ПРОМО АВТОРА
Иван Соболев
 Иван Соболев

хотите заявить о себе?

АВТОРЫ ПРИГЛАШАЮТ

Нина - приглашает вас на свою авторскую страницу Нина: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
Киселев_ А_А_ - приглашает вас на свою авторскую страницу Киселев_ А_А_: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
Игорь Осень - приглашает вас на свою авторскую страницу Игорь Осень: «Здоровья! Счастья! Удачи! 8)»
Олесь Григ - приглашает вас на свою авторскую страницу Олесь Григ: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
kapral55 - приглашает вас на свою авторскую страницу kapral55: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»

МЕЦЕНАТЫ САЙТА

стрекалов александр сергеевич - меценат стрекалов александ...: «Я жертвую 50!»
Анна Шмалинская - меценат Анна Шмалинская: «Я жертвую 100!»
станислав далецкий - меценат станислав далецкий: «Я жертвую 30!»
Михаил Кедровский - меценат Михаил Кедровский: «Я жертвую 50!»
Амастори - меценат Амастори: «Я жертвую 120!»



ПОПУЛЯРНАЯ ПРОЗА
за 2019 год

Автор иконка Сергей Вольновит
Стоит почитать ДОМ НА ЗЕМЛЕ

Автор иконка Андрей Штин
Стоит почитать История о непослушных выдрятах

Автор иконка Юлия Шулепова-Кава...
Стоит почитать Берта

Автор иконка станислав далецкий
Стоит почитать В весеннем лесу

Автор иконка Андрей Штин
Стоит почитать Рыжик

ПОПУЛЯРНЫЕ СТИХИ
за 2019 год

Автор иконка Анастасия Денисова
Стоит почитать Отдавайте любовь 

Автор иконка Юлия Шулепова-Кава...
Стоит почитать И один в поле воин

Автор иконка Олег Бойцов
Стоит почитать Прозрение

Автор иконка Виктор Любецкий
Стоит почитать Вот и далёкое — близко...

Автор иконка Анастасия Денисова
Стоит почитать Любимых не меняйте на друзей 

БЛОГ РЕДАКТОРА

ПоследнееОбращение президента 2 апреля 2020
ПоследнееПечать книги в типографии
ПоследнееСвинья прощай!
ПоследнееОшибки в защите комментирования
ПоследнееНовые жанры в прозе и еще поиск
ПоследнееСтихи к 8 марта для женщин - Поздравляем с праздником!
ПоследнееУхудшаем функционал сайта

РЕЦЕНЗИИ И ОТЗЫВЫ К ПРОЗЕ

Богаразов: "Книга - набор популистких дешёвых истин. А алгоритмы в книге - кусок о..." к произведению

Валерий РябыхВалерий Рябых: "Это уже третья переработанная мною глава после "I" и "V". У Александр..." к произведению Случай на станции Кречетовка. Глава II

sergejsergej: "Знакомая тема!.. У меня была общая тетрадь с фольклором. Я служил ..." к произведению Лавандовый напиток из военторга

Андрей ШтинАндрей Штин: "Хороший рассказ, коллега, единственное, не совсем понятно время и мест..." к произведению Катя

sergejsergej: "Михаил, тема интересная! Особо на фоне эпидемии... Можно сказать о..." к произведению В преддверии конца света

sergejsergej: "Лариса, большинство мыслей в точку! Успехов!" к произведению Мысли и домыслы... (474)

Еще комментарии...

РЕЦЕНЗИИ И ОТЗЫВЫ К СТИХАМ

sergejsergej: "Эльдар, спасибо за отзыв! Пытаюсь своё написат..." к рецензии на Лесть

sergejsergej: "Эльдар, спасибо за отзыв! Пытаюсь своё написат..." к рецензии на Лесть

sergejsergej: "Хорошо, но наркомания вред! Успехов автору." к стихотворению Рок-опера жалкой души

Сергей Елецкий: "А ты пиши,пиши,пиши!!! Этим мозоли не ..." к стихотворению "НЕ ПИШЕТСЯ"

ДМИТРИЙ ДУШКИНДМИТРИЙ ДУШКИН: "Вообще стихотворение написано не столько о времени..." к рецензии на ОСЕНЬ ЖИЗНИ

ДМИТРИЙ ДУШКИНДМИТРИЙ ДУШКИН: "Замечательное стихотворение по всем канонам поэзии..." к стихотворению ОСЕНЬ ЖИЗНИ

Еще комментарии...

СЛУЧАЙНЫЙ ТРУД

Мамонтята и птеродактили
просмотры207       лайки0
автор Олег Букач

Полезные ссылки

Что такое проза в интернете?

"Прошли те времена, когда бумажная книга была единственным вариантом для распространения своего творчества. Теперь любой автор, который хочет явить миру свою прозу может разместить её в интернете. Найти читателей и стать известным сегодня просто, как никогда. Для этого нужно лишь зарегистрироваться на любом из более менее известных литературных сайтов и выложить свой труд на суд людям. Миллионы потенциальных читателей не идут ни в какое сравнение с тиражами современных книг (2-5 тысяч экземпляров)".

Мы в соцсетях



Группа РУИЗДАТа вконтакте Группа РУИЗДАТа в Одноклассниках Группа РУИЗДАТа в твиттере Группа РУИЗДАТа в фейсбуке Ютуб канал Руиздата

Современная литература

"Автор хочет разместить свои стихи или прозу в интернете и получить читателей. Читатель хочет читать бесплатно и без регистрации книги современных авторов. Литературный сайт руиздат.ру предоставляет им эту возможность. Кроме этого, наш сайт позволяет читателям после регистрации: использовать закладки, книжную полку, следить за новостями избранных авторов и более комфортно писать комментарии".




Кирие Элейсон. Книга 3. Выживая-выживай!


Владимир Стрельцов Владимир Стрельцов Жанр прозы:

Жанр прозы Историческая проза
398 просмотров
0 рекомендуют
0 лайки
Возможно, вам будет удобней читать это произведение в виде для чтения. Нажмите сюда.
Кирие Элейсон. Книга 3. Выживая-выживай!Властительница Рима. Герцогиня Сполетская, маркиза Тосканская, супруга итальянского короля. Убийца пап Иоанна X и Стефана VII. Любовница пап Сергия III, Анастасия III, Льва VI. Мать принцепса Альбериха, диктатора Рима. Мать и – о, ужас! – любовница папы Иоанна XI, бабка и – ……! – любовница папы Иоанна XII. Основательница рода графов Тускуланских и рода Колонна, давшего миру с десяток римских пап. Это все о ней. О прекрасной и порочной, преступной и обольстительной Мароции Теофилакт, которую еще при жизни будут сравнивать с вавилонской блудницей...

, с легкостью принял бы собравшихся за семь Симеонов из русской сказки, настолько похожи были собравшиеся один на другого. Все они, за исключением Альбериха, разменявшего уже к тому моменту пятый десяток, были примерно одного возраста, колеблющегося возле тридцатилетнего порога, все, включая горбатого Гваямара Салернского, были физически крепкими мужчинами, чьи лица носили на себе отпечатки войн и пирушек, и даже бороды их были пострижены под схожий оклад и отличались меж собой лишь оттенком волос и датой последнего ухода.

Перед присутствующими, по сигналу папы, предстал Аустоальд, примицерий нотариев Рима, чьи подопечные в течение двух дней со всем усердием и дотошностью составляли опись добытого.  В результате этой работы под мышкой примицерия сейчас находилось не менее дюжины пергаментов. Развернув самый большой из них, а остальные сложив на землю, Аустоальд начал читать.

- Благоволением Господа, в результате победы его достославного войска в распоряжении слуг его оказались здоровыми  и способными к жизни одна тысяча шестьсот тридцать два африканца мужского пола, семьсот тридцать семь африканцев женского пола и сто восемьдесят четыре африканца мужского пола не достигших совершеннолетия. В казне сарацин обнаружено золотых и серебряных монет на общую сумму двадцать две тысячи триста тридцать солидов. В хлевах крепости нами подсчитано пятьсот сорок четыре лошади, одна тысяча сто сорок баранов, двести двадцать две коровы, тридцать четыре быка, и восемьдесят восемь телят. В арсеналах крепости, а также с поле брани нами добыто две тысячи двести двадцать копий, одна тысяча тринадцать мечей, столько же щитов и пятьсот четырнадцать луков с полными колчанами. Количество доспехов, годных к новым боям, составило двести тридцать штук……

Каждый из собравшихся внимательно вслушивался в слова, пытаясь запомнить цифры и заодно сразу прикинуть причитающуюся лично ему добычу. Примицерий же продолжал монотонно сыпать цифрами.

