. Пресс-релиз интервью

Автор иконка Скорбящий Ангел
Рыжик

ПОПУЛЯРНЫЕ СТИХИ
Январь-Июль

Автор иконка Зоя
Чудеса бывают

Автор иконка Зоя
Зачем война

Автор иконка Олесь Григ
Обычный сонет

Автор иконка Олесь Григ
Проходя миражи

Автор иконка Зоя
Где яблоня цвела

БЛОГ РЕДАКТОРА

ПоследнееИтоги конкурса фантастического рассказа
ПоследнееПоздравляем с Днем защитников Отечества!
ПоследнееАнализ литературного текста
ПоследнееВопрос к авторам и читателям
ПоследнееБорцам за правду посвящается
ПоследнееЧитатели рекомендуют или Что почитать
ПоследнееИзобразительно-выразительные средства языка

РЕЦЕНЗИИ И ОТЗЫВЫ К ПРОЗЕ

Лада: "Это сочинение следует воспринимать как "Анастасию" В. Мере. Т.е. можно..." к рецензии на ЗВЁЗДНЫЙ КОДЕКС РУСИЧА и МАНИФЕСТ ВЕЛИЧИЯ БОГОВ

Екатерина МюнхгаузенЕкатерина Мюнхгаузен: "На руиздате, например, есть блог редактора. И тот, кто его ведет вовсе..." к рецензии на Без Пастыря

Александр ПростаковАлександр Простаков: "Благодарю за отзыв." к произведению Когда засветило Солнце

Михаил КедровскийМихаил Кедровский: "С какой буквы писать, действительно, не имеет значения. Это лишь дань ..." к рецензии на Без Пастыря

Екатерина МюнхгаузенЕкатерина Мюнхгаузен: "От хорошего блогера толку гораздо больше, чем от пастыря с любой буквы..." к произведению Без Пастыря

Дмитрий ВыркинДмитрий Выркин: "Замечательный рассказ из жизни. Здесь есть все и любовь и одиночество ..." к произведению Оливье на смотрины

Еще комментарии...

РЕЦЕНЗИИ И ОТЗЫВЫ К СТИХАМ

Дмитрий ВыркинДмитрий Выркин: "Удачи и творческих успехов!" к рецензии на На сердце злоба и обида...

Андрей СатюковАндрей Сатюков: "И Вам большое спасибо за внимание!" к рецензии на На сердце злоба и обида...

Дмитрий ВыркинДмитрий Выркин: "Эмоциональное, хотя и с грустью стихотворение... А..." к стихотворению Прощай!

Дмитрий ВыркинДмитрий Выркин: "Стихотворение довольно содержательное и эмоциональ..." к стихотворению На сердце злоба и обида...

Дмитрий ВыркинДмитрий Выркин: "Содержательное, духовно насыщенное и человечное ст..." к стихотворению ВСТРЕТЯТСЯ НА ДОНЕЦКОМ ВОКЗАЛЕ

Дмитрий ВыркинДмитрий Выркин: "Новых произведений! Вдохновения и удачи! С..." к рецензии на Улетали птицы

Еще комментарии...

ПОЛЕЗНОЕ

СОВРЕМЕННАЯ ПРОЗА

"Прошли те времена, когда бумажная книга была единственным вариантом для распространения своего творчества. Теперь любой автор, который хочет явить миру свою прозу может разместить её в интернете. Найти читателей и стать известным сегодня просто, как никогда. Для этого нужно лишь зарегистрироваться на любом из более менее известных литературных сайтов и выложить свой труд на суд людям. Миллионы потенциальных читателей не идут ни в какое сравнение с тиражами современных книг (2-5 тысяч экземпляров)".

Читать подробнее »

Мы в соцсетях



Группа РУИЗДАТа вконтакте Группа РУИЗДАТа в Одноклассниках Группа РУИЗДАТа в твиттере Группа РУИЗДАТа в фейсбуке Ютуб канал Руиздата

О ЛИТЕРАТУРНОМ САЙТЕ РУИЗДАТ

"Автор хочет разместить свои стихи или прозу в интернете и получить читателей. Читатель хочет читать бесплатно и без регистрации книги современных авторов. Литературный сайт руиздат.ру предоставляет им эту возможность. Кроме этого, наш сайт позволяет читателям после регистрации: использовать закладки, книжную полку, следить за новостями избранных авторов и более комфортно писать комментарии".

Читать подробнее »

Шерри-Бренди

Мистика

1024 просмотров
0 рекомендуют
0 лайки
Возможно, вам будет удобней читать это произведение в виде для чтения. Нажмите сюда.
Женщины необыкновенно изобретательны в вопросах любви!

