ПРОМО АВТОРА
Иван Соболев
 Иван Соболев

хотите заявить о себе?

АВТОРЫ ПРИГЛАШАЮТ

Олесь Григ - приглашает вас на свою авторскую страницу Олесь Григ: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
Горцев Алексей - приглашает вас на свою авторскую страницу Горцев Алексей: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
kapral55 - приглашает вас на свою авторскую страницу kapral55: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
Нина - приглашает вас на свою авторскую страницу Нина: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
Киселев_ А_А_ - приглашает вас на свою авторскую страницу Киселев_ А_А_: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»

МЕЦЕНАТЫ САЙТА

Вова Рельефный - меценат Вова Рельефный: «Я жертвую 100!»
Ялинка  - меценат Ялинка : «Я жертвую 10!»
стрекалов александр сергеевич - меценат стрекалов александ...: «Я жертвую 50!»
Анна Шмалинская - меценат Анна Шмалинская: «Я жертвую 100!»
станислав далецкий - меценат станислав далецкий: «Я жертвую 30!»



ПОПУЛЯРНАЯ ПРОЗА
за 2019 год

Автор иконка Редактор
Стоит почитать Новые жанры в прозе и еще поиск

Автор иконка Сандра Сонер
Стоит почитать Самый первый

Автор иконка станислав далецкий
Стоит почитать В весеннем лесу

Автор иконка Юлия Шулепова-Кава...
Стоит почитать Соната Бетховена

Автор иконка Редактор
Стоит почитать Ухудшаем функционал сайта

ПОПУЛЯРНЫЕ СТИХИ
за 2019 год

Автор иконка Ося Флай
Стоит почитать Я благодарна

Автор иконка Олесь Григ
Стоит почитать Тысяча и одна

Автор иконка Олесь Григ
Стоит почитать Куда влечешь, тупая муза?

Автор иконка  Натали
Стоит почитать Вы родились

Автор иконка  Натали
Стоит почитать Смысл жизни

БЛОГ РЕДАКТОРА

ПоследнееОбращение президента 2 апреля 2020
ПоследнееПечать книги в типографии
ПоследнееСвинья прощай!
ПоследнееОшибки в защите комментирования
ПоследнееНовые жанры в прозе и еще поиск
ПоследнееСтихи к 8 марта для женщин - Поздравляем с праздником!
ПоследнееУхудшаем функционал сайта

РЕЦЕНЗИИ И ОТЗЫВЫ К ПРОЗЕ

Ицхак СкородинскийИцхак Скородинский: "Вот, это - очень. -Таблетки не помогут, только работа, ежедневный тяже..." к рецензии на Не ослеплен я Музою моею

Тихонов Валентин МаксимовичТихонов Валентин Максимович: "Дорогая Екатерина!Я думаю, что желание увидеть мою повесть на кино..." к произведению Свадьба в Бай - Тайге

Екатерина: "Очень интересно прочитать частичку истории из вашей жизни. А самое инт..." к произведению Свадьба в Бай - Тайге

PAST: "GREAT!!!" к произведению Прощай

Эльдар ШарбатовЭльдар Шарбатов: "Как обещал, сообщаю о результате своего приключения: вчера помирился с..." к произведению Первоапрельский колобок, или Как я разыграл ворон

Aleks: "Хорошо написано" к произведению Очень взрослые игры

Еще комментарии...

РЕЦЕНЗИИ И ОТЗЫВЫ К СТИХАМ

Ицхак СкородинскийИцхак Скородинский: "Это только моё неправедное мнение, но кабы бы Вы о..." к стихотворению Лето в твоих глазах.

Ицхак СкородинскийИцхак Скородинский: "Очень понравилось фото! Любовался..." к стихотворению Еще хочу

serendipity: "Точно!))" к рецензии на Мадам, вы сожгли все мосты

Критик: "Бастрыкин бездарен и как стихоплёт, и как руководи..." к стихотворению Воруй, как все!

Ицхак СкородинскийИцхак Скородинский: "Харона ей, Харона! Издали показать, чтобы приш..." к стихотворению Мадам, вы сожгли все мосты

Ицхак СкородинскийИцхак Скородинский: "Боже! Чтоб такое сочинить, нужно ведро кофе за..." к стихотворению кофеиновое

Еще комментарии...

СЛУЧАЙНЫЙ ТРУД

Нельзя назвать тебя Святой
Просмотры:  374       Лайки:  1
Автор kapral55

Полезные ссылки

Что такое проза в интернете?

"Прошли те времена, когда бумажная книга была единственным вариантом для распространения своего творчества. Теперь любой автор, который хочет явить миру свою прозу может разместить её в интернете. Найти читателей и стать известным сегодня просто, как никогда. Для этого нужно лишь зарегистрироваться на любом из более менее известных литературных сайтов и выложить свой труд на суд людям. Миллионы потенциальных читателей не идут ни в какое сравнение с тиражами современных книг (2-5 тысяч экземпляров)".

Мы в соцсетях



Группа РУИЗДАТа вконтакте Группа РУИЗДАТа в Одноклассниках Группа РУИЗДАТа в твиттере Группа РУИЗДАТа в фейсбуке Ютуб канал Руиздата

Современная литература

"Автор хочет разместить свои стихи или прозу в интернете и получить читателей. Читатель хочет читать бесплатно и без регистрации книги современных авторов. Литературный сайт руиздат.ру предоставляет им эту возможность. Кроме этого, наш сайт позволяет читателям после регистрации: использовать закладки, книжную полку, следить за новостями избранных авторов и более комфортно писать комментарии".




НЕИНТЕРЕСНАЯ ВОЙНА


Николай Боровко Николай Боровко Жанр прозы:

Жанр прозы Историческая проза
283 просмотров
0 рекомендуют
0 лайки
Возможно, вам будет удобней читать это произведение в виде для чтения. Нажмите сюда.
«Кто вспомнит, что за всю войну с Наполеоном русская армия не защитила и не освободила ни одного своего города». Наталия Зозулина «Поражения, ставшие победами».

НЕИНТЕРЕСНАЯ ВОЙНА

(по страницам «Дилетанта» III)


 

«Кто вспомнит, что за всю войну с Наполеоном русская армия не защитила и не освободила ни одного своего города». Наталия Зозулина «Поражения, ставшие победами» 1


 

«У начальства выигрывал тот, кто атаковал, кладя людей без счёта, кладя в бой всё, что мог, кто требовал ещё и ещё, кто брал числом, мясом. Сколько было таких мясников среди прославленных наших генералов! Когда-нибудь найдётся историк, который перепишет историю Великой Отечественной, прославив тех, кто берёг солдатские жизни, продумывая операции, чтобы не подставлять солдата, выжидал, как ловчее обставить, обойти противника» (Д.Гранин. «Мой лейтенант»). Похожая проблема есть и в историографии Отечественной войны 1812 года. Величайший историограф российской армии А.А.Керсновский («История русской армии») с горечью писал об этом: «глас народа никогда не бывает гласом Божиим!» Позиция Н.Зозулиной – «глас народа». Цитата, с которой я начал – ключевая для статьи Н.Зозулиной, в этой фразе весь пафос статьи. Этот текст повторен на следующей странице во врезке – аршинными литерами, наижирнейшим шрифтом (за исключением слов «кто вспомнит», «с Наполеоном», «не защитила»). Не всех тревожит эта проблема – «помнить или не помнить о том, что ничего не взяли, не освободили, не защитили». Вполне возможен и более взвешенный подход к историографии этой войны. Понятно, что «Дилетант» - популярное издание, но и при популяризации всё же следует блюсти какие-то границы…

Не знаю, бывают ли «неинтересные войны», но то, что любую войну негодное описание может представить в виде «неинтересной», - это несомненно.


 

ЦЕЛИ ВОЙНЫ, СМЫСЛ ОПЕРАЦИИ

Это – то самое, чем решительно пренебрегает Н.Зозулина в своей статье. Очень неладно со «смыслом войны» и в «Хронике» Е.Бунтмана («Дилетант», 2012, №№ 6 – 12), и читателю демонстрируется какое-то броуновское движение, в котором часто очень трудно отличить успех от поражения. Немногие попытки Е.Бунтмана вникнуть в смысл происходившего практически полностью несостоятельны.

В любой войне обе стороны преследуют какие-то свои цели, в любой операции перед каждым воинским соединением ставятся какие-то конкретные задачи. Это и есть ориентиры, относительно которых и применительно к которым и должны оцениваться достоинства военачальников, умение воевать и доблесть их подчинённых, оправданность жертв.