- …..Количество сбруй и седел составило семьсот тридцать одну штуку, шлемы в количестве ста сорока. При осмотре крепости нами подсчитаны четыреста двадцать ковров, из них сто два безнадежно испорчены временем и использованием, медных очагов в количестве….

- Погодите, сын мой, – прервал примицерия Иоанн, - мы оценили ваш труд, но скажите кратко, что далее в вашей описи?

- Отобранное имущество христиан, а именно золотая и серебряная кухонная утварь, а также подсвечники, имущество церквей и монастырей, включая оклады, распятия и святые иконы в позолоте, христианское оружие, по всей видимости, отобранное силой, продовольственные запасы, ткани, шелка  и……

- Довольно сын мой, – вновь прервал его папа, - Давайте сюда ваши свитки, вы отлично потрудились.

Аустоальд с поклоном передал документы и, позвав одного из своих помощников, уселся возле входа в шатер, готовясь записать решения совета. Иоанн пробежал глазами каждый свиток, чтобы убедиться, что ничего столь же ценного и важного, как пленники и оружие, Аустоальдом в своем монологе не было упущено.

- Да, благородные мессеры, далее перечисляется имущество, составленное за долгие годы грабежей на наших землях. Я предлагаю все это мелкое имущество, которое, в большинстве своем, по всем признакам принадлежало Святой Церкви, перевезти в Рим и установить, что в течение шести месяцев любой может предъявить права на это имущество, приведя с собой не менее пяти свидетелей, готовых клятвой на Священном Писании подтвердить законность и добропорядочность его прав. В случае отсутствия претензий на имущество, по истечении шести месяцев это имущество подлежит распределению между святыми храмами кафолической церкви согласно нуждам последних и решению верховного Синода.

Возражений не нашлось, хотя каждый в душе своей предпочел бы поделить это все в какой-то пропорции между участниками кампании.

- Что же касается живого имущества, денежных средств и военного снаряжения, то все вышеназванное предлагается распределить между славными победителями сообразно традициям и уложениям предков, а также согласно доле участия в нашем благословенном походе.

Все наклонили голову в знак согласия, хотя каждого без исключения неприятно покоробили напоминания об уложениях предков.

- Прежде всего, в благодарность Господу, благословившему наш поход и даровавшему победу нашему войску, ибо только по воле его мы взяли верх над древним врагом нашим, в распоряжение Церкви Господа отойдет десятая часть означенной добычи. Таков закон не нами основанный, но принятый нами к послушанию.

Все довольно грустно вздохнули.

- Двадцатая часть полученного имущества направляется нами в дар императору Беренгарию, сюзерену Сполето, Тосканы и защитнику римских земель.

С губ Николая Пицингли и южных князей уже готовы были посыпаться возражения, но Иоанн быстро перешел к следующему:

- Десятая часть направляется базилевсу Константину, сюзерену княжеств Греческой Лангобардии[97], в качестве вознаграждения за участие в нашем славном походе и компенсации произведенных затрат. Двадцатая часть выплачивается в качестве вознаграждения патрикию Николаю Пицингли, обеспечившему нам поддержку с моря и разорившему вражеский флот. Мы будем хлопотать перед базилевсом о присвоении вам титула анфипата[98].

Греческий полководец и князья Юга Италии согласно кивнули. Нечего сказать, ловко вывернулся этот папа!

- Десятую часть в полной мере заслужил Священный город Рим, выставивший наибольшее количество воинов, чье войско покрыло себя вечной славой в обоих мирах, для кого победа далась ценой жизни одного из самых достойных его сынов.

Присутствующим ничего не оставалось, как еще раз вздохнуть. В самом деле, никто же не начнет спорить с папой, что у Церкви и Рима сегодня один кошель, или, как точнее сказали бы впоследствии, разные карманы одних и тех же брюк.

- Десятая часть  полученного имущества направляется в распоряжение маркграфства Тосканского и его нынешнего управителя, которые в значительной степени обеспечивали на протяжение ста дней содержание нашего доблестного войска.

Никого из тосканцев не было, а посему среди собравшихся пробежал отчетливый ропот. Тоскана не выставила войска, но, действительно, дала централизованную ссуду папе,  а кроме того отдельно ссужала практически всем прочим союзникам. Теперь же получается, что Тоскана, не пролив ни капли крови, получает барыш наряду со всеми и при этом все благородные герцоги остаются еще ей должны.

Иоанн внимательно оглядел собрание и веско заметил:

- Много ли вы собрали бы войска, благородные мессеры, пользуясь исключительно своими средствами?

- Наши траты возросли в результате долгого стояния возле Гарильяно, – общий гнев выразил Альберих.

- Тогда вместо денег мы расплачивались бы жизнями своих подданных, благочестивых христиан. Вам напомнить мессер Альберих, чем закончился ваш штурм Гарильяно, предпринятый вами в одиночку?

И вновь папе невозможно было возразить. Кто бы признался перед наместником Святого Петра, что золото для него дороже жизни своих слуг? Даже если это действительно так?

- Десятая часть направляется благородному и доблестному герцогу Гаэты и Неаполя Иоанну Второму, чей вклад в исход битвы оказался решающим и чей отряд после римского был на поле битвы самым многочисленным. Кроме прочего, вышеозначенному герцогу под его управление и получение дохода отойдут все земли вокруг горы Гарильяно, а также патримонии Фунди и Траэтто, о чем было оговорено заранее.

Мужественное лицо герцога Неаполитанского, более прочих выдававшего своего хозяина в излишнем пристрастии к вину, удовлетворенно порозовело. Как бы дальше не делил папа трофеи, лично он, герцог Неаполя, исходом дела был уже полностью удовлетворен.

Следующие десятины направились в адрес братьев-лангобардов Ландульфа и Атенульфа, правителям Беневента и Капуи. Затем свое получил Гваямар Горбатый, герцог Салерно. К этому моменту братство Симеонов распалось. Лицо одного из собравшихся, в отличие от прочих, запылало гневным огнем в предчувствии самого дурного. Из всех неназванных папой оставался только префект Амальфи и он сам. И оставшаяся неразделенной последняя десятина добычи.

- Двадцатая часть добычи направляется благородному мессеру Альбериху, гер…

- Как двадцатая часть? – не выдержал Альберих, – Сполето - двадцатая часть?

- Чем вы недовольны Альберих? – за папу ответил его брат, – В этой компании вам и так безраздельно достался сарацинский обоз у Треви, даже Церкви вы не пожелали выделить ее десятину. А здесь вы выставили отряд в разы менее, чем прочие союзники. Сейчас в вашем войске находятся всего лишь триста сполетцев.

- Это потому, что двести моих рыцарей пало с начала мая возле Треви, в Тибуре и здесь. Мои воины направлялись на самые опасные места, и каждый сполетец стоил троих неаполитанцев!

- Ваши потери обусловлены вашими неразумными действиями, – вновь заговорил папа, - Мессер Альберих, кто вам давал приказ штурмовать Гарильяно, не предупредив остальных? И в самом деле, мой брат прав, где отчисления с тревийского обоза?

В ответ Альберих разразился проклятиями, и папа угрожающе приподнял свой посох.

- Мессер герцог, не омрачайте радость нашей победы своей суетностью, а место великой битвы грязными словами!

Лангобардские братья чуть ли не силой усадили вскочившего Альбериха на ковер. Николай Пицингли сокрушенно покачал головой.

- Да, да, – начал бормотать себе под нос Альберих, – как же я сразу не догадался, что меня здесь используют! Меня не пускают в Рим из-за прихотей моей распутной жены, но от меня просят войска. Меня выставляют вперед на всех участках битвы, мои люди с отвагой гибнут, а я получаю столько же, сколько префект захолустного городишки, заслугой которого является всего-то снабжение продовольствием.

Префект Амальфи испуганно и обиженно взглянул на него. Петр хмыкнул.

- Вы можете успокоить себя тем, что вы получили столько же, сколько император.

Увидев его ухмыляющееся лицо, Альберих вновь вскочил на ноги.

- Ехидный пес! Ты нанес оскорбление мне в моем же доме! Поединок! Я требую поединок!

- Властью мне данной, я запрещаю вам, Петр, отвечать на вызов герцога Альбериха. Не хватало еще, чтобы ваши истерики, герцог, принизили значение нашей победы, – спокойным тоном заметил папа.

- К тому же, мессер герцог, вам не надо так уж сокрушаться по поводу малой доли, получаемой Сполето. Дефицит средств вы можете легко покрыть из кошелька вашей жены, управительницы Тосканы, – насмешливо произнес Иоанн Неаполитанский.