Середина лета.  Долгий пунцовый день лениво тянулся к вечеру. Жара спадала. Тени понуро ползли на восток. Легкий ветерок копошился в верхушках деревьев. Высоко над землей юркие стрижи гоняются за жирной мошкарой.  Суетные насекомые, мерцая на гребне восходящего воздушного потока, гуртом зависли в нагретой за день атмосфере.   

Внизу на земле, с севера на юг, ровными шеренгами тянулись ряды фруктовых деревьев.  Огромный сад благоухал пьянящим ароматом спелых вишен.

            Разноцветные бабочки, будто вспорхнувшие с булавок редкой коллекции, плавными зигзагами чертили в полете замысловатые «па». В некошеной траве не умолкая, верещали цикады. 

            У входа в этот райский сад, невдалеке от покосившихся ворот, распахнутых настежь, сиротливо ютилась сторожка, сложенная из силикатного кирпича, покрытая позеленевшим шифером. 

            Прохладная вишневая тень ласкала разогретые стены и медленно стекала по ним, пытаясь заглянуть в наглухо закрытое окно.

            Из нутра кирпичного строения доносились странные звуки. Кто-то яростно давил стартер мотоцикла, а двигатель никаким манером не желал заводиться. Чудовищной силы грохот, задиристо толкался в голые стены, заполняя пустое пространство сторожки. Грязные стекла маленького окна беспомощно трепетали, издавая жалобное дребезжание.

 Через некоторое время громыхание замолкло. Затем раздалось неистовое бульканье, почмокивание, пошлепывание, и опять кто-то давил на педаль,  пытаясь завести упрямый двигатель.

            Это повторялось снова и снова. Обреченно вздыхая, дом тяжко стонал, вставал на цыпочки, вновь опускался на фундамент, содрогаясь каждым кирпичом.

            Наконец, это мучение прекратилось. В недрах сторожки раздался кашель. Кто-то что-то невнятно пробормотал, явно не для чувствительных ушей. Возмущенно заскрипела железная кровать, и… дом устало затих.

            Послышались стук и скрежет, как будто двигали мебель. Обитая потертым дерматином дверь, жалобно пискнула ржавыми петлями и, распахнулась настежь, впуская в тесную каморку свежий воздух, приправленный запахом скошенной травы и спелых вишен.

            Из темноты дверного проема, разгребая руками облака табачного дыма, подобно пловцу, выплыла человеческая фигура мужского пола.

            Мятое заспанное лицо, закрытые глаза, взъерошенные сальные волосы, большие руки, с опаскою выставленные  вперед, огромные ботинки на босу ногу, обреченно шаркали по грязному полу – все это с ужасающей медлительностью, спотыкаясь, тащилось по направлению к свету. Дверной проем сиял невыносимо ярко!

            Фигура двигалась молча, не проронив ни единого слова. Можно только догадываться, кому она принадлежала. Скорее всего, садовнику, или  сторожу, или рабочему, или и тому и другому, и третьему в одном лице. Других лиц поблизости не наблюдалось.

Садовник, сторож или рабочий, по-видимому, еще спал и, как лунатик молча шел к заветной цели. Безмолвность с его стороны вполне понятна – разговаривать было не с кем. Вокруг ни души.

            Да и вряд ли он о чем-нибудь сейчас думал. Мыслительный процесс после продолжительного сна еще не начался. Его воображение продолжало пребывать в состоянии сравнимом с дремотою. Медленно, ощупью оно все настойчивей стремилось к светлой области сознания, приводя человека в чувство, заставляя его открыть глаза на окружающий мир, и осознать свою решающую роль в творческом процессе земного бытия.

            Садовник-сторож-рабочий в одном лице преодолел низенький порожек, глубоко вздохнул, прислонился спиной к косяку и сполз по нему на ступеньку у входа. Ступенька громко скрипнула, взывая о помощи, но тут же, в полной безнадежности затихла, подавленная тяжестью одушевленного лица. Раздувая ноздри, лицо жадно вдыхало целительное благоухание плодоносящего сада.

            Вдох-выдох, вдох-выдох. Вслед за лицом ожило тело и уселось поудобнее. С великим трудом разлепились опухшие веки. Широкая мозолистая ладонь отерла с лица последние остатки мучительного забытья. Тусклый взгляд упал на тыльную сторону запястья.

            На ободранных пальцах чернильной синью темнели четыре корявые буквы. Первая  большая прописная «В». Далее следовали по порядку три буквы размером меньше: «а» и «с» и последняя «я». Постепенно все становилось на свои места.

