ПРОМО АВТОРА
Вова Рельефный
 Вова Рельефный

хотите заявить о себе?

АВТОРЫ ПРИГЛАШАЮТ

Сергей Беспалов - приглашает вас на свою авторскую страницу Сергей Беспалов: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
Дмитрий Выркин - приглашает вас на свою авторскую страницу Дмитрий Выркин: «Вы любите читать прозу и стихи? Вы любите детективы, драмы, юнорески, рассказы для детей, исторические произведения?»
Хрящевский Александр Павлович - приглашает вас на свою авторскую страницу Хрящевский Александр Павлович: «Лучший отзыв - приглашение на мою страницу новых читателей. Надеюсь, не только интересно, но и полезно. »
Ксения Харченко - приглашает вас на свою авторскую страницу Ксения Харченко: «Приветствую всех! Приглашаю на мою страницу - читайте, комментируйте, критикуйте. всегда рада услышать ваше мнение!»
kapral55 - приглашает вас на свою авторскую страницу kapral55: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»

МЕЦЕНАТЫ САЙТА

станислав далецкий - меценат станислав далецкий: «Я жертвую 20!»
Надежда - меценат Надежда: «Я жертвую 10!»
Ксения Харченко - меценат Ксения Харченко: «Я жертвую 10!»
стрекалов александр сергеевич - меценат стрекалов александ...: «Я жертвую 50!»
стрекалов александр сергеевич - меценат стрекалов александ...: «»



ПОПУЛЯРНАЯ ПРОЗА
Март-Сентябрь

Автор иконка Серж да Таран5
СИЛА ИСКУССТВА

Автор иконка Василий Шеин
Прогулка с Дьяволом. Гл 4. Император

Автор иконка Василий Шеин
Расстрельная ночь. Гл.7.Рассвет.

Автор иконка Потапов Владимир
Город выстуженной любви, или Клейменные ...

Автор иконка Василий Шеин
Прогулка с Дьяволом. 6. Степная Легенда.

ПОПУЛЯРНЫЕ СТИХИ
Март-Сентябрь

Автор иконка Виктор Любецкий
Девушка, с улыбкой Мата Хари...

Автор иконка Виктор Любецкий
Сегодня звёзды необычайны...

Автор иконка Andersen
кораблик

Автор иконка Andersen
О нашей жизни на планете

Автор иконка Олесь Григ
Мой милый, зрелый август

БЛОГ РЕДАКТОРА

ПоследнееНашему литературному сайту скоро три года!
ПоследнееИтоги конкурса фантастического рассказа
ПоследнееПоздравляем с Днем защитников Отечества!
ПоследнееАнализ литературного текста
ПоследнееВопрос к авторам и читателям
ПоследнееБорцам за правду посвящается
ПоследнееЧитатели рекомендуют или Что почитать

РЕЦЕНЗИИ И ОТЗЫВЫ К ПРОЗЕ

AndersenAndersen: "Очень здорово написано, кратко изложена информация, я был в Дубосарах,..." к произведению Сокровище под ногами или легенда о золотой колеснице

CrazygamerCrazygamer: "Вы - славные ребята, команда РУИЗДАТа. А это, в общем, главное, друзья..." к произведению Нашему литературному сайту скоро три года!

kasatka555kasatka555: "Думаю, что надо обязательно разрешить комментировать наши произведения..." к произведению Вопрос к авторам и читателям

Андрей ШтинАндрей Штин: "Спасибо, Сергей, за отзыв. Согласен, не очень весёлая история. С уваж..." к рецензии на Сказ о том, как погиб последний Змей Горыныч

Наталья МуратоваНаталья Муратова: "Благодарна за отзыв. Спаси Господи." к произведению КОНФЕТКИ (октябрь)

sergejsergej: "Андрей! Прочёл залпом - жаль Горыныча! Смеяться как-то не хоте..." к произведению Сказ о том, как погиб последний Змей Горыныч

Еще комментарии...

РЕЦЕНЗИИ И ОТЗЫВЫ К СТИХАМ

CrazygamerCrazygamer: "Ангел, в одной доброй и мудрой киносказке персонаж..." к рецензии на Осенние мотивы

Скорбящий АнгелСкорбящий Ангел: "Полный блин клинтон, или наоборот... Школьники нач..." к стихотворению Осенние мотивы

Николай ЧапуринНиколай Чапурин: "Чудесный стих! Счастья Вам!" к стихотворению позови меня...