Альберих тяжелым взглядом обозрел всех присутствующих в шатре. Будучи сам хищником, он остро осознал, что противостоит сейчас целой стае таких, как он, причем стае вполне удовлетворенной разделом добычи. На кого он мог бы сейчас рассчитывать? На папу и его брата, надругавшегося над его женой, какой бы стервой та ни была? На этих лангобардских крепышей, чей отец пятнадцать лет назад отобрал у него Беневент? На этого грека или неаполитанца, чьи глаза горят неприкрытой корыстью?  И ведь в такой ситуации совершенно бессмысленно призывать своих сполетцев к оружию, оставшиеся три сотни его войска ничего не сделают против десятитысячной армии папы и его компаньонов.

- Будьте вы все прокляты, – с волчьим оскалом на лице процедил герцог Сполето, при этом глядя прямо в глаза епископу Рима.

- Я надеюсь, благородные мессеры, что слова герцога Сполетского останутся тайной, иначе сей герцог заслуживает немедленного наказания со стороны Святой Церкви, главу которого при вас только что оскорбили. Но я его прощаю и наказываю лишь изъятием его доли, которая будет поделена между прочими участниками похода.

Эти слова отрезвили Альбериха. Как человек, заглянувший в колодец и не увидевший дна бездны, так и он сейчас ощутил всю безвыходность своего положения. Долги перед ростовщиками-иудеями Сполето и Рима, долги перед собственными вассалами, долги перед римской курией, а теперь еще и долги перед собственным войском! И проценты, проценты, проценты, накапливающиеся с каждым днем. И нет другого пути в этом колодце, кроме как продолжать падать вниз.

- Как же я расплачусь со своими людьми? – уже совсем другим тоном сказал он.

Иоанн с презрением посмотрел на него. Подумать только, еще двадцать лет назад, когда герцогством правила Агельтруда, Сполето считалось самой могущественной провинцией Италии. Его хозяева имели в те годы основания примеривать на себя итальянскую корону и не видели вокруг себя достойных соперников. А сейчас герцог Сполетский, прекрасный воин, но неряшливый правитель, униженно скулит о своих долгах и среди прочих равных ему по титулу выглядит самым беспомощным и жалким.

- Благородный герцог, – заявил папа, – Господом заповедано нам прощать ближнего своего и направлять заблудившегося на путь веры и смирения. С великой радостью я отдам причитающуюся вам двадцатую часть добытого в битве имущества и забуду обо всех ваших словах, произнесенных в гневе и отчаянии.

Альберих склонился к ногам папы. С лица Петра не сползала издевательская ухмылка.

- Но десятину с обоза вы обязаны вернуть в Рим, – добавил Петр.

Альберих промолчал, отчетливо для всех скрипнув зубами.

- Я рассчитываю на ваше великодушие, мессер Альберих, и прошу оказать мне небольшую услугу. В этом случае обида, которая, не скрою, на время заняла мое грешное сердце, навсегда из него исчезнет и на всех торжествах я, властью мне данной Господом, буду превозносить вас, как пример благочестивого и кроткого христианина.

Альберих с подозрением взглянул на папу.

- Я прошу вас, мессер герцог, ответить согласием на данный документ, – и папа взял пергамент, протянутый ему Петром, и передал Альбериху.

Тот немного смутился, в такие моменты он всегда стыдился обнаружить перед прочими вельможами свою неграмотность. Впрочем, в этом шатре помимо него были еще два славных брата-лангобарда, которые также не умели ни читать, ни писать.

- Что это?

- Это письмо вашей супруги Мароции, в котором она требует от вас согласия на расторжение брака.

Глаза Альбериха вновь бешено округлились, но он подавил в себе новый приступ гнева.

- У нее нет оснований, – бросил он.

- У нее есть основания. Мы знаем это и, главное, вы знаете, что мы знаем. Но при этом рассчитываем на ваше добровольное согласие.

- Вы не могли найти другого места и времени для подобного разговора?

- Место и время самое подходящее. Здесь присутствуют представители самых благородных родов Италии и Византии. Они всегда будут готовы подтвердить, что данный манускрипт вы подписали добровольно.

Альберих сокрушенно усмехнулся, как человек, проигравшийся за один день в пух и прах.

- Ловко, Ваше Святейшество, я поздравляю вас. Что поделаешь, мессеры,– сказал он, обернувшись к прочим участникам разговора, – ловкость и хитрость сейчас ценится выше храбрости и твердости меча. Давайте ваш пергамент, Святой Отец, я готов подписать все, что требует моя целомудренная жена.

Альберих скрепил документ своей печатью, после чего документ проследовал в руки примицерию.

- Брат мой, зачем вы помогаете Мароции? Зачем вы развязываете ей руки?   – шепнул на ухо папе Петр, пока Альберих возился с пергаментом.

- Ты ошибаешься, брат мой, – в ответ шепнул папа Иоанн, – напротив, я освобождаю Сполето от возможных наследников. В письме есть нечто, что полностью уничтожает наследственные права Альбериха-младшего. Кроме того, не забывай, что Гвидо Тосканский в тюрьме, его мать против его брака с Мароцией, так что последняя еще не графиня Тосканская, но уже не герцогиня Сполетская. И если бы не Беренгарий со своим взбалмошным решением, у нашей прелестницы были бы вырваны все ее ядовитые зубки. Но, тссс! Об этом документе покамест никто не должен знать, пока не придет ему нужное время.

Петр одобрительно замычал и кивнул головой.

Папа вернулся к окончанию дележа военных трофеев и поделил оставшееся имущество между Альберихом и Масталом, графом Амальфи. После этого примицерий занялся оформлением подписей и печатей вельмож и людей папской канцелярии, в результате чего на свет родился документ, подтвержденный свидетельством сразу семнадцати высоких персон.  Завершив подписание документа, подводящего черту под успешной военной кампанией, гости нестройными голосами прочли благодарную молитву - она особенно не удалась у герцога Сполетского – после чего все благородные мессеры покинули шатер. 

По дороге к своему лагерю герцога Альбериха, все еще обуреваемого чертями, окликнул Иоанн Неаполитанский.

- Мессер герцог, у меня есть к вам предложение!

 - Что еще? – буркнул Альберих, не испытывая никакого желания соблюдать этикет.

- Я предлагаю вам приобрести у вас невольников и скот, и готов рассчитаться с вами немедленно.

- Сколько же вы готовы заплатить?

- Десять солидов за трех человек, десять солидов за боевую лошадь, два солида за голову скота. 

- Помилуй Бог, но ведь это даже не половина цены!

- Ваша воля, но учтите, что рабов вам придется сейчас содержать всю дорогу до Сполето, а затем, быть может, везти их ко мне обратно в Неаполь, на невольничий рынок, и снова платить. Платить за их еду, одежду, охрану, платить мне торговую пошлину, и прочее. Тоже самое и насчет скота…

Альберих размышлял недолго. Цифры, варварским нашествием ворвавшиеся в его сознание, теснились, путались, ругались между собой и вообще выглядели так нелепо, что проще было согласиться с предложением хитрого неаполитанца.

- Видно сегодня такой день. Договорились.

Спустя час в папский шатер снова постучался Иоанн Неаполитанский. Несмотря на крайне поздний час, папа не спал, а, сидя  на ковре, в компании своего брата, ждал этого визита.

- Ну как, мессер герцог, сделка прошла успешно? – с улыбкой спросил папа.

- Да, более чем. Он продал все, и людей, и животных, и оружие, все до последнего шлема и уздечки.

- Наши интересы были учтены?

- О да, не сомневайтесь, Ваше Святейшество. Так же, как и при сделках с остальными нашими союзниками.

- Они тоже согласны на продажу рабов в Неаполе или они продадут вам все?

- Нет, только людей, но зато практически всех.

- Считайте, что с нами вы тоже договорились. Но я уступлю их вам позднее, мне необходимо привести их в Рим. Вы, надеюсь, понимаете, о чем я?

- Прекрасно понимаю, Ваше Святейшество. Эта победа, прежде всего, ваша победа.

- Благодарю Вас, ваша светлость. Ну-с, а как вел себя наш герцог Альберих?

- Получив деньги, он велел своим людям немедленно сворачивать лагерь и не успел я направиться к вам, как услышал звук удаляющихся подков сполетских лошадей.

- Вот как! Наш герцог все еще обижен? – воскликнул Петр.

- Omne quod fit, fieri meliora[99] , – ответил папа, - Альберих не пожелал сопроводить нас в Рим? Ай-яй-яй. Он не хочет участвовать в триумфе победы на улицах Рима? Ах, как жалко! Но знаешь, что я тебе скажу, брат мой? Зато нам не придется теперь договариваться с его милой женушкой, и тратить на нее время, нервы и силы, чтобы та согласилась впустить его в город. Так скажем же за это спасибо благородному мессеру Альбериху! Он превосходно исполнил отведенную ему роль.

