ПРОМО АВТОРА
Иван Соболев
 Иван Соболев

хотите заявить о себе?

АВТОРЫ ПРИГЛАШАЮТ

kapral55 - приглашает вас на свою авторскую страницу kapral55: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
Нина - приглашает вас на свою авторскую страницу Нина: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
Киселев_ А_А_ - приглашает вас на свою авторскую страницу Киселев_ А_А_: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
Игорь Осень - приглашает вас на свою авторскую страницу Игорь Осень: «Здоровья! Счастья! Удачи! 8)»
Олесь Григ - приглашает вас на свою авторскую страницу Олесь Григ: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»

МЕЦЕНАТЫ САЙТА

стрекалов александр сергеевич - меценат стрекалов александ...: «Я жертвую 50!»
Анна Шмалинская - меценат Анна Шмалинская: «Я жертвую 100!»
станислав далецкий - меценат станислав далецкий: «Я жертвую 30!»
Михаил Кедровский - меценат Михаил Кедровский: «Я жертвую 50!»
Амастори - меценат Амастори: «Я жертвую 120!»



ПОПУЛЯРНАЯ ПРОЗА
за 2019 год

Автор иконка станислав далецкий
Стоит почитать Возвращение из Петербурга в Москву

Автор иконка станислав далецкий
Стоит почитать Шуба

Автор иконка Сандра Сонер
Стоит почитать На даче

Автор иконка Юлия Шулепова-Кава...
Стоит почитать Боль (Из книги "В памяти народной")

Автор иконка Юлия Шулепова-Кава...
Стоит почитать Гражданское дело

ПОПУЛЯРНЫЕ СТИХИ
за 2019 год

Автор иконка Виктор Любецкий
Стоит почитать Свежо, прохладно, молчаливо...

Автор иконка Виктор Любецкий
Стоит почитать Вредные советы №1

Автор иконка Виктор Любецкий
Стоит почитать Странная спутница жизни загадочной...

Автор иконка  Натали
Стоит почитать Прости, что я была

Автор иконка  Натали
Стоит почитать Атака

БЛОГ РЕДАКТОРА

ПоследнееОбращение президента 2 апреля 2020
ПоследнееПечать книги в типографии
ПоследнееСвинья прощай!
ПоследнееОшибки в защите комментирования
ПоследнееНовые жанры в прозе и еще поиск
ПоследнееСтихи к 8 марта для женщин - Поздравляем с праздником!
ПоследнееУхудшаем функционал сайта

РЕЦЕНЗИИ И ОТЗЫВЫ К ПРОЗЕ

Струнникова Ольга Евгеньевна: "Хорошо ты, Миша, написал. Даже не верится." к произведению Девочка в новом доме

ВасилВасил: "Спасибо, Владимир, за интересную сказку. Поздравляю Вас с наступившим ..." к рецензии на Лисичка со скалочкой

ВасилВасил: "Здравствуйте! Спасибо Вам за добрые слова!" к произведению Дом на месте кладбища

Вова РельефныйВова Рельефный: "Интересно, Васил, спасибо." к произведению Дом на месте кладбища

Эльдар ШарбатовЭльдар Шарбатов: "Спасибо! Это - лучший из Ваших девизов, на мой взгляд: один из выс..." к произведению В страданиях единственный исход — по мере сил не замечать невзгод

Мария ПамятьМария Память: "Добрый день! Благодарю Вас за ответ. Сила веры, духа, слова и маги..." к рецензии на Заговор от ячменя

Еще комментарии...

РЕЦЕНЗИИ И ОТЗЫВЫ К СТИХАМ

Тихонов Валентин МаксимовичТихонов Валентин Максимович: "Мы все очень обязаны твоей бабушке. Вечная ей памя..." к рецензии на Грустит тополь

Кристина Альбертовна Голубидо: "Спасибо дедушка за твои стихи в память о нашей баб..." к стихотворению Грустит тополь

Тихонов Валентин МаксимовичТихонов Валентин Максимович: "Спасибо, Мария! Да, все уже осталось в прошлом..." к рецензии на Тополиный пух

Мария ПамятьМария Память: "Доброго дня! Ощутила лёгкость в описании образ..." к стихотворению Тополиный пух

Михайлов_И_ЧМихайлов_И_Ч: "Здравствуйте, Мария! Благодарю Вас за отзыв..." к рецензии на Не переживай!

Мария ПамятьМария Память: "Добрый день! "Не возводи его на старый пьедест..." к стихотворению Не переживай!

Еще комментарии...

Полезные ссылки

Что такое проза в интернете?

"Прошли те времена, когда бумажная книга была единственным вариантом для распространения своего творчества. Теперь любой автор, который хочет явить миру свою прозу может разместить её в интернете. Найти читателей и стать известным сегодня просто, как никогда. Для этого нужно лишь зарегистрироваться на любом из более менее известных литературных сайтов и выложить свой труд на суд людям. Миллионы потенциальных читателей не идут ни в какое сравнение с тиражами современных книг (2-5 тысяч экземпляров)".

Мы в соцсетях



Группа РУИЗДАТа вконтакте Группа РУИЗДАТа в Одноклассниках Группа РУИЗДАТа в твиттере Группа РУИЗДАТа в фейсбуке Ютуб канал Руиздата

Современная литература

"Автор хочет разместить свои стихи или прозу в интернете и получить читателей. Читатель хочет читать бесплатно и без регистрации книги современных авторов. Литературный сайт руиздат.ру предоставляет им эту возможность. Кроме этого, наш сайт позволяет читателям после регистрации: использовать закладки, книжную полку, следить за новостями избранных авторов и более комфортно писать комментарии".




Не могу молчать. Вспоминая и переосмысливая духовный завет Л.Н.Толстого


стрекалов александр сергеевич стрекалов александр сергеевич Жанр прозы:

Жанр прозы Публицистика
356 просмотров
0 рекомендуют
0 лайки
Возможно, вам будет удобней читать это произведение в виде для чтения. Нажмите сюда.
Не могу молчать. Вспоминая и переосмысливая духовный завет Л.Н.ТолстогоРабота являет собой субъективный авторский взгляд на состояние государственных дел в современной России. Это и не взгляд даже - это крик души, который при желании можно выразить буквально одним предложением: «Люди русские, православные! Дальше так жить нельзя, как все мы теперь с вами живём. При таком катастрофическом состоянии дел Родина наша не имеет будущего!!!...»

                                                   

 

 

 

 

 

                                                    «Делами, кровью, строкою вот этою,
                                                           нигде не бывшею в найме, -
                                                     я славлю взвитое красной ракетою
                                                      Октябрьское, руганое и пропетое,
                                                                пробитое пулями знамя!»

                                                                                               В.В.Маяковский 

                      «И ОДИН В ПОЛЕ ВОИН, ЕСЛИ ОН ПО-РУССКИ СКРОЕН».
                                                                                                  Русская народная пословица

«Народно-Монархическое Движение исходит из той АКСИОМЫ, что Россия имеет СВОИ ПУТИ, выработала СВОИ МЕТОДЫ, идёт к СВОИМ ЦЕЛЯМ, и что, поэтому, НИКАКИЕ политические заимствования извне ни к чему, кроме катастрофы, привести не могут».
                                                                                                                                  И.Л.Солоневич

«…всё, что вы делаете теперь <…> всё это не только не приводит народ в то состояние, в которое вы хотите привести его, а, напротив, увеличивает раздражение и уничтожает всякую возможность успокоения.
………………………………………………………………………….. 
То, что вы делаете, вы делаете не для народа, а для себя, для того, чтобы удержать то, по заблуждению вашему считаемое вами выгодным, а в сущности самое жалкое и гадкое положение, которое вы занимаете. Так и не говорите, что то, что вы делаете, вы делаете для народа: это неправда. Все те гадости, которые вы делаете, вы делаете для себя, для своих корыстных, честолюбивых, тщеславных, мстительных, личных целей, для того, чтобы самим пожить еще немножко в том развращении, в котором вы живете и которое вам кажется благом. 
Но сколько вы ни говорите о том, что всё, что вы делаете, вы делаете для блага народа, люди всё больше и больше понимают вас и всё больше и больше презирают вас, и на ваши меры подавления и пресечения всё больше и больше смотрят не так, как бы вы хотели; как на действия какого-то высшего собирательного лица, правительства, а как на личные дурные дела отдельных недобрых себялюбцев...» 

                                                                                                               Л.Н.Толстой «Не могу молчать»

Часть первая
1
Могучим побудительным мотивом для написания данной статьи стала случайная в общем-то встреча с давнишним моим сослуживцем Виктором Б., произошедшая в феврале этого 2020 года - за месяц где-то до введения карантина в Москве из-за пандемии короно-вируса. Я, как сейчас помню, выходил тогда из отделения Сбербанка, расположенного на Таллинской-26, куда мне государство перечисляет пенсию, а мой сослуживец спускался со второго этажа торгового центра, что размещён над Сбербанком, из обувного магазина ZENDEN: там он покупал себе новую обувь, как выяснилось, готовясь к весне. И вот на тротуаре рядом со стеклянными дверьми магазина мы с ним и столкнулись почти что лоб в лоб, и несказанно обрадовались встрече.
С Виктором, поясню вкратце, Судьба меня свела во второй половине 1980-х годов, во время подготовки к марсианской экспедиции, планировавшейся ещё при Л.И.Брежневе в начале 80-х. Но осуществлялись оба полёта (и на сам Марс и на его спутник Фобос) уже при М.С.Горбачёве - и закончились обоюдным крахом, как теперь уже хорошо известно и любознательным обывателям, и специалистам. Запущенные с Земли спутники так в итоге и не долетели до цели из-за творившегося в стране бардака - были навечно похоронены в космосе из-за внезапной потери с ними, раз‘ориентированными, радиосвязи и управления.
Но сейчас не об этом речь, а о моём сослуживце, которого я случайным образом повстречал - разговорился с ним, разволновался и от услышанного завёлся как никогда! - и про теперешнюю жизнь которого хочу читателям посредством статьи рассказать. И свою собственную душу этим рассказом облегчить как бы, и чтобы знала наша нынешняя молодёжь, уставшая от праздности и развлечений, в каких невыносимо-тяжёлых условиях живут теперь их состарившиеся отцы и деды. Сиречь, советские инженера-оборонщики и конструктора, в далёкие и приснопамятные 1970-е и 1980-е годы вершившие великое Дело по усовершенствованию ракетно-космического щита страны, начатое легендарным А.П.Королёвым. 
Живут же они теперь скверно в основной массе своей: опасливо, тоскливо и без-приютно, - ждут подвохов и каверз со всех сторон, откровенных грабежей и обманов. На произвол Судьбы бросило их новое российское государство, анти-народное и анти-русское изначально, на растерзание правительственной финансово-спекулятивной мафии и прочей алчной нечисти, которой расплодилось море повсюду, как той же американской жвачки. Если у кого дети приличные имеются, если рядом они и могут помочь, прийти на защиту, - как-то держаться и выживать старикам ещё можно. Но если детей нет в наличие, или если они больные, допустим, как у моего сослуживца, - дело тогда труба. Человека тогда ничто уже не спасёт от скорого ограбления и смерти. 
Именно на подобный печальный конец и настроился мой товарищ Виктор (Виктор Владимирович теперь), добросовестный и добропорядочный человек по рождению и воспитанию, коренной москвич и трудяга великий. Инженер с большой буквы ещё, творец и патриот своей Родины и института, единственным местом службы которого с момента окончания МВТУ имени Баумана в 1978 году было КБ имени Лавочкина в Химках (ныне НПО), которое как раз и изготавливало в 1980-е годы по заказу правительства СССР спускаемые аппараты: у них там имелись для этого достаточные производственные мощности и грамотные трудовые кадры. А наш НИИ на Филях разрабатывал системы управления для тех аппаратов, или мозги в виде бортовых программ. Этим, собственно, наш институт со дня основания и занимался - системами управления для любых без-пилотников; космических - в том числе.
Так вот, в разгар работ по Марсу и Фобосу Виктор, как представитель заказчика и старший инженер по должности, не вылезал из нашего института в течение нескольких лет - до самых пусков фактически. Приезжал к нам еженедельно, помнится, передавал параметры и технические характеристики марсо-хода и фобосо-хода, и одновременно проверял работу наших бортовых программ для управления этими изделиями, критически их, программы, оценивал, выуживал ошибки и нестыковки, и потом докладывал своему руководству их качество: достоинства и недостатки. Обычная работа смежников, одним словом, выполняющих единый госзаказ. Вот на этом-то заказе мы с ним и познакомились, и даже на время сдружились. Часто стояли в курилках вдвоём, новости обсуждали разные, государственно-политические - в том числе, что при баламуте-Горбачёве сыпались на обескураженных советских граждан как из рога изобилия.
Но когда работы были завершены, я Виктора потерял из виду: он перестал к нам ездить из-за отсутствия общих дел. И их предприятие и наше остались в начале 90-х годов без заказов и без будущего фактически при президенте Ельцине, при котором процветали лишь тотальное казнокрадство и воровство бывшей советской госсобственности в форме приватизации. Это всё тоже общеизвестно, набило оскомину даже, и останавливаться на этом я не стану - не хочу исторические опилки пилить и бередить раны. Не из-за Бориса Ельцина я рассказ свой начал - ну его! 
Итак, в конце 80-х годов я бывшего сослуживца потерял из вида. И встретился с ним опять лишь в середине 90-х - случайно, в общем-то: на вещевом рынке возле метро Щукинская это произошло (сейчас там автобусный круг), куда я приехал с женой за дешёвыми шмотками. И вот в проходе между рядами я своего Виктора и повстречал, обрадовался ему как родному, отошёл с ним в сторонку и побеседовал по душам минут 30-ть, пока наши супруги нужные вещи подыскивали и покупали.
Там-то, на толкучке, я узнал, помимо всего остального, что мы с Виктором теперь - земляки: живём в Строгино оба. Он в конце 1970-х годов ещё одним из первых поселился на улице Исаковского, что идёт параллельно Москве-реке, которая отделяет Строгино от Тушинского лётного поля (он мне рассказывал про это в институте мельком, но я забыл, не придал тому его рассказу значения). Я же с конца 80-х годов переехал на жительство в этот замечательный столичный район, на Таллинскую улицу, в частности, где и живу до сих пор и которая расположена рядом с Троице-Лыково. Нам обоим стало понятно, что живём мы на разных концах района, совсем даже не маленького по размерам, поэтому-то никогда и не пересекались за столько лет, не довелось. Бывает.
После той памятной встречи я видел Виктора ещё несколько раз, но мельком и на расстоянии - из окна трамвая. И потом я его уже окончательно потерял из вида, и даже подумал, что он уехал из Строгино, поменял место жительства. В новой России подобное происходит часто - после каждого очередного обвала рубля и цен, когда кто-то нищает и вылетает в трубу, а кто-то, наоборот, поднимается…
2
И вот через 25-ть лет мы с ним опять неожиданно встретились возле моего дома почти, вытаращили глаза друг на друга как на живых покойников - старые оба, толстые, сморщенные и седые. Настоящие деды уже, стоящие одной ногою в могиле!... И только чуть погодя, преодолев нешуточное удивление и смущение от внешнего вида каждого, мы протянули друг другу руки для приветствия, с жаром пожали их...
- Санька! Леший тебя подери! - первым заговорил тогда Виктор, тряся мою руку с силой. - Прямо и не узнать тебя со стороны! Ты, думаю, это, или не ты. Постарел-то как и поседел, ядрёна мать, да ещё и погрузнел вдобавок! Килограммов 100 небось весишь, да, а то и больше того? Ёлки-моталки! Я-то тебя ещё стройненьким мальчиком знал и помню, спортсменом. А теперь…
- Да ты на себя посмотри, Витёк, себя-то в зеркале давно видел? - съязвил я в ответ беззлобно. - Весь, вон, белый как лунь, и весишь не меньше меня; хотя ты всегда был грузным и солидным.
- Ой, Сань, и не говори, не береди душу, - добродушно оскалился в ответ Виктор. - И сам я стал такой же старый пердун: беззубый, седой, больной весь, гнилой изнутри и на подъём тяжёлый. А к зеркалу уже и не подхожу давно: смотреть на себя стало страшно и тошно. Бриться стал в темноте, представляешь, и только электрической бритвой, не станком, чтобы лишний раз не расстраиваться. Бреюсь теперь - и думаю, песню старую вспоминаю про то, что «я когда-то был молодой, но когда это было - не помню…»

После такой по-дружески шуточной перепалки мы отошли с Виктором в сторону, чтобы не мешать проходу снующих взад и вперёд москвичей, и стали один другого вопросами осыпать, что с языка у каждого слетали автоматически и безостановочно: соскучились оба по живому человеческому общению, чего уж там. Совместную работу по ходу разговора вспомнили и институты свои, которые мы оба уже, как выяснилось, давно покинули. Я рассказал, что уволился со службы в первой половине 2000-х годов, чтобы наконец серьёзно заняться литературой, которая меня захватила полностью и навсегда, как даже и математика никогда ранее не захватывала, не увлекала. А от сослуживца узнал с удивлением, что он оставил своё КБ в 2012 году по причине потери трудоспособности: получил внезапно обширный инфаркт, оказывается, возвращаясь домой со службы, отчего упал в автобусе без сознания и на Скорой был доставлен в ГКБ №67, где три недели валялся под капельницами в реанимации… После этого ему и дали вторую группу инвалидности: нерабочую, как известно. Да Виктор уже и не смог бы работать, как он мне с прискорбием сообщил. Надорванное сердце его стало совсем никудышным, неработоспособным: жить мешает нормально, по улице гулять ходить. На таблетках одних и держится, мужичок, скрипит помаленьку как рассохшаяся телега…

- Так что плохи мои дела, Сань, плохи, - завершил он печальный рассказ о своём последнем житье-бытье. - И здоровье не к чёрту, как видишь, и в семье бардак, да ещё и Греф Герман Оскарович, сука гнилая, позорная, глава Сбербанка нашего, из которого ты только что вышел, меня недавно надул, опустил на бабки. 300 тысяч рубчиков из моего кармана выгреб, гад, за здорово живёшь, а может и того больше… И не поперхнулся, не окочурился из-за этого, поганец, что старика-инвалида “обул” и обобрал до нитки. Только морда его лоснящаяся ещё круглее и жирнее стала, ещё блестящее на свету.
- А как это он у тебя 300 тысяч выгреб, не понял? - удивился я последним словам сослуживца куда больше даже, чем известию о его инвалидности и инфаркте.
- Да-а-а, - обречённо махнул рукой мой товарищ, опуская огромную седую голову на грудь, густо покрытую волосами, слезящиеся глаза от меня пряча, наполненные тоской и обидой. - Чего теперь про то говорить, руками размахивать после драки? Только расстраиваться, да раны душевные бередить, которые и без того не заживают - саднят и саднят без конца, помереть не дают спокойно… Да и не расскажешь про то в двух словах, пойми правильно, какие в нашей стране ужасные вещи втайне от народа творятся. А стоять и рассказывать всё по порядку и от начала и до конца не хочется: ни сил и ни времени у меня сейчас нет. Да и у тебя, наверное, тоже. Длинным будет рассказ, на весь день. И ужасно мрачным и тягостным. Нужно тебе это всё, Сань, в чужом дерьме-то копаться, и чужие беды и проблемы выслушивать и в сердце брать? У тебя, поди, и своих хватает.
- Нужно, Вить, нужно! Поверь! - не задумываясь, ответил я с жаром и сочувствием. - Я же не только твой бывший друг и коллега по ремеслу, но ещё и писатель, “инженер человеческих душ”. И мне не безразлично совсем, разумеется, что в нашей стране и со страной происходит, как люди теперь живут - и молодые, и старые, все. По телевизору-то ничего не узнаешь от наших лукавых евреев-продюсеров, которым проблемы и беды России до лампочки, как хорошо известно. Там у них на экране сплошной дебилизм и кретинизм ещё с лихих 90-х годов цветёт пышным цветом. Ну и гламур и глянец вдобавок, холуи, проститутки и шабесгои разных уровней и мастей правят бал, перед камерами годами красуются, суки тупые, продажные; да пучеглазые и небритые олигархи с любовницами на дорогих машинах и яхтах раскатывают по миру под телекамеры, абрамовичи, рабиновичи и шухермахеры; да списки Форбса мозолят глаза. А про простой трудовой народ русский там только в передачах Малахова теперь говорят - и только исключительно матом. В самом мрачно и неприглядном виде его, бедолагу, показывают: этаким диким, спившимся, полуживым существом, давно уже потерявшим человеческий облик, - что и смотреть страшно и больно, и совестно одновременно! Сердце от тоски и обиды сразу же ныть и колоть начинает: сил нет терпеть!... Я телевизор давно уже не смотрю поэтому, газет не читаю, радио не слушаю - берегу разум, нервы и душу от грязи, от идеологической наркоты. Так от кого ещё новости про современную “райскую” жизнь и узнать, как не от бывших друзей? Согласись? Так что давай, рассказывай, Вить, не тяни, что там у тебя с деньгами и Грефом случилось? А я послушаю. Может статься, и мне твой рассказ в будущем пригодится…
Виктор замялся, задумался на секунду, с мыслями собираясь. А потом произнёс нерешительно:
- Да я могу рассказать, Сань, пожаловаться тебе и, одновременно, предупредить насчёт Сбербанка и его поганого руководства, от которого тебе надо держаться подальше, если деньги кровные хочешь сберечь, а не отдать их на прокорм сальному Грефу… Но только… только это ж не на улице надо делать, пойми, где шумно и холодно, - а в тепле, и за бутылкой вина или коньяка, который один мне только теперь пить и можно. Но в кабак идти - дорого: не по нашим с тобой пенсионным деньгам. И домой я тебя к себе пригласить тоже не могу, извини: живу в малогабаритной двушке в 42 кв. метра с женой и больной дочерью; в квартире бардак такой, что самому за себя совестно.
- Так приходи ко мне в гости, - тут же перебил его я. - У меня квартира просторная в соседнем 20-м доме. И живём мы вдвоём с женой, так что посидим и поговорим на славу: никто нам не помешает.
- А супруга твоя не пошлёт меня? Как она к нашей пьянке-то отнесётся?
- Не пошлёт, не пошлёт, не бойся: она у меня хорошая! - успокоил я сослуживца. - А потом, если ты послезавтра не занят, если послезавтра надумаешь ко мне зайти, - мы с тобой вообще весь день одни будем: Маришка моя в гости к родственникам уедет с утра, может и ночевать там останется, и моя квартира будет пустая и свободная…

Этот гостевой вариант Виктора вполне устроил, понравился даже, и мы твёрдо договорились с ним непременно встретиться через день, когда супруги моей не будет дома. Пенсионер-инвалид Виктор тоже ведь одичал в одиночестве и в четырёх стенах, без прежнего-то коллектива, и был не прочь встретиться и посидеть за столом в компании со старым товарищем. Годы ушедшие вместе вспомнить, работу, без-конечные прежние споры у руководства по поводу качества наших программ; а заодно и поплакаться на нынешнюю увядающую жизнь свою, на проблемы в семье, на здоровье; ту же рюмку коньяка выпить, чего дома ему категорически запрещали делать жена и дочь. Так вот и произошла, одним словом, наша с ним случайная встреча за месяц до эпидемии в моей квартире на Таллинской, длившаяся часов пять по времени, или чуть больше того. 
Тогда-то я про историю Виктора со Сбербанком и узнал во всей полноте и красках, пренеприятную и паскудную, надо признаться, откровенно-подлую. Историю, которая так меня взволновала тогда и расстроила одновременно, такие вызвала бурные чувства и мысли в душе, самые что ни наесть разрушительные и негативные, - что я до сих пор никак не могу успокоиться и полностью от неё отойти, на что-то другое настроиться и переключиться…
 
Потому-то я и засел за статью в августе, что наперёд знаю: пока не выговорюсь и не выплесну всё на бумагу, не поделюсь с читателями о наболевшем и не предупрежу их о грядущей опасности, главное, - не утихну и не остыну ни в жизнь. Так и буду ходить и под нос бубнить, возбуждённый, мысленно прокручивать по сто раз на дню дикий и душераздирающий рассказ сослуживца, и, одновременно, самого себя холокостить и изводить ненужными эмоциями и переживаниями… Одна литература только и лечит от подобного разрушительного самоедства: в этом и заключается её спасительная сила и власть…
Но только одно условие: рассказывать я буду историю Виктора от первого лица - для удобства и простоты изложения. Читателей это сильно не напряжёт, надеюсь, мне же позволит сохранить рассказ динамичным и максимально-приближенным к оригиналу - и стилистически, и эмоционально. Сиречь: со всеми чувствами, переживаниями и внутренними надрывами, которые изобиловали в нём и которые я тогда очень хорошо запомнил - и не забыл пока что. Я даже буду перемежать свой рассказ нелицеприятными эпитетами, которыми обильно пользовался мой сослуживец, пусть и расставленными и рассыпанными по тексту по-своему, не так как это было у него. Но и эта вольность мне тоже простится читателями, я надеюсь…
3
Итак, история Виктора такова, во всех её хитросплетениях и подробностях:
- Весной 2012 года, Сань, как я тебе уже рассказывал позавчера, со мной случился сердечный приступ прямо в автобусе, когда я с работы вечером ехал, возвращался со службы домой. Пассажиры вызвали Скорую по мобильнику, когда я на пол грохнулся, та приехала быстро, привела меня в чувство уколом адреналина в кровь, после чего отвезла меня в 67-ю больницу, что на Карамышевской набережной, где мне поставили диагноз после кардиограммы - обширный инфаркт. Три недели я там валялся под капельницами: сначала в реанимации, потом меня в палату кардио-терапии перевели, где тоже постоянно кололи. А когда выписали, дали направление на медкомиссию, где мне вторую нерабочую группу и присвоили без разговоров. «С таким слабым сердцем Вам работать уже нельзя, товарищ, - сказали дружно. - Забудьте, сказали, про космос и институт! Сидите теперь дома и не перенапрягайтесь сильно, не нервничайте!»… 
- Вот я и сижу восемь лет уже, дурью от скуки маюсь, с бабами своими цапаюсь ежедневно, что радости мне не добавляет, понятное дело, бодрости и здоровья... А сердце моё надорванное с тех пор и впрямь совсем никудышным стало: болит постоянно, сука такая, слабым и немощным делает, нежизнеспособным; мешает нормально жить, одним словом, элементарные исполнять обязанности, которые раньше я исполнял играючи, не считая это за труд... А теперь я настоящим инвалидом сделался, ни дать, ни взять, на таблетках живу постоянно: нитраты глотаю пачками и мочегонные. Если день не попью, забуду - с койки подняться потом не могу: раздуваюсь весь и отекаю, вызываю Скорую... Короче, плохи мои дела, Сань, совсем плохи; а лучше сказать - х…ровые. Просыпаюсь теперь каждый божий день в поту - и радуюсь, что живой пока, не окочурился, как меня доктор в больнице предупреждал, что могу умереть, мол, в любую минуту, готовься, мол. И одновременно с грустью думаю: сколько же мне ещё-то деньков Господь Бог отмерил и когда меня к себе заберёт?!... Странное состояние, в общем, испытываю с тех самых пор, как инфаркт заработал, необъяснимое и нелогичное. С одной стороны умирать не хочется вроде бы: ведь не старый я ещё мужичок. А с другой стороны, надоело до чёртиков жить и оглядываться постоянно, не волноваться себя заставлять, не поднимать никакие тяжести, не пить, не курить, не есть жирную и острую пищу и даже и не говорить громко. Жить - и смерти постоянно ждать, которая где-то рядом уж ходит, тварюга, костяшками грозно стучит и косою своею машет безжалостно. Надоело таблетки глотать горстями, Скорую вызывать раз в месяц и на врачей с тоскою смотреть как на своих спасителей. Осточертело всё это до тошноты, Сань, до слёз прямо!...
- А мне ведь умирать нельзя, вот в чём проблема-то самая главная заключается и самая мучительная для меня, из-за которой и сбоит моё сердце, ежедневно ноет. У меня, помимо супруги, ещё ведь и дочь-инвалид на руках, к коляске уже сколько лет прикована. Упала с качелей в детстве, в пятилетнем возрасте, ударилась о железяку и сломала спину себе, нерв спинной повредила. Так с тех пор ноги у неё и отнялись - и доктора московские оказались без-сильны. Сорок лет ей уже, старая дева, - а всё на нашей шеи сидит… и на коляске по дому ездит, на которую её ещё посадить надобно: сама-то она этого сделать не может. Раньше я её всё сажал и снимал, а теперь из-за сердца к ней и подходить боюсь, теперь супруга моя её всякий раз тягает, свои жилы и сердце рвёт. С ужасом думаю, на неё глядя: а что если и у неё сердце не выдержит в один прекрасный момент, и она инфаркт заработает? Кто будет тогда нам троим помогать? - загадка…
4
- А весной 2014 года, Сань, на нас свалилась другая беда: матушка моя умерла 17 марта, в день объявления результатов обще-крымского референдума. Я тогда не знал что и делать, признаюсь как на духу, - толи радоваться, что Крым наконец мы назад вернули, “в родную российскую гавань”, как тогда говорили, - толи по поводу смерти родительницы горевать. Двусмысленное какое-то состояние тогда в душе было, как я это очень хорошо до сих пор помню, для сына умершей матери неестественное… Зато матушка моя молодец - воистину святая женщина! Подгадала смерть свою в  такой-то праздничный и светлый для всякого православного русского человека день, чтобы я, единственный сын её, не печалился, сердце берёг, а больше радовался за победу над супостатами…
- Но сейчас не о Крыме речь, хотя и Крым - дело важное, безусловно. После смерти матушки мне по наследству досталась двухкомнатная квартира в пятиэтажке - родовое наше гнездо, где я когда-то родился и вырос, детство, отрочество и юность провёл, молодые годы. В Строгино-то я к жене переехал после свадьбы уже и размена тёщиной квартиры. Родился же я на Преображенке, старом столичном районе, рядом с кладбищем. Там все последние годы и матушка моя жила после смерти отца; там мне и квартиру нашу оставила в наследство. Квартира не бог весть какая по нынешним-то меркам - двушка малогабаритная, да в хрущёвке на втором этаже. Но район престижный, почти что центр. Там любая квартира на вес золота ценится…
- Перед нами с женой после похорон матушки сразу же встал вопрос: что делать с её квартирой, которая давно уже была на меня оформлена, была моя фактически. Я с этим делом до последнего тянуть не стал - заранее подсуетился. А матушка там лишь век доживала, и была только прописана: все же документы, повторю, были мои… Ну так вот, родственники советовали мне начать сдавать эту двушку, зарабатывать сдачей деньги. И немалые, как уверяли они. Но я категорически отказался от этой дурной затеи - свою квартиру в чужие руки передавать, пусть и на время только, не имея никакой защиты. Ключи отдашь аферистам или бандитам - и вообще без квартиры останешься через месяц, которую под шумок продадут и перепродадут лихие люди. Поди потом, отбери, по судам побегай. Уж сколько таких криминальных случаев по Москве, про которые люди говорить устали…
- И мы, короче, всё тщательно втроём обсудив и обдумав, решили с женой и дочкой ту квартиру на Преображенке продать, получить за неё деньги на руки и купить себе новую трёхкомнатную квартиру в Строгино, продав перед этим свою на Исаковского. Чтобы хоть перед смертью пожить попросторнее и повольней с дочерью-инвалидом…
5
- Таков в нашей семье созрел простодушный план, и весной 2014-го мы с супругой начали его реализовывать. Нам обоим казалось тогда, насмотревшимся телевизор, что мы сделаем это с лёгкостью. Ведь там, в зомбо-ящике, чуть ли не каждый день рекламировали крутые столичные агентства недвижимости: ЦИАН, МИАН, Миэль, Инком, Царьград, “Китай-город”, “Кутузовский проспект” и другие, - где белозубые холёные агенты, парни и девушки, обещали оказать помощь клиентам в продаже и покупке квартир почти что без-платно и за самый короткий срок. «Вы получите 95% на руки от реальной стоимости квартиры, если обратитесь к нам, - с экрана хором уверяли они. - А себе мы берём за услуги самую малость, всего лишь 5%. Согласитесь, это по-честному». И мы с женой им верили безоговорочно, надеялись, что всё у нас гладко и быстро пройдёт: ведь новая, счастливая и свободная жизнь настала, обещанная Ельциным с компанией… 
- И вот собрались однажды, взяли паспорта с собой на всякий случай и поехали по этим злачным конторам пороги оббивать, чтобы выбрать, какое агентство нам больше понравится и подойдёт, где нас встретят и проводят лучше. За несколько дней объехали с десяток, наверное, устали как черти, ноги в кровь сбили. И что ты думаешь, Сань? - не выбрали ничего! Потому что везде наблюдали одну и ту же картину - воровские шайки вместо агентств, битком набитые какими-то на удивление безмозглыми и без-совестными дурами, агентшами так называемыми, или риелторами, за спинами которых маячили пузатые хозяева еврейской или кавказской национальности, зорко за ними следившие. Эти риэлторши с порога набрасывались на нас с женой как голодные волки, видя перед собой двух старых и выживших из ума лохов, лакомую для них добычу, и начинали нас остервенело зомбировать, засерать нам мозги одними и теми же песнями. Что, дескать, их агентство лучше и честнее всех остальных, и заключать договор надобно только с ними и больше никуда не ходить. Другие, дескать, плохие, нечистоплотные и криминальные… Заключать же договор, прибегнуть и воспользоваться их услугами, надобно обязательно: «Вы, дескать, старые уже оба, - смеясь, говорили они нам, - и плохо чего соображаете; и с таким сложным делом, как продажа и покупка квартиры, вы в одиночку не справитесь; не пробуйте даже, не искушайте Судьбу и не ищите на свою задницу приключений…» 
- И вот после такого вступления ошеломительного они, не давая времени на раздумья, сразу же требовали с нас документы на квартиру, которые мы были обязаны им отдать во временное, так сказать, пользование до заключения сделки! Уверяли, что таков, мол, порядок, что так поступают абсолютно все… и что было шоком для нас обоих. Инстинкт и жизненный опыт нам, старикам, подсказывал, что этого категорически делать нельзя: документы на квартиру в чужие руки передавать, заполучив которые, хозяева агентств всё что угодно потом сделать могут с нашей жилплощадью. Причём, уже и без нашего ведома и согласия: это же и дураку ясно, ребёнку малому… 
- Но особенно характерно и занимательно в этом стрёмном деле тогда было то, что встречали нас всюду с ласковыми улыбками на лице и трещали без умолку, себя и фирму нахваливая, кое-где даже предлагали кофе сварить. Но когда мы артачились и говорили, что нам надобно, дескать, подумать и в другие места зайти, для анализа и сравнения, когда поднимались из-за столов и направлялись к выходу, - на лицах агентов моментально появлялась злоба и слышалось ядовитое шипение мне и супруге в спину: «Идите, идите в другие места, коли вы нам не верите! Там вас, дураков, обдерут как липок, без денег и квартир оставят! И без штанов! Идиоты старые, из ума выжившие! Сами не знают, чего хотят! Только отвлекают-ходят, голову нам морочат! Хотят свою паршивую двушку в гнилой тараканьей хрущёбе как дорогой особняк продать, а потом ещё и апартаменты себе купить за три рубля у Кремля! Молодцы! Ушлые, черти!...»
- Что меня ещё поразило на этих риэлтерских фирмах, Сань, что я нигде там не мог получить прямых и чётких ответов на свои законные вопросы, которые я дома в тишине составил и написал на бумаге: ведь дело-то с покупкой и продажей квартир не шуточное! Но на одной фирме мне бодрым голосом плели одно её дебильные сотрудники, на другой - другое, на третьей - третье, на четвёртой - четвёртое и т.д., до без-конечности. Отчего голова моя трещала и шла кругом, от напряжения плавились мозги. В Инкоме, к примеру, меня уверяли после моих обращений, что дважды два будет пять, в Миэле, что дважды два - шесть, в ЦИАНе - семь, и всякий прочий бред и нелепица. От чего я только диву давался - от подобных совершенно идиотских и вольных ответов. И с ужасом понимал, что у нас до сих пор в квартирных вопросах нет чёткого законодательства. Или агенты его не знают. Или сознательно скрывают от меня - делают безропотного идиота, - что тоже было вполне возможно: с них там станется!... В этом, кстати, я убедился в агентстве на Войковской, в здании Академии управления МВД. Там, как сейчас помню, к нам вышла на встречу этакая расфуфыренная и высокомерная фря 25-летнего возраста, брезгливо села с нами за столик и спросила, зевая, чего мы хотим и зачем потревожили её, королеву. Мы вкратце объяснили положение дел, а потом пожаловались, что обошли уже много фирм и нигде не можем добиться вразумительного ответа на свои законные вопросы; что агенты крутятся и вертятся перед нами как ужи под вилами и не хотят нам ничего конкретного объяснять по каким-то непонятным причинам - только документы на квартиру от нас требуют все да генеральные доверенности на продажу, что было даже и нам смешно, людям неопытным и неискушённым в квартирных вопросах. Откровенно признались, что из-за этого мы, мол, боимся с ними связываться - не хотим остаться без денег и без квартир.
- Эта мадам нас выслушала с плохо-скрываемой брезгливостью и высокомерием, которые с неё не сходили прямо-таки в течение всего разговора, чрезвычайно-тягостного и утомительного для неё: это было видно. Под конец же она не выдержала - перебила нас, трусливых и нудных старикашек, заявив нам важно и недвусмысленно, с немалой долей торжественности в голосе, что она-де окончила двухмесячную школу риэлторов год назад: знайте, мол, чудаки, с кем имеете дело! Причём, сказала она это так, с таким неподдельным пафосом и гордостью на лице, будто бы её академиком год назад избрали, дурочку стоеросовую, предварительно её знаниями накачав под завязку. Отчего она умом своим поднялась выше Главного здания МГУ на Воробьёвых горах, и оттуда, с небесной высоты, люди ей уже кажутся маленькими и глупенькими как мыши; и мы - в том числе. Поэтому-то она и предупредила нас сразу, во избежание кривотолков и недоразумений, что обращаться к ней надобно ввиду этого исключительно по имени и отчеству - как к специалисту высокого класса, знатоку своего дела и гению купли и продаж. И потом добавила, скривив губу и окинув нас сверху вниз недобрым, колючим взглядом, что ей категорически не нравятся клиенты, которые везде суют свой нос и ей не верят на слово; что она любит работать с такими, которые по-собачьи смотрят ей в рот, её слушают без-прекословно и быстро выполняют её требования. Всё! Разговор-де окончен! Время ей дорого и тратить его на пустопорожнюю болтовню она больше не собирается!...
- Ну хорошо, - опешили мы. - Про продажу нашей двушки у нас голова не болит, и нам не важно и не интересно по сути, кто её у нас купит: лишь бы заплатили деньги, и не фальшивые. Но мы хотим в перспективе продать и свою на Исаковского, и потом купить трёх-комнатную у нас же в Строгино: мы Вам рассказывали. И тут нам будет крайне важна, разумеется, чистота купленной нами квартиры, её надёжность. Чтобы нас потом не выселили из неё через месяц неучтённые в документах хозяева или тайные наследники. Вы же, мы надеемся, будете проверять на качество покупаемое нами жильё? 
- Ну, конечно же, буду, конечно! Не волнуйтесь, берегите здоровье своё, граждане дорогие! - с брезгливой скукою на лице ответила нам риэлторша, раздражаясь всё больше и больше от наших идиотских (на её просвещённый взгляд) вопросов. - Это моя работа, и мы проверяем все квартиры, которые выставляются на сделки и на продажу. На нас работают и фээсбэшники, и менты: для них это - плёвое дело. У нас же тут не шараш-монтаж, как вы видите, не забегаловка и не бомжовник. Вы обратили внимание, в каком здании мы сидим?! Оно никаких раздумий у вас не вызывает?
- Ну а нам-то, по крайней мере, вы покажите историю той квартиры, которую мы будем намерены для себя купить? Чтобы мы сами убедились, что она чистая и надёжная.
- Так! Ничего я вам показывать не буду, - взорвалась риэлторша, теряя терпение и вскакивая из-за стола. - Я чувствую, вы как раз из тех клиентов, кто будут во все дырки свои носы совать и тем самым мешать мне работать, станете каждую справку требовать и проверять, каждую запятую - мотать мне нервы! Нет уж, увольте! Ищите себе другого агента с такими замашками и запросами, а я с вами договор заключать отказываюсь.
- Выпалив из себя всё это как очередь из автомата, она развернулась и ушла, пошло виляя обтянутой блестящими лосинами задницей, да ещё и обдав нас с женой напоследок гомерическим презрением…
6
- Хотя, справедливости ради надо сказать, что одна контора риэлтерская нам с женой всё же понравилась, пришлась по душе: меняться-то надо было, хотели мы того или нет. Называлась она “Домострой” и была расположена на Садовом кольце рядом с Ново-Арбатским тоннелем. Небольшая такая фирма, чистая и уютная, светлая от огромных окон-витрин, где нас встретила и побеседовала в предбаннике солидного вида дама наших приблизительно лет, аккуратная, вежливая и неагрессивная. Она нам обоим понравилась уже потому, хотя бы, что ничего не потребовала от нас до подписания договора - ни документов на жильё, ни генеральных доверенностей, как другие. Вот мы на радостях и согласились с ней вести дела, но попросили дать нам время подумать. Она и на это пошла, не стала настаивать на немедленном подписании договора, не материлась вдогонку, когда мы пошли на выход, чем нас, собственно, больше всего тогда подкупила и обезоружила, сильно расположила к себе. 
- Одна только получилась накладка: перед тем как уйти, мы попросили у неё дать нам Договор прочитать, хотя бы и бегло, который нам вскорости предстоит подписывать. Но это наше законное желание пришлось почему-то женщине не по душе. Она замялась, занервничала, завертела по сторонам головой… и потом заявила тихо и неуверенно, что не может этого сделать, увы, так как бланков договоров у них пока что нет в наличии - кончились, дескать, но скоро их должны подвезти... «Да там нет ничего такого особенного и криминального, - твёрдо заверила она нас. - Обычные и стандартные договора купли-продажи, которые по Москве гуляют и сотнями заключаются каждый божий день на всех риэлтерских фирмах. Мы тут не редкость и не исключение, так что не волнуйтесь, граждане, обманывать вас не собираемся»... Мы поверили ей на слово, не стали настаивать и ушли, пообещав скоро вернуться...

- Через день мы приехали, как и обещали, предварительно риэлторше позвонив. Она встретила нас с распростёртыми объятиями на пороге и сразу же провела в кабинет директора - огромный в сравнение с предбанником, где мы недавно беседовали, и хорошо обставленный. И это вызвало в нас невольное уважение и восторг. «Надо же, - подумали мы, - в каких шикарных условиях теперешние директора работают. Советские начальники в сравнение с ними - мелкота!!!»… Усевшись за директорский стол, такой же огромный и просторный как и сам кабинет, и усадив нас перед собой на стулья, женщина сразу же дала нам обоим Договор для ознакомления в несколько листов, написанный катастрофически мелким почерком, который супруга моя хоть и открыла для вида и полистала из конца в конец и обратно, но читать не стала, вернула назад хозяйке: она наотрез отказывалась понимать современную юридическую казуистику, свалила её на меня. Я это знал, поэтому надел очки смиренно и углубился в чтение, которое давалось с трудом: язык юриспруденции и для меня был сложен. Прочитал лист, прочитал не спеша второй. Вроде бы ничего криминального не заметил: обычные обязанности сторон юристами рассказывались и разъяснялись… 
- И в этот-то момент, когда я собрался было начинать читать последний третий лист, я услышал у себя над ухом недовольный голос женщины: «Читайте побыстрее, прошу Вас, Виктор Владимирович. А то мы сидим в кабинете директора, как-никак, он нам великодушно его уступил, а сам сейчас у наших бухгалтеров мается, бедный. Давайте не будем испытывать его терпение, а лучше побыстрее заключим сделку и сразу же начнём работать»… Подобное замечание хозяйки кабинета мне категорически не понравилось, где-то и насторожило даже. Но я не стал её одёргивать, просить не торопить меня в столь важном вопросе: не захотел заранее портить отношения с человеком, с которым решил сотрудничать в течение долгого времени, квартиру старую продавать и потом покупать новую. Не начинают люди важного дела со скандала! - ибо не кончится оно добром! Тем более, что и ничего криминального я пока что в тексте не увидел… Итак, открыв последнюю страницу и бегло пробежав её глазами сверху вниз, я уже готов был отдавать бланки риэлторше для заполнения, как вдруг мои глаза задержались на последнем пункте Договора, касавшегося штрафных санкций для клиентов, для нас с женой то есть… Тут-то я и насторожился и принялся тщательно этот пункт читать. А там чёрным по белому было написано, пусть и до неприличия мелким почерком, что если в течение двух месяцев (срок заключения Договора) клиент откажется от предложенных ему работником фирмы вариантов для купли-продажи квартиры, то он обязан будет заплатить штрафные санкции «Домострою» в размере 3 тысяч долларов США. «Ничего себе, штрафы драконовские!!!» - с испугом подумал я, предчувствуя для себя недоброе.
- А что это у Вас за пункт такой странный? - обратился я к терявшей терпение женщине, указывая ей на последние строки Договора. - Три тысячи долларов штрафа! За что?!
- Да-а-а, - натужно улыбнулась женщина, не ожидавшая подобной реакции от меня, наоборот, готовившаяся уже было начинать заполнять страницы, - это наши юристы что-то там навыдумывали по всегдашней своей привычке всё усложнять: подстраховались на всякий пожарный случай. Я даже и не вдавалась в детали, честно признаюсь. Это обычные их заморочки и графоманство! - не обращайте внимания! Давайте лучше с вами Договор составлять, повторю, и подписывать побыстрее, и потом начинать работать. Быстрее начнём - быстрее обменяемся. В новой огромной квартире будете жить - чего резину-то тянуть и оттягивать своё счастье?!
- Нет, ну подождите, - стал упрямиться я, страшась чего-то всё больше и больше. - Тут у вас стоит штрафная сумма - и не маленькая! Три тысячи долларов, или 105 тысяч рублей в переводе на наши деньги! Сумасшедшая цифра, согласитесь! И мне она не нравится, совсем-совсем… А если Вы не можете мне объяснить её происхождение - так и давайте её уберём, и дело с концом. Без этого штрафа я со всем остальным согласен.
- Что значит “уберём”? - подождите! Я что-то Вас не совсем поняла, Виктор Владимирович, из-за чего Вы так взъерепенились-то, и что Вам вдруг не понравилось? - строго спросила меня риэлторша, откидываясь на директорском стуле, с лица которой как-то вдруг сразу слетел прежний добродушный вид, и оно стало решительным, волевым и колючим. - Вы меняться-то собираетесь, или нет? Продавать свои старые квартиры и покупать новые?
- Собираюсь, да.
- Ну а в чём тогда дело-то, не пойму?! И какая Вам разница в этом случае, есть в документе штрафные санкции или нет?! Вы намерены улучшить свои жилищные условия, я готова Вам в этом помочь. Давайте поскорее заключим Договор о намерениях и начнём работать. Я сразу же начну искать Вам клиентов и на Преображенке и в Строгино.
- Нет уж, извините, - ещё больше упёрся я, с каждой новой минутой чувствуя для себя опасность. - Пока я не пойму, что означает эта сумма штрафа, я ничего подписывать не стану. И мне не нравится, что Вы меня как-то настойчиво торопите подписать Договор. Я не стану его подписывать, повторюсь. Не стану! Мне надо проконсультироваться со специалистами. 
- Ну, давайте я сейчас схожу и приглашу в кабинет наших юристов, - предложила позеленевшая от злости хозяйка, почувствовавшая, что срываются лохи с крючка и изо всех сил сдерживавшая себя от ругани и от мата. - Они придут и всё Вам доходчиво разъяснят, развеют сомнения.
- Нет, не надо, спасибо, - решительно отрезал я, у которого “второе зрение” будто бы внутри открылось. - Ваши юристы - лица заинтересованные. Я лучше сейчас пойду и посоветуюсь с каким-нибудь адвокатом на Арбате… Давай, поднимайся и пошли, - обратился я к растерянной и недоумевавшей супруге. После чего быстро встал сам и направился к выходу, уводя за собой и жену…

- Мы выходили из кабинета директора агентства “Домострой” - и чувствовали, как сзади прожигает нам спины насквозь огненный взгляд разъярённой дамы… «Чего сейчас было-то, поясни? - обратилась ко мне обескураженная супруга, когда мы вышли на улицу и расслабились, наконец, чуть успокоились, в себя пришли. - И почему ты наотрез отказался подписывать Договор?»… «Да потому и отказался, - облегчённо ответил я, до которого, наконец, ясно и в полной мере дошло всё то, во что нас втянуть пытались, - что не захотел попадать в те сети кабальные, которые для нас с тобой эта сучка драная заранее приготовила. Ты что, действительно не поняла того, что ожидало бы нас в итоге после подписания её бумажек?»… «Нет, не поняла»… «Странно, ведь тут всё просто на самом-то деле: эта баба только для вида виляла перед нами хвостом, дурачку из себя строила, стерва. Штраф в 3 000 долларов совсем непросто так ими придуман, пойми, как нам риэлторша лукаво втолковывала, не по ошибке. Он означает только одно - и главное: что поменялись бы мы с тобой за два отпущенных месяца, или не поменялись - им, в “Домострое”, было бы абсолютно не важно. С нас бы они эти три тысячи в любом случае содрали - и не поморщились бы. Подсунули бы нам “палёную” квартиру какую-нибудь - на первом этаже, допустим, да с алкашами-хозяевами, да с окнами на проезжую часть; потом - другую, точно такую же; и третью. Таких квартир на рынке недвижимости полным-полно, как я глядел в Интернете. Это хороших квартир там нет, или очень и очень мало: они уходят в два счёта. А дерьма и палева там - выше крыши, которое годами не продаётся, и потом снимается с продаж. 
- Мы бы с тобой отказывались, естественно, от таких вариантов: на кой ляд нам они?! И нам в “Домострое” сказали бы его хозяева под конец - не эта дурочка, заметь, которую в ответственный момент вообще убрали бы из вида, - нам с тобой сказали бы: мы вам предлагали варианты? Предлагали! Несколько вариантов на выбор было предложено вам за означенный срок, но вы ни одного не выбрали - закапризничали. И ладно! Имеете право, как говорится. У нас в стране теперь демократия. Но только вот заплатите нам три тысячи долларов штрафа за проделанную работу - и идите на х…р со своими капризами. Ищите, мол, себе другие фирмы и других агентов, а мы умываем руки... Вот что сказали бы нам с тобою по истечении срока, и какая атмосфера нас бы ждала во время обмена - самая что ни наесть кабальная и удручающая, и для нас невыгодная! Нас бы элементарно лишили права выбора хорошей квартиры: дерьмо одно впаривали бы без стеснения - и всё! Не мы бы с тобой диктовали тогда условия агентше этой, а она нам. Штрафом бы нас постоянно стращала, падла, чтобы были попокладистее и посговорчивее… Представляешь теперь, из какой мы только что выбрались чуднушки?! Вот бы влетели по дурости и по неопытности в блудняк! - без денег и без обмена остались бы в итоге!... Как меня Господь Бог остановил в последний момент, ума не приложу, глаза самолично подвёл к штрафным санкциям! Ведь я уже готовился было отдавать ей бумаги для заполнения, видя, как она на меня шипит и косится, тварь… Теперь-то понятно, почему эта жучка старая, хитрожопая, нам не позволила заранее Договор прочитать: нету, говорит, в наличие, извините и ничего не бойтесь. Вот гадина подлая и двуличная оказалась, чтоб ей, заразе, пусто было!!!...
7
- Вернулись мы домой после этого в самом мрачном и паническом настроении. Ещё бы! Квартира лишняя появилась - без-платный подарок родительский, - и это вроде бы хорошо, большой плюс для нас и поддержка на будущее. Но вот что с этим подарком делать? - непонятно было. Совсем-совсем... Вторая квартира вместо радости вдруг превратилась в обузу, в головную боль, в проблему неразрешимую! Дела-а-а! Хоть впору бери - и от неё отказывайся!... Надо было её продавать, да, безусловно! Но как это сделать одним, без посторонней помощи? Контор риэлторских сотни - а обратиться там не к кому, как выяснилось: в каждой сидит и зубами по-волчьи щёлкает одно гнилое жульё, которое нас с гарантией “обует” и объегорит. Ужас! Ужас! что вокруг теперь происходит, какие страсти кипят на Русской Святой Земле и какое великое жульничество процветает! Мы с супругой тогда впервые столкнулись с тем пренеприятнейшим фактом, что абсолютно не соответствует современная российская реальная жизнь тому, что нам как гвозди вбивают в голову власти на протяжение уже 30-ти лет с газетных полос и экранов ЦТ устами своих холуёв-журналистов. По телевизору-то там у них - гламур и глянец один, золочёные списки Форбс, Канары, яхты и мерседесы, длинноногие белозубые девочки-проститутки, за доллары готовые на всё; рай земной, одним словом, в России-матушке наступил, если нашим масс-медиа верить, после правления Бориса Ельцина! А в реальной жизни, с которой мы впервые соприкоснулись близко, лоб в лоб, дерьмо и жульё одно крутится на всех углах, которое так и норовит тебя обмануть и обобрать до нитки, и с сумой потом пустить по миру. Квартиры родительской спокойно продать невозможно, ядрёна мать, чтобы тебя в дураках не оставили! И это - в лучшем случае…

- Хорошее государство нам построили Гайдар с Чубайсом, - сказал я тогда на кухне расстроенной и уставшей жене, у которой без-плодные поиски напрочь отбили охоту к обмену. - Суки продажные, лицемерные! Твари! Жульё! В советское время, помнится, которое грязью облили новые власти по самое некуда, с этим не было никогда никаких проблем: люди менялись тысячами и без-платно, и без проблем… А теперь вот сиди и ломай голову, как наследство родительское не просрать! не отдать его “волкам” и барыгам на разграбление…
- Как бы то ни было, но на риэлторских фирмах мы поставили жирный крест и решили больше туда не соваться ввиду абсолютной без-смысленности данной затеи. Но и напрямую меняться было тоже нельзя - без посредников-то. Мы же совершенно не знали современных законов с порядками - к кому обращаться надобно в первую очередь и с какими бумагами, с чего вообще начинать. Совет был нам непременно нужен, подсказчик хороший… И тут я вспомнил, к радости своей, что у нас в КБ Лавочкина работала в отделе девочка, молодая сотрудница: Викой её звали, - у которой старшая сестра была юристом по образованию, получавшая ещё советские знания и советский же добротный диплом, поработавшая потом и юрисконсультом где-то, и адвокатом, и даже нотариусом. Вспомнил, что и некоторых наших инженеров она консультировала по каким-то гражданско-правовым вопросам, и те оставались довольны по слухам, претензий не предъявляли, не жаловались на неё. 
- И тогда я, не мешкая, связался по телефону со своими бывшими сослуживцами по КБ, узнал у них про ту молодую девочку Вику: работает она ещё или уже нет? Оказалось, что работает, хотя давно уже не молода, и уже не девочка - жена и мама. Парни, с её согласия, дали мне её домашний телефон. Через неё-то я и вышел на её старшую сестру, 50-летнюю солидного вида даму, властную и решительную, волевую, которая работала тогда, в 2014 году, начальником юридического отдела в крупной строительной фирме рядом с Павелецким вокзалом. Там-то мы с ней и встретились по моей слёзной просьбе, разъяснили свои проблемы с жильём, попросили помощи… Она подумала-подумала - и согласилась помочь. Но предупредила сразу же, что её услуги будут стоить дорого - 200 тысяч рублей за каждую сделку. А поскольку у нас три квартиры: две надо будет продать и одну купить, - то мы, стало быть, должны будем заплатить ей в общей сложности 600 тысяч рублей, более полмиллиона… Сумма нас ошарашила, понятное дело, и сильно, - но деваться нам было некуда. Тем более, что Роза Абрамовна Резник (так звали-величали даму) пообещала выполнить все наши требования по покупке жилья, не торопить нас и не втюхивать откровенное палево, не заключать договоров и не брать расписок. Всё у нас будет на честном слове, мол, и с гарантией качества. «Вы же меня не кинете, не обманите с оплатой, надеюсь? - засмеялась она под конец. - Я вижу, вы люди порядочные, старой советской закалки и воспитания. Я вам верю - и помогу вам»...
8
- Так вот у нас с супругой и появился знакомый юрист с Божьей помощью, Роза Абрамовна - добровольный помощник в квартирных делах, да ещё и специалист опытный и высококвалифицированный! Надо отдать ей должное: деньги свои она отрабатывала на совесть! В течение трёх недель она умудрилась продать нашу двушку на Преображенке за 7 млн. рублей. Огромная для нас сумма, которую наша семья отродясь не видела и в руках не держала, и которая здорово подняла и окрылила нас… Оформляли мы сделку купли-продажи в отделении Сбербанка в Газетном переулке в центре Москвы - рядом со здание Главпочтамта. Это уже было моё жёсткое условие - только в Сбербанке проводить все юридические операции и полученные деньги там же держать. Ибо Сбербанк я хорошо знал ещё по советским годам как надёжную финансовую госструктуру, верил в него; к другим коммерческим банкам Москвы я никакого доверия не испытывал… 
- И тут у нас сразу же возникла первая накладка: наши покупатели держали деньги именно в частном банке где-то на Кузнецком мосту и хотели заключить сделку именно там, чтобы не заморачиваться с перевозкой огромной суммы из банка в банк одним, без охраны. О чём они и сообщили нам через своего риэлтора, молодого парня. Но я тогда заартачился, пошёл в отказ - не захотел доверять Судьбу и деньги какому-то левому банку, повторю, про который ничего не знал и которые лопаются каждый Божий день как мыльные пузыри, оставляя своих клиентов ни с чем - с одними убытками, точнее… И вот тогда-то нашими агентами и был выбран компромиссный для всех вариант - заключать сделку в Сбербанке, ладно, но тогда уж в ближайшем к Кузнецкому мосту отделении: чтобы сократить до минимума расстояние перевозки денег, и тем обезопасить наших покупателей, простых москвичей, которым деньги достались дуриком, как и нам: после смерти родственников... Таким вот местом и стал Газетный переулок, в итоге, где в старом особняке рядом с храмом, в душном и крохотном помещении мы и продали родительскую квартиру. Тихо и буднично это сделали, без проблем...
- Получив документы на жильё и ключи, покупатели уехали, радостные, а мы остались пока в отделении - свои дела завершать. Расплатились с Розой Абрамовной, как и обещали, отстегнули ей 200 тысяч за услуги, и она тоже уехала после этого, довольная, - теперь уже покупателей на нашу собственную квартиру искать, что на Исаковского. А мы после её отъезда отложили из полученной суммы ещё 300 тысяч - на хороший памятник для родителей на Преображенском кладбище. Оставшиеся же 6,5 млн. мы положили на простой счёт под 5% годовых в этом же отделении. С таким расчётом, чтобы в любой момент мы смогли бы все наши денежки из Сбербанка снять, что потребуются на покупку новой квартиры. Её нам Роза Абрамовна пообещала быстро купить. «Строгино - элитный район, - заверила она со знанием дела. - Там, как я разузнала, квартиры особенно-то не застаиваются на рынке недвижимости: уходят в два счёта…»
9
- Квартиру на Преображенке мы продали в конце мая, и весь июнь занимались кладбищем. Шикарную могилу отгрохали моим родителям напоследок, а заодно и дедушкам с бабушками, которые там тоже лежали давным-давно за нищенскою оградой. Мне за неё всякий раз было стыдно перед соседями, денежными людьми, родственники которых лежали под дорогим мрамором и гранитом, а то и вовсе в отдельных склепах. Вот я и решился потратиться, наконец, не пожидиться и не отстать от них, от соседей-то, коль уж свалились на нашу семью такие шальные “бабки”. Решил, короче, облагородить, привести в Божеский вид усыпальницу предков, не самых худших из москвичей, как я теперь понимаю… Времени у нас на обустройство кладбища было предостаточно, так как клиентов на нашу двушку в Строгино почти что не было. Две молодые пары всего и пришли, походили по квартире сонно, без энтузиазма и потом пропали с концами, не изъявили желания купить... Последняя пара спросила только: «А у вас альтернатива, да?»… «Что это значит?» - не поняли мы с супругой. «Ну-у-у, вы же хотите эту двушку продать и сразу же, в этот же день новую себе купить и туда въехать без промедления: так нам ваша риэлторша объяснила. Хотите совершить две сделки одновременно, чтобы без квартиры впоследствии не остаться, так ведь?... Это и называется альтернатива»… Мы с женой переглянулись, удивлённые: Роза Абрамовна нам про альтернативу ничего не рассказывала, что это такое и какие с ней могут возникнуть проблемы. Но не предали этому факту особого значения, продолжили жить и ждать дальше: если не рассказывала, значит и не важно это - подумали. Только-то и всего. Мы почему-то вверились своей помощнице всецело и безоговорочно; особенно после того, как отвалили ей 200 тысяч за проделанную работу - огромные деньжищи для нас, которые она взяла с удовольствием. И с “благодарностью” - как почему-то дружно решили мы, которую мы оба от неё и ждали, на которую справедливо и рассчитывали по наивности.   
- В июле и августе у нас клиентов не было вообще - никто не приехал на нашу убогую двушку даже и взглянуть, поинтересоваться её местоположением и интерьером. Хотя Роза Абрамовна нам обещала обратное при первой встрече: что от клиентов-де отбоя не будет и квартира наша уйдёт в два счёта, что Строгино, мол, - элитный район, каждый туда переехать захочет. Но я и на эту очевидную нестыковку слов и дел не обратил тогда никакого внимания и не расстроился сильно - потому что лето было в полном разгаре - пора отпусков. Это, во-первых... А во-вторых, сам я был тогда весь в политике, в эйфории, связанной с Крымом и Украиной, чёрт бы их всех побрал - и политиков, и хохлов, и наши новые воровские власти!... В марте ведь, вспомни, Сань, мы вернули в Россию Крым, волюнтаристски отобранный у нас Хрущёвым! И сделали это так грамотно, ловко и лихо на удивление, так политически безупречно и без единого выстрела, главное, что ни хохлы и ни Запад даже и чухнуться не успели и что-то ответное предпринять. Это хвалёный-то, кичливый и хищный Запад так пошло и дёшево тогда лопухнулся, который нос всегда по ветру держит и всё гребёт под себя, если что-то и где-то плохо лежит - без надлежащего досмотра и хозяина. Запад, который ненавидит нас лютой ненавистью и мимо которого и муха незамеченной не проскочит, как хорошо известно. Запад, поднаторевший в интригах, подлости и коварстве за тысячу лет, который в Крыму уже и военные базы свои открывать запланировал, курорты и санатории для себя возводить, высаживать виноградники... Но наш президент Путин, отчуга, умница и сорви-голова, прямо-таки по-гроссмейстерски всех тамошних умников и стратегов переиграл, как двоечников настоящих; и сделал это, с удовольствием повторю ещё раз, очень красиво, умно и тонко на удивление, что и комар носу теперь не подточит. Понимай: обвёл вокруг пальца и дебильных братушек-хохлов, и пронырливых европейцев и американцев наш Владимир Владимирович! И вечная честь ему, хвала и слава за тот его геополитический манёвр!…
 
- Эйфория в стране тогда была жуткая и запредельная, помнишь ведь, Сань, которая на всю жизнь запомнится современникам-очевидцам; эйфория и невиданный патриотический подъём, которого наша страна аж с победной весны 1945-го года не испытывала, вероятно. По центральным телеканалам журналисты и политологи буквально сходили с ума от безудержного восторга и счастья, предсказывая скорый распад Украины, которую мы, как и Крым, непременно вернём-де в лоно матушки-России. После чего опять заживём дружно, сытно и благостно единой великорусской семьёй - на радость себе и на горе хищному и вороватому Западу! Как и жили мы ещё совсем недавно - до подлого сговора в Беловежской пуще наших трёх отщепенцев и м…даков! Разве ж можно было подобное геополитическое чудо пропустить мне, убеждённому советскому патриоту, выросшему на культе Ленина и Сталина - двух этих настоящих Великанов и Демиургов от политики, из ничего сотворивших мою великую и прекрасную, оболганную гнусными демократами Родину - Советский Союз?! 
- Признаюсь, что и я тогда сходил с ума вместе со всеми честными россиянами и буквально не отходил, не отрывал глаз от экрана; сутками смотрел все новостные программы и политические ток-шоу от начала и до конца - и по Первому каналу с Толстым и Гордоном, и по Второму с Соловьёвым и Поповым, и по ТВЦ с Романом Балаяном, и по НТВ с Борисом Норкиным, все. И ждал, денно и нощно ждал счастливой развязки, или победного итога, до которого было рукой подать: так уверяли всех нас российские журналисты и политологи с пеной у рта и с длинными как кнут языками. Все они, вспомни, яростно трезвонили-плели тогда одно и то же словно по писанному в своих прогнозах и передачах: что Россия-де очень и очень сильна при президенте Путине, а Украина, наоборот, слаба после Майдана - и вот-вот развалится на куски. После чего победа якобы будет за нами, то есть объединение в одно целое трёх братских славянских республик сначала: России, Украины и Белоруссии, - а потом и восстановление СССР в его прежних границах…

- Я слушал и верил этому бреду, дурачок-простачок, надеялся, что настало наконец святое и правое время духовного и государственного возрождения страны после воистину чёрных годин правления Горбачёва и Ельцина, двух этих “засланных казачков”, двух прохвостов, мерзавцев и перевёртышей, продавшихся Мировому Ростовщику и доведших по их указке мать-Россию до ручки, до последней черты, после которой уже неминуемо последует её распад и падение в пропасть. Повторю, что я абсолютно и безоговорочно верил этому счастливому часу, я его ежедневно и ежечасно ждал. И делал это вместо того, старый и выживший из ума дятел, обладатель дуриком свалившихся миллионов, - чтобы внимательно следить за биржевыми и финансовыми сводками, за ценою на нефть, в первую очередь, от которой, как вскоре выяснилось, всё наше российское благополучие напрямую и зависело-то - а уж никак не от президента… Нефть же в эти летне-осенние месяцы катастрофически дешевела будто по злому умыслу: чтобы меня, чудака, разорить и оставить с носом. А с нею вместе тощал и наш российский бюджет, который доходы от чёрного золота в основном и пополняли-подпитывали: больше-то у нас, в России Бориса Ельцина, уже и продать было нечего. Нефть, газ, уголь и лес - вот и всё наше теперешнее богатство. Ужас! Ужас! Вот ведь до чего, до какого позора и срама великого передовую и высокоразвитую экономически и технологически советскую социалистическую Державу либералы картавые довели за каких-то пару десятков лет всего! Чтоб им всем пусто было! 
- Люди ушлые и экономически-грамотные и подкованные, не глядевшие ток-шоу совсем и за политикой не следившие, срочно бежали в обменники и скупали доллары и евро по-максимуму в ожидании обвала рубля. Делали это и простые российские граждане тоже, обжёгшиеся на падении рублёвого курса в 2008 году... Не делал этого только я один, мечтатель блаженный, законченный, ротозей, идиот простодырый и нищий, благодаря смерти матушки ставший вдруг богатеньким буратино. Не делал потому, признаюсь, что верил Путину как самому себе. Особенно - после присоединения Крыма! Я даже и мысли не мог тогда допустить, что наш много-, заслуженно- и глубокоуважаемый Владимир Владимирович позволит Набиуллиной обвалить рубль. Да ещё и катастрофически - вдвое! И этим самым он залезет простому труженику в карман, разумеется, как это сделал алкаш- и дебил-Ельцин в 1998 году, полностью тогда утерявший контроль над государством. А российскому и мировому спекулянту и ростовщику, наоборот, наш нынешний трезвенник-президент, героически возвративший Крым, вдруг позволит несказанно и баснословно за счёт русского тяглого мужика обогатиться. Да не бывать подобному никогда, не бывать! Не верил я этому ни летом, ни осенью, категорически отказывался в подобное бл…дство верить! «Ведь он же, Владимир Владимирович, выходец из простой русской семьи, семьи достойной и трудовой; сам в недалёком прошлом офицер, где такие понятия как долг и честь были всегда святы! Да он скорее пулю пустит в висок, чем позволит жуликоватой нечисти простой народ обокрасть-объегорить в очередной раз, пустить народ по миру!»… Так я думал тогда, так верил и надеялся. Потому-то ничего и не предпринимал - спокойно держал деньги в Сбербанке под 5%, которые мне на книжку каждый месяц капали и капали безостановочно, как с крыши капель по весне, - и продолжал при этом смотреть ток-шоу весело, краха Хохляндии ждать.
- Меня усыпляло и убаюкивало и то ещё, что ни один политолог и журналист, ни один телеведущий не заикнулся тогда про нефть и грядущий обвал рубля: все они только про Украину трещали и трещали без умолку, её крах предсказывали громко, уверенно и делово, напоминая ворон на ветках. Один раз, правда, я слышал интервью Евгения Брилёва с министром финансов Силуановым, у которого журналист робко спрашивал про денежную единицу страны: устойчива ли она? не рухнет ли в ближайшее время? Но Силуанов, помнится, так твёрдо и уверенно тогда заявил, что, дескать, не рухнет, не бойтесь, он отвечает за это - и сам, мол, все денежки держит в рублях. Чего волноваться-то?... И Набиуллина, его подельница хитрожопая, два раза давала интервью журналистам с ЦТ по поводу устойчивости национальной платёжной системы. И тоже клялась и божилась перед камерой, плутовка, что всё, мол, у нас отлично, всё под контролем, пусть не волнуются люди; уверяла, что пока она председатель ЦБ России - никакого обвала и девальвации рубля не случится: на Библии, мол, зарубиться могу…
 
- Я слушал такие заверения наших высших чиновников - и верил им абсолютно. У меня даже и мысли тогда не могло возникнуть, что это всё - дымовая завеса, пошлый и грязный обман, или идеологическая наркота, чтобы усыпить народ; что на самом-то деле страна накануне грандиозного шухера. Россия, а не Хохляндия!... И знакомых у меня не было, кто бы меня предупредил про покупку долларов, и на работу я уже несколько лет не ездил, где можно было бы от сослуживцев хоть какие-то экономические новости узнать, спросить совета. Да и Роза Абрамовна нам с июня-месяца не звонила тоже - затихорилась, манда, с обменом, будто бы воды в рот набрала… Но и это меня тоже не насторожило ни сколько, малахольного дурачка, идиота! - ибо я весь был в политике, повторю, и ждал краха Хохляндии со дня на день, с часа на час, как всё на свете знающие политологи нам по телевизору обещали. Какие тут доллары и рубли, какая экономика?! - когда будущее России решается, стоит на карте!...
10
- Одна супруга только и волновалась тогда, начала волноваться, точнее, когда уже и сентябрь заканчивался, а у нас с квартирою - тишина, как на Преображенском кладбище. «Чего нам Роза Абрамовна-то твоя не звонит совсем, Вить, не сообщает новости на рынке недвижимости, не предлагает клиентов и вариантов? -  раз за разом обращалась она ко мне весь октябрь, почувствовав сердечком своим неладное. - Может, она уже и забыла про нас, деловая Маша, сорвала свои 200 тысяч - и успокоилась? Решила, что и этого ей будет достаточно? Или других каких клиентов нашла - побогаче и посолиднее? А ты всё сидишь - и в телевизор сутками пялишься как идиот: политика тебе важнее собственной жизни, квартиры и денег! Чего ты слушаешь-то этих чудаков дебильных, пустоголовых? - соловьёвых и киселёвых! Они тебе что, квартиру обменять помогут, или деньги полученные сберечь? Лучше позвони риэлторше и узнай: помнит она про нас или уже забыла? думает нам помогать или как? и что нам с квартирой и деньгами делать?»… «Мне неудобно ей звонить, пойми, Валь, - отвечал я всполошившейся супруге. - Она мне не родственница, чтобы к ней постоянно названивать и теребить. Да и не забудет она про нас, не волнуйся. Мы же ей 400 тысяч должны ещё заплатить за обмен: кто от таких денег отказывается?»…
- Однако в конце октября жена настояла всё же, чтобы я позвонил и всё у Розы Абрамовны выяснил как на духу: что с обменом и почему у нас совсем нет клиентов с начала лета фактически? Собирается она нам помогать или нет, рассчитывать на неё или искать других агентов? Я позвонил в полдень по времени и задал все эти вопросы Резник дрожащим от волнения голосом: жутко не люблю кла... Читать следующую страницу »

Страница: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10


17 ноября 2020

0 лайки
0 рекомендуют

Понравилось произведение? Расскажи друзьям!

Последние отзывы и рецензии на
«Не могу молчать. Вспоминая и переосмысливая духовный завет Л.Н.Толстого»

Иконка автора Иван ДнестрянскийИван Днестрянский пишет рецензию 18 ноября 12:35
Сдается мне, что в феврале месяце в Москве не та погода, чтобы беседовать "опуская огромную седую голову на грудь, густо покрытую волосами")))) Это я не в порядке "шпильки". Со всеми бывает. Сам себя порой вычитываю, и думаю: О Боже, вот это наваял...
Перейти к рецензии (0)Написать свой отзыв к рецензии

Просмотр всех рецензий и отзывов (1) | Добавить свою рецензию

Добавить закладку | Просмотр закладок | Добавить на полку

Вернуться назад








© 2014-2019 Сайт, где можно почитать прозу 18+
Правила пользования сайтом :: Договор с сайтом
Рейтинг@Mail.ru Частный вебмастерЧастный вебмастер