ПРОМО АВТОРА
Игорь Осень
 Игорь Осень

хотите заявить о себе?

АВТОРЫ ПРИГЛАШАЮТ

Киселев_ А_А_ - приглашает вас на свою авторскую страницу Киселев_ А_А_: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
Игорь Осень - приглашает вас на свою авторскую страницу Игорь Осень: «Здоровья! Счастья! Удачи! 8)»
Олесь Григ - приглашает вас на свою авторскую страницу Олесь Григ: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
kapral55 - приглашает вас на свою авторскую страницу kapral55: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
стрекалов александр сергеевич - приглашает вас на свою авторскую страницу стрекалов александр сергеевич: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»

МЕЦЕНАТЫ САЙТА

станислав далецкий - меценат станислав далецкий: «Я жертвую 30!»
Михаил Кедровский - меценат Михаил Кедровский: «Я жертвую 50!»
Амастори - меценат Амастори: «Я жертвую 120!»
Вова Рельефный - меценат Вова Рельефный: «Я жертвую 50!»
Михаил Кедровский - меценат Михаил Кедровский: «Я жертвую 20!»



ПОПУЛЯРНАЯ ПРОЗА
за 2019 год

Автор иконка Юлия Шулепова-Кава...
Стоит почитать Соната Бетховена

Автор иконка станислав далецкий
Стоит почитать Шуба

Автор иконка Юлия Шулепова-Кава...
Стоит почитать Дебошир

Автор иконка Андрей Штин
Стоит почитать Реформа чистоты

Автор иконка Андрей Штин
Стоит почитать Рыжик

ПОПУЛЯРНЫЕ СТИХИ
за 2019 год

Автор иконка Елена Гай
Стоит почитать ВЕДЬ ЖИЗНЬ НЕ ЧЕРНОВИК...

Автор иконка Виктор Любецкий
Стоит почитать Кем надо быть, чтоб тебя не хотели убить...

Автор иконка Виктор Любецкий
Стоит почитать Воин в битве сражённый лежит...

Автор иконка Виктор Любецкий
Стоит почитать Странная спутница жизни загадочной...

Автор иконка Олесь Григ
Стоит почитать Не разверзлись

БЛОГ РЕДАКТОРА

ПоследнееСвинья прощай!
ПоследнееОшибки в защите комментирования
ПоследнееНовые жанры в прозе и еще поиск
ПоследнееСтихи к 8 марта для женщин - Поздравляем с праздником!
ПоследнееУхудшаем функционал сайта
ПоследнееРазвитие сайта в новом году
ПоследнееКручу верчу, обмануть хочу

РЕЦЕНЗИИ И ОТЗЫВЫ К ПРОЗЕ

Эльдар ШарбатовЭльдар Шарбатов: "Жестокий наш мир хищников: Маркиз клюнул на рыбку, которая клюнула на ..." к произведению Бедный котик

Анастасия ДенисоваАнастасия Денисова: "И эстрада - часть искусства.А "голые" короли и королевы есть и в обычн..." к рецензии на "ДЛЯ МЕЧТЫ НЕТ ГРАНИЦ..."

Людмила КиргетоваЛюдмила Киргетова: "Не вопрос! Надо, так надо! Спасибо Э.Ш." к рецензии на Мысли на бегу.

Эльдар ШарбатовЭльдар Шарбатов: "Спасибо за позитив! Кратко, но с острым вкусом задорного просветле..." к произведению Мысли на бегу.

Эльдар ШарбатовЭльдар Шарбатов: "Актуальная сказка: отстроили Крымскую трассу... и отменили снег! Н..." к произведению Зима и Мороз

Editor7Editor7: "Название и первая фраза ВЕЛИКОЛЕПНЫ! Кто не согласен?! Без сп..." к произведению Девочка и космос

Еще комментарии...

РЕЦЕНЗИИ И ОТЗЫВЫ К СТИХАМ

Ardasheva DianaArdasheva Diana: "Очень приятно!Благодарю за добрые слова." к рецензии на Борьба души

НаталиНатали: "Понравилось стихотворение, душа живет любовью." к стихотворению Борьба души

Граммар-наци: "Натали: зависИт" к рецензии на СОСТОЯНИЯ ДУШИ...

Граммар-наци: "ЗависИт" к стихотворению СОСТОЯНИЯ ДУШИ...

НаталиНатали: "Как вы правы, очень многое зависет от состояния ду..." к стихотворению СОСТОЯНИЯ ДУШИ...

НаталиНатали: "Очень точно воспроизведено понимание любви, мне по..." к стихотворению ЧТО МОЖНО, ЧТО НЕЛЬЗЯ...

Еще комментарии...

Полезные ссылки

Что такое проза в интернете?

"Прошли те времена, когда бумажная книга была единственным вариантом для распространения своего творчества. Теперь любой автор, который хочет явить миру свою прозу может разместить её в интернете. Найти читателей и стать известным сегодня просто, как никогда. Для этого нужно лишь зарегистрироваться на любом из более менее известных литературных сайтов и выложить свой труд на суд людям. Миллионы потенциальных читателей не идут ни в какое сравнение с тиражами современных книг (2-5 тысяч экземпляров)".

Мы в соцсетях



Группа РУИЗДАТа вконтакте Группа РУИЗДАТа в Одноклассниках Группа РУИЗДАТа в твиттере Группа РУИЗДАТа в фейсбуке Ютуб канал Руиздата

Современная литература

"Автор хочет разместить свои стихи или прозу в интернете и получить читателей. Читатель хочет читать бесплатно и без регистрации книги современных авторов. Литературный сайт руиздат.ру предоставляет им эту возможность. Кроме этого, наш сайт позволяет читателям после регистрации: использовать закладки, книжную полку, следить за новостями избранных авторов и более комфортно писать комментарии".




Сказочная практика


Вера Вера Жанр прозы:

Жанр прозы Мистика в прозе
879 просмотров
1 рекомендуют
6 лайки
Возможно, вам будет удобней читать это произведение в виде для чтения. Нажмите сюда.
Взрослея, мы забываем детские увлечения сказками, смеемся над нашей наивной верой чудеса. Но, оказывается, они живут в нас, подспудно взрослея вместе с нами, деформируются, иногда приобретая совершенно причудливые формы.

вдруг замолкли голоса русалок «на улице», и в тот же миг в грот влетели две страшные зубастые акулы.

- Это за тобой…- успел шепнуть мне Саидка.

- Молчать! Никаких разговоров с подследственным! – клацнула одна их них зубами.

- Посторонних на время обыска попрошу освободить помещение. – В унисон ей рявкнула вторая.

- Я вообще-то живу здесь, - попытался возразить ей Саидка. Но акула так наподдала ему мордой под зад, что он кубарем вылетел из пещеры.

- Поговори еще мне! - вслед ему грозно прошипела она.

И они обе принялись шнырять по всему гроту, переворачивая вверх дном постель, валуны, которые служили столом и стульями, кучи водорослей в углу, припасенных Саидкой. Не найдя ничего крамольного, одна из них приказала:

- Гражданин Зю, с вещами – на выход!

Я выплыл. Оказывается, снаружи меня поджидали еще две акулы. Так мы и поплыли во дворец: одна акула впереди меня, одна – сзади, и по одной с каждого бока. Перед конвоированием одна из них предупредила меня:

- Шаг влево, шаг вправо – считается побег! Разорвем на месте! Без предупреждения!

Следом за нами уныло плыли примолкшие и напуганные русалки. Замыкал шествие Саидка.

 

* * *

Акулы отконвоировали меня прямиком в тронный зал, где в ожидании одиноко и грозно восседал на троне сам Нептун-батюшка. Он был мрачнее штормового моря. По его мрачно-потемневшему лицу, казалось, просверкивали молнии: это его глаза горели адским огнем. Да, страшен Владыка во гневе!

Русалок с Саидкой во дворец не пустили. Они еще долго мелькали под окнами – незаделанными щелями между валунами, из которых воздвигнут дворец, пытаясь заглянуть в тронный зал, но их постоянно отгоняли мордатые акулы. Из чего я сделал вывод: дворец охраняют со всех сторон, и мне отсюда не выбраться. Обложили!

- Ну, курсант, - грозно зарокотал Владыка на весь зал. От вчерашнего добродушного и пьяненького бородача не осталось и духу. – Сам его мне отдашь, или как?

- А чего отдать-то, Владыка? – сделал я наивное лицо, решив не выдавать Саидку.

- А ты, будто, не знаешь? – усмехнулся Нептун. Видать, не поверил.

- Никак нет! – четко отрапортовал я.

- Трезубец мой! – заорал Нептун.

- Да что вы, Владыка, я ни сном, ни духом… - начал выкручиваться я.

- Не отпирайся, Зю! Мне верные слуги доложили, что видели, как ты его из дворца тащил. Место мое решил занять?!! – взревел Владыка от ярости.

- Да что вы, батюшка-Владыка, мне и в голову такое не пришло бы никогда. Я и в Военные министры не очень-то желаю, а тут Владыкой! Нет, нет, я на такое не пошел бы ни за какие деньги! Да и трезубец ваш мне не под силу будет даже поднять, не то, что утащить…

- Вот ты и попался, Зю! Откуда тебе ведомо, что он тяжел? Значит, в руках его держал?

- Так кто ж не знает этого? Это же элементарно: золото – очень тяжелый металл, а в таком количестве, сколько его в трезубце было…

- Что ж, убедительно говоришь. Только, все же курсант, думаю, что все равно ты врешь. Не верю я тебе.

- Да почему же, Владыка?

- А потому. Про то, что ты его спер, мне надежные, годами проверенные  морские обитатели донесли, а ты - пришлый здесь человек, без году неделя. Так кому я больше поверю, а? Может, тебя сюда кто-то специально заслал, чтобы меня с трона свалить и переворот в нашем государстве устроить?!

- Да кому же это надо, Владыка?

- Есть такие, - туманно пожаловался Нептун. – Всеми правдами и неправдами норовят меня подсидеть.

«На Черномора, надо думать, намекает», - догадался я.

- А тебя к тому же видели, как ты недалеко от границы вертелся. Что ты там делал? – подозрительно оглядывая меня, спросил Нептун.

- Какая граница?! Я просто, плавал, знакомился с окружающей обстановкой, местной флорой и фауной, ну и… заблудился малость. Я же не знал, что у вас где-то граница есть… – выкручивался я, как мог. - А Вы, извиняюсь, Владыка, сами не помните случайно, когда последний раз трезубец в руках держали? – вежливо поинтересовался я, стараясь не разгневать понемногу спускавшего пар Нептуна и увести его от опасной темы.

Вообще-то, я прекрасно помнил, как пьяный Владыка уползал из тронного зала. А Саидка собирал разбросанные корону и трезубец, и с ними проводил его в опочивальню. Я надеялся, что, может быть, Владыка хоть что-нибудь вспомнит, что там, в опочивальне было дальше.

- Когда?.. Так... сейчас-сейчас… А, вот как сейчас помню: на пир, Лингвастрочку, значит, обмывать, я пришел как и положено: при полном параде… Потом, значит, мы гуляли, гуляли, гуляли, значит… - мучительно пытался восстановить ход событий Нептун. - Проснулся – трезубца нет!

Нет, не вспомнил. Эх, с Саидкой бы сейчас переговорить, куда он его сунул. Может быть, валяется себе спокойненько где-нибудь под кроватью, а они тут панику подняли.

- А покои свои осматривали?

- Спрашиваешь! Весь дворец вверх дном перевернули - как в воду канул!

- А Саидку не опрашивали? Может быть, он что знает? – осторожно поинтересовался я.

- Как же не спрашивал? Спрашивал, конечно. Говорит, что в покои отнес, и как обычно, около ложа моего оставил.

Видя, что Владыка немного поостыл, и уже готов сменить гнев на милость, я рискнул спросить:

- Кто же все-таки Вам сказал, Владыка, что я трезубец из дворца увел?

Лучше бы я этого не спрашивал.

- Кто, кто? Кит в пальто!.. Черный осьминог – начальник моей сыскной службы. Вот кто! Что же он меня в заблуждение вводить будет, по-твоему? Ему не верить никак нельзя. Вот ты лучше скажи мне, Зю, зачем ты к границе плавал? К Черномору решил переметнуться? Или тоже отпираться станешь? – снова, набычился Нептун. – А может быть, это для него ты мой трезубец приготовил?

«Так, все-таки, в пещерке-то не мурена была» - сообразил я.

- Нет, Владыка, не буду отпираться. Плавал к границе. – Честно сознался я.

- Ну, и зачем тебя туда понесло? Признавайся уже во всем, колись, как у вас говорят. Не трезубец ли мой Черномору толкнул в обмен на свою свободу? Тут, Зю, все против тебя складывается: сначала тебя видели, как ты из дворца трезубец волок, а чуть позже – как ты от границы возвращался. И заметь, возвращался-то с пустыми руками. Черномора ублажить захотел? Чем он тебя обольстил? – опять начал гневаться Нептун. - Отвечай, быстро!

- Я и в глаза Черномора не видел, батюшка! Ты сам рассуди, стоял бы я сейчас перед тобой, если бы до него смог добраться?

- Что ж, тоже верно. Только, вдруг вы какую-нибудь каверзу с ним успели задумать? Вот и не знаешь, чего тут с минуты на минуту ожидать приходится.

- Что вы, Владыка! И в мыслях у меня ничего такого не было! Просто хотел в окружающей обстановке сориентироваться…

- В обстановке, говоришь, сориентироваться? Это с какой же целью? Чтобы деру дать при случае? А вот тебе – свободу! – и он вытянул в мою сторону огромный кукиш и еще пошевелил большим пальцем, торчащим из смачного кулака. – Вот как тебе после всего этого верить прикажешь?

- Слово офицера даю – не брал я вашего трезубца. – Твердо и с достоинством отрапортовал я. – Можете хоть свое «или как» ко мне применить.

- Не понял? – в удивлении воззрился на меня Владыка.

- Ну, Вы же сами сказали: «Сам отдашь, или как?»

- А, ты про это? Да, можно было бы «или как» применить. Только опасаюсь я, не выдержишь ты этого самого «или кака». У нас пытки, пожалуй, пострашнее будут, чем у вас. Если тебя дельфины до смерти не защекотят, так скаты уж точно добьют… А ну, как все же ошибка вышла, оговорили тебя, лихоимцы? Политика, она ведь и под водой – грязное дело! Сплошные интриги и коварство!... А мне, честно говоря, не хотелось бы такого Военного министра терять. В кои-то веки настоящий военный человек попался… - загрустил Нептун и надолго замолчал в раздумье, склонив волосатую голову на лапищу, напоминавшую кувалду. Совсем как Сократ.

В тягостном молчании мы провели минут десять. Меня уже начало пошатывать: тяжело все-таки стоять по стойке смирно в воде, когда, наконец, Владыка вздохнул и изрек философски:

- Да, все наши беды из-за пьянки! Надо завязывать пить… Ладно, на сегодня такое мое решение будет: разбираться во всей этой истории буду лично и достаканально! Теперь же, что касается тебя Зю. На все время следствия безотлучно будешь находиться во дворце. И чтобы никаких контактов ни с кем, понял?

- Домашний арест? – догадался я.

- Как есть, самый настоящий арест. Пока я во всем этом не разберусь самолично.

Он хлопнул в ладоши, что имело эффект разорвавшейся бомбы, и на его зов приплыла смешная, уродливая и угодливая рыба каракатица. Я ее сначала и не заметил: так ловко она замаскировалась под окружающую обстановку.

- Проводить арестанта в чулан. И чтобы глаз с него не спускать!

 

* * *

Чуланом на самом деле оказалась глубокая морская расщелина, в углу которой валялась куча водорослей. Я с удовольствием растянулся на ней. «Ну, теперь у меня будет достаточно времени для раздумий. – С горечью подумал я. – Ну, с границей, мне все понятно. Черный осьминог меня вычислил и заложил. А вот кто мог меня оговорить с этим проклятым трезубцем? Кому это надо? И зачем?». Ответов на мои вопросы я не находил. И я начал продумывать программу-минимум: как мне выбраться хотя бы из этого чулана. Так ничего и не придумав, я задремал. Сколько я спал – не знаю. Разбудили меня какие-то голоса сверху.

- Простите, не велено... – смущенно бормотал один голос.

«Каракатица», - сообразил я.

- Что такое?!! – возмутился второй голос, явно женский. – «Наверное, какая-нибудь русалочка прорвалась на подмогу», - подумал я.

- Ты с кем разговариваешь!!! Забываешься, дорогуша!

«Во, дает! Что значит, царская кровь!» - прислушивался я к назревавшему скандальчику.

- Никак нет! Только Владыка не разрешил… - мямлила каракатица.

- Я тебе покажу Владыка! А я тебе кто? Хвост акулий?!! А ну, пшшла вон отсюда! И чтобы мои глаза тебя в упор не видели!

Сразу вслед за этим моя яма-нора осветилась приятным дневным светом: ко мне в темницу нырнула сама Золотая рыба! «Что это ее принесло? – недобро подумал я. – Начнет еще опять приставать, беды не оберешься. Без нее тут забот хватает».

- Здравствуй, дружочек! Здравствуй, Зю, дорогой, - фамильярно прощебетала она, увидев меня, возлежащего на куче водорослей.

- Здравия желаю! – вскочил я и вытянулся по стойке смирно.

«Только бы не допустить никаких вольностей», - подумалось мне.

- Ну, что ты вскочил, как медузой ошпаренный? Успокойся, я к тебе без официоза, чисто по-дружески. Есть у меня к тебе разговор серьезный.

- Я Вас слушаю. – Продолжал я стоять навытяжку.

- Фу, какой плохой мальчик! – капризно сморщила носик Владычица.

- Виноват, Госпожа Владычица морская! – отрапортовал я.

- Ладно, вижу - не хочешь ты меня понимать. – Недовольно проговорила она. – Ну, хорошо, поплыли ко мне. Поговорим в другой обстановке.

- Но я под арестом. Владыка не разрешает мне ни с кем контачить. – Начал я отнекиваться.

- И ты туда же? Вы что, все сговорились? Перечить мне – Владычице Морской?!! А ну, быстренько за мной! – И она, вильнув хвостом, выплыла из чулана. Мне ничего другого не оставалось, как проследовать за ней. Я был как между двух огней. Один одно командует, другая – другое. Кого тут слушать? Кто из них главнее? Вообще-то, если верить поговорке, что у каждого полковника жена – генерал, то выходило, что Золотая рыбка. В конце концов, не могу же я ее ослушаться. Еще превратит в кого-нибудь… А, если что, объясню Нептуну, что я не по своей воле, пусть сами разбираются между собой…

Каракатица, успевшая замаскироваться от гнева Владычицы под камень, проследовала, было за нами, но Владычица, заметив ее, так злобно шикнула на нее: «Я же сказала, пшшла вон!», что той и след простыл. А может, опять подо что-то замаскировалась…

По бесконечному лабиринту коридоров и залов Золотая рыба привела меня в свою опочивальню. Это я понял по тому, что в середине огромного зала возвышалось огромное царское ложе. Именно таким я его и представлял. Оно все было буквально завалено какими-то особыми, пушистыми водорослями. Стена напротив изножья была украшена мозаикой из переливающегося перламутра – такая своеобразная зеркальная стена. Пластинки перламутра были так искусно подогнаны друг к другу, что создавалось впечатление, что это огромное, монолитное зеркало. Рядом с ложем, с той стороны, где, по всей видимости, опочивала Владычица, стояла детская колыбелька из пустого черепашьего панциря. Судя по его размерам, бывшая его владелица прожила не одно столетие. В этой люльке свободно мог бы разместиться и я, если поджать ноги. А сейчас там спала и сладко сосала пальчик маленькая Линд…, Лист…, Лягв.., Ну, в общем, последняя русалочка. Если бы не ее хвостик, умильно выглядывавший из водорослей, можно было подумать, что это спит обыкновенная девочка. Она была премиленькой: ее белые, не успевшие отрасти, кудрявые волосики обрамляли ангельски умильную мордашку. Ну, просто очаровательный пупс из рекламы памперсов!

- Присаживайся, Зю, я сейчас, – и Золотая рыба отплыла.

Кому-то невидимому за входом она уже отдавала распоряжения:

- Китовки и легкой закуски! И чтобы ни одна амеба не проскочила в мои покои! Головой ответите!

Пока она распоряжалась, я огляделся, куда бы можно было присесть. Но кроме огромного, с добрую половину хоккейного поля, ложа и детской колыбели, в опочивальне не было ни единого камешка, куда бы можно было примоститься.

- Ну, что ты стоишь камнем? Садись, разговор у нас будет долгим. – И она бесцеремонно толкнула меня на кровать. От неожиданности я провалился в куче водорослей, поневоле задрав ноги кверху. Совсем, как в бабушкиной пуховой перине.

- Ой, какой же ты неловкий, Зю! – рассмеялась Золотая Рыба. - Расслабься, что ты такой скованный? Я же не на пытки тебя привела.

Тут в покои вползли два краба, неся на спине небольшой столик с привычными уже для меня анемонами, наполненными китовкой, и салатом из морской капусты. Золотая рыбка ловко, своими изящными, наманикюренными перламутром на самых кончиках, плавниками переставила небольшую столешницу прямо на кровать, и царственным жестом указала крабам на дверь. Те все поняли без слов.

Когда крабы выползли, Владычица плотно задернула полог из водорослей, закрывавший проем в ее покои.

- Ну, Зю, давай-ка, мы с тобой выпьем за благополучный исход нашего предприятия! – Предложила она тост, подняв анемон с китовкой.

- А могу я поинтересоваться какого именно? – спросил я.

- Пей, потом все объясню.

Я особо не сопротивлялся. Потому что после всего недавно пережитого, мне совсем не мешало расслабиться, и я с превеликим удовольствием жахнул целый анемон китовки и даже застонал:

- О, хорошо пошла!

- Повторить? – услужливо предложила Владычица.

- Не откажусь, - согласился я.

Мы выпили еще. Я прислушался к своему организму. Внутри все приятно потеплело, в голове слегка зашумело, как во включенном компьютере (работает, значит!), все мышцы расслабились, заметно ослабив блокаду настороженности… Одним словом, кайф! Но я при всей своей расслабухе, не потерял бдительности.

- Так о каком предприятии вы, Владычица, изволили говорить?

- Ну что ты так все официально: Владычица, да Владычица? Зови меня просто… ну, скажем,.. Рыбкой. Да, мне нравится – Рыбкой!

- Но… Владычица?!

- Я тебе повелеваю – звать меня Рыбкой, и не перечь мне, пожалуйста. Ну, что тебе стоит, Зю? А мне приятно будет. Ну, попробуй, - капризничала она.

У меня язык не поворачивался так ее назвать.

- Ну? – нетерпеливо постукивала она хвостом по ложу. – Ну, же…Ры..

- Ры… - повторил я.

- Б, - настаивала Владычица.

- Б, - как истукан, повторил я за ней.

- Ка-а-а...

- Ка-а-а…

- Ну, а теперь все вместе: Ры-б-ка.

- Ры-б-ка. – Пошел я на первую уступку.

- Ну вот, - облегченно вздохнула Рыбка. – А то, знаешь, Зю, так мне надоел этот официоз: Владычица, да Владычица, Повелительница морей и всякое такое, а так хочется простого, душевного общения.

- А как Вас Владыка величает? – ехидно поинтересовался я.

- А никак не величает, - махнула плавничком Рыбка. - По молодости, это тысячу лет назад было, рыбонькой называл, а сейчас, - Рыбка смахнула предательски набежавшую слезу. - Вообще никак не зовет. «Ты» и все тут. Знаешь, Зю, как мне одиноко жить в этой драгоценной клетке?

Я замотал головой.

- Конечно, откуда тебе это знать? Ты еще молодой, у тебя еще ни горечи разочарований, ни боли одиночества, ни обид незаслуженных за плечами… А я? Знаешь, как я его любила?

- Кого?

- Нептуна, кого же еще! Ведь я в свое время могущественнее его была. Такую карьеру могла сделать! Все было в моих плавниках. Что он был со своим трезубцем против меня? Да, тьфу!

- И что же с вашим могуществом стало?

- Обычное житейское дело: променяла на личное счастье. Как и все по молодости да по глупости думала, что любви нашей страстной и романтической конца не будет. – Жаловалась на свою судьбу Рыбка.

- Как это променяли? – не понял я, - Разрешите? – ткнул я в сторону морской капусты. – Кушать очень хочется.

- Да ты ешь, ешь, не стесняйся. Как променяла, спрашиваешь? Очень просто: когда мы с Нептуном решили бракосочетаться…

- Что решили? - не расслышал я, уплетая капусту.

- Жениться. – Пояснила Рыбка. – Я автоматически при этой процедуре теряла часть своего могущества.

- Как это? – не понял я. – Могущество, это ведь не имущество? Как можно его потерять? Оно или есть, или его нет.

- Ты прав, не имущество. Просто, когда я была вольная рыбка, то могла безраздельно пользоваться своим могуществом. То есть, сколько хочу, столько и исполняю желаний. Хоть своих, хоть чужих. А когда вышла замуж, то потеряла эту способность.

- Как, совсем? Но вы же…

- Нет, не совсем. – Успокоила меня Рыбка. – Всего три желания в сутки. Не больше.

- Ну, и то хорошо, - попытался ободрить я ее. – Я вот, вообще ни одного желания не могу исполнить, и ничего, живу же!

- Ой, да что это три желания?! Капля в море! Фактически у меня не три, а только желание в сутки и остается.

- Почему? А два куда же деваются? – прихлебнул я китовки.

- Одно - я ежедневно использую на себя, чтобы выглядеть соответственно. У меня же нет косметики, как у ваших женщин. Приходится вместо нее одно желание использовать.

- А зачем? – искренне удивился я.

- Ой, Зю, ну какой же ты еще глупенький! – рассмеялась Рыбка. - Да если бы я его не использовала, можешь себе представить, на кого бы я была сейчас похожа?

- На кого?

- На полудохлую рыбину, вот на кого! Чешуя моя золотая давно бы вся пооблезла, хвост обвис, как мочалка, морда – вся в морщинах… Сотни лет – это тебе не восемнадцать!

- Угу. – Согласился я. – Ну, а что со вторым желанием?

- Второе желание? Ха, да на этого индюка старого и трачу тоже каждый день.

- На какого индюка? – не понял я.

- Господи, да на муженька моего ненаглядного – на Нептуна, будь он неладен!

- Что же это Вы на него так серчаете? Муж, как никак…

- Муж – объелся лягуш. Осерчаешь тут, пожалуй. Ты только представь себе – сколько столетий, изо дня в день видеть его пьяную морду? А последнее время так вообще спился! Пузо распустил, как китица беременная! Волосищи не стрижет, который век, не чешет. Бр-р-р! – брезгливо передернулась Рыбка. – Силу свою мужскую всю давным-давно пропил, а все туда же: каждый день в постель с ним ложись. Вот и приходится второе желание на него тратить, чтобы он … Ну, ты понимаешь?

- Вместо виагры, что ли? – изумился я.

- Это еще что такое? – не поняла Рыбка. Видно, не дошла еще эта информация до Подводного государства.

- Ну, это таблетка такая,.. для мужской потенции. – Объяснил я, заливаясь краской стыда.

- Выходит, что виагра. – подтвердила Рыбка. - И остается у меня только одно чистое желание в сутки. И то приходится его придерживать на всякие форс-мажоры да государственные нужды.

- А не использованные за сутки желания, суммируются? – Заинтересовался я.

- Нет, сгорают. – Вздохнула Рыбка. – Полностью. Вот и крутишься, как уж на сковородке, и никакой тебе за это благодарности, никакого понимания. Бьешься, бьешься, как рыба об лед. А у этого козла одни гулянки на уме. Даже по душам поговорить не с кем. А мне ведь, в сущности, так мало надо – внимания и ласки…

Мы уже не сидели, а возлежали на царском ложе, утопая в мягких, пушистых, почти воздушных, водорослях, как в персидских коврах. И где они только таких набрали? «Вот бы нам с Саидкой таких, - позавидовал я. – Наверное, по спецзаказу где-нибудь выращивают. Ох, и здесь то же самое, что и на земле: властьпридержащим – все лучшее в этом мире, а нам - что останется».

Я даже не заметил, как столешница с китовкой и капустой, разделявшая нас с Рыбкой, вроде бы сама собой сдвинулась на самый край царского ложа. А сама Рыбка оказалась в опасной близости от меня. И, продолжая стенать и жаловаться на свою горькую женскую долю, она как-то так нежно склонила свою голову мне на плечо, ища сочувствия и поддержки. От ее прикосновения, я весь внутренне сжался, и даже зажмурил глаза от страха. «Ой, мамочка моя, что же это делается?!!» Рыбка заплакала, уткнувшись мне в плечо. Я почувствовал это по ее вздрагивавшему в конвульсиях телу. Да, скажу я вам, женские слезы – самое страшное испытание для мужчины. Если только у него не наблюдается абсолютного отсутствия сердца… И вот я уже утешаю, осторожно глажу ее по голове, плавникам… Оказывается они вовсе не колючие, как выглядят. На самом деле – они мягкие и пушистые, совсем, как Юлькины волосы. И чешуя нисколько не колется, а просто шуршит под рукой, как Юлькино парчовое платье на выпускном балу. Ах, как же она была хороша в нем! Тоненькая, стройная, переливающаяся всем спектром радуги под бликами зеркального шара, жонглирующего под потолком зала разноцветными зайчиками светомузыки. Настоящая королева бала! Я, едва сдерживая дрожь восхищения, все крепче и крепче прижимаю ее такое близкое и податливое тело. Пьяняще радостно шуршащее и шелестящее под руками парчовое платье не сопротивляется моим рукам, сладко нашептывая мне: «Еще, еще, еще!» Я в нежном нетерпении ищу Юлькины губы… Ищу губы… ищу… ищу… Почему-то никак не могу отыскать… Да где же они, в самом деле? Я открываю глаза... И с минуту не могу прийти в себя от жуткой метаморфозы! «Какой ужас! В кошмарном сне не привидится! Что же я делаю?!!»

- Хм, - начинаю понемногу приходить в себя. Окончательно стряхнув с себя наваждение, я деликатно отодвигаюсь от Рыбки. – Так неужели за столько лет совместной жизни у вас не было ничего светлого, радостного?

- Ну, почему же? Было когда-то, - всхлипывая, бормочет Рыбка. Она все теснее и теснее прижимается ко мне.

- Вот! – бодро советую я, пытаясь отползти от нее. – Вот что вам почаще надо вспоминать, а не загружать себя одними негативными эмоциями. У вас такая большая и дружная семья. Вы им всем очень нужны. Просто вы устали: многочисленные роды, семейные неурядицы. Вам необходимо отдохнуть. Куда-нибудь съездить, отвлечься от бесконечной домашней рутины, и, поверьте мне, у вас еще все будет замечательно. - Пытаюсь я вдолбить ей прописные истины.

- Ах, нет, Зю, не утешай меня. Я знаю, я чувствую, что ничего хорошего уже не будет в моей жизни… - всхлипывая, продолжает упорствовать Рыбка, двигаясь за мной.

- Ну, тогда я не знаю, чем Вам помочь, - в растерянности пытаюсь я развести руками, но не могу, так как на них в буквальном смысле повисла Рыбка.

Она словно только и ждала этого.

- Так для этого ты мне и нужен, - наваливаясь на меня всем телом, жарко шепчет она мне в самое ухо, щекоча щеку своими рыбьими усиками. - Один только ты и сможешь помочь моему горю-горькому… Есть у меня один план…

- Да чем я-то могу вам помочь? – плохо соображаю я, инстинктивно чувствуя какой-то подвох.

А Рыбка все упорнее и упорнее наваливается на меня, вдавливая в мягкий податливый мох.

- Какой еще план? – пытаюсь я вырваться из плена опутавших меня плавников.

- Послушай, Зю! – жарко шепчет Рыбка. - Я хочу, чтобы ты стал Владыкой морским.

- Да Вы что!!! – я выскочил из кровати, как пробка из шампанского, прорвав, наконец, блокаду ее объятий. – Что Вы такое говорите? Нет, нет, я не могу пойти на такое! При всем моем уважении к вам. Нет, нет и нет! Это однозначно!

- Не торопись отказываться. Успокойся, подумай хорошенько. Послушай меня, я дело говорю. – Подплыла ко мне Рыбка.

- Нет, я не могу… - уперся я. А сам тихо-тихо от греха подальше переместился за колыбельку с русалочкой. Занял, так сказать, необходимую оборону.

- Ну, почему, почему?! Что тебе мешает?! – истерически возопила она, опасно простирая в мою сторону плавники.

Я еще дальше отодвинулся на безопасное расстояние.

- Во-первых, я не совсем свободен. Связан, так сказать, обязательствами… - замямлил я. - Невеста у меня на Земле осталась. Ждет же человек, надеется…

- Ну, насчет невесты, ты не переживай. Не беда, подождет-подождет и забудет. – Усмехнулась Рыбка.

- Нет, вы ее не знаете, она у меня не такая… - Мечтательно закатил я глаза.

- Ой, все мы не такие. – Цинично возразила Рыбка. – А хочешь, чтобы она не очень убивалась по тебе, я ей нового жениха организую? Какого-нибудь богатенького бизнесмена. Заодно и проверим, такая она у тебя, или не такая? – предложила Рыбка.

- Нет, нет! Только вот этого не надо! - поторопился я отказаться от услуг Рыбки.

Кто ее знает, вдруг ее одно желание на сегодня еще не использовано?

- Ах, какие же вы все-таки все мужчины – собственники! Если не тебе, так пусть никому не достается, так получается?

Я промолчал. О, этот бесконечный спор мужского и женского начал! Стоит ли в него вообще углубляться? Еще не известно, до чего тут можно договориться.

- Ну, хорошо, - увидев, что я не желаю поддержать эту тему, продолжила Рыбка. – Какие же у тебя еще есть причины отказаться от трона?

- Да что Вы, матушка. Владычица!

- Ты опять? – недовольно сморщила мордочку Рыбка.

- Что? – не сразу сообразил я, чем я мог ее прогневить. – А, ну да… Ры-б-кааа.- Старательно произнес я по слогам.

- Какой из меня Владыка? У меня и имя совершенно не подходящее для этого. Что это за маразм какой-то: Владыка Зю? Это же просто смешно! – Я даже попытался похихикать, хотя мне было совсем не до смеха.

- А при чем тут Зю? Ведь у тебя же прекрасное имя – Владимир!

Я с этим Зю, честно говоря, как-то и забыл, что меня вообще-то Вованом кличут.

- Как красиво звучит! Немного подправим, и будет еще лучше. Как раз в тему: Владимор!!!

- Как? – опешил я.

- Владетель морей! Это еще лучше, чем какой-то там непонятный Нептун. Ты только послушай, как звучит! Владимор! Владимор! – на все лады нараспев, как завороженная, повторяла Рыбка. - Слушай, Владимор, а ты никогда ты не задумывался, что все в этой жизни не спроста делается? Что кто-то там, свыше, Рыбка кивнула головой в сторону потолка, - разруливает все наши жизни, судьбы? Наверное, и ты не просто так в Подводное государство попал. Это твой рок, твоя стезя, фатум.

Под философским натиском Рыбки я даже слегка засомневался. А может быть, она права? Не зря же меня родители нарекли таким именем при рождении? Да и в Подводное государство ведь ни один другой курсант не попал, а именно я. Может, действительно, фатум?

Рыбка, видя мое замешательство, заторопилась:

- Ну, Владимор, решайся! У нас с тобой такой шанс есть…

Но тут в колыбельке проснулась и заплакала Люстр.., Ленд.., тьфу ты, короче, русалочка. Рыбка тут же оставила меня в покое, и начала заботливо покачивать колыбельку, убаюкивая ребенка. Но девочка не умолкала. Тогда Рыбка взяла ее на руки. Она взяла ее как-то очень неловко, зацепив вместе с русалочкой и кусок водорослей. Я стоял рядом с колыбелью и заметил, что под водорослями что-то очень знакомо блеснуло. Я даже не успел толком разглядеть что это, как Рыбка быстренько закидала это «что-то» одним плавником и подозрительно посмотрела в мою сторону. Я сделал, как мог, непроницаемое лицо. Вроде того, что ничего не видел. Не знаю, поверила она или нет, но в это самое время в пологе из водорослей, закрывавших проем в опочивальню, запуталась какая-то маленькая рыбешка. Она подняла такой невообразимый гвалт, совсем, как мышка в мышеловке.

- Что такое?! Ведь я же просила не беспокоить меня! – в гневе бросилась к ней Владычица.

«Сейчас заглотит!» - с ужасом подумал я.

Но, видно, маленькая рыбешка что-то успела нашептать своей хозяйке, потому что гнев моментально остыл, она только качала головой, слушая информацию.

- Так, так… Все понятно. Каракатица, гадина, все-таки настучала! – В сердцах бросила она мне, словно я был в этом повинен. – Нептун сюда направляется.

Пока она укладывала и укачивала русалочку, в опочивальню ворвался разъяренный Нептун. Он запутался на входе в водорослях, и с остервенением срывал их и топтал ногами.

- Понавешали тут черт знает чего! - в ярости орал он нечеловеческим голосом.

Я с ужасом глядел на эту сцену, желая только одного: провалиться сквозь дно. Или, на худой конец, хотя бы закопаться в иле. А Рыбка, как ни в чем не бывало, спокойно покачивала колыбельку.

- Чего расшумелся? Ребенка разбудишь!

Нептун моментально притих.

- Я спрашиваю, что ты себе позволяешь? – пылая от ярости, но заметно убавив громкость, спросил он, обращаясь к Рыбке.

- А в чем, собственно, дело? Чем ты опять недоволен? – спокойно спросила его Рыбка.

- Она еще спрашивает! – опять было взревел Нептун.

- Тише, тише, - осадила его Рыбка, кивая на колыбельку. – Угомонись уже! Ребенка перепугаешь.

- Как ты посмела нарушить мой приказ?! – выпутываясь из водорослей, затихал Владыка.

- Какой именно? У тебя их столько каждый день, - спокойствию Рыбки можно было позавидовать. Видать, за долгие годы ко всему привыкла.

- Не прикидывайся дурочкой. Прекрасно знаешь, о чем я… У, тю-тю-тю-тю, у, лю-лю-лю-лю, уси-пуси, моя сладенькая! – сюсюкал он уже над колыбелькой, любуясь доченькой.

- Не дыши на нее перегаром. – Раздраженно бросила ему Рыбка.

- Ой-ой-ой, какие мы нежные! – ехидно покривлялся Нептун на это. – Ну, последний раз спрашиваю, кто разрешил освободить арестованного?!

- Какого арестованного? – вытаращила на него наивные глазки Рыбка. – Где ты тут арестованного видишь?

- Вот он – Зю! – ткнул в мою сторону пальцем с длинным, загнутым ногтем Нептун.

- А как же презумпция невиновности? – Огорошила Рыбка не только меня, но, по всему было видно, что и Нептуна тоже.

- Что такое?! – воззрился он на нее, видать, не имея ни малейшего представления, о чем говорит его половина.

- Презумпция невиновности, - спокойно повторила Рыбка.

- А что это такое? – смачно сглотнув пилюлю, спросил Нептун.

- Презумпция невиновности означает, что пока вина человека не доказана судом, его нельзя считать преступником, а тем более – арестовывать. – Менторским тоном как по писанному разъяснила Рыбка. – И если ты хочешь, чтобы твое государство считали правовым и демократическим, будь добр, придерживайся международных законов о правах и свободах человека, а не устраивай здесь доисторического самосуда!

- Откуда ты только всего этого набралась? – Мотнув могучей головой, поинтересовался Нептун. Видно было, что он не в состоянии осмыслить всего сказанного.

- Оттуда! Чем в анемоны с китовкой заглядывать, лучше бы газеты читал! Вон их сколько в морях-то наших плавает… А тебя, кроме пьянки, ничего не интересует.

- Ну, опять завелась, - виновато бормотнул Нептун.

- Раньше хоть куда-то с тобой плавали, лично инспектировали моря и океаны. А как насажал везде своих наместников, чтобы самому не заморачиваться, так вообще из дому не выгонишь. Одни только застолья на уме. Что они там творят – никому не ведомо. Все государство с ними по миру пустишь, – отчитывала Рыбка Владыку, как нашкодившего ученика.

- Ну, ладно, ладно, хватит тебе. – Виновато опустил глаза Нептун. - Ты лучше скажи мне, вот для чего ты Зю из чулана забрала?

- А для чего ты его туда посадил? – в тон ему спросила Рыбка.

- Так ведь домашний арест… - пояснил Нептун.

- Домашний арест, – передразнила его Рыбка. - А ты знаешь, что домашний арест вовсе не предполагает заточения в темном чулане?

- А что он предполагает?

- А то он предполагает, что свобода передвижения человека ограничивается лишь стенами его дома.

«Во, дает! – с уважением подумал я. – Ей, наверное, Саидка какой-то юридический справочник презентовал».

- Объясни, - попросил Нептун.

- Объясняю. Человек, подвергнутый домашнему аресту вправе свободно передвигаться по всему дому. Только выходить из дома он не имеет права, понял?

- Понял, - почесал затылок Нептун. – Ну ладно, пусть свободно передвигается. Пока. А дальше – посмотрим. Не найду к вечеру трезубца – в Сибирь сошлю!

- Что значит, посмотрим? Ты мне брось свои беззакония чинить! Пока вина не доказана, человек не может быть осужден. А как ты можешь доказать виновность Зю?

- Как? – наивно поинтересовался Нептун.

- Либо он сам чистосердечно признается в похищении трезубца, либо, когда отыщется свидетель, который опознает в нем похитителя…

- О! Так ты же сама мне и сказала, что видела, как он его тащил! Значит, ты – главный свидетель и есть…

Опаньки!!! Вот это номер!!! Так вот кто меня оклеветал, выходит? Возникает вопрос: а для чего, собственно, Рыбоньке это понадобилось? А понадобилось это ей, как я понимаю, для того, чтобы заманить меня всеми правдами и неправдами во дворец. Пока я жил с Саидкой, я был – вольная птица, или рыба?.. А, неважно, короче, был ей не зубам. Ее первая задача была: заполучить меня во дворец и не выпускать до поры до времени. Закрыть для предварительной обработки, оградив от контактов с теми, кто мог бы мне хоть что-то посоветовать. С Саидкой, например. И держать в изоляции до той самой поры, пока не добьется от меня добровольного согласия на трон. Мужа ей, видите ли, молодого подавай! Тоже мне, Екатерина Великая! Нашла себе фаворита! И не боится ведь, что у нее может, как у старухи с корытом обернуться!

Но, ведь, тут как я понимаю, одного ее желания мало. Тут еще трезубец обязательно должен присутствовать. Этот атрибут – символ власти, как объяснил мне Саидка. Значит, есть он у нее, я думаю, раз она так на меня напирает. Не дура же она, чтобы с пустыми руками дворцовый переворот устраивать, мужа с престола свергать? Просто он где-то у нее припрятан до поры до времени! То есть, пока я сам, добровольно не соглашусь стать самодержцем и по совместительству ее супругом. А может быть, как раз и наоборот: супругом, и по совместительству – самодержцем. Получается, она и придумала, всю эту кутерьму с трезубцем! Да еще как продумала! Вот это стратегия! Комар носа не подточит. О, женщины! Коварство - ваше имя!

- Что я тебе сказала?! Что я тебе сказала?! Совсем мозги свои пропил? Я тебе сказала, что видела, что кто-то, похожий на Зю, но я не уверена, что это был именно он. – Доказывала Рыбка Нептуну. – Темно в коридорах было – все освещение, по твоему же приказу на пир отправилось. Я не утверждаю, что это был Зю. Просто кто-то похожий на него.

- Может быть, Саидка? – предположил Нептун.

- Нет, Саидку я бы сразу узнала по длинным волосам.

- Ох, совсем ты меня заморочила! То он, то не он… Ладно. А зачем ты его в опочивальню к нам затащила? - подозрительно оглядывая меня, спросил Нептун.

- А куда же еще мне его тащить прикажешь, когда у меня здесь дите малое? Разве я могу дите бросить? – напирала без тени сомнения Владычица.

«Вот это выдержка! Я бы так не смог», - подумал я.

- Ну да, ну да, это конечно, - растерялся Нептун под ее натиском. – Дитя без присмотра никак нельзя… Ну, что ж, ладно, вы тут поболтайте. О том, так сказать, о сем… А я, пожалуй, пойду, – и он двинулся к выходу. – Да, матушка моя! Совсем из головы вон! Ведь сегодня наместник Индийского океана к нам прибыл. Научную конференцию созывает. Так ты уж того, не серчай на меня. Прибудь, значит, на конференцию, как и положено Владычице.

- Ой, знаю я все эти ваши научные конференции! Очередная пьянка соберется.

- Нет, нет, матушка. Не изволь сомневаться. Самая, что ни на есть научная конференция. Наместник и лекцию проведет о цунами, которое прошлым летом по всему Индийскому океану прокатилось. Очень познавательно.

- Ладно, буду. – Смилостивилась Рыбка.

- А что касается Зю, так ты, матушка, распорядись уж сама, чтобы ему гостевые покои отвели… Но с охраной. Не забывай и ты Зю, что тебе ровно пять часов всего осталось.

«Жить, что ли?» - мысленно ужаснулся я и машинально взглянул на часы. Они показывали ровно 7 часов. Значит, до двух часов у меня время еще есть. Я удивился, и как только Владыка определяется во времени? Словно у него в голове будильник тикает.

- Хорошо, все сделаю, как ты велишь, – покорно, как и подобает супруге Владыки, ответила Рыбка.

- Простите, Владыка, а до чего мне пять часов осталось? – робко поинтересовался я.

- До назначения Военным Министром. Или забыл?

- Так ведь я же под следствием. – Напомнил я ему.

- А, - махнул рукой Владыка, - какое уж тут следствие. Развалилось все следствие. Презум… как там ее? – повернулся он к Рыбке.

- Презумпция невиновности. – Подсказала она ему с готовностью.

- Да, она самая, значит, не дает тебя арестовать, как следует. И главный свидетель, получается, свои показания отозвал. Какое уж тут следствие… - махнул он в отчаянии рукой. - Но все равно, пока трезубец не отыщется, чтобы из дворца - ни шагу, понял?

- Так точно! – отрапортовал я ему.

Нептун отбыл. Я до той поры стоящий столбом на вытяжку, облегченно вздохнул и дал себе команду «вольно».

- Ну, все обошлось. Так что, Владимор, ты думаешь о моем предложении? – опять начала приставать ко мне Рыбка.

- Да когда же мне было думать-то?

- Поторопись, поторопись, а то время – оно ведь не резиновое. Ну что ж, пожалуй, мне пора собираться на конференцию.

«И куда они тут все так спешат?» - подумал я.

- А можно, я не пойду? Я вот лучше за ребенком пригляжу в ваше отсутствие.

Мне, честно говоря, изрядно поднадоели все эти рыбьи тусовки с бесконечными пьянками. Хотелось побыть одному, в тишине и покое, взвесить все предложения, так щедро выданные мне Нептуном и Золотой Рыбкой. С чего только это они ко мне так благоволят?

- Неужели тебе совсем не интересно? – удивилась Рыбка. – Наместник расскажет о цунами, о разрушениях…

- Да видел я это все сто раз!

- Как видел? – удивилась Золотая Рыбка. – Ты был там, в самом эпицентре?

- Нет, зачем? По телевизору все это видел.

- А что это такое «телевизор»? – заинтересовалась Рыбка.

Я очень удивился: где-то такая продвинутая, что такое презумпция невиновности знает, а о телевизоре не слышала.

- Ну, это такой ящик с экраном, который выдает изображение. Показывает кино, новости…

- А, это что-то вроде наливного яблочка на тарелочке, да?

- Что-то вроде, - согласился я. Не объяснять же ей принцип работы телевидения в целом.

- Вот бы и нам такой телевизор завести, - мечтательно произнесла Рыбка.

- Он в воде не будет работать. А что ж вы себе яблочко наливное не заведете? У вас же такие способности!

- Ой, - махнула с досадой Рыбка плавничком. – Пробовала, и не один раз. Кащей, гад, прибрал его, каким-то хитромудрым кодом заблокировал, и я ничего не могу сделать. Видать, с возрастом не только иммунитет ослабевает.

Я опять удивился ее познаниям.

- Простите, мне очень интересно, откуда вы знаете про иммунитет, ну и про все остальное? – осторожненько, чтобы не обидеть Рыбку, спросил я.

- Я же говорю, читаю много. Все, что в морях и океанах попадается, Саидка все тащит мне. Чего только люди не выкидывают в моря! У меня уже целая библиотека собралась из разных газет, брошюр. Жаль только, хранятся они не долго – размокают. Ты знаешь Зю, у меня даже один любовный роман есть! – похвалилась Рыбка. – Как же там все жизненно описано! – мечтательно закатила она глазки.

«Вот с чего тебя на любовь потянуло! - догадался я, – романов любовных начиталась!». Я всегда был яростным противником подобного чтива, инстинктивно чувствуя, что все эти сладенькие романчики несут только бедствия настоящим мужчинам. Потому что не может быть нормальный мужик таким слащаво-томно-идеальным, и отвечать сразу всем требованиям женщин, как то: чтоб не пил, не курил, денег много приносил, без памяти любил и тому подобное. Вот начитаются такие впечатлительные особы, как Рыбка, а потом разная дурь им в голову лезет, и начинают отыгрываться на нас, мужиках. Теперь я воочию убедился во вреде этих романов.

Рыбка, оправив свои плавнички, отбыла на научную конференцию. А я сидел и уныло разглядывал свое отражение в мутном зеркале перламутра, тоскуя по земле, по чистому прозрачному воздуху, по дому, по всему такому родному и такому невообразимо далекому. «Нет, если только выберусь из этой ямы, обязательно сменю профессию!» - Твердо решил я для себя. – «Пойду лучше в агрономы. Поближе к земле. Оказывается, ничего дороже ее нет. Да, много бы я сейчас отдал за один глоток чистого утреннего воздуха! И не нужны мне ни кораллы, ни жемчуга, ни золото… Кстати, что там Рыбка так старательно закрывала в колыбельке от моих глаз?» Я встал, очень осторожно, чтобы не разбудить, переложил спящую русалочку на кровать.

- Полежи здесь, пока дядя посмотрит, что там твоя мамочка спрятала. Девочка беспокойно заерзала, заворочалась на новом месте, закряхтела, но потом сунула пальчик в рот, пососала и затихла. Уф! Гора с плеч! А то бы подняла плач, мамки-няньки  разные бы сбежались.

Я торопливо раскидал водоросли из люльки. Под их толстым слоем покоился трезубец!!! Ну и Рыбка, ну, молодца! Вот теперь я понял выражение «острый аналитический ум». Это же надо, как она все продумала! Как будто не любовный роман читала, а круто заверченный детектив. Даже трезубец с умом спрятала. Знала, что весь дворец перевернут, а к ребенку – никто не сунется. Да, повязала она меня здорово! Можно сказать, что по рукам и ногам. Что же это получается? А получается вот что: если я откажусь от ее предложения занять трон, и все чистосердечно расскажу Владыке, то она покажет на меня, что все-таки это я трезубец украл. И ей же подбросил в ее отсутствие, чтобы опорочить перед мужем. Да еще чего доброго, наговорит, что я приставал к ней, соблазнял…

Получается, если мне дорога жизнь, значит, волей-неволей придется соглашаться с ее предложением. Другого выхода на сегодня у меня нет. Вот только кем я буду выглядеть в глазах Нептуна? Да-а-а, скрутила меня Рыбка, можно сказать, в бараний рог. А как же мужская солидарность? Да если я расскажу Владыке всю правду, он и не посмотрит ни какую мужскую солидарность, раздавит меня, как клопа. Вот это обложила, так обложила!.. А может быть, как говорит моя мама, что ни делается – все к лучшему? А может, когда я стану Владыкой, мне проще будет смыться отсюда? Глядишь, налажу дипломатические отношения с Черномором, а там уж как-нибудь и на Землю выберусь…

Дай-ка, я хоть примерю к себе этот проклятый трезубец, как я буду смотреться Владимором? Я огляделся вокруг, высунулся даже в коридор, но кругом было пусто и тихо. Даже морские звезды исчезли со стен Видно, все на лекцию побежали – заморские гости, видно, не каждый день во дворец прибывают.

Я с трудом вытащил трезубец из люльки. Он, и в правду, был тяжел, даже в воде. Благородный металл приятно холодил руку, и придавал мне упоительную уверенность в своей силе и защищенности. Такое же чувство я испытал, когда первый раз в жизни держал автомат, заряженный боевыми патронами. Действительно, символ власти. Я подошел с ним к зеркалу и встал в позу, гордо отставив трезубец на расстояние.

«А что, очень даже ничего выгляжу! Ничуть не хуже Нептуна. Вот только слегка поправиться не помешало бы, а так: очень даже симпатичный молодой Нептунчик… Владимор!!!»

Я повертел трезубец, чтобы установить его в другом ракурсе, потом еще… И вдруг в перламутровом «зеркале» что-то мягко щелкнуло, по нему пошла черно-белая рябь, совсем, как в телевизоре, когда все передачи окончены… Я стоял, как завороженный, и, не отрываясь, смотрел на перламутр. Потом зеркало замерцало совсем по-телевизионному, и вдруг на нем появилось яркое цветное изображение поверхности моря. А на море – вдали, почти у самого горизонта маленький кораблик. Вот это да! Да у него тут самый настоящий наблюдательный пункт. Или, может быть, Центр управления?

Я слегка повернул трезубец по часовой стрелке – изображение заметно приблизилось. Я повернул еще – кораблик оказался совсем близко, заполнив собой весь экран. Я даже смог прочитать бортовые опознавательные знаки и увидел матросов на палубах. «Натовцы, - узнал я, - шныряют, как у себя дома». Я вернул трезубец в прежнее положение – изображение удалилось. Да, вот это техника! На грани фантастики! А трезубец у него, надо думать, заменяет автономный перископ. Я повернул трезубец на 180 градусов – картинка моря сменилась. Вернее, море осталось все тоже, только посудина другая высветилась на нем. Здорово! Вот бы мой «Перекоп» найти, хоть краем глаза взглянуть, что там сейчас ребята делают. Я принялся не очень быстро крутить трезубцем. Я пока не знал принципа его действия, и крутил наудачу. И докрутился-таки! Нашел свой «Перекоп»! Тут уж я аккуратненько, чтобы не сдвинуть с места трезубец, повернул его по часовой стрелке, и приблизил изображение, насколько было возможно. Радости моей не было предела! Я видел родные палубы, видел своих ребят. А ну-ка, что там на нашей, третьей, палубе? Опять ребята щемятся с сигаретами за бочкой! О, да это ведь Баден! Живой, курилка! А вот и Солдат… Непрошенные слезы потекли по моему лицу… Мне так хотелось крикнуть им, что я здесь, живой, что я их вижу! Но конспирация не позволяла этого сделать. Вдоволь насмотревшись, как ребята смолят за бочкой, я повернул трезубец против часовой стрелки, чтобы полюбоваться им издали. «Перекоп» стоял на якоре, а по штилевой глади вокруг него сновали катера и шлюпки с матросами в оранжевых жилетах. Чего это они?

- Спасательные работы! – догадался я. - Это же они меня ищут! Родные мои, я здесь, я живой!!! – не выдержал и заорал я от распирающей меня радости. И тут же осекся. Из-под многометровой толщи воды никто не услышал меня… Я еще немного полюбовался общим видом «Перекопа».

Потом решил посмотреть, а что будет, если трезубец перевернуть верх ногами? Что и сделал. «Зеркало» тут же отреагировало! Только теперь оно показывало мне подводные владения Нептуна. Возле ипподрома я увидел Саидку, сидевшего в окружении грустных, и на удивление молчаливых русалок. Они сегодня даже в бега не играли. И морские коньки привычно не сновали. Некоторые из них неподвижно повисли на водорослях, а некоторые, совсем как кошки, ласково жались к русалкам… Я устал вертеть тяжеленный трезубец в руках – а что, не легче 70-килограммовой штанги! – и положил его на пол. Изображение тут же само по себе исчезло.

- Да, трезубец – это сила! Наверное, с его помощью можно было бы как-то даже вынырнуть отсюда. Только бы еще знать, как им пользоваться. Найти бы где-нибудь инструкцию по эксплуатации, - размечтался я. – А так что – бесполезная золотая дура! Только для разведки и наблюдения за объектами.

Я на всякий случай тщательно осмотрел трезубец на предмет наличия каких-нибудь кнопок управления. Но, так и не обнаружив заветной кнопочки, потащил его обратно в люльку.

«Стоп! А зачем мне, собственно, его опять прятать? В моей голове экстренно родился план. Я что, уже решил Владыкой стать? Нет, ничего я еще не решил. Значит, я должен помочь истинному владельцу найти свою потерю. А как это можно сделать? Элементарно – подкинуть! И получится все замечательно: и овцы целы, и волки сыты. Глядишь, и Рыбка образумится, и все у них с Нептуном наладится. Вот только роман этот любовный у нее как-то надо изъять, чтобы не сходила с ума, а просто жила, как все живут. Ведь столько лет прожили, а тут блажь какая-то в голову ударила!» - думал я, укладывая трезубец на Нептунову половину кровати и маскируя его водорослями. – «Вот придет он сегодня домой, как бухнется в кровать, и сразу же отыщется его пропажа… Ну если даже он сегодня ее не почувствует (все зависит от того, как лекция пройдет), то завтра по утру, да с бодуна, когда все тело ломит, уж точно отыщет.

А если Рыбка обнаружит пропажу?! Не станет же она, в самом деле, жаловаться Владыке, что я у нее выкрал похищенный трезубец? Не станет. Ну, поскрипит зубами. На худой конец попаду к ней в опалу… Так мне это только на руку: хоть отвяжется от меня со своей любовью. Так, пока все замечательно складывается, а дальше видно будет. «Интересно было бы посмотреть на реакцию Рыбки, когда Нептун найдет трезубец» - ехидно хихикнул я. Теперь кладем русалочку на место, - начал я утрамбовывать водоросли в люльку, - и с этим делом я, можно считать, разобрался. Мне бы теперь еще как-то до Тортилы добраться. Где она сейчас ползает? Ползает?.. Ползает!!!»

Я начал лихорадочно выбрасывать водоросли обратно. Опустошив колыбель, я поднял пустой черепаший панцирь, взвешивая его в руках. Тяжеленький, уж точно не пластмассовый. Ничего, потерплю ради такого случая. Получится марш-бросок по полной выкладке. Я встал на карачки, приладил на спине панцирь, подполз к зеркалу, оглядел себя со всех сторон, и остался доволен увиденным. Ну, чем не черепаха! И медленно выполз из опостылевшей мне опочивальни. Я долго ползал по дворцовым лабиринтам в поисках выхода. Заполз даже на кухню, где целая армия крабов своими острыми клешнями кромсала, потрошила и резала на кусочки рыб, сервируя очередной «стол» для Владыки и гостей. Я быстренько втянул голову под панцирь и убрался от греха подальше. Кто их знает, этих коков! Вдруг захотят угостить Владыку черепашьим супчиком… Значит, тронный зал где-то совсем рядом. Надо левее брать. И, действительно, с той стороны слышен был невнятный пьяненький шум застолья: кто-то произносил тосты, глухо стучали анемоны… Я быстро сориентировался в какую мне сторону ползти, и вскоре выполз на спасительный выход. Тут я вобрал все свои конечности вместе с головой под панцирь и притаился. И вовремя! Ко мне тут же подплыли две акулы.

- Чего развалилась на проходе? А ну, марш отсюда!

- Плыви, плыви, поторапливайся, не загораживай проход – не одна тут! – в две глотки заорали они на меня.

Все во мне возликовало! Отлично, значит за свою приняли! И я молча, стараясь случайно не высунуть ногу или руку из-под панциря, быстренько пополз прочь.

- Куда это она так рванула? – удивилась одна акула. – Что-то подозрительно! Может, проверим?

- А, брось ты! Китовки набралась, и вообразила себя коньком на скачках! Ну ее, пусть чешет! – и обе акулы загоготали и заулюлюкали мне в след.

Я на всякий случай немного сбавил скорость.

- Ну вот, видишь, начала в себя приходить. Все нормально!

Тут в проходе нарисовался новый объект для их бдительности: вдрызг пьяный дельфин, которого так мотало от стены к стене, что морские звезды градом осыпались после него, и, возмущенные таким неделикатным обращением, пищали и ползли обратно на свои места. Акулы все свое внимание тут же обратили на него:

- Ну, ты друг и набрался!

- Чего это сегодня все такие хорошие выползают?

- Ки-ки-ки…

- Чего Ки-ки?

-Китовка, зараза, крепкая попалась!

- Бывает. – Посочувствовали акулы. - Ты бы лучше закусывал…

И они начали советовать дельфину, чем лучше закусывать, чтобы не очень развозило. Видать, у них был немалый опыт в этом деле.

А я тем временем отползал все дальше и дальше, прислушиваясь к их затихающим голосам. Все поджилки у меня тряслись от страха и напряжения, когда я, наконец, отполз на вполне безопасное расстояние. Я опять притаился за каким-то выступом скалы, осторожно высунул голову из-под панциря. Кругом было тихо и спокойно. Лишь то ли мальки, то ли мелкие рыбешки, слабо попискивая, шебаршились в иле, отыскивая себе пропитание.

- Кажется, пронесло!

Я скинул с себя панцирь. Бросать его просто так нельзя. Не ровен час, кто-то отыщет и донесет. Тьфу, черт, совсем как Саидка стал думать. Скоро своей тени пугаться буду. Но панцирь все же припрятал в расщелину, замаскировав его для надежности водорослями и илом.

- Ну, кажется, выбрался! Теперь бегом за прилипалой! – скомандовал я себе, стряхивая с рук налипший ил.

 

* * *

За воротами дворца я ориентировался уже довольно прилично, и потому быстрым темпом поплыл прямиком к саду угрей. Неподалеку от него я отыскал свою знакомую прилипалу. Это было нетрудно. На мое счастье она была так ленива, что лежала в ожидании попутки там же, куда я ее и забросил.

- Мадам, не желаете прокатиться с ветерком? – спросил я.

- Спрашиваешь! Не откажусь, конечно, - пробулькала любительница автостопа.

«Сколько же вас халявщиков плавает!» - подумал я.

- Только кататься придется вдвоем. – Честно предупредил я ее.

- Да по мне – хоть втроем, лишь бы плавниками не перебирать.

- Ну, тогда поплыли искать Тортилу.

- Сичаз-з-з! Так я тебе и поплыла! Нашел дурочку с переулочка! Я лучше попутки дождусь! – огрызнулась прилипала.

- Ну, тогда прилипай ко мне что ли? – предложил я ей. – Но только временно!

Канат, приготовленный мною, уже давно был на мне. Хорошо, что я его не снял, а то бы пришлось сейчас еще и за ним плыть. А это лишнее время, которое для меня сейчас было на вес золота. На конце оставшегося от каната куска я быстренько сделал петлю и крепко заарканил ею хвост Прилипалы. Она с превеликим удовольствием прилипла к моей фланке, и мы двинулись на поиски Тортилы, спрашивая у каждого встречного, не видал ли он старую черепаху. В конце концов, мы нашли ее, как и ожидалось, ползающей в бесконечных поисках около небольшого валуна, заросшего мхом. За все время, что я здесь провел, она не так уж и далеко отползла от места нашей первой встречи. Наверное, каждый сантиметр дна морского решила прочесать.

- Как сейчас помню, вот сюда прятала. – Бормотала она, разгребая ил своими короткими когтистыми лапками. – Наверняка, кто-то спер, сплошное жулье, а не Подводное государство!

- Здравствуйте, тетушка Тортила! Все ключик ищете? – поинтересовался я, как бы, между прочим.

- Здравствуй, мил человек. Ищу, - тяжко вздохнула Тортила.

- А если найдете, что с ним делать станете? – вроде бы безо всякого интереса спросил я.

- Известно что – опять Буратино отдам.

- А почему именно Буратино? Ведь Вы ему, тетушка, кажется, в пруду его должны отдать, а не из моря принести? И почему опять?

- Так я ему один раз уже отдала этот ключик. В пруду…

- Ничего не понимаю, - признался я.

- Да тут и понимать нечего. Давным-давно это было. Жила я еще тогда в пруду, а не в море. Хорошо жила, спокойно, правда лягушата беспокоили – уж очень шумные соседи попались… Пока один придурок, с бородой такой длины, что ему приходилось засовывать ее в карман, чтобы не мешала ему ходить, не обронил этот самый ключик в воду. И такая канитель вокруг ключика этого после того началась – тебе не передать! Все, как с ума посходили из-за него, пока, наконец, Буратино не открыл им какую-то потайную дверцу… – не спеша, пересказывала она мне знакомую с детства сказку.

- Ну, - поторопил я Тортилу. – Это все я и без Вас знаю. А как же ключик опять у Вас оказался?

– Так ты слушай, мил человек, не перебивай, а то я опять что-нибудь забуду. Склероз, проклятый совсем замучил… О чем это я говорила?

- Буратино открыл потайную дверцу. – Услужливо подсказал я.

- А, ну да, ну да. Так вот. Открыть-то он открыл ее, да вот только ключик не вытащил из дверцы. То ли забыл, то ли очень торопился побыстрее попасть к своему счастью. А этот самый придурок с длинной бородой, который его в пруд-то обронил, я запамятовала, как его звали, так вот: он все следом за ними шел, и прибрал, значит, ключик к рукам.

- Карабас Барабас, что ли? – подсказал я.

- А ты никак знаком с ним? – Подозрительно пробуравила меня своими глазками Тортила.

- Да откуда! Просто в детстве сказку эту читал. И не один раз.

- А-а-а! Вон что! – успокоилась старушка. - Вот-вот, значит он самый, и есть, Карабас Барабас!

- Так получается, что ключик, у Карабаса Барабаса должен быть, а не у Вас, бабушка?

- Какая я тебе бабушка? – возопила Тортила. – Внучок, тоже мне, нашелся! Посмотри на него, нахал!

- Простите, тетушка, я не хотел Вас обидеть, честное слово! Просто Вы очень похожи на мою бабушку. Нечаянно вырвалось, - не знал я, как ублажить обидевшуюся старушку. – Так что там с ключиком дальше-то было?

- Нечаянно… За такое нечаянно бьют отчаянно, нашел тоже бабушку, - бурчала, остывая черепаха. – Дальше что было? Так ведь Карабас Барабас его опять в этом же самом пруду и утопил.

- Специально? Прятал, что ли от кого?– не понял я.

- Да нет же! Опять обронил, растяпа. Ведь это же не мужик будет, если он два раза на одни грабли не наступит. Так и этот Карабас Барабас. Пришел опять к пруду и начал меня дразнить: «Ну что, старый плавучий чемодан, а это видела? Помнишь, грозила мне: «Клянусь – ни ты и никто другой не получат волшебного ключика!» А ключик – у меня, а ключик – у меня!» И начал крутить этим ключиком у меня под носом, дескать, что, съела? Ну, и докрутился, пока он опять не упал у него в пруд. Вот так ключик во второй раз у меня и оказался.

- Ну и дела! – удивился я. – Хорошо, а почему же тогда он в море оказался?

- Я подумала, что опять вокруг него начнется какая-нибудь чехарда, потому что, я тебе так скажу: там, где золото – там обязательно жди неприятностей. Это я уже на своем опыте убедилась. Опять начнут за ним охотиться все, кому не лень, перебултыхают весь пруд, мне покою никакого не будет. Вот я той же ночью тайком и сменила место жительства. Ну, а здесь я его надежно припрятала до поры до времени. Может, и сгодится на черный день: обменять там или продать…

- Так надежно, что почти сто лет ищите? – не удержался я.

- Да вот, склероз, проклятый, замучил. Думается мне, что упер его кто-то, не иначе. Ведь здесь, скажу тебе по секрету, - перешла на шепот Тортила, – сплошное жулье кругом! Ничего оставить без присмотра нельзя, тут же упрут!

- Так, с этим все понятно… А зачем же Вы его Буратино опять отдать хотите, я не понял? Черный день, что ли пришел? Так не лучше ли настоящему хозяину ключик отдать? Глядишь, хоть вознаграждение за это получите. Ведь, получается, что законный-то владелец – Карабас Барабас. Он же его и в первый раз потерял, потом свое себе же вернул, и опять потерял. При чем тут, вообще, этот Буратино?

- Как же, дождешься от этого бородатого охламона вознаграждения! От него вообще ничего хорошего ждать не приходится. Только и знает, что драться, дразнится, да матом лаяться. – Саркастически хмыкнула Тортила. - А Буратиночка пообещал мне за этот самый ключик подарить мне новый отдельный пруд со всеми удобствами в экологически чистом районе в полное мое владение. Буратино, он хоть и кукла деревянная, но есть в нем что-то такое... харизма, одним словом. Почему-то я ему больше доверяю, чем этому небритому… Хотя, кто его знает, ведь столько лет прошло, - вздохнула Тортила, - вполне может случиться, что и Буратино меня облапошит. Сейчас ведь такие времена - никому доверять нельзя. Каждый так и норовит обмануть…

При этих словах мне стало нестерпимо стыдно. Ведь, если подумать, я тоже пришел с единственной целью: обмануть старую больную черепаху. Хоть отдавай ей этот ключик безвозмездно, из простого человеческого сострадания. Ну, уж дудки! Распустил нюни, понимаешь! Долой всякий стыд и совесть, когда на карту поставлена моя личная, единственная, такая дорогая и неповторимая жизнь! Ведь не повезет же Тортила меня на берег просто так, за здорОво живешь, из одного сострадания? Нет, конечно.

- А на что Вам, тетушка, отдельный пруд сдался? Что Вам, тут, в море плохо живется, что ли? Общество опять же кругом, чисто и весело…

Черепаха воззрилась на меня своими маленькими глазками и даже покрутила лапкой в районе виска.

- Ты чего это, милый? В своем рассудке? Какой же дурак откажется от частного пруда? Вот ты сам, где предпочитаешь жить: в коммуналке с обществом или в отдельной квартире с удобствами? Вот то-то же…

- Значит, Вам очень хочется отдельный прудик заполучить? – уточнил я на всякий случай.

- Глупости какие-то спрашиваешь. Конечно, хочу, – подтвердила черепаха.

- А если я Вам найду золотой ключик, Вы за это поможете мне? – спросил я Тортилу.

- Да чем же я тебе могу помочь, мил человек? Ведь я старая, больная, бедная черепаха. Что с меня взять-то? – начала она тут же прибедняться. – Одна надежда была на этот ключик, да и тот украли.

Я вытащил из кармана ключик и показал его черепахе:

- На берег мне надо выбраться. Срочно. Одна надежда только на Вас, тетушка.

- Ой, милок, - не на шутку перетрусила Тортила. – Это же против воли самого Нептуна! Ведь я слышала, он тебя в Министры хотел назначить. А ты, значит, решил сбежать от него? Ведь это крамола. А ну, как поймают нас? Нет, я на это не пойду!

- А как же тогда отдельный пруд? Ведь просто так я вам ключик не отдам, – покрутил я ключиком у нее под носом.

- Денек-то хоть дашь на размышления? – озабоченно спросила старуха.

- Какой денек?!! Вы, что шутите! Мы и так с вами столько времени на разговоры потеряли. Двадцать секунд – не больше. «Да» – значит, поехали, «нет» – разбежались в разные стороны и весь сказ. Время пошло!

Я взглянул на часы. Они показывали без пяти минут пять часов. Это я почти два часа выгребал из дворца?! И выходит, что мне осталось до Сибири всего три часа.

Тортила картинно подперла лапкой голову и стала думать думу, что тебе Ковпак в Белорусской пуще… Я с беспокойством огляделся вокруг. Вроде бы все тихо, но меня насторожило едва ощутимое колебание воды – затухающая амплитуда волны. «Наверное, прилив или отлив начинается» - успокоил я себя.

- Да, задал ты мне задачку, – вздохнула черепаха. – А я вот возьму и Нептуну пожалуюсь, что ты мой ключик украл. Здесь каждая рыбина знает, что это мой ключик, и я его потеряла.

- В таком случае, больше вообще никогда не увидите ключик! – пригрозил я черепахе. - Спрячу его, а Нептуну скажу, что наговариваете Вы все на меня, я его и в глаза не видел.

Тортила опять задумалась.

- Нет, пожалуй, не вывезти мне тебя, Зю, сил уже тех нет. Стара я стала.

- Я все продумал, тетушка, - поспешил я ее успокоить, заметив, что желание иметь личный пруд все-таки перевешивает страх. И чтобы она не сомневалась, поднес ключик к ней поближе. – Поможете выбраться – ключ Ваш, а на нет – и суда нет.

Она шустро так, совсем не по-черепашьи, протянула, было к нему свою когтистую лапку.

- Ну, уж нет, тетушка, - я надежно спрятал ключик в карман и застегнул пуговку. - Получите его только на берегу, после удачно проведенной операции.

- А если не получится у нас ничего? – поинтересовалась старушка дальнейшей своей судьбой и ключика.

- Если не получится?.. Ну, тогда мы все трое: Вы, я и ключик отправимся в Северно-Ледовитый океан.

- Совсем очумел, малый? – возмутилась черепаха. – Мне туда никак нельзя! Я – животное южное, там сразу же и окочурюсь!

- Я тоже. Так что надо постараться, приложить все силы, чтобы все получилось. В случае удачи Вас ждет частный пруд, а меня - земная жизнь. Так что, надо настраиваться только на удачу! Ну, так что вы решили? – поторопил я Тортилу.

- Не отвлекай, видишь – думаю, – отмахнулась от меня черепаха.

- Время, время… - постучал я по часам.

- Мне хоть подзаправиться надо бы. – Нерешительно сказала черепаха. – Дорога ведь не близкая. Вот перекушу, а заодно еще подумаю…

И она тут же начала заглатывать какую-то плавающую микроскопическую дрянь. «Время тянет» - досадливо поморщился я.

Я вновь огляделся и увидел, как из-за дальней скалы, утесом возвышающейся метрах в пятистах от нас, выплыли какие-то неясные темные силуэты. Судя по размерам, это было одно из двух: либо большие рыбины, типа акул, либо Саидка с русалками. Да, быстро же разнеслась молва о моем побеге. Кто мог меня заложить? Но об этом уже не было времени думать …

- Извини, Тортилочка, времени больше нет на раздумья. На Земле дозаправишься…

Я ловко отодрал от себя прилипалу, довольно бесцеремонно приподнял Тортилу сзади за панцирь и пришлепнул к ее брюху паразитку, сразу оказавшись повязанным с черепахой одной упряжкой.

- Вперед! – гаркнул я, что было мочи, дернув Тортилу за хвост. – За нами погоня!!!

 

* * *

То ли от страха погони, то ли от неожиданности неприкрытого хамства с моей стороны, но Тортила проявила невиданную для ее возраста прыть! Видать, мечты о собственности дали свои результаты! Едва-едва передвигающаяся по дну, в воде она поистине творила чудеса. Я со своим бултыханием ногами, имитирующем моторчик, еле поспевал за ней, натягивая канат,... Читать следующую страницу »

Страница: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10


14 ноября 2018

Кто рекомендует произведение

Автор иконка Иван Соболев



6 лайки
1 рекомендуют

Понравилось произведение? Расскажи друзьям!

Последние отзывы и рецензии на
«Сказочная практика»

Нет отзывов и рецензий
Хотите стать первым?


Просмотр всех рецензий и отзывов (0) | Добавить свою рецензию

Добавить закладку | Просмотр закладок | Добавить на полку

Вернуться назад






© 2014-2019 Сайт, где можно почитать прозу 18+
Правила пользования сайтом :: Договор с сайтом
Рейтинг@Mail.ru Частный вебмастерЧастный вебмастер