ПРОМО АВТОРА
kapral55
 kapral55

хотите заявить о себе?

АВТОРЫ ПРИГЛАШАЮТ

Олесь Григ - приглашает вас на свою авторскую страницу Олесь Григ: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
kapral55 - приглашает вас на свою авторскую страницу kapral55: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
стрекалов александр сергеевич - приглашает вас на свою авторскую страницу стрекалов александр сергеевич: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
Сергей Беспалов - приглашает вас на свою авторскую страницу Сергей Беспалов: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
Дмитрий Выркин - приглашает вас на свою авторскую страницу Дмитрий Выркин: «Вы любите читать прозу и стихи? Вы любите детективы, драмы, юнорески, рассказы для детей, исторические произведения?»

МЕЦЕНАТЫ САЙТА

станислав далецкий - меценат станислав далецкий: «Я жертвую 30!»
Михаил Кедровский - меценат Михаил Кедровский: «Я жертвую 50!»
Амастори - меценат Амастори: «Я жертвую 120!»
Вова Рельефный - меценат Вова Рельефный: «Я жертвую 50!»
Михаил Кедровский - меценат Михаил Кедровский: «Я жертвую 20!»



ПОПУЛЯРНАЯ ПРОЗА
за 2019 год

Автор иконка станислав далецкий
Стоит почитать Дворянский сын

Автор иконка Юлия Шулепова-Кава...
Стоит почитать Солёный

Автор иконка станислав далецкий
Стоит почитать Про Кота

Автор иконка станислав далецкий
Стоит почитать Шуба

Автор иконка Юлия Шулепова-Кава...
Стоит почитать Боль (Из книги "В памяти народной")

ПОПУЛЯРНЫЕ СТИХИ
за 2019 год

Автор иконка Анастасия Денисова
Стоит почитать Отдавайте любовь 

Автор иконка Олесь Григ
Стоит почитать Есть явление более грозное...

Автор иконка Олесь Григ
Стоит почитать Любила словцо «экзистенционально».

Автор иконка Олесь Григ
Стоит почитать Монологи внутреннего Париса

Автор иконка Олесь Григ
Стоит почитать Бедный ангел-хранитель

БЛОГ РЕДАКТОРА

ПоследнееНовые жанры в прозе и еще поиск
ПоследнееСтихи к 8 марта для женщин - Поздравляем с праздником!
ПоследнееУхудшаем функционал сайта
ПоследнееРазвитие сайта в новом году
ПоследнееКручу верчу, обмануть хочу
ПоследнееСтихи про трагедию в Кемерово
ПоследнееСоскучились? :)

РЕЦЕНЗИИ И ОТЗЫВЫ К ПРОЗЕ

Вова РельефныйВова Рельефный: "Это же стихотворение. Зачем оно в прозе?" к произведению Покорила ты сердце моё навсегда

Игорь Храмов ТесёлкинИгорь Храмов Тесёлкин: "Я и не считаю, что достоин. Но Господь даёт - и я пишу." к рецензии на Апокалипсис онлайн Вопросы и ответы

Игорь Храмов ТесёлкинИгорь Храмов Тесёлкин: "Дискуссия и впрямь занимательная. По крайней мере она многое проясняет..." к рецензии на Апокалипсис онлайн Вопросы и ответы

Эльдар ШарбатовЭльдар Шарбатов: "Но, если более обобщённо рассуждать о том, можно ли постигать духовные..." к рецензии на Апокалипсис онлайн Вопросы и ответы

Эльдар ШарбатовЭльдар Шарбатов: "Яркий пример конфликта, в основе которого лежит размытие границ несовм..." к рецензии на Апокалипсис онлайн Вопросы и ответы

Вова РельефныйВова Рельефный: "Потому что не понимаю, как такое возможно. Вы осознанно задаёте вопрос..." к рецензии на Апокалипсис онлайн Вопросы и ответы

Еще комментарии...

РЕЦЕНЗИИ И ОТЗЫВЫ К СТИХАМ

Вова РельефныйВова Рельефный: "Васил, это точно ваш стих?" к стихотворению Решил детей усыновить

НаталиНатали: "Хорошо летом на даче, рядом лес , поле. Я люблю по..." к стихотворению Пока тружусь я в огороде

НаталиНатали: "Стихи понравились. Только истинная вера в Бога пом..." к стихотворению Хвала Всевышнему

НаталиНатали: "Хоть Петя, хоть Вова, дела идут хреново. Увы, до н..." к стихотворению Погазманились!

НаталиНатали: "Правильно написали, непонимание губит любовь." к стихотворению Непонятливый

НаталиНатали: "Стихи понравились, действительно самое прекрасное ..." к стихотворению А разум подчинился сердцу не спеша!!!

Еще комментарии...

Полезные ссылки

Что такое проза в интернете?

"Прошли те времена, когда бумажная книга была единственным вариантом для распространения своего творчества. Теперь любой автор, который хочет явить миру свою прозу может разместить её в интернете. Найти читателей и стать известным сегодня просто, как никогда. Для этого нужно лишь зарегистрироваться на любом из более менее известных литературных сайтов и выложить свой труд на суд людям. Миллионы потенциальных читателей не идут ни в какое сравнение с тиражами современных книг (2-5 тысяч экземпляров)".

Мы в соцсетях



Группа РУИЗДАТа вконтакте Группа РУИЗДАТа в Одноклассниках Группа РУИЗДАТа в твиттере Группа РУИЗДАТа в фейсбуке Ютуб канал Руиздата

Современная литература

"Автор хочет разместить свои стихи или прозу в интернете и получить читателей. Читатель хочет читать бесплатно и без регистрации книги современных авторов. Литературный сайт руиздат.ру предоставляет им эту возможность. Кроме этого, наш сайт позволяет читателям после регистрации: использовать закладки, книжную полку, следить за новостями избранных авторов и более комфортно писать комментарии".




Разведчики


Gbkmcjy Gbkmcjy Жанр прозы:

2 декабря 2016 Жанр прозы Военная проза
1268 просмотров
0 рекомендуют
0 лайки
Возможно, вам будет удобней читать это произведение в виде для чтения. Нажмите сюда.
РазведчикиЧеченская война. Два близнеца призваны в армию. Волею судеб они оказываются в разведке. Группа разведчиков получила приказ определить местонахождения банды. Им противодействует полевой командир Ваха. Один из братьев тяжело ранен, второй клянется отомстить, но спешит спасти.... Психологическая ломка боевиков и их командира. Молодых героев ждут девушки, но….

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Разведчики

 

 

От автора

 

Кавказ. Седой Казбек   бесстрастно взирает  на: леса, быстро  мчащиеся вниз реки, на:  неприступные скалы,  и угрюмые ущелья. Многое он повидал на своем веку, его уже ничем не удивить: ни войной, ни красотой горного пейзажа. Человек, попавший первый раз в горы, очарован ими.  Нельзя не восхищаться первозданной их красотой, когда  восходящее солнце окрасит первыми лучами седые вершины, откроет неповторимую картину гор.  В этот час вершины окутаны сизой, клубящейся дымкой,  которая, как бы нехотя стекают в долины, раскрывая изумрудную зелень лесов, задумчивость скал.  И только глубокие и угрюмые ущелья безмолвно хранят вековые тайны. 

Не всегда, красота правит миром.  В зимние месяцы, случаются метели, иногда лавины, оглашая окрестности своим грохотом, несутся вниз, сметая все на своем пути.  Горе путнику, задержавшемуся на горной тропе…

Из века в век,  жизнь на Кавказе   наполнена войной, набегами, межродовыми столкновениями, кровной местью (вендеттой).

Пушкин писал:

 

«Кавказ подо мною. Один в вышине

Стою над снегами у края стремнины;

Орел, с отдаленной поднявшись вершины,

Парит неподвижно со мной наравне.

Отселе я вижу потоков рожденье

 И первое грозных обвалов движенье».

 

Будто бы эти стихи написаны исключительно  о  горном пейзаже, но  в них видится предсказание грозных событий, которые будут потрясать не только горы Кавказа, но и равнины России.  Затяжная война привела к тому, что Кавказ был  присоединен к государству Российскому, но  не покорен,  скрытая война не прекращается, и по сей день.

Отделкой золотой блистает мой кинжал,

Клинок надежный, без порока;

Булат его хранит таинственный закал —

Наследье бранного востока.

Наезднику в горах служил он много лет,

Не зная платы за услугу;

Не по одной груди провел он страшный след

И не одну прорвал кольчугу.

                                     М. Ю. Лермонтов.

 

 

 

Разведчики

Стадион центральной усадьбы совхоза «забит» до отказа. Местная футбольная команда принимает лидера футбольного чемпионата района.  Игра должна определить, кто станет чемпионом. Болельщики кричат, свистят, им хочется  отпраздновать победу. Здесь же расположилась компания, которой важен сам процесс, они лишь изредка окидывают взглядом поле и помаленьку потягивают пиво. Молодые женщины лузгают семечки, иногда кричат такое, что и от мужчин редко можно услышать. Затем оглядываются, слышал ли кто их «искрометную» фразу, адресованную судье, смеются.

—Ну, ты и выдала, люди же рядом.

—А что же он свистит все время в одну сторону. Никто не слышал, все орут на судью.

 Маленьким детям нет дела до того, что происходит на поле. Они носятся на велосипедах.  Забитый гол  в ворота гостей приводит в восторг пришедшую поболеть публику.

Неподалеку стоят две девушки, они тревожно переговариваются, а когда шум стал сильным, одна из них потянула другую в сторону.

—Света, отойдем, у меня  плохая новость.

—Для кого плохая?

—Для нас обеих.

—Говори, Таня,  не томи,  говори!

—Славика и Сергея Тарасовых забирают в армию.

Света прижала руки к груди и тихо сказала:

— Хоть и знали, что заберут, а все равно страшно.

—Война в Чечне, если туда попадут, то их могут убить, — крупная капля слезы застыла на ресницах Татьяны, — у меня для них повестки.

—Когда забирают? — Света сделала шаг к подруге и тронула ее за плечо.

—Через три дня….

—Девочки, что вы там стоите? Наши гол забили, радость то какая! Идите сюда! — курносая, с пышными, распущенными  волосами, девушка звала их, радостно подпрыгивая на месте, и призывно махая руками.

Света и Таня продолжали стоять.

Светлана покосилась на неё.

— Люда Нестерова еще не знает, что её Сергей скоро уйдет в армию.

—Мой Славик тоже…, — Татьяна всхлипнула и прижала к груди повестки.

—Света Голубева!  Киреева!  Да что с вами приключилось?

Нестерова  подбежала к подругам, но увидев их напряженные лица, тревожно спросила:

—Ой! Девочки!  В чем дело?

Тем временем матч подходил к концу. Болельщики кричали судье:

—Время! Судья, уснул что ли?

Но судья не торопился с финальным свистком. Мяч метался по штрафной площади хозяев, попадал в штангу, но в ворота не шел. Болельщики стали напоминать судье об окончании матча уже более требовательно, грозя (как это иногда случалось) поколотить.

—Судья, ноги повыдергиваем и скажем, что так и було!

Вот он момент истины. Нападающий приезжей команды бьет по воротам в упор, но Сергей вытянулся в струну и берет мяч.

—Ух, ты! Молодец Серега! Настоящий вратарь!

Звучит финальный свисток судьи, который извещает о том, что чемпионом района стала команда  совхоза «Победа». Довольные болельщики устремились к своим любимцам.

—Молодцы, ребята!

—Это надо обмыть!

—Чемпионов отодрали!

Славик подошел к брату.

—Молодец, братуха, ты нас сделал чемпионами, такой мяч вытащил!

Крик Люды Нестеровой разорвал радостный гомон толпы, заставил всех замолчать и расступиться перед бегущей девушкой.

—Сережа, миленький мой Серёжа!

Девушка бросилась на грудь недавнему вратарю, который отбросив перчатки,  на миг прижал ее к себе,  и потом, отстранив ее, заглянул в полные слез глаза.

—Что случилось?

—Вас забирают в армию, в Чечню там вас могут убить.

—Успокойся, почему именно в Чечню? Много других мест, где служат ребята, — затем помолчав несколько мгновений, сказал,— в Чечне тоже кто-то должен служить.

Стоящие вокруг болельщики притихли, будто забыли о победе любимой команды. У всех еще стояли перед глазами похороны солдата-односельчанина погибшего в бою с боевиками.  Еще звучали в сердцах людей выстрелы траурного салюта….

 

***

Проводы в армию  традиционно проходили торжественно. Молодого человека отправляли в далекие края добрыми напутствиями, песнями под гармошку. На лицах провожающих не было тревоги, все верили, что юноша, там, в армии станет мужчиной.  Будущие солдаты, с малых лет знали, что они станут защитниками отечества, того  кто не служил в армии, считали ущербным человеком.

Грянула перестройка, которая рушила на своем пути все и даже те устои, которые казались незыблемыми.  Народ стал спрашивать у государевых мужей: «За что гибнут наши дети? Что мы забыли и что искали в Афганистане?»

На проводах Сергея и Славы, говорили бодрые речи, но все думали о другом: «Там в горах Кавказа льется кровь, что уготовила судьба молодым, полных силы парням?» Заиграла гармонь, кто-то затянул:

 

А куда ж ты, паренек? А куда ты?

Не ходил бы ты, Ванек, да в солдаты!

В Красной Армии штыки, чай, найдутся.

Без тебя большевики обойдутся.

 

Со скамьи соскочил небольшой мужичок, поднял руки и что есть мочи закричал:

—Стойте! Стойте! Я буду петь дальше:

 

Не большевики они уже, а демократы,

Не пошлют они своих чад во солдаты.

Не пустят на войну сыновей ротозеи,

Другие будут кровушку лить за Россею!

 

Сдержанное молчание на миг воцарилось над столами, затем вспенилась тишина злобными криками:

—Не вырубил товарищ Сталин сволочей, надо всех под корень…

—У Сталина сын воевал и сгинул за Родину, а эти отправляют своих недорослей за границу. Уроды!

—Сталин тоже хорош, сколько загубил народа.

Споры, разгоряченные спиртным, вскоре могли перерасти в драки. Жены, кто уговорами, а кто более жесткими методами растаскивали своих мужей по домам.

Сергей и Славик помогали им и благодарили  их за участие в проводах.

Постепенно лавки у столов  опустели, только молодежь не спешила по домам.  У них свой стол, у них свои разговоры. Звучали тосты за благополучное возвращение домой. Люда Нестерова сидела  рядом с Сергеем, она не скрывала печали, а Таня Киреева,  положив на плечо голову Славика, едва сдерживала слезы. Разговоры о разном, всё равно свелись к Чечне.

—Не боитесь попасть в Чечню? — спросил у Славика рыжеватый парень  и,  выдержав небольшую паузу, добавил, — убить же могут в восемнадцать лет. Жизнь только начинается.

Славик немного помолчал, но этого хватило, чтобы  прозвучал другой вопрос:

—А какой выход?

Пауза, заполнившая некоторое время, сменилась  злой и решительной фразой Саши Петренко:

—А если послать их подальше и не ходить, в армию и не становиться пушечным мясом?

Задумались все, и Славик получил возможность говорить:

— А Вы знаете, что за это бывает?

—Знаем! Тюрьма.

—В тюрьме отсидишь, но будешь живой …, не сдавался Саша.

—Ага, и возможно здоровым.

За столом стало шумно, говорили все.

Когда за столом многие умолкли, Славик, наконец, смог ответить на вопрос рыжеватому парню:

—Тебе тоже скоро заметут, спроси у себя. Я же скажу, что страшно, страшно уйти из дома, оставить родителей, оставить Таню, страшно подумать, что меня может скоро не быть…

—Ой! Слава, не говори так, я тебя дождусь, молиться буду день и ночь! Бог убережет тебя.

Со скамьи порывисто встал Сергей, его решительный вид заставил всех замолчать.

—Что вы заныли? Страшно, в тюрьму собрались идти? Я пойду туда, куда призовут! И точка! — он повернулся к брату и спросил, — правда, брательник? Мы же с тобой близнецы

—Правда, Серега, правда, плечом к плечу, как у нас с тобой всегда было! Давайте погладим нам дорожку и пора расходиться, завтра в военкомат, Славик стал наполнять рюмки водкой….

На востоке зародилась Луна и повисла на безоблачном осеннем небе.  Впереди шли Сергей и Людмила, чуть отстав,  Славик и Таня.  Люда оглянулась и недоуменно спросила:

— Сереж, а зачем они идут за нами?

—Ты оглянись. Они уже куда-то свернули.

Люда оглянулась и, убедившись, что за ними никто не идет, потянулась к Сергею. Он обнял ее, дыхание становилось все более частым.

—Пойдем на сеновал, там я уже все приготовила….

Звезды поблекли, предрекая  рассвет. Сергей приподнялся сел, потом повернув к себе Люду, спросил:

—Скоро начнется новый день. Какая она новая жизнь нас ожидает? Ты будешь меня ждать?

Она обвила его шею руками.

—Я обязательно дождусь тебя! Дождусь. Обещаю!

Он пытался рассмотреть ее глаза, но еще не растаявшая тьма ночи не позволила ему этого сделать.

Рассвет все ближе, ночь расставила все по своим местам, но одна мысль не давала покоя Людмиле.

—Сережа, а почему на тебя весь вечер пялилась Света Голубева? У тебя с ней что-то было?

—Спроси у неё, я откуда это знаю.

— И спрошу, но ты не ответил на вопрос.

—У меня никого кроме тебя не было….

 

***

Славик и Таня свернули к дому Тарасовых.

—Идем к нам домой, там кухонька пустует.

(Примечание автора.  На юге России в селах, отдельно от дома, строили летние кухни)

—А родители?

—Они спят в доме.

—Вряд ли они уснут в такую ночь.

—Все равно кухня пустая. Мы тихонечко пройдем. Идем!

—Может Сергей и Люда там?

—Их там нет.

—Почем знаешь?

Славик замялся, затем неуверенно буркнул:

—Знаю.

Таня повернулась к нему.

Откуда знаешь? На чем канались?   (Примечание автора.  Канаться,  — означает тянуть жребий).

Славик вместо ответа обнял её и шепнул на ухо:

— Идем, моя любимая Танюха. Идем.

Кухня оказалась просторной,  она была разделена на две половины фанерной перегородкой.  У стены второй комнатки стояла кровать.

—Проходи, что стоишь.

Таня повернулась к нему.

—Я не смогу….

—Я уйду, а ты останешься нетронутой? Зачем шла, расстались бы там, на улице, —  в его голосе звучала горечь обиды , —  а вдруг я останусь «не целованным».

—Не говори так! Ты будешь жить, и я дождусь тебя, клянусь жизнью своей!

Славик присел на кровать, отвернулся.

—Клянешься жизнью, а сама не веришь, что вернусь, бережешь себя….

— Дело не в том, что я берегу себя, не могу, совсем по другой причине. Ты же наверно знаешь, что у нас бывают…, — она примолкла, чтобы обнять его и поцеловать, — нам просто не повезло. Ты вернешься, я дождусь и буду только твоей.

Славик обиженно  молчал.

Таня некоторое время раздумывала, затем стыдливо сказала:

—Не веришь, проверь…., — затем решительно взяла его руку, потянула к себе, — Проверь! Проверь….

 

***

Михаил  Федорович Тарасов, придя домой с проводов сыновей, налил граненый стакан водки и залпом выпил, но сон не шел. Рядом ворочалась жена иногда что-то шептала. Хлопнула калитка палисада.

Валентина Максимовна  вскочила и бросилась  к окну, отодвинув занавеску, проводила глазами Славика и его девушку до дверей кухни. Когда вернулась, сообщила мужу:

—Славик с Таней в кухню зашли.

Отец никак не отреагировал на ее сообщение.

—Что ты молчишь? Там может случиться….

—Замолчи, мать, у нас разве по-другому было?

—Было-то было,  но…, — она вдруг замолчала, затем спросила, — ты, похоже, знал, что они придут?

—Знал. Сыночки канались — кому достанется кухня.

—Как же это было??

—Сергей бросил палку, а Славик поймал, затем, по очереди брались за нее. Рука Славика оказалась сверху, — вот он и привел Таню.

—Таня хорошая, серьезная девочка. Она дождется Славика, а вот за Люду такое сказать не могу. Не уверена я. Ты меня слышишь, отец?

Отец, тяжело вздохнув, отвернулся. Максимовна, не дождавшись ответа, всхлипнула.

—Не приучены мы молиться.

—Молиться? — Михаил Федорович принял прежнюю позу, — молитва не поможет.

—Не говори так, сыновья идут в армию, а ты плохо говоришь о Боге.

—Ничего о Боге плохого не говорил и не скажу. Если бы Бог отвечал на все молитвы, то никогда никто бы не болел, никто не воевал, и вообще ничего плохого бы не случалось. Здесь все по-другому. Бог дает человеку судьбу, и никто не может ее изменить.

—Но Бог- то может! — почти крикнула  Валентина.

—Он все может, но как его об этом упросить.

—Буду просить его день и ночь, день и ночь…, — она соскользнула с постели и пала на колени перед недавно приобретенной иконой….

 

***

Утром у стен военкомата,  собралось много народа. Со всех окрестных сел автобусами привезли призывников и их родных и друзей.

По старой традиции в толпе надрывался баян, но звуки музыки казались лишними и баянисты быстро это поняли, как-то стыдливо отходили к автобусам.  Сергей и Славик, отметившись о прибытии, стояли вместе с провожающими их родными.  По толпе пронесся гул, люди из уст в уста передавали, что через десять минут, быть готовым к отправке. На Крыльцо военкомата вышел офицер и зычно подтвердил:

—Товарищи призывники и провожающие, посадка на автобус через десять минут.

Валентина Максимовна торопливо открыла потрепанный кошелек и стала рыться в нем. Наконец она подняла полные слез глаза и просящим голосом сказала:

—Не откажите матери, примите  крестики, которые я освятила в церкви и которые оборонят вас от смерти.

Она шагнула к Славику:

—Иди ко мне сын, ты первый появился на свет Божий, тебе первому даю крест.

Славик смущенно огляделся. Десятки глаз смотрели на него, но он не стал перечить матери, шагнул к ней и низко поклонился. Через несколько секунд медный крест на веревочке был на груди у парня. 

—Спасибо, мама, мы  вернемся, если даже придется пройти через огонь и воду.

—Иди ко мне Сережа, иди.  Иди, пусть и тебя хранит Господь.

—Славик все правильно сказал, мы вернемся, мама, не плачь! — поправляя только что надетый на его шею крест, говорил сын.

Мать, расставив руки, старалась обнять сыновей и навзрыд плакала.     

—Отойди, мать, дай и мне с сыновьями попрощаться.

Валентина Максимовна отошла, спрятав лицо, а отец, подойдя к сыновьям, никак не мог сказать слова. Комок стоял в горле, слезы, так некстати наворачивались на глаза.

—Помните, сыны! Самый тяжелый груз — это когда родители хоронят своих детей. Помните это, оберегайте друг друга. Мы вас будем ждать!

Его рука  осенила их крестным знамением трижды

—Строиться! Родители бросились к сыновьям, но офицеры торопили, а призывники неумело образовывали строй. Перекличка призывников продолжалась недолго. Пришла пора прощания с невестами и подругами. Повсюду слышны слова:

—Я буду ждать! Возвращайся скорее! Я обязательно дождусь!

 

***

Подъехали автобусы, зазвучали команды на построение. Сержанты, которые должны сопровождать призывников, искали своих подопечных и один за другим докладывали офицеру о том, что все призывники прибыли и готовы к отправке.

Посадка   не заняла много времени, и под возрастающий гомон  прощальных криков, автобусы тронулись с места, протяжно сигналили.

В автобусе Сергей обратил внимание на  плотного, среднего роста парня, которого он не раз видел.  Компания, которой он, видимо, верховодил, всегда присутствовала на играх, проходивших на районном стадионе.  Сергей взглядом указал на него:

—Узнаешь?

—Узнаю и даже знаю кое-что о нем.

— Расскажи.

—Это Павел Пчелин. Он знаменит тем, что занимается самбо, выступал на областных соревнованиях в Ростове-на-Дону.   Кого-то из местных  он победил, а тот  назначил стрелку. Посмотри, около него,  ещё двое из его команды, они тоже были с ним.

— И что было дальше?

Пошли втроем на встречу, где Пашка опять взял чемпиона  болевым приемом. Тот не признал победу и бросился в драку. Все закончилось в ментовке. Пашку и его друзей вытурили из команды. Он организовал что-то вроде секции. К нему многие пришли. Помнишь, была большая драка между русскими и кавказцами. Говорят, что его команда была там. Он опять попал в милицию, но скандал не стали раздувать, замяли.

—Ты откуда это все знаешь?

—Помнишь, у тебя была травма, и я один ездил в сборную района?

Помню. И что?

—Там ребята все и рассказали.

Мне, почему не сказал?

—Да, как-то не пришлось.

К ночи  прибыли в город Батайск, на сборный пункт,  и через два дня, поезд вез их под Москву. В вагон вошел офицер, его бодрый голос рассказал правила поведения,  во время следования поезда. В конце своей речи объявил:

—Все, сынки, кончилось ваше детство, гражданская жизнь тоже позади. Вы будете служить  в общевойсковой части. Попросту в пехоте.

 На исходе вторых суток, последовала команда выходить из поезда и занять места в грузовиках. Несколько автомобилей «Урал» везли призывников сквозь тьму ночи и лес, пока не остановились у ворот с часовым. До утра успели побывать в бане, и облачиться в солдатскую форму. Утром отдыхать не пришлось, весь день получали все то, что необходимо солдату. Для хохмы, прапорщик выдавал  большие размеры маленьким новичкам и наоборот. Примерка  шинелей, бушлатов  закончилась к вечеру.  Добравшись, наконец, до подушки, бывшие мальчишки, теперь уже солдаты мгновенно засыпали.

6-00Утро, за окнами густая тьма.  Дневальный по казарме,  согласно с уставом, орет во всю глотку:

—Рота подъем!  — добавляет от себя, — кончай ночевать, лежебоки.

Трудно разодрать глаза и поднять голову, но сержант торопит, а дневальный опять орет:

—Строиться на физзарядку. Форма одежды №1.

Долго тянулись дни, отведенные на изучение курса молодого бойца.  Сергей и Славик подружились с Пашкой Пчелиным и его друзьями Николаем Потемкиным и Сашей Назаровым.  К ним примкнули еще несколько человек. Верховодил, конечно, Пашка и никто этого не оспаривал.  Свободное время  он учил свою команду приемам самбо и преуспел в этом.

Перед отправлением их в подразделения, он собрал совет.

—Вы, наверное, знаете, что как только мы попадем в свои роты, начнутся нападки «стариков».

—Да, уж наслышаны.

Один из солдат поделился тревожным содержанием письма от родителей,  в котором они писали, что   парень из их поселка не выдержал издевательств и расстрелял обидчиков и застрелился сам.

—Он застрелился потому, что был один. Если станем друг за друга стеной, плечом к плечу, без страха и предательства, нас станут бояться. Тот, кто не согласен со мной пусть уходит. Пусть уходит сейчас.

—Паша, нас разберут по разным подразделениям….

—Это неважно, главное всем стоять на своем. Если станут наезжать, мы с ними разберемся. Кто не согласен, тот уходит.

—Подожди, Паша, есть еще вопрос.

—Говори.

—Есть одна закавыка, которая все сводит на нет.

—Какая?

—За «стариков» встанут сержанты и офицеры.

—Серьёзный вопрос, но  если мы защищаться не станем, то кому-то придется стреляться. Кто боится «стариков», сержантов, офицеров, пусть уходит и на нашу помощь не рассчитывает.

— Два солдата молча, встали и ушли, третий сказал:

—Паша, ты создаешь банду. Если на гражданке это проходило, то здесь такое не прокатит.

—Я никого не принуждаю, не хочешь, катись дальше.

Пять  оставшихся парней  свели свои правые руки в единый кулак, Павел положил свою руку сверху, символически объединяя союз, он становился его главой.

—Пусть всегда так и будет! Один за всех, все за одного!

 

 

***

В выходные дни в Доме культуры совхоза устраивали дискотеки. Молодежь танцевала под  местный ансамбль. Блики цветомузыки метались  в полутемном зале.

Подружки, Света, Таня и Люда танцевали  в общем кругу.  Наконец, под крики танцующих, музыка стихла. Юноши и девушки остались стоять там, где их застала пауза в музыке. Они с нетерпением смотрели в сторону музыкантов, но они по какой-то причине продолжать играть не спешили. Вдруг Света отошла к стене, прислонилась к ней, опустила голову.

—Света, что с тобой, что случилось?

—Мы здесь пляшем, задницами вертим, а ребята….

—Все хорошо у парней, вчера весточку получила, не дав договорить, выпалила  Таня.

—У Славика хорошо, а у Сергея? — Света  подняла взор.

—Все у них нормально.  Давно замечала, что ты по нему сохнешь, но что так серьёзно….

—Хожу,  как полоумная, о нем все думаю. Иногда даже забываю, что делаю.

—Он же со Светой живет, — возмутилась Таня.

—Догадалась уже, но отказаться от него не могу,— Света спрятала лицо в ладонях, отвернулась.

Таня повернула подругу к себе лицом.

—Глупая ты! Закрути с кем  либо, и все наладится. Ты его ждешь, а он придет и к Людке.

Света молча, пожала плечами, мол, ничего поделать не могу.

—Выброси все из головы. Смотри, как на тебя смотрит Гена Корнев.

—Ты лучше скажи, где ребята?

—Под Москвой.

—Славик тебе правду пишет?

—Раньше такого не было, всегда правду говорил.

—А у меня  тревожно на душе, сны плохие вижу.

Опять заиграла музыка, мешая им говорить. Таня потянула подругу за руку.

—Выйдем на улицу, там поговорим, а то еще Людка прискачет, — выйдя не свежий воздух, спросила,— почему ты думаешь, что он пишет неправду?

—Не знаю, тревожно мне.

—Ну, ты, Светка, дура! Придумала всякую ерунду и меня напугала!

Из танцевального зала вышла Люда и невольно услышала последние фразы разговора. Разгоряченная танцем  она еще веселым голосом спросила:

—О чем тревожитесь?

В ответ девушки молчали.

—Говорите же, — почти закричала она.

—Вот Света видела, плохие сны, беспокоится за ребят.

Люда шагнула к Светлане и заглянула в ее лицо, на котором увидела невысохшие слезы.

—Голубева, на проводах ребят я заметила, что ты с Серёжки глаз не сводишь, — её ироничный голос менял свою окраску, становился визгливым и злым, — ишь чего захотела, вот на тебе, выкуси.

Людмила стала совать в лицо Светы кукиш.

— Мой Сережа, мой и никогда его тебе не отдам.

Татьяна оттолкнула Нестерову.

—Прекрати орать! Она перед тобой не виновата, сама знаешь, сердцу не прикажешь.

—А ты что за нее выступаешь? Подруга называется!

—Я не только твоя подруга!  Светина тоже! Глаза вылупила и орешь! Успокойся, Сергея у тебя никто не отнимает, скажи лучше. Когда ты получила письмо от Сергея.

—Вчера. А тебе какое дело?

—Я тоже вчера…,—Татьяна задумалась, — Это совпадение или они темнят.

—Вечно  ты придумываешь! Счастливо оставаться!

Людмила отошла на несколько шагов, затем повернулась  и зло засмеялась:

—Придет Серёжа, на тебя и не взглянет, он мой и будет моим, куда тебе до меня? За мной пол села бегает. Утешься Геной Корневым!

 

***

Павел Пчелин, Славик и Сергей Тарасовы попали  в одну роту,  а Николай Потемкин и Саша Назаров  к саперам. Так уж получилось, что оба подразделения оказались в одной казарме и друзья имели возможность часто видеться. Не прошло и несколько дней, как  Назарова избили. На нем рядовой, второго года службы, Телегин отрабатывал удары  каратэ.

—Расскажи, как это все происходило, — приказал Павел.

Подходит ко мне Телегин и говорит:

—Ты мой денщик. Для начала постираешь мне форму и начистишь сапоги. Да, чтобы блестели.

—Ты, что ответил?

— Послал, а он мне говорит: «Ну, ты, салага, попал». Вечером приходит дневальный по казарме и передает приказ командира нашего отделения  Кондратенко прийти в каптерку. (Примечание автора. Каптерка — это место для пребывания  сержантов  подразделения)        

Захожу в каптерку, докладываю, что прибыл, а они водку пьют. Телегин подошел ко мне и плюет слова через губу:

—Что же ты, молодой, старика,  обидел? Не просто обидел, ты меня послал. Ты знаешь, что за это бывает.

—Отвечаю ему: «Знаю»

—И что же ты знаешь?

—Я рассказал историю про солдата, который расстрелял своих сослуживцев.

«Ну, ты и борзый», — сказал он и неожиданно бьет меня в лицо. Я попытался ответить, но сержант Кондратенко,  как заорет: «Что в дисциплинарный батальон захотел?» Короче, накинулись, били, затем поставили меня у стены, а Телегин стал показывать на мне приемы каратэ.

—Собираемся вечером, — Павел задумался, — разберемся.

За час до отбоя дневальный по казарме орет:

—Сержант Кондратенко и рядовой Телегин,  прибыть к дежурному по части, срочно.

Кондратенко вышел из каптерки.

—Дневальный, кто приказал нам идти  к дежурному по части?

—Позвонили по телефону.

Кондратенко и Телегину предстояло пройти  мимо курилок, густо обсаженной  кустарником. Едва они поравнялись с нею, как им преградили дорогу и предложили войти  в курилку.

—Мы идем к дежурному по части, — почувствовав опасность, сказал Кондратенко.

— Он уже здесь, заходите.

Через мгновение они сидели на лавках.

Сержант оценил ситуацию, попытался урезонить молодых солдат:

—Вы знаете, что вам будет? Вы напали на сержанта, старше вас по званию. Мало того, вы восстали против стариков, мы вас закопаем.

—Это состоится только тогда, если  кто-то об этом узнает  и если вас сегодня не закопаем.

Кондратенко дернулся и тут же почувствовал, как лезвие ножа коснулось его груди.

Сиди и не рыпайся, — ласково шепнули ему на ухо.

—Телегин, ты хвастаешься, что владеешь каратэ, — Пчелин четко выговаривал слова, —  я предлагаю тебе честный бой со мной, бой без правил, попросту драку со мной. А то ты мостак отрабатывать удары на беспомощных соперниках. Согласен?

Телегин молчал.

—Что? Жим, жим? Я тебе скажу больше, ты получишь ударов столько же, а то и больше, чем нанес вчера Назарову, причем при любом раскладе. Я тебе даю возможность защищаться, а ты молчишь.

—Согласен.

Идем на травку. Смотрите в оба за сержантом, он, наверное, понял, что шутить не будем.

—Начнем, — скомандовал Пчелин.

—Я тебя сейчас урою, — процедил сквозь зубы Телегин.

—Давай начинай, — язвительно ответил Пчелин.

Телегин оставался на месте.

—Что же ты стоишь, трусишка- зайка серенький, хочешь урыть меня, а сам стоишь, — Пчелин сделал ударение на словах «трусишка- зайка серенький».

—Это ты хотел вернуть мне должок, начинай.

Соперники стали в борцовские стойки

Павел обманным движением подставил себя под прием.  Наносящую удар руку  Павел перехватил, заученным движением вывернул её. Раздался характерный хруст, Телегин повалился на траву и стал кататься по траве, воя от боли.

Пчельников нагнулся над ним и громко, чтобы все слышали, сказал:

—Еще раз обидишь кого-то из молодых, все кости переломаю. Вздумаешь мстить, — это будет твоя последняя мысль. Теперь с сержантом Кондратенко. С этой минуты  ты, сержант,  будешь вести, так как тебе положено в армии, а если будешь продолжать то, что было раньше, тебе не повезет!

Мы надеемся, что о нашем приятном разговоре никто не узнает. Если объявите нам войну, то она состоится, но советую подумать над тем, что «старикам» скоро домой, а на войне как на войне.

Происшествие сохранить в тайне не удалось. Хирурги диагностировали у Телегина перелом предплечья, причем дали заключение, что такие переломы часто встречаются у спортсменов. В данном случае перелом руки произошёл при воздействии  силового приема.

Командир роты – капитан Пеший  усадил перед собой Павла Пчелина.

—Рассказывай, что как и где было?

—Ничего не было, и быть не могло.

—Ты пойми, приедут особисты, просто так не отвертишься, не таких орлов раскалывали.

—Лучше бы особисты прекратили то, что происходит в казармах, — зло огрызнулся Пчелин.

—Я знаю, что происходит в казармах, но изменить ситуацию непросто. Многие молодые офицеры живут уже по другим законам, а без их помощи …, — капитан  в подтверждение сказанному пожал плечами и развел руки, в глазах его: то ли недоумение, то ли беспомощность.

—Я все понимаю, но мы должны, же как-то защищаться. Не скот же мы, который безмолвно идет на бойню. Одним можно отрабатывать приемы каратэ на телах более молодых товарищей, за другими приедут из военной прокуратуры.

—Почему ко мне не обратились?

—Товарищ  капитан,  Вы же только что сказали, что изменить ничего не можете.

Пеший потупил взгляд.

—Ты прав, но я бы возможно чем-то помог.

—Попытались бы спустить все на тормозах и все пошло бы прежним путем. Это же не первый случай?!  А так мы проучили одного, другие задумаются.

—Ты думаешь, что среди старослужащих не найдутся такие же, как вы?

—На войне, как на войне.

Капитан тяжко вздохнул.

—Говоришь: «На войне как на войне?» Ты войны еще не видел, а слухи ходят, что там мы вскоре окажемся. Что стрелять начнете друг в друга?

—Не исключено. Каждый должен отвечать за свои поступки.

Ты думаешь, о чем говоришь?

Павел не успел ответить, вошел лейтенант.

—Разрешите войти, товарищ капитан.

—Уже вошли, представьтесь.

—Следователь военной прокуратуры лейтенант  Орлов. Прибыл для расследования происшествия в вашей части.

—Расскажите яснее,  — капитан Пеший  протянул руку для приветствия и без обиняков спросил, — что нарыла прокуратура?

—Практически ничего, знаем, что рядовому Телегину нанесена травма,  скорее всего в драке.

—Об этом мы сейчас и беседовали с бойцом.

—Что же выяснили?

—Выясняли то, что надо найти способ прекратить дедовщину. А как  прекратить, леший ее знает.

—Как я понимаю, виновник сидит напротив вас?

—Не знаю, виновник  он или помощник в этом многотрудном деле?

—Хорошо, пусть все расскажет, а мы поймем, кто он.

—Я думаю, что он не откажется, думаю, что протокол писать  пока не надо, — капитан Пеший просительно взглянул на лейтенанта.

—Пока, я с Вами согласен, товарищ капитан. Рассказывай, боец.

—Что тут рассказывать. Вскоре по прибытию нас в подразделение, рядовой Телегин назначил рядового Назарова своим денщиком и хотел заставить стирать форму, чистить сапоги, а когда он отказался, вызвали в каптерки, избили. Телегин отрабатывал на нем удары.

—У Назарова есть следы побоев?

—Есть и много.

—Ясно, что было дальше?

—Позвонили по телефону и сказали, что сержанта Кондратенко и Телегина вызывает дежурный по части, подстерегли их и затащили в курилку.

—Били?

—Нет.

—Зачем сержанта вызывали?

—Это он приказал Назарову прийти в каптерку.

—Продолжай.

—Я предложил Телегину честный поединок со мной.

—Он согласился, результат вы знаете.

—Что делал в это время сержант Кондратенко?

—Сидел смирно.

—Товарищ капитан, я бы хотел, чтобы Вы вызвали  сержанта, — лейтенант уселся удобнее, открыл планшет.

—Лейтенант, мы договорились без протокола.

—Они напишут объяснения, без этого никак.

—Дневальный, позови Кондратенко.

Кондратенко   дал ответы на все вопросы, следователя. Они полностью подтверждали рассказ Пчелина.  С таким же успехом закончились беседы с остальными участниками происшествия.

—Опять вызвали Пчелина.

Лейтенант с интересом взглянул на него.

—Ты владеешь самбо?

—Кандидат в мастера спорта.

—Это не показатель!

—Выступал на областных соревнованиях. Призовые места, и одно первое.

Лейтенант уехал, а на следующий день капитан  Пеший вызвал к себе Пчелина, Тарасовых и Потемкина и Назарова.

У стола сидел майор. Пчелин вошел первый, он не успел доложить о прибытии, как в него полетел настольный прибор. Пчелин не стал отбивать снаряд, а поймал  его.

—Ты и есть, как я понимаю, Пчелин?

—Так точно, товарищ майор.

—Да, я майор Николай Иванович Стальнов. Кто же у вас д’ Артаньян?

Солдаты молчали, они приготовились к самому худшему.

—Ладно,  Атосы, Портосы, Арамисы, не стану вас томить. Я забираю вас к себе разведывательную роту. Согласны?

Лица парней расцвели улыбками.

—Ну,  вот и ладненько, собирайтесь, я из вас дурь выбью, а нужное  оставлю.

—Товарищ майор, разрешите обратиться.

—Обращайся!

—У нас есть еще хорошие ребята, нехорошо их оставлять, так получается, что мы их предаем и оставляем на растерзание. Договор был другой.

—Сколько еще?

—Еще трое.

—Говоришь хорошие ребята? Да, но это уже сверх штата. Я постараюсь договориться, чтобы перевести их в другую часть.

—Товарищ майор! Мы ручаемся за них. Вы же разведка, Вы все можете….

—Хитер и льстить умеешь! Ладно, куда вас девать, авось пригодитесь.

Спасибо, товарищ майор, мы не подведем!

 

***

Едва взошло утреннее солнце, а Татьяна стучала в окно Нестеровым. На крыльцо вышла  мать Людмилы Нина Павловна.

—Ты что пришла? Людка еще дрыхнет.

—Мне с ней поговорить надо.

—О чем?

—Я не могу…. Ладно я подожду, пока она встанет.

—Опять девичьи секреты? Жди, жди, до обеда жди, может, проснется.

—А она  что не помогает корову доить, поутру  управляться.

—Ага, заставишь ее, если она пришла после двенадцати.

—Тетя Нина! Как она проснется, пусть ко мне придет, посплетничаем.

 В полдень Людмила пришла к Татьяне домой и без приветствия спросила:

—Зачем приходила?

—Сергей и Славик нас  дурят.

—Что  уже с другими спутались?

—У тебя одно на уме. Они наверное  в Чечне и скрывают это от нас, — в голосе Татьяны слабый укор.

—С чего ты это взяла?

—Сейчас, подожди.

Татьяна вышла в другую комнату и через минуту вернулась.

—Смотри.  На этом конверте почтовый штемпель  города Воскресенска, а на этом Ростовский.

—И что? Возможно, перевели часть в Ростов.

—Сергей тебе написал, что их туда перевели? — с надеждой спросила Татьяна.

—Нет, не писал. Подожди, Таня, может он  был по делам  в Ростове. У военных тоже командировки бывают.

—Если  они  в Ростове, то сообщили бы нам, мы  бы поехали, встретились с ними. Ростов же недалеко.

—А может проездом?

—Если проездом, то куда поехали? Ты сохраняешь письма?

—Не знаю, может некоторые и остались.

—Беги домой и принеси последнее письмо, только об этом никому ни слова, — Татьяна сурово взглянула на подругу, — поняла?

—Поняла я, поняла.   Сейчас все принесу.

Прибежав домой, Люда забежала в свою комнату, стала искать  шкатулку с письмами, но ее нигде не было.

—Мама, мама, где шкатулка?

—Зачем она тебе?

—Зачем, зачем? Нужна!

О, Господи! — Нина Павловна вошла в комнату, — да, вон же она на комоде. Пыль вытирала, забыла поставить на место.

Мать подозрительно взглянула на дочь.

—Что случилось? Чем ты так встревожена?

—Ой, мама, не сейчас, потом.

Людмила схватила шкатулку и мигом вылетела из дома.

Нина Петровна пожала плечами и на всякий случай позвала со двора своего мужа.

—Василий, иди сюда.

—Мне некогда, сама иди, — несколько нервно ответил отец Люды, — вот так всегда, как некогда,  ты тут как тут.

—Не ворчи, как старый кобель, а лучше ответь, что случилось с Людмилой?

—А что случилось? Василий Петрович бросил работу и взглянул на жену.

—Да ничего не случилось….

—Зачем тогда пришла? То случилось, то не случилось. Вас баб понять невозможно. Иди  борщ вари и не мешай, — Василий Петрович продолжил прибивать планки к забору.

—Прибежала Людмила, сама не своя, схватила шкатулку с письмами от Сергея и убежала. Объяснять ничего не стала. С Сергеем может что случилось?

—Не каркай ворона, а то накаркаешь. Если бы что случилось, уже бы вся деревня знала.

Соседка Матвеевна, стоящая  недалеко от них,  слышала разговор, она не стала более таиться. Жажда знать все и про всех заставила вмешаться:

—Павловна, что случилось с Сергеем, а то я почула, та ничего не поняла.

—Ничего не случилось Матвеевна, просто говорим о детях.

—А почему же тогда Людка сама не своя?

—Иди бабка, все тебе надо знать, иди своей дорогой и не суй нос в чужие дела, — Василий Петрович стал закипать, — достали уже!

—Грубый ты, Петрович, не объяснишь ничего,  сразу кричать.

—Тебе не надо лезть в чужую душу и кричать на тебя никто не будет.

Через полчаса во двор Нестеровых прибежали Тарасовы. На их лицах тревога.

—Что случилось с Серёжей?

—Ничего не случилось.

Чета Нестеровых  в недоумении переглянулась.

—Откуда вы это взяли? — Павловна всплеснула руками.

—Матвеевна принесла.

—От старая…, — Петрович назвал ее матерным словом, — не поймет, а несет.

—Чего не поймет? — опять встревожились Тарасовы.

—Утром приходила Танька Киреева,  Людка еще спала.

— И что?

—Да, ничего, Людка спала она и ушла, а когда Людка проснулась, побежала к ней, потом вернулась, взяла шкатулку с письмами Сергея и умелась.

—Так Матвеевна сказал, что Люда была не в себе.

—Тебе Матвеевна наговорит. Просто она не могла найти шкатулку, злилась.

—Зачем им письма парней? — стал размышлять  Михаил Фёдорович.

—Ой, девок не знаешь. Перечитывают, — стала успокаивать гостей хозяйка.

—Идем домой, мать, — потянул Тарасов жену.

—Подождите, может Людка явится, у неё и спросим.

—Чего стоять, пошли  домой, мать, — Михаил Фёдорович потянул жену за руку, — идем, а то будете здесь дотемна лясы точить. Пока всем косточки не перемоете, не успокоитесь. Пойдем, мать.

—Нет подождем. Люду и все до ниточки узнаем, — не согласилась с отцом Павловна.

 

***

Людмила вошла в комнату Татьяны, тихо, несмело.

—Принесла?

—На моем конверте штемпель тоже ростовский.

—Очень похоже, что они в Чечне.

—А если их убьют? — испуганно выпалила Людмила.

—Будем надеяться, на лучшее, а может мы просто нафантазировали. Смотри, никому ни слова о нашем разговоре. Наделаем паники на ровном месте.

—Я пойду домой, побуду одна.

—Иди и держи рот на замке.

 

***

Людмила с понурым видом вошла в свой двор и сразу попала под перекрестный допрос своих родителей и родителей Сергея.

—Зачем письма Сережкины брала?

—Что случилось?

—Ничего не случилось. Мы их читали с Танькой.

—А почему ты, как в воду опущенная?

—Мы соскучились по ребятам, вот и все.

—Ху-х. Гора с плеч. Вот старая карга всполошит все село.

Тарасовы уходили успокоенные, а мать Люды, выждав пока они выйдут со двора, пошла к дочери, которая сидела у окна и смотрела в одну точку.

—А теперь рассказывай все и по порядку.

—Мама, о чем рассказывать? Я уже все сказала.

—Ты моя дочь и потому я знаю, что врешь, нагло врешь матери.

Людмила, опустив глаза, молчала.

—Я жду.

—Мама, мы сами ничего не знаем. Татьяна заподозрила ребят в том, что они что-то скрывают.

—Не тяни! Говори! Что скрывают?

—Мы с Танькой договорились ничего никому не говорить, так как сами ничего не знаем, а только догадываемся.

—Догадываетесь, что они в Чечне?

Пауза затянулась.

—Как догадались? — не отступала мать.

—На конвертах  штемпели города Воскресенск изменились  на  ростовские. Если бы их перевели в Ростов, они бы  позвали нас увидаться. Ростов то недалеко….

 

***

Ваха  Ахматов родился в Казахстане. Его родители были  отправлены туда во время войны.  С малых лет он слушал ностальгические разговоры о Родине,  о том, кто в этом виноват, и в чем вина его народа, о том, что  многих и многих  неповинных чеченцев увезли в далекие края, где они нашли гибель. С годами накапливалась ненависть не только к  СССР, но и к народу русскому….   Многие чеченские семьи, не дожидаясь разрешения возвращения, самовольно переезжали  в чеченскую республику.

Приехав к своим бывшим жилищам,  узнавали, что они давно заселены и что их никто возвращать не собирается.  Начались столкновения  на межнациональной почве. Не обошлось и без кровопролития. 

Аслан  Ахматов, отец Вахи, вынужден был обратиться за помощью к брату своему Руслану. Так семья Вахи Ахматова поселилась в горном ауле. Вскоре мать его скончалась, отец спустился с гор и уехал в какую-то область России на заработки, да так и не вернулся.

Шло время, Ваха становился взрослым, но взгляды его  не менялись.  Призыв в Советскую армию встретил враждебно, даже хотел уйти в горы.

Дядя Руслан и Ваха сидели за столом, разговор не клеился.

—Дядя я получил повестку, меня призывают в армию.

—А ты думал, что это пройдет мимо тебя? В СССР всеобщая воинская обязанность, и потому каждый гражданин страны обязан служить в армии.

—Это я знаю, но не могу себя представить в форме русского солдата, я ненавижу русских!

—Ненависть плохой советчик, она отнимает рассудок, делает человека зависимым от неё.

—Ты всегда защищал русских, вы с отцом часто ругались из-за этого. Почему  ты уважаешь их? Они пришли на нашу землю, они управляют нами, они унижают наш народ.

—Да, пришли на нашу землю, но ты забываешь,  русские построили нам города, провели железную дорогу, они научили нас грамоте.  Ты еще забываешь или не знаешь, что до их прихода  мы, чеченцы делали набеги на русские деревни, грабили и убивали приграничное население.

—А разве русские не делали этого?

—Делали! Во взаимных распрях жили наши народы много лет. Вот большая страна и решила навести порядок.

—Они пришли покорить нас и взять богатства.

—В то время мы были так бедны,  что брать у нас было нечего. Шамиль долго воевал с Россией, но доживал свой век при дворе Русского императора.  Его сын дослужился до полковника Русской армии.

—Ты, дядя, хочешь сказать, что даже сын имама Шамиля служил, а  я не хочу!

 —Я хочу, чтобы ты понял, что наши народы обречены жить рядом. Если ты уйдешь в горы, где будешь жить, чем питаться?

—Живут же абреки.

—Живут! Но живут они грабежом и воровством. Живут как бродячие волки.

—Что же мне делать? — Ваха виновато посмотрел на дядю.

—Иди в армию, там многое поймешь, разберешься со своими мыслями.   Ты сидишь в яме ненависти,  которая закрыла от тебя мир.

 В армии он  держался особняком, ни с кем не дружил. По прибытии в часть, после принятия  молодыми солдатами официальной «Присяги», по закону дедовщины,  старослужащие солдаты «принимают присягу»  ударами  ложкой или солдатским ремнём по ягодницам. Когда очередь дошла до Вахи, он выхватил штык-нож.

—Кто хочет умереть, подходи! — его вид подтверждал, что намерения не разойдутся со словами.

С тех пор его никто не трогал, но внеочередные наряды буквально сыпались на него, он стал частым «гостем» на кухне, а еще чаще в карауле.

—Нет, дядя неправ,  с ними нельзя нормально жить.

Перед рассветом подняли по тревоге, казалось, предстоит обычный учебный день, но после объявления приказа об интернациональной помощи Афганистану, стало ясно, что придется воевать. 

Первый бой он запомнил навсегда. Казалось, пули свистели вокруг, рвались гранаты, стоял невообразимый грохот, падали и стонали люди. Ваха  стоял, не зная, что ему делать. Лейтенант налетел на него коршуном, сбил с ног и увлёк  под скалу, которая урывала от пуль.

—Тебе что жить надоело? Чего сидишь, стреляй. Вахе стало стыдно за растерянность, а может трусость свою.   Его автомат лихорадочно затрясся в руках, выпуская очереди пуль.  Через пороховой дым Ваха видел, как дух, сраженный им, упал,  и  скатился вниз, к подножью  горы.

—Молодец, боец, станешь настоящим солдатом, только больше не подставляй свою голову.

Бой прекратили появившиеся в небе вертолеты. Боевики не выдержали их ракетного удара, спешно пытались скрыться в расщелинах гор, отступали. Ваха впервые видел убитых товарищей, которых он помогал грузить.  Он увидел смерть, которая на это раз минула его,  смерть, которая стояла у его изголовья.

—Ну, как боец, ноги дрожат? — спросил лейтенант и, не дождавшись ответа, сказал, — ничего! Это бывает со всеми, а вообще молодец, быстро справился со страхом.

—Спасибо, товарищ  лейтенант, вы спасли мне жизнь.

Ваха  не узнал фамилии  русского лейтенанта, события развивались стремительно, их военные пути разошлись.

Много  раз он участвовал в боях, плечо, к плечу с солдатами разных национальностей, но там не было национальностей, там было боевое братство.  Ни пуля, ни осколок не спрашивали национальности,  убивали, ранили, калечили. Солдаты задавали себе и офицерам наболевший вопрос:

—Зачем мы здесь?

Офицеры прятали глаза, они думали также, но вопрос требовал ответа:

—Идите к замполиту, он умеет про это говорить.

—Мы знаем, он будет трёкать про помощь, но никто  этой помощи не хочет принимать, и благодарят за неё пулями.

Ваха помалкивал,  он думал также, его многолетняя ненависть стала питаться мыслью о том, что русские когда-то захватили Кавказ, теперь им потребовался Афган. Где-то подспудно его рассудок пытался сопротивляться, но то, что он носил в себе с детства, побеждало.

Судьба была благосклонна к Вахе, он вернулся домой,  женился, война и домашние заботы притушили былую ненависть к русским.

 Вернувшись с войны, устроился в Гудермесе на работу, как участнику войны дали двухкомнатную квартиру,  родилась дочь Асия. Жизнь стала налаживаться. С экранов телевизоров новый Генеральный секретарь вещал о перестройке, об улучшении жизни в стране, но все получилось по-другому.  Пошли слухи, что в соседней Грузии танками давили людей. В  Грозном народные волнения постепенно переходил в безвластие. Появились вооруженные люди. Волна хаоса захватила  всю республику.

Ваха без сомнения встал в ряды тех, кто требовал независимости.  Казалось, что,  наконец, республика стала независимой, но опять война.

Ваха командовал крупным отрядом боевиков, Масхадов  лично знал и отмечал его боевые качества, ставил в пример. Постепенно состав отряда менялся, все больше вливалось в него иностранцев, которые принесли с собой наркотики, необъяснимую жестокость. Пленных солдат российской армии резали, как баранов. Многие чеченцы последовали их примеру. Ваха был уже не в силах  их остановить.

В перерыве между войнами улучшения в республике не наступило, более того, действовал только один закон, закон силы. Тейпы содержали свои армии, которые, зачастую никому не подчинялись.

После начала второй чеченской войны стало ясно, что правительству Масхадова долго не протянуть. Российская армия уверенно приближалась к Грозному.

Масхадов вызвал Ваху Ахматова и приказал  взять под контроль  перевал и не дать федеральным войскам пройти его и завершить окружение города.

Отряд  втягивался в горы.  Ваха смотрел на проходящую толпу боевиков, среди которых уже скоро не будет чеченцев. Одни ушли на равнину, чтобы через амнистию легализоваться,  другие бежали за границу. Остались те, кто кровью людской измазан с головы до пят. Всё  чаще в его душе возникало желание разрядить автомат в своих подчиненных, и вернуться туда в Афган, где  каждый мог отдать жизнь за друга, за товарища,  где безвестный ему лейтенант, рискуя жизнью, спасал его. 

 Мимо него проходила разношёрстная  вооруженная толпа, которая умела только убивать.

Ваху охватило чувство яростной брезгливости к этим людям и к самому себе.

—Разве мы бойцы за свободу Ичкерии? Сброд бандитов! Я тоже стал бандитом.

Он положил палец на спусковой крючок автомата, но усилием воли удержал себя. Чтобы отвлечься стал думать о семье, которую после начала войны отправил в горы к дяде.  Надеялся, что туда война не доберется.   Острая тревога  за семью вытесняла все,  заполняя его душу. 

—Как живут  жена и мои дочки: Асия и недавно родившаяся Амина? Что будет с ними? Пламя войны пришло к ним и может сжечь их жизни. Это я несу им войну и возможно смерть.

Откуда-то из глубины души  просилась надежда, что все обойдется и война пройдет мимо аула. По крайней мере он всегда сможет отвести это пламя в сторону.

—Надо обязательно с ними увидеться,  может в последний раз, — с теплотой  и тоской в душе подумал Ваха,  через аул будем проходить….

 

***

Аул встретил напрошенных гостей молчанием, женщины и дети стояли у своих домов и с опаской смотрели на проходящий отряд. Ваха, увидев, что некоторые боевики направились к жителям селения, во весь голос крикнул:

—Проходим без остановок.

—Командир, почему проходим, почему не останавливаемся?

—Это мой родной аул, кто  возьмет у жителей его хоть крошку, расстреляю!

Дядя Руслан вместе со всеми стоял на обочине и хмуро  смотрел на боевиков. Жена Вахи от порога своего дома ловила взгляд мужа. Она не посмела приблизиться к нему на глазах людей.

—Здравствуй, дядя Руслан, мир дому твоему.  Как моя семья?

Дядя и племянник обнялись.

—С семьей все хорошо. Все живы, младшая дочь Амина приболела. А ты,  похоже,  пришел не  с миром! Ты даже детей своих не жалеешь.  Куда деваться людям? 

—Мы уйдем на перевал, это недалеко, но я постараюсь, чтобы все обошлось.

—На все воля Аллаха, может и обойдется, — пряча глаза, ответил Руслан.

Боевики скрылись за кустарниками.

—Дядя мне надо идти, как только освобожусь, приду к тебе поговорим.

Ваха подошел к жене и детям.  

 

***

День катился к вечеру, когда Ваха Ахматов вернулся  в  аул. Разными взглядами встречали его и двух телохранителей жители. Одни видели в нем бандита, другие героя.

Дядя Руслан встретил племянника у ворот, жена Лейла вышла из дома, держа на руках дочь Амину, Асия жалась к ногам матери. Она еще не могла понять, что происходит. Хозяин дома Руслан обнял племянника, пригласил в дом. Ваха шагнул к жене и детям, дочь Асия спряталась за мать. Отец несколько смутился и  попытался взять Амину на руки, но жена отстранилась от мужа.

—В чем дело? — строго взглянул он на жену.

—Она болеет. Сейчас спит, ты ее разбудишь.

—Ваха понимающе закивал головой и,  обойдя жену,  протянул Асие куклу.

—Асия, дочь, возьми куклу, я для тебя ее купил

Готовая заплакать Асия, вопросительно взглянула на мать.

—Возьми дочь, это папа твой, он  в подарок куклу привез.

Девочка несмело протянула ручонку и тут же убрала.

—Бери, доченька, это твой папа, он не сделает тебе ничего плохого.

Девочка несмело взяла игрушку и опять спряталась за подол матери.

Утром  мужчины уединились во дворе под раскидистым деревом.

—Рассказывай, зачем  привел с собою банду? Тебя дети не знают, чужим человеком считают, а ты все с оружием ходишь.

—Что рассказывать? Приходит всему конец, вот и наша война за независимость скоро закончится.

—Независимость? — Руслан повысил голос, — где ты видишь независимость?  Война идет уже не первый год! На чьи деньги вы воюете? Чем за него расплачиваться будете? Нефтью?

—Не кричи, дядя, я все понимаю, но где выход?

—Ты лучше меня знаешь, где выход. Люди, которые дали вам оружие, нефть не станут брать, они возьмут власть, а нефть достанется, как подарок. Им нужен весь Кавказ, о твоих детях они не думают!  Масхадов, Басаев, мечтают стать во главе республики,  но запомни, они лишь игрушки в чужой игре. Они сгинут.  Джохар     Дудаев—первая жертва. За что ты воюешь? Кому ты будешь нужен после войны? Твоя дочь болеет, ее надо везти к врачам. Куда ты ее повезешь? Для Росси ты враг. У тебя много денег, чтобы дочь положить в клинику за границей? К тому же туда надо добраться.

Ваха долго молчал, затем через  тяжёлый вздох сказал:

—Дядя, ты много вопросов задаешь. Я выбрал путь, и с него не сверну. Мы остановим русских.

—Ты боишься своих головорезов, они убьют тебя, если в чем-то заподозрят.

—С тем, что меня убьют, я давно свыкся. Более того в любом отряде….

Банде, банде! — не выдержал Руслан.

—Во всех отрядах, — настоял на своем Ваха, — есть наблюдатели, которые  исполнять волю своих хозяев.

К загородке подбежала стайка мальчишек.

По их возгласам было понятно, что они видят в Вахе героя.

—Вот новое поколение чеченских мальчишек,  которые мечтают обвешаться оружием. Что будет с ними?

Пауза надолго повисла в воздухе.

—Я пойду, поднимаясь с места, сказал Ваха. Он сделал паузу, выбирая слово.

—В банду, — подсказал Руслан.

В отряд, — поправил дядю  племянник, — я оставлю своих людей для охраны аула.

—Своих же и опасаешься, —  со злой иронией воскликнул Руслан.

 

***

Командир мотострелковой бригады полковник Серегин, ставил задачу офицерам батальонов и рот. 

—Товарищи офицеры,  бригаде приказано  обойти город Грозный с севера  и соединиться с нашими войсками, обошедшими город с Юга. Тем самым завершить окружение бандитских формирований.  Как Вы понимаете, задача поставлена, ее надо выполнять!  Маршрут сложный, нам придется  двигаться по горным дорогам, которые никто не контролирует, а если и контролирует, то  боевики. Несомненно,  нашему движению будут воспрепятствовать. С воздуха нас будут прикрывать вертушки, но это не гарантирует  нам полную защиту. Надо быть готовым ко всему.  Чтобы выполнить задачу мы должны изучить каждый камень на этой трассе. Особая роль отводится разведывательной  роте майора Стальнова и приданным ему подразделениям поддержки. Каждый из вас получит планшет, где будет указана роль и задача каждого подразделения. Ознакомитесь с ним, и завтра все обсудим детально.

—Товарищи офицеры, все свободны  до завтра. Жду предложений по улучшению плана действий. Майор Стальнов остается.

Когда офицеры вышли,  полковник и майор  всматривались в карту, пытаясь  не упустить ничего важного, определяли численность разведывательного подразделения  и элементы  огневой и воздушной поддержки.

—Николай Иванович, — полковник смотрел в глаза Стальнову, — надо обшарить каждую кочку, каждый кустик, но обеспечить прохождение бригады. Смотри на карту. В этом квадрате, — полковник очертил карандашом неровный круг, — у   этого аула, по данным армейской разведки, базируется крупный отряд боевиков. Его не раз пытались накрыть артиллерийским огнем, работали по этому квадрату вертушки, но он исчезает бесследно. Будь осторожен.  Мы придаем тебе  вертушки, постараемся прикрывать с воздуха, но если будет низкая облачность, то тебе придется надеяться только на себя. Запросили прогноз, он для тебя будет вряд ли благоприятен, но сроки поджимают. Не станем ждать с гор хорошей погоды.      Ночь для тебя самое страшное. Задача опаснейшая, но приказ выполнять надо.     

—Я бы сказал, что эта задача невыполнима. Одна рота, среди гор и леса, без всякого представления о противнике,  — Стальнов почесал переносицу, — а не проще пойти всей бригадой?       

Полковник усмехнулся.

—Рисковать целой бригадой? Сколько людей можем положить? Ты же сам сказал, что мы не имеем никакого представления о противнике.  

—Рота идет на верную гибель, — Стальнов в упор взглянул на полковника.

Полковник, не поднимая глаз, хмуро сказал:

—Я надеюсь на твой опыт и мудрость. На подготовку тебе сутки.

—Кто знает о моем задании?

—Ты, я и в штабе армии.

—Значит, знают не только боевики, но даже свинья.

Полковник развел руками, лицо его выражало беспомощность.

—Что поделаешь?

—Тогда сделаем так. Вы запрашиваете все по утвержденному плану, сажаете на БМП разведывательную роту. Она уходит по маршруту  и через некоторое время по приказу возвращается. Я и отобранные мною разведчики, отделяемся от нее  и уходим в пешем строю. Надо сделать так, чтобы  о том, что мы ушли, знали минимум людей. Договоритесь  с командиром дивизии и армии  без средств связи.  Разыграйте спектакль. И можно даже немного пострелять, чтобы возвращение было правдоподобнее.  Держите наготове пару рот десантников. Если будет туго, мы сообщим координаты….

—Добро!  — полковник протянул руку для рукопожатия, — удачи тебе, майор!

 

***

Разведывательная рота майора Стальнова, погрузившись в БМП, двинулась к перевалу.  Через два часа поступил приказ, который гласил, о немедленном возвращении. Стальнов, передав командование ротой своему  заместителю капитану Азарову, с группой разведчиков ушёл в горы.    На небольшом плато он приказал сержанту Пчелину построить группу.

Десять  разведчиков  быстро заняли места в строю. Каждый из них понимал, что предстоит что-то очень серьезное.  Пчелин взглянул  на своих подчиненных. Братья Тарасовы стояли в первой шеренге, во второй Потемкин и Назаров.

—Товарищ майор….

Стальнов жестом остановил Пчелина. Он взглянул на строй и подумал: «Кажется, я не ошибся, что взял команду Пчелина к себе, нет, не подведут».

Твердый и уверенный голос майора ставил задачу:

—Нам приказано скрытно подойти к перевалу, обнаружить местонахождение бандформирования,  определить их численность и вести за ними наблюдение. Мы должны контролировать их действия,  должны  знать, где они и чем занимаются. Наша информация предотвратит внезапное нападение боевиков на нашу колонну войск. Задача осложняется тем, что у места предполагаемого нахождения противника, есть аул, который, скорее всего, нас не поддержит.  Если есть аул, то по окрестностям его будут пасти скот и овец. А это, как мы все понимаем, дополнительная охрана боевиков. Ни на секунду нельзя забывать за растяжки. Если мы это не учтем, то будем обнаружены, не выполним приказ. На нас устроят облаву, а там кому как повезёт, но главное, повторяю, мы не выполним приказ, это означает, что напрасно будут гибнуть наши товарищи.

Майор помолчал, как бы проверяя  себя в том, все ли он сказал, затем дал команду:

—Разойдись. Сержант Пчелин, проверить снаряжение.

На исходе вторых суток разведгруппа вышла к аулу.

 

***

Ваха вернувшись в отряд, проверил наличие своих бойцов. Он опасался за население аула. Утром взял с собой пятерых чеченцев ушел на рекогносцировку. Надо было определить место засады, пути отходов. 

Дорога спускалась вниз, петляя между лесистыми сопками. Ваха зорко смотрел по сторонам. Дюжий чеченец в зеленой повязке смертника предложил:

—Смотри, командир, отличное место для засады, склоны гор отвесные, надо только посмотреть пути отхода.

—Нет, Аслан, этот участок не подходит, русские научились воевать. Наверняка  это место обработают вертушки. Понесем потери.

—А мне кажется, что это место то, что нужно! — настаивал  Аслан.

—Поясни!

Собеседник Вахи  замялся, оглянулся на товарищей и продолжал молчать.

—Объяснить не можешь, а настаиваешь. Нет, этот участок дороги не годится, продолжим поиск.

Сопки стали положе,  деревья сменились непролазным кустарником.

—Здесь я думаю, что будет лучше, легко маскироваться и есть куда уходить.

—Ваха, ты еще не смотрел, что там на верху, а уже знаешь, куда придется отходить, если появятся вертушки.

—Они точно появятся!

—Ваха ты не ответил на вопрос.

—Я здесь каждый камень знаю, жил в ауле.

Аслан опять замялся, по его лицу можно было понять, что он хочет что-то сказать, но не решается. Ваха взглянул на него и с усмешкой бросил:

—Выкладывай, а то из тебя слова сами вылезут.

Аслан секунду колебался, но  внутреннее напряжение заставило говорить:

—Ваха, надо вернуться к тому месту засады, что я предлагал.

—Место мы уже выбрали, а ты не крути, говори то, что тебя мучит.... Читать следующую страницу »

Страница: 1 2 3 4 5 6 7


Gbkmcjy Gbkmcjy

2 декабря 2016

0 лайки
0 рекомендуют

Понравилось произведение? Расскажи друзьям!

Последние отзывы и рецензии на
«Разведчики»

Иконка автора Виталий КовригинВиталий Ковригин пишет рецензию 5 декабря 23:11
Как вы утомили, писатели. Зачем брать тему, о которой ничего не знаете? (Примечание автора. Каптерка — это место для пребывания  сержантов  подразделения) Еле дочитал до этого места прорываясь через наивность написания. Дальше не буду, накипело! Автор, не примечай такого. Тренируйтесь на кошках, а не на темах, через которые сотни тысяч парней прошли, а десятки тысяч не вернулись или остались инвалидами.
Перейти к рецензии (0)Написать свой отзыв к рецензии

Просмотр всех рецензий и отзывов (1) | Добавить свою рецензию

Добавить закладку | Просмотр закладок | Добавить на полку

Вернуться назад






© 2014-2019 Сайт, где можно почитать прозу 18+
Правила пользования сайтом :: Договор с сайтом
Рейтинг@Mail.ru Частный вебмастерЧастный вебмастер