            Послеполуденный свет впивался в спящие глаза. После вчерашнего забытья, а может, и после сегодняшнего, смотреть ни на что не хотелось. Что здесь происходило вчера, и не далее как сегодня, напрочь выпало из памяти и затерялось где-то в убогом интерьере одинокой сторожки.

            Откуда-то, видимо, со стороны навозной кучи пахнуло паленой соломой и дымом костра. Знакомые запахи вернули садовника-сторожа-рабочего в привычное чувство. Он вспомнил, что он – Василий, что сидит на ступеньках у входа в сад и он – здешний садовник.

            Это маленькое открытие весьма благоприятно отразилось на благодушном лице, немного помятом после долгого и тяжкого пробуждения. Кошмарный сон еще держал его в своих объятиях.

            Вдруг очнулось, зашевелилось чувство ответственности за порученное дело,  ютившееся где-то на задворках Васиного сознания. Оно дернуло за крепкие Васины нервы и, расталкивая остальные чувства, принялось будить садовника,  тормоша его, что есть мочи. Нервная дрожь пробежала по сонному телу. Вслед за ней припустили мурашки. Такая внутренняя борьба в организме мгновенно преобразила Василия.

            Садовник проснулся. Глаза широко раскрылись навстречу свету и оказались  большими и наивными. Глянули и сразу сощурились от нестерпимого света. В беспокойном страшном сне, от которого он только что пробудился,  было ужасно жарко, душно и неописуемо темно.

            Рукавом рубахи Василий вытер пересохший рот, убрал с лица пропотевшей тканью остатки рыбьих плавников. Опухший, шершавый язык рашпилем прошелся по треснутым губам. Те перестали отвисать и судорожно сжались.

            Внезапно рот отверзся, вытолкнув скопление этиловых кошмаров. Зловонное дыхание рвануло из смятых легких, нелепо отравляя окружающее благоухание. Громкий отрывистый кашель взорвал царившую окрест гармонию природы. Пузатый жук, нагруженный цветочной пыльцой, возмущенно жужжа, шарахнулся в сторону, подальше облетая убийственное амбре.

            Противный кашель не унимался. Постучав кулаком в широкую грудь, Василий прислушался. Внутри царила тишина. Не дожидаясь скорого  ответа, уперся руками в ступеньку и неуклюже привстал. Кровь бросилась к ногам. Ноги предательски задрожали, стыдливо подкосились от непомерной ноши. Пришлось постоять на месте некоторое время, крепко держась за дверной косяк, плавно качаясь из стороны в сторону.

            Василий отличался завидным здоровьем. Вскоре шатание в его организме улеглось. Шторм в голове утих. Качка в ногах прекратилась. Чувства разбрелись по органам. Сознание прояснилось. Колени окрепли и обрели былую подвижность. Делая первый шаг, тут же пришлось сделать и второй, чтобы не упасть. Дальше пошло, как по маслу. Садовник Василий шел по саду.

            С каждым новым шагом он приходил в себя, и каждый следующий шаг приносил значительное облегчение. Ноги несли его сами.

            Запыхавшись, он остановился, с жадностью вдыхая целительный, наполненный душистым ароматом воздух. В этот час вишневый сад звенел налитыми сочной мякотью плодами.

            Наконец добрался до нужного места, плюхнулся на деревянный ящик, чуть не развалил его. Василий давно облюбовал этот заброшенный уголок, заросший дикой мятой и ландышем. С тех пор часто бывал здесь, просиживая влажные сумерки на ветхой таре из-под говяжьей тушенки,  попыхивая дешевенькими сигаретами.

            Улыбаясь окружающему миру, он уселся поудобнее, привычно похлопал по карманам, в надежде обнаружить в них пачку сигарет и спички, но в карманах было до обидного пусто.

            В отсутствии курева, он разочарованно уставился в дальний угол, тот самый, куда настойчиво влекла его родная природа. И, так застыл в немом удивлении, тараща неумытые глаза на только что открытый феномен. Такого он не ожидал. Блаженная улыбочка сползла с его лица.

            Садовник озадаченно икнул, закрыл глаза на всякий случай и проглотил горькую слюну. Так он сидел, не двигаясь, считая громко до пяти, поскольку все равно его никто не слышал. Невнятно прохрипел… четыре, пять. Старательно протер и распахнул глаза как можно шире, чтоб тверже взгляд установить, пытаясь разглядеть, что там случилось. Прием в обычных случаях надежный на этот раз не помог. Чудесное явление не скрылось, а проступило четче и ясней.

