ПРОМО АВТОРА
Игорь Осень
 Игорь Осень

хотите заявить о себе?

АВТОРЫ ПРИГЛАШАЮТ

Киселев_ А_А_ - приглашает вас на свою авторскую страницу Киселев_ А_А_: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
Игорь Осень - приглашает вас на свою авторскую страницу Игорь Осень: «Здоровья! Счастья! Удачи! 8)»
Олесь Григ - приглашает вас на свою авторскую страницу Олесь Григ: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
kapral55 - приглашает вас на свою авторскую страницу kapral55: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
стрекалов александр сергеевич - приглашает вас на свою авторскую страницу стрекалов александр сергеевич: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»

МЕЦЕНАТЫ САЙТА

станислав далецкий - меценат станислав далецкий: «Я жертвую 30!»
Михаил Кедровский - меценат Михаил Кедровский: «Я жертвую 50!»
Амастори - меценат Амастори: «Я жертвую 120!»
Вова Рельефный - меценат Вова Рельефный: «Я жертвую 50!»
Михаил Кедровский - меценат Михаил Кедровский: «Я жертвую 20!»



ПОПУЛЯРНАЯ ПРОЗА
за 2019 год

Автор иконка станислав далецкий
Стоит почитать Возвращение из Петербурга в Москву

Автор иконка станислав далецкий
Стоит почитать Битва при Молодях

Автор иконка Юлия Шулепова-Кава...
Стоит почитать Лошадь по имени Наташка

Автор иконка Владимир Котиков
Стоит почитать Марсианский дворник

Автор иконка Андрей Штин
Стоит почитать Рыжик

ПОПУЛЯРНЫЕ СТИХИ
за 2019 год

Автор иконка Олесь Григ
Стоит почитать Есть явление более грозное...

Автор иконка Олесь Григ
Стоит почитать Точно срок отбывал

Автор иконка Олесь Григ
Стоит почитать Было скучно, но в конце недели...

Автор иконка Олесь Григ
Стоит почитать На веселых полях зазеркалья

Автор иконка Олесь Григ
Стоит почитать Из окна моего

БЛОГ РЕДАКТОРА

ПоследнееНовые жанры в прозе и еще поиск
ПоследнееСтихи к 8 марта для женщин - Поздравляем с праздником!
ПоследнееУхудшаем функционал сайта
ПоследнееРазвитие сайта в новом году
ПоследнееКручу верчу, обмануть хочу
ПоследнееСтихи про трагедию в Кемерово
ПоследнееСоскучились? :)

РЕЦЕНЗИИ И ОТЗЫВЫ К ПРОЗЕ

Эльдар ШарбатовЭльдар Шарбатов: "Спасибо, Натали!" к рецензии на Проделки Сусаноо

НаталиНатали: "На Бога надейся, но сам не плошай! Это уже русская поговорка." к произведению Проделки Сусаноо

Эльдар ШарбатовЭльдар Шарбатов: "Разумным, комплексным мотивом всегда было воспитание потомства, а рожд..." к рецензии на Рожайте детей! Заклинаю вас!

Эдуард БодровЭдуард Бодров: "Рожать детей, увеличивать популяцию выгодно нам (русскому народу), в п..." к рецензии на Рожайте детей! Заклинаю вас!

Эдуард БодровЭдуард Бодров: "В настоящее время рождаемость - это цель первостепенная, потому что ру..." к рецензии на Рожайте детей! Заклинаю вас!

Эдуард БодровЭдуард Бодров: "Нет, капитализм здесь ни при чём. Всему виной только наша психология, ..." к рецензии на Рожайте детей! Заклинаю вас!

Еще комментарии...

РЕЦЕНЗИИ И ОТЗЫВЫ К СТИХАМ

Николай ЧапуринНиколай Чапурин: "Большое спасибо Натали! Тепла Вам и добра!" к стихотворению Отчий дом

НаталиНатали: "Будьте счастливыми здесь и сейчас." к стихотворению Здесь и сейчас

Александр ЕфремовАлександр Ефремов: "Благодарю Вас!" к рецензии на ночной этюд

Эльдар ШарбатовЭльдар Шарбатов: "Лепестки зари Тихо заполнили этюд. Пробудилась бол..." к стихотворению ночной этюд

НаталиНатали: "Что может быть роднее отчего дома, этот маленький ..." к стихотворению Отчий дом

KonstantinKonstantin: "Я написал его семь лет назад)" к рецензии на Страсть

Еще комментарии...

Полезные ссылки

Что такое проза в интернете?

"Прошли те времена, когда бумажная книга была единственным вариантом для распространения своего творчества. Теперь любой автор, который хочет явить миру свою прозу может разместить её в интернете. Найти читателей и стать известным сегодня просто, как никогда. Для этого нужно лишь зарегистрироваться на любом из более менее известных литературных сайтов и выложить свой труд на суд людям. Миллионы потенциальных читателей не идут ни в какое сравнение с тиражами современных книг (2-5 тысяч экземпляров)".

Мы в соцсетях



Группа РУИЗДАТа вконтакте Группа РУИЗДАТа в Одноклассниках Группа РУИЗДАТа в твиттере Группа РУИЗДАТа в фейсбуке Ютуб канал Руиздата

Современная литература

"Автор хочет разместить свои стихи или прозу в интернете и получить читателей. Читатель хочет читать бесплатно и без регистрации книги современных авторов. Литературный сайт руиздат.ру предоставляет им эту возможность. Кроме этого, наш сайт позволяет читателям после регистрации: использовать закладки, книжную полку, следить за новостями избранных авторов и более комфортно писать комментарии".




Безумство страсти и любви (эротика)


Лев Голубев Лев Голубев Жанр прозы:

Жанр прозы Эротическая проза и рассказы
2316 просмотров
0 рекомендуют
1 лайки
Возможно, вам будет удобней читать это произведение в виде для чтения. Нажмите сюда.
Безумство страсти и любви (эротика)Это не чисто эротическая повесть, это повесть о сложной судьбе девушки и мистификации.

                                                          - Вы утверждаете, что любви, как таковой, не существует,

                                                          а есть лишь влечение полов?

                                                          - Да.

                                                          -  А я вам говорю, любовь есть!

                                                          - Докажите.

                                                                                                  (Подслушанный разговор)

                                       

                                                           Предисловие

- Ксюша, ты почему не спишь?

- А ты мне, бабушка, ещё сказку не рассказала.

- Ну, что же мне… каждый вечер рассказывать?

- Да, бабушка. Без сказки я, ну никак не могу заснуть.

- Внучка, я уж и не знаю какую сказку тебе рассказывать…. Мы с тобой  и книжки все перечитали, что прямо и не знаю.

- А ты, бабушка, вчерашнюю сказку расскажи… про принцессу.

Пелагея Ильинична поправила одеяльце, потушила общий свет в детской комнате и, включив ночник, примостилась с вязанием у изголовья внучки.

- А ты закроешь глазки Ксюша?

- Да, бабушка.

Ксюша закрыла ладошками глаза.

- Не хитри, егоза, не хитри, закрывай глазки как положено, а то никакой сказки не расскажу, поняла?

- Я закрыла, видишь?

- Ох, горе ты моё. Ксюша, ты же не маленькая, тебе уже шесть лет в сочельник исполнилось, а ты всё как дитё малое, всё норовишь бабушку обмануть.

Ксюша, удобно устраиваясь, повозилась в постели, подложила обе ладошки под голову, и по-настоящему закрыла глаза.

- Смотри бабушка, я уже закрыла глазки, скорее рассказывай.

- Ладно, ладно, сейчас…, вот только соберусь с силами. Вьёшь ты верёвки из меня внучка,  - вздохнула Пелагея Ильинична, - ну, да ладно, слушай.

Пелагея Ильинична положила клубок шерстяных ниток себе на колени и, взяв спицы, сделала первую петлю…

- Я тебе внучка знатные варежки свяжу - красивые, тёплые…

- Бабушка, ты не отвлекайся. Про варежки потом расскажешь, а сейчас про принцессу расскажи, - открыв один глаз, потребовала Ксюша, и быстро закрыла, чтобы бабушка не заметила, что сна у неё ни в одном глазу.

- Уже, уже, внучка, ты только засыпай.

- Как же я буду засыпать, если ты, бабушка, сказку не рассказываешь.

Ну, слушай…

Пелагея Ильинична быстро заработала спицами и, посмотрев на внучку, закрыла она глаза или нет, приступила к рассказу:  

В некотором царстве, в тридесятом государстве, жил-был один царь, и была у него дочка-принцесса…, а звали её Анастасеюшка…

Пелагея Ильинична прекратив работать спицами, прислушалась к дыханию внучки - спит, или не спит?

- Бабушка, рассказывай дальше, - сонным голосом попросила Ксюша.

…А в другом царстве-государстве жил другой царь, продолжила Пелагея Ильинична, и был у него сын Иван. И был тот Иван заядлым охотником. Бывалоча, как уйдёт в лес зверя, или какую птицу, пострелять, так до вечера и не дозовёшься его.

- А чего его звать-то, бабушка, - Ксюша наморщила лоб от усилия мысли, - он же принц, когда захочет тогда и придёт.

- Не перебивай бабушку, - голос Пелагеи Ильиничны построжел, - принц-то принц, а всё равно слушаться родителей должен.

- А разве принцы должны слушаться?

 Ксюша, ожидая ответа бабушки, открыла сразу оба глаза.

- А как же, он же ещё маленький.

- Как я, да, бабушка?

- Как ты? Нет, он чуток постарше тебя будет. Ну, почему ты опять открыла глазки, Ксюша? Надо спать.

- Бабушка, смотри, я уже закрыла.

И Ксюша опять зажмурила глаза, да так крепко, что перед глазами, словно по волшебству появился лес дремучий, и она Ксюша в том лесу грибы и ягоды собирает в лукошко…, одна, без бабушки. И принц Иван с ружьём взаправдашним…

…И вот, как-то пошёл он в лес и встретил там Анастасеюшку - она пошла с няньками и мамками в тот же лес с лукошком по ягоду…

Пелагея Ильинична вновь прислушалась: до неё донеслось ровное, спокойное дыхание спящей внучки.

Ну,  вот, совсем умаялась за день егоза, тихо произнесла она, даже половину сказки не дослушала. Спи моя радость, пусть тебе добрый сон приснится, добавила она и, поправив одеяльце, вышла из комнаты.

 

                                                            *     *     *

Утром Ксюша прибежала к бабушке и, попив молочка из кружки с петухами, задёргала её за рукав, затараторила:  

- Бабушка, бабушка, миленькая, покажи мне картинки из вчерашней сказки. Я такой сон видела, такой сон...

- Так ты сама посмотри. Видишь, я тесто завела на пирожки.

Ксюша побежала в бабушкину комнату и, встав на стул, достала книжку, на обложке которой был нарисован «Кошкин дом». Спрыгнув, вновь прибежала к бабушке.

- Посмотри, бабушка, - обратилась она к старушке, - и открыла книжку на странице с картинкой:

- Я вот этого мальчика видела во сне.

И показала пальчиком на картинку с принцем Иваном.

- Когда я вырасту большая, он поженится на мне, да?

- Ну, что ты, внучка, как же он на тебе женится, если это сказка, а он… принц из сказки?

- А вот так и поженится, - обидчиво надув губы, строптиво произнесла Ксюша, - мне во сне приснилось.

- Так ты, внучка, ещё маленькая, а он уже большой. Как же ты его найдёшь? Он же будет уже совсем стареньким к тому времени, когда ты вырастешь.

- Ничего, бабушка, я подожду.

Ну, ну, усмехнулась Пелагея Ильинична: «Пока ты вырастешь, внучка, сколько воды утечёт» - подумала она, но ничего этого Ксюше не сказала. Она лишь пошутила:

- Правильно, внучка, жди. Только ты расти быстрее, а там, глядишь, и принца своего встретишь.

 

                                                      Глава первая

Прошло восемнадцать лет. Ксюша подросла, закончила учиться в школе и в институт поступила. На неё уже давно мальчишки-однокурсники заглядываться стали. Да и было на что посмотреть. Уж такой красивой девушки, наверное, во всём институте не было: стройная, словно молодая берёзка, с широко распахнутыми карими глазами, и такая, такая…. В общем, не девушка, а загляденье - настоящая украинка!

Мальчишки и дружбу ей предлагали, и домой чуть ли не гурьбой провожали, но она у порога своего дома всегда говорила: «Вот я и дома. Спасибо мальчики что проводили!», и быстренько  скрывалась за дверью.

Девчонки ей завидовали и даже обижались, что не их так провожают домой. Но она отшучивалась: «Девочки, можете забрать всех мальчишек себе, я жду своего принца».

 Видя такую упёртость, сокурсницы шептались между собой - «Тоже мне прынцесса на горошине, строит из себя. Так можно и в старых девах остаться», но в тоже время и радовались её твёрдой линии поведения - считай не соперница.  

Приближались госэкзамены, а за ними и «защита» диплома.

Сегодня она решила «выйти в люди», а то всё дома и дома. Если бы была жива бабушка, она бы, видя её домашность, изворчалась вконец. Но её уж год как не стало. Вроде бы и не болела, а вот взяла и враз померла - вечером легла спать, а утром уже и не проснулась. Приехавший врач скорой помощи сказал: «Износился организм у старушки, но умерла тихо, без мучений».

Ксюша очень горевала о бабушкиной скоропостижной смерти, но надо было продолжать жить дальше. Тяжело без родителей погибших несколько лет назад в автомобильной аварии, да ещё и без бабушки. Вот ведь судьба-судьбинушка! Как она жестоко обошлась с её семьёй, да почитай, и с ней самой.

Даа, жизнь! Пришлось «засучив рукава» самой управляться и с домашним хозяйством, и с учёбой. Как бы горько не было ей и тяжело финансово, она решила учёбу в институте не бросать, тем более что оставалось учиться-то всего ничего, один год, а там…, получит диплом, начнёт работать в школе, вот жизнь потихоньку и наладится.

 

                                                            *     *     *

Ксюша, постелив на горячий песок банное полотенце, лежала в неверной, шевелящейся от лёгкого ветерка тени акации, и читала взятую в институтской библиотеке книгу.

 А вокруг, не обращая на неё внимания, резвились парни и девушки: одна группа играла в волейбол; некоторые плескались в тёплых, прогретых солнцем, водах Днепра, а некоторые, лёжа под жаркими лучами солнца, загорали.  

А он, Днепр, величаво нёся свои воды к самому Чёрному морю, вероятно, думал: «Как хорошо, что я есть, и дарю такое блаженство людям». 

А на его берегу, оторвавшись от городской суеты, шла «обычная» жизнь Днепропетровского пляжа. Горожане, спасаясь от дневной жары, целыми днями, семьями пропадали на берегу реки.

Отовсюду доносился радостный ребячий смех, иногда прерываемый чьим-то строгим женским голосом: «Вовочка, не заходи в воду далеко от берега! Я кому говорю! Ах ты, неслух!», и опять только ребячий смех, всплески воды и хлопки по мячу.  

Этот шум и гам не мешали Ксюше, она так углубилась в историю Государства Польского, что ничего не замечала и не слышала. До экзамена оставалось всего ничего, и надо было ещё раз вспомнить некоторые моменты из истории Российского государства и его окружения.

Ксюша всегда любила историю - это был её любимый предмет - и в школе, и теперь. Будучи студенткой Днепропетровского университета, она всё свободное время отдавала изучению становления государств и быту их народов.

И вот сейчас, лёжа в тени акации и зажав пальцем страницу, она мысленно начала прикидывать строение своего реферата. А начнёт она с первой Мировой войны. Да и задание у неё - становление Государства Польского. И начнёт она приблизительно так:

С начала первой мировой войны польские националистические круги Австро-Венгрии выдвинули идею создания Польского легиона, чтобы получить поддержку  Центральных держав, и с их помощью, хотя бы частично, решить польский вопрос.

В итоге было сформировано два легиона - Восточный (Львов) и западный (Краков). Восточный легион после занятия русскими войсками Галиции 21 сентября 1914 года самораспустился, а Западный легион был разделён на три бригады легионеров (каждая по 5-6 тысяч человек), и в таком виде продолжил участие в боевых действиях до 1918 года.

К августу 1915 года немцы и австро-венгры заняли территорию всего Царства Польского. А 5 ноября 1916 года оккупационными властями был обнародован «Акт двух императоров», провозглашавший создание Королевства Польского - самостоятельного государства с наследственной монархией и конституционным строем, границы которого точно определены не были.

Длилась война примерно четыре года (официально - с 28 июня по 17 ноября 1918 года).

Это был первый военный конфликт мирового масштаба, в который были вовлечены 38 из существующих в то время 59 независимых государств.

Османская империя вступила в войну в октябре 1914 года. Болгария в октябре 1915 года.

Хорошо, хорошо, такое начало подойдёт, прошептала Ксюша. И, немного подумав, решила продолжить вхождение в историю уточнением некоторых политических аспектов. С кого первого начать, с политического положения в тогдашней России или с Германии? А может всё же с Австро-Венгрии?

Так и не решив до конца с какого государства начать, она неожиданно уснула.

 

                                                          *     *     *

Разбудило её лёгкое прикосновение к плечу чего-то прохладного. От неожиданности она легонько вскрикнула и мгновенно открыла глаза. Над ней, склонившись, стоял молодой человек в шортах, с широкой, похожей на солдатскую, панамой на голове, и говорил:  «Простите, тень уже ушла от вас, и вы начали обгорать. Вы потом будете болеть. Я по себе это знаю, был со мной однажды такой случай…»

Ксюша, какое-то мгновение смотрела на молодого человека, ничего не понимая. Затем до неё дошло - этот парень пытается её от чего-то уберечь, предупредить. Оглядев себя, она поняла - тень от акации отодвинулась далеко в сторону, и она лежит на самом солнцепёке. Господи, так и обгореть можно, испугалась она, и быстро вскочила с остывшего под ней песка.

От быстроты движения и, вероятно, от не успевшего включиться вестибулярного аппарата, её качнуло в сторону молодого человека, но он успел её поддержать.

«Простите» пробормотала она, и попыталась отодвинуться, но у неё получилось как-то неловко, и она опять чуть не упала. Молодой человек вновь поддержал её.

Покраснев от смущения, Ксюша совсем растерявшись от неловкости создавшейся ситуации, посмотрела на него. Она думала увидеть нахальную улыбку очередного ловеласа, но нет - он спокойно поддерживал её за талию, а глаза его с участием смотрели на неё.  

Продолжая чувствовать неловкость, Ксюша тихо, но чуть грубовато произнесла:

- Да отпустите же вы меня, наконец!

И руки парня мгновенно разжались.

Подхватив полотенце и книгу, она быстро направилась к кабинке для переодевания, но пройдя половину пути, остановилась.

- Молодой человек, - обратилась она к молчаливо стоявшему и смотревшему ей вслед парню, - не подержите книгу и полотенце? Я только смою песок.

Он, не произнеся ни слова в ответ, соглашаясь, только кивнул головой.

Удивительное дело, подумала Ксюша, уж не немой ли он? Но вдаваться в подробности его поведения и неразговорчивости не стала, и быстро побежала к реке.

Окунувшись пару раз и отжав волосы на голове, она вернулась.

Молодой человек продолжал молчаливо стоять там же, где она его оставила, не сдвинувшись ни на шаг, и только глаза его  внимательно рассматривали её. Наверное дебил, решила Ксюша, и постаралась поскорее скрыть своё ещё влажное тело под полотенцем.

Воспитание не позволило ей «уйти по-английски», и она, взглянув на него, сказала:

- Спасибо что подержали мои вещи. Мне пора. Прощайте.

- До свидания. Может…, ещё… встретимся.

Но Ксюша последних его слов уже не слышала. Она скорым шагом шла к кабинке для переодевания.

Со стороны группы игравших в волейбол послышались приглашавшие поиграть с ними, голоса и реплики ребят:

- Девушка, не уходите. Составьте нам компанию. Видите, у нас как раз одного человека не хватает. Девушка, вы такая красивая…, я бы с вами…. Какая-то ненормальная, её приглашают такие ребята, а она…

Но она, не слушая и не отвечая, прошла в кабинку и задвинула запор.

 

                                                 *     *     *

Дома, переодеваясь в домашний старенький халатик, она вдруг всполошилась - я же не забрала у парня  книгу! Господи, где мне теперь искать его? А он, что, не мог напомнить мне? 

Так, казнясь, она была в полной растерянности, и не знала как ей поступить - вновь переодеться и бежать на пляж (вдруг парень ещё не ушёл?), или пойти завтра после занятий? А вдруг он завтра не придёт, или выбросит книгу? Нет, не выбросит, по нему видно, он не из «таких»! Всё же надо бежать обратно. И Ксюша, вновь переодевшись, побежала на троллейбусную остановку.

Обойдя весь пляж, она не нашла парня - его не было. Его не было даже на её «старом», излюбленном месте возле акации, месте, где он потревожил её, хотя она уже два раза подходила туда.

Группа парней и девчонок тоже не играла в волейбол - их тоже не было. Она всё же надеялась спросить у них, если сама не найдёт человека, может они видели, случайно, в какую сторону он пошёл. Но и здесь её ожидал полный облом. Вот ведь невезуха, подумала она, как мне найти его?  

Она продолжала искать, и не находила, искала и не находила, словно его никогда здесь не было.

Конечно, найти человека среди пляжной толчеи, среди постоянно перемещавшегося людского муравейника и лежащих полуобнажённых тел, задача не из лёгких, тем более, что она не очень-то хорошо запомнила его лицо. Она тогда немного как-то растерялась что ли. Его прикосновение, его взгляд, смутили её душу, заставили сердце учащённей забиться, вот она и растерялась, и нагрубила ему.

Единственное, что она запомнила, так это армейскую панаму с широкими обвисшими полями на его голове. Вот по этой приметной панаме она и искала, даже несколько раз становилась на цыпочки, чтобы поверх голов рассмотреть что-то, как ей иногда казалось, похожее на неё. И даже несколько раз подпрыгивала повыше, чтобы охватить взглядом большее количество отдыхающих.

Даа, искать нет смысла, решила она, ещё раз пересекая территорию пляжа - он ушёл и унёс с собой книгу. Придётся прийти завтра после лекций.

С этой мыслью она, огорчившись от бесплодности своих поисков, покинула пляж.

Прошло несколько дней в каждодневном приходе на пляж, и поиске солдатской панамы, и она уже отчаялась вернуть книгу, но однажды… 

Где-то после обеда она ехала в троллейбусе на лекцию по современной литературе, и бездумно глядя на проплывающий мимо городской пейзаж, вдруг заметила, как из её же троллейбуса вышел хлопец в солдатской панаме. Словно от удара электрическим током, она закричала на весь салон: «Хлопец постой! Отдай мою книгу!»

Рядом стоявшие пассажиры удивлённо обернулись на её крик, и чуть, насколько это было возможно в переполненном троллейбусе, отодвинулись от неё.  Наверное они решили, девушка не совсем в себе, или перегрелась от жары и духоты.

А она, видя, как парень удаляется от остановки, закричала теперь водителю: «Остановитесь, пожалуйста! Мне срочно надо выйти. Ну, пожалуйста…, остановитесь, выпустите меня!» 

Но водитель или не услышал, или посчитал не серьёзной просьбу какой-то взбалмошной пассажирки, и троллейбус не остановил.

Ксения, совсем отчаявшись, даже попыталась сама открыть дверь и выпрыгнуть на ходу, но это ей не удалось, дверь троллейбуса не поддалась её усилию.

Ещё раз солдатская панама мелькнула перед пешеходным переходом. и затерялась, словно корабль в тумане, в людском потоке.

У Ксении от огорчения, от утерянной возможности остановить хлопца и вернуть книгу, навернулись слёзы на глазах, и ей пришлось опустить голову. А пассажиры, равнодушные к её заботам и слезам, продолжили стоять рядом и обсуждать свои повседневные дела и городские новости. Лишь один, стоявший рядом пожилой мужчина, посочувствовал ей, и тихо произнёс: «Нэ турбуйся дивчина, ще побачиш ты свово хлопца. Хиба ж можлыво так  турбуватыся».

Она, ничего не ответив из-за спазм сдавивших горло, и вроде бы соглашаясь с его словами, лишь молчаливо кивнула в ответ головой. Ей было грустно и обидно - так долго и настойчиво искать молодого человека, и не увидеть его рядом с собой, не увидеть среди едущих с ней в одном троллейбусе пассажиров. И ещё она подумала, как обидно, что войдя в троллейбус, она не осмотрелась вокруг, а он ведь мог, или стоять позади неё, или войти на следующей остановке. И тут же попыталась оправдать себя - она слишком углубилась в свои мысли, в ожидающие её  экзамены.  

 

                                                       Глава вторая

Урраа! Я защитила диплом! Я могу приступить к долгожданной трудовой деятельности - преподавать историю ребятишкам! Интересно, в какую школу меня направит ОБЛОНО, восторженно, и в то же время с некоторым опасением, подумала Ксения, покидая территорию главного корпуса университета с дипломом в сумочке?

А где-то глубоко-глубоко в душе она тайно мечтала о работе в городе. Ей было жалко покидать родной город, оставлять квартиру на чужих людей, жалко лишить себя театра, цивилизации: всех тех благ, которыми пользуются жители крупного города.

А если меня направят в какой-нибудь район, а там и в село? Вон их сколько только в нашей Днепропетровской области. Ну, что же, направят, так направят, жаль конечно. Но я всё-таки молодой специалист, и мне придётся подчиниться.

А собственно, чего я так боюсь деревни? Живут же там люди, работают, рожают детишек, и не плачутся, так чего я сопли-то распустила?  

Совершенно забыв, что она не одна идёт по тротуару, и отключена от «Мира сего», Ксения шла в сторону остановки троллейбуса, и мысленно разговаривала сама с собой. И не заметила, как ткнулась носом в стоящего на остановке, и увлечённо читающего газету, человека. А подняв взгляд,  сразу узнала так долго разыскиваемого хлопца с пляжа, и армейскую, с обвисшими полями панаму на его голове, тоже узнала.

А узнав, коротко ахнула от неожиданности встречи, и одновременно радости, что наконец-то нашла его. А ещё через мгновение щёки Ксении порозовели и жаром полыхнули. И она даже хотела сказать ему, этому молодому, так  неожиданно встреченному на пути человеку, как она рада встрече, но робость сковала её.

Он же, вероятно не узнав однажды встреченную девушку с пляжа, с насмешливой улыбкой упрекнул её: «Девушка, вы что? Чего это вы бодаетесь как коза? А упрекнув, вновь улыбнулся, и чуть отступил в сторону, словно освобождая ей дорогу.

- Я бодаюсь? Я коза? А вы…, а вы…, знаете вы кто! - возмущённо воскликнула Ксения и, продолжая сверкать глазами, продолжила: «Я вас столько времени ищу, а вы…»

- Меня…, ищете? Зачем?  - удивлённо протянул он.

- Как зачем? Ведь у вас моя книга. Вы что, совсем не помните меня?

- Простите девушка, но я вас впервые вижу.

Такого ответа Ксения совсем не ожидала, и удивлённо захлопав длинными ресницами, уже окончательно расстроившись, тихо, и словно извиняясь, негромко заговорила:

- Ну, как же так? А пляж, а ваши слова что я обгорю на солнцепёке…, а моя книга?

Произнося всё это, и смотря в лицо молодому человеку, она видела - её напоминания никак не отражаются в его памяти, он равнодушно смотрит на неё, как на красивую, но взбалмошную девушку, и только. И она, перестав говорить, сникла.

- Простите, я…, по-видимому, обозналась, - прошептала Ксения.

И развернувшись на месте, медленно пошла в обратную сторону.

Как я могла так ошибиться? Но ведь это же он, тот парень, я не могла обознаться, шептала она удаляясь от него.

Уже отойдя на приличное расстояние, она услышала, как её кто-то окликнул.

- Девушка, подождите, я вам что-то скажу!

Ну, вот, сейчас начнёт «клеить» меня, решила Ксения, и не останавливаясь, не оборачиваясь на просьбу, ускорила шаг.

А позади опять попросили:

- Да подождите же вы! Я не собираюсь приставать к вам! Я кое-что вспомнил.

Ксения замедлила шаг, а затем и вовсе остановилась. Что ещё мог вспомнить этот парень, раз он её не знает, подумала она?

А он, чуть ли не бегом и немного запыхавшись,  приблизился к ней, и, переведя дыхание, произнёс:

- Девушка, я вспомнил - мой брат несколько дней назад рассказывал, как спас от теплового удара какую-то девушку, и что он забыл отдать ей книгу. Может это вы?

Ксения резко повернулась и, с надеждой в голосе, спросила:

- Где я могу с ним встретиться, и когда? Скажите ему, что мне очень, ну очень, нужна эта книга, она из библиотеки. Я обязана её вернуть…

- Меня зовут Юрий, - прервал её молодой человек, и протянул руку для знакомства.

- Простите?

Словно остановленная на скаку лошадь, Ксения резко прервала поток слов, а затем наморщив лоб, она всё же попыталась уразуметь, о каком ещё Юрии он хочет ей сказать, и зачем он ей, этот Юрий вообще?

- Меня зовут Юрий.

- Ааа…

И всё ещё не сообразив, при чём здесь какой-то Юрий, она удивлённо посмотрела на парня с протянутой к ней рукой.

- Меня звать Юрий, - повторил молодой человек.

- А меня Ксения, - ответила она машинально, но пожимать протянутую руку не стала, посчитав, что назвав своё имя, и так уже достаточно много сказала.

Нашёл время знакомиться, подумала она, и вопросительно посмотрела на парня - что ещё он скажет?

- Красивое у вас имя, - сказал он, и спрятал руку в карман.

- Обыкновенное.

- Нет, нет, у вас необыкновенное имя…

- Послушайте, я тороплюсь, - прервала Ксения дифирамбы по поводу своего имени, - говорите, зачем вы остановили меня.

Молодой человек немного стушевался от прямого вопроса девушки, но быстро нашёл ответ:

- Я по поводу своего младшего брата хотел поговорить с вами. Он сейчас в командировке и вернётся только завтра. Вот если бы вы смогли завтра, часиков в семь вечера, прийти на эту же остановку, то я сказал бы ему, что вы его ждёте.

- Вы что-то путаете молодой человек, - возразила Ксения, - я не его жду, а хочу вернуть свою книгу.

- Так и я о том же, - чуть съёрничал парень. Ваша книга без «моего» брата, ну никак не сможет к вам прийти.

- Хорошо, хорошо, убедили. Передайте своему брату, что я буду ждать его на этой остановке завтра в семь вечера, но пусть приходит обязательно с моей книгой.

- Девушка, вы очень добры, что позволили ему явиться «пред Ваши светлые очи». 

В ответе незнакомого юноши сквозил явный сарказм, но Ксения не обратив внимания, лишь повторила: «Завтра, в семь вечера, здесь», и не прощаясь, вновь направилась, теперь уже обратно, к троллейбусной остановке.  И вовремя.

Ей повезло, почти следом за ней подошёл и её троллейбус. Можно было подумать, что он специально ждал, когда она подойдёт, чтобы сесть в него, и он отвезёт её куда надо..

Пассажиров было немного, вероятно основной поток уже схлынул, и Ксении даже удалось найти свободное место. Достав из сумочки проездной билет, чтобы показать кондуктору, она вдруг увидела, что Юрий, парень с которым она только что разговаривала, тоже здесь.

Вот ведь настырный какой, решила она, ему ехать, наверное, совсем в другую сторону, а он увязался за мной. Тоже мне, ухажёр! Не люблю таких нахальных и назойливых, совсем расстроилась она, но почему-то исподтишка нет-нет да скашивала глаза в его сторону. А он, держась за поручень, даже ни разу и не взглянул на неё, даже не посмотрел в её сторону, словно он не следил за ней, а ехал по своим каким-то серьёзным делам.

Ксения давно привыкла к всегдашнему вниманию со стороны мужчин к своей особе, а тут…, и не выдержала. Поднявшись со своего места, она подошла к Юрию и прямо спросила:

- Вы, что, следите за мной?

- Яаа? Слежу? Даже не думал. Я еду домой.

- То есть, как не следите?

- Так и не слежу. Следующая остановка моя.

Через минуту троллейбус остановился, и Юрий, выходя, полуобернулся, и сказав: «Всего хорошего» исчез из поля её зрения.

Такого конфуза со мной ещё не бывало. Нет, ну надо же, а? - казнилась она. Дура, и почему я решила что он следит за мной? Даа, приучили тебя мальчики со своими вздохами и объяснениями в любви к всеобщему поклонению, подумала она и тихонько вздохнула, а тут, пожалуйста, полный конфуз, и сплошное унизительное состояние.

 

                                                                  Глава третья  

Вернулась она домой в немного расстроенном состоянии, а переодевшись в домашнее платье, и приготовив на скорую руку бутерброды и яичницу, по привычке - читать во время еды, взяла в руки новенький, ещё пахнущий типографской краской диплом. В нём, на чуть голубоватом фоне, было отпечатано:

Днепропетровский университет имени Олеся Краско. Исторический факультет. А ниже стояла её фамилия, имя и отчество.  

Диплом не был «красным», в нём фигурировала «четвёрка» по… физкультуре. «Ну, не могу я бегать быстрее ветра», вспомнила она свой ответ преподавателю на его замечание. А тот, тоже ей в ответ: «А я не могу Вам поставить пятёрку». Вот эта «четвёрка» и подвела её, заставив забыть, не смотря на остальные «пятёрки» о «красном» дипломе, и о свободном выборе места работы.

Жаль конечно, подумала она и вздохнула, столько труда вложила, чтобы быть отличницей, и вот, пожалуйста, «ноги» подвели. Обидно.

Так, грустя и шмыгая носом от внезапно подступивших слёз обиды, она, не снимая платья, прилегла на диван, и не заметила, как дрёма подобралась к ней. А за дрёмой пришёл сон, какой-то несуразный, тревожный сон.

То ей приснился преподаватель физкультуры со свои неизменным хронометром в руке, то профессор истории, говорящий ей: «Запомни девочка, история, это не только наука о прошлом народа, это ещё и направляющая нить в будущее». А она сомневаясь, качала головой, и говорила: «Профессор, как же история может быть путеводной нитью в будущее, если она о прошлом».

Профессор, внимательно посмотрел ей в глаза и сказал: «Жизнь развивается по восходящей спирали, то есть, с каждым ВЕКОМ народ, накапливая определённые научные знания, становится всё более развитым и мудрым. Но с диалектической точки зрения, он как-бы начинает всё с начала. Возьмём, к примеру, развитие человечества с каменного века, или ещё раньше:  в начале - одиночка, затем объединение в группу, потом следует  племя, государство. И с каждым новым веком происходит накопление знаний и улучшение орудий труда. Ты же помнишь Ксения, как это происходило?»

Конечно, профессор, отвечала она. Вначале дубина, затем каменный топор, за ними следует лук, и так далее. Каменный век заканчивается, и на его место приходят по очереди: бронзовый, железный, и наконец - атомный.

Да, верно, старичок-профессор пожевал губами и продолжил: «Вот мы и подошли к главному, к спирали развития человечества.  Достигнув своего апогея в развитии очередного витка, человек всё начнёт с начала, но на более высоком, более научном уровне. Так чем закончился наш век, Ксюша, спросил он, и хитро прищурил глаза?

- Атомной энергией, полётами в космос, ну и ещё чем-то, не знаю… 

Профессор внимательно слушал ответ лучшей студентки своего факультета, и, соглашаясь с ней, кивал головой, словно ставил точки над её ответами.

- Правильно, Ксения. И что отсюда следует?

- Человечество, как я поняла, не остановится в своём развитии.

- Верно. Человечество начнёт новый виток спирали в науке, в средствах производства и воспроизводства, но уже обогащённое прежним опытом жизни, с точки зрения сегодняшнего века. Если приравнять развитие первобытного человека к «Нулю», то и современное общество, согласно спиральному развитию, тоже равно «Нулю», только более качественному что ли.

- Я почти всё поняла, и во многом с вами согласна профессор, но...

- Но вы не совсем поняли о спиральном развитии, да?

- Да, для меня это несколько  мудрено, и я боюсь, что не совсем поняла логику ваших рассуждений.

- Знаете, Ксения, я понимаю вас. Но когда вы начнёте самостоятельно работать, окунётесь с головой в «повседневную» жизнь, понимание о спиральном развитии человечества само придёт к вам, и вы вспомните мои слова. Сейчас, насколько я понял, вы, Ксения, совершенно не готовы к восприятию этого факта…  

И вдруг профессор куда-то исчез, и его сменил совсем другой сон - совершенно неожиданно ей приснился Юрий.

Он был в её квартире и сидел рядом с ней на диване, и, целовал. А она, равнодушно, ни как не реагируя, позволяла себя целовать.

Его поцелуи не были ей противны, но в то же время ничто: ни её тело, ни сердце, ни её душа, никак не отвечали на его ласки. А он, прижав её к себе, в промежутках между поцелуями, всё спрашивал:

- Ксюша, ты любишь меня?

А она отвечала:

- Нет.

- Но я люблю тебя, и буду любить всю жизнь, - задыхаясь от страсти, говорил он.

- Юра, я повторяю - я не люблю тебя. Никакие твои ласки и слова не вызывают во мне ответных чувств. Ты должен понять - женщина отвечает на ласки мужчины, только когда она влюблена в него, а моё сердце, моё тело, не воспринимают тебя. И… давай больше не будем говорить на эту тему. Тебе, Юра, лучше уйти, и никогда не напоминать мне о своём существовании.

- Но я же люблю тебя! Я жить без тебя не могу…!

- Не начинай всё с начала. Я тебе уже всё сказала.

На этом эпизоде сон прервался. Ксения проснулась, и, поднявшись с дивана, взглянула на настенные, ещё с бабушкиных времён, часы.

Странно, произнесла она, мне показалось, что я так долго спала, а всего-то полночь.

Медленно разобрав постель и раздевшись, она вновь легла.

 Она понадеялась, (человек всегда склонен на что-то надеяться, хотя бы на чудо) что облегчающий сон вновь придёт к ней, но одна назойливая мысль всё тревожила её сознание, не давая расслабиться и уснуть.

Эта мысль была не о разговоре с профессором, не о спиральности развития человеческого общества - это была непрошенная, мысль о совершенно ей непонятных отношениях с почти незнакомым человеком - Юрием.

Пытаясь уснуть, она лежала с закрытыми глазами, но само собой получалось так, что она перебирала в памяти навеянные сном картины. Она старалась понять, чем навеяно её сновидение, какое он имеет отношение лично к ней? Ведь она, если честно, совершенно не знает этого человека, и тем более не давала повода к близости. Так почему же он оказался в её квартире, да ещё и целовал её? Почему?  

Забылась она лишь под утро, и никакие сны больше ей не снились, ни хорошие, ни плохие, ни так себе.  

Проснулась она неожиданно, с чувством чего-то невыполненного. Продолжая лежать в постели, Ксения пыталась вспомнить, что же такого она должна сделать, или с кем-то встретиться? И ведь вспомнила - сегодня же она должна явиться в ОБЛОНО за направлением! Господи, всполошилась она - проспала! И быстро отбросив одеяло в сторону, побежала умываться.

Так и не успев позавтракать, она нашла в сахарнице кусочек рафинада, и бросила его в рот. Ксения на всю жизнь запомнила бабушкины слова, зная твёрдо, что старушка плохого ей никогда не пожелает. Помнится, она говорила: «Не выходи из дома, не позавтракав, а если не успеваешь, положи в рот, хотя бы кусочек сахара, чтобы желудок начал работать».

Так она и поступала в некоторых случаях, а сегодня был именно такой случай. Она опаздывала на приём к заведующему ОБЛОНО.

 

                                                   *     *     *  

Быстро поднявшись во второй этаж, и почти пробежав по длинному коридору, Ксения нашла приёмную заведующего. Постучав в дверь, она подождала ответа, типа - «Заходите», или «Войдите», но никто её не пригласил - за дверью стояла тишина! Тогда она медленно повернула ручку и, приоткрыв дверь, заглянула вовнутрь - кабинет был пуст!

Уже более смело, более решительно, как человек знающий чего он хочет, она направилась к двери с табличкой «ЗАВЕДУЮЩИЙ ОБЛОНО» и постучала.

Она опоздала всего на несколько минут, и по идее, раз ей назначили почти на это время, в кабинете кто-то, если не сам заведующий, должен быть. И она не ошиблась, буквально через десяток секунд дверь приоткрылась, и на неё с недовольным видом уставилась элегантно одетая, но с чуть неряшливой причёской и неаккуратно наложенным слоем губной помады на губах, женщина.

- Вы чего стучите, девушка?

- Мне назначено на это время…, к заведующему, - немного робея, произнесла Ксения.

- Назначено? Так и ждите в приёмной, я сейчас доложу, - отрывисто, с нотками недовольства в голосе, произнесла она.

И женщина, скорее всего, секретарь, закрыла перед ней дверь. Вредная, решила Ксения,

Прошло не менее трёх-пяти минут прежде чем дверь вновь открылась, и вышла та же женщина, но теперь тщательно причёсанная и с аккуратно наложенным макияжем, и сказала:

- Входите, Вас ждут.

Ксения отошла от окна и направилась в кабинет, где ей должны были выдать направление на будущую её работу.

Сейчас, в этот ответственный момент, у неё, где-то глубоко внутри, сидело, вернее, шевелилось и не давало покоя волнение - «Куда направят меня, молодого, только что окончившего университет, специалиста? Неужели они направят меня  в какую-нибудь деревенскую «дыру», в какую-нибудь далёкую от города, Тмуторокань?

С этой тревожной мыслью она переступила порог.

За столом восседал крупный, среднего возраста, мужчина, и, провожая взглядом каждый её шаг, словно оценивал будущую работницу отдела образования. И с каждым её шагом по ковровой дорожке глаза его, словно у кота почуявшего вожделенный запах колбасы, всё более становились плотоядными. 

Хотя и была она ещё очень неопытной в вопросах отношений мужчины и женщины, но интуитивно поняла - надо быть очень осторожной с этим заведующим. Что-то уж больно замаслились его глаза при виде её. Он даже губы стал облизывать языком, когда окинул опытным взглядом её фигуру.  

Заведующий быстро поднялся из своего довольно большого кабинетного кресла и, протягивая руку словно для приветствия, направился к ней.

Пожимая ей руку, он говорил:

- Очень рад, очень! Вы вовремя пришли ко мне. Я вас, как молодого, ещё не опытного специалиста, очень славно устрою у нас в ОБЛОНО.

И почти мгновенно, заглядывая ей в глаза, спросил:

- Вы как, не будете против, - и после короткой, еле заметной паузы между словами, закончил, - поработать… со мной?

В его словах, в его вопросе было столько скрытой двусмысленности, что Ксения вся напряглась - от этого заведующего надо держаться подальше, молнией мелькнула в голове мысль, и она, опустив глаза долу, прошептала:

- У меня мало опыта, вернее, совсем нет, кроме студенческой практики в школе и пионерском лагере…, направьте меня преподавателем в школу, у Вас я не справлюсь.

- Ну, что вы, что вы, - зачастил он, - не боги горшки обжигают, не боги. И, словно убеждая её, или себя, договорил, - справитесь. Я даже сам, помогу  вам, если у вас встретятся какие-нибудь затруднения.   

В душе Ксении боролись два противоречивых чувства: одно - желание остаться в городе, и другое - она боялась, что заведующий не будет давать ей проходу, будет назойлив. И как ей тогда быть, как уберечь себя от его приставаний, от его ненужной ей любви, или страсти? 

Но первое чувство победило - она очень хотела остаться в городе, и поэтому, подняв глаза на сластолюбивого мужчину, она вначале, соглашаясь, кивнула головой, а затем словами добавила: «Я согласна».

- Вот и ладненько, вот и прекрасно.

Заведующий ОБЛОНО даже потёр руки от удовольствия, когда она, эта юная красавица, дала своё согласие поработать у них. Ну, что ж, давайте будем вас оформлять.

Заведующий вновь вольготно расположился в кресле за столом и, нажав кнопку селекторной связи, произнёс каким-то…, вроде бы просящим голосом:

- Галина Адамовна, зайдите ко мне.

А когда секретарша вошла, опять же голосом, в котором звучали: просьба, неуверенность и словно извинение, Ксения сразу поняла - между ними существует какая-то связь, искоса поглядывая на стоявшую перед ним девушку, попросил:

- Галина Адамовна, займитесь нашим новым сотрудником.

Секретарша открыла блокнот и стала «Вся внимание!»,

А заведующий, поглядывая то на Ксению, то на секретаршу, продолжил:

Она будет работать у нас в секторе среднего образования вместо ушедшей в декретный отпуск сотрудницы…, он ещё раз взглянул на Ксению, на должности инспектора.

Уж не ты ли «постарался» отправить её в декрет, подумала Ксения. Ну, жук!

Она покинула учреждение часа через два после оформления всех необходимых формальностей.

По дороге домой, Ксения мысленно вспоминала разговор с заведующим. Вспомнила она и его секретаршу, и засомневалась - правильно ли она поступила, согласившись на предложение, или нет? Она нутром чувствовала, ей потребуется много сил и энергии, чтобы держать его на достаточном расстоянии от себя, но радостное чувство, что она всё же останется в родном городе, победило. Справлюсь, решила она, и уже более твёрдо и уверенно повторила - справлюсь!

Больше уже не сомневаясь в правильности принятого ею решения, она уверенно продолжила путь домой.

 

                                                          *     *     *

Вечером, придя немного раньше  семи часов, Ксения стояла на остановке и ждала брата Юрия с книгой. А он задерживался. 

С усилием сдерживая готовое вырваться наружу возмущение, она, в десятый, наверное, раз, взглянула на ручные часики - парень опаздывал уже на целых двадцать минут. Окончательно рассердившись на непунктуальность молодого человека - она считала, что женщина может опоздать, ей это присуще, а вот мужчина…, он не имеет права - она возмущённо фыркнула. А фыркнув, мысленно обозвала его придурком.

 И, решив, что больше не имеет смысла торчать среди пешеходов телеграфным столбом, пошла к остановке.

Но из подошедшего троллейбуса вышел Юрий. Сейчас на нём были: плотно облегающая мускулистое тело тенниска и светлые спортивные брюки, и, главное, на голове отсутствовала его дурацкая армейская панама.

Без неё ты выглядишь более привлекательно, решила Ксения, и остановилась.

А он, этот необязательный человек, увидав её, поднял, то ли в приветствии, то ли привлекая к себе внимание, руку, и широкая, обезоруживающая улыбка легла на достаточно привлекательные черты его лица.

Он ещё и улыбается, продолжая сердиться на хлопца, подумала Ксения о его появлении, и  нахмурилась, но шаг, или два, навстречу ему всё же сделала. Это получилось у неё непроизвольно, помимо её воли и желания. А сделав то, что не должна была делать, упрекнула себя, и ещё больше нахмурив свои красивые брови, строгим голосом произнесла: «Вы заставили меня прождать лишних двадцать минут, и… вообще, не выполнили своего обещания!»

Молодой человек, подошёл к ней с удивлённо вскинутыми бровями. Весь его вид словно говорил о непонимании упрёка в свой адрес. И он даже спросил:

- Простите, кажется, вас зовут Ксения, но я не понял, о каком обещании речь?

Вот придурок, только вчера договорились, что он пришлёт своего брата, и он принесёт мою книгу. А сегодня делает вид, что вчерашней договорённости не было, обеспокоившись, что напрасно столько времени потеряно зря, окончательно рассердилась Ксения. И, уже начиная злиться на забывчивого, или притворявшегося забывчивым, парня, сказала:

- Послушайте, Юрий, некрасиво так притворяться! Всего сутки прошли, как вы пообещали, что брат принесёт книгу, а теперь корчите из себя непомнящего, тем более, что вы прекрасно знаете, как меня зовут!»

Неожиданно громкий хохот прервал суровую отповедь Ксении, и она, замолчав, удивлённо уставилась на смеющегося парня: чего это он развеселился? Что смешного я сказала?

И не поняв, что это так его разобрало, она возмущённо спросила:

- Юрий, вы, случайно, не псих?

Парень перестал смеяться, но всё же нет-нет да что-то случалось с его лицом, когда он начал говорить. Оно слегка искажалось какой-то непонятной для неё гримасой, то ли смеха, то ли ещё чего.

Она слушала парня, а душу её что-то начало тревожить, да так, что сердце защемило.

- Вот это отповедь! Девушка, простите меня великодушно, я сначала как-то сразу не сообразил, что вы приняли меня за моего брата Юрия. Я ещё удивился, почему это она называет меня его именем, а оно, видишь, как получилось. Я не Юрий, я тот, кого вы ждёте. Я Андрей, брат Юрия, и я тот, кто спас вас на пляже…  

Мы, двойняшки, правда, я на несколько минут моложе. Поэтому нас и путали всегда, а мы, честно признаться, частенько это использовали для своей выгоды.

Ксения слушала молодого человека и не совсем верила его словам.

Но она и не прерывала его, ждала, что он ещё придумает и скажет в своё оправдание. У  неё в голове никак не укладывалось - как это могут два человека быть столь похожими друг на друга. Уж не мистификация ли это с его стороны, и он Юрий, а вовсе не его брат Андрей?

Не рещив до конца верить ему или нет, она прервала его объяснение вопросом:

- Скажите Юрий, простите, - и поправила себя, - простите Андрей, вы принесли мою книгу, а то я и так непозволительно долго задержала её у себя?  

- Нет, не было времени забежать домой. Я только вернулся из… достаточно сложной командировки, как позвонил братишка и рассказал о неожиданной встрече с вами. Так что прошу простить меня за не выполненное мной его обещание, и он шутовски развёл руки.

Шут гороховый! Как можно с таким человеком иметь дела. И Юрий тоже хорош, зная необязательный характер брата, мог бы и сам принести книгу, подумала она, и, прервав извинения Андрея, вздохнув, сказала:

- По-видимому, я не получу свою книгу ни сегодня, ни когда-нибудь ещё.  Придётся уплатить штраф библиотеке за утерю.  

Она вспомнила о трудности с деньгами - стипендия почти вся была истрачена на питание, и ей сразу, не отработав ни дня в наробразе, придётся просить аванс. К тому же, она ведь даже не «думала и не мечтала», что появится ещё и непредвиденный расход в её бюджете, и опять вздохнула.

Андрей, если это действительно был он, внимательно наблюдал за ней, Ксения это почувствовала.  А почувствовав, постаралась надеть на лицо маску равнодушия, но, по-видимому, ей это не совсем удалось, потому что он сказал:

- Простите меня, Ксения, за мой, не совсем уместный смех. А чтобы хоть чем-то компенсировать мою неисполнительность, позвольте проводить вас домой.

Она внимательно заглянула ему в глаза, проверяя, нет ли у него в уме нехороших мыслей, и удивилась: таких чистых, небесной синевы глаз, она ещё не встречала. Его взгляд был  мягок и правдив, а где-то в глубине зрачков читалось восхищение ею.

И Ксения, поверив этому взгляду, его родниковой чистоте, соглашаясь, сказала:

- Хорошо. Если хотите меня проводить, я не возражаю, но имейте в виду, я не настаиваю, и вас это ни к чему не обязывает.

- Я понял, - ответил он и, пропустив её вперёд, вошёл вслед за ней в троллейбус.

Ксения удивилась - что за полоса везения с троллейбусами сопутствует ей в эти дни? Раньше ей приходилось по пятнадцать-двадцать минут стоять на остановке, а сегодня, и вчера тоже, только она соберётся куда-нибудь поехать, как тут же подкатывает троллейбус. Чудеса, да и только!

Без приключений доехав до нужной ей остановки, она, в сопровождении идущего рядом Андрея, направилась к своему, расположенному на квартал дальше, дому. Молчаливо прошли метров тридцать, и он заговорил.

Ксения решила, что ему, наверное, показалось, неудобным провожать её не произнося ни слова, и он решил заполнить ничего не значащими словами и фразами затянувшуюся паузу. А услышав, о чём речь, совершенно уверилась в этом, так как то, о чём он говорил, совершенно её не волновало, ну нисколечко.

Он предложил ей завтра, часов в семнадцать, встретиться у входа на стадион «Днепр-Арена», и уж там он, точно, вернёт ей книгу, и продолжил, словно уподобившись экскурсоводу «местного разлива»:

- Знаете, в Днепропетровске футбольный клуб «Днепр», а на украинском языке «Днипро» был основан в одна тысяча восемнадцатом году. Он участник второй лиги Украины, и имеет много других почётных званий.

Местные жители называют футболистов «Днепряне» или «Сине-бело-голубые».

Андрей, несколько раз вдохнул и выдохнул воздух, словно после совершения какого-то физического упражнения, и не дождавшись ответной реакции на свой рассказ, со вздохом продолжил:

- У него завтра игра с «Кристаллом» - Херсонской футбольной командой. Эта футбольная команда была основана в одна тысяча шестьдесят первом году - она выходец из Херсонского спортивного клуба…

Ксения, слушая и не слушая Андрея, в это время думала - Господи, мне только не хватало знакомства с футбольным болельщиком-фанатом. Вот наказание-то из-за не сданной в библиотеку книги. И всё же придётся завтра всё-таки пойти на встречу - где я возьму деньги на уплату штрафа? Эхх, были бы деньги, послала бы я к чёрту этого «болельщика».

Пока Андрей, или всё-таки Юрий, вновь засомневалась она, вводил её в историю футбольных команд, они подошли к дверям её подъезда, и Ксения, сказав: «Спасибо, что проводили», открыла входную дверь.

И уже переступив порог и закрывая её за собой, услышала в ответ «растерянное»: «Так вы не забудьте, я жду вас завтра у входа на стадион».  

 

                                                                 Глава четвёртая  

За несколько минут до начала рабочего дня, она, сопровождаемая зав. ОБЛОНО, робко переступила порог отдела среднего образования. На звук открывшейся двери находящиеся в комнате люди повернули навстречу вошедшим головы, и Ксения была встречена несколькими парами глаз: любопытных, настороженных, и просто равнодушных, но ни одного приветливого не увидела она.

Заведующий, представляя её коллективу в котором она будет с сегодняшнего дня работать, произнеся дежурную фразу: «Познакомьтесь, это Ксения Павловна Пайгалик. Она теперь будет работать с вами. Прошу любить и жаловать», вышел, не забыв прикрыть за собой дверь.

Ксения стояла и смотрела на будущих своих сослуживцев, а они смотрели на неё, только теперь они смотрели на неё оценивающими взглядами: женщины критическими, а мужчины с явным желанием понравиться - они как-то приосанились, и даже поправили галстуки.

Пауза несколько затянулась, и она почувствовала себя неловко, так неловко, аж лицо запылало.

 Совершенно так, как, наверное, всегда чувствует себя человек, впервые попавший в общество ранее незнакомых ему людей.

Один из мужчин, пожилой, с покрытыми серебром висками и водружёнными на лоб тяжёлыми, в роговой оправе, очками, словно приглашая, показал рукой на свободный от бумаг стол и сказал: «Девушка, проходите, Вот ваше рабочее место. Устраивайтесь».

Ксения, всё также провожаемая взглядами, прошла к указанному, стоящему несколько на отшибе столу, и, отодвинув стул, села. Она была растеряна, она не знала с чего начать свой первый рабочий день. Заведующий, пообещавший помочь ей войти в коллектив, фигурально говоря, бросил её одну.

И опять её выручил мужчина с седыми висками

- Вас, как я понял, зовут Ксения. Вы у нас первый день, и вы наш новый сотрудник, верно? Поэтому, я предлагаю, надеюсь, товарищи не будут возражать (он обвёл всех взглядом), если вы немножечко расскажете о себе. Я правильно высказал общую просьбу, вновь обвёл он  взглядом молчащих коллег?  Как видите, возражений нет.

Ксения, зардевшись лицом от волнения, кратко рассказала о себе. Она лишь сделала акцент, что только-только закончила институт, то есть, является молодым, неопытным специалистом. И она будет очень благодарна коллегам, сказала она, если они введут её в курс дела, помогут ей сделать правильные шаги в начале своей трудовой деятельности.

Она ещё не закончила говорить, как, вдруг, в тишине кабинета раздались негромкие хлопки. Ксения растерянно заморгала глазами, не понимая, что всё это значит. А подняв взгляд на коллег, увидела, ей аплодирует среднего возраста женщина. Раза три хлопнув в ладоши, она с сарказмом произнесла: «Вот речь не младенца, а опытного мужа. Учитесь коллеги»

Что вы такое говорите, послышался женский голос от окна отдела, зачем Вы так, Юлия Сергеевна? Она же ещё неопытная девочка, зачем же вы так…

Последних слов Ксения уже не услышала.

Глаза её были полны неожиданно подступившими горькими слёзами, и чтобы громко не зарыдать при всех, она выбежала в коридор.  

Ксения стояла за, оказывается, не совсем плотно закрытой дверью и, шмыгая носом, вытирала платочком катящиеся по щекам слёзы.

А в отделе продолжался начавшийся при ней разговор. Говорила Юлия Сергеевна: «Вы разве не видите, заведующий опять подсадил к нам новую свою смазливую курочку. Начнётся вновь с того, что они вместе станут ездить с проверками и пропадать на конференциях, а мы будем выполнять за неё работу. Ей премии и награды, а нам «От бублика дырка». Будет как и с ушедшей в декрет нашей коллегой - уж не от него ли она забеременела?

Ну, что вы напраслину возводите на девушку, услышала Ксения новый голос - она узнала его, это возразила женщина, сидевшая у окна - девушка только после института, и как видно, совершенно неиспорченная, И коллега она наша теперь.

Злая вы, Юлия Сергеевна, возразил голос мужчины с седыми висками. Нехорошо это.

Ксения не стала дослушивать разговор, и, вытерев слёзы, вошла в отдел. Обведя сослуживцев суровым взглядом, твёрдо произнесла:

- Извините, я нечаянно подслушала разговор обо мне. Так вот, говорю прямо - я не курочка заведующего, и никогда ею не буду, у меня есть хлопец.

Боже, что я сейчас сказала, спохватилась она. Откуда у меня хлопец? Я, что, высосу его из пальца? Ох, Ксюха, Ксюха, дурочка ты! Но останавливаться было поздно «Слово не воробей, уж, коль вылетело, так уже не поймаешь», и «закусив удила», продолжила:

- Я пришла к вам не по прихоти заведующего, а по направлению…

Говоря это, она немного солгала, но так было нужно для укрепления её статуса в коллективе, в котором она собиралась работать.

… и посещать конференции буду только по мере необходимости…

Ксения вызывающе взглянула на противную Юлию Сергеевну - интересно, чего это она ко мне прицепилась, подумала она, уж не приревновала ли она меня к заведующему? Нужен он мне как зайцу стоп сигнал. Мысленно ответила она ей.

…Поэтому подскажите, с чего мне начинать?

И смело взглянула в глаза коллегам.

- Ксения, - это опять сказал её «заступник», - у вас в ящиках стола лежат документы, требующие ответа, вот и займитесь ими. Кстати, их вот уже несколько дней никто в руки не брал.

Думаю, сегодняшний день стоит уделить им внимание, ознакомиться, прикинуть, какого ответа они ожидают, а завтра, с утра, мы с вами вместе над ними поработаем.

- Большое вам спасибо, ээ-э…

- Меня все здесь называют Александром Николаевичем.

- Спасибо вам Александр Николаевич, - ещё раз поблагодарила Ксения заботливого коллегу.  

Неважно начался мой первый рабочий день, сокрушаясь, подумала Ксения. Решив по быстрее войти в курс дел, достала из первого ящика стола документы, и принялась изучать их.

Не обращая на искоса бросаемые в её сторону взгляды, она проработала до конца рабочего дня, и спохватилась лишь, когда коллеги собрались уходить домой.

Господи, тихо ахнула она, я же обещала Андрею встречу у стадиона! И схватив сумочку, не заперев стол, побежала на остановку.

 

                                                        *     *     *

Андрей неторопливо прохаживался перед проходной стадиона, а оттуда, с трибун, доносился многоголосый шум и гам. Пока Ксения быстро, чуть ли не бегом, приближалась к ожидающему её хлопцу, она в этом шуме и гаме даже разобрала некоторые, особенно громкие выкрики: Урра Днипро! Даёшь Днипро! Покажи этим Херсонцам, Кузькину мать! А кто-то уже кричал: «Зараза, ты как судишь? Судью на мыло!

Господи, возмутилась Ксения, и это называется «Культурный отдых!». И только она так подумала, как со стороны стадиона раздался рёв! Не просто рёв, а словно стадо буйволов взревело под ножами мясников.

Ксения, прикрыв руками уши, бросилась к Андрею и, даже не поздоровавшись, во весь голос прокричала:

- Пойдём отсюда быстрее. Я не могу слышать этот звериный рёв.

- Я согласен уйти, - ответил Андрей, - и, взяв её за руку, повлёк за собой.

Они, не сговариваясь, вышли на Херсонскую улицу, и Андрей попытался поймать свободное такси. Но, привезя болельщиков и фанатов на значимый для Днепровчан футбольный матч, таксисты умчались «ловить» других пассажиров.

Ксения сочувствовала безуспешным попыткам Андрея поймать такси, и в тоже время понимала, они вернутся только к завершению матча, чтобы развезти жителей по домам, а им с Андреем сейчас придётся идти пешком.

Она ещё не устала, и шла за Андреем скорым шагом, а он вёл её и вёл. Она попыталась определить, или хотя бы догадаться, куда влечёт её понравившийся ей парень, но пока не могла. А они уже пересекли улицу Святослава Храброго, миновали проспект Пушкина и вышли на улицу Андрея Фабра, и здесь им, вернее ей, потому что она уже начала уставать, наконец-то, повезло - он сумел остановить свободное такси. А когда он назвал адрес, она облегчённо вздохнула.

Такси, немного проехав по Сичевской Набережной, остановилось у «Водной сферы». Всё, приехали, сказал Андрей и, открыв дверцу, подал ей руку, помогая выйти.

На скамье сидели парень и девушка, и о чём-то мило беседовали. Почти после каждой сказанной хлопцем фразы, она задорно смеялась, и глаза её сияли: весь её вид говорил о влюблённости и счастье.  

Ксения, почему-то, глядя на них, с грустью подумала: «Повезло девчонке, а может и хлопцу, они нашли свою любовь. Может и мне когда-нибудь повезёт», и совершенно бездумно, искоса, окинула взглядом фигуру Андрея - великолепный экземпляр, настоящий Мачо, решила она. И вдруг увидела перед глазами вместо Андрея его брата. А, Юрий… так же великолепен, подумала она, мысленно сравнив двух братьев.  

Стоп! Стоп, девочка, одёрнула она своё видение, причём здесь Юрий? И заметила - Андрей с каким-то странным любопытством смотрит на неё.

Смутившись, она отвернулась, и стала смотреть на Днепр, а, он, величаво неся свои воды, ей на короткое время показалось, вздохнул, или это она вздохнула?

Андрей тоже повернулся к реке, и с каким-то восторженно-мечтательным выражением в глазах, стал смотреть на текущую мимо них воду.

Ксения присела на скамью, а её «сопровождающий» продолжая стоять, тихо заговорил:  

- Ксения, знаете, я бесконечно долго могу любоваться Днепром. Он, словно живой организм, и всегда… разный: днём - он величаво и спокойно несёт свои воды мимо нас; в лунную ночь -  его водную гладь украшает, золотая лунная дорожка. Она словно мост соединяет оба берега Днепра.

 И светящиеся в антрацитового цвета небе мириады звёзд, отражаются в его глубине.

А в бурю он… грозен! Я думаю, это не из-за ветра начинают вздыматься волны и бросаться белой пеной, а наоборот - разгневавшись на людские грехи, он грозно начинает рычать и тяжело дышать, и волны, словно плечи исполинов, вздымаются до небес. А вдыхая и выдыхая грудью воздух, он создаёт ветер, и он, злобствуя, начинает трепать паруса лодок и раскачивать пароходы.

- Вы поэт, Андрей - завороженная нарисованной им картиной, произнесла Ксения.

Андрей, услышав её слова, повернул голову в сторону девушки, и, немного подумав, сказал:

- Ну, что вы, какой я поэт, я прагматик.  

- Не скажите, не скажите, - возразила Ксения.

Андрей вновь повернулся к Днепру, и продолжил говорить то ли себе, то ли Ксении: «Днепр, это «живая» матрица. Каждая его молекула, проплывая мимо городов и сёл, мимо животных и людей, записывает всё увиденное и услышанное, и помнит вечно. Даже, если вода превращается в пар, и молекулы поднимаются высоко-высоко в небо, всё равно они сохраняют эти записи». 

Сказав это, Андрей вздохнул, и, после небольшой паузы продолжил: «Если люди когда-нибудь, наверное, в далёком будущем, сумеют расшифровать эти записи, раскрыть тайну жидкой матрицы, они узнают историю МИРА с начала его образования до «своего времени». И знаете, Ксения, я завидую людям будущего, ведь они смогут увидеть нас с вами».

- Не знаю, насколько вы правы, но я тоже хотела бы узнать своё будущее.

И мечтательно полуприкрыв глаза, словно в ожидании совершения чуда, закончила со вздохом: «Что меня ожидает в будущем?»

- Вас, Ксения, ожидает большая любовь, - Андрей склонился к её лицу, - Вы верите мне?

- Возможно. Но пока что-то она запаздывает.

И тихий, словно полночный шелест ветерка, вновь вырвался вздох из груди девушки.

- Ксения, мы ещё немного посидим? - мягко спросил Андрей. Полюбуемся вечерним закатом над рекой?

- Конечно, посидим, - согласилась она. Вечер прекрасный.

Потом они немного погуляли по набережной - дошли до «Поплавка», и Андрей предложил зайти в «ресторан на воде», поужинать. Но она сразу же отказалась, почему-то заторопилась куда-то, забеспокоилась.

Он не стал настаивать, и на такси отвёз домой.

И опять она не пригласила его на «чашечку кофе». И опять он не стал уговаривать её, а сказав «До завтра», уехал.

Какой порядочный, воспитанный парубок, подумала она, и спохватилась - а, книга? Он уехал, забыв отдать книгу! Вот дурёха, обозвала она себя, шла за книжкой, и опять осталась без неё! Теперь поздно что-либо менять - Андрей уехал, и книга вместе с ним. О Господи, когда же я поумнею, не буду такой забывчивой растяпой, прошептала она, где я буду теперь искать их. Под «ИХ» она подразумевала Андрея и Юрия, ведь у меня даже номера телефона этих ребят нет.

И она, подперев голову рукой, загрустила. Почему-то ей вспомнился её первый, и так неудачно начавшийся рабочий день. Не полученная сегодня книга, и погибшие отец с матерью. И совсем ей стало тоскливо, когда она вспомнила бабушку.

От этих грустных воспоминаний, слёзы, постепенно накапливавшиеся в глазах, вдруг полились ручьём, и Ксения зарыдала. Наплакавшись вволю, она сходила в ванную комнату, и сполоснула лицо прохладной водой. Стало немного легче: говорят же - девичьи слёзы, что летний дождик.

 

              &nbs... Читать следующую страницу »

Страница: 1 2


3 декабря 2017

1 лайки
0 рекомендуют

Понравилось произведение? Расскажи друзьям!

Последние отзывы и рецензии на
«Безумство страсти и любви (эротика)»

Нет отзывов и рецензий
Хотите стать первым?


Просмотр всех рецензий и отзывов (0) | Добавить свою рецензию

Добавить закладку | Просмотр закладок | Добавить на полку

Вернуться назад






© 2014-2019 Сайт, где можно почитать прозу 18+
Правила пользования сайтом :: Договор с сайтом
Рейтинг@Mail.ru Частный вебмастерЧастный вебмастер