К 1812 году Наполеон уже вполне осознал 2 , что с континентальной блокадой ничего не вышло (в том числе – с попыткой отрезать Англию от Средиземного моря завоеванием Испании), совершенно бесперспективной была также идея высадки на Британских островах. Оставался лишь один способ сломить сопротивление Англии - ударить по колониальной основе её могущества – Индии. Добраться до Индии морем - вокруг мыса Доброй Надежды при относительно слабом французском флоте было совершенно немыслимо (хотя англичане, в частности – лорд Уэльсли, будущий герцог Веллингтон, а тогда генерал-губернатор Индии, уже в 1798 году допускали, что французы могут решиться и на такую авантюру). 3

Во время Египетской экспедиции 1798 – 1799 годов генералу Бонапарту не удалось достигнуть Алеппо, откуда он мог бы отправиться в Индию по воде. Теперь, в 1812 году оставалась одна возможность – попасть на тропу Александра Македонского (по которой тот двумя тысячелетиями ранее успешно вторгся в Индию) с участием России, силой принудив её к этому. Такой была неназванная, главная цель войны. В приказе, зачитанном армии перед вторжением, эта цель, естественно, не упоминалась: Наполеон называл войну «Второй Польской», говорил о необходимости «наказать Россию за 50-летнее вмешательство в дела Европы». Но многие участники похода, и французы, и их союзники, так это и понимали: сначала разграбят Москву, потом пойдут грабить Индию. 4

Об этих планах Наполеона были хорошо осведомлены и Александр I, и Барклай. 5


 

СМЫСЛ ОПЕРАЦИИ, МАНЕВРА

С начала военных действий, на главном их театре – в междуречье Немана и Днепра, французам противостояли две армии: I - Барклая, сосредоточенная в районе Вильно 6 , II – Багратиона – на Волыни. Первоначально такое их размещение было связано с планом превентивного удара по Великой армии во время её развёртывания. После отказа от этой инициативы на таком расположении двух армий строился план генерала Пфуля (в «Дилетанте» № 7, стр. 46 план генерала Пфуля изображён совершенно карикатурно: в Дрисском лагере «войска должны были запастись продовольствием и мелкими стычками измотать противника»): I армия должна была обороняться в Дрисском лагере, а II армия – ударить в тыл неприятелю. У плана были два серьёзных недостатка: Дрисский лагерь 7 совершенно не годился для обороны 8 , и никто не мог поручиться, что Наполеон всеми силами будет штурмовать лагерь. Так и вышло, Наполеон намеревался применить классический приём – вынудить противника покинуть выгодные позиции: переправиться через Двину выше Дриссы и двинуться на север, угрожая отрезать Барклая от Петербурга. 9

Главной стратегической целью Наполеона в первый период войны (до 22 июля <3 августа>) было – не дать возможности двум армиям соединиться, разбить их по-отдельности. Е.Бунтман вспоминает об этом только применительно к сражению при Красном, то есть, совершенно неуместно – через десять дней после того, как две армии, наконец, соединились 10 : 20 июля (1 августа) в Смоленск пришла I армия, 22 июля (3 августа) – II армия. Четыре раза не оправдались расчёты Наполеона на решительное сражение: он ожидал его ещё под Вильно, не получилось, потом, как упомянуто, к востоку от Дриссы, затем под Витебском и к востоку от Смоленска. Само же Смоленское сражение Наполеон никак не мог превратить в желанное – решающее, фронт был слишком узок.


 


 

НИЧЕГО НЕ ОСВОБОДИЛИ

«выпьем за царя … Он взял Париж, он основал Лицей». А.С.Пушкин «19 октября» (1826)


 

Применительно к военным действиям глаголы «взять» и «освободить» - парные. Когда речь идёт о своей территории, территориях союзников и нейтральных стран, говорят одинаково: и «взять», и «освободить». Если же речь о территории противника – только «взять» или «занимать».

А Н.Зозулина, видимо, считает настоящим «взятием», «освобождением» только случаи, когда наличествуют горы трупов, тысячи покалеченных, бои на улицах города. С её точки зрения Александр не брал Париж, так как там не было никаких столкновений ни в окрестностях города, ни в его пределах. В этом косвенном споре Н.Зозулиной с Пушкиным позиция Пушкина мне кажется предпочтительной.

По Н.Зозулиной получается, что и Наполеон не брал Москву: вошли в Москву следом за чинно покидающими её российскими войсками.

А блестящая 35-дневная операция по освобождению Москвы началась в тот момент, когда армия Кутузова свернула с Рязанской дороги на запад, в сторону Красной Пахры. Знаменитейший, всё решивший «фланговый маневр». Видимо - один Кутузов тогда понимал, как будут дальше развиваться события: например, Барклай посчитал, что старик рехнулся. Как освобождали, например, Малоярославец, напомню в следующей главке.


 

НИЧЕГО НЕ ЗАЩИТИЛИ

12 (24) октября Малоярославец несколько раз переходил из рук в руки, в результате к наступлению темноты он остался за французами. После Медынского дела 13 (25) октября и рейда генерала И.В.Иловайского по французским тылам, когда он чуть не захватил в плен самого Наполеона, французы отправились на северо-запад, на Смоленскую дорогу. Кутузов, не зная об этом, отошёл от Малоярославца к Полотняному Заводу, на случай, если французы попытаются пробиться к Калуге через Медынь. Считать ли, что французы захватили Малоярославец, если они оставались в нём менее суток? Получается, что Кутузов освободил Малоярославец, удаляясь от него со всей армией! Так тоже бывает …

Кутузов, находясь с армией в Красной Пахре и Тарутино, не только заслонял важнейшую водную артерию – Оку и южные губернии, но косвенно защищал также и Владимир, и Нижний, и Тверь, и даже – Петербург. Наполеон не мог двигаться дальше вглубь страны, оставляя за спиной армию Кутузова.

Подробного разговора заслуживают сражения в районе Полоцка. Боям середины июля – начала августа (первой половины августа) Е.Бунтман уделил две записи. № 7, стр. 51: «30 июля – 1 августа. Корпус генерала Витгенштейна даёт бой корпусу маршала Удино под Клястицами, заставив того отступить. Во время преследования отступающих французов был убит генерал Кульнев, которому оторвало обе ноги» (я бы сказал, - «при сдерживании французского контрудара»). № 8, стр. 51: «5 – 6 (17 – 18) августа. Сражение под Полоцком. Корпус Витгенштейна, перекрывающий подступы к Петербургу, атаковал корпуса маршала Удино и генерала Сен-Сира». 11 А.И.Попов 12 , подводя итог «I Полоцкому сражению», отмечает, что Витгенштейн «не достиг цели – прогнать противника за Двину. Но успех Сен-Сира не вполне соответствовал желанию Наполеона».

По первоначальному плану Наполеона предполагалось, что два корпуса, действуя от Полоцка (Удино) и от Динабурга, нынешнего Даугавпилса (Макдональд), разгромят численно значительно уступающий им корпус Витгенштейна и пойдут на Петербург, по дороге заняв Ригу. Если бы этим двум корпусам удалось соединиться в Себеже (Удино до него 90 километров, а Макдональду – 120), то положение корпуса Витгенштейна сделалось бы просто безнадёжным, и поход на Петербург стал бы реальностью. Поэтому Витгенштейн 18 (30) июля атаковал более сильный по сравнению с ним корпус Удино, выступивший накануне из Полоцка и растянувшийся по дороге Полоцк – Себеж. Сражение началось севернее Клястиц, на половине пути из Полоцка в Себеж. То, что происходило далее, Д.Чандлер 13 описывает следующим образом: «на северном фланге шли довольно оживлённые боевые действия. II корпус Удино с конца июля» до середины августа «вёл длительные бои с изолированными силами Витгенштейна (28 тысяч человек) в окрестностях Полоцка и Дисны; военное счастье было то на одной, то на другой стороне, когда каждая из сторон то вступала в соприкосновение с противником, то отступала». После Клястиц Наполеон отказался от своей идеи похода на Петербург и даже направил в поддержку Удино VI (баварский) корпус численностью 8 – 10 тысяч человек. Клястицы – первая крупная победа в этой войне, имевшая большое общестратегическое значение. Александр I назвал Витгенштейна «спасителем Петербурга». Выходит, Петербург всё-таки защитили!

Относительно дальнейших событий на северном фланге Д.Бутурлин 14 пишет, что 7 (19) октября Витгенштейн взял Полоцк, выбив оттуда Сен-Сира. 17 (29) октября корпуса Витгенштейна и финляндский Штейнгеля соединились в Лепеле. 19 (31) октября выбили французов из Чашников, а 26 октября (7 ноября) захватили Витебск.

Ригу пруссаки осадили уже в июне. Сегодня очень легко узнать (Звезда, 2014, № 9, стр. 152), что ответил 16 (28) июля генерал Эссен на предложение прусского генерала де Граверта о сдаче Риги (де Граверт грозил прибытием тяжёлой артиллерии). Рига продержалась целых полгода. Наполеон и Мюрат, удирая, забыли послать приказ Макдональду об отступлении. Он получил такой приказ лишь 6 (18) декабря и двинулся со своим 25-тысячным корпусом в сторону Тильзита. Его преследовал 8-тысячный отряд из гарнизона Риги (генерал Паулуччи). Они взяли последовательно Палангу, а затем Мемель.

А на юге этаким гвоздём в чувствительных местах у Наполеона в течение всего нашествия (то есть, с 8 <20> июля до 20 ноября <2 декабря>) стойко держалась Бобруйская крепость, которой командовал генерал-майор Игнатьев. Он же управлял не занятыми французами уездами Минской губернии. И т.д, и т.д. Такие вот «ничего не освободили, никого не победили»!