GalaolgaGalaolga: "Благодарю Вас,Николай! 20 лет как ушла в мир и..." к рецензии на Платок от мамы

Николай ЧапуринНиколай Чапурин: "Ах, какие откровения... Браво!" к стихотворению Надежда

Николай ЧапуринНиколай Чапурин: "Красивое, доброе, нужное стихотворение. Храни Вас ..." к стихотворению Платок от мамы

Еще комментарии...

ПОЛЕЗНОЕ

СОВРЕМЕННАЯ ПРОЗА

"Прошли те времена, когда бумажная книга была единственным вариантом для распространения своего творчества. Теперь любой автор, который хочет явить миру свою прозу может разместить её в интернете. Найти читателей и стать известным сегодня просто, как никогда. Для этого нужно лишь зарегистрироваться на любом из более менее известных литературных сайтов и выложить свой труд на суд людям. Миллионы потенциальных читателей не идут ни в какое сравнение с тиражами современных книг (2-5 тысяч экземпляров)".

Читать подробнее »

Мы в соцсетях



Группа РУИЗДАТа вконтакте Группа РУИЗДАТа в Одноклассниках Группа РУИЗДАТа в твиттере Группа РУИЗДАТа в фейсбуке Ютуб канал Руиздата

О ЛИТЕРАТУРНОМ САЙТЕ РУИЗДАТ

"Автор хочет разместить свои стихи или прозу в интернете и получить читателей. Читатель хочет читать бесплатно и без регистрации книги современных авторов. Литературный сайт руиздат.ру предоставляет им эту возможность. Кроме этого, наш сайт позволяет читателям после регистрации: использовать закладки, книжную полку, следить за новостями избранных авторов и более комфортно писать комментарии".

Читать подробнее »


Парадоксальная история России

Историческое

3633 просмотров
0 рекомендуют
0 лайки
Возможно, вам будет удобней читать это произведение в виде для чтения. Нажмите сюда.
Не очень серьезные повести о русской жизни в 19 и 20 веке.

Б. Галимов

 

 

Парадоксальная история России. Не очень серьёзные повести о русской жизни в 19 и 20 веке

 

Посвящается тем, кто потерял Россию и не может её найти.

Автор выражает им глубокие соболезнования и надеется, что пропажа когда-нибудь отыщется.

 

XIX век

 

Кража Медного всадника

(Событие, произошедшее в 25-ю годовщину войны 1812 года)

 

Часть 1. Важное задание

 

Дорога из Санкт-Петербурга в Царское Село – приятнейшая и удобнейшая во всей России. Дворцы и дачи русской знати удачно вписываются в неброский северный пейзаж, оживляя его богатством архитектурных форм и смиряя дикость природы правильными построениями парковых ансамблей.

Как приятно прокатиться по этой дороге нежарким летним днём в венской, пахнущей дорогой кожей коляске, покачиваясь на мягких рессорах под тихое шуршание колес по шоссейному покрытию! Аккуратно подстриженные деревца по обеим сторонам дороги будто вытягиваются во фрунт при вашем приближении, а крепкие верстовые столбы со свежей раскраской свидетельствуют о служебном рвении и порядке в делах, которые здесь наблюдаются решительно во всём. Граф Карл Федорович Толль, главноуправляющий путями сообщений, приложил немало стараний, дабы привести царскосельскую дорогу в надлежащее состояние. Он добился этого наилучшим образом, опровергнув всё еще бытующее у нас мнение о том, что русские дороги невозможно привести в должный вид, – что это едва ли не труднее, чем избавиться от дураков на необъятных просторах нашей Родины.

Не обошлось и без некоторых досадных оплошностей, вызванных, впрочем, не ошибками графа Толля, а жадностью подрядчиков и глупостью мужиков. Так, на одном из участков дороги не был устроен как подобает водоотвод для ручья: последний попросту засыпали битым кирпичом, землёй и песком в надежде на то, что вода сама собой уйдёт в земные недра. В результате тут образовалась глубокая промоина, которая, как ни пытались её скрыть, появлялась вновь и вновь; в светлое время суток кучера сдерживали перед ней лошадей и благополучное преодолевали это место, но в темноте и по неведению в промоину попало немало экипажей. Ломались рессоры, лопались шины, но поскольку денег на ремонт дороги больше не имелось, были достигнуты договорённости с кузнецом и держателем постоялого двора: первый открыл возле промоины кузницу, а второй небольшую гостиницу с трактиром, – так что господа, чьи повозки пострадали здесь, могли здесь же их и починить, а пока кузнец работал, скоротать время в трактире или заночевать в гостинице

Были довольны все: и дорожные смотрители, и кузнец, и трактирщик, и даже полицейские, призванные наблюдать за порядком в этой местности; господам же проезжающим никто не препятствовал изливать душу в каких им угодно выражениях. Всё испортила рассеянность царского кучера, вёзшего поздним вечером императора Николая Павловича из Петербурга в Царское Село и забывшего про проклятую промоину. Карета государя опрокинулась и Николай Павлович сломал ногу, после чего начался великий переполох: были высечены для острастки мужики всех соседних деревень, заодно с ними и кузнец, – а держателя постоялого двора почему-то посадили в острог.

С неизбежностью встал вопрос, как быть дальше, тем более что при внимательном осмотре выяснилось, что эта промоина на дороге далеко не единственная, – были и другие, не считая бог его ведает как образовавшихся колдобин, рытвин и выбоин. После непродолжительного размышления решили установить упреждающие знаки с надписями: «колдобина», «рытвина», «промоина» и прочее, – однако эта идея была отвергнута в виду её чрезмерной демонстративности. Тогда нашли иной выход, надёжный и неприметный: вдоль дороги, за кустами, посадили мужиков, которые в качестве обязательной отработки своих установленных законом повинностей должны были предупреждать проезжающих господ об опасностях пути и помогать преодолевать эти опасности.

На том и остановились, – а вскоре последовал высочайший указ о строительстве первой в России железной дороги от Петербурга через Царское Село к Павловску, и всё внимание отныне было привлечено к ней. Шоссейную дорогу отчасти всё же подсыпали, утрамбовали и заделали усилиями тех же мужиков, и ездить по ней по-прежнему стало приятно и весело.

***

Примерно так думал жандармский полковник Верёвкин, ехавший по делам службы на одну из дач вблизи Царского Села. Настроение полковника было превосходным: его карьера стремительно шла вверх, он был представлен государю, его ценил граф Бенкендорф, начальник Жандармского корпуса, – и, что очень важно, полковника принимали в доме Петра Андреевича Клейнмихеля, любимца государя, где Верёвкину благоволила Клеопатра Петровна, жена Петра Андреевича, имевшая огромное влияние не только на своего мужа, но и в высших сферах государственной жизни.

– Эх, ваше высокоблагородь, опять затор! – прервал его размышления кучер, потянув за вожжи и остановив коляску. – Когда же починят эту треклятую дорогу?

– Молчи, дурак! – оборвал его Верёвкин. – Дорога ни при чём, дорога прекрасная, а просто ездить надо уметь. Не видишь, – чей-то рыдван перекувырнулся и преградил движение. А возчик – болван: ему надо распрячь лошадей, да оттащить в сторону свою колымагу, а не пытаться чинить её на месте. Эй, в сторону оттаскивай, в сторону! Дай проехать! – крикнул полковник.

На него недовольно оглянулись господа из других повозок, а от рыдвана прибежал запыхавшийся офицер и с ходу выпалил:

– Сама судьба прислала мне вас, господин полковник! Позвольте представиться: штабс-капитан Дудка. Состою при Главном штабе, по особым поручениям. Следую в Павловск с особым заданием, однако принуждён остановиться из-за непредвиденной поломки кареты, в коей княгиня Милославская, девяносто семи лет от роду, передвигается в свои загородные владения.

– А, так это рыдван княгини Милославской? – сказал Верёвкин. – А что с княгиней, она жива?

– Жива, жива! – радостно откликнулся штабс-капитан Дудка. – Когда её извлекли из-под обломков, изволила ругаться очень по-русски, а потом сообщила, что опрокидывалась на наших дорогах уже сто раз, и что Бог не для того даровал ей долгие года жизни, чтобы прервать их в дорожном кювете… Однако тарантас, на котором я ехал,  тоже повреждён, – не позволите ли вы, господин полковник, присоединиться к вам? Вы, как я вижу, следуете в том же направлении? Не стал бы вас беспокоить, но служба есть служба.

– Извольте, – неохотно согласился Верёвкин, – но я еду только до Царского.

– Не беда, до Павловска оттуда доплюнуть можно, – бодро отозвался Дудка. – В один миг домчусь.

– Извольте, – повторил Верёвкин. – Однако как же нам проехать? Судя по всему, дорогу нескоро освободят.

– А я знаю хитрый путь, – подмигнул Дудка, усаживаясь рядом с Верёвкиным. – Любезный, – толкнул он в спину кучера, – поворачивай-ка назад, а потом в версте отсюда бери влево. Там есть просёлок, что ведёт к дровяному складу, а после через принадлежащий какому-то купчишке лес можно выехать обратно на дорогу, но уже в версте впереди. Правда, сторожа через лес ездить не дают, но пусть только к нам сунутся! Трогай, любезный, не сомневайся…

– Эх, дороги наши распроклятые! – говорил штабс-капитан Дудка, когда коляска уже тряслась по просёлку. – Но чтобы мы без них делали? Вот, скажем, в 1812 году Наполеон мог взять Смоленск ещё до подхода Барклая и Багратиона. Он послал туда корпус во главе с лучшими своими маршалами Мюратом и Нееем, а они возьми да и заблудись! Два дня блуждали, –  хоть тресни, к Смоленску выйти не могут! В результате, крюк дали в восемьдесят вёрст и вместо Смоленска оказались у Красного. Тут генерал Неверовский подоспел со своей дивизией, а после Барклай с Багратионом подошли. Пришлось Наполеону драться за Смоленск, а ведь мог бы с налёту его захватить и сразу на Москву двинуть, – а дальше, глядишь, и на Петербург.

После сего конфуза письмо в Париж отправил: дескать, проклятые русские привели дороги в полную негодность, да ещё уничтожили все дорожные указатели. Не знал Наполеон, что дорожных указателей у нас днём с огнём не сыщешь, а дороги в негодность приводить тем более нет нам резону, ибо они у нас всегда в таком состоянии, будто мы неприятельскую армию ждём и хотим её в пути погубить.

– Ваше замечание неуместно, господин штабс-капитан, – строго возразил Верёвкин. – Победа над Наполеоном в 1812 году была одержана непревзойдённой доблестью наших воинов и высоким патриотизмом народа. При чём здесь дороги?

– Эка! – удивился Дудка. – Если мы на них блуждаем и ломаемся, то каково же европейцу, непривычному к особенностям русского передвижения?

При этих словах кучер обернулся, посмотрел на Дудку и одобрительно крякнул.

– Вы, ваше высокоблагородие, видимо, не часто ездите по России, – продолжал Дудка, – а мы исколесили её вдоль и поперёк: и на казённых, и на ямщицких, и бог знает на каких! Вот, года три тому назад поехали у нас поручики Забодайло и Тютюхов через Великие Луки в Новгород. Сперва ехали без приключений, а после Великих Лук ввиду холодной погоды стали отогреваться водкой с ромом. Глядь, очутились в незнакомой местности, – ну, натурально, принялись расспрашивать крестьян, как на большак попасть. А вам известно, как у нас дорогу объясняют: езжай, стало быть, до поворота, где летом пала рыжая корова дядьки Кондрата, а оттедова сверни на деревеньку, в которой поп на Пасху опился, а далее всё по прямой, да по прямой, мимо Евстафьевой пустоши, что останется с правого боку за ельником, – а уж там до большака рукой подать, всего вёрст семь с гаком и останется.

Кучер снова обернулся на Дудку и сказал «эхма!», а полковник Верёвкин поморщился.

– Едут, едут Забодайло с Тютюховым, – нету большака! Уже чёрт знает, через какие городишки проехали, каких и на карте нет, а на Новгород дорогу найти не могут. По счастью, у них с собой был целый бочонок рома, а водку прикупали по пути; в конце концов, выехали к большой реке. «Волхов, не иначе», – решили поручики; спрашивают у встречного мужика, где, мол, Новгород? – Новгород-то? – говорит мужик. – Недалече. Пять вёрст вниз по Волге. По какой-такой Волге? – удивляются поручики. – Так вот она, Волга-то, – показывает мужик. – А до Нижнего пять вёрст, не более…

Кучер издал странный звук, похожий на всплеск крупной рыбы в реке, а Верёвкин сказал, не скрывая досады:

– Каких только баек не услышишь в России.

– Честью поручусь, чистая правда! – воскликнул Дудка. – Мог бы рассказать вам немало других историй о русских дорожных приключениях, но воздержусь. Скажу лишь, что с упоением жду того счастливого момента, когда железные дороги сделают путешествие по России лишенным опасности. Впрочем, предполагаю, зная наш национальный характер, что и тогда не обойдётся без какого-нибудь комуфле.

Франц Антонович Герстнер, который взялся за осуществление сего дерзкого проекта с железной дорогой, думал, что откроет движение между Петербургом и Павловском к октябрю прошлого года. Всё рассчитал, всё взвесил педантичный немец, – ан, как начали строить, тут-то и пошла потеха! Что надо, не подвозят, а чего не надо – привозят сколько угодно; там, где нужно пять клиньев вбить, двумя обходятся, а где два достаточно, пять вбивают; вместо прямой линии – вкось выводят и, наоборот, где надо кривую вывести, спрямляют. К тому же, деньги стали исчезать неведомо куда… Вовсе измучился бедный немец, вешаться хотел, еле откачали. Но великим упорством всё-таки пустил дорогу, – однако лишь от Царского Села до Павловска, да и то на лошадиной тяге.

– Была произведена проба с помощью паровой машины, – возразил полковник Верёвкин.

– Была, – охотно согласился Дудка, – и ввергла наших мужиков в глубокие раздумья: наш народ любит загадочные вещи. Я сам слышал, как два мужика рассуждали, сидя у насыпи и глядя на паровую машину: «– Отчего эта машина едет? – Вестимо, от чего: от пару. – А баня? – Что, баня? – Ну, в бане пар, а она не едет. – Вот, дурак-то, – поставь баню на рельсы, и баня поедет!».

– Сей анекдот я уже слыхивал, – сказал Верёвкин.

– Да? Значит, от меня разошлось, – не смутился Дудка. – А вот уже и лес…

– Эй, стой! Останавливай! Тпру-у-у! – из леса выскочили два сторожа и схватили лошадь под узды. – Тут проезда нету.

– Ничего, господин полковник, сейчас я с ними разберусь, – шепнул Дудка и грозно заорал на сторожей: – Вы, что, болваны, не видите, кто едет?! Ну-ка в сторону! – и он треснул ближайшего мужика по шее.

Сторожа враз отскочили:

– Виноваты, ваше высокородие! Обознались, стало быть. Проезжайте с богом.

– Давай! – толкнул Дудка кучера, и когда сторожа остались позади, сказал полковнику: – С ними по-другому нельзя. У них так, – кто кричит и дерётся, тот важный человек, пусть поскорее проезжает; а кто вежливо просит, с тем можно покочевряжиться

– С народом следует обходиться строго, но справедливо, – заметил полковник Верёвкин.

…На въезде в Царское Село он высадил штабс-капитана Дудку:

– Далее наши пути расходятся. В Павловск я не поеду, как я вам говорил.

– Я кого-нибудь ещё остановлю, – беспечно махнул рукой Дудка. – Весьма рад был нашему знакомству. Благодарствуйте и прощайте, – он откозырял полковнику.

– Прощайте, – приложил руку к козырьку Верёвкин и с облегчением вздохнул, когда капитан скрылся из виду.

– Погоняй, – приказал он кучеру. – Мы давно должны быть на даче обер-полицмейстера.

***

Дача петербургского обер-полицмейстера Сергея Александровича Кокошкина была роскошно построена и содержалась на широкую ногу. Всё, что практический ум Запада придумал для удобной жизни, сочеталось здесь с пышной негою Востока, –  опровергая тем самым известное утверждение о несовместимости этих частей света.

Приёмы, которые устраивались на даче, по праву считались одними из лучших в столице, а гуляния продолжались по несколько дней. В конюшнях обер-полицмейстера стояли породистые лошади ценою в десятки тысяч рублей; в каретном сарае не хватало места для новых экипажей, выписанных из Европы; содержались при даче и специально обученные возницы, умеющие с шиком прокатить хозяина по окрестностям Царского Села.

Петербургский обер-полицмейстер решительно ни в чём не ведал нужды, а причиной тому было его внимание к службе. Он давным-давно очистил своё ведомство от людей ненадёжных и сомнительных, то есть не умеющих или не желающих пользоваться своими полицейскими правами. Полицейская служба не только могла, но и должна была приносить доход, а тем, кто этого не понимал, не следовало ею заниматься. Служить за одно жалование способны лишь  вольнодумцы или дураки, – однако ни тем, ни другим было не место в полиции.

Система, созданная обер-полицмейстером, работала прекрасно, и государь был доволен. Однажды ему доложили, что Кокошкин сильно берет взятки. «Да, – отвечал  Николай Павлович, – но я сплю спокойно, зная, что он полицмейстером в Петербурге».

Сергей Александрович, действительно, всей душой радел о полицейских делах. Всем был памятен случай, когда у Синего моста, в самом центре Петербурга полицейский ограбил и убил прохожего. Некий молодой человек написал своему отцу про этот  инцидент, присовокупив неуместные рассуждения об ответственности полиции перед обществом. Но поскольку Сергей Александрович был убеждён, что полиция должна знать всё, о чём пишут жители Петербурга, – для их же пользы, чтобы уберечь их от беды, – личные письма горожан вскрывались и прочитывались на почте полицейскими агентами. Получив сообщение о недопустимых высказываниях молодого человека, Сергей Александрович пришёл в ярость и потребовал виселицы для преступника, покусившегося на доброе имя полиции. Дерзкого юношу спасло от казни благородное происхождение, влияние отца и вмешательство графа Бенкендорфа, которому государь поручил заботиться об исполнении христианского долга милосердия даже в отношении закоренелых преступников. Виселица была заменена ссылкой, – к вящему неудовольствию Сергея Александровича, говорившего, что ещё никогда полиция не была так унижена.

…Когда Верёвкин приехал на дачу, его превосходительство ещё был в постели.

– Раньше трёх часов не встанут-с, – сказал лакей. – Всю ночь в карты играли-с, легли на рассвете.

– Доложи – дело государственное, – со значением произнёс Верёвкин.

Лакей переменился в лице и исчез во внутренних покоях дома. Минут через десять, запахивая халат, потягиваясь и позёвывая, вышел Кокошкин.

– А, господин полковник, – протянул он. – Как же, помню, у Петра Андреевича  Клейнмихеля виделись. Что за надобность привела вас сюда в столь ранний час?

– Прошу меня простить, ваше превосходительство, но дело не терпит отлагательства. Сегодня поутру, проезжая через Сенатскую площадь, государь обнаружил, что памятник Петру Великому исчез со своего постамента. Учитывая щекотливый, я бы сказал, политический характер происшествия, государь поручил срочно заняться расследованием графу Бенкендорфу совместно с вверенной вашему попечению полицией. Граф направил меня к вам, дабы вы незамедлительно подключились к следствию.

– Исчез? – обер-полицмейстер изумлённо поглядел на Верёвкина. – Медный всадник исчёз?

– Точно так. Отсутствует на месте.

– Ах, воры, ах, прохвосты! – вскричал Кокошкин. – Ну, что за народ, скажите на милость, – всё тащат, всё! Медный всадник-то зачем им понадобился?

– Не могу знать. Государь распорядился в кратчайшие сроки найти и вернуть на постамент.

– Ах, негодяи, ах, мерзавцы! – схватился за голову полицмейстер. – Едем, голубчик, сей же момент едем. Эй, люди, одеваться мне, живо! И пусть заложат карету!

– Не беспокойтесь, ваше превосходительство, у меня коляска, можем в ней поехать, – сказал Верёвкин.

– В своей коляске сами езжайте, – обиделся обер-полицмейстер. – Что же я с вами поеду, будто арестант какой…

*** 

Штабс-капитан Дудка изрядно поплутал по павловским дачам, прежде чем нашёл маленький деревянный домишко Иоганна Христофоровича Шлиппенбаха, – полунемца, полушведа, осевшего в России. Шлиппенбах копался в садике, где с необыкновенной аккуратностью были устроены цветники, дорожки и даже две крошечные беседки, имевшие надписи на немецком языке о приятности тихих радостей на свежем воздухе.

– Ваше благородие! – крикнул от калитки Дудка. – Я к вам!

– Чем могу служить? – Шлиппенбах... Читать следующую страницу »

     Страница: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28


Брячеслав Галимов Брячеслав Галимов

20 июня 2015

0 лайки
0 рекомендуют

Понравилось произведение? Расскажи друзьям!

Последние отзывы и рецензии на
«Парадоксальная история России»

Нет отзывов и рецензий
Хотите стать первым?


Просмотр всех рецензий и отзывов (0) | Добавить свою рецензию

Добавить закладку | Просмотр закладок | Добавить на полку

Вернуться назад






© 2014-2017 Сайт, где можно почитать прозу 18+
Правила пользования сайтом :: Договор с сайтом
Рейтинг@Mail.ru Частный вебмастерПоддержка, ведение и развитие сайта - вебмастер persweb.ru