 

Эпизод 33.  1670-й год с даты основания Рима, 4-й год правления базилевса Константина Багрянородного, 1-й год правления императора Запада Беренгария Фриульского

 ( 31 августа  916 года от Рождества Христова)

 Примицерий нотариев Аустоальд, закончив очередной рутинный день в своей канцелярии, созвал к себе людей, обычно сопровождающих его во время наиважнейших мероприятий. Канцелярские работники, услышав приказ своего начальника, мысленно послали его в преисподнюю, менее всего им хотелось августовским жарким днем тащиться по раскаленным римским мостовым в направлении какой-нибудь богатой резиденции, прячущейся в садах на окраинах Рима, а затем поздним вечером возвращаться обратно, лицезрея обнажающиеся с наступлением темноты пороки ночного города. Куда как лучше было бы провести этот вечер в саду возле городской префектуры, в  компании с бутылочкой вина и воркующей рядом миловидной супругой, которая расскажет тебе обо всех городских новостях гораздо красочнее и подробнее, чем все осведомители римской милиции вместе взятые. А вот поди ж ты, приходится повиноваться и одевать на себя эти удушающие плащи из чрезвычайно плотной, да к тому же еще и черной, ткани, по которым каждый встречный узнавал в Риме местных нотариев. Узнавал и, как правило, завистливо провожал их глазами, даже не подозревая, какие тягостные телесные муки в настоящий момент переживают их обладатели.

Примицерий Аустоальд в этот вечер оказался горазд на издевки над своими подчиненными. Первым делом он отдал короткие приказания своим людям по обеспечению своего выезда. Услышав о том, что предстоит путь к Авентинскому холму, в резиденцию римского консула Теофилакта, большинство его слуг вздохнули с облегчением, поскольку путь предстоял не особо дальний, а, кроме того, можно было рассчитывать, что в пункте назначения им будет предложен неплохой стол. Однако, не дав своей канцелярии опомниться, примицерий следующей фразой изъявил желание проследовать туда пешком, и это уже никак не могло понравиться окружающим, тем более что многим были известны мотивы столь героического поступка их начальства. Примицерию шел уже четвертый десяток, но, несмотря на всю свою энергичность и исполнительность, любовь к обильным яствам и доброму пиву, уже начала заметно сказываться на его внешности. И все бы ничего, но на беду Аустоальда как-то раз он увидел, какое восхитительное создание породил и воспитал его помощник, секундецерий Иовиан. Создание это было столь юно, свежо и развязно, что достопочтенный Аустоальд потерял всякий покой, и, в угоду объекту своего вожделения, начал усиленно бороться с излишним весом, с этим выпирающим животом и свисающими, как тесто из-под кастрюли, боками. Правда заодно, в качестве побочного эффекта, ему пришлось смириться с нахождением возле себя самого Иовиана, которого он давно уже терпеть не мог и не без основания подозревал того в подсиживании. Сегодня же с этим хитрющим Иовианом приходилось быть особенно любезным, ибо у того, кажется, и впрямь появился шанс занять его место.

Примицерием римских нотариев Аустоальд стал еще пять лет назад при папе Сергии. Надо сказать, что эта древняя должность, возникшая в Риме еще на закате античной империи, имела невероятно высокий авторитет среди горожан и для многих из них была недостижимой и лелеемой мечтой. Нотарии не были людьми клира и в тоже время примицерий, по сути, являлся секретарем и министром папского двора, а звездный час примицерия наступал в печальные периоды смены пап. Когда Святой Престол становился вакантным, именно примицерий, наряду с епископом Остии и архидиаконами (кардиналами) Рима, осуществлял управление всем папским двором. Аустоальд получил эту должность в лихой период Трупного синода, а протекцию ему составил сам консул Теофилакт, за что благодарный чиновник платил тому полновесной монетой, в буквальном и переносном смысле этого слова. В своих молитвах за здравие Аустоальд ставил своего покровителя на второе место, сразу после себя любимого и – о, ужас! – перед папой римским. Молитвы за последнего воздавались Аустоальдом безо всякого рвения и чисто в угоду закону, к тому же именно папа Иоанн не так давно подсуропил ему этого выскочку и лицемера Иовиана. Сегодня же все могло перемениться в артели римских нотариев, и Аустоальд время от времени с ненавистью поглядывал на своего самодовольного противника.

Неделю назад Рим торжественно принимал в свои объятия победоносное войско папы Иоанна Десятого. Для города это уже была вторая пышная церемония за последние полгода и городские аркарии со вздохом уже поглядывали на состояние казны. Тем не менее, папа Иоанн и в этот раз не стал скаредничать, в связи с чем в Рим снова начали стекаться любители дармового угощения и милостыни. Город при этом наводнили слухи о подробностях битвы при Гарильяно и с каждым днем эти слухи становились все красочнее и масштабнее. По уверениям многих, якобы очевидцев битвы, в самый опасный момент сражения, когда чаша весов грозила склониться в сторону нечестивцев, воины папы вдруг увидали в небе апостолов Петра и Павла, приветствовавших их, и в ту же минуту сарацинское войско оказалось повергнуто наземь. Другие уверяли, что сам папа в тяжелый момент битвы, безо всякого оружия, с одним знаменем, на котором был начертан лик Иисуса, ворвался в неприятельский лагерь и сарацины пали ниц, устрашась гнева Господа, воплотившегося в грозной фигуре понтифика. Наконец, третьи уверяли, что папа, отменно владеющий мечом, во время сражения сразил не то три, не то четыре десятка самых благородных пунийских воинов, и у последних уже не осталось никого, кто мог бы повести их за собой. Все это в итоге сложилось в один грандиозный, славный до елейности миф, и уже никто из римских острословов не рисковал напомнить горожанам о греховном поведении римского епископа и о нарушении законов Церкви при его избрании.

Самим же Иоанном овладел сильный соблазн обставить свое возвращение в Рим в духе и традициях римских триумфаторов. Немудрено, ведь шли года, века и тысячелетия, но и тогда, в десятом веке, и сейчас абрис Великой империи невидимой тенью, недосягаемым миражом стоит перед глазами всякого властолюбивого и амбициозного самодержца, мечтающего о покорении Вселенной. Не был лишен таких амбиций и Иоанн Тоссиньяно, в грезах которого все светские монархи должны были признать себя его вассалами, и только от него, главы христианского мира, должны исходить все пути и решения, касающиеся устроения государств и народов. У Иоанна на протяжении веков найдутся еще более амбициозные и, в немалой части, удачливые последователи, однако он стал, по сути, первым провозвестником грядущей агрессивной политики римских понтификов, определявшей судьбы средневековой Европы. При этом пастырский посох, правда, окажется куда более грозным и действенным оружием, чем воинский меч, ведь следующая попытка викария Христа возглавить войско на поле брани, предпринятая спустя век после виктории в Гарильяно, приведет к пленению папы[100] и подчинению Святого престола норманнскому железу - новой напасти, пришедшей от северных морей.

Петр, брат папы, человек честолюбивый и самоуверенный, горел той же идеей и настойчиво предлагал включить в шествие папского войска по улицам Рима элементы старинных триумфов, но Иоанн от многих из них все-таки благоразумно отказался, опасаясь испортить все впечатление от своей славной победы в глазах требовательных и богобоязненных римлян. К тому же, напомним, казна Церкви и города начала демонстрировать все признаки своего обмеления. В итоге, по предложению папы, торжественное мероприятие должно было включить в себя короткое шествие от Аппиевых ворот до Латеранской базилики, где папа, в присутствии римского Сената, отслужит торжественную мессу, по окончании которой плебс получит свой очередной дармовой ужин и, так уж и быть, поглазеет на греховодников-жонглеров. Многочисленные трофеи, захваченные в Гарильяно, предполагалось пронести от Латерана до набережной Тибра и временно складировать их недалеко от греческой церкви Девы Марии[101]. Такое решение было продиктовано опять же античными традициями, именно сюда победоносные римляне сваливали свои трофеи, добытые в различных закоулках мира, о чем в десятом веке свидетельствовала громадная куча мусора и осколки многих тысяч глиняных горшков. Что касается несчастных пленников, то они, по высочайшему замыслу, не должны были задерживаться в Риме, а, проследовав к Остийским воротам, к вечеру покинуть город и уйти туда, откуда пришли, в сторону Неаполя и местного невольничьего рынка.

Возле Латеранской базилики уже с самого утра столпился народ, а к полудню сюда подтянулись самые знатные фамилии города. У дверей Латерана папу ожидал римский Сенат во главе с консулом Теофилактом и его женой Теодорой - та просто светилась от счастья, поскольку считала себя полноправной участницей триумфальной кампании.  Римская милиция организовала живые цепи из своих стражников, которые освободили коридор вдоль площади перед Латераном, где должны были пройти гордые победители и униженные враги.