 

ПОДРОБНОСТИ

Тарутино. Н.Зозулина (стр. 12) напоминает, какими словами увещевал Милорадович восставших на Петровской площади 14 декабря 1925 года: «Кто был со мной под Кульмом … под Тарутиным…?» и комментирует их: «На самом деле Тарутинский бой – всего лишь небольшая стычка». Основной удар пришёлся тогда по дивизии генерала Себастиани – она была разгромлена полностью (с ним нам ещё придётся встретиться далее). Всего взято в плен 1200 французов, захвачен чуть ли не весь обоз Мюратовского корпуса, пушки. На следующий день – 19 (7) октября Наполеон выступил из Москвы то ли с 360, то ли с 500 пушек. Так что всей его артиллерии хватило бы лишь на 10 – 12 таких «небольших стычек». Приказ о выступлении 20 (8) октября из Москвы Наполеон отдал накануне Тарутинского сражения. Узнав о сражении, он лишь перенёс день выступления с 20 (8) на 19 (7) - специально для истории: рассудительному человеку понятно, что такая махина не может сдвинуться с места за короткое время (менее чем за сутки). Но в упрощённом восприятии Тарутино так и осталось пинком, который заставил Наполеона уйти из Москвы, и это имело громадное психологическое значение. Е.Бунтман (№ 10, стр. 51) ошибочно пишет, что Наполеон отдал приказ о выступлении из Москвы только 19 (7) октября.

«Бородино – поражение русской армии (Наполеон так не считал, Н.Б.) … отступившей на 125 км вглубь страны» (Зозулина, стр. 12). Тарутино вёрст на 30 ближе к Смоленску (а, значит, и вообще – к западным рубежам Российской империи), чем Москва. Оно совсем ненамного дальше от западных границ, чем само Бородинское поле. Такая вот ужаснейшая «глубь»! Армия Кутузова таким своим положением, в том числе, делала очень трудным сообщение Великой армии с тылом. Даже не вся корреспонденция Наполеона доставлялась по назначению. Что уж говорить про обозы с боеприпасами и продовольствием, небольшие военные отряды и т.п. Да и соотношение потерь при Бородино 15 Н.Зозулина явно преувеличивает: армия Кутузова потеряла раза в полтора больше чем французы (а не в два – по Н.Зозулиной). Напротив, генералов французы потеряли убитыми и ранеными раза в два больше, чем россияне (50 против 27). Такие вот «поражения», недобросовестной пропагандой «превращённые в победы»!

Отдельного разговора требует странная судьба генерал-майора Я.П.Кульнева в нынешней историографии. Е.Бунтман (№ 7, стр. 51) написал про Клястицы: «Во время преследования отступающих французов был убит генерал Кульнев, которому ядром оторвало обе ноги». В.М.Безотоснов (энциклопедия, т. 2, стр. 243 – 244), опираясь на большой массив литературных источников, отдал дань «отличным действиям» Кульнева при Клястицах 19 (31) июля, но о более ранней операции в ночь на 3 (15) июля в районе Друи рассказал с серьёзными искажениями и явно неполно. Об этой операции мы имеем достаточно чёткие известия у Д.Бутурлина и 16 у барона де Марбо. Что самое замечательное, оба свидетельства – и русское, и французское – прекрасно согласуются между собой (а об обстоятельствах гибели Кульнева 20 июля <1 августа> они пишут совершенно по-разному). В.М.Безотосный пишет, что Кульнев «нанёс поражение французскому отряду», «прикрывая отход корпуса». Но корпусу никто непосредственно не угрожал. На этом этапе две армии двигались в одном направлении, на восток, разделённые полноводной Западной Двиной: Барклай – по её правому берегу, Наполеон – по левому. Арьергард Барклая шёл примерно вровень с арьергардом Наполеона. Широкая река создавала иллюзию безопасности. Бригада лёгкой кавалерии Сен-Женье из дивизии генерала Себастиани расположилась на ночлег возле Друи. Но как раз у Друи находится удобный брод (в дальнейшем именно здесь пересекал Двину тракт Петербург – Варшава). Этим и воспользовался Кульнев. Он переправился ночью со своим полком гродненских гусар и четырьмя сотнями казаков и разгромил бригаду Сен-Женье. С ничтожными собственными потерями вывел из строя 300 или 400 французов, в том числе взял около 150 пленных, включая самого Сен-Женье. Это был первый французский генерал, взятый в плен в 1812 году, на 22-ой день войны, на 22-ой день отступления! Это имело большое психологическое значение. Подобного рода трюк (неожиданный удар через казавшуюся непреодолимой преграду) Кульнев уже дважды применил против французов в 1807 году в Пруссии. А для Е.Бунтмана Кульнев только тем и интересен, что ему оторвало обе ноги! Да и В.М.Безотосный молчит о генерале Сен-Женье. В статье В.Н.Шиконова (энциклопедия, т. 3, стр. 324) сказано, что генерал Сен-Женьес 3 (15) июля взят в плен при Друе отрядом Я.П.Кульнева. В Друе был памятник Кульневу (та самая, разоблачаемая Н.Зозулиной «недобросовестная пропаганда»), вряд ли сохранился. Вот и сравним. Сен-Женье прогарцевал за 22 дня (наверное, с теми самыми весёлыми песенками про Анри IV) требуемые 300 километров от границы до Друи, там проспал (а заменить одну букву – будет ещё точнее) свою бригаду, а далее – скучал в Тамбове, пока Александр не взял Париж. Так он – национальный герой, его имя на стене Триумфальной арки! А Кульнев? На что он может рассчитывать через 200 лет после этих событий от благодарных потомков? Какой уж там памятник! Даже путного текста для него не нашлось.

И всё это – не считая разных мелочей. 17

Тут закономерность такая – чем меньше знаешь, тем легче обобщать, всякие там факты не путаются под ногами. Тем легче выступать с оглушительными декларациями.

Серьёзные возражения вызывает зарубежная часть «Хроники» и сведения о внешнеполитических актах. Неясно, например, какое отношение к Отечественной войне 1812 года имеет война США с Англией (№ 6, стр. 44). 18 Вполне можно было сократить раза в три текст, касающийся событий в Испании, дать их в более обобщённом виде. Наоборот, важнейшая часть дипломатического сопровождения этой войны – Бухарестский мир (его совершенно необходимо было упомянуть, хотя он и заключён в мае) и отношения со Швецией. Наполеон до самого его отъезда из Дрездена надеялся, что Турция и Швеция выступят одновременно с ним против России: Турция, чтобы вернуть себе Крым, Швеция – Финляндию. Наоборот, Бухарестский мир позволил включить в борьбу с Наполеоном армию адмирала Чичагова. А корпус Штейнгеля находился в Финляндии, в частности, в связи с планировавшейся высадкой российско-шведской армии в тылу у Наполеона – в Померании. Он был возвращён в Россию, когда от этой операции отказались, и участвовал в освобождении Полоцка и в дальнейших операциях корпуса Витгенштейна.


 

1 «Дилетант», 2013, № 12 (24), стр. 12.

2 Н.И.Казаков. Внешняя политика России перед войной 1812 г./ «1812 год». Сб. ст. к стопятидесятилетию Отечественной войны. М. Изд-во АН СССР, 1962, стр. 19.

3 Баторский. Проект экспедиций в Индию, предложенных Наполеоном Бонапарте Павлу I и Александру I в 1800 и 1807 – 1808 годах. / Сб. геогр., топогр. и статистич. матер. по Азии. Вып. 23. СПб, 1886, стр. 5).

4 П.Чуйкович. Покушение Наполеона на Индию 1812 года или разговор двух офицеров российского и французского на аванпостах армий. СПб, 1813.

5 Сб. императ. Русск историч. об-ва (далее – РИО). 1877, т. 21, стр.. 436 – 445; Русский архив (далее – Р.А.), 1870, стр. 1522; А.Я.Булгаков / Р.А., 1908, кн. II , с. 517 (первая публ. 1813 – отд. брошюрой).

6 У Е.Бунтмана это описано совершенно бесподобно. В № 6, стр. 53 читаем «28 июня армия Наполеона вступила в Вильно». А в № 7, стр. 46: «начало июля. Русская армия оставляет Вильно». То есть, в течение нескольких дней две армии одновременно находились в одном городе. Видимо, игнорировали друг друга – встречаясь, делали вид, что не знакомы!

7 По Е.Бунтману лагерь располагался «на Дриссе». Нет – он в узком междуречье Западной Двины и Дриссы. В таких случаях всегда указывают главную реку: Симбирск – в таком же междуречье Волги и Свияги, но это, несомненно, волжский город, а не «свияжский».

8 В романе «Война и мир» это объясняет Александру I полковник Мишо, затем поддержанный генералом Паулуччи. Позже о коренных недостатках этой оборонительной позиции писал Клаузевиц, участник войны 1812 года.

9 Так что, «запасаться продовольствием» стали не по Е.Бунтману, а именно после отказа от плана Пфуля. В Вильно и Дриссе были сосредоточены большие запасы продовольствия, при отходе часть брали с собой (пекли хлеб, сушили сухари), часть уничтожали, что-то оставалось противнику.

