ПРОМО АВТОРА
Игорь Осень
 Игорь Осень

хотите заявить о себе?

АВТОРЫ ПРИГЛАШАЮТ

Олесь Григ - приглашает вас на свою авторскую страницу Олесь Григ: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
kapral55 - приглашает вас на свою авторскую страницу kapral55: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
стрекалов александр сергеевич - приглашает вас на свою авторскую страницу стрекалов александр сергеевич: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
Сергей Беспалов - приглашает вас на свою авторскую страницу Сергей Беспалов: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
Дмитрий Выркин - приглашает вас на свою авторскую страницу Дмитрий Выркин: «Вы любите читать прозу и стихи? Вы любите детективы, драмы, юнорески, рассказы для детей, исторические произведения?»

МЕЦЕНАТЫ САЙТА

Михаил Кедровский - меценат Михаил Кедровский: «Я жертвую 20!»
Михаил Кедровский - меценат Михаил Кедровский: «Я жертвую 20!»
станислав далецкий - меценат станислав далецкий: «Я жертвую 20!»
Амастори - меценат Амастори: «Я жертвую 20!»
Амастори - меценат Амастори: «Я жертвую 100!»



ПОПУЛЯРНАЯ ПРОЗА
за 2018 год

Автор иконка Андрей Штин
Стоит почитать Аннотация к повести

Автор иконка Наталья Кравцова
Стоит почитать «В марте не растают снега…»

Автор иконка Наталья Кравцова
Стоит почитать Мне повезло родиться в Оренбуржье

Автор иконка Sall Славикоf
Стоит почитать ПРОКЛЯТЬЕ ДОМА МАКФЛОЕВ

Автор иконка станислав далецкий
Стоит почитать ВСТРЕЧА БЫВШИХ

ПОПУЛЯРНЫЕ СТИХИ
за 2018 год

Автор иконка мирослава троицкая
Стоит почитать Зимний вечер.

Автор иконка Sall Славикоf
Стоит почитать ДЕТСТВО.СТИХОТВОРЕНИЕ ВТОРОЕ

Автор иконка Ника
Стоит почитать Тишина

Автор иконка мирослава троицкая
Стоит почитать Гадание.

Автор иконка Василий Шеин
Стоит почитать Клен замерз...Ему - не спится...

БЛОГ РЕДАКТОРА

ПоследнееРазвитие сайта в новом году
ПоследнееКручу верчу, обмануть хочу
ПоследнееСтихи про трагедию в Кемерово
ПоследнееСоскучились? :)
ПоследнееИтоги конкурса фантастического рассказа
ПоследнееПоздравляем с Днем защитников Отечества!
ПоследнееАнализ литературного текста

РЕЦЕНЗИИ И ОТЗЫВЫ К ПРОЗЕ

Алексей БелобровАлексей Белобров: "Благодарю за отзыв! Это было на самом деле, к несчастью." к рецензии на Жил да был чёрный кот за углом

Эльдар ШарбатовЭльдар Шарбатов: "Спасибо Вам за сильное, душевное произведение!" к рецензии на Жил да был чёрный кот за углом

Эльдар ШарбатовЭльдар Шарбатов: "Вероятно, Корова не хуже других видела, что кот на удивление ласковый...." к рецензии на Жил да был чёрный кот за углом

Эльдар ШарбатовЭльдар Шарбатов: "По-моему, тут дело не в приметах: эгоцентричным людям нужен только пов..." к произведению Жил да был чёрный кот за углом

Вова РельефныйВова Рельефный: "А если и пьет и гуляет, то идеально?" к рецензии на "ЧТО НУЖНО ЖЕНЩИНЕ?.. СКАЖИТЕ?"

НаталиНатали: "Интересная сказка. Женщине всегда мало. Вот есть у меня две подруги . ..." к произведению "ЧТО НУЖНО ЖЕНЩИНЕ?.. СКАЖИТЕ?"

Еще комментарии...

РЕЦЕНЗИИ И ОТЗЫВЫ К СТИХАМ

НаталиНатали: "Понравилось стихотворение. Написано легко и просто..." к стихотворению Бой утих и отпустило

Эльдар ШарбатовЭльдар Шарбатов: "Знакомые размышления для любого поэта! Повышен..." к стихотворению ДИВАННАЯ ПЕЧАЛЬ... шутка

НаталиНатали: "Понравилось стихотворение о любви, легкое и нежное..." к стихотворению Всё морознее день ото дня...

kapral55kapral55: "Спасибо за понимание и отзыв." к рецензии на Пропадаю ни за грош

НаталиНатали: "Да, водка губит человека. И спасать человек должен..." к стихотворению Пропадаю ни за грош

НаталиНатали: "Стихотворение понравилось. Почему то в жизни всегд..." к стихотворению РАДОСТЬ И ПЕЧАЛЬ СЛЕЗНАЯ...

Еще комментарии...

СЛУЧАЙНЫЙ ТРУД

Не ошибись!
Просмотры:  138       Лайки:  0
Автор Васильков Михаил Иванович

Полезные ссылки

Что такое проза в интернете?

"Прошли те времена, когда бумажная книга была единственным вариантом для распространения своего творчества. Теперь любой автор, который хочет явить миру свою прозу может разместить её в интернете. Найти читателей и стать известным сегодня просто, как никогда. Для этого нужно лишь зарегистрироваться на любом из более менее известных литературных сайтов и выложить свой труд на суд людям. Миллионы потенциальных читателей не идут ни в какое сравнение с тиражами современных книг (2-5 тысяч экземпляров)".

Мы в соцсетях



Группа РУИЗДАТа вконтакте Группа РУИЗДАТа в Одноклассниках Группа РУИЗДАТа в твиттере Группа РУИЗДАТа в фейсбуке Ютуб канал Руиздата

Современная литература

"Автор хочет разместить свои стихи или прозу в интернете и получить читателей. Читатель хочет читать бесплатно и без регистрации книги современных авторов. Литературный сайт руиздат.ру предоставляет им эту возможность. Кроме этого, наш сайт позволяет читателям после регистрации: использовать закладки, книжную полку, следить за новостями избранных авторов и более комфортно писать комментарии".



Контрольная работа


Андрей Ланкинен Андрей Ланкинен Жанр прозы:

24 августа 2017 Жанр прозы Эротическая проза и рассказы
2382 просмотров
0 рекомендуют
4 лайки
вид для чтения
Контрольная работаТрое в постели. Бывает? Не только в порнофильах!

Я поднимался по грязной лестнице филологического факультета, пропахшей сыростью замшелых фолиантов, хранившихся в покрытом вековой изумрудной плесенью подвале. 
Забытые книги иногда листали, сдувая пыль с пергаментной старой бумаги, профессора и въедливые аспиранты, знатоки и учёные, другие необычные субъекты, обременённые знаниями, почему-то до сих пор, вопреки простой логике реальной жизни, интересовавшиеся ходом истории. Время от времени старая, самая учёная крыса-главная по шайке крысиного племени, облюбовавшего подвал, не отказывала себе в удовольствии иногда попробовать на жёлтый зуб корешок какого-нибудь ветхого манускрипта.
Лестница была любимой средой обитания универсантов,которые обменивались здесь последними новостями, местом, где мальчики трогали за попы миловидных однокурсниц, а девочки в преддверии зачета или экзамена на всякий случай строили глазки проходящим мимо, спешащим на занятия строгим и бескомпромиссным преподавателям-мужчинам.
На загаженной хабарикам лестнице студенты пили крепкий горько-кислый кофе, принесённый из студенческого буфета, подавляли голод мертво-жёлтыми, приготовленными на прогорклом масле пирожками, улетающими как глубинные бомбы в лужёные студенческие желудки. 
В этом пространстве со стенами, окрашенными в ядовито-жёлтый цвет, с обвалившейся кое-где или висящей лохмотьями и бородами штукатуркой, витал дух противодействия всему официальному и формальному, царила непринуждённость в словах и мыслях. 
Где-то на лестничной клетке, среди сонма юных почитателей его учёности и заслуг, как иностранный теплоход на рейде, окружённый любопытствующими лодочниками, попыхивал трубкой профессор-пушкинист, обволакивая убедительным, поставленным голосом юных студенточек, увлекая рассказами о парадоксах творчества, юморесками и анекдотами из биографий гениев литературы. 
Здесь же всегда курили местные университетские фрики, маскирующие лень и неуемную жажду подлинного искусства и своего воплощения в нем, странными одеяниями, загадочной томностью, неадекватным поведением, замысловатыми мулечками и высокими черными башмаками со шнуровкой на толстой платформе. Тут же совершался обмен мыслями, новостями, конспектами, книгами, шпаргалками, пластинками, здесь язвили и смеялись по поводу и без.
Я шел на занятия по французской фонетике, которую преподавала сухая согбенная старушка в строгом темно-сером « сталинском» пиджаке и блузке с жабо, прикреплённым серебряной брошью со старинной камеей, как утверждали, внучатой племяницей одного из русских классических мастеров, принадлежавших к «Могучей кучке». 
Она унаследовала от композитора - родственника тягу к вязко-текущему и пафосному повествованию русской классической оперы и изводила студентов вариантами фонем, существовавшими на практике в каком-то далёком и прекрасном супер-плюс-квам-перфекте только в стародавние времена при дворе имперской Франции.
Преподаватель зло шутила, подтрунивая над пролетарским происхождением своих учеников и их неумением никак взять в толк какую-нибудь регрессивную аккомодацию, которые так и не понимали, как и с чем и для чего ее едят . Она считала полутона и хроматизмы французской фонетики чрезвычайно важными и незаменимыми в жизни человечества и доводила всех до исступления бесконечными нудными экзерсисами. Улыбка высокомерного снисхождения змеилась на ее лице, когда студент был не осведомлен в вопросах мировой культуры или был косолап во французской грамматике.
Вдруг я остановился, замер, заиндевел, превратился в кусок льда, почти умер. Мне показалось, что я вижу что-то совсем иное, запредельное, вне рамок моих жалких литературных фантазий. 
Это было никак не связанное с моей жизнью явление - полное противоречие предыдущим впечатлениям и опыту, познаниям, которые я неумело, вне мер и весов, масштабов и общих правил, без разумения, бездумно, как чужой и неудобный карнавальный костюм, старался приложить к себе: 
« Ваш нежный рот-сплошное целованье»… и так далее… 
Зачем, по какой такой необходимости, я входил ранее, до этого момента, в перипетии романов Голсуорси с его беспардонно морализирующей «Белой обезьяной» и переходами одного и того же образа из разряда алчущих денег негодяев в разряд почти святых? По какой-такой высшей прихоти я пытался понять глубину и красоту текстов, сострадать книжным героям и героиням? Зачем все это было? Для чего я вникал и пытался расшифровать тургеневские длинноты, чтобы додуматься, докопаться до правды, раскрыть полифонию, услышать и осмыслить симфонию прозы, сложенную из простых слов? О чем, собственно, речь в этих бесполезных романах? 
Что? Я ещё стою? Я живой? Я - здесь, с вами? Или уже исчез? Растворился? Превратился в пепел, прах, пыль?
В общем, я увидел ее. Я вдохнул, поперхнулся, задохнулся этим неведомым мне резким пряным запахом - смесью лимонной цедры, ванили и красного перца. 
Многослойные цветные юбки, многочисленные браслеты на узких запястьях, бусы, яркий шарф сделали меня неадекватным, тихим, покорным, поместили меня куда-то далеко, в иную, нереальную плоскость, и, одновременно, затащили мой мозг в дьявольскую морозильную камеру. 
Этот притягательный манящий незнакомый плод, который вдруг ни с того ни сего мне было позволено поднять с земли, попробовать на язык, понять и изведать. Он совсем не сочетался с содержанием моей жизни среди вечно гриппующих, чихающих, пресных и ностальгирующих по чему-то неконкретному и высокому друзей. 
И поскольку я оценивал себя трезво, я понимал, что этот фрукт из Эдемского сада греха, где, по определению, никогда не растет сорная трава, не водятся кровожадные и хитрые звери, не пузырят глаза многоумные и коварные жабы, где есть только ангелы и разноцветные, весёлые, беззаботные птички, свинцовой гирей свалился мне на голову и в миг обрушил моё сознание, хотя он, этот фрукт, для меня, конечно же, был не предусмотрен и не предназначен. 
Жалкая реплика мужчины, живущего в абсолютно другом мире, твердила мне:
«Что я могу? Я не кручусь на турнике, не занимаюсь культуризмом, одеваюсь немодно и непрестижно, не участвую в общественной работе, чтобы немедленно сделать карьеру, не бегаю, выпучив глаза, возбуждённо обсуждая проигрыш любимой футбольной команды, не воспринимаю рок, не слежу за жизнью модных кумиров etc ,
а только могу сесть, чуть-чуть поиграть словами, и протерев очки, написать какую-то бездарную слащавую муть типа: 
«Любя тебя, я город свой оставлю...»
«Ну, и оставь, в чем проблема? Без тебя тут всякого хлама навалом! Не задерживайся!» - скажут мне и будут абсолютно правы. 
Ее один глаз был чуть меньше другого, и это совершенство правильного, данного богом античного лица с прямым носом, пухлыми и влажными губами, маленькая круглая попка и небольшие упругие девичьи груди создавали обманное эротичное сочетание изящного вкусного порока и физической красоты, как будто бы явившееся из эпохи грехопадения древнего Рима. 
Эта полубогиня стояла облокотившись на ржавые рыжие перила, я подошёл и почему-то спросил по-французски: 
“Il y a des problemes?“* 
Это было так просто и незамысловато для студента филфака произнести пару знакомых фраз на иностранном языке и служило как лучшее средство защиты в преодолении неуклюжести, неловкости, что вроде и не вело к каким-либо конкретным последствиям, обязательным действиям или императивам, слова молодого человека, который не умел и не знал, как привлечь девушку и ещё меньше понимал, как общаться и вести себя с женщиной, а в сущности, в полном смысле мужчиной и не являлся, а был наивным и не очень внятным переложением, списком, наброском будущего мужчины, чудовищной смесью романов и выученных наизусть, как молитвы, стихов, бессмысленных слез, вернее даже их следов, романтических поэтов, сумасшедших чудаков, которых безрассудная, страстная, но малоопытная юность возводила в гении и пасторы в дурном сочетании с удушающей и жёсткой атакой бушующих гормонов, бьющих прямо в мозг и ниже пояса. 
Эта маленькая чёрная маска, которая сжимала лицо - пара слов на иностранном языке - давала возможность легко обхитрить неуверенность юности, преодолеть барьер, разделяющий нежную розовую невинность и манящее простое плотское желание, и все это - только посредством всего двух - трёх слов на чужом языке, изрекаемых с пафосом недомужчиной.
Только всего одна простая фраза, произнесённая на плохом французском, помогала разрешить все эти неловкие и неудобные проблемы застенчивости и неосведомлённости в искусстве флирта, перейти к простоте обычного общения на «ты».
- Да, привет, у меня действительно некоторые сложности с французским языком. Не могу сдать зачёт. Мой любимый, Вахтанг ( она нажала на это слово «любимый» интонацией) сейчас отсутствует - он аспирант из Чечни. У них там, в Чечне, очередная заварушка, а я никак не могу сдать контрольную работу по грамматике. Уже который раз меня не допускают к экзамену. А Ваха-Черепаха - все в отъезде! А так, он все решает обычно! Без проблем!
Ее раскосые разновеликие зелёные глаза затемнились цветом перезревшего на летнем солнце крыжовника и стали влажными:
- Может, ты мне поможешь?
Я почувствовал небесное озарение позади себя, будто ангелы коснулись моей спины, неотвратимую безудержную нежность к этой, совершенно мне чужой, находящейся на олимпе красоты, к которому я обычно не был причастен и допущен, влекущей меня женщине и, в полном одурении, как шпокнутый, откуда-то сверху, ударенный свинцовым молотом, разбивающим логику, ход и обыденность жизни, все и вся на своём пути, в дребезги. 
Я, простое, ходящее на двух лапах существо, уже был невидим глазом, ни под микроскопом, ни через телескоп мудрейшего звездочёта в длинном колпаке, утомлённого огромностью знаний, разбирающего мир на кусочки, партикулы, молекулы, даже для него, я стал бы прозрачным, нетактильным и незаметным, как воздух, которым мы дышим - и я уже просто, без затей, без всяких художественных реминисценций воспринимал мир, как детскую игру «мама-папа».
Бессмысленные жизненные кроссворды, неосторожные, случайные прикосновения и бесцельные и лукавые интрижки, ведущие в никуда, и затеянные незачем и без причин, просто так, от скуки или недоумию, создающие лишь сиюминутную радость, а потом приносящие краткое спокойствие плоти и тоску, исчезли, испарились, как и все эти ненужные и пустые слова и объяснения, весь чудовищный литературный бред, конечный смысл которого в неизбежной взаимной тяге двух живых существ, стремления одного простого мяса к другому, мужчины к женщине, к продолжению рода, как брачный полет двух неразумных, но благочестивых пчёл, повинующихся только природе, как запрограммированное копошение и тщательное старание ничтожного, но трудолюбивого муравья, тащащего на спине непомерно тяжёлую огромную белую куколку, придавливающую его маленькую голову, чтобы продлить потомство, постоянное стремление к противоположному полу, к чему-то неизведанному и непонятому... дабы приобщиться, наконец, к тому, что принято называть любовью и сделать все возможное и невозможное ради неё.
Я только и смог простонать, прошептать, промяукать «Да, конечно же!». Плевать на чужеродный запах - я все-таки его чувствую, я им наслаждаюсь, я в нем купаюсь, я его смакую, я его обожаю, я его боготворю! 
Я понял, что ненавижу женщин, маскирующих отсутствие личной жизни разглагольствованиями о высоких материях, употребляющих термины "экзистиальность», «релевантность», злоязыких и желчных, обсуждающих мировые проблемы , просто незнакомых с любовью или забывших о своём прямом назначении, от анализа философских воззрений которых могли бы легко покончить с собой мудрейшие из мудрых, и, в тоже время, проклинаю всех мужчин, которые не могут предвидеть ни завтра, а тем более, послезавтра, ни честно оглянуться на прошлое, сохранить и защитить своё племя, содрать с себя кожу, бросится на амбразуру, вопреки сложившимся жизненным передрягам - мужчин, которые считают своим главным достоинством и вершиной мира только то, что помещается у них между ног!
Я не терплю жирные немытые волосы и грязное белье, поучительные речи, мудрствования, мыслителей, предрекающих истины с похоронным видом, лишенных и слабого намека на радости физического блаженства, бесконечные сомнения и предосторожности, длинные объяснения о смысле жизни, дурацкую рассудительность!
Я люблю физическую красоту и ароматы дорогих духов!
Я просто хочу мира, данного мне в ощущении - в ощущении моих пальцев, моих губ, в простой радости человеческого тела, в лаконичном взлёте рук и повороте головы.
«Pourquoi pas?”**- ответил я, нахохлившись от чванства, что его, наконец, заметили, новизны и опасений, как мышонок, впервые намеревающийся наконец выскочить из темной и скучной отеческой норы.

Разноцветные юбки и блузка висели на стуле, бусы и браслеты-на полу. Она лежала в постели рядом со мной, но образ необыкновенного мужественного и, одновременно, сладкого, как “рахат-лукум”, мужчины, ради которого эта женщина была готова на все - предательство, забвение, низость, измену - этот образ, витал над нами и неотвратимо делал нас просто посторонними, случайными людьми. К тому же, он решал проблемы… И ей абсолютно было неважно, читал ли он Бодлера, Жида или Мориака, нравился ли ему Масне или Сен-Санс-всех этих безбожников и кудесников от искусства. Ей безгранично было все равно, что он думает о строении и свойствах мироздания, безразлично, что я, неловкий созерцатель чужих мужских побед, полагаю о любви. Для нее это был бред и литература! Будьте вы прокляты, пошли бы вы к черту, умники и умницы, писатели, художники, если за всем стоит такой элементарный, ужасающий простотой ответ! 
Я ощущал и ненавидел посторонний запах, запах чеченского обрезанного члена, который опередил меня в этом бессмысленном чемпионате самцов, в котором я был изначально аутсайдером - просто потому, что не относил это к главным человеческим достоинствам и инструментам завоевания женщин и познания мира, и даже, вообще, не считал это важным. 
Она отвернулась лицо в сторону от меня. Я тупо созерцал ее бессмысленно торчащие яркие розовые соски, круглую плотную попу. Я задыхался от сладкой патоки, сводящей сахаром скулы, бьющей в нос, горчившей горло приторной пошлой красоты - и я стал ничем. 
Когда я вошел в нее, она прошептала тягуче: “ Здра-а-а-вствуй!”, и я подумал, сколько же раз она уже так просто здоровалась.
Что было дальше? Ничего. Пустота. Бездонная пропасть. 
Я испытывал ее попу, потому что ей нравилось, я посетил ее рот, потому что ей нравилось, облил ее лицо тёплой сметаной своего семени, потому что ей нравилось. Чтобы я не сделал, чтобы ей нравилось и было в угоду и наслаждением ей! 
Я стал тем безмозглым животным, козлом, грязью, ничтожеством. Я все делал уже так, как существо, не человек, инфузория - туфелька, физиологическая единица.
В сущности, это было жестокое принуждение к сексу, тонко обрамлённое простыми словами: «Тебе нравится?» 
На самом деле это было тупое и грубое изнасилование. 
Скорее всего, она даже не вдавалась в такие тонкости, и все время видела перед собой другого настоящего мужчину с огромным членом, безупречным тренированным телом, лицом мифологического героя, а не меня. Она смотрела на все случившееся, как на маленькое литературное недоразумение, по ходу, почти как на несуразность, случайность, не требующая дополнительных разъяснений, на меня, как на забавную и нелепую детскую раскраску из журнала для малышей. 
В конце концов, она, как своей лучшей задушевной подруге, почему-то шепнула мне в ухо, слегка прикусив мне мочку, доверительно и просто доложив: «Послезавтра приезжает Вахтанг! Он будет очень доволен, если я сдам зачёт» 
Седая преподавательница французского внимательно, с недоверием, просмотрела контрольную работу, искусственно улыбнулась, обнажив ряд ровных желтоватых фальшивых зубов, поправила накрахмаленное белое жабо и
сказала ей:
“Tres bien, vous faites des progres ! »*** 

* Есть проблемы ? (франц.)
** Почему бы и нет? (франц.)
*** Очень хорошо, вы делаете успехи! ( франц.)


Андрей Ланкинен Андрей Ланкинен

24 августа 2017

4 лайки
0 рекомендуют

Понравилось произведение? Расскажи друзьям!

Последние отзывы и рецензии на
«Контрольная работа»

Иконка автора Дмитрий ВыркинДмитрий Выркин пишет рецензию 24 августа 20:08
Довольно оригинально написанная история из нашей сегодняшней жизни. Хорошо написанная история. И Ваш литературный язык, неприхотливый и доступный для восприятия стиль также вносит положительную гамму оценки произведения! Понравилось. Благодарю Вас Андрей. С уважением, Дмитрий.
Перейти к рецензии (0)Написать свой отзыв к рецензии

Просмотр всех рецензий и отзывов (1) | Добавить свою рецензию

Добавить закладку | Просмотр закладок | Добавить на полку

Вернуться назад






© 2014-2019 Сайт, где можно почитать прозу 18+
Правила пользования сайтом :: Договор с сайтом
Рейтинг@Mail.ru Частный вебмастерПоддержка сайта цена в месяц Частный вебмастер Владимир