Рядом с Теофилактами стоял Петр Ченчи, которому первому досталась порция восхвалений, предназначенная победителям иноверцев. Слушая сплошные реки похвалы в адрес него, Теофилакт недовольно хмурился и недоумевал, почему папа вместе со своим братом не прислал к нему его сына Теофило, так, как это было при коронации Беренгария. Между тем, рядом с Петром стоял, держа в руках увесистую трубу, глашатай, готовившийся вести шествие.

Отдаленный гул бюзин возвестил о приближающейся процессии, и горожане нестройно заголосили приветствия и похвальные оды папе-воину, хотя он, по всей видимости, в это время еще только-только входил через Аппиевы ворота. Гул трубного оркестра становился все громче, напряжение и ликование толпы все возрастало. Вот на подступах к Латерану появились уже первые всадники со знаменами Святого Петра, а толпа возбужденно и яростно взревела, ибо, вслед за всадниками, на площадь первыми вступили колонны несчастных пленников.

- Узрите, благочестивые христиане, жители Рима и гости его, лица тех, кто многие годы, отринув от себя Создателя и Господина всего сущего, нес смерть и разорение вам и вашим домам! Будьте же милосердны к поверженным врагам вашим, как  заповедовал нам об этом Господь наш! – возвестил глашатай.

Африканцы шли, опустив головы и глядя себе под ноги,  всем видом своим демонстрируя полную покорность своей, так незавидно сложившейся, судьбе. Вслед им, вопреки призывам глашатая, обильно летели проклятия и оскорбления, свойственные безнаказанной и даже негласно поощряемой в своем садизме толпе. Было предпринято несколько попыток бросить в закованных пленников камни и палки, однако милиция незамедлительно остудила градус толпы, выведя из нее наиболее ретивых в своем праведном гневе смутьянов.  В течение нескольких минут побежденное войско печально продефилировало мимо Латеранской базилики, пока в итоге не скрылось в направлении Цирка Максимуса.

Папа поступил в очередной раз грамотно, пустив вперед всей процессии побежденных африканцев. В противном случае городской милиции пришлось проявить бы неизмеримо больше усилий, чтобы успокоить толпу, ибо через некоторое время после прохода пунийцев на площади показались печальные римские обозы с телами павших воинов.

- Прими, Рим, достойных сынов своих, с именем Иисуса Христа отважно сражавшихся на поле битвы, но, волею Господа, павших от неприятельского оружия. Вознесем молитвы за души их и прославим их имена навеки!

Телега, шедшая первой в траурном обозе, отделилась от общей колонны и приблизилась к ступеням Латерана. Консул Рима вдруг почувствовал, как страшная пугающая слабость овладела всем его телом, а сердце буквально заколыхалось внутри. Он вцепился глазами в приближающийся обоз и до последнего наивно надеялся, что красное полотно, укрывающее мертвое тело, принадлежит кому-нибудь иному, но только не тому, о ком он даже боялся подумать. Но все тщетно, телега с телом сраженного воина остановилась прямо перед ним и на площади воцарилась пугающая тишина. Теофилакт мутным взором оглядел все собрание и увидел, что все слуги его прячут от него взгляд, а все зрители на площади опустились на колени перед этим печальным поездом.

Громкий крик раздался где-то рядом с Теофилактом и он даже не сразу узнал голос своей жены. Неуверенными шагами, как пьяная, Теодора приблизилась к телеге, остановившейся перед ними, приоткрыла полотно и упала без чувств. К ней кинулись ее слуги и дочери. Младшая дочь, увидев мертвое лицо брата, начала истерично трясти погибшего, как будто намереваясь таким образом привести того в сознание,  а затем разразилась дикими криками. Мароция, с лицом белым как снег, взглянула в лицо Теофило и немедленно отвела взгляд.

Теофилакт последним приблизился к телу своего сына. Горло его давили чьи-то невидимые руки, весь мир жуткой каруселью завертелся у него перед глазами, из которых ручьями брызнули слезы, и их невозможно было остановить. Вся жизнь его теперь представлялась каким-то нелепым и лишенным смысла существованием, его сын, его наследник, в котором заключались все мечты и амбиции старого консула, лежал недвижим и, видимо, слишком мала была вера Теофилакта, чтобы воскресить умершего. Проклятия, проклятия всему миру посылало сознание обезумевшего от горя отца, и внезапно ад раскрыл перед его невидящими глазами свои раскаленные двери и огненным жаром обдал каждую клетку его мозга.

Мароция в этот момент хлопотала над матерью, пытаясь привести Теодору в чувство. Теодора, вернувшись в сей мир и вспомнив последний эпизод, предшествующий ее обмороку, коротко простонала, но невероятным усилием воли обуздала свои чувства и встала на ноги, пытаясь придать своей шатающейся фигуре подобающий своему статусу вид. В этот момент Теофилакт, пораженный увиденным зрелищем преисподней, с застывшими от ужаса глазами грянулся на землю, и все внимание семьи переключилось уже на него.

Консул был жив, но вся левая сторона лица его застыла в какой-то ужасной гримасе, а сам он не мог пошевелиться.  Тем временем толпа разноголосо соболезновала семьям, в чьи дома также пришла сегодня смерть, и с любопытством разглядывала и комментировала печальные фигуры родственников, ведь всякий живущий отчего-то всегда испытывает странный интерес и возбуждение, когда видит смерть среди ближних своих. При этом  гамма страстей постороннего наблюдателя особенно расширяется при смерти, случившейся в кругу сильных мира сего, ибо каждый в этот момент ощущает не на словах, а видит перед глазами неопровержимое доказательство изначальной равности людей меж собой в этом мире.

Третьей частью шествия должно было стать появление Иоанна и войска его. И оно состоялось, и папа был провозглашен римлянами героем на века. И Теодора с Мароцией вынуждены были лицезреть чужую радость, тогда как мысли их теперь целиком были связаны с волнами несчастий, на глазах у всего города захлестнувшими их семью.

- Святой Рим приветствует своего властителя, своего епископа, верховного иерарха кафолического мира, наместника Апостола Петра, основавшего здесь Церковь свою, благочестивого и победоносного папу Иоанна! – такими словами глашатай возвестил об окончании торжественного шествия папы-победителя.

Теофилакт был перенесен в свой старый дом на Авентине, и в течение нескольких дней лучшие врачи, приглашенные Теодорой, колдовали над ним. Однако состояние консула не улучшилось. Теофилакт пребывал в сознании, но речь его была серьезно нарушена, он по-прежнему мог шевелить только правой рукой и ногой, и по-прежнему вся левая сторона лица была обезображена страшной гримасой.

Прогнозы врачей и самой Теодоры были неутешительными, по их мнению, в таком состоянии папский вестарарий, magister militum, консул и сенатор Рима мог пребывать еще долгое время, а посему мало-помалу возник вопрос о, по крайней мере, временном делегировании исполнявшихся им служебных функций. Проще всего было с титулом консула, так как титул этот не имел за собой реальных властных полномочий и только выделял Теофилакта среди прочих сенаторов Рима. Но вот остальные должности парализованного вельможи необходимо было на время передать.

Именно за освидетельствованием данного решения и направлялся примицерий нотариев Аустоальд к Авентинскому холму, воздавая горячие молитвы к Небу за здравие своего покровителя. Поскольку Теофилакт находился в здравом уме, решение о передаче его полномочий должно было исходить непосредственно от него. На этом же настаивали и его жена Теодора, и сам папа. Несмотря на то, что из Сената уже давно были исключены все лица, в свое время сопротивлявшиеся усилению влияния Теофилактов, папа и его любовница имели основания подозревать возможность возникновения среди четырнадцати сенаторов Рима ненужных искушений.

 Потребовалось более часа, прежде чем примицерий и его сопровождающие, покинув здание префектуры, располагавшееся в то время возле знаменитого Пантеона[102], подошли к авентинским садам. Примицерий шествовал важной поступью, с надменным высокомерием оглядывая склоняющиеся перед ним спины римлян и возмущенно сверкая глазами, когда до его ушей долетали оскорбления и насмешки со стороны во все века несносных мальчишек-нигилистов. Его виду, как могли, подражали и шествующий чуть позади него секундецерий и шесть писарей  с тремя подмастерьями, несущими в своих узелках пергаменты, песок для чернил, сами чернила, печатную глину и перья. Важную канцелярию охраняли шестеро стражников, по трое с каждой стороны, своими копьями отодвигая от персоны примицерия зазевавшихся горожан, назойливых цыган и все тех же непочтительных сорванцов.