10 Комментарии Е.Бунтмана (№ 8, стр. 46) к сражению при Красном 2 (14) августа – очередной его шедевр. После упомянутого «13 августа французская армия переходит через Днепр и направляется к Смоленску, что бы рассечь I и II Западные армии» следует «2 (14) августа … Неверовский и генерал Оленин задержали французскую армию на целый день, что дало возможность русской армии отойти от Смоленска и подготовить оборону города». Почему для обороны города нужно «отойти» от него - вряд ли кто-нибудь объяснит. Здесь спутано множество разновременных и совершенно разнонаправленных действий. Е.Бунтман справедливо отмечает, что Наполеон задержался в Витебске. Великий князь Константин, Багратион и другие генералы настояли на том, что нужно воспользоваться разбросанностью войск неприятеля и наброситься на какое-либо из его соединений превосходящими силами. Барклай согласился на это очень неохотно, но 26 июля (7 августа) наконец выступили из Смоленска в сторону Рудни. Для выяснения обстановки оставались пять дней в двух переходах от Смоленска. Наполеон в это время собрал 180-тысячную армию и бросил её на восток, что бы отрезать (теперь уже объединённые) силы Барклая и Багратиона от Москвы и этим навязать им долгожданное решительное сражение. Вклад дивизии Неверовского в отражение этого маневра Наполеона очень важен, но важен также и каприз Наполеона, который остановил наступление 3 (15) августа, чтобы отметить своё 43-летие торжественным смотром войск. Сражение за Смоленск было, в сущности, не сражением за сам город, а за возможность обеим Западным армиям перейти на Московскую дорогу, опять уклоняясь от решительного сражения, которое очень нужно было Наполеону. Неверовский был в очень сложном положении, дивизия целиком состояла из новобранцев, он обучал их воинскому делу буквально под огнём противника. Помогло ему то, что артиллерия Мюрата застряла в дефиле на подходах к Красному, и то, что Мюрат не пропускал вперёд пехоту Нея, хотел сам расправиться с Неверовским. Кроме того, как пишет Керсновский, «Неверовский шёл по екатерининскому большаку, обсаженному берёзами», эти деревья очень мешали кавалеристам Мюрата.

11 Такого положения, чтобы Витгенштейну одновременно противостояли два корпуса, одним из которых командовал Удино, другим Сен-Сир, практически не было. Шестой корпус прибыл перед самым «Первым Полоцким сражением», в первый же день сражения Удино был ранен и уехал лечиться в Прибалтику. Далее объединёнными силами двух корпусов командовал Сен-Сир.

12 «Отечественная война 1812 года. Освободительный поход». (далее – «энциклопедия»). М., РОССПЭН, 2012, т. III, стр. 120.

13 Дэвид Чандлер. «Военные кампании Наполеона». Пер. с англ. Н.Б.Черных-Кедровой. М., Центрполиграф, 1999, стр. 477)

14 Д.Бутурлин. История нашествия императора Наполеона на Россию в 1812 году, Изд. II, ч. II. СПб., 1837, стр. 158 – 169.

15 Историки (например, Чандлер, стр. 489) говорят, что Наполеон, имея значительный численный перевес, мог разгромить армию Кутузова со значительно меньшими собственными потерями – ударив в полную силу по слабому левому флангу Кутузова. Это Наполеону настоятельно советовали. Однако Наполеон отказался от этого варианта, опасаясь, что Кутузов, увидев этот маневр, снова отступит, и желаемое, решительное сражение в пятый раз окажется невозможным. Вместо этого он предпочёл бойню, когда на одной квадратной версте целый день вели бешеный огонь более 700 орудий.

16 Мемуары генерала барона де Марбо. Пер. с фр. М., Изд-во ЭКСМО, 2005.

17 «Неверовский под Красным сдерживал продвижение арьергарда» (№ 8, стр. 46). Раз «сдерживал», значит, это был не арьергард. Отдать Москву без боя решил не «совет» (№ 9, стр. 51), а Кутузов. Члены совета, кроме Барклая, все высказались за сражение. Витгенштейн 6 – 8 (18 – 20) октября атаковал не «баварский корпус Сен-Сира» (№ 10, стр. 51), а объединённые силы II и VI (баварского) корпусов, которыми (двумя сразу) командовал Сен-Сир. Текст «Ночью Сен-Сир вышел из Полоцка. В дальнейшем баварскому корпусу удалось избежать окружения» никак не годится. В Полоцке часть корпуса баварцев была отрезана от переправы и попала в плен. А на левом берегу Двины никаких попыток окружения баварского корпуса не было.

18 А если уж говорить об этой войне, то она не ограничивалась «индейскими территориями Канады», в 1814 году англичане захватили и сожгли столицу США Вашингтон, включая и первую генерацию Капитолия.

 

«ИНДИЙСКИЙ ПРОЕКТ. 1800»

Как сказано выше, в войне 1812 года Наполеон преследовал две основные цели. Первая названа в приказе по армии: «пресечь 50-летнее вмешательство России в дела Европы» (как раз ровно 50 лет прошло с воцарения Екатерины II). Другая - лишь подразумевалась: подчинить Россию своей воле («императору Западной империи») и вынудить Россию принять участие в изгнании англичан из Индии. Две эти цели плохо согласовывались между собой. В том числе, для достижения первой цели совершенно необходимо было восстановить Польское королевство, кстати, получив, таким образом, дополнительно значительные воинские силы. Но такое развитие событий совершенно исключало достижение второй цели. Метания между этими «двумя зайцами» в значительной мере и привели Наполеона к катастрофе.

«Индийская составляющая» играла заметную роль в отношениях России и Франции, начиная с 1800 года, поэтому и разговор об этих планах Наполеона в 1812 году приходится начинать именно с 1800 года.

В.М.Безотосный свою статью «Индийский проект» (энциклопедия, т. 2, стр. 50 – 51) начинает следующим образом: «геополитический план императора Наполеона I, предусматривающий завоевание Индии … Впервые идея похода в Индию была высказана совместно с императором Павлом I генералом Бонапартом в 1797 году». Из текста статьи следует, что уже в 1797 году (!!!) генерал Бонапарт и Павел намечали послать в 1801 году (!!!) 70-тысячный франко-российский корпус в Индию. Разумеется, читатель не обнаружит ни малейшего подтверждения этому фантастическому утверждению ни в одном из рекомендуемых в статье сочинений, включая и сочинения самого В.М.Безотосного – ни в одновременнном с энциклопедией, ни в более раннем . 19 Ни о каких совместных планах Бонапарта и Павла I по завоеванию Индии в 1797 году, конечно, не могло быть речи. 20 Нет никаких намёков на подобные планы Павла I, хотя бы и независимые от Бонапарта, в 1797 году.

Сама по себе статья В.М.Безотосного 2000 года вполне приемлема, не только потому, что он традиционного говорит об «индийской инициативе» первого консула в 1800 году, но и в целом там всё понятно, все концы сходятся. Одно лишь вызывает удивление – о планах Наполеона на 1812 – 1813 годы В.М.Безотосный говорит предположительно 21 , в то время как они документально подтверждены почти 150 лет назад, в частности, письмом Александра I адмиралу Чичагову 13 (25) мая 1812 года. 22

В книге 2012 года «индийскому проекту» посвящена глава «Несостоявшийся геополитический проект века. Восточные грёзы Наполеона и Россия» – 50 страниц основного текста и 4 страницы примечаний. Основная свежая мысль этой главы (её обоснованию вся глава, в сущности, и посвящена): не первый консул обратился к Павлу в 1800 году с идеей совместного похода в Индию, а Павел – к первому консулу, в 1801 году. Поскольку в 2000 году В.М.Безотосный уверенно утверждал обратное, полезно напомнить, что порядочным авторам в таких случаях следует каяться (раньше думал так, теперь, под давлением вновь обнаруженных обстоятельств, - иначе) – помогать читателю сориентироваться в этой драме идей. Так поступил, например, Н.Я.Эйдельман 23 ,признался, что «проявлял известное легковерие при использовании павловских анекдотов в качестве исторического источника. Прежнее представление автора о павловской “системе” теперь кажутся ему самому в ряде отношений упрощёнными». В 1982 году (этим изданием пользуется В.М.Безотосный) 24 такого признания не было, так что Н.Я.Эйдельман в издании 1992 года критически переосмысливает и прошлые издания этой своей книги (1982, 1986).

Для того, чтобы придать своему экстравагантному предположению об инициативе Павла хотя бы видимость научного утверждения, заслуживающего серьёзного разговора, В.М.Безотоснов пускается буквально во все тяжкие. Он выполняет тщательную селекцию фактов и событий, совершенно необоснованно отсекая важную их часть, молча объявляя их незначительными или не относящимися к теме. Упомянув (стр. 140), что впервые идея похода в Индию высказана генералом Бонапартом ещё в 1797 году, В.М.Безотосный торжественно умолкает аж до 1800 года – дескать, за эти три года ничего заслуживающего внимания не происходило. «За бортом» остаётся секретный приказ Директории генералу Бонапарту: «овладеть Мальтой, Египтом и изгнать англичан из всех их владений на Востоке». 25 25 марта 1799 года Бонапарт получил письмо Талейрана, в котором Индия оставалась в числе важных целей для Египетской армии (Чандлер, стр. 156). 6 февраля 1799 года начался Сирийский поход Бонапарта. Возможностей превратить его в Индийский было немного, но Бонапарт писал 17 февраля султану Типу-Саибу, который сражался с англичанами в Индии, в духе «держитесь, идём на помощь» (Баторский, прил. 1). Осаждая Акру, Бонапарт находился в 400 км от Алеппо, откуда он, при благоприятных обстоятельствах, мог отчалить в Индию.

