ПРОМО АВТОРА
Игорь Осень
 Игорь Осень

хотите заявить о себе?

АВТОРЫ ПРИГЛАШАЮТ

Киселев_ А_А_ - приглашает вас на свою авторскую страницу Киселев_ А_А_: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
Игорь Осень - приглашает вас на свою авторскую страницу Игорь Осень: «Здоровья! Счастья! Удачи! 8)»
Олесь Григ - приглашает вас на свою авторскую страницу Олесь Григ: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
kapral55 - приглашает вас на свою авторскую страницу kapral55: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
стрекалов александр сергеевич - приглашает вас на свою авторскую страницу стрекалов александр сергеевич: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»

МЕЦЕНАТЫ САЙТА

станислав далецкий - меценат станислав далецкий: «Я жертвую 30!»
Михаил Кедровский - меценат Михаил Кедровский: «Я жертвую 50!»
Амастори - меценат Амастори: «Я жертвую 120!»
Вова Рельефный - меценат Вова Рельефный: «Я жертвую 50!»
Михаил Кедровский - меценат Михаил Кедровский: «Я жертвую 20!»



ПОПУЛЯРНАЯ ПРОЗА
за 2019 год

Автор иконка Юлия Шулепова-Кава...
Стоит почитать Боль (Из книги "В памяти народной")

Автор иконка Сандра Сонер
Стоит почитать Самый первый

Автор иконка Юлия Шулепова-Кава...
Стоит почитать Солёный

Автор иконка Юлия Шулепова-Кава...
Стоит почитать Лошадь по имени Наташка

Автор иконка Андрей Штин
Стоит почитать Рыжик

ПОПУЛЯРНЫЕ СТИХИ
за 2019 год

Автор иконка Олесь Григ
Стоит почитать Гадай, цыганка-одиночество...

Автор иконка Виктор Любецкий
Стоит почитать Когда иду по городу родному... сонет

Автор иконка Олесь Григ
Стоит почитать Возможно, это и честней...

Автор иконка Олесь Григ
Стоит почитать Алгоритм

Автор иконка Олесь Григ
Стоит почитать Эта кончится - настанет новвая эпоха

БЛОГ РЕДАКТОРА

ПоследнееСвинья прощай!
ПоследнееОшибки в защите комментирования
ПоследнееНовые жанры в прозе и еще поиск
ПоследнееСтихи к 8 марта для женщин - Поздравляем с праздником!
ПоследнееУхудшаем функционал сайта
ПоследнееРазвитие сайта в новом году
ПоследнееКручу верчу, обмануть хочу

РЕЦЕНЗИИ И ОТЗЫВЫ К ПРОЗЕ

Эльдар ШарбатовЭльдар Шарбатов: "Жестокий наш мир хищников: Маркиз клюнул на рыбку, которая клюнула на ..." к произведению Бедный котик

Анастасия ДенисоваАнастасия Денисова: "И эстрада - часть искусства.А "голые" короли и королевы есть и в обычн..." к рецензии на "ДЛЯ МЕЧТЫ НЕТ ГРАНИЦ..."

Людмила КиргетоваЛюдмила Киргетова: "Не вопрос! Надо, так надо! Спасибо Э.Ш." к рецензии на Мысли на бегу.

Эльдар ШарбатовЭльдар Шарбатов: "Спасибо за позитив! Кратко, но с острым вкусом задорного просветле..." к произведению Мысли на бегу.

Эльдар ШарбатовЭльдар Шарбатов: "Актуальная сказка: отстроили Крымскую трассу... и отменили снег! Н..." к произведению Зима и Мороз

Editor7Editor7: "Название и первая фраза ВЕЛИКОЛЕПНЫ! Кто не согласен?! Без сп..." к произведению Девочка и космос

Еще комментарии...

РЕЦЕНЗИИ И ОТЗЫВЫ К СТИХАМ

Ardasheva DianaArdasheva Diana: "Очень приятно!Благодарю за добрые слова." к рецензии на Борьба души

НаталиНатали: "Понравилось стихотворение, душа живет любовью." к стихотворению Борьба души

Граммар-наци: "Натали: зависИт" к рецензии на СОСТОЯНИЯ ДУШИ...

Граммар-наци: "ЗависИт" к стихотворению СОСТОЯНИЯ ДУШИ...

НаталиНатали: "Как вы правы, очень многое зависет от состояния ду..." к стихотворению СОСТОЯНИЯ ДУШИ...

НаталиНатали: "Очень точно воспроизведено понимание любви, мне по..." к стихотворению ЧТО МОЖНО, ЧТО НЕЛЬЗЯ...

Еще комментарии...

СЛУЧАЙНЫЙ ТРУД

В ней и печаль и благодать
Просмотры:  57       Лайки:  0
Автор kapral55

Полезные ссылки

Что такое проза в интернете?

"Прошли те времена, когда бумажная книга была единственным вариантом для распространения своего творчества. Теперь любой автор, который хочет явить миру свою прозу может разместить её в интернете. Найти читателей и стать известным сегодня просто, как никогда. Для этого нужно лишь зарегистрироваться на любом из более менее известных литературных сайтов и выложить свой труд на суд людям. Миллионы потенциальных читателей не идут ни в какое сравнение с тиражами современных книг (2-5 тысяч экземпляров)".

Мы в соцсетях



Группа РУИЗДАТа вконтакте Группа РУИЗДАТа в Одноклассниках Группа РУИЗДАТа в твиттере Группа РУИЗДАТа в фейсбуке Ютуб канал Руиздата

Современная литература

"Автор хочет разместить свои стихи или прозу в интернете и получить читателей. Читатель хочет читать бесплатно и без регистрации книги современных авторов. Литературный сайт руиздат.ру предоставляет им эту возможность. Кроме этого, наш сайт позволяет читателям после регистрации: использовать закладки, книжную полку, следить за новостями избранных авторов и более комфортно писать комментарии".




Сказочная практика


Вера Вера Жанр прозы:

Жанр прозы Мистика в прозе
879 просмотров
1 рекомендуют
6 лайки
Возможно, вам будет удобней читать это произведение в виде для чтения. Нажмите сюда.
Взрослея, мы забываем детские увлечения сказками, смеемся над нашей наивной верой чудеса. Но, оказывается, они живут в нас, подспудно взрослея вместе с нами, деформируются, иногда приобретая совершенно причудливые формы.

арабасу лютой завистью «Хорошо ему, кабану: сел, надавил на газ, раз, и – дома. А тут, как дурак, целый день на своих двоих».

Я бесцельно валялся на кровати и раздумывал о фатуме, о непредсказуемости жизненных поворотов, о добре и зле. И сделал для себя небольшое открытие. Оказывается, никто не рождается либо добрым, либо злым. Эти качества все живое приобретает уже в процессе жизненного опыта. И, вообще зло и добро – это не застывшие философские категории, догмы, как я думал раньше, четко разграничив их по качествам. Вот тебе белое, а вот – черное. Не-е-ет! Они находятся в постоянном движении, эволюционируют, дополняя друг друга. Вот, взять, например, Буратино. Добрый он или злой? Без сомнения, добрый! А что же тогда лимузин для своего друга жалеет? Если бы он у него еще там, на берегу был, разве не дал бы он мне им попользоваться? Скорее всего, дал бы! А тут? И вообще, как он с персоналом себя ведет? Буратино Карлович, несчастный!

Или взять, к примеру, Нептуна. В какую из двух философских категорий его отнести? Злым его никак не назовешь. Да и на доброго со своим Северно-Ледовитым океаном, он явно не тянет… Да, все в этой жизни, зависит от сиюминутных обстоятельств! И эти две категории: добро и зло – не исключение из правил. Как любит часто повторять мой папа, а он у меня бо-о-ольшой любитель пофилософствовать! Особенно, когда находится под определенным мировоззренческим градусом. «Только битие определяет сознание!»

Я задремал, от своих раздумий о превратностях своего нынешнего бытия, как ко мне в комнату бурей ворвался Буратино. Оказывается, нашим неприятностям в этот день не суждено было закончиться…

- Обокрали! Обокрали! – истошно вопил он, напомнив мне поросят на полянке.

- Ты чего орешь, как резаный? Кто обокрал? Кого обокрали? Что опять случилось? – так и подскочил я на кровати.

- Вот, посмотри!

Он тыкал мне в нос обрывок веревочки, на которой еще утром, я это хорошо помнил, висел ключ от сейфа со всеми нашими золотыми сольдо.

- Кто?! – задал я спросонья совершенно глупый вопрос. – Ах, ну да! Откуда тебе это знать!

Мы с Буратино побежали в его кабинет. Сейф стоял открытый и пустой.

- Не трогай тут ничего руками, - предупредил я Буратино. – Надо опять за Артемоном идти. Без него мы ничего не узнаем. Когда ты обнаружил, что на тебе ключа нет?

- Да только что, когда сейф открытый увидел, тогда и обнаружил, – испуганно докладывал мне Буратино.

- А когда ты обнаружил, что сейф пустой?

- Да тоже только сейчас. Я же, как мы из лесу пришли, даже в кабинет не заходил. Сразу на сцену пошел, потому что худсовет сегодня сорвался. Надо было кое-что им подсказать. Потом еще с девочками посидел, Розочку утешал, а потом уже пошел к себе в кабинет. А тут такое…

- А где Белоснежка? Ее спрашивал, кто заходил в кабинет в твое отсутствие?

- Нет Белоснежки! Заявление на столе оставила: по собственному желанию, и как корова языком слизнула – ни дома, ни на работе ее никто с самого утра не видел. Я уже каждого гнома, что в официантах, по отдельности опросил. Говорят, ничего не знают. Сами перепуганы ее исчезновением, не знают, что и думать.