Во дворе дома Теофилактов уже яблоку негде было упасть от важных носилок и колесниц. Сюда приехали все сенаторы со всех округов Рима, а также сам папа со своим неразлучным братом. Примицерий был торжественно препровожден в покои Теофилакта. Консул лежал на огромной кровати, вокруг него без отдыха хлопотали двое слуг и доверенный лекарь Теодоры. В глубине большой комнаты со скучающими лицами сидели сенаторы, которые в большинстве своем осознавали всю свою текущую неспособность повлиять на развитие ситуации и терпеливо ждали ее разрешения. На почетном месте восседал папа Иоанн, рядом с ним, на почти таком же высоком кресле, сидела Теодора. К последней периодически и, как правило, по всяким пустякам наведывался кто-нибудь из сенаторов или префектуры, подобострастно склонив спину и всем своим видом подчеркивая свою чрезвычайную деловитость перед той, кому, как считало большинство, отойдут основные исполнительные функции Теофилакта. Мароция со своей младшей сестрой находились напротив матери.

Аустоальд методично разложил на столе свои свитки, усадил клерков за рабочие места и, чувствуя себя сейчас всеобщим центром внимания, церемонно подошел к Теофилакту.

- Благородный мессер Теофилакт, сын Теофилакта, консул и сенатор Рима, вестарарий папского дворца и глава городской префектуры и милиции! Прежде всего, прошу от вас подтвердить, что вы слышите меня, и, в знак этого, прошу прикрыть ваши глаза.

Теофилакт прикрыл правый глаз, веко левого глаза осталось неподвижно. Со стороны это выглядело немного комично, получалось, что больной двусмысленно подмигнул нотариусу.

 - Весь Рим опечален постигшей вас болезнью и горячо молит Господа прогнать прочь от вас ваш недуг. Все мы верим, что Господь услышит наши молитвы, и деятельность ваша еще долго будет служить во славу и процветанию города Рима. Однако текущие дела требуют  немедленного исполнения и посему здесь собрались все лица, полномочные взять бремя управления ваших функций на себя.  Прошу вас подтвердить, что вы понимаете, о чем я говорю, и, если вы согласны, прошу вас вновь закрыть глаза или же оставьте их открытыми на случай, если у вас имеются возражения.

Правый глаз Теофилакта закрылся.

- Готовы ли вы со всей ответственностью временно передать бремя ваших полномочий другому лицу? В случае согласия закройте ваши глаза или же оставьте их открытыми, если хотите, чтобы решение по данным вопросам было принято Сенатом Рима.

Теофилакт вновь опустил ресницы. Теодора облегченно вздохнула, а сенаторы едва заметно ухмыльнулись. Разве можно было ожидать чего-то иного?

- Готовы ли вы назвать вашего временного преемника на посту сенатора Рима, папского вестарария, главы городской префектуры и милиции ?

Да.

- Можете ли вы написать его имя на документе, который я зачитаю перед вами, и  стану впоследствии свидетельствовать о соблюдении всей законности совершаемой процедуры?

Теофилакт снова подмигнул. Примицерий передал один из свитков Иовиану для зачитывания.

- «Я, волею Господа и решением Святого Города Рима, его консул и сенатор Теофилакт, сын Теофилакта, вестарарий дворца Его Святейшества папы Иоанна, префект и глава городской милиции, находясь в твердом сознании и действуя добровольно и в интересах Рима, на время моего недуга и до момента моего полного исцеления, о коем я оповещу лично, распоряжаюсь о передаче полномочий префекта, сенатора Рима и вестарария папского дворца на доверенное мне лицо, а именно…..»

- Здесь мы впишем имя того, кто будет исполнять ваши полномочия, – прервав на секунду Иовиана, пояснил Аустоальд.

- «Обязанности главы городской милиции и судьи я возлагаю на дефензора Михаила, сына Михаила, согласно законам города, а титул консула останется пребывать со мною и далее. Да послужит сказанное мною во благо и славу Господа, Церкви и Святого Рима!» - закончил Иовиан.

- Вы готовы вписать доверенное имя и скрепить сей документ своей печатью?

Правый глаз Теофилакта снова закрылся. Аустоальд поднес к нему пергамент и перо, предварительно обмакнув в чернила. Своей фигурой примицерий заслонил Теофилакта от присутствующих, и те в течение нескольких минут слышали только сопение консула с усердным трудом выводящего буквы, которые вдруг стали такими сложными и причудливыми.

Добившись от больного подписания документа, Аустоальд повернул пергамент к свече, чтобы рассмотреть написанное консулом. Лицо его немного вытянулось от изумления и он, в нарушение норм, вновь наклонился к Теофилакту и шепотом его спросил, видимо, рассчитывая получить дополнительное подтверждение для себя. Затем Аустоальд торжественно, придав своим жестам нарочитую плавность и замедленность, посыпал песком нанесенные на документ чернила и скрепил документ печатью Теофилакта и своей собственной печатью примицерия. Все, затаив дыхание и прекратив всякие разговоры, следили за ним.

Примицерий, не расставаясь со своим неописуемо важным видом, подошел к папе Иоанну и с низким поклоном передал тому свиток с висящими на нем двумя печатями.

- Воля консула исполнена. Полностью и с осознанием совершаемого. Я отдаю указание на изготовление копий документа, – сказал Аустоальд, мысленно поздравив себя с блестящим окончанием своей ответственной миссии.

Папа развернул документ и, едко усмехнувшись, передал его Теодоре. Та жадно схватила свиток и, увидев имя, нервно пожала плечами, демонстрируя всем, что она нисколечко не удивлена. Свиток последовал в руки прочих сенаторов, и они в течение следующей минуты передавали его друг другу, сопровождая короткими комментариями шепотом. Далее документ взял Петр и, недовольно сдвинув брови, с видимым раздражением сунул его Мароции. Та, как и все до нее, развернула свиток, и на его сморщенном от многократных скоблений полотне увидела выделяющиеся среди прочего текста семь дрожащих, как будто пьяных или стыдящихся чего-то букв, составивших вместе ее собственное имя.

«Мароция».

 

КОНЕЦ ТРЕТЬЕЙ КНИГИ

 

В следующих книгах серии:

  

Kyrie Eleison. Копье Лонгина.

«Мне порой кажется, что величие тех событий заключалось как раз в том, что ничего необыкновенного в тот день для жителей Иерусалима не происходило. Был обычный весенний день, люди шли в город на предстоящий праздник, все было настолько привычно и обыденно, и казнь строптивца вместе с двумя ворами вполне вписывалась в каждодневный ритм иудейской столицы… Быть может, в этой будничности скрывается особый смысл, быть может, эти события должны служить напоминанием всякий раз, когда власть и толпа принимаются решать судьбу любого ближнего своего. Обрекая человека на смерть, власть и толпа всегда должны помнить, что когда-то их предки так же с легкостью пролили бесценную кровь Сына Божьего, видя в нем лишь бродягу, оскорблявшего их веру и нравы своими дерзкими речами».

Kyrie Eleison. Низвергну сильных и вознесу смиренных

«Великий Рим возродится, когда христианство ослабит свою хватку, когда в храме Весты вновь будет зажжен благословенный огонь…. Вы Мессалина, свободная дочь Рима, и крест, висящий у вас на шее, этого никак не изменяет. Носите и продолжайте носить ваш крест, ведь это так необходимо вашим слугам и вашим союзникам. Но теперь вы знаете, кто вы на самом деле, и видите в моем лице новых верных друзей, которые не предадут вас, ибо видят в вас свою надежду на возрождение».

 

 

 

 ПРЕДМЕТНЫЙ И БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ

 

 

«Benedicamus Domino» - стих, завершающий мессу.

 

«Benedictus qui venit in nomine Domini» - «Благословен Грядущий во имя Господне» (лат.) – строка из древнего христианского гимна Sanctus.

 

Castel Sant'Angelo – Замок Святого Ангела (мавзолей (башня) Адриана, тюрьма Теодориха, Печальный замок, Башня Кресченция) – римский памятник на берегу Тибра, рядом с Ватиканом. Построен в середине 2 века как мавзолей для погребения императора Адриана. В настоящий момент исторический музей.

 

Filioque - «филиокве» — прибавка в символе веры, в части, касающейся вопроса об исхождении Св.Духа («и от Сына»), принятая в католицизме. 

 

«Gloria in excelsis Deo» - «Слава в вышних Богу» (лат.) - древний христианский гимн.

 

«Hosanna in excelsis» -«Осанна в вышних» (лат.) - восклицание, входящее в состав гимна Sanctus.

 

Kyrie Eleison (Кирие Элейсон) – молитвенное призывание «Господи, помилуй!» (греч. Κύριε ἐλέησον)

 

Мagister militum – глава городской милиции.

 

Mas nobis dominus est!Наш папа есть муж ! (лат.) – восклицание во время папской коронации после процедуры удостоверения пола претендента.

 

Mea culpa - моя вина (лат.) – многократно повторяемая фраза в покаянной молитве.

 

«Ora et labora» - «Молись и работай»» (лат.) – девиз ордена бенедиктинцев.

 

Schola cantorum – школа церковного пения в Риме.

 

Sella  Stercoraria - Стул со специальным отверстием в середине, с помощью которого с середины 9 века проверяли кандидата в папы в принадлежности к мужскому полу.

 

«SPQR» - «Senatus Populus que Romanus» – Сенат и народ Рима.

 

Sursum Corda – вступительный диалог в католической мессе.

 

«Te Deum laudamus» - Христианский гимн 4-го века «Тебя, Бога, хвалим». Авторство приписывается Амвросию Медиоланскому.

 

«Vere Papa mortuus est» - «Папа действительно мертв» - ритуальная фраза при кончине римского папы. Произносится после троекратного повторения вопроса: «(Имя папы), ты спишь ?».

 

Via Lata (Широкая улица) – старое название римской улицы Виа Дель Корсо.

 

Zetas estivalis – прохладная летняя комната.

 

Аввадон - ангел бездны, ангел-разрушитель.

 

Августал (префект августал) — наместник (префект) Египта с IV в. В византийскую эпоху было два А. - Верхнего и Нижнего Египта. 

 

 Аврелий Августин Иппонийский (354-430)- христианский богослов и филосов. Память его христианские церкви отмечают 28 июня.


Автократор — самодержец. 

 

Агапит Второй (?-955) – римский папа (946-955).

 

Агафон Первый (?-681) - римский папа (678-681), причислен к лику святых.

 

Агельтруда (?-?) – герцогиня Сполето до 899г. Супруга Гвидо Сполетского, императора Запада. Мать Ламберта Сполетского, императора Запада.

 

Агилульф (?-616) – король лангобардов (590-616), первый правитель, короновавшийся Железной короной.

 

Агнесса Римская (ок.291-304) - христианская мученица, которая из-за своей веры была сначала отдана в публичный дом, а потом приговорена к сожжению, но вмешательством ангелов была спасена от поругания и смерти. Святая всех христианских церквей.

 

Адальберт Первый Иврейский (?-924) – маркграф Ивреи, сын Анскария. Муж Гизелы Фриульской и Ирменгарды Тосканской. Отец Беренгария Иврейского.

 

Адальберт Второй Иврейский (932-972) – маркграф Ивреи, король Италии (950-964), сын Беренгария Иврейского и Виллы Тосканской.

 

Адальберт Второй Тосканский ( Адальберт Богатый)  (?-915) – маркграф Тосканы из рода Бонифациев. Муж Берты Тосканской. Отец Гвидо Тосканского, Ламберта Тосканского и Ирменгарды Тосканской.

 

Аделаида (Адельгейда) (931-999) – жена Лотаря (926-950), сына Гуго Арльского, жена Оттона Первого Великого (912-973), первого императора Священной Римской империи, святая католической церкви.

 

Адриан Первый (700-795), римский папа (772-795)

 

Адриан Второй (792-872), римский папа в период с 867 по 872.


Акакия — принадлежность парадного императорского облачения - мешочек с прахом, который император носил в руке в напоминание о бренности всего земного. 

 

Акафист – хвалебное церковное песнопение.

 

Аколит - младший церковный чин в католичестве. С 1972 года исключен из клира.


Акриты — землевладельцы, получавшие землю и право на налоговые льготы в обмен на обязательства по охране границ. 


Акростих — общая сумма податей с данной податной единицы; писалась в ряд на полях писцовой книги. 


Акуфий — оружие: длинный и тонкий меч, по форме напоминавший клюв цапли; предназначался для пробивания распространенных на Востоке кольчужных доспехов.

 

Александр (870-913) - византийский император (879-913 в различных сочетаниях с соправителями).

 

Аларих (382-410) первый король вестготов, в 410 г. впервые взявший приступом Рим.

 

Александр Третий (Орландо Бандинелли) (1105-1181) – римский папа (1159-1181)

 

Алузия (лат. Alousia) – принцип сознательного отказа от мирских удовольствий, имевший место в средневековом монашестве.

 

Альберих Первый Сполетский (?-925) – герцог Сполето (899-925). Первый муж Мароции.

 

Альберих Второй Сполетский (911-954) – диктатор Рима (932-954). Второй сын Мароции. Отец Октавиана Тусколо ( папы Иоанна Двенадцатого). Муж Альды Арльской.

 

Альбумазар (Абу Машар Аль-Балхи) - Персидский математик и астролог 9  века.


Амвон — в раннехристианской церкви - возвышение для чтецов св. Писания и произносившего проповедь. В десятом веке располагался в середине храма.

 

Амвросий - граф Бергамо (?-894), повешен Арнульфом Каринтийским за оказанное ему сопротивление.

 

Амвросий Медиоланский (ок.340-397), епископ Милана, один из четырех «учителей церкви», почитается всеми христианскими церквями мира.

 

Анастасий Персиянин (?-628) – христианский святой, родом из Персии.

 

Анастасий Третий (?-913) – папа римский (911-913). Креатура Мароции.

 

Анскарий Иврейский (?-ок.900) – маркграф Ивреи. Отец Адальберта Первого Иврейского.

 

Антифон – в католическом богослужении рефрен, исполняемый до и после псалма.

 

Антоний Второй Кавлея (?-901)  - патриарх Константинопольский 893-901, причислен к лику святых.


Анахорет — отшельник, пустынножительник (монах). 


Ангария — повинность; первоначально — поставка волов для государственной почты, чиновников, послов; позже - преимущественно пахотная отработка в пользу землевладельца. 

 

Анфипат — Один из высших титулов в византийской иерархии, примерно соответствующий консулу.

 

Аполлония Александрийская ( 3 век) - приняла мученическую смерть после пыток язычников, которые выбили у нее все зубы. С тех пор считается заступницей при зубной боли.

 

Апор — бедняк.

 

Араузион – средневековое название города Оранж (Франция).

 

Ардерих (?-948) – архиепископ Милана (936-948)

 

Арелат – одно из названий Бургундии, образованное от названия города Арль.

 

Ариадна, Тесей – Герои древнегреческого мифа о Тесее, обреченного на принесенение в жертву чудовищу Минотавру, живущему в Лабиринте на острове Крит. Тесей убил Минотавра, а затем  был спасен сестрой Минотавра Ариадной, давшей ему путеводный клубок для выхода из Лабиринта.

 

Арианство - Одно из ранних течений христианства 4-6 веков н.э, отрицавшее единосущность Отца и Сына.


Аргировул — жалованная грамота, скрепленная серебряной печатью. Давалась императором, чаще - деспотом. 


Аргиропрат — ювелир. А. называли также менял и ростовщиков. 

 

Аргос, Аргосская империя – Византия.


Ариане — последователи александрийского пресвитера Ария (? — 336), в отличие от ортодоксальной церкви учившего, что Бог-Сын рожден, не мог существовать до своего рождения и, значит, имел начало и не равен Богу-Отцу. В 381 г. арианство окончательно признано ересью. 


Аристон —первая трапеза дня (завтрак).

 

Аркарий – казна, казначей.

 

Армагеддон – в Новом завете место последней битвы сил Добра и Зла, впоследствии приобрело значение конца света.

 

 

Арнульф Каринтийский (ок.850-899) – король Восточно-франкского королевства (887-899), император Запада (896-899). Незаконнорожденный сын Карломана, короля Баварии и Италии. Отец Людовика Дитя.

 

Арпад (ок.850-907)  один из первых правителей Венгерского княжества (889-907)

 

Архидиакон – священнослужитель, напрямую подчинявшийся папе. Со временем архидьяконов стали называть кардиналами. В настоящее время в католической церкви звание архидиакона упразднено.

 

Архиерей – высший сан православной христианской церкви. Соответствует епископу в католицизме. 


Архонт — «начальник», понятие, часто употреблявшееся византийскими историками в самом широком смысле по отношению к своим и иноземным чиновникам, правителям и т.д. 


Асикрит — секретарь. 


Атенульф Первый Капуанский (?-910) - князь Капуи (887-910) и Беневента (899-910).

 

Атенульф Второй Капуанский (?-940) -  князь Капуи и Беневента (911-940), младший брат и соправитель Атенульфа.


Афесия — вид налога. 


Аэрикон — вид налога. 


Бахус -Древнеримский бог виноделия, сын Юпитера и Семеллы.

 

Башня Адриана – см. Castel Sant'Angelo

 

Беатриче Ченчи (1577-1599) – казнена на мосту Святого Ангела.

 

Бегемот – злой демон, Сатана.


Безант (византин) — так в Европе называли восточные золотые монеты, первоначально - византийские, затем арабские и пр.

 

Безонтион, Безонтий – средневековое название города Безансон (Франция).

 

Бенедикт Четвертый (?-903) – римский папа (900-903). Короновал Людовика Слепого императорской короной.

 

Бенедикт Седьмой (?-983) – римский папа (974-983), сын Деодата, незаконнорожденного сына Мароции.

 

Бенедикт Девятый, Теофилакт Третий Тусколо (?-1056) – папа римский в 1032-1044, в 1045, 1047-1048гг.). Потомок Мароции, по легенде стал папой в двенадцать лет.

 

Бенедикт Десятый (Иоанн Минциус) (?- ок.1080) – антипапа (1058-1059)

 

Бенефиции – 1) владения вассалов короля на праве пожизненного ( но без права передачи по наследству) пользования ( см. также Феод и Керсийский капитулярий) 2) выгоды, приобретения.

 

Беренгарий Иврейский (ок.900 – 966) – маркграф Ивреи, король Италии (950-964). Сын Адальберта Первого Иврейского и Гизелы Фриульской, внук Беренгария Фриульского. Отец Адальберта Второго Иврейского. Муж Виллы Тосканской.

 

Беренгарий Фриульский (ок. 850 – 924) – маркграф Фриуля, король Италии (888-924), последний император Запада (916-924). Из рода Унрохов. Отец Гизелы Фриульской, дед Беренгария Иврейского.

 

Бернард (ок.797-818), король Италии (812-818), внебрачный сын Пипина, внук Карла Великого, ослеплен по приказу своего дяди, Людовика Благочестивого.

 

Бернон Клюнийский (ок.850-927) - первый аббат Клюнийского аббатства (909-927), католической церковью причислен к лику святых.

 

Берта Тосканская (Лотарингская) (?-925) – графиня Арля, маркиза Тосканская. Незаконнорожденная дочь короля Лотарингии Лотаря и его любовницы Вальдрады. Первый муж – Теобальд Арльский. Дети от первого брака – Теутберга, Гуго Арльский и Бозон Тосканский. Второй муж – Адальберт Тосканский Богатый. Дети от второго брака – Гвидо Тосканский, Ламберт Тосканский и Ирменгарда Тосканская.

 

Берта Швабская ( ок. 907 – ок.966) – королева Италии (922-926 и 937-947), королева Верхней Бургундии (922-937, Нижней Бургундии (933-937). Дочь Бурхарда Швабского. Супруга Рудольфа Второго и Гуго Арльского. Мать Адельгейды (Аделаиды).

 

Блио — средневековая верхняя женская и мужская одежда. Женские блио представляли собой длинное платье с рукавами узкими до локтя и расширяющимися к запястью. Мужские блио были с короткими рукавами или же вообще без рукавов.


Бозон Вьеннский (ок.825-887), граф Вьенна, герцог Прованса, первый король Нижней Бургундии (879-887), отец императора Людовика Слепого.

 

Бозон Древний (?-?, 9 век), граф Верчелли, основатель рода Бозонидов, дед Бозона Вьеннского.

 

Бозон Тосканский (ок.885-936) – граф Арля, Авиньона, маркграф Тосканы (931-936). Сын Берты Тосканской от ее первого брака.

 

Бозониды – род правителей бургундских владений. Одна ветвь рода (Арльская) ведет происхождение от Бозона Древнего. К этой ветви принадлежали Гуго Арльский и Бозон Тосканский. К другой ветви (Бивинидов), родоначальником которой считается франкский граф Бивин, относится Людовик Третий Слепой.

 

Бонифации – род тосканских графов, к которым принадлежал Адальберт. На их гербе изображена звезда на синем поле.

 

Бонифаций Первый (?-615) -  римский папа (608-615), святой католической церкви.

 

Бонифаций Шестой (?-896) – римский папа в апреле 896г.

 

Борго замок – ныне Фиденца.

 

Бреве - письменное послание папы римского, посвящённое второстепенным ( в отличие от буллы) проблемам церковной и мирской жизни.

 

Брунгильда (ок.543-613) – королева франков (566-575)

 

Булла – основной папский акт, скрепляемый свинцовой или золотой печатью Само слово булла означает печать.

 

Бурхард Швабский (ок.884-926) – герцог Швабии. Отец Берты Швабской.

 

Бюзины- Средневековые трубы ( обычно изогнутые), достигавшие длиной нескольких метров, бюзины были составной частью олифанта.

 

Вальдрада (?-ок.870) – конкубина Лотаря Второго, короля Лотарингии. Мать Берты Тосканской.

 

Варантизация (лат. – warantizatio) - гарантия


Варнефрид – см. Павел Диакон. 


Василевс (базилевс) — император. 

 

Василеопатор – отец или тесть императора.

 

Василиане – католический орден византийского обряда, основанный греками, бежавшими в Италию в период византийского иконоборчества. Следуют уставу, авторского которого приписывают святому Василию Великому.

 

Василиса — императрица. 


Вельзевул (Повелитель мух) – злой дух, подручный дьявола.

 

Вельф Первый (778-825) - граф Аргенау, основатель династии Старших Вельфов, давшей Европе множество правителей.

 

Вергельд – компенсация за убийство свободного человека, распространенная в германских племенах.


Вергилий (70 до н.э. – 19 до н.э.)_ - древнеримский поэт.

 

Верденский раздел – соглашение о разделе империи Карла Великого между его внуками: Лотарем Первым, Людовиком Немецким и Карлом Лысым.  По итогам раздела они получили в свое управление соответственно Срединное королевство (Лотарингия, Бургундия, Италия), Восточно-франкское королевство (Германия) и Западно-франкское королевство (Франция).

 

Верные – христиане, принявшие крещение и прошедшие т.н. оглашение ( изучившие основы религии).


Вестиарий — 1)чиновник, ведавший императорским гардеробом и особой казной; протовестиарий - старший В., высокая должность; 2) собственно натуральная казна императора. 

 

Вестарарий–заведующий папским облачением и утварью.

 

Вестиопрат — торговец шелковыми и др. дорогими одеждами.

 

Виатикум - Последнее причастие. 

 

Византийский коридор - Старинная прогулочная дорога возле Орты.


Викарий — 1) наместник  2) офицерский чин в пехоте 3) лицо, замещавшее высшего церковного иерарха. 

 

Виктор Четвертый (Оттавио ди Монтичелли) (1095-1064) – антипапа (1159-1164)

 

Вин санто – тосканское белое, сладкое вино.


Висконт (от латинского vicecomes) – как правило, таковым считался старший сын графа.

 

Виталиан (?-672), римский папа (657-672)

 

Витигес (500-542) – король остготов, безуспешно осаждал Рим в 537-538 гг.

 

Второй Вселенский (Первый Константинопольский) собор  - собор, состоявшийся в  381 г., дополнил и утвердил Никейский символ Веры. Западные церкви участия в соборе не принимали.

 

Вукелларии — 1) в ранней Византии — личная дружина частного лица, обычно полководца; 2) название одной из фем. 

 

Гален (ок.130-ок.217) – римский врач и философ.

 

Гариберт Безанский (?-921) - архиепископ Милана (919-921)

 

Гаттон (Хатто) (850-913) – архиепископ Майнца (891-913). Советник королей Арнульфа Каринтийского, Людовика Дитя, Конрада. По легенде съеден мышами в наказание за жестокость и насмешки к голодающим беднякам. В районе г.Бирген (Германия) до наших времен сохранилась Мышиная башня, в которой Гаттон принял свою смерть.

 

Гваямар Второй Горбатый (?-946) - князь Салерно (900—946)

 

Гвидо Сполетский (?-894), герцог Сполето, король Италии (889-894), император Запада (891-894). Супруг Агельтруды. Отец Ламберта Сполетского, императора Запада.

 

Гвидо Тосканский (ок.890-930) – маркграф Тосканы (915-930), сын Адальберта Тосканского Богатого и Берты Тосканской, второй муж Мароции.

 

Гвидон (?-946) епископ Остии (900-946)

 

Гвидониды – род сполетских герцогов франкского происхождения. Назван по имени Гвидо Сполетского.


Гексаграм — тяжелая (2 милиарисия) серебряная монета, чека... Читать следующую страницу »

Страница: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13


21 февраля 2020

0 лайки
0 рекомендуют

Понравилось произведение? Расскажи друзьям!

Последние отзывы и рецензии на
«Кирие Элейсон. Книга 3. Выживая-выживай!»

Нет отзывов и рецензий
Хотите стать первым?


Просмотр всех рецензий и отзывов (0) | Добавить свою рецензию

Добавить закладку | Просмотр закладок | Добавить на полку

Вернуться назад








© 2014-2019 Сайт, где можно почитать прозу 18+
Правила пользования сайтом :: Договор с сайтом
Рейтинг@Mail.ru Частный вебмастерЧастный вебмастер