Так безжалостно обращаясь с фактами, В.М.Безотосный не видит оснований церемониться с сочинениями коллег-историков. Кое- какая селекция имеется и здесь, но главное – в способе использования литературных источников.

Казалось бы, поскольку проект военно-политический, то, прежде всего, необходимо внимательно выслушать специалистов – военных. Безотосный использует в данной главе два таких сочинения. Первое написано «по высочайшему повелению» Д.А.Милюлиным, тогда генерал-майором Свиты, позже (1861 – 1881) – военным министром. 26 Книга удостоена Демидовской премии Академии наук. В.М.Безотосный в этой главе обращается к книге Милютина четыре раза, упоминает (стр. 143), что Д.А.Милютин – единственный выразил сомнение в подлинности опубликованного «проекта, предложенного Бонапартом», два раза (стр. 143, 151) цитирует отзывы прусских агентов об этом проекте и (стр. 240) ссылается на опубликованные, в том числе, и Д.А.Милютиным рескрипты Павла I атаману войска Донского В.П.Орлову. Какими бы ни были сомнения Д.А.Милютина в подлинности «проекта», Д.А.Милютин, завершает свой рассказ об отзывах прусских агентов чрезвычайно красноречивой фразой (т. 3, стр. 669): «Вот как судили во Франции и в Англии о смелом плане Бонапарта». Называть методы цитирования и комментирования текстов, которые применяет В.М.Безотосный, добросовестными, было бы очень несправедливо. 27 В.М.Безотосный ссылается лишь на третий том книги Д.А.Милютина, при этом в трёх случаях из четырёх указывает страницы ошибочно (697, 699, 696 – 699, хотя в томе всего 670 страниц). Но первыми двумя томами этой книги В.М.Безотосный пренебрёг совершенно напрасно, этот текст очень помог бы ему избежать многих нелепостей, касающихся франко-российских отношений 1797 года – начала 1801 года. А какие интересные подробности там обнаруживаются! Первое письмо Павла I курьер вручил 8 (20) января лично Бонапарту. С ним же первый консул отправил ответное письмо (Милютин, т. 2, стр. 530). Что мы знаем об этих безымянных курьерах?! Что они передавали на словах (ведь зачем-то они пробивались к первому лицу!), что, зазубренное, переносили на бумагу тут же, в углу державного кабинета, что зазубривали вновь для ответной передачи?!

Обширное (93 стр.) солидное исследование подполковника Генерального штаба А.А.Баторского (моё прим. 3) специально посвящено обсуждаемой теме. Тогда это исследование было секретным (возможно – до 1905 года). В.М.Безотосный обращается с этим сочинением, главным для его темы, каким-то неслыханным способом. Он не упоминает даже само название работы Баторского, так как экстравагантной теории В.М.Безотосного об инициативе Павла I невозможно ужиться рядом с фундаментальным трудом Баторского. В.М.Безотосный включил работу Баторского в свой список литературы как бы в зашифрованном виде – без названия сочинения и без указания автора, оставив лишь наименование издания: «Сб. геогр., топогр.» и т.д. В.М.Безотосный называет Баторского просто подполковником, а тот – подполковник Генерального штаба, в данном контексте – различие очень важное. Сборник издавался военно-учёным советом Генерального штаба. В.М.Безотосный формально как будто бы учитывает труд Баторского (ссылается на него, но, в основном, - по каким-то пустяковым частностям), а, в сущности, просто игнорирует его, повторю – труд, самый главный для рассматриваемой им темы.

То, что В.М.Безотосный предъявляет в качестве доказательства своей оригинальной концепции, никаким обоснованием не является, даже при самом снисходительном отношении к этим «аргументам». В.М.Безотосный имеет слишком смутное представление об этом отрезке российско-французских отношений (1797 год – начало 1801 года), он игнорирует значительную часть фактов, которые непременно следовало принять во внимание в таком рассуждении. А те факты, которые он упоминает, либо вообще не датируются, либо датируются в какой-то недопустимо расплывчатой форме («то время» и т.п.), либо датируются просто ошибочно. Факты у В.М.Безотосного часто предстают в каком-то изуродованном, неузнаваемом виде. Эту часть книги В.М.Безотосного (плюс – зачин упомянутого очерка в энциклопедии) совершенно невозможно отнести к жанру нон-фикшн.

Вот, можно сказать, самое ядро гипотезы В.М.Безотосного (стр. 149): Спренгпортен или Левашов якобы привезли «проект экспедиции в Париж». Тот, кто привёз и отвечал «на вопросы французской стороны». За справкой, когда совершались эти путешествия, В.М.Безотосный почему-то обращается к запискам А.М.Тургенева, страдающим по собственному признанию В.М.Безотосного (стр. 148), «многими неточностями». По Тургеневу – Безотосному выстраивается такая последовательность: сначала в Париж отправился послом Колычев, «вскоре потом» Левашов, а «до Левашова» - Спренгпортен. В действительности же, Колычев выехал из Петербурга 4 (16) января 1801 года, а Спренгпортен 28 сентября (9 октября) 1800. Спренгпортена уже торжественно встречал в Брюсселе 10 декабря (29 ноября) представитель первого консула генерал Кларк, а Колычев всё ещё находился в Петербурге, и Павел ещё не сформулировал (в версии В.М.Безотосного) свои «индийские предложения». В.М.Безотосный совершенно увяз в какой-то бессмыслице относительно миссии В.И.Левашова. По Тургеневу он направлен в Париж для заключения военной конвенции против Англии. В.М.Безотосный утверждает (стр. 148, 239), что В.И.Левашов, оберегермейстер, «направлен чрезвычайным послом в Неаполь, но он мог … по дороге заехать в Париж». Относительно миссии В.И.Левашова, может быть, А.М.Тургенев прав, я не знаю. Но В.М.Безотосный явно путает В.И.Левашова (1740 – 1804) с его младшим братом Фёдором (1751 – 1819) – сенатором. Ф.И.Левашову была поручена чрезвычайно ответственная миссия – быть посредником в мирных переговорах Франции с Неаполитанским королевством. Первый консул очень тепло принял Ф.И.Левашова и предписал Мюрату «оказывать ему почести свыше общепринятых в подобных случаях». Идя навстречу пожеланиям Павла, Франция подписала 28 января (9 февраля) 1801 года перемирие с Неаполем на довольно мягких условиях (Милютин, т. 2, стр. 533). Хотя Ф.И.Левашов выехал из Петербурга намного позже Спренгпортена, он тоже никак не мог привезти Бонапарту предложения Павла, составленные в версии В.М.Безотосного «после 15 января 1801 года».

В.М.Безотосный обосновывает свои предположения лихими заявлениями вроде «Уже в конце 1800 года политика Павла I приняла отчётливое антибританское направление» (стр. 148), «Обострение отношений России с Великобританией началось с октября 1800 года» (стр. 162). Эти обобщения ложны по существу, но, кроме того, суть дела в такой обобщённой форме передать вообще невозможно, даже – при обобщении на более серьёзной основе. Д.Милютин (т.2, стр. 535) отмечает изумительную перемену в политическом положении Европы с 1799 года до 1801 года. До того большая часть европейских держав объединилась против революционной Франции, но за первые 15 месяцев правления Бонапарта вся Европа объединилась - теперь уже против Англии (!). В этом контексте любое, самомалейшее ослабление второй коалиции, любое сдвижение в сторону кого-либо из противников Великобритании, настоящих или (к рубежу 1800 – 1801 годов) – потенциальных, не могло не быть явно антибританским.

Ещё в октябре 1799 года Павел решил рвать с Австрией (то есть – со второй коалицией) 28 и задумал образовать новый союз из северных государств «для противодействия властолюбивым стремлениям Австрии» (Милютин, т. 2, стр. 516). То есть, Павел начал своё антибританское движение не только за год до того, как это углядел В.М.Безотосный, но даже ещё до «18 брюмера». Своим переворотом Бонапарт буквально взорвал вторую коалицию. 1 (12) февраля 1800 года Павел потребовал от британского правительства отозвать их посла Витворта из Петербурга. В первой половине апреля отозваны послы из Лондона и Вены, заменены временными поверенными.

Едва взяв власть, Бонапарт начал искать возможности сближения с Россией: обращался в Берлин с просьбой о посредничестве в этом. Берлин некоторое время колебался, но уже в начале 1800 года выгодность такого положения – посредника между двумя могущественными державами – одержала верх над другими соображениями. 16 (27) января 1800 года барон Кюрденер сообщал в Петербург о готовности Пруссии начать переговоры о мерах по защите равновесия в Европе, и о том, что Бонапарт ищет средства для примирения с Россией (Милютин, т. 2, стр. 517). Павел считал тогда, что Бонапарт наведёт порядок во Франции и расчистит путь для возвращения в страну королевской власти. Павел одобрил мирные предложения Бонапарта, презрительно отвергнутые Англией и Австрией. И приказал Кюрденеру, своему послу в Берлине продолжать переговоры с Пруссией, не вступая, однако, в прямые контакты с французским послом генералом Бернонвилем. 16 (27) июля подписан важнейший оборонительный договор России с Пруссией – основа будущего антибританского договора Северных держав против разбойничьих действий Англии на морских просторах.

На этом общем фоне первый консул делает один за другим три решительных шага для того, чтобы окончательно оторвать Россию от Англии и сделать Россию основой будущего антибританского союза. 8 (19) июля Талейран по поручению Бонапарта пишет письмо вице-канцлеру Н.П.Панину о готовности Франции освободить 6 тысяч русских военнопленных. В августе (15 <26>) Наполеон с Талейраном пишут второе письмо Н.П.Панину. Мальта уже два года блокирована англичанами. Французский гарнизон в состоянии продержаться не более чем несколько месяцев. Может ли Россия вмешаться и выручить Мальту? Бонапарт практически дарил Павлу то, что ему уже не принадлежало. Но чрезвычайно ценна для Павла готовность Франции признать его великим магистром ордена. В знак этого первый консул отправил Павлу священную реликвию ордена – меч, вручённый ордену за триста лет до того папой (1513 – 1531) Львом X (а у В.М.Безотосного это просто «меч одного из магистров» - есть разница?!).

В сентябре Павел разрешил Кюрденеру начать мирные переговоры с генералом Бернонвилем.

Далее будем говорить о третьем, самом решительном шаге первого консула – о проекте похода в Индию. Этим своим предложением Бонапарт не только окончательно сталкивал лбами Россию с Англией, но в то же время отвлекал Павла от европейских дел. Именно из-за вмешательства Павла в европейские дела переговоры в Берлине шли очень туго. Так что по логике развития событий эти предложения должны были появиться в сентябре 1800 года и поступить к Павлу в октябре – ноябре. Передача их могла происходить самым различным образом. В качестве одного из возможных вариантов рассмотрим следующий. Спренгпортен прибыл в Берлин на рубеже октября – ноября по новому стилю и оставался там до 21 (10) ноября. Почему? В это же время в Берлине находился (он выехал из Парижа 7 октября <26 сентября>) 22-летний брат первого консула Людовик, будущий король Голландии, будущий отец Наполеона III. 29 Что он делал в Берлине? Помочь генералу Бернонвилю в буксующих переговорах с Кюрденером он никак не мог. А вот вручить Спренгпортену какие-то документы чрезвычайной важности и секретности, передать что-то на словах от своего брата – для этого он годился как никто другой. 20 дней – как раз такой срок, чтобы курьер мог домчаться до Петербурга и вернуться в Берлин с ответом. Получается, что Спренгпортен дожидался в Берлине принципиального согласия Павла обсуждать всерьёз предлагаемый поход в Индию и привёз в Париж этот ответ. В результате все плотины одномоментно рухнули. Первый консул и Павел обменялись дружескими письмами. Павел так и пишет 18 (29) декабря 1800 года: «Не хочу пререкаться ни о правах человека, ни о принципах различных правительств». И 2 (14) января: «Не хочу предписывать границ ни в Италии, ни в Германии». Так, коренным образом изменилась его позиция по сравнению с сентябрьской инструкцией Кюрденеру! Должна же быть этому какая-то причина!

Один из основных аргументов В.М.Безотосного (проект предложен не первым консулом в 1800 году, а Павлом в 1801 году) выглядит следующим образом: «Между Россией и Францией тогда ещё не было мирного договора, не говоря уже о заключении военно-политического союза». «Нельзя обнаружить даже следов обсуждения этой идеи в опубликованных официальных дипломатических документах» (стр. 140, 141). Но такого рода соглашения обычно не доверяют рутинной дипломатической переписке. Например, в 1797 году генерал Бонапарт и граф Кобенцль подписали мирный договор в Кампо-Формио. Отдельные статьи этого договора долго не разглашались, как, разумеется, - и содержание более позднего секретного соглашения. Что же говорить о достаточно конкретном плане, включающем маршруты передвижения войск, их численность, конкретные сроки, вопросы снабжения и т.д. И, тем не менее, А.С.Трачевский (ДСР, стр. XLIII) считает, что первый консул, прощаясь 16 (28) марта 1801 года с генералом Спренгпортеном, «намекнул на возможность подорвать могущество англичан в Индии, пользуясь Египтом с содействием России». 30 Письмо Спренгпортена написано в самый день беседы, 18 (30) марта Спренгпортен снова был у первого консула, а 20 марта (1 апреля) Спренгпортен покинул Париж. 31

Никак нельзя согласиться с утверждением В.М.Безотосного (стр. 149): «Никаких подготовительных мероприятий по реализации этого проекта ни с русской, ни с французской стороны не последовало». В своём ответе на первое письмо Павла Бонапарт писал 15 (27) февраля 1801 года (РИО, Т.70, 1890, стр.21): «Суэзский канал, который должен соединить Индейское море со Средиземным, уже начертан, это работа лёгкая и не требующая много времени, которая может принести неисчислимые выгоды русской торговле. Ваше Величество часто высказывало желание перенести часть своей торговли на юг, то можете связать своё имя с таким великим предприятием, которое так сильно повлияет на будущее положение материка, взяв на себя посредничество перед Портой в египетских делах». В отрыве от намечаемого похода в Индию такой неожиданный разговор о Суэцком канале, посредничестве перед Портой и о русской торговле на юге выглядел бы очень странным. А первый консул, вероятно, уже просчитывал и вариант организации (наймом, постройкой) флота на Красном море, чтобы достигнуть Индии (и) морским путём.

Н.Я.Эйдельман называет С.Б.Окуня лучшим специалистом по проблеме планировавшегося совместного похода в Индию и по начавшемуся походу донских казаков в Бухару и Индию. Видимо, именно по этой причине, В.М.Безотосный, верный своим принципам, свидетельствами С.Б.Окуня пренебрегает. Между тем С.Б.Окунь 32 отметил, что «9 марта Павел подписал приказ о формировании армии для совместной экспедиции … в Индию» (возможно – сразу же по получении только что упомянутого письма первого консула). С этим свидетельством неплохо согласуется запись шведского посла графа Стединга, приводимая В.М.Безотосным (стр. 239): «Павел уже приказал собрать 50 тысяч казаков для этой экспедиции перед своей смертью». Приказ о походе 22 тысяч донских казаков Павел отдал за два месяца до своей гибели, а указанный С.Б.Окунем приказ о 35-тысячном корпусе – за три дня до своей смерти. В сумме получится 57-тысячное войско – очень близко к свидетельству Стединга.

Рассмотрим сам текст «проекта» (Баторский , стр. 40 – 50) с точки зрения двух конкурирующих гипотез: «проект сформулирован первым консулом в сентябре 1800 года» - «нет, Павлом в январе 1801 года». В.М.Безотосный знает о первой преграде, встающей на пути реализации проекта – на перемещение французской части корпуса с Рейна к Чёрному морю требуется согласие Австрии. Одного этого факта вполне достаточно, чтобы полностью исключить инициативу Павла. В самом крайнем случае он мог бы в своём обращении к первому консулу отвлечённо помечтать: вот если бы мы могли объединить наши силы! Совершенно иное положение у первого консула. Он уже дважды вдребезги громил австрийцев в Северной Италии – в 1796 – 1797 годах и в «этом», 1800 году. Только что показал зарвавшимся австрийцам кузькину мать при Маренго. За столом переговоров в Кампо-Формио и Раштадте с графом Кобенцлем убедился, что оптимальным сочетанием грубых угроз и ловкости от Австрии можно добиться многого. Именно так инструктировал и брата Иосифа, начинавшего мирные переговоры с тем же Кобенцлем в Люневиле. Вполне мог допускать, что к маю 1801 года и эту проблему удастся каким-то образом утрясти. И действительно, в декабре 1800 года Моро, Брюн и Макдональд угрожали уже самой Вене (Милютин, т. 2, стр. 530 – 531)! В упомянутом письме Павлу 15 (27) февраля 1801 года Бонапарт, удовлетворённо потирая руки, так и писал: «В мирном договоре, заключённом Францией с Австрией – всё рассчитано так, чтобы исполнить все ваши желания» («ВСЁ» и «ВСЕ»!).

Павел, если допустить, что он был во вменяемом состоянии, никак не мог бы предусматривать в своих предложениях (во второй половине января, тем более – в конце января !!!) выступление французской части корпуса уже в начале мая. Остававшихся трёх месяцев вряд ли хватило бы даже на одно лишь согласование только самых важных вопросов. На организацию похода (включая переговоры с Австрией и Турцией и многое, многое другое) такой проект не оставлял ни одного дня. У Бонапарта же, в сентябре с намечавшимися календарными сроками начальной стадии похода было всё в порядке.

Совершенно немыслимо в документе, составленном российской стороной, конкретное указание, из каких французских соединений будут выделены войска для похода (Баторский, стр. 41), не хватало ещё указывать Бонапарту конкретные номера полков! У Бонапарта же конкретное указание на Рейнскую армию понятная предварительная намётка. Ясно, что французская часть корпуса будет формироваться у восточной границы, то есть – на базе Рейнской армии. А какие части туда войдут (в том числе – из Нормандии, из Бретани, из Италии) будет решаться по ходу дела, времени для этого достаточно.

Россия на рубеже XVIII – XIX веков (так же, как и в XVIII веке, и в XIX веке) остро нуждалась в расширении своей торговли, в том числе – на юге. Павел поломал многое в доставшемся от матери наследстве, но в этом отношении, в сущности, продолжал её политику. На расширение торговли, в том числе – с Индией, был нацелен и Персидский поход В.Зубова 1796 года. 33 С.Б.Окунь отмечает (стр. 87), что вслед за созданием знаменитой Российско-Американской компании «к декабрю 1799 года были закончены работы по созданию Российско-Азиатской компании, призванной обеспечить за Россией, как в Средней Азии, так и в Индии такое же господствующее положение, какое Ост-Индская компания обеспечивала там за Англией. Были собраны все необходимые для организации “индейского торга” сведения; в Оренбурге, Бухаре и Астрабаде учреждены конторы». 34 Совместный с французами поход и поход донцов становились, таким образом, составными частями этого общего плана. Павел так и писал В.П.Орлову во втором своём рескрипте 12 января 1801 года: «Англичане имеют у них (индийских владельцев, Н.Б.) свои заведения торговые … то и цель ваша, всё сие разорить и угнетённых владельцев освободить и землю принесть России в ту же зависимость, в какой она у англичан, а торг обратить к нам» (Баторский, стр. 53, 54).

У В.М.Безотосного получается, что одновременно с этой директивой Орлову Павел отправляет Бонапарту свои предложения о совместном походе в Индию и там ни словом не упоминает о торговых интересах России, а лишь расписывает выгоды Франции и перечисляет ужасно подробно, какие товары, каких французских мастеров следует захватить в этот поход! Но ведь и этой бессмыслицы В.М.Безотосному всё ещё мало! Одновременно же Павел по каким-то иным каналам всё-таки доводит до сведения Бонапарта о своей заинтересованности в развитии торговли на юге (на какие-то полученные от Павла сигналы Бонапарт отвечает же в только что процитированном мной письме 15 <27> февраля!). Если бы всё происходило по В.М.Безотосному, то Бонапарт лишь убедился бы, что имеет дело с умалишённым. Ему ничего не оставалось бы, как присоединиться к заговору Витворта с целью убить Павла.

Интересная особенность ответов Павла на вопросы Бонапарта 35 : он очень холодно, формально отвечает на эти вопросы, даже как-то брезгливо отмахивается от них, пренебрегая очевидным, относится к ним, как к чему-то второстепенному, не заслуживающему серьёзного внимания. И ни слова не говорит о проекте в целом. Это можно объяснить только одним: проект в целом совершенно не устраивает Павла именно тем, что в нём полностью игнорируются торговые интересы России. По каким-то каналам (в том числе, например, - через Спренгпортена) Павел довел это до сведения Бонапарта: о совместном походе можно говорить лишь в том случае, если французская сторона будет в полной мере учитывать торговые интересы России на юге. Вот Бонапарт и лезет из кожи в своём письме 15 (27) февраля, подчёркнуто стараясь загладить эту свою оплошность, заодно сообщает, что интересы Павла полностью учтены в переговорах с Австрией (и с Неаполем тоже). Именно получив это письмо Бонапарта, Павел и отдаёт 9 марта приказ о формировании российской части совместного корпуса.

Большое значение В.М.Безотосный (стр. 146, 147) придаёт осведомлённости автора проекта о российских реалиях - путях сообщения, возможностях приобретения тех или иных товаров. Но многое из этих данных, наверняка, можно было почерпнуть уже в одной лишь знаменитой французской «Энциклопедии», начиная с древнего пути из Чёрного моря в Каспийское и т.д. Бонапарт много читал, любил блеснуть своей информированностью. Многое он мог извлечь из сочинений различных путешественников, не только французов, но также немцев, шведов и т.д. То, что Бонапарт в своём проекте столько внимания уделяет одной Сарепте (Бонапарт мог узнать о ней, например, из статьи о горчице) как раз и выдаёт иноземца. Если бы понадобилось снабжать корпус, то, конечно, не к одной Сарепте обращались бы; только в междуречье Дона и Волги и в Заволжье – десятки других немецких колоний самого различного религиозного толка (Какой бы богатой ни была Сарептская колония, она одними своими силами, конечно, не могла поднять такой огромный заказ, да ещё – и в сжатые сроки. У российских интендантов, разумеется, не было никакой необходимости обращаться в подобных случаях в «Главное правление» этой колонии в Саксонии. Само упоминание об этом «правлении» в документе, составленном Павлом ,– вопиющая нелепость, тем более - обращение к французам с просьбой о посредничестве). Привлекли бы колонистов из Новороссии, а также всяческих греков, татар, армян, старообрядцев с их мануфактурами и так далее. И совсем уж дико звучит фраза Безотосного: «Вряд ли французские дипломаты и даже разведчики (а надобности в них тогда у Франции не было на территории России) располагали столь исчерпывающими сведениями». Когда же Франции нужны были агенты на территории России, как не в 1798 – 1800 годах?!!! Россия была не только душой второй коалиции, но и самым активным её членом. Допустим, М.Безотосный ничего не знает о действиях российского флота в союзе с турецким против французов в Средиземном море, о том, как Ф.Ф.Ушаков взял остров и крепость Корфу, за что и произведён в адмиралы. 36 Но хотя бы об Итальянском и Швейцарском походах Суворова он должен был бы что-нибудь слышать! А ведь и это далеко не всё. Россия, более чем какая-либо из европейских держав, вмешивалась тогда во внутренние дела Франции. 3 (14) августа 1797 года Павел принял в состав российской армии 7-тысячный корпус принца Конде, и в ноябре корпус вступил в пределы России. Павел приютил изгнанного из Брауншвейга короля Людовика XVIII с его двором – с февраля 1798 года они поселились в Митаве (Милютин, т. 1, стр. 51, 52). Россия кишела французскими эмигрантами. И это – вдобавок к многочисленным французским торговцам, парикмахерам, портным, гувернёрам, поварам и т.д., населявшим Россию с середины XVIII века. Конечно, агентов тогда было больше, чем в какое-либо иное время, им было чем заняться, и они свой хлеб вполне оправдывали.

Самое забавное, что именно в то время, когда Павел должен был, по В.М.Безотосному, выступить с «индийской инициативой», 25 февраля (9 марта) 1801 года, Павел пишет письмо А.Воронцову, из которого следует, что ради Мальты он готов замириться с англичанами (А.Трачевский, ДСР, прим. 82, стр. 675 – 676).


 

 

19 В.М.Безотосный. Индийские проекты Наполеона и его стратегический план в кампании 1812 года/ Россия в XVIII - XX веках. Страницы истории. М., Кн. дом «Университет», 2000; В.М.Безотосный. Россия и Европа в эпоху 1812 года. Стратегия или геополитика. М., «Вече», 2012.

20 Французы стремились к союзу с Россией с самого воцарения Павла I. А.С.Трачевский (Франко-русский союз в эпоху Наполеона I. / Историч. вестник, 1891, № 6, стр. 571) подчёркивает, возражая А.Вандалю, что это – именно стремление французов, а Бонапарт лишь чутко улавливал подобные стремления, использовал их и старался воплотить их в конкретные действия. Директория первая пошла навстречу Павлу, как бы «не замечая ни надменности, ни презрительного тона Петербурга, ни его желания играть роль “арбитра Европы”. Её усилия разбились о фанатичную ненависть Павла I к “парижской заразе”». Но Бонапарт прямо «взял дело Директории в свои руки, как только стал первым консулом» (там же, стр. 572).

Став императором, Павел был настроен довольно миролюбиво по отношению к Франции, но имел в виду, конечно, не мир любой ценой, а мир на его условиях: возвращение к границам 1788 года и какие-то гарантии против распространения революционной заразы. События 1797 года не оставляли никаких надежд для соглашения на сколько-нибудь похожих условиях. К маю 1797 года генерал Бонапарт завоевал всю Северную Италию. В июне после переворота в Генуэзской республике она была объявлена Лигурийской (профранцузской) республикой, следом наступила очередь Цизальпийской республики, охватившей Северную Италию и часть Средней Италии. В самом начале 1798 года Голландия была объявлена Батавской республикой.

Именно в 1797 году особенно активизировались поляки, добивавшиеся восстановления Польского королевства и поддерживаемые в этом Директорией: Костюшко в Париже, Огинские в Молдавии, Домбровский в Северной Италии.

Немудрено, что в сентябре 1797 года переговоры французского и российского посланников в Берлине были прерваны. А 3 (14) августа 1797 года Павел принял в состав российской армии 7-тысячный корпус принца Конде, в декабре пригласил в Россию самого Людовика XVIII с его двором.

Разумеется, были совершенно исключены какие-то контакты Павла с одним из французских генералов (каким бы успешным он ни был) в обход Директории.

21 «На наш взгляд, наполеоновская стратегическая кампания в 1812 году заключалась в следующем. Планировалось в течение нескольких месяцев…» (стр. 75 – 76).

22 Р.А., 1870, с. 1522.

23 Н.Я.Эйдельман. Грань веков. М., 1992, стр. 139.

24 Издание 1986 года стереотипно повторяет издание 1982 года.

25 В.Слоон. Новое жизнеописание Наполеона I. В двух тт. (по изданию 1895 года). М., АЛГОРИТМ, 1997. Т. 1, стр. 392.

26 Д.Милютин. История войны 1799 года между Россией и Францией в царствование императора Павла I. Изд. второе. В трёх тт. СПб, 1857.

27 В качестве единственного историка, который считал, что инициатива совместного российско-французского похода в Индию принадлежит Павлу, В.М.Безотосный (стр. 239) называет Е.Л.Штейнберга ( Версия о русской угрозе Индии в XIX – XX веках/ Историч. записки, т. 33, 1950) и сожалеет, что Штейнберг «не конкретизировал датировку, также не опровергал оппонентов, а в пользу своего мнения не привёл никаких аргументов». С датировкой всё совсем не так. На странице 48 Штейнберг говорит об инициативе Павла, а на соседней, 49 странице пишет: «Год спустя Павел … 12 января 1801 года» и т.д. Какая же ещё нужна «конкретизация»? Штейнберг точно указал на начало 1800 года! Да и с аргументацией дело обстоит у Штейнберга намного лучше, чем это кажется В.М.Безотосному. Штейнберг расправляется с западными баснями о российской угрозе Индии совершенно неотразимым способом: «нигде у Ленина мы не находим указаний на возможность непосредственного русского наступления на Индию» (стр. 48). Какие ещё аргументы могут требоваться после этого? Получается, что весь остальной текст Штейнберга – какой-то необязательный довесок, какая-то необязательная уступка научному ритуалу, почти забава. О возможных границах применения подобной аргументации, видимо, не существовало никаких чётких указаний. Так что вслед за Штейнбергом мы можем представить себе и такой аргумент: «нигде у Ленина мы не находим указаний на то, что Павел не выступал с инициативой индийского похода в самом начале 1800 года». Поэтому В.М.Безотосный совершенно напрасно отмежёвывается от своего единственного единомышленника. Мог бы прямо написать: «Ещё в 1950 году Е.Л.Штейнберг неопровержимо доказал, что Павел … ещё в начале 1800 года». То и дело получается, что В.М.Безотосный цитирует и комментирует не сам текст какого-то автора, а лишь свои, недостаточно точные представления об этом тексте.

28 22 октября 1799 года Павел известил императора Франца II о прекращении военных действий против Франции (О.В.Соколов. Аустерлиц. Наполеон, Россия и Европа. 1799 – 1805гг. Т. 1. М., Русск. культ. фонд «Империя истории», 2006,стр. 46). О своём решении выйти из коалиции он писал Суворову 20 ноября 1799 года. В январе 1800 года Суворов получил приказ отправляться со своим корпусом в Россию.

29 Дипломатические сношения России с Францией в эпоху Наполеона I. Под ред. проф. А.Трачевского. РИО, т. 70, 1890, стр. XIX.

30 Письмо генерала Спренгпортена – Двору из Парижа 16 (28) марта 1801 года: там же, док. № 44.

31 18 (30) марта первый консул упомянул, что отправляет в Петербург своего адъютанта Дюрока. Но в эти дни сведения о смерти Павла должны уже были достигнуть Парижа. В.М.Безотосный (стр. 239) упоминает, что до Дюрока был отправлен Коленкур с поздравлениями Александру I. Получается, что первому консулу пришлось задержать Дюрока и отправить его вслед за Коленкуром, в расчёте на продолжение работы по подготовке совместного похода, теперь уже – работы с новым императором.

32 С.Б.Окунь. История СССР. 1796 – 1825. Курс лекций. Изд-во ЛГУ. Л., 1948, стр. 89.

33 Г.Р.Державин (Сочинения, т. 1, СПб, 1864, стр. 743, 745) в комментариях к своему стихотворению «На покорение Дербента» рассказывает, какие цели преследовал этот поход: «Зубов должен был осуществить мысль Екатерины об установлении торговли с Индией: занять важные торговые пункты от Персии до Тибета, оставив там гарнизоны».

34 Несомненным звеном этой системы мероприятий являлась также известная записка В.Зубова «Общее обозрение торговли с Азией» (Р.А., 1873, кн. I, стр.879 – 894). Скорее всего, она составлена по заданию Павла I, возможно, Павел успел увидеть её, хотя бы – в каком-то предварительном виде. В.М.Безотосный (стр. 152) ошибочно пишет, что она подана в 1803 году, но её уже 31 марта 1802 года рассматривал Негласный комитет на одном из своих заседаний, и она произвела «известное впечатление» (О.Ф.Соловьёв. К вопросу об отношении царской России к Индии в XIX - нач. XX в./ Вопр. истории, 1958, № 6, стр. 97,98; Русск. биогр. словарь, т. VII. Птрг, 1916, стр. 521). Известного историка Олега Фёдоровича Соловьёва В.М.Безотосный упорно именует (стр. 243, 253, 261) С.Ф.Соловьёвым.

35 В.М.Безотосного смущает то, что Бонапарт сам обращает внимание Павла на слабые места в своём предложении, или на те аспекты, по которым он не имеет достаточной информации. Но это – норма такого рода обсуждения трудных проблем, так сказать организация коллективной «мозговой атаки».

36 Далее Ушаков освобождал от французов Ионические острова, затем блокировал французские военно-морские базы в Италии – Анкону, Геную и другие, высаживал десанты при взятии Неаполя, Рима и других итальянских городов.


 

Другие статьи автора.

1 Бедный Платонов (А.Варламов «Андрей Платонов»). «ПРОЗА.РУ»

2 Беседа под бомбами (встреча Гумилёва с Честертоном и пр.).

3 Беспечные и спесьеватые (Н.В.Гоголь «Женитьба»).

4 Великое Гу-Гу (А.Платонов о М.Горьком). «ПРОЗА.РУ»

5 Весёлая культурология (о статье А.Куляпина, О.Скубач «Пища богов и кроликов» в «Новом мире»). «ПРОЗА.РУ»

6 Вот теперь насладимся до опупения (А.Генис. «Уроки чтения <камасутра книжника: детальная инструкция по извлечению наслаждения из книг>»). «ПРОЗА.РУ»

7 Газард (Поход князя Черкасского в Хиву в 1717 году). «ПРОЗА.РУ»

8 «Гималаи» (Сталин, Бухарин и Горький в прозе А.Платонова). «ПРОЗА.РУ»

9 Для чего человек рождается? (Об одной фразе, приписываемой Короленко и пр.). «ПРОЗА.РУ»

10 Кого ещё прославишь, какую выдумаешь ложь? (Д.Быков «Советская литература»).

11 Можно ли устоять против чёрта? (Гоголь спорит с Чаадаевым). «ПРОЗА.РУ»

12 Не вещь, а отношение (послесловие к четырём моим статьям о Платонове. Второй вариант). «ПРОЗА.РУ»

13 Ненавижу литературу гораздо сильнее Гензулаева (М.Булгаков о Москве 20-х годов).

14 Не обязательно со смыслом (А.Генис. Уроки чтения).

15 Непростительная дань верхоглядству (Д.Быков: «Борис Пастернак, 2006; «Был ли Горький», 2008).

16 « Нечто вроде восторга», как Платонов «почти полюбил» (Д.Быков «Андрей Платонов»).

17 От Курбского до Евтушенко (Б.М.Парамонов «Мои русские») «ПРОЗА.РУ»

18 О чём скорбела Анна Павловна Шерер? (Л.Толстой об убийстве Павла I в «Войне и мире»).

19 Пересказ навыворот и буйство фантазии (В.Голованов «Завоевание Индии»). «ПРОЗА.РУ»

20 Портретная галерея «Чевенгура» («Континент», 2001, № 3; «ПРОЗА.РУ»).

21 По страницам «Дилетанта» (по моим представлениям, текст песни «Сулико» написал не Сталин, а Тохтамыш приходил к Москве в 1382 году не для того, чтобы утвердить власть Дмитрия и т.п.)

22 По страницам «Дилетанта». II. (Я заступаюсь здесь за статус Ледового побоища перед авторами «Дилетанта». Спорю с Д.Быковым насчёт возможностей, которыми располагал Н.Хрущёв летом 1963 года. Кое-что о свершениях полковника Чернышёва во Франции в 1811 – 1812 годах и в 1815 году и т.д.).

23 Пришествие Платонова (Платонов и литературный мир Москвы). «Самиздат»: «Литературоведение».

24 Суду не интересно (профессор А.Большев расправляется с психопатами-диссидентами). «ПРОЗА.РУ»

25 Тяжкий грех Ильи Эренбурга (роман «Любовь Жанны Ней»).

26 Улыбнулась Наполеону Индия (новая редакция «Походов Наполеона в Индию»).

27 Форменное позорище (С.В.Мысляков «Андрей Платонов»/ Новая российская энциклопедия).

28 Частица, сохранившаяся от правильного мира (Ю.Олеша «Зависть»).

29 Четыре с половиной анекдота о времени и пространстве (Как Панин вешал Державина, Платов завоёвывал Индию, а Чаадаев отказывался стать адъютантом Александра I). ПРОЗА.РУ


12 мая 2019

0 лайки
0 рекомендуют

Понравилось произведение? Расскажи друзьям!

Последние отзывы и рецензии на
«НЕИНТЕРЕСНАЯ ВОЙНА»

Нет отзывов и рецензий
Хотите стать первым?


Просмотр всех рецензий и отзывов (0) | Добавить свою рецензию

Добавить закладку | Просмотр закладок | Добавить на полку

Вернуться назад








© 2014-2019 Сайт, где можно почитать прозу 18+
Правила пользования сайтом :: Договор с сайтом
Рейтинг@Mail.ru Частный вебмастерЧастный вебмастер