- А не она ли это сделала?- бездумно выдвинул я версию.

- Ой, я уже не знаю, что и думать. Похоже, что она. Больше некому. Я всегда не доверял ей. Не зря она мне Мальвину напоминала. Вот чувствовало мое сердце!

«А оно у тебя вообще есть?» - невольно подумал я.

- Подожди, не кипятись, – остановил его я. – Может, зря ты на нее? То, что она тебе Мальвину напоминает, это еще не доказательство ее вины. И вообще, Буратино… Карлович, хочу тебе сказать, что ты в последнее время очень изменился. И, заметь, не в лучшую сторону. Ты вот, может быть, сам и не замечаешь, а со стороны знаешь, как это видно! Вот ты вспомни, как ты с людьми разговариваешь? А людей, между прочим, уважать надо. Мне вон, лимузина какого-то пожалел, а еще друг называешься…

Буратино пристыжено молчал.

- А на Белоснежку, так вообще… только и делал, что орал постоянно… Да так от тебя скоро все разбегутся.

- А что орал? Что орал? – взъерепенился Буратино. – Просто хотел дисциплину укрепить. Ее ведь никогда на месте не было, вечно она где-то мотается. «Извините, я на минутку вышла!» - передразнил он Белоснежку. - Распустилась совсем!

- Слушай, неужели ты даже не почувствовал, как у тебя ключ с шеи свистнули?

Буратино только пожал плечами.

- Нет.

- Странно. А никто подозрительный около тебя не крутился?

Буратино опять пожал плечами.

- Вроде нет… Да тут за целый день со столькими перетрешься, что уже и не знаешь, кто из них подозрительный, а кто – нет!

- А, может быть, ты ключ в лесу потерял? Зацепился веревкой за ветку, он и оторвался, - выдвинул я предположение. – А сейф кто-то без него взломал?

Мы аккуратно, чтобы не наследить, оглядели сейф чисто визуально. Никаких следов взлома на нем не было видно.

- Нет, нам самим с этим не разобраться. Ладно, я опять пошел за Артемоном. Ты пока никому ничего не говори, понял? Незачем зря народ волновать.

И я опять потопал к Мальвине. Ну, и денек сегодня выдался! Артемона, на сей раз, пришлось уговаривать долго, не помогли даже припасенные мною заблаговременно косточки.

- Устал я, как собака. Целый день, с самого утра мотаюсь. Пожалей хоть мой возраст…

Но, в конце-концов, все-таки сдался… Видать, не без сердца, пес.

Мы прошли с ним со двора черным ходом, минуя зал, прямиком в кабинет Буратино.

- Никто ничего руками не трогал? – привычно поинтересовался Артемон.

- Нет-нет, не беспокойся, не глупые, уже знаем.

Артемон внимательно обнюхал сейф, взял след и резво побежал в предбанник. Там он с минуту покрутился вокруг стула Белоснежки и рванул прямиком через черный ход, через двор, на улицу. Мы с Буратино неотступно и молча, чтобы не отвлекать собаку, следовали за ним. На улице Артемон немного пробежался по дороге, ведущей в сторону Старого города, пометался кругами на одном месте, и сел. Опять потерял след.

- Все, дальше след обрывается. Нет, не смогу я его найти.

- Затоптано все, что ли? – спросил я его без всякой надежды.

- Да нет, я бы так не сказал... – почесал за ухом Артемон.

- Я что-то не понял. Если след не затоптан, почему ты не можешь его взять? – удивился я. «Опять ему что-то от нас надо». - Так затоптан или не затоптан след?

- Не затоптан, – в задумчивости произнес Артемон. – Он, скорее, как бы поточнее выразиться? Резко обрывается.

- Как это обрывается? – переспросил Буратино.

- Вот так вот: идут, идут, и резко так – нет их нигде сразу. И еще какой-то запах очень неприятный меня беспокоит. Этим еще ковры от моли посыпают, забыл, как называется.

- Нафталин, что ли? – подсказал я ему.

- Во-во, точно, нафталин. – Обрадовался Артемон. - Как будто здесь очень долго лежала какая-то пронафталиненная вещь.

- Может быть, преступник просто нафталина насыпал, чтобы тебя со следу сбить? – предположил я.

- Нет, в таком случае здесь бы свежим нафталином так несло, что и ты бы, Зю, это почувствовал. А здесь тонкий, едва уловимый запах. Ты же его не чувствуешь?

Я принюхался, но ничего не почувствовал.

- Нет, не чувствую.

- Давнишний, выходит, это запах. От вещи какой-то, которая тут лежала. И как раз около этой самой вещи все следы и обрываются.

- Ничего не понятно… Может, просто бездомный какой здесь прилег отдохнуть?

- Может быть, и так, - согласился со мной Артемон.

- Ну, а со следами-то, что? Чьи они, не знаешь? – спросил Буратино.

- Основных следов я только два нашел. Первый – точно твоей секретарши, Белоснежки, значит. А вот второго, хоть убей – не знаю. Первый раз такое унюхал. Тут уж, видно, без полиции вам не обойтись. Вызывайте псов-полицейских. Может быть, у них в картотеке отыщется что-нибудь на этого неизвестного?

- Слушай, Артемон, вот ты говоришь основных следа – два, а что, еще какие-то кроме них имеются? – заинтересовался я.

- Имеются. Это ваши две артисточки. Но они могли и просто зайти к Белоснежке по каким-то своим делам, потому что на улицу они не выходили. Следы их из кабинета опять в Клуб ведут. Хотя, если подумать, да нет… - он махнул лапой.

- Что, что такое? - Буратино аж запрыгал от нетерпения.

- Подозрительно мне, что все эти четыре следа: неизвестного, Белоснежки и артисток точно совпадают по времени, словно все вместе потоптались в кабинете, и разбежались по парочкам.

- Как, ты и время, когда оставлен след, можешь определить? – поразился я.

- Да это проще выеденного яйца! По наполняемости запаха. Конечно, точное время до минуты я не могу установить, но приближенно к истине плюс, минус где-то в пределах двадцати минут.

- И что, ты можешь даже сказать, когда все это происходило, то есть когда наш сейф грабанули?

- Естественно!

- Так чего же ты молчал до сих пор?

- А вы меня спрашивали об этом? Вы просили узнать, кто тут наследил, я вам все и рассказал… - обиженно буркнул Артемон.

- Ну ладно, не обижайся, Артемон. – Я понимал, что пудель тоже сегодня устал, не меньше нас. – Лучше скажи, когда все это произошло?

- Между двенадцатью и двумя часами пополудни.

- Ага, это как раз в то время, когда нас не было в Клубе! – радостно завопил Буратино. – Я же говорил, что это Белосжкиных рук дело!

- Почему обязательно Белоснежкиных? – вступился я за нее. «И чего он так взъелся на нее?»

- А кто еще, кроме нее, знал, что нас нет в Клубе?

- Ну, это ты зря, об этом многие знали. Те же самые девочки-мальчики знали, что мы отправились на поиски Розочки. Может быть, только старики… А, вообще все это очень подозрительно, - какая-то неоформившаяся мысль мелькнула у меня в голове, но тут же пропала.

- Ладно, вы уж тут без меня разбирайтесь. Пойду я, а то лап совсем под собой не чую.

- Ну, спасибо тебе, Артемон. Мы у тебя в долгу, – распрощались мы с ним.

И Артемон понуро побрел домой.

А мы с Буратино отправились опрашивать Жасмин и Нарцисс, что они делали в кабинете директора сегодня с двенадцати до двух часов пополудни. Нарцисс и Жасмин в это время как раз выступали на сцене. Мы подождали, когда они закончат свой номер, и вызвали их за кулисы. По знаку Буратино, на сцене их тут же сменили братья Маркиза Карабаса.

- Послушайте, девочки, тут, понимаете, такое дело получается… - видно не знал, с чего начать Буратино.

- В общем, так, девчата, признавайтесь, как на духу, что вы сегодня днем делали в директорском кабинете? – решительно перебил я его.

- Когда? – хором спросили они нас.

- Где-то в районе от двенадцати до двух часов дня, – уточнил я им время.

- А-а-а, мы ходили узнать, не нашлась ли наша Розочка! Да, Нарцисс? – очень бойко ответила Жасмин.

- Да, да, мы ходили узнать про Розочку, – так же бойко подтвердила Нарцисс. – А то мы так переживали, так переживали за нее…

- Понятно, - сник я. – А ничего подозрительного в это время не заметили?

- А что подозрительного? – переспросила Жасмин.

- Ну, может быть, кто-то из посторонних у Белоснежки в это время сидел? – с надеждой в голосе спросил Буратино.

- Нет, нет, - в унисон торопливо ответили Нарцисс и Жасмин, - никого из посторонних не было! Белоснежка сидела одна, и что-то писала. А мы только спросили ее про Розочку, но она ничего не знала, и мы ушли к себе.

- Понятно… - разочарованно протянул я.

Мы с Буратино, что называется, не солоно хлебавши, вернулись в кабинет и уселись, тупо глядя на обчищенный сейф.

- Девочки тут не при чем. Значит, все-таки Белоснежка тут замешана! – с горечью подвел итоги нашего расследования Буратино.

«Так тебе и надо! Не будешь людей обижать! А то распоясался совсем, капиталист занюханный! - со злостью подумал я про него.

- Если принять во внимание погрешности Артемона во времени, то Нарцисс и Жасмин вполне могли быть у Белоснежки перед самым ее исчезновением. Выходит, они последние, кто ее видел.

- И что это нам дает? – поинтересовался Буратино.

- А ничего это, ровным счетом, не дает! Слушай, Буратино, дай-ка я взгляну на заявление Белоснежки. – Попросил я.

Буратино молча протянул мне бумажку, одиноким парусом белеющую на его столе. Я ее внимательно исследовал, даже понюхал.

- Ну и что? – равнодушно спросил меня Буратино.

- А то! Это писала не Белоснежка! – с твердой уверенностью заявил я ему.

- С чего ты это взял? – заинтересованно спросил меня Буратино.

- Белоснежка, между прочим, очень грамотная была, а тут в каждом слове – ошибка. – Пояснил я.

- Может, просто торопилась и нервничала, - махнул рукой Буратино.

- Не скажи! Если человек грамотный, он при любых обстоятельствах грамотным и останется. Она, грамотность то есть, в отличие от памяти, даже с годами не пропадает. Это я по опыту свой мамы знаю.

- А почерк?

- Сейчас сличим. У тебя есть какая-нибудь бумажка, написанная рукой Белоснежки?

- Кажется, где-то была, - роясь в столе, ответил Буратино. – А вот!

Он протянул мне какой-то листок. Бегло просмотрев его, я понял, что это фрагмент из его недавнего доклада на очередном общем собрании. Ну, дает, Буратино Карлович! Белоснежка ему еще и доклады, оказывается, писала, а он ее даже за это не оценил!

- Ну, что ты теперь скажешь, Зю? – усмехнувшись, спросил Буратино. Видно, он уже сам сравнивал эти бумажки.

- Да, похоже, что почерк один и тот же… - засомневался я. – Тут без графологической экспертизы не обойтись, – констатировал я.

- Без чего? – не понял Буратино.

- Говорю, что нам на этот раз, без полиции, действительно не обойтись! – не вдаваясь в объяснения, подвел я итог наших раздумий.

Буратино в ответ только согласно кивнул головой. И я побрел в полицейский участок. К нам в Клуб направили следственную группу из трех собак во главе со старым, по всему видать, опытным Доберманом, почему-то напоминавшем мне Мегрэ. Только трубки ему не хватало. Это был видавший виды, в многочисленных шрамах, худой, длинноногий и поджарый пес. В его подчинении находились два молодых, глуповатых на вид и постоянно распускающих слюни, но широкогрудых и мускулистых боксера.

Первым делом они опросили нас с Буратино.

- Когда вы заметили пропажу денег? – довольно строго спросил Доберман, пристально глядя мне в глаза.

Пришлось рассказать им подробно, все, что предшествовало нашему ограблению.

- Так, получается, что вас ограбили в ваше отсутствие! – сделал вывод Доберман.

Как будто бы мы дали кому-то себя ограбить, находись мы в Клубе!

После этого полицейские долго и тщательно осматривали и обнюхивали сейф, изредка перерыкиваясь о чем-то между собой вполголоса. Потом все трое прошли тем же путем, что и Артемон, и там же, где и он, потеряли след. Потом пролазили каждый уголок в нашей «Клубнике со сливками», перепугав всех посетителей. Нам пришлось даже подключать папу Карло и Джузеппе, чтобы они хоть как-то успокоили публику, потому что мы с Буратино не отставали ни на шаг от полицейских.

Полицейские обнюхали все, что только можно было обнюхать, порычали между собой, совещаясь о чем-то, и не обращая на нас никакого внимания… Наконец, старый Доберман, заведя нас в директорский кабинет, объявил нам результаты своей розыскной деятельности:

- Сейф открыт не родным ключом. Взломан. Но взломан оч-ч-чень аккуратно!

- А куда же тогда мой ключ от сейфа делся? – растерянно спросил Буратино.

- Потерял, наверное, где-нибудь, – предположил Доберман. – Но сейф точно был взломан, а не открыт, можете даже не сомневаться в этом! Опытный медвежатник поработал с ним, но не из наших, не местный. Почерк наших медвежатников мы наперечет знаем. Какой-то залетный гастролер у вас поработал. У нас такого в картотеке даже не числится. Придется на Интерпол выходить, чтобы идентифицировать личность преступника. Если хотите найти преступника - одна надежда на Интерпол. Мы вам больше ничем не сможем помочь.

При этих словах я даже подпрыгнул на своем стуле. Ничего себе! Интерпол!!! Но, кажется, из всех присутствовавших это удивило одного меня.

- А Белоснежка куда делась? – спросил Буратино у Добермана. - Про нее вы нам что-нибудь можете сказать?

- Пока с полной уверенностью мы можем сказать одно: она ушла с преступником. А вот в качестве кого – не известно. Может быть, он ее как заложницу взял, а может, и сама, добровольно ушла, как сообщница.

В общем, нового они нам мало что сказали. Все это мы уже знали от Артемона.

- Какая заложница? – горько усмехнулся Буратино. – Скорее всего сообщница. Вот, посмотрите, заявление по собственному желанию оставила. – Буратино протянул листочек заявления Доберману.

- Ну, это еще ни о чем не говорит. Может быть, ее заставили его написать. Под угрозой смерти… - пояснил один из помощников Добермана, молодой слюнявый Боксер.

- Это все выяснится только после поимки преступника, а его, для начала необходимо идентифицировать, – добавил второй слюнявый Боксер.

- Ладно, это все хорошо, но время, время уходит! – поторопил нас Доберман. - С Интерполом будем связываться, или как? Но эта услуга у нас платная, - спросил он, обращаясь к Буратино.

- А дорого эта услуга стоит? – поинтересовался тот.

- Вообще-то дороговато. Десять золотых.

- А нельзя ли нам расплатиться после поимки преступника? – поинтересовался я. – Сами понимаете… - я указал на обчищенный сейф.

- Нет, без денег мы никак не сможем выйти на Интерпол, - сказал, как отрезал Доберман.

- Где же нам взять деньги? Ведь все, подчистую унесли…- растерянно развел руками Буратино.

- Может быть, уже в кассе что-нибудь набралось? – предположил я.

Мы забрали в кассе, все, что успело там набраться на этот час, прихватили всю выручку у бармена. Но денег на Интерпол нам все равно не хватало. И тут Карабас Барабас, в очередной раз, удивил меня и подтвердил мои догадки о преходящей ипостаси добра и зла! Он чисто по-человечески вошел в безвыходность нашего положения, и подкинул нам недостающие пару золотых из своих личных запасов! Оказывается, не такой уж он и плохой мужик, как расписан в сказке! А вот нам с Буратино совершенно нечего было добавить: все наши деньги были, как всегда в сейфе. А ведь говорил я ему, и не один раз, что надо в Банк деньги сдавать, как все нормальные люди делают. Так надежнее будет. А он мне : «Не доверяю я этому Банку! Завтра он лопнет, и плакали тогда все наши денежки! Сейф, он надежнее!» Вот, все наши денежки из надежного сейфа и заплакали. Ну, короче говоря, наскребли мы с Буратино по сусекам десять золотых и вручили их Доберману для выхода на связь с Интерполом. Мне было очень интересно узнать, как же они будут с ним связываться, без компьютера и даже без телефона. Поэтому, несмотря на сумасшедший день, я попросил:

- А можно и мне с вами?

- Отчего же нельзя. Можно, – добродушно согласился Доберман.

И я с тремя псами-полицейскими отправился выходить на связь с Интерполом.

 

* * *

 

Не доходя до полицейского участка, Доберман, нисколько не стесняясь моего присутствия, разделил наши десять золотых между своими подручными, оставив себе четыре золотых, как старшему розыскной группы. После этого все двинулись дальше. Во дворе полицейского участка они вдруг встали задами друг к другу, развернув свои морды в разные стороны и все трое одновременно завыли, изредка прерывая вой редкими многозначительными погавкиваниями! В ответ на их вой откуда-то издалека начали подвывать и тявкать другие собаки, а тем – отвечали следующие по этапу… Вой и гавканье не прекращались около часа. Мне надоели эти собачьи песни, и я уже собрался уходить, сомневаясь в успехе этого сомнительного предприятия, как вдруг Доберман, зычно гаркнул на всех, навострив уши:

- Все замолчали! Связь пошла!

Боксеры тут же умолкли и только откуда-то, из далекого далека, еле различимый для моего неутонченного слуха, доносился слабое одинокое завывание, прерываемое тявканьем. Получалось что-то, напоминавшее озвученную морзянку: вой – тире, один тявк – точка. Доберман внимательно слушал, развернув уши радарами. То же сделали и его подручные псы-боксеры, навострив свои обрезки. Когда еле слышимый вой закончился, Доберман, довольный проделанной работой, обратился ко мне:

- Ну что ж, теперь мы точно знаем, кто у вас орудовал. Международный преступник! Его давно весь Интерпол разыскивает, с лап сбились, если честно. Давненько он нигде не засвечивался.

- Так кто это?

- Кто, говоришь? – Доберман явно тянул время.

- Да, кто же это?

- Ха-ха-ха! – довольно хохотнул Доберман. - Сам Багдадский вор осчастливил наш город своим присутствием! Вот как оно получается! Ну, вам повезло, так повезло! – радостно смотрел он на меня, предвкушая увидеть на моем лице…

Уж и не знаю, что он хотел увидеть на моем лице. Наверное, восторг, но я крепко обиделся:

- Это чем же нам так повезло, позвольте узнать?! Что он нас обобрал до нитки? «Да еще и вы последние деньги забрали, непонятно для чего. Как будто, без золотых не могли повыть!» - подумал я, но сдержался и тактично промолчал.

- Это все ерунда! – махнул лапой Доберман. – Главное, что теперь этим грабителем сам Интерпол займется вплотную. Теперь ему, голубчику далеко не уйти. Обязательно повяжут. Там такие крутые ребята работают! Одни овчарки! Других не берут!

- И на том спасибо, утешили, – сказал я. – А деньги нам вернут?

- Ну, если они к тому времени у него еще останутся, – обнадежил меня Доберман. – Страховать надо было свое имущество.

«Надо будет наказать Вишенку за то, что своевременно не застраховал имущество. За что только он деньги получает!.. - подумал я. – Впрочем, это скорее всего Буратино виноват. Привык жить по старинке. Никому не доверяет: ни Банку, ни страховым компаниям. Вот что из всего этого получается».

- Вы нас, пожалуйста, держите в курсе событий, – попросил я на прощание.

- Непременно!

 

* * *

 

Я вернулся в «Клубнику», рассказал Буратино обо всем, что видел и слышал в полицейском участке и отправился на кухню перекусить. По залу с подносами уныло бродили гномы, а некоторые из них вообще по-сиротски притулились на кухне и сидели, тупо уставившись в одну точку.

- Что это с ними? Не заболели, случайно?

- Горюют по Белоснежке, – пояснила мне сердобольная Гретель, погладив одного из них по голове.

Я попросил у кухарки два бифштекса для себя, но только целых. На что она мне вполне резонно заметила:

- Должна же кухарка знать вкусна ли ее пища. – И принесла мне четыре надкусанных.

Я поел, хлопнув рюмочку коньячка с нашими ветеранами для аппетита, и отправился спать. Я и не заметил, как заснул, сидя в кресле, и проспал так до самого утра. Всю ночь я с Юлькой катался на Кареновском мотоцикле. Как же нам с ней было хорошо! Мы гоняли на бешеной скорости по булыжной мостовой, а потом птицей влетали на сломанный мостик через ручей, и, как камикадзе, с ветерком катились вниз! У меня дыхание перехватывало от скорости, от ветра, от Юлькиной близости! А она все крепче и крепче прижималась ко мне сзади. И от ее близости и тепла я становился смелым, храбрым и отважным! Ее лицо и волосы были так близко и так нежно щекотали мою шею и нервы, что я таял, как рафинад в чае… Во сне я все порывался ей сказать, чтобы она обязательно дождалась меня, что я живой и здоровый, только вынужден немного задержаться по независящим от меня обстоятельствам, но я непременно вернусь. И чтобы она обязательно передала все это маме с папой… Но мне никак не удавалось перекричать свист ветра и грохот мотора.

«Надо будет заняться Кареновским транспортом» - первым делом решил я, когда проснулся ранним утром, можно сказать с первыми лучами солнца. Душу терзало беспокойство недосказанности и незавершенности какого-то очень важного дела. «Наверное, все из-за того, что не смог сказать Юльке во сне самого главного» - подумал я. И, чтобы отрешиться ото сна, начал вспоминать события вчерашнего дня. Сначала вспомнил пропажу Розочки, потом грабеж… Но чувство беспокойства почему-то не проходило. Что-то явно тревожило, не давало покоя во всей этой истории. Но что именно? За один день произошло столько событий, что могло бы хватить на целую неделю…

Вот! Почему все произошло в один день? Не через день, не через неделю? Почему сразу же за исчезновением Розочки последовал грабеж? А может быть, эти два события как-то связаны между собой? А если похищение Розочки было спланировано заранее? С целью выманить нас из Клуба… Но, в таком случае, у Синей Бороды обязательно должен быть сообщник. Неужели он заранее сговорился с Багдадским вором? Синяя борода и Багдадский вор? Ну и компания! Такого и в бреду не приснится! Во-первых, Синяя Борода – индивидуалист-одиночка, совершенно некоммуникабельный товарищ, и очень плохо идет на контакт с людьми. Ну, а во-вторых, их пути, мне кажется, вообще вряд ли могли бы пересечься… Значит, надо искать того, кто очень хорошо знает Багдадского вора. Ха-ха-ха! Ой, я не могу! О чем я вообще думаю?! Да ведь, все три наши восточных цветочка каким-то непостижимым образом прибыли к нам из «Тысячи и одной ночи»! То есть оттуда же, откуда родом Багдадский вор! Вот от чего нам надо было плясать с самого начала!

Я вспомнил, как бойко, без малейшей запинки отвечали на все наши вопросы Жасмин и Нарцисс, когда мы с Буратино опрашивали их про Белоснежку. Словно у них заранее были заготовлены ответы на все вопросы. Мне это уже тогда показалось подозрительным, но я списал это на то, что по Клубу, в любом случае, идет обсуждение произошедшего, разговоры разные… Представляю, как они смеялись над нами! В их глазах мы выглядели настоящими лохами! Да, здесь налицо продуманный бандитский сговор!.. И я помчался подтверждать свою версию. Для начала я заглянул на кухню, выловил одного из безутешно горюющих гномов:

- Хочешь отыскать Белоснежку?

- Спрашиваешь! Конечно, хочу!

- Тогда шеметом дуй в полицейский участок за розыскными собаками. Скажешь им, чтобы срочно прибыли задерживать сообщников вора, понял?

И я помчался дальше. Теперь я торопился в гараж, к Карену. В гараже меня встретил громкий, с заливистыми руладами храп. Карен отсыпался по полной программе после ночной смены. Я с большим трудом растолкал его. Он долго возмущался по поводу ранней побудки, но кое-что все-таки разъяснил мне.

- Слушай, Карен, позавчера ночью, когда похитили Розочку, Синяя Борода один сидел за столиком, или с ним еще кто-то был?

- Один. Это я отлично помню. Потому что мест в зале не хватало, и я хотел к нему кого-то подсадить. Так он такой скандал устроил!

- Хорошо. И еще один вопрос. В ту ночь, кроме Синей Бороды еще кто-нибудь не из местных приходил в Клуб? Постарайся, вспомни, это очень важно.

- Чего тут стараться. Я и так все помню. Приходил. Молодой парень. Видать, прямиком из бани к нам заскочил.

- Почему из бани? – удивился я.

- Да потому что у него на голове полотенце было намотано.

- Отлично! Только это не полотенце, а чалма была. И долго этот парень пробыл в Клубе?

- Нет, всего минут двадцать. Я еще очень удивился. То до утра никого не выгонишь, а этот даже за столик не сел. Покрутился у бара и сразу же назад. Я даже спросил его, что мол, не понравилось?

- А он что? – заинтересовался я.

- Нет, говорит, очень понравилось, но, к сожалению, дела, говорит.

- Молодец, Карен! – похвалил я его за полученную  информацию. - Ну, спи дальше!

Все мои догадки подтвердились! И я помчался дальше, к девочкам-цветочкам. Они все трое жили в небольшой комнате прямо за сценой, которая служила заодно и грим-уборной. В комнатке девушек, сейчас почему-то заставленной баулами, чемоданами и сумками уже сидели, дремавшие на этих самых баулах, папа Карло, Джузеппе и чем-то очень расстроенный Буратино.

- А вы чего тут собрались? – удивился я этому раннему сборищу.

- Да вот, понимаешь, Зю, целую ночь их уговариваем, чтобы остались…

- Никак уезжать собрались? – спросил я Розочку, кивнув головой на стоящие в боевой готовности чемоданы. – И далеко едете, позвольте узнать?

- Домой, возвращаемся.

- В «Тысячу и одну ночь», я правильно понял?

- Да, правильно! – ответили они хором.

- И по какой такой причине вы вдруг так неожиданно решили нас покинуть? – съехидничал я.

И тут все присутствовавшие разом загалдели, перебивая друг друга.

- Я им говорю, что все у нас наладится! – кричал Буратино.

- Без оплаты работать не собираемся! – митинговала Жасмин.

- Мы что вам, дурочки за бесплатно работать! – вторила ей Нарцисс.

- Но у вас же контракт подписан! – возмущался папа Карло.

- Раз не платите, значит, не имеете никакого права задерживать нас! – кричала ему Розочка.

- Это нарушение контракта и наших гражданских прав! – возмущалась и Жасмин.

- А мы вот возьмем и не отпустим вас! – кричал даже Джузеппе.

Видно, эта катавасия длилась всю ночь…

- Стоп!!! Тихо, тихо! Все успокоились, и давайте говорить по одному. Буратино, начинай.

- Вчера ночью, после выступления, девочки, как обычно, пришли за деньгами. Ну, я им объяснил, что в связи со вчерашней кражей, денег в кассе пока нет. И мне нечем выдать зарплату. Придется потерпеть денька три-четыре, пока все не наладится. А они ничего слушать не хотят! Или деньги, или, говорят, мы уезжаем от вас! Я им объясняю, что если они не будут танцевать, то и денег в кассе не будет. Потерпите, говорю, день, другой, и все опять будет как прежде. Мы вам всю неустойку выплатим. А они уперлись на своем. Говорят, пускай ишак на вас работает без денег! Уезжаем, и весь разговор! При чем тут ишак, какой ишак? Такие милые, хорошие девушки были… Что вдруг с ними случилось? – растерянно разводил руками Буратино.

- А у них, между прочим, контракт на три года подписан! – вставил папа Карло.

- Но вы же его нарушили? Нарушили! Значит, контракт автоматически аннулирован! – возразила ему Жасмин.

- Вот видишь, Зю? Я им говорю, давайте дождемся Вишенку, он всем разъяснит права и обязанности, а его дома, как назло, нет, – горько пожаловался Буратино. – С самой ночи его ждем… А они уже и вещи свои собрали.

- Так, ладно. Ну, с этим вопросом все ясно. Налицо трудовой конфликт. Это мы как-нибудь утрясем. Но позже! Давайте, сейчас лучше о другом поговорим. Вот, например, скажите мне, девочки, когда и где в последний раз вы видели Багдадского вора?

Все трое с испугом переглянулись, и даже немного побледнели. Ага, значит, я в самую точку попал!

- Давно, еще в своей сказке… - робко начала Нарцисс. – А что?

- А мне почему-то кажется, что вы с ним виделись не далее, как позавчера. И не в своей сказке, а на ночном представлении. Я не ошибаюсь?

- Ты видела его? – спросила Нарцисс у Розочки.

 Та в ответ только пожала плечами.

- А ты? – обратилась Нарцисс к Жасмин.

Та, так же, как и Розочка, ничего не ответила, пожав плечами. Ага, значит, не успели договориться между собой, что отвечать. Не ожидали такого вопроса!

- А вот Карен его, между прочим, видел в зале.

- Ну и что? – спросили девушки хором.

- А то, что и вы никак не могли его не видеть со сцены. А тем более не узнать своего земляка. Ну, что вы на это скажете?

- Может быть, и видели, но мы к нему не подходили… - начала отпираться Розочка.

- А я вас разве спрашивал: подходили вы к нему или нет? Пока меня интересовало только одно: видели вы его в зале, или нет? Получается, что видели, согласны со мной?

- Это что же выходит? Багдадский вор приходил к нам в Клуб, а мы даже не знали об этом? А ты, Зю, откуда это узнал? – заволновался Буратино.

- Карен мне сказал. Только сейчас.

- Ну, я ему задам! – возмутился Буратино. – Вечно он пропускает, кого попало!

- Не надо ему ничего задавать. Мы его спрашивали о Синей Бороде, он нам все и рассказал про него, а про Багдадского вора его никто и не спрашивал. Да Карен и не сообразил бы, что это был именно он.

- А как же тогда ты узнал, что это был именно Багдадский вор? – поинтересовался Буратино.

- В чалме никто другой быть и не мог. А Карабас решил, что у него полотенце на голове намотано…

И тут в комнатку, и без того очень тесную, ворвались три вчерашних пса-полицейских.

- Где сообщники? – загавкали они все трое.

- Не сообщники, а сообщницы, - поправил я их. Буратино при моих словах даже рот открыл.

- К-к-ккак, сообщницы? Ты хочешь сказать, что вот эти наши милые девушки?..

- Да, Буратино, да! Вот эти милые девушки и есть настоящие сообщницы Багдадского вора. А совсем не Белоснежка, как ты думал… Я уж не знаю, кто и по какому принципу формировал штат и подбирал персонал нашего Клуба, но им, я кивнул в сторону застывших девушек, - каким-то образом, удалось с самого начала проникнуть в клуб под видом танцовщиц. Кстати, девушки, а дурень Ганс, случайно, не заодно с вами? Может быть, его, как и вас, тоже подменили? Какой-то он подозрительный!

- Нет, этот пройдоха сам по себе работает! – успокоила меня Розочка.

- С таким опасно связываться. Он любого в два счета вокруг пальца обведет! – подтвердила и Жасмин.

- Ладно, с ним потом разбираться будем. Так вот, когда денег в Клубе собралось достаточно…

- А от кого они могли узнать о наличии денег? – подозрительно поинтересовался Буратино.

«На Белоснежку опять намекает», - подумал я.

- А это проще простого! Ведь ни для кого не секрет, что деньги в банк ты никогда не сдаешь, все складываешь в свой сейф. За три-четыре недели… Сколько мы уже работаем? Ну, короче говоря, все прекрасно знали, что денег в сейфе уже скопилось предостаточно…

- Предостаточно для чего? – поинтересовался папа Карло.

- Для грабежа! Не перебивайте меня, а то я с главной мысли собьюсь. – Попросил я. - Так вот, они знали, что деньги есть, и теперь самое главное для них – выманить нас из Клуба под любым предлогом. Поэтому Розочка сама навязалась, а потом и сбежала ночью с Синей Бородой. Благо, его не пришлось долго уговаривать. Ведь так все было, Розочка?

Розочка молчала, как партизанка. Старший полицейский рыкнул на нее, оскалив зубы, и она тут же подтвердила:

- Да, все так и было…

- Преступники были уверены, что мы всей компанией непременно бросимся на ее поиски, - продолжил я. - А тем временем, в наше отсутствие, Багдадский вор сможет беспрепятственно проникнуть в Клуб. Карена на входе не будет, а ветераны наши в это время обычно спят. Да, если и не спят, то вряд ли обратят внимание на гостя. Мало ли поклонников заходят к девушкам? И пока мы все искали Розочку, а потом уговаривали ее вернуться в Клуб, Багдадский вор, тем временем, спокойно орудовал в клубе…

- А куда же, в таком случае, делась Белоснежка? – поинтересовался Буратино. – Выходит, все-таки с Багдадским вором сбежала? Я был прав?

- Вот тут я, честно признаюсь, зашел в тупик. Не знаю, что и сказать вам на это. Но, я думаю, что девушки сейчас расскажут, что тут происходило без нас, и куда делась Белоснежка? – обратился я к ним.

- Даже и не подумаем. Вы тут нам дело шьете, начальничек, и хотите, чтобы мы сами на себя показания давали? – усмехнулась Нарцисс.

- Не дождетесь! – подтвердила Жасмин.

- Чего захотели! Дурочек нашли! – нахально рассмеялась Розочка.

- Ну, допрос – это уже дело полиции, я думаю.

Не успел я это сказать, как наши доблестные полицейские с такой яростью принялись облаивать девушек, рычать и скалить на них зубы, что те завизжали и забились в угол от страха. А псы все наступали и наступали на них. Они уже поднялись на задние лапы, придавив передними испуганных до смерти девушек к самой стенке, и лаяли прямо в их прелестные личики:

- Пр-р-р-ризнавайтесь! Не то р-р-разоррвем на части!!! – злобно рычали они.

- Скажем, скажем!

- Все скажем!

- Сами все расскажем, только собак уберите!

И они торопливо начали давать добровольные чистосердечные показания, перебивая друг друга. Полицейские, немного успокоившись, уселись каждый около своей девушки, надежно охраняя их. А мы все расселись по кроватям и по баулам девушек, кто, где стоял, и стали слушать их рассказ.

Моя версия в общих чертах, оказалась верной. От мудрой Шахерезады, которая знала буквально обо всем на свете, Багдадский вор узнал о существовании некоего деревянного человечка, очень удачливого, но не отличавшегося большим умом. При этих словах Буратино, фыркнул и отвернулся от своих обожаемых девушек. Обиделся! А когда вор узнал еще и про золотой ключик, то начал выслеживать Буратино. Багдадский вор хотел «пощипать» его еще с театром, но тогда у него ничего не получилось по той простой причине, что его опередила Мальвина. А Багдадский вор по этическим убеждениям, женщин никогда не грабил. И он расстался с этой идеей на многие годы. Но вот совсем недавно, от той же Шахерезады он узнал, что ключик опять оказался в руках у Буратино, и очень скоро ему должно улыбнуться сказочное счастье. И тогда уже Багдадский вор опять стал следить за Буратино с золотым ключиком. Сначала у него родилась идея выкрасть у Буратино ключик, и самому стать хозяином всех богатств, которые были приготовлены его обладателю. Но так как, возле Буратино постоянно крутились какие-то темные личности…

- Это, какие такие темные личности?! – возмутился я.

- Ты, Зю, Карабас Барабас, Тортила, а потом и папа Карло с Джузеппе, - охотно пояснила Розочка, - поэтому у Багдадского вора этот план провалился. И тогда он придумал новый.

- Мы все трое были наложницами в гареме шаха Гаруна аль Рашида – продолжила Нарцисс, - и мечтали вырваться на свободу. И вот, однажды, когда мы гуляли по саду с остальными девушками из гарема, Багдадский вор тайно зазвал Жасмин в укромный уголок, где их никто не мог увидеть. И спросил напрямую:

- Хочешь попасть на свободу?

- Я, конечно, обрадовалась, – перехватила эстафету Жасмин. - Но он сказал, что за это я должна буду кое-что сделать для него. Ради свободы, я готова была пойти на все, и я, не раздумывая, согласилась. Только спросила:

- А можно мне будет взять с собой двух подруг?

Он даже обрадовался и сказал:

- О! Конечно, можно! Это решает все мои проблемы.

А потом он устроил нам побег из гарема.

- А можно узнать, каким образом вам удалось бежать из гарема? – заинтересовался я.

- Очень просто! Он за одну ночь вывез нас по одной на своем ковре-самолете.

- У него ковер-самолет имеется? – удивился Буратино.

- Да, в личном пользовании! На нем он и прилетел к нам, когда решил, что пора начинать операцию.

«Так-так-так! Это становится интересно! Так вот что, оказывается, валялось на дороге и пахло нафталином, а вовсе не бомж, как мы с Артемоном подумали. И по этой же причине след так резко обрывался», - сообразил я.

- Вот так мы и попали сюда.

- Хорошо, а как же вам все-таки удалось внедриться в Клуб? – поинтересовался я.

- Ведь вы же с самого первого дня здесь работаете, если не ошибаюсь? – спросил папа Карло. - Когда мы пришли в Клуб вы уже были здесь, я это хорошо помню.

- А это вообще оказалось пустяковым делом! Когда Багдадский вор узнал, что у Буратино, наконец-то, все получилось с ключиком, и вы уже открыли им дверцу, он быстренько связал настоящих танцовщиц, а вместо них на сцену вышли мы.

- Так просто? И что, никто даже не заметил подмены?

- А кому это было нужно? Посетителям все равно, кто перед ним выступает. Лишь бы только крутились на шестах. А все работники Клуба подумали, что режиссер поменял труппу, только и всего. А настоящие хозяева, то есть вы, когда на сцене увидели нас, вместо настоящих артисток, решили, что все так и должно быть.

- Да, признаться, это у нас не вызвало никаких подозрений, - подтвердил я. – Хорошо придумали, ничего не скажешь! Значит, пока мы спускались по лестнице, тут уже вовсю орудовала бандитская группировка? А кто настоящие танцовщицы были? – поинтересовался я.

- Герда и Маленькая разбойница.

«Ничего себе, здорово кто-то придумал! Единство противоположностей» - удивился я чьей-то удачной режиссерской находке.

- А как же Кай? Он тоже не заметил подмены? – удивился я.

- Заметил. Ему объяснили, что Герда и Разбойница срочно попросились в отпуск. У них горящие турпутевки. А мы – на замене.

- Так что же вы с ними сделали, разбойники? Куда вы их дели? Может быть, они, бедняжки, лежат до сих пор где-нибудь в чулане, и умирают? – возмутился папа Карло.

- Надо их немедленно спасать! – засуетился Джузеппе.

- Не надо их спасать! – спокойно ответила Розочка. – Багдадский вор на ковре-самолете переправил их в лес к маме Маленькой разбойницы – старухе-разбойнице. Вообще-то он хотел отвезти их к Снежной королеве, но побоялся морозов. Испугался, что сам может замерзнуть по дороге…

- Ну, тогда ладно. Может, и правда, им там лучше будет? – немного успокоился папа Карло. – А то смотрите мне, ужо я вас! – и он погрозил девушкам пальцем.

- Неужели в Клубе ни одна душа не заметила подлога? – не мог успокоиться я.

- Белоснежка. Почему-то только она одна и заподозрила, что-то неладное. Догадалась, что мы не настоящие танцовщицы. Может быть, видела, как Багдадский вор Герду и разбойницу увозил? – недоуменно пожала плечами Розочка. – А может быть, мы ей просто не понравились…

- Значит, она все-таки, была в сговоре с вами, если никому ничего не сказала? Вот видишь, Зю, а ты ее защищаешь! – обиженно выговорил мне Буратино.

- Нет, она никогда не была с нами в сговоре! Наоборот, она следила за нами, как ищейка, все что-то высматривала, вынюхивала, подслушивала... - Розочка с опаской покосилась на охранявшего ее Боксера. – Чем-то мы с первого дня ей показались подозрительными. Бывало, по сто раз на дню прибежит посмотреть, не натворили мы чего? Из-за нее у нас даже проблема возникла, когда сейф брали. Чуть всю операцию не сорвала...

- А сразу рассказать мне она не могла, куда и зачем она постоянно бегала с рабочего места?! – опять разозлился на Белоснежку Буратино.

- Да как же тебе расскажешь, когда ты с самого первого дня только и делал, что орал на нее? – возмутился я поведением Буратино. – Она тебя, пуще огня боялась! Так чем, говоришь, она вам помешала? – обратился я к Нарцисс.

- Ну, у нас план был разработан: сигналом к началу операции было появление Багдадского вора в Клубе. Как он, появится, так Розочка – самая любимая танцовщица у Буратино, подыскивает себе клиента, морочит ему голову, уходит с ним и не возвращается. Естественно, Буратино обязательно бы организовал поиски. Так оно все и вышло. И вот, когда вы все разыскивали Розочку, и в клубе, считай, никого не было…

- А мы? – даже обиделся Джузеппе.

- Да что вы-то? – усмехнулась Нарцисс. – Забыли, как мы вас обезвредили?

Джузеппе с Карло виновато потупились.

- Мы поставили им по бутылке коньяка, и они про все на свете забыли. Напились, как свиньи, и спать завалились, – пояснила Жасмин.

- И тогда Багдадский вор, никого не опасаясь, прошел к нам за кулисы, а отсюда – в кабинет Буратино Карловича, – продолжила свой рассказ Нарцисс. - А там вдруг эта Белоснежка стеной встала у двери, и кричит Багдадскому вору: «Не пущу!», даже драться на него полезла. Умора! - засмеялась Нарцисс.

При этих словах я многозначительно посмотрел на Буратино, тот пристыжено опустил глаза.

- Пришлось Багдадскому вору ее связать.

- Так, где же она, где этот ирод ее спрятал? – опять засуетился Джузеппе.

- Надо спасать девочку! – вскочил  и папа Карло.

- Да, успокойтесь вы, не надо никого спасать, – утешила нас Жасмин. - Багдадский вор связал ее, кляп в рот засунул и, как главного свидетеля, в тот же день на ковре-самолете отправил в гарем шаха Гаруна аль Рашида. У того вечно штат не укомплектован…

- Ну, дела! – поразился я. – Вот до чего ты бедную девочку довел! – обрушился я на Буратино. – Как мы теперь вызволим ее из гарема могущественного Гаруна аль Рашида?

- А что я? Что я… - виновато отнекивался Буратино. – О, я придумал! Надо гномам сказать, где их Белоснежка. Может они что-нибудь придумают, как ее освободить из гарема?

И он побежал рассказывать гномам все, что мы только что узнали о их верной подружке.

- Если бы не ваш Артемон, который был лично знаком с Синей бородой, вам ни за что бы меня не отыскать! – с презрительным вызовом бросила нам Розочка.

«И это нам вместо «спасибо» за то, что мы ее, можно сказать, от верной смерти от рук маньяка спасли!» - огорчился я людской неблагодарности.

Псы-полицейские ни о чем не расспрашивали наших диверсанток, а только сидели и рычали на них, когда те ненадолго замолкали. А тут вдруг Доберман поинтересовался:

- А золотые? Куда делись золотые из сейфа?

Мы так обрадовались реабилитации Белоснежки и ее героическому поведению, что забыли про самое главное, пребывая в полной уверенности, что все наши сбережения прихватил с собой Багдадский вор.

- Золотые?... – замялись в нерешительности девушки.

- Что, тоже на ковре-самолете вывез? Вместе с Белоснежкой? – поинтересовался один из Боксеров.

Я ненадолго задумался.

- Да ты что, там столько золотых сольдо было! – я не стал называть точную цифру. Незачем всем знать наше истинное состояние. - Сейф был набит ими под самую завязку. Нет, ковер-самолет их не поднял бы на воздух… - возразил я, лично убедившись на своем опыте с трезубцем в тяжести презренного металла.

Девушки дружно молчали, стыдливо опустив головы.

- Если только он у него грузовой, - предположил я. – Как «Руслан».

Девушки радостно закивали головами на мои слова.

- Да, да, да…

- Что «да, да»?

- Увез он все деньги, на ковре. Все, до последнего сольдо! Нам даже по одному золотому не дал, сказал, потом рассчитаемся.

- Потом, это где? И когда? – живо поинтересовался я.

Между девушками опять произошла заминка. Псы предупреждающе рыкнули на них.

- Сказал, что он сам нас найдет.

«Врут! Что-то не складывается, - нутром почувствовал я. – Не мог Багдадский вор все золото за один раз вывезти: ковер не потянул бы, это точно. Несколько ходок сделал? Тоже не получается. По времени не выходит. Сначала Карен с Артемоном, а потом и мы вернулись из леса, а вечером уже начались поиски преступника. Днем здесь Артемон был, и полицейские позже подключились. Они бы его учуяли. Нет, не стал бы Багдадский вор так рисковать. Если только ночью? Черный ход на ночь перекрывается. А на входе - Карен. Да еще мы строго-настрого наказали ему, чтобы он никого из подозрительных приезжих не пропускал в зал без нас. Вызывал или меня, или Буратино. После всех событий, он вряд ли осмелился бы своевольничать… Значит, золото где-то спрятали, пока все не утихнет Преступники так делают иногда. Но где? Следы Багдадского вора из клуба вели прямиком к ковру самолету, никуда не сворачивая. Значит, по пути спрятать не мог. Собаки бы нашли нычку. Получается, что золото где-то здесь? Кабинет Буратино и предбанник мы облазили весь. Там ничего нет. Собаки ничего не нашли… А ведь неспроста наши девочки так быстро собрались уезжать. Не «делают ли они ноги»? Ведь, не из-за того, в самом деле, что Буратино им за один день не заплатил? Они прекрасно знают, что уж кого- кого, а их-то он не обидит. И что на самом деле они делали в кабинете Буратино? Похоже, что Багдадский Вор передал золото Жасмин и Нарцисс? Так вот почему они так торопятся уехать! Наверняка, наши денежки хотят вывезти».

Тут в комнатку влетел радостный Буратино, и не дал мне додумать эту мысль до конца.

- Ну, все. Всех гномов я отпустил на поиски Белоснежки!

- Как же они до гарема доберутся? – удивился я.

- По своим тропам. У этих гномов под землей, от полюса до полюса все перерыто и вдоль и поперек. Так что, не волнуйся, Зю, к вечеру Белоснежка будет дома! Они так сказали! А гномы врать не будут!

- Ты в дорогу покушать им хоть что-нибудь дал? – заботливо поинтересовался папа Карло.

- А то ведь дорога-то не близкая! – поддержал его и Джузеппе.

- Конечно! Гретель им каждому по узелку собрала.

- А что с нами будет? Вы отпустите нас? – робко спросила Розочка, не понятно к кому обращаясь: то ли к полицейским, то ли к нам с Буратино.

- А с чего это вы так решили? – спросил я, усмехнувшись.

- Ну, как же! Чистосердечное признание облегчает наказание, – с надеждой в голосе сказала Нарцисс.

- Мы же вам все рассказали, - заискивающе заглядывая в глаза Буратино, сказала и Жасмин.

- А что, Зю, может быть, и правда, отпустим их? Как-никак они помогли следствию… - Спросил меня Буратино.

- Ну, ты даешь! Чем они помогли-то? Деньги твои где, ты хоть знаешь?

- Да ладно, что там, деньги…- беззаботно махнул рукой Буратино. - Новые заработаем.

- Интересно, как же ты их заработаешь, когда собираешься девушек отпускать? А кто же у тебя на сцене выступать будет? Ты сам, что ли? Или Гретель выпустишь? – рассмеялся я его наивности.

- Зачем же Гретель? Я этот вопрос уже решил. Попутно, так сказать. Кай тоже отправился в лес за Гердой и маленькой разбойницей! Так что, танцовщицы у нас завтра уже будут, – похвалился Буратино своей смекалкой и деловитостью. – А эти пусть к себе домой отправляются. И всем будет хорошо!

- Ну, ты, Буратино, хват-парень, ничего не скажешь! - похлопал я его по плечу. – Молодец!

- Как это отпустить?! Как это отпустить?! – вмешался в наш разговор разъяренный Доберман. – Вы в своем уме?! Это же международные преступницы! Интерпол с лап сбился, разыскивая Багдадского вора, а они его сообщниц отпускать собрались! Не позволю!!! Безобразие!!! Отвести арестованных в участок! – отдал он распоряжение своим подчиненным.

- А вещи их нам куда девать? – поинтересовался Джузеппе.

- Вещи?! – обрадовался я. – А вещи их мы сейчас досмотрим!

- Без ордера на обыск не имеете права! – взвизгнула побледневшая Жасмин.

- Это нарушение прав человека! – подхватила тему и Розочка.

- Мы будем жаловаться на вас! – без уточнения кому именно, пригрозила Нарцисс.

Мы все остолбенели от такой наглости! Они еще и жаловаться на нас кому-то вздумали! Во, девчонки дают!

- Молчччать!!! – совершенно рассвирепел Доберман. – Ордер им понадобился! Я вам покажу сейчас орррдер! Обыскать комнату и досмотреть вещи арестованных! – приказал он боксерам, рвущимся в бой.

Те с остервенелым удовольствием приступили к досмотру вещей арестованных, то есть с диким рычанием рвали все подряд, что попадало им под зубы. По небольшой комнатке в разные стороны разлетались клочки платьев, юбок, кофточек и разные предметы интимного назначения…

Жасмин, Нарцисс и Розочка в ужасе закрыли лицо руками и медленно сползли по стенке. Сидя на полу и уткнувшись друг в друга, они горько и безутешно рыдали. А папа Карло с Джузеппе только успевали услужливо подтаскивать к озверевшим собакам узлы, чемоданы, сумки. Я тоже встал с баула, на котором сидел, и хотел подставить его поближе к боксерам на досмотр. Но едва-едва смог сдвинуть его с места!

- Вы чего туда наложили? Кирпичей, что ли?

И тут меня осенило! Вот где они, наши золотые сольдо! Я, оказывается, все это время спокойно сидел на них! И я сам, как боксер, спешно начал выкидывать все, что лежало сверху в этом бауле. И, правда, под вещами я нашел обыкновенный рогожный мешок, в каких я покупал картошку, доверху наполненный нашими денежками!

- Буратино!!! Посмотри! – подозвал я его.

На мой зов сбежались все, кто был в комнате, за исключением горько плачущих девушек. И мы все радостные и счастливые, стали молча перебирать в мешке золотые монеты. Даже псы-полицейские сидели рядом и возбужденно сопели, посвистывая от удовольствия носами… Некоторое время все мы пребывали в нирване, загипнотизированные блеском наших золотых сольдо! Мы все так увлеклись созерцанием нашего пропавшего богатства, что чуть было, не прозевали международных преступниц. Девушки, воспользовавшись тем, что блеск золота на некоторое время затмил разум, а заодно и бдительность, осторожненько прокрались мимо нас к раскрытой настежь двери. И если бы Розочка не наступила на пудреницу, брошенную во время досмотра их багажа, то еще неизвестно, чем бы все могло закончиться. Но, пудреница во-время хрустнула у нее под ногами и псы, очнувшись, бросились на них лая, рыча и хватая за платья.

- За что же вы так со мной, девочки? – растроенно качал головой Буратино. – А сами еще денег от меня требовали.

- Да, Восток – дело тонкое, братуха! – попытался я, как мог, утешить горевавшего Буратино.

- Следствие по данному делу считаю закрытым! От руководства следственных органов выражаю благодарность всем присутствующим за оказанную помощь и поддержку в розыске и задержании опасных преступников. Уведите арестованных! – пролаял Доберман, и заплаканные Жасмин, Нарцисс и Розочка в сопровождении псов-полицейских безропотно отбыли в полицейский участок.

«Это еще не понятно, кто кому помог в розыске опасных преступников!» - подумал я.

 

* * *

Вечером того же дня за дверями нашего заведения буйствовала толпа недовольных посетителей. На дверях красовалась вывеска: «Клуб закрыт по поводу корпоративной вечеринки. Администрация». Из всей толпы страждущих хлеба и зрелищ мы пропустили только Тортилу. Как никак свой че… черепаха. Она тут же, у входа, недовольно поинтересовалась:

- Как дела с моим прудиком? Что-то я не вижу, чтобы его кто-то уже начал копать… Одними обещаниями кормите!

- Не волнуйся, Тортила, теперь уже точно все в порядке. Завтра начинаем строительство! Будет тебе пруд, как и обещано! – заверил ее Буратино.

Она вопросительно посмотрела на меня.

- Ты что, не веришь мне?! – возмутился Буратино.

- Да как-то с Зю понадежнее иметь дело.

- Будет тебе пруд, Тортила, слово курсанта даю! – заверил я старую черепаху.

- Вот это другое дело, - повеселела Тортила и уползла в зал.

Весь наш, заметно поредевший, персонал - не было девочек, Белоснежки, гномов и Кая, праздновал удачное завершение всех наших неприятностей и возвращение денег. На праздник были приглашены и псы-полицейские, как непосредственные виновники нашего сегодняшнего торжества. Хотя я очень сомневался в их причастности к розыску преступников, и считал, что они нам совершенно ничем не помогли, а только содрали с нас не понятно за что десять сольдо, но особенно сопротивляться и спорить по этому поводу не стал. Пусть будут виновники! Ведь все-таки они первые назвали имя настоящего преступника. Полицейские, кстати, сказали, что уже передали арестованных Интерполу лично в лапы.

- Когда вы успели? – подивился я их оперативности.

- Как только мы доставили арестованных в отделение, мы тут же связались с Интерполом, – великодушно поделился с нами служебной информацией Доберман.

«Интересно, а кто же эту связь вам оплатил?» - невольно подумал я, но нарываться на неприятности не стал.

- И они указали нам место, куда мы должны доставить арестованных. А дальше уже они сами занялись ими.

- И далеко пришлось доставлять? – участливо спросил Карен.

- К замку Спящей красавицы!

- О! – удивился Карен, как впрочем, и мы с Буратино. – А почему именно туда?

- Они должны были проверить достоверность всей поступившей от нас информации… – пролаял Доберман.

- То есть, вы и про похищение Розочки, и про Синюю Бороду им рассказали? – поинтересовался Буратино.

- Обязательно! – подтвердил Доберман. – Ведь эти два события взаимосвязаны. Как же можно говорить об ограблении, не объяснив, с чего все началось? А самое главное, Синяя Борода, оказывается, уже тоже давно в розыске по обвинению в каннибализме!

- Ничего себе! – ахнули мы.

- Да, да, именно так! Ведь, как всем известно, ни одного трупа бывших его жен не было обнаружено. Что и позволило Интерполу выдвинуть подобное обвинение так называемому маркизу! Ну, а мы им в этом очень помогли, и я надеюсь, наш благородный и бескорыстный труд не останется не замеченным. Со дня на день мы ждем повышения по службе!

И все начали поздравлять наших доблестных полицейских!

- Простите, так Интерпол арестовал Синюю бороду? – поинтересовался я судьбой маркиза.

- С его арестом, вышел небольшой казус, - засмущался Доберман.

- Что? Что? Что такое? – посыпались на него вопросы.

- Дело в том, что ребята с Интерпола, несмотря на то, что он хорошо замаскировался: сбрил свою синюю бороду…

- Ну, это мы знаем, - нетерпеливо перебил я Добермана. – Так в чем же казус?

- В том, что они его обнаружили таким же спящим, как и принцессу.

- Спящую красавицу? – уточнил Буратино.

- Ну да. – Подтвердил Доберман.

«Ага, значит она и его на веретено подсадила», - догадался я.

- А казус, казус-то в чем? – допытывался Буратино.

- Так в том и состоит этот самый казус! Что никто не знает, как теперь его разбудить. Спящую красавицу может разбудить принц своим поцелуем, а кто этого маньяка разбудит? Я не думаю, что на свете найдется хоть одна женщина, которая захочет поцеловать этого каннибала.

- Да, это проблема! – согласились папа Карло и Джузеппе.

- Так что же, неужели его так и оставили в замке? – спросил я.

- Зачем же? - удивился Доберман моей недогадливости. – Спящего арестовали и перевезли в тюрьму для международных преступников. А там поместили в специальную камеру для особо опасных…

- Уф-ф-ф! – прокатился по залу вздох облегчения, от того, что все так хорошо закончилось.

За это все дружно подняли бокалы, и стоя выпили за нелегкую, полную опасностей и риска, но такую почетную, службу полицейских.

В этот вечер все табу, запреты и ограничения были отменены. Все вольны были делать все, что им заблагорассудиться, но при этом не терять головы. Даже папе Карло и Джузеппе в этот вечер разрешено было пить коньяка, столько, сколько захочется.

Весь наш кукольно-сказочный народ отрывался по полной, когда часов около десяти ночи непонятно откуда появились гномы. Чумазые, словно они копали пруд для Тортилы, они привели с собой с ног до головы изгвазданную в грязи, но счастливую Белоснежку. Их обступили шумной, пьяненькой и радостной толпой, требуя, чтобы они все обязательно выпили штрафную. Что они с превеликим удовольствием и сделали. После этого публика успокоилась и все с интересом выслушали рассказ гномов, как им удалось выкрасть Белоснежку.

Рассказ не единожды прерывался поднятием тостов за смелость, находчивость и выносливость новоявленных героев. Как оказалось, гарем шаха Гаруна аль Рашида наши гномы, благодаря своим многочисленным соплеменникам, живущим под землей, отыскали без особого труда. Хуже всего дело обстояло уже в самом дворце шаха. Никто не знал плана расположения дворцовых покоев, и потому гномам пришлось делать подкоп вслепую. Первый раз они вывели свой подкоп прямо в покои Шахерезады. Та, услышав какой-то непонятный шорох, вызвала стражу. Гномам едва удалось унести от них ноги. Тогда они решили больше не рисковать и позвали на помощь местных гномов. И, разбившись на группы по четыре гнома, все усердно принялись рыть ходы в разных направлениях, пока одна из групп не наткнулась на искомый объект. Но следом за этим возникла следующая проблема. Белоснежка по габаритам была намного крупнее своих друзей, и потому она могла передвигаться по подземным переходам только по-пластунски. А если расширить проход, приспособив его под ее размеры, то это неминуемо грозило тем, что дворец мог обрушиться. Поэтому Белоснежке пришлось всю дорогу до дома ползти, а это долго, и трудно. Поэтому они задержались в пути и все такие грязные и уставшие…

Празднество понемногу начало затухать, когда далеко за полночь появились новые гости. Кай привел двух очаровательных девушек: высокую белокурую, изящную Герду и маленькую, крепко сбитую яркую брюнетку – маленькую разбойницу. Они были совершенно разные, но каждая хороша по-своему. И наше застолье с новой силой зафонтанировало тостами, спичами, песнями и танцами…

Первыми сдали свои позиции наши ветераны. Что поделаешь, годы берут свое! Когда они уже крепко спали каждый на своей тарелке, мы с Карабасом Барабасом бережно утащили их наверх и разложили по кроватям.

- Слушай, Карен. Можно я завтра покатаюсь на твоем мотоцикле? – попросил я его между ходками.

- А что я с этого буду иметь? – нахально спросил он меня.

- А чего бы ты хотел, вымогатель?

- Зю, скажи хоть ты Буратино, пусть мне зарплату повысит. – Попросил Карен.

- Ну, сказать-то я ему могу, только что из этого выйдет, не знаю.

- Ну, тогда и мотоцикл не получишь, - обиделся на меня Карен. – Вон сколько деньжищ накопили, а зарплату повысить не можете? Буржуи!

- Между прочим, в этих деньжищах и наши с Буратино зарплаты, понял? – обиделся я на «буржуев». - Да ладно тебе, повысим, обязательно повысим. А зачем тебе вообще деньги нужны?

- Хочу я себе машину купить. – Мечтательно закатил глазки Карабас Барабас.

- Ну что ж, это стоящее дело. - Одобрил я его планы. – Слово даю, повысим тебе зарплату.

 

* * *

 

Несмотря на вчерашнее, или, скорее, уже сегодняшнее застолье, проснулся я, как обычно, с первыми петухами. Что поделаешь, привычка. Так же по привычке первым делом взглянул на свои командирские. Время они так и отсчитывали назад. На календаре красовалось 13 июня. День начала нашей практики. На меня невольно наплыли воспоминания. Толчея и суматоха в кубриках, торопливые сборы, потом автобусом до причала, потом на пароме до Кронштадта. И вот перед нами – наш долгожданный красавец «Перекоп» во всей своей латаной-перелатаной красе! Потом такая же суета и толкотня по кубрикам, определение по местам, и, конечно же, обязательная приборка. Приборка на флоте – это святое! Флот без приборки вообще не может существовать. У меня за два года учебы-службы сложилось такое мнение, что он, флот, то есть, только ради приборки и существует. Каких только приборок на флоте нет! Утренняя, вечерняя, авральная, праздничная, большая, малая… Вся жизнь на флоте подчинена этим приборкам. Хорошая это штука – приборка! Какой-то головастый мужик ее выдумал. Вот, когда, скажем, курсанту или матросу делать нечего, что он делает? Скучает! А от скуки, какая только ерунда и дурь в голову не полезет! Так вот, чтобы эта дурь от безделья в курсантские или матросские башки не внедрялась, курсанта, или матроса необходимо чем-то занять. А чем их, разгильдяев, можно занять? Единственно приборкой! И всем эта приборка только во благо, получается. Да-а-а, я бы сейчас со всем своим удовольствием занялся этой самой приборкой, только бы оказаться мне на «Перекопе». Я бы сам, один, все его четыре палубы от кормы до носа, выдраил, - размечтался я.

Кареновский мотоцикл, как и договаривались, уже поджидал меня во дворе. Я не был прирожденным автомобилистом. У меня, в отличие от многих мальчишек на нашей улице, никогда не было мотоцикла. Я даже ни разу не сидел на нем, не то, чтобы катался, потому что моя мама была твердо убеждена, что «если хочешь избавиться от соседа – подари ему мотоцикл». И по этой причине она в корне пресекала даже разговоры о мотоциклах. Но это совсем не мешало мне копаться в мотоцикле соседского Толика. И потому с азами пользования этим видом транспорта я, правда, больше теоретически, был немного знаком. «Интересно, - подумал я, - а где Карен заправляется?» Пока полбака бензина есть, а дальше? Ладно, там разберемся. Я завел мотоцикл, как показывал Толик, и поехал, трясясь по булыжной мостовой.

А что, отличное средство передвижения, мне нравится! Я выехал за город по пустынным утренним улочкам, перебудив грохотом, наверное, полгорода. Вот и мостик – единственный выезд из города. Я прибавил газу и взлетел на него, как на крыльях, а потом скатился с его горба со свистом в ушах! Совсем как во сне, с той только разницей, что Юльки не было со мной. Адреналин начал закипать во мне! Я проехал по дороге, развернулся и повторил все сначала. Красотища! Еще раз! И еще! Сколько там бензина осталось? Стрелка все так же мирно лежала, показывая наличие полбака бензина. Наверное, прибор сломан. Я постучал пальцем по нему. Стрелка дернулась и встала в свое изначальное положение. Ну и отлично! Значит, самозаправляющийся бак. Все как в сказке! Мне еще лучше. «А может, мне к бабулькам Ассолям смотаться? – подумал я. – А то как-то нехорошо с ними получилось, обманул старушек. Вдруг до сих пор ждут меня, как у моря погоды? Вот только еще разочек скачусь с горки»…

Это, как с компьютером: зацепишься за какую-нибудь дурацкую игру, и думаешь: «Вот сейчас один уровень пройду, и брошу», потому как дел неотложных полно. А сам сидишь и сидишь. За тем уровнем еще один, потом другой, потом третий… Так и я мотался на мостик и с него до тех пор, пока его подгнившие доски с треском не развалились под тяжестью мотоцикла, и я вместе с ним не полетел вниз… Мы разлетелись с мотоциклом в разные стороны. Последнее, что я успел увидеть, крепко треснувшись головой о камень, и теряя сознание, как взорвался бак, и весь мотоцикл охватило пламенем…

Очнулся я от крика чаек. Еще не открывая глаз, подумал «Откуда тут могут быть чайки? Ведь море далеко. Километров 60, не меньше… Наверное, гуси летят. Либо 12 братьев, либо просто осень наступила». Я открыл глаза. Надо мной в действительности кружили и противно орали чайки! Я с трудом повернул ударенную голову и увидел море! Не сине-бирюзовое Средиземное, а серо-зеленое - Балтийское. Что за чудо?! Моментально забыв про голову, я резко сел. Сердце, предчувствуя что-то, колотилось в груди, как сумасшедшее! Представь... Читать следующую страницу »

Страница: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10


14 ноября 2018

Кто рекомендует произведение

Автор иконка Иван Соболев



6 лайки
1 рекомендуют

Понравилось произведение? Расскажи друзьям!

Последние отзывы и рецензии на
«Сказочная практика»

Нет отзывов и рецензий
Хотите стать первым?


Просмотр всех рецензий и отзывов (0) | Добавить свою рецензию

Добавить закладку | Просмотр закладок | Добавить на полку

Вернуться назад






© 2014-2019 Сайт, где можно почитать прозу 18+
Правила пользования сайтом :: Договор с сайтом
Рейтинг@Mail.ru Частный вебмастерЧастный вебмастер