            В этой тихой, заброшенной части сада, не видимой постороннему глазу, ему открылась дивная картина: вишни, что росли здесь, превратились… в груши.

            Были вишни – теперь груши! Василий часто заморгал в надежде разогнать навязчивый мираж, но груши оставались на ветках, как будто кто-то их развесил, желая пошутить. И шутка удалась. На деревьях демонстративно висели груши.

            - Ну и дела! - Василий был приятно удивлен, прилежно почесал в затылке. «Быть может, вкралась тут аграрная оплошность, или какой подвох? А вдруг по пьянке или от большого нерадения здесь вместо вишен посадили груши и, вот результат! Однако, непонятно, как же он не замечал подмены этой раньше?» - не верил своим глазам Василий.

 Давно не стриженый затылок вновь нестерпимо зачесался. Почесывание длилось недолго, и решению возникшего вопроса не способствовало.

            «Одно дело, когда эти деревья еще не проявили бы себя как вишни, не цвели, как вишни, не давали вишневых плодов, а по ошибке оказались другим растением. Но в том-то вся загвоздка, что сад стоит давно и все культурные растения определенно были вишнями. Кстати, плоды давали не первый год и неплохие, надо сказать, плоды. Хорошие были вишни. А нынче, извольте видеть – груши!?» -  изумлялся Василий.

- Как же так, - не унимался  садовник, - Ухаживал за вишнями, а выросла груша? Вот те раз!  Дожили. Вот тебе, бабушка и… груши!

            Василий поднялся с ящика, потоптался нерешительно на месте и нетвердым шагом направился к грушам,… то есть к вишням,… то есть...

- Ну, да ладно. Там будет видно, - здраво рассудил Василий.

            Подойдя ближе, на расстояние протянутой руки, садовник уперся кулачищами в бока и мрачно глянул исподлобья

            - Что-то тут не так, - подозрительно засопел он, все более хмурясь, - очень уж эти плоды на груши похожи. Может, я в чужой сад забрел, или без очков не разгляжу, -  а очки он отродясь не носил.

- Что могло заставить вишню превратиться в грушу? – ломал голову Василий.

- Наверное, землетрясение давеча стряслось и от того такие перемены в образе и форме? - Садовник посмотрел на небо.

 На память Василию пришло, что третьего дня его сторожку так тряхнуло, что запертая на щеколду дверь с истошным скрипом отворилась, но осталась дверью, не превратилась ни в окно, ни в стол, ни в иной предмет. Впрочем, что и почему трясло сторожку не далее, как позавчера, осталось неразгаданною тайной, как для самого Василия, так и для областного гидрометеоцентра. Прогнозов на стихийные катаклизмы от них не поступало.

             - И вот, перед глазами – чудо! Феномен какой случился! Росли вишни, а выросли.…  А вдруг они завтра еще во что-нибудь превратятся? Станут, например: пальмами, или анасасами… анастасами. Тьфу,… ананасами! - У садовника перехватило дух.

Мечты об экзотическом продукте растянули рот в сладкой улыбочке. Раз в жизни ему довелось полакомиться ананасами, правда, из консервной банки, но в собственном соку. Обильная слюна скатилась в Васин пищевод.

            - Хе-хе, наемся вволю заморских кабачков, - развеселился сдержанный по натуре Василий, имея в виду ананасы, разумеется.

- Хотя, по здравому рассуждению, надежда на то, что такой закусон вырастет в наших широтах абсолютно беспочвенна. Пальмам и ананасам климат у нас непозволительный и земля недостаточной жирности будет. А, к примеру, яблоней или сливой эти странные вишни-груши очень даже могут стать. Как пить дать. Почему бы и нет, - размечтался садовник.

Им овладело творческое настроение. Сонливости и след простыл.

            «Да ты у нас еще Мичуриным будешь», - проскользнула в Василия льстивая мыслишка. Звонкая эта фамилия часто была на слуху. Ею награждали работников, отличившихся  на поприще благоустройства и добротного содержания здешнего сада.

Кроме фамилии «Мичурин», ничего из того, что относилось бы к селекции садовых культур не пришло к нему на ум. Скорее всего, потому, что он был садовником-самоучкой и в штатном расписании числился обыкновенным разнорабочим.

            «А раньше он был…» - Василий обернулся, - будто там за спиной можно увидеть прежнюю свою жизнь и, так запросто, с пол-оборота в нее заглянуть. Но, как ни вертись, кругом, куда запустишь взгляд, лишь длинные вереницы аккуратных деревьев, увешанных густыми пучками бордовых ягод. Ни дать, ни взять, - живой вишневый склад.

            У изгороди, утопающей в высокой траве, дружно застрекотали цикады. Садовника разморило. Закружилась голова садовая. Василий присел на корточки, обхватил руками колени, зажмурился.

            «Кем же он раньше-то был?» -  припоминал Василий.  «Был грузчиком в речном порту, дворником на продуктовом рынке, еще подсобником на стройке, даже завхозом довелось маленько потрудиться, но это ремесло не для него».

            Разные профессии по-своему влияли на него, обогащая и преумножая житейский опыт молодого парня. Василий учился жизни у самой жизни. Он, как способный ученик, с готовностью переходил из «класса в класс», редко оставаясь на второй год,  долго не задерживался на одном месте.

            Теперь вот, к земле потянуло. В Васе проснулся аграрий. Видимо, есть в нем крестьянские корни, которые влекли его к матушке-земле.

«Хорошо пахнет ухоженная земля. Запах ее не тот, что в порту или на рынке. Разница несравнимая. Здесь – дыхание природы! Это не безмозглое занятие: «бери больше – кидай дальше». На земле все живое, настоящее. Понимать надо!» - предавался размышлениям садовник-сторож-рабочий.

            Василий ухаживал за садом, как за любимой женщиной. Любил дыхание земли, эти нежные изящные деревья, полеты сытых пчел. Любил эту нелегкую работу, и она неплохо у него получалась. Разве не так? Вот, к примеру…

            Вася попытался вспомнить достойный пример из своей новой деятельности, но ничего особенного не припоминалось. Экскурсия по закоулкам памяти вышла утомительной. Василий быстро устал и открыл глаза. Взгляд тут же пал на удивительные груши, то есть вишни. А, впрочем, кто их разберет. Он почти разозлился! Поднялся в полный могучий рост.

- Что же здесь елки-палки творится, - не выдержал такого безобразия Василий. - Кажется и самому Мичурину не разобраться. Откуда «тра-та-та» взялись груши? Постой-ка, это сейчас они груши, а раньше-то были вишни. Или нет?

            Голова затрещала от всех этих мыслей, рассуждений, превращений. От такого умственного напряжения на лбу образовались глубокие морщины.

«До чего так додуматься можно? Страшно представить». – Василий вытер руку о штаны и приложил ладонь ко лбу.

            - Ну да, отлично помню, - смутно припоминал Василий, - в питомнике брали вишню. Железно! Обсчета быть не должно. За саженцами ездили втроем, с Петровичем. Уж он то, наверняка, Мичурина знает – факт. У Петровича диплом, на работу он в шляпе ходит, к начальствам вхож и всякое такое. Ему ли не различить где что? По пьянке, правда, и Петрович может ошибиться.  Но он не принимал! Тогда – откуда груши?

            - А если… - вдруг осенило молодого садовника, и он с силой хлопнул себя по разгоряченной голове от внезапно раскрывшейся перед ним тайны.

- Если эта груша в грушевой юности своей ошиблась, и по наивности предстала людям вишней. Потом, вкусив вишневой жизни, повзрослела, одумалась и поворотилась к прежнему – грушевому от рождения естеству.

            Садовник Вася и не заметил за сложными перипетиями умозаключений, хлынувших в его свободную от заученных догм и пережитков голову, что в руках он держит, начатую еще вчера, бутылку с портвейном и, видимо, очень хочет из нее питнуть. Но по... Читать следующую страницу »

     Страница: 1 2


Александр Рисаев Александр Рисаев

20 апреля 2015

0 лайки
0 рекомендуют

Понравилось произведение? Расскажи друзьям!

Последние отзывы и рецензии на
«Шерри-Бренди»

Иконка автора Виталий КовригинВиталий Ковригин пишет рецензию 22 апреля 9:46
Александр, кто курил в каморке садовника если он спал? Откуда у него взялась бутылка под конец рассказа? Какое у него образование? Слишком витиевато для пропойцы выражается. Мое мнение, что для рассказа о "белочке" слишком много букв. Описание богатырского храпа и встающего на цыпочки дома можно легко убрать. Смысл не измениться.
Перейти к рецензии (0)Написать свой отзыв к рецензии

Просмотр всех рецензий и отзывов (1) | Добавить свою рецензию

Добавить закладку | Просмотр закладок | Добавить на полку

Вернуться назад




© 2014-2017 Сайт, где можно почитать прозу 18+
Правила пользования сайтом :: Договор с сайтом
Рейтинг@Mail.ru Частный вебмастерПоддержка, ведение и развитие сайта - вебмастер persweb.ru