ПРОМО АВТОРА
Иван Соболев
 Иван Соболев

хотите заявить о себе?

АВТОРЫ ПРИГЛАШАЮТ

Киселев_ А_А_ - приглашает вас на свою авторскую страницу Киселев_ А_А_: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
Игорь Осень - приглашает вас на свою авторскую страницу Игорь Осень: «Здоровья! Счастья! Удачи! 8)»
Олесь Григ - приглашает вас на свою авторскую страницу Олесь Григ: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
kapral55 - приглашает вас на свою авторскую страницу kapral55: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
стрекалов александр сергеевич - приглашает вас на свою авторскую страницу стрекалов александр сергеевич: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»

МЕЦЕНАТЫ САЙТА

Анна Шмалинская - меценат Анна Шмалинская: «Я жертвую 100!»
станислав далецкий - меценат станислав далецкий: «Я жертвую 30!»
Михаил Кедровский - меценат Михаил Кедровский: «Я жертвую 50!»
Амастори - меценат Амастори: «Я жертвую 120!»
Вова Рельефный - меценат Вова Рельефный: «Я жертвую 50!»



ПОПУЛЯРНАЯ ПРОЗА
за 2019 год

Автор иконка Юлия Шулепова-Кава...
Стоит почитать Адам и Ева. Фантазия на известную библей...

Автор иконка Сандра Сонер
Стоит почитать Самый первый

Автор иконка генрих кранц 
Стоит почитать В объятиях Золушки

Автор иконка станислав далецкий
Стоит почитать Дворянский сын

Автор иконка Юлия Шулепова-Кава...
Стоит почитать Лошадь по имени Наташка

ПОПУЛЯРНЫЕ СТИХИ
за 2019 год

Автор иконка Виктор Любецкий
Стоит почитать Вредные советы №1

Автор иконка Олесь Григ
Стоит почитать Где краски дня белы

Автор иконка Олесь Григ
Стоит почитать Блюдо с фруктовыми дольками

Автор иконка Олесь Григ
Стоит почитать Бедный ангел-хранитель

Автор иконка Виктор Любецкий
Стоит почитать Я ведь почти, что — ты?!...

БЛОГ РЕДАКТОРА

ПоследнееОбращение президента 2 апреля 2020
ПоследнееПечать книги в типографии
ПоследнееСвинья прощай!
ПоследнееОшибки в защите комментирования
ПоследнееНовые жанры в прозе и еще поиск
ПоследнееСтихи к 8 марта для женщин - Поздравляем с праздником!
ПоследнееУхудшаем функционал сайта

РЕЦЕНЗИИ И ОТЗЫВЫ К ПРОЗЕ

Эльдар ШарбатовЭльдар Шарбатов: "Любите рисовать на досуге? Хорошая тренировка для правого полушария мо..." к произведению Мысли и домыслы... (475)

Эльдар ШарбатовЭльдар Шарбатов: "По прочтении 11 глав: Развитие сюжета становится интригующим. Главный..." к произведению Магик 2

Эльдар ШарбатовЭльдар Шарбатов: "В I книге показательно представлена особая философия героя. Вот она, ..." к рецензии на Магик 1

Эльдар ШарбатовЭльдар Шарбатов: "По прочтении 3 глав: Интересная идея для расследования использовать п..." к произведению Магик 1

Эльдар ШарбатовЭльдар Шарбатов: "По прочтении 3 глав: Интересная идея для расследования использовать п..." к произведению Магик 1

Любовь КрасиваяЛюбовь Красивая: "Безусловно очень необходимое, очень нужное обращение, содержащее важн..." к произведению Обращение президента 2 апреля 2020

Еще комментарии...

РЕЦЕНЗИИ И ОТЗЫВЫ К СТИХАМ

Наталья Вицкова-СкржендзевскаяНаталья Вицкова-Скржендзевская: "Эльдар, ты прав." к рецензии на Живи сегодня

Наталья Вицкова-СкржендзевскаяНаталья Вицкова-Скржендзевская: "Эльдар, спасибо." к рецензии на Разговор с дождем

Эльдар ШарбатовЭльдар Шарбатов: "Ёмко и проникновенно, как дыхание ливня. Чувства п..." к стихотворению Разговор с дождем

Эльдар ШарбатовЭльдар Шарбатов: "Однако... впрок не надышишься! Лучше светлое б..." к стихотворению Живи сегодня

Наталья Вицкова-СкржендзевскаяНаталья Вицкова-Скржендзевская: "Посвящаю Марине Цветаевой." к стихотворению О поэте

Любовь КрасиваяЛюбовь Красивая: "Какой изъящный вышел стиш! Так вся наверно вос..." к стихотворению Официантка

Еще комментарии...

Полезные ссылки

Что такое проза в интернете?

"Прошли те времена, когда бумажная книга была единственным вариантом для распространения своего творчества. Теперь любой автор, который хочет явить миру свою прозу может разместить её в интернете. Найти читателей и стать известным сегодня просто, как никогда. Для этого нужно лишь зарегистрироваться на любом из более менее известных литературных сайтов и выложить свой труд на суд людям. Миллионы потенциальных читателей не идут ни в какое сравнение с тиражами современных книг (2-5 тысяч экземпляров)".

Мы в соцсетях



Группа РУИЗДАТа вконтакте Группа РУИЗДАТа в Одноклассниках Группа РУИЗДАТа в твиттере Группа РУИЗДАТа в фейсбуке Ютуб канал Руиздата

Современная литература

"Автор хочет разместить свои стихи или прозу в интернете и получить читателей. Читатель хочет читать бесплатно и без регистрации книги современных авторов. Литературный сайт руиздат.ру предоставляет им эту возможность. Кроме этого, наш сайт позволяет читателям после регистрации: использовать закладки, книжную полку, следить за новостями избранных авторов и более комфортно писать комментарии".




Крестовский треугольник


Серафима Шацкая Серафима Шацкая Жанр прозы:

Жанр прозы Эротическая проза и рассказы
3143 просмотров
0 рекомендуют
3 лайки
Возможно, вам будет удобней читать это произведение в виде для чтения. Нажмите сюда.
Крестовский треугольникНалаженная жизнь Романа Крестовского стала рушиться на глазах, когда к нему переехал его сын-подросток Санька. Друг отца Андрей живет вместе с ними. Саня подозревает, что в этих дружеских отношениях не все так просто. И однажды, вернувшись раньше времени из школы, застает Романа и Андрея за весьма пикантным занятием.

Под редакцией САД/Ler-chan

 

Аннотация

Налаженная жизнь Романа Крестовского стала рушиться на глазах, когда к нему переехал его сын-подросток Санька. Друг отца Андрей живет вместе с ними. Саня подозревает, что в этих дружеских отношениях не все так просто. И однажды, вернувшись раньше времени из школы, застает Романа и Андрея за весьма пикантным занятием.     

 

 

 

Эпиграф

 

Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему.  

 «Анна Каренина»

Л.Н.Толстой  

 

Часть 1

 

Когда мать с отцом развелись, Санька был ещё маленький и не совсем понимал, что же произошло между самыми дорогими ему людьми. Мама тогда часто плакала, крепко прижимая к груди голову сына. Он помнил, как тёплые капли падали на макушку, её горячее дыхание, тихие, полные горечи слова:

 

— Санечка, сыночек! Ты один у меня теперь. Не оставляй меня никогда, слышишь! Я умру без тебя! Ты единственная отрада в моей жизни!

 

 Но сама не сдержала обещания и умерла, несмотря на то, что Санька всегда был рядом.

 

 Впервые Санька услышал это страшное слово «рак» полгода назад, но было уже слишком поздно. Мать почернела и усохла на глазах.

 

 Отец их не навещал. Никогда. Мать запретила. Сказала, что не нужен Саньке такой папка, она сама воспитает его мужиком.

 

 Мамка до последней минуты своей жизни так и не смогла простить отцу его уход, поэтому строго-настрого запретила своей сестре звать бывшего мужа на похороны, просила не отдавать ему сына после её смерти. Но тётя Катя рассудила по-своему. И завтра утром Рома, как она его называла, должен был прилететь из Питера ранним рейсом.

 

— Что ж делать, Санёк! Твой же папка родительских прав не лишён. Да и человек он, в принципе, неплохой. Зарабатывает вон сколько. Будешь теперь жить с ним! Всяко лучше, чем в детдоме. А сама я взять тебя не могу. Ты же знаешь дядю Витю. Он своих-то детей в доме видеть не хочет, что уж о тебе говорить! А бабушка старенькая, кое-как ноги волочит… Так что собирай чемоданы. Завтра за тобой отец приедет!

 

 После мамкиных похорон в доме было тихо и пусто. Всю ночь Санька не мог заснуть, вспоминая, как она лежала в гробу совсем бледная, незнакомая, словно чужая. Как защемило сердце, когда её накрыли крышкой, обитой красным велюром. Как заиграла траурная музыка, когда тело стали опускать в могилу. Слёзы молча катились из глаз, сползали по щекам на подушку, расплываясь по ткани большим мокрым пятном. Санька тихо всхлипывал, то и дело растирая солёные ручейки по лицу.

 

 *** 

 

— Санька, вставай! Папка приехал, — тётя Катя тихонько трясла мальчика за плечо.

 

— Папка? — после пробуждения память возвращалась. — Папка…

 

 Санька вспомнил всё. Матери больше нет, а ему предстоит лететь с отцом в чужой незнакомый город. Они не виделись с тех пор, как Санька перешёл в подготовительную группу детского сада. Мальчик поднялся с кровати, натянул на себя спортивные штаны и вышел в коридор, щурясь от яркого света, льющегося с кухни.

 

 Отец сидел за маленьким кухонным столом, накрытым клеёнкой в красно-белую клетку. Увидев родное лицо, Санька сразу вспомнил, как тот катал его на загривке, как ходили летом в парк. Вспомнил, как звонко смеялась мать, когда Санька опрокинул на голову отцу подтаявшее в руке мороженое. Сейчас он изменился. Между бровей залегла глубокая складка, в уголках карих глаз собрались мелкие лучики морщинок, а пышные тёмно-каштановые волосы подёрнула седина, собираясь белым цветом у висков.

 

— Ну, привет, сын! Вот при таких невесёлых обстоятельствах нам с тобой приходится встречаться, — мужчина грустно улыбнулся.

 

— Привет… — Санька растерянно смотрел на отца.

 

— Как я погляжу, ты уже совсем взрослый. Вон какой вымахал!

 

 Санька добрёл до табурета и уселся рядом, внимательно разглядывая гостя.

 

— Саня, завтракать будешь? — гремя тарелками, засуетилась тётя Катя.

 

— Пап, а мне, правда, придётся уехать с тобой? — прохрипел не отошедшим ото сна голосом мальчик.

 

— Да, сын, правда, — отец вздохнул. — Вот уладим все бумажные дела и поедем. Я уже в Питере со школой договорился. А тётя Катя будет приезжать к нам в гости. Правда? — Роман поднял на неё глаза.

 

— Правда-правда… Ешь давай, пока не остыло! — не глядя на родственника, женщина поставила перед мальчиком тарелку с овсянкой. 

 

— Кать, я серьёзно. Приедешь? — мужчина выжидающим взглядом смотрел на нее.

 

— Видно будет! — проворчала та. По лицу скользнула тень неуверенности. — Ром, не заставляй меня давать обещаний! Если бы я могла оставить Саньку у себя, поверь мне, я к тебе не обратилась! Извини, конечно, Ромочка, но я не считаю, что ты лучший вариант для Саньки. Тут уж из двух зол, как говорится!

 

— Почему же, Катя? Ведь я ни наркоман, ни алкоголик! Зарабатываю, сама знаешь как! Чем я плох?

 

— Давай не при ребёнке! Я потом тебе скажу, что с тобой не так. Да что тебе говорить... Ты и сам всё знаешь!

 

— Да, Катенька, я знаю! Но мы же современные цивилизованные люди! Ты же умная женщина, должна понимать, что это не болезнь, не зараза какая-нибудь. На Саньке  никак не отразится!

 

— Посмотрим, Ром, посмотрим! Но учти, если я что узнаю, то, не раздумывая, пойду в суд!

 

— Господи, Катя! — мужчина всплеснул руками. — Ты кем нас считаешь?!

 

— Кем надо, теми и считаю! Всё, Рома, давай прекратим этот разговор!

 

  *** 

 

 Такси затормозило у аэровокзала. Пока отец расплачивался с водителем и доставал вещи, Екатерина и Санька выбрались из салона.

 

— Ты всё взял? Ничего дома не забыл?

 

— Всё! — буркнул подросток себе под нос.

 

— В общем, квартиру я твою сдавать буду. Деньги папке на счёт пересылать. Пока мы с твоим отцом решили её не продавать, вдруг захочешь в родной город вернуться. Да и мало ли что может случиться… — тётка в сердцах махнула рукой.

 

— А что может случиться? — на женщину исподлобья смотрели два чёрно-карих глаза.

 

  «Совсем как у Дашки! — мелькнуло в голове. — Копия мать!»

 

— Да ничего! Всё будет хорошо. Это я так, к слову. — Она сложила руки на груди, выглядывая Романа. — Долго он там ещё будет возиться? На самолёт опоздаете!

 

  Увидев приближающегося к ним мужчину, обвешанного со всех сторон сумками, она снова повернулась к Саньке.

 

— Как долетите, позвони! Понял? И, вообще, звони! Не забывай тётку! — она внимательно посмотрела в мальчишеское лицо и прижала Саньку к себе. — Господи, правильно ли я делаю?! Ой! Ладно, запричитала, как старуха.

 

— Ну что, пошли на регистрацию, — подойдя ближе, кивнул Роман.

 

  Все трое устремились к стеклянным раздвижным дверям, ведущим внутрь здания.

 

  *** 

 

 Измученный событиями последних дней Санька не заметил, как заснул в кресле самолёта. Очнулся он только тогда, когда в ушах зазвенело от резкого перепада давления.

 

— Садимся, — заметил отец. — Совсем скоро будем дома!

 

  Гигантская стальная птица накренилась набок. Санька увидал в иллюминатор огромную очерченную кривой линией берега серебристую водяную гладь.

 

— Это что, море? — он повернулся к Роману.

 

— Нет, сын. Это Ладога. Море вон там! Впереди!

 

 Вскоре самолёт принял нужное положение, с каждой минутой снижаясь всё больше. Под крылом святящейся паутиной раскинулся огромный город. От этой картины захватывало дух.

 

— Ух ты, как красиво! — Санька не мог сдержать восторга.

 

  Тоненькие желтовато-оранжевые линии стали увеличиваться, давая различить полосы дорог, фонарные столбы и крошечные движущиеся по автостраде машины.

 

  Самолёт, ревя турбинами, стремительно приближался к взлётно-посадочной полосе. Небольшой удар о землю, и Санька почувствовал, как засосало под ложечкой оттого, что мощная конструкция резко теряет скорость.   

 

  Получив вещи, отец и сын направились к выходу. Белые двери матового стекла с шумом распахнулись перед ними. И Санька увидел, что отец машет кому-то из толпы встречающих. Высокий худощавый блондин в светлых джинсах и короткой чёрной кожаной куртке помахал рукой в ответ.

 

— Привет, Ром!

 

— Привет! Знакомьтесь, это Санька!

 

— Андрей! — на Саньку с прищуром смотрели колкие зелёные глаза. Высокие скулы, тонкий подбородок и губы растянуты в полуулыбке так, что на щеках образуются симпатичные ямочки. На вид Андрею нельзя было дать больше тридцати. Парень протянул ладонь для рукопожатия. Санька потряс его за руку.

 

— Ну, совсем взрослый мужик же! — он с чувством потрепал по рыжим Санькиным вихрам. — Как долетели?

 

— Всё отлично! Как дома дела?

 

— Прибрался! Ужин в духовке. Ждёт вас. Что, поехали? — Андрей подхватил чемодан и все трое направились к выходу.

 

  До дома добирались долго — вначале полчаса стояли в пробке на выезде из Пулково, потом ехали по прямому, как стрела, Московскому проспекту мимо сталинских высоток, мимо утопающего в зелени парка. Свернули на извилистые узкие улочки питерского центра со старыми, изъеденными временем домами. Проехали вдоль роскошных садов, мимо Эрмитажа и далее по Дворцовому мосту мимо стрелки с красными ростральными колоннами, свернули на Биржевой мост.

 

  Всю дорогу Санька глядел в окно на сменяющие друг друга сильно контрастирующие пейзажи. Вскоре машина остановилась возле одного из новых домов на берегу реки, за которой начинался бескрайний зелёный оазис. Территория новостройки с детской площадкой, парковкой и небольшим сквериком была обнесена высоким забором. Андрей, достав из кармана пульт, открыл ворота, и автомобиль, тихо шурша колёсами, въехал во внутренний двор.

 

— Ну вот, мы и дома! — Роман расплылся в улыбке.

 

  *** 

 

  Парадная была совсем непохожа на подъезд дома, в котором Санька жил с матерью — холл и лифтовая были отделаны тёплым охристо-жёлтым камнем. У входа за стойкой с цветами сидел консьерж. Просторные лифты с зеркалами и обставленные цветочными композициями лестничные пролёты и межквартирные холлы. На стенах картины в рамах. На полу блестящая жёлто-белая плитка с выложенным узором. От всей этой роскоши Санька открыл рот. Так вот как живёт его отец!

 

  Квартира была просто огромной. Две изолированные комнаты, кухня, совмещённая с гостиной и входным холлом.

 

— Ничего себе! — присвистнул Санька, зайдя внутрь.

 

— Ты ещё не видел своей комнаты! Надеюсь, она тебе понравится, — отец был явно доволен впечатлением, которое на Саньку произвела квартира.

 

— А что, может, поужинаем? — Андрей, потирая руки, направился к кухне. — Санька, Рома, мойте руки и идёмте за стол!

 

  Парень по-хозяйски залез в холодильник, доставая оттуда белую фарфоровую менажницу, заполненную нарезкой из сыра, мяса, помидоров и огурцов. Вынул из духовки противень с запечённым по-французски мясом. Расставил на стеклянном прямоугольном столе тарелки, разложил салфетки и столовые приборы. Поставил возле каждого места пузатые приземистые стаканы и два бокала для вина.  

 

— Пойдём! — отец весело подмигнул Саньке.

 

  *** 

 

— Пап, а Андрей — он кто? — намыливая руки розовым жидким мылом, выдавленным из дозатора, спросил мальчик.

 

— Андрей… мой друг. А что?

 

— Да нет, ничего, интересно просто.

 

  ***

 

  За столом Санька уплетал за обе щёки. В самолёте он проспал положенный обед, поэтому к вечеру сильно проголодался. Отец с Андреем, переглядываясь, неспешно беседовали о каких-то своих малопонятных делах, потягивая из бокалов на тонкой ножке бордово-красное вино.

 

  Когда Санька наелся, ему стало скучно, и он рассеянным взглядом в сотый раз обводил огромную гостиную с молочно-белым кожаным диваном, стоящим по центру и такими же белыми длинными портьерами на окнах.

 

— Что, Сань, устал сидеть с нами за столом? — Роман обратился к сыну. — Хочешь, я провожу тебя в комнату?

 

  Санька кивнул.

 

  Комната, приготовленная для мальчика, была небольшой, но светлой и очень уютной. У окна стоял письменный стол. Кровать, к которой с пола вела деревянная лестница, находилась под потолком. Под кроватью расположился целый уголок: полки, большая доска в деревянной оправе и стол, на котором стоял новенький системный блок и широкий классный монитор.

 

— Здесь нет ни книжек, ни игрушек. Мы не знали, что тебе нравится. Давай завтра вместе съездим и купим то, что тебе по душе!

 

— Хорошо.

 

— Да, и если что-то понадобится, а меня не будет рядом, смело обращайся к Андрею.

 

— А что, он не поедет к себе домой? — мальчик удивлённо вскинул брови.

 

— Н-нет, — отца почему-то смутил этот вопрос.

 

— Тогда ладно, — Роман вышел из Санькиной комнаты.

 

  *** 

 

  Весь следующий день Роман, Андрей и Санька провели вместе. Они съездили в торговый центр и купили несколько наборов для моделирования. После чего закупились учебниками и интересными книгами в одном из литературных бутиков. Затем поехали на Диво-остров, где долго катались на разных аттракционах.

 

  Андрей оказался очень весёлым и компанейским парнем. Всё время подшучивал то над отцом, то над Санькой. Когда солнце начало клониться к закату, они взяли напрокат лодку и долго плавали по Большой и Средней Невке, наблюдая за тем, как последние желтовато-розовые лучи скользят по водной поверхности, переливаясь серебристыми бликами в длинных морщинках волн.  

 

  В этот день Санька был почти счастлив, на какое-то время даже смог забыть о том, что никогда больше не увидит свою любимую мамку.

 

 *** 

 

  До начала сентября оставалась неделя. После выходных зарядил затяжной питерский дождь, то заливая улицы тропическим ливнем, то переходя в мелкую, похожую на пыль, морось. В эти дни Санька сидел дома и ждал, когда с работы вернутся отец и дядя Андрей.

 

  *** 

 

  Однажды вечером, когда Андрей и Санька в ожидании отца готовили ужин, мальчик неожиданно спросил:

 

— Дядя Андрей, а почему вы с папой живете вместе?

 

  Мужчина явно был не готов к такому повороту. Он растерянно посмотрел на мальчика и неуверенно промямлил:

 

— Ну-у-у… так проще… веселее, что ли… мне не так скучно, да и папе твоему тоже…

 

— Понятно. А ты пойдёшь меня провожать первого сентября?

 

— Я даже не знаю. А ты хочешь?

 

  Мальчик пожал плечами.

 

— А ты?

 

— Наверное…

 

  Звуки шарящего в замочной скважине ключа прервали этот неловкий разговор.

 

— Папка! — Санька бросился отцу навстречу.

 

— А я вам вкусненького принёс! На, неси на кухню, — он вручил сыну шелестящий пакет.

 

— Привет, Андрюш, что на ужин? Я голодный как волк! — шаря по кастрюлям, Роман не смотрел на друга.

 

— Рома, знаешь, нам, кажется, надо будет с тобой кое-что обсудить.

 

— Давай обсудим. Говори, что хотел.

 

— Наедине, — зелёные глаза внимательно смотрели на него. Роман закусил губы и пристально вглядывался в лицо парня. — Что-то случилось?

 

— Пока нет. Но рано или поздно случится. И Санька к этому близок.

 

— М-м-м, вот оно как, — Роман понимающе хмыкнул. — Ну, тогда отложим на попозже.

 

  *** 

 

 Первого сентября Санька с отцом отправились в школу вдвоём. Андрей сказал, что неважно себя чувствует, и остался дома, чтобы подготовить торжественный обед по поводу начала нового учебного года. По возвращении все трое весело обсуждали новых Санькиных одноклассников и учителей.

 

  Саньке школа понравилась. Просторная, с большими светлыми классами, новыми компьютерным оборудованием и огромной спортивной площадкой перед зданием. Живя в своём городке, о такой он мог только мечтать.

 

  Школа-лицей, где Саньке предстояло теперь учиться, находилась не так далеко от дома. Каждое утро Санька вставал пораньше, завтракал, шёл вдоль набережной, мимо небольшого скверика к двухэтажному новому корпусу. Первое время всё было хорошо. Бойкий мальчик быстро нашёл друзей среди одноклассников. Особенно он подружился с Борькой, невысоким пареньком. Своим видом Борька напоминал героя «Ералаша» — хитрые озорные маленькие глазки, светлые брови вразлёт, тонкая полоска губ и задиристый нрав. Вначале они с Санькой носились на переменах наперегонки, потом стали вместе ходить домой, тем более что им было по дороге. Позже Борька стал ждать Саньку у дома перед началом занятий, чтобы успеть поболтать о разных очень важных мальчишеских делах.

 

— Слушай, Борька, а пойдём ко мне уроки поделаем! — как-то предложил Саня новому другу, когда они вдвоём возвращались из школы.

 

— Ну-у-у, — потянул мальчик, — у тебя, наверное, мать дома.

 

— Неа, — Санька грустно посмотрел на товарища, — у меня нет мамы.

 

— А где же она?

 

— Умерла, — прошептал парнишка. Внезапно подступившие слезы сдавили горло.

 

— Дела-а-а… — Борька с сочувствием покачал головой. — Ты это, держись!

 

  Он похлопал друга по плечу.

 

— А с кем ты живёшь? С отцом?

 

— Да, с отцом. Он сейчас на работе.

 

— Так, получается, у тебя дома никого?

 

— Никого, — кивнул Саня.

 

— А пожрать есть? — Борька прищурился.

 

— Конечно! Там с вечера кастрюля макарон! И ещё бутеры можно наделать из лосося! — радовался Санька.

 

— Тогда пойдём!

 

  *** 

 

  Гремя ключами на весь квартирный холл, Санька открыл дверь и, пропуская друга вперёд, гостеприимно произнёс:

 

— Проходи!

 

— Ого! Ничего себе хата! — озираясь по сторонам, Борька скинул кроссовки, и зашёл в гостиную. — А кем работает твой отец?

 

— Кажется программист. Я точно не знаю.

 

— Солидно! — Борька провёл рукой по лакированной поверхности высокого белого комода.

 

— И вы чего, вдвоём тут живете?

 

— Нет, почему вдвоём. С нами ещё дядя Андрей.

 

— А! — Борька внимательно разглядывал широкую изогнутую панель телевизора, висящего над камином. — Можно, я включу?

 

— Можно. Ты макароны будешь?

 

— Ага.

 

— А лосося?

 

— И лосося. Короче, я ем всё! Можешь выкатывать, даже не спрашивая.

 

  Санька на правах хозяина достал из холодильника всё съестное, не забыв вытащить любимые Андреем шоколадные конфеты с водкой.

 

— Ух ты, крутяк! — увидев сладости с алкоголем, Борька тут же схватил одну конфету и, освободив от бумажки, отправил её в рот.

 

— Э-э-э-э, ты смотри, много не ешь, а то дядя Андрей рассердится! Он не разрешает брать их! Я по чуть-чуть ем, чтобы не заметил!

 

— Понятно, — смакуя во рту щиплющий от алкоголя шоколад, промямлил Борька. — А дядя Андрей, он что, брат твоего отца?

 

— Почему брат?

 

— Ну как, живёт с вами. Ты его дядей называешь. Значит, брат! — коротко резюмировал Борька.

 

— Нет же! Никакой он не брат!

 

— А кто? — паренёк вытаращил глаза.

 

— Он просто папин друг.

 

— Друг?! И живёт с вами?! — удивление Борьки росло.

 

— Да, а что тут такого?

 

— Да, ничего… так подумалось… мало ли… — Санька знал эту Борькину манеру говорить загадками, если в его шкодливой голове зрели очередные шальные мысли.

 

— Говори уже, не томи!

 

— А, может, твой папка и дядя Андрей того…

 

— Чего того?

 

— Ну, как чего… — Борька многозначительно шмыгнул носом, проводя пальцем по самому кончику, — сам не догадываешься, что ли?

 

— Нет, — Санька растерянно помотал головой.

 

— Педики, вот чего…

 

— Это как — педики? — мальчик окончательно перестал понимать, о чём толкует ему друг.

 

— Ну, педики, гомосеки… Догоняешь?

 

— Нет…

 

— Слушай, ты из какой глуши приехал? Первый раз, что ли, про такое слышишь?!

 

— Ну, а если и первый? — обиделся Саня.

 

— Не, ну ты что, братан, серьёзно?! — Борькино лицо расплылось в ехидной улыбке. — Не знаешь, кто такие педики?! Ну ты вообще, даёшь!

 

  Борька громко заржал, крутясь на высокой барной табуретке возле белой лакированной стойки, отделяющей зону гостиной от кухни.

 

— Ты, конечно, прости меня! Может, я чего не знаю, но если твой папка и этот… — он опять заржал так, что из глаз выступили слезы, — спят в одной постели, а ты… Ха-ха-ха! Не-е-е-е, Санёк, с тобой и в цирк ходить не нужно…

 

— Да скажи ты толком! — Санька начинал злиться.

 

— Не, ну а вдруг я ошибаюсь… зря людей оговариваю, — красное Борькино лицо вдруг стало серьёзным. — Они где спят?

 

— Там, — мальчик, хмуро глядя исподлобья, кивнул гостю в сторону комнаты, откуда по утрам выходили дядя Андрей и его отец.

 

— А ну, пошли! — Борька ринулся в указанном направлении. Санька неуверенно засеменил следом.

 

  Паренёк одним движением руки открыл дверь в комнату отца.

 

— Ну, ёлы-палы! Чего и требовалось доказать! — задиристо хохотнул Борька, увидев в комнате широкую двуспальную кровать. — Тут и к гадалке не ходи! Гомосеки они! Что, до сих пор не догоняешь?

 

  Саньке отчего-то стало очень стыдно за отца. Он опустил голову и густо покраснел, отрицательно качая головой.

 

— Да-а, братан! Попал ты… — сочувственные речи, заставляли ещё больше стыдиться, словно Санька сделал что-то очень-очень плохое. — Трахают они тут друг друга…

 

— Я не понимаю… — шептал Санька себе под нос, едва не плача. 

 

— Чего, правда, не понимаешь? Ну, это когда мужики запихивают писюн друг другу в жопу, — пытался просветить друга Борька.

 

— Нет! — Саньку внезапно охватила такая злость, что он с силой толкнул гостя и заорал. — Врёшь ты всё! Понял?! Мой папка не такой! Понял?!

 

— Ах ты! — Борька кинулся на него с кулаками. Мальчишки сцепились, пытаясь ударить побольнее. Их ноги переплелись, и оба рухнули на пол. Они в порыве ярости кряхтели и перекатывались по светлому ламинату.

 

— Эй! Пацаны, брейк! — вошедший в квартиру Андрей подскочил к дерущимся мальчишкам. Стараясь расцепить натужно пыхтящий комок, он с силой схватил обоих за шкирку и, слегка придушив, как котят, растащил в разные стороны.

 

— Почто бьёмся?! — весело спросил он. Но оба мальчика молчали, зло сверкая друг на друга глазами.

 

— Пустите меня! — Борька дёрнулся из рук.

 

  Подхватив рюкзак с тетрадками, он молча всунул ноги в кроссовки и, не глядя ни на Андрея, ни на Саньку, недовольно буркнул: «До свиданья!» — громко хлопнув за собой дверью.

 

— Может, расскажешь, что тут у вас произошло? — парень посмотрел на мальчика.

 

  Санька до синевы стиснул губы, чтобы не разрыдаться перед этим… этим… он даже не находил слов хоть как-то назвать в эту минуту друга отца. Крупные капли предательски сорвались с ресниц. Подросток со всех ног кинулся в свою комнату.

 

— Саня! — мужчина хотел было ринуться за ним следом, но громкий хлопок межкомнатной двери остановил его.

 

  *** 

 

  На пороге квартиры Романа встречал озадаченный Андрей.

 

— Что-то случилось?

 

  Парень пожал плечами.

 

— Я пришёл, а тут Санька и какой-то мальчишка катаются по полу. Мутузят друг друга. Попытался поговорить с Сашкой, но он закрылся в комнате. Попытки разговора через дверь ни к чему не привели, — перейдя на шёпот, он добавил: — Кажется, он плачет.

 

— Плачет? — лицо Романа стало тревожным.

 

  Он подошёл к двери, отделявшей Санькину комнату от гостиной.

 

— Саня, сын! Это я. Открой, пожалуйста, — из комнаты слышались всхлипывания. — Сын. Ну, открой же. Надо поговорить.

 

— Не хочу я с тобой разговаривать! — глухо прозвучал голос. — Уходи!

 

— Сань, ну ты можешь толком рассказать, что произошло? Мы с Андреем волнуемся.

 

— Не буду я ничего рассказывать! Тем более ему!

 

  Андрей молча показал на себя руками и, удивлённо вскинув брови, в полном непонимании замотал головой. Роман, глядя на него, округлил глаза и пожал плечами. Эта пантомима была красноречивей всяких слов. Оба не понимали, что происходит с Санькой.

 

— Санечка, ну выйди, пожалуйста, я очень беспокоюсь за тебя! — Роман снова посмотрел на Андрея и тихо спросил: — И давно он там сидит?

 

— Два часа как!

 

  Мужчина с силой ударил в дверь плечом.

 

— Санька, если ты сейчас же не откроешь, я выломаю дверь!

 

— Не надо! Я открою, но только пусть он уйдёт!

 

— Кто он?

 

— Твой этот… Андрей! — отец услышал, как Санька зарыдал с новой силой.

 

— Андрюша, я прошу тебя! Я умоляю, погуляй минут двадцать, пока я тут не разберусь.

 

— Ладно, если что, я на трубе, — парень накинул куртку и вышел из квартиры.

 

— Всё! Андрей ушёл! Открывай!

 

  Дверной замок щёлкнул. В дверях стоял зарёванный Санька.

 

— Ну, сын! — Роман, прижимая к себе, обнял его за плечи. — Что у тебя стряслось? Ты же мне расскажешь? Будешь чай?

 

— Да, — едва шевеля губами, прошептал Саня.

 

  Мужчина подошёл к кухонному столу и включил чайник. Затем, открыв дверцу шкафа, достал две белые кружки. Чайник зашумел, зашкворчал и через минуту, отзываясь коротким звонком, оповестил, что вода вскипела. Налив в кружки кипяток, Роман бросил в каждую по пакетику заварки и поставил одну из них на стол перед Санькой.

 

— Спасибо, — пробубнил тот, вытирая распухший нос тыльной стороной ладони.

 

— Так что тут произошло? Андрей сказал что…

 

— Папочка, миленький! — Роман вздрогнул от резкого звонкого голоса. — Давай выгоним его! Не нужен он тебе! Давай будем вдвоём жить, только ты и я! Ведь он же не нужен тебе, правда, не нужен?!

 

  В детских глазах было столько боли и отчаяния, что Роману вдруг стало не по себе.

 

— Что на тебя нашло? Тебе что-то сказал тот мальчик?! Да?! — мужчина был взволнован. — Скажи мне, Саня, что он тебе сказал?!

 

  По детским щекам снова покатились слёзы. Губы мелко задрожали.

 

— Санечка, не плачь! Спокойно расскажи, что случилось, — обуздав внезапно нахлынувшие эмоции, Роман прижал сына к себе и стал осторожно гладить по каштаново-рыжим непослушным волосам.

 

— Борька сказал, что вы с Андреем педики, — выдохнул Санька в отцовский джемпер. Внутри у Романа похолодело, рухнув холодной глыбой куда-то вниз. — Папа, ведь вы же не педики? Ведь да?! Да?!

 

  Роман вдруг понял, что не может взглянуть в эти полные слёз карие глаза. Он нервно сглотнул, и, уставившись в пространство, тихо сказал:

 

— Да, сын. Да.

 

— Пусть Андрей уедет к себе… пусть… — Санька снова заревел.

 

  Оттого, что произошло в этой комнате всего два часа назад, Романа прошиб холодный пот. Это его сегодня защищал Санька. Он бился с Борькой за честь их семьи. И Роман чувствует сейчас себя предателем. Он предал веру сына в самого себя и продолжает врать. Разве же он мог подумать, что такое произойдёт? А он должен был предугадать, думать на шаг, на два вперёд. Но ему не хватило на это ни духу, ни времени и теперь предстоит расхлёбывать заварившуюся кашу.

 

— Но, Саня, мы не можем его вот так выгнать на ночь глядя! Что мы ему скажем? — Роман, взяв себя в руки, пытался как-то выправить сложившуюся ситуацию. 

 

  Мальчик отпрянул и с недоверием посмотрел на отца.

 

— Он мой друг! А друга не предают и тем более не выгоняют из дома только потому, что кто-то сказал гадкую вещь.

 

— Папа, почему вы с Андреем живёте вместе? — мальчик смотрел сурово.

 

  Роман вспомнил разговор с Андреем два месяца назад.

 

— Потому что так проще, меньше денег платить за квартиру. Я один и Андрей тоже. Нам вместе не скучно. Вот ты почему с Борькой дружишь? — Роман врал, отчаянно пытаясь поверить в ту ложь, которую сейчас говорит сыну.

 

— Не знаю… — паренёк пожал плечами. — Потому что… нам нравится разговаривать и играть вместе.

 

— Вот и у нас с дядей Андреем так же!

 

— А почему вы с ним в одной комнате живёте? — вопрос был явно с подвохом.

 

— Ну-у-у, тебе же нужен был свой угол. И дядя Андрей переехал ко мне, освободив комнату для тебя, — это была почти правда.

 

  Сразу после долгого разговора Романа с Катей, мужчины решили переделать мастерскую Андрея в детскую. Пока Рома ездил за сыном, Андрей обустраивал комнату мальчика. 

 

— Ну что, я звоню Андрею, да? — отец ждал согласия сына.

 

— Звони, — Саньке стало неловко оттого, что он так плохо подумал о парне. Они же просто друзья. Это очевидно! А то, что говорил Борька — это всё гадкая неправда!

 

 

  *** 

 

  Зайдя в квартиру, Андрей неуверенно подошёл к столу, за которым сидели Роман и Санька.

 

— Ну что, разобрались? — от него приятно пахло морозом и чем-то сладковато-горьким.

 

— Да, у нас всё в порядке! Правда, Санька?

 

— Да, — мальчик боялся поднять на Андрея глаза, будто он сможет прочесть все те постыдные слова, которыми вот уже несколько часов подряд мысленно награждал его Санька. 

 

— Ты чего такой набыченый? — парень дружелюбно смотрел. — На меня, что ли, сердишься?

 

— Нет, не сержусь. Пап, я к себе пойду.

 

— Иди. Уроки сделал?

 

— Нет.

 

— Так, давай бегом. Времени осталось в обрез!

 

  Мальчик встал из-за стола и ушел в свою комнату. Андрей достал кружку и, заварив растворимый кофе, подсел к Роману.

 

— Замёрз, как собака! Так ты выяснил, что у них тут стряслось?

 

— Да, выяснил. Но, боюсь, тебе это не понравится.

 

— ?!

 

Часть 2

 

— Борька, это ты? — женщина выглянула из кухни, как только мальчик оказался в прихожей. — Где ты был? Почему трубку не брал? Я раз сто звонила!

 

  Паренёк, не глядя на мать, направился в ванную. Он с серьёзным видом открыл кран и намылил руки.

 

— Борис! Я, кажется, к тебе обращаюсь! Слышишь?

 

— Да слышу я, — огрызнулся мальчик.

 

— Ой, а что это? Ну-ка покажи! — женщина внимательно разглядывала ссадину на скуле сына. — Кто тебя так?

 

— Никто, — пробурчал Борька.

 

  Мать покачала головой.

 

— Горе ты моё! А был где? Я вся извелась!

 

— Где надо, там и был!

 

— Как с матерью разговариваешь?! Немедленно отвечай, где был?! — в звонком голосе слышалась угроза.

 

— В гостях был. А что, нельзя?

 

— Можно. И у кого на сей раз? — синие глаза матери смотрели с недоверием.

 

— У новенького, ну помнишь, рассказывал. Санька.

 

— Есть будешь?

 

— Нет, спасибо, накормили уже, — злобно процедил сын.

 

— У Саньки, что ли, ели?

 

— У Саньки. Пока не подрались, — паренёк отвёл взгляд в сторону.

 

— Вот те раз! — женщина всплеснула руками. — Из-за чего сыр-бор? Ты же говорил, что вы с ним друзья!

 

— Говорил, — горестно вздохнул мальчик. — Но теперь нет. Не могу я больше с ним дружить.

 

— Из-за того, что дрались?

 

— Из-за того, что у него отец педик!

 

  От неожиданности мать плюхнулась на табурет.

 

— Боря, это ты чего говоришь? Тебя кто такому научил? — женщина была растеряна.

 

— Правду говорю! Вот и Саньке она тоже не понравилась.

 

— Откуда ты только этой грязи понабрался?! Вот я тебе сейчас задам! — придя в себя, мать вскочила и больно хлестанула Борьку кухонным полотенцем. — Ещё раз от тебя такое услышу, на улицу больше не пущу!

 

  Парнишка громко заныл от обиды.

 

— Правду я говорю! Правду! А как таких ещё назвать?! У них и койка одна на двоих! Я сам видел!

 

— Что ты ещё там видел?! Вот я тебя! — мать лупила сына, охаживая по спине и рукам ярко-красной тряпкой. — Смотри же, чем они там занимаются! Интернет этот поганый! Источник просвещения! Похабщину всякую читали, да?! А ну отвечай?!

 

— Ничего мы не читали! Ели мы! Он первый начал!

 

— Что начал?! — мать в ужасе замерла.

 

— Говорить начал!

 

— О чём?!

 

— Что отец его с мужиком живёт!

 

— Не поняла. Как это? — от дошедшей, наконец, мысли женщина оторопела. — Так он на самом деле, что ли?! 

 

— Да! — растирая по лицу ладонями слёзы, Борька обиженно смотрел на мать.

 

— А-а, — она стеклянным взглядом уставилась на сына и словно застыла в оцепенении.

 

— Мам, ты чего? — Борька перестал плакать и тихонько потрогал её за руку.

 

  Женщина вздрогнула.

 

— А про этих… ну про этих, ты откуда узнал?

 

— Мне Валерка с Петькой рассказали, — мальчик стыдливо потупил взор.

 

— Вот говорила я отцу, что дружба со старшими мальчишками до добра не доведёт. Вот, пожалуйста… — запричитала мать, потом резко остановилась и внимательно посмотрела сыну в глаза. — Боря, ты только больше никому не рассказывай, что мне сейчас говорил. Никому. Ни в школе, ни на улице. А с Санькой помирись! И никогда его отца так не называй! Ты понял меня?! Понял?!

 

  Вдруг ставшее серьёзным лицо матери напугало Бориса. Её голос звучал так, будто он совершил какое-то преступление, а мать пытается сейчас его спасти от неминуемой кары. Борькины глаза расширились, он молчал и только послушно кивал в такт материных слов.

 

  Когда отец пришёл с работы, родители о чем-то долго говорили, закрыв на кухне дверь. Лёжа на кровати в спальне, Борька не мог разобрать ни слова, только слышал их голоса, то громкий с хрипотцой отца, то высокий возбуждённый матери. Отец курил, и запах сигаретного дыма был слышен по всей квартире. Борька помнил только один случай, когда батя курил на кухне — день смерти деда. Что такого произошло сегодня?

 

  ***   

 

  В субботу Санька встал пораньше, чтобы перед уходом из дома случайно не встретиться с отцом или Андреем. Ему всё ещё было стыдно за свои мысли. Он оделся и, потихоньку выскользнув из комнаты, пробрался к входной двери. Не успел Саня надеть кроссовки, как телефон, лежавший в рюкзаке, громко запиликал.

 

  Нашарив рукой аппарат, мальчик не глядя на номер, ответил на звонок:

 

— Але! — прошипел он в трубку.

 

— Привет! — услышать с утра голос мальчишки, с которым они вчера катались по полу в гостиной, Саня не ожидал. — Ты выходишь?

 

 — Да, выхожу! — все чувства разом перемешались. Он был зол на Бориса, но и рад тому, что после драки тот первым позвонил Сане. Теперь надо было прояснить всё до конца, сказать Борьке, что тот ошибся с его папкой.

 

  На дворе стоял конец ноября. Листья с деревьев облетели, оголив кривые узловатые ветки. Густая пелена тумана окутывала городские пейзажи, размывая контуры домов и размазывая оранжевый свет фонарей бесформенными пятнами по отсыревшим тротуарам и стенам. Белёсые фары проезжающих мимо машин будто выныривали из вязкой темноты и снова проваливались в никуда, оставляя за собой след негромкого рычания мотора.

 

  Борька, укутанный в капюшон синей болоньевой куртки, стоял, как всегда, возле въезда на парковку Санькиного дома.

 

 — Ну что, пошли, — кинул он, когда увидел перед собой худощавую фигуру друга с громоздким неоново-жёлтым рюкзаком за плечами.

 

  Санька кивнул. Мальчики не спеша побрели по дороге в сторону школы. Молчаливое напряжение нарастало. Борька сделал шумный вдох:

 

— Сань, ты это... Прости меня. Я не хотел.

 

— Угу, — Саньке так много хотелось рассказать, но он не мог выдавить из себя больше ничего, кроме этого короткого слова.

 

— Простишь? — Борька повернул к нему голову в ожидании вердикта.

 

— Прощаю. Только ты это… не говори больше так, ладно?

 

— Не буду.

 

  После этого случая жизнь потекла своим чередом. Саня и Борька больше не говорили о том, что произошло. Забыли об этом Андрей и Роман. Но внутри Сашкиной души что-то свербело, не давая покоя, мучило и терзало сердце.

 

  С Борькой Саня по-прежнему дружил. Однако Борис всякий раз находил какой-нибудь предлог отказаться, когда мальчик звал его к себе в гости. Хотя сам приглашал  часто. Санька любил ходить к другу. Он чувствовал, что нравится Борькиной матери. Его отец же был всегда как будто недоволен и терпел присутствие мальчика в доме. Но Саньку это не сильно смущало, так как Борькин папка много работал и дома бывал нечасто.

 

  С отцом и Андреем отношения наладились. Они, как и в первые дни, стали много времени проводить втроём. Ездили на поезде в Хельсинки, плавали на пароме в Ригу и Стокгольм, катались на горных лыжах в Финляндии, бродили по лесам Карелии и ловили рыбу ранним летним утром на Ладоге.

 

  Иногда Саньке звонила тётя Катя и справлялась о здоровье и успехах в школе. Спрашивала, не обижает ли его отец. На это Санька с гордостью отвечал, что папка у него самый лучший. Он всегда интересовался, что у Саньки происходит, как у него отношения с одноклассниками. Про Андрея тётке мальчик тоже рассказывал, но она слушала неохотно и нередко раздражённо бросала короткие ничего не значащие фразы. Что Сашку иногда немного обижало, ведь он прикипел к Андрею и даже стал считать своим другом. Андрей был художником, занимался оформлением декораций для одного известного театра. В свободное время творил в мастерской. Картины у него получались очень экспрессивные, яркие, жизнерадостные. В хорошую погоду он любил рисовать у моря. В такие дни Саня увязывался за ним, и они вдвоём ехали на машине куда-нибудь в безлюдное место. Пока Андрей наслаждался своим творчеством, Санька бегал по берегу и бросал в воду камешки, вдыхая полной грудью свежий морской воздух с запахом тлеющих водорослей.

 

  В школе Саньку хвалили. Мальчиком он был старательным и общительным. Роман не раз рассказывал за чаем после родительских собраний, как хорошо о нём отзываются учителя.

 

  Первый учебный год пролетел незаметно. Лето, вспыхнув порохом, вмиг сгорело, оставив в напоминание на коже золотистый загар. Санька за это время подрос и даже возмужал — стал шире в плечах, а над верхней губой появился едва заметный золотистый пушок.

 

  Сентябрь выдался на редкость тёплым и солнечным. Труппа театра гастролировала по Европе, свободного времени у Андрея было много, и поэтому он частенько ездил к морю, прихватив по дороге Саньку из школы. Борька с завистью смотрел, как белый «Туарег» исчезает из вида, плавно скользя по чёрному полотну автострады. Поначалу Андрей и Санька звали его с собой, но нарушить данное родителям обещание Борька боялся.

 

  В один из таких погожих дней Санька, как всегда, выскочил из ворот школы, где его уже ждал Андрей.

 

— Привет, чемпион! Как успехи? — озорные искорки сверкали в зелёных глазах.

 

— Математичка хвалила, говорит, после школы мне надо на матфак поступать! — весело отозвался мальчик, запрыгивая на разогретое солнцем переднее сиденье автомобиля.

 

— Саня?! — послышался за спиной высокий женский голос. Светловолосая дама средних лет в лёгком коричневом плаще и с квадратной синей сумочкой через плечо подошла к машине. Мальчик её узнал — это тётя Света, мать Юльки, девочки с которой он вместе учится. — Ведь это не твой папа! Ты знаешь этого человека?

 

  Бдительности Юлькиной матери было не занимать.

 

— Здравствуйте, — Андрей посмотрел на женщину. Но та как будто его не слышала, в ожидании уставившись на Саньку.

 

— Это друг моего отца, дядя Андрей!

 

— Не беспокойтесь, всё в порядке! — попытался охладить пыл женщины парень.

 

— Твой папа знает, что ты едешь с дядей Андреем? — Санька доверял другу отца и никогда не задавался вопросом, знает ли тот об их поездках к морю вдвоём.

 

  Мальчик растерянно пожал плечами.

 

— Саня, немедленно выходи из машины! — голос бдительной родительницы звучал напряжённо.

 

— Женщина, что вы завелись, в самом деле? Я всего лишь подвожу мальчика домой!

 

  Но Света уже открыла дверь и вытаскивала за руку ошарашенного паренька.

 

— Отпустите меня! Он папин близкий друг! — возмущался Санька, пытаясь отвязаться от прилипчивой тётки.

 

  Получив жёсткий отпор, женщина ослабила хватку. Мальчик, поправляя смятый рукав куртки, уселся обратно в кресло, закрыв за собой дверь.

 

— Настырная! Кто это? Учительница?

 

— Неа, Юлькина мать из родительского комитета, — пояснил Саня.

 

— Понятно. Ну что, к заливу?

 

— Ага.

 

— Да, вот! — Андрей повернулся, доставая с заднего сиденья ланч-бокс и маленький термос. — Ешь, давай! Голодный, небось?

 

  Сашка, раскрыв коробку, с аппетитом принялся наворачивать здоровенный сандвич с ветчиной и листьями салата.

 

  Андрей и Санька быстро забыли этот неприятный разговор со Светланой.

 

 

 

  Но вскоре женщина напомнила о себе. Через неделю в Санькином классе состоялось родительское собрание. После речи классной и обсуждений предстоящих материальных трат, родители стали потихоньку расходиться. На ступеньках лестницы Романа догнала Светлана.

 

— Постойте! Вы же папа Крестовского Саши?

 

— Да! А в чём дело?

 

— Мне надо с вами поговорить. Я хотела позвонить, но не решилась, — женщина замялась.

 

— Я слушаю вас.

 

— Дело в том, что в последнее время за вашим сыном часто приезжает мужчина. Довольно молодой, на белой машине. Когда я увидела его в первый раз, попыталась остановить Саню. Но он заверил меня, что это ваш хороший друг, которому вы якобы доверяете. Я не хочу строить никаких догадок, но выглядит это всё весьма подозрительно. Вы ничего такого не подумайте. Я просто вас предупреждаю. Время, сами знаете, какое.

 

  Роман сосредоточенно слушал её.

 

— Спасибо за бдительность, но вы зря беспокоитесь. Всё в порядке. Я действительно просил пару раз заехать своего друга за Саней.

 

— Всё-таки я на вашем месте обратила бы внимание. А то мало ли…

 

— Да-да, конечно. До свидания! — Романа несколько удивил тот факт, что Андрей заезжает в школу за Санькой, ведь они живут совсем рядом. Значит, у этих двоих есть какая-то тайна, в которую его они посвящать не собираются. Неприятное чувство беспокойства на доли секунды завладело им.

 

  Вернувшись домой, Роман застал Саньку и Андрея в гостиной. Они с увлечением клеили очередную модель самолёта, выдавливая из рамок пластиковые заготовки.

 

— Рома, привет! — улыбаясь, кинул из глубины комнаты парень.

 

— Папка! Ну, что сказали?

 

— Сказали, что ты у меня молодец! — отец приобнял сына за плечи.

 

— Ужинать будешь? — Андрей встал с дивана и направился в кухню.

 

— Да, буду. Только вот озадачила меня одна дамочка, — усаживаясь за стол, Роман внимательно посмотрел на Андрея. — Говорит, видела, что ты не раз забирал на машине Саньку из школы.

 

— Да, забирал. И что тут такого? — пожал плечами мужчина, ставя тарелку с едой на стол.

 

— Вроде ничего, но-о-о… — потянул Роман, — по крайней мере, её это насторожило…

 

— И?

 

— Да бог его знает! — мужчина взмахнул рукой, в которой держал вилку. — Ладно, давайте забудем.

 

  Однако забыть не получилось. С этого времени Андрей стал частенько замечать Светлану — то возле школы, куда он теперь старался наведываться как можно реже, то возле дома. Казалось, она преследовала его. Он старался не обращать на это внимания, но что-то подтачивало изнутри, каждый раз подкидывая тревожные мысли.

 

  *** 

 

  За окном моросил холодный питерский дождик, собираясь на асфальте в огромные грязные лужи. Прозвенел звонок, оповещающий о конце шестого урока.

Нина Ивановна, преподаватель русского языка и литературы, облегчённо вздохнула. Наконец-то её рабочий день закончен. Нет, она любила свою работу, но вести урок на протяжении пяти часов — это адский труд! Дети, в конце концов, всегда остаются детьми. Шумные, непоседливые, с неуёмной энергией молодости. К концу дня их голоса сливались в монотонное жужжание пчелиного роя, отдаваясь в черепной коробке тупой болью. Когда ученики вышли из класса, она прикрыла дверь и, усевшись за учительский стол, достала из верхнего ящика пудреницу и помаду. Раскрыв плоский синий футляр, женщина внимательно стала разглядывать себя в маленькое зеркальце. Затем движением одной руки она сняла серебристый колпачок с тюбика и нанесла бежево-розовый оттенок на растянутые в улыбке губы.

 

  В эту минуту дверь класса открылась и в кабинет вошла мама Сорокиной Юли из восьмого «А», в котором Нина Ивановна числилась классной руководительницей.

 

— Здравствуйте!

 

— А, Светочка! Здравствуйте! — Светлана состояла в родительском комитете, поэтому частенько общалась с педагогом на предмет различных классных нужд. — Вы насчёт доски хотели поговорить?

 

— Не совсем, — женщину явно что-то беспокоило. — Даже не знаю, как и начать.

 

— Ну, начните уже как-нибудь, — Нина Ивановна, захлопнув футляр, засунула пудреницу обратно в стол.

 

— Дело очень деликатное… Касается одного из учеников нашего класса… — Света медлила.

 

— И кого же? – педагог, открыв классный журнал, что-то внимательно разглядывала.

 

— Саши Крестовского.

 

— Саши?! — женщина удивлённо посмотрела на родительницу поверх очков, сдвинутых на кончик носа. — А что с Сашей?

 

— Надеюсь, что пока с ним всё хорошо. Хотя точно не могу быть уверенной.

 

— Вы говорите какими-то загадками. Я вас не понимаю.

 

  Взгляд Светланы блуждал по учительскому столу. От волнения она с силой мяла в руках серый шерстяной берет, покусывая губы.

 

— Дело в том, что, кажется, его отец живёт с мужчиной, — тут она перевела взгляд на педагога и уставилась в суровые глаза работника образования советской закалки. — Я понимаю, как это звучит, но надо подумать и о ребёнке, как это всё может отразиться на мальчике, если уже не отразилось.

 

  Боясь собственных слов, женщина тараторила так, что смысл её короткой речи Нина Ивановна уловила не сразу. В воздухе повисла пауза.

 

Часть 3

 

 Нина Ивановна женщиной была мудрой и рассудительной. Оставить всё как есть, ей не позволял многолетний педагогический опыт, но и трезвонить во все колокола раньше времени она не собиралась. Посему, после долгих раздумий пришла к единственному, на её взгляд, правильному решению. 

 

 Когда занятия в восьмом «А» закончились, она остановила Сашу, который уже собирался выйти из класса:

 

— Крестовский, задержись, пожалуйста.

 

  Санька в недоумении вернулся на своё место. Как только последний ученик покинул кабинет, Нина Ивановна подошла к двери и плотно прикрыла её.

 

— Чтобы никто нам с тобой не помешал, — пояснила она. — Садись поближе.

 

  Санька послушно пересел на переднюю парту. Классная уселась рядом и, сложив на столе перед собой руки, ласково посмотрела на мальчика.

 

— Саня, как у тебя дела? — издалека начала разговор Нина Ивановна.

 

— Вроде нормально, — подросток пожал плечами.

 

— Папа как твой поживает?

 

— Тоже хорошо, — Саньку удивляла такая забота учительницы о его семье.

 

— Скажи, Санечка, а вы с папой вдвоём живете?

 

— Нет. С нами ещё дядя Андрей.

 

— М-м-м, — губы учительницы вытянулись в трубочку, брови в задумчивости поползли вверх.

 

— Он что, брат твоего папы?

 

— Нет, не брат. Друг.

 

— И давно он живёт с вами?

 

— Давно. Ещё до моего переезда в Питер.

 

— Да?! Как интересно, — женщина с пониманием покачала головой.

 

— А дядя Андрей и папа… как дружат? В чём проявляется их дружба? Прости, Санечка, что я тебе такие вопросы задаю, но это очень важно. Понимаешь?

 

— Да, — кивнул подросток, хотя ничего толком разобрать не мог. Чего добивается от него Нина Ивановна? — Ну, они всё вместе делают. Готовят там, за продуктами ездят. Даже живут в одной комнате.

 

— Угу. А ты где живёшь?

 

— У меня своя. Дядя Андрей, когда я приехал, мне комнату отдал, — пояснил мальчик.

 

— Ну, хорошо, Саня. А можно я к вам как-нибудь зайду? Ты позволишь?

 

— Приходите, конечно.

 

— Ну, иди! — она встала и, подойдя ближе, ласково погладила парнишку по голове.

 

  *** 

 

  Никитин сидел в кресле, откинувшись на спинку. Опять в департаменте образования новые порядки. Никак не уймутся, сочиняют всё — новые правила, отчёты, графики, журналы. Голова пухнет от нескончаемой фантазии чиновников. Изо всех сил стараются показать свою нужность. Им бы с таким воображением не в Министерстве образования работать, а книжки писать.

 

  В дверь тихонько постучали.

 

— Да! — облокотившись на стол, Никитин принял соответствующую статусу позу.  

 

— Сергей Петрович, вы не сильно заняты? — преподавательница русского и литературы неуверенно переминалась с ноги на ногу на пороге директорского кабинета.

 

— Нет. Проходите, Нина Ивановна! — женщина села на кресло возле стола, который создавал вместе с директорским мебельную композицию в форме буквы «Т».

 

— Рассказывайте, что у вас? — Никитин уставился на даму безразличным взглядом.

 

— Дело очень деликатное! — та вся собралась, выпрямляя спину. — В моём классе учится мальчик Саша Крестовский. Так вот, в его семье не всё ладно. Точнее, совсем из рук вон плохо!

 

— Что-то случилось? — Сергей уже представил, как отдаёт приказ бухгалтерии на оказание материальной помощи семье Крестовских.

 

— Не знаю. Может, ещё и не случилось, но всё возможно! — своим уверенным видом Нина Ивановна напомнила ему о временах комсомольских собраний. — Дело в том, что его отец… м-м-м, как бы это выразиться… имеет не совсем традиционную сексуальную ориентацию.

 

  Вот это поворот! Разговор переставал быть томным. Директор глубоко вдохнул и откашлялся. 

 

— И что вы хотите от меня?

 

— Как что?! Сергей Петрович, разве вы не понимаете всей серьёзности ситуации? Мальчик в опасности! Ребёнка надо спасать!

 

  Никитин часто заморгал глазами.

 

— От чего?!

 

— От возможного сексуального посягательства! Мальчик живёт вместе с отцом и его любовником! Вы представляете, какой травме подвергается детская психика. А этот мужчина, ну который живёт с его отцом. Его не раз видели с Саней. Ведь мы же не знаем, что там происходит. Может, он развращает мальчика?! Мы же с вами педагоги! Нам нельзя стоять в стороне и равнодушно наблюдать за тем, как ломают судьбу ребенка!  

 

— Н-да... — потянул Никитин, понимая, что машина по достижению всеобщего благоденствия уже запущена. — Нина Ивановна, давайте не будем пороть горячку и по порядку во всём разберёмся!

 

— Сергей Петрович, может, у нас не так много времени!

 

— С чего вы взяли, что его отец… кхм… нетрадиционной ориентации?!

 

— Мне рассказала одна родительница! Конечно, я ей сначала не поверила и решила поговорить с Саней сама!

 

— С Саней?! Зачем?! — он ошарашенно смотрел на даму.

 

— Вы не думайте! Я очень деликатно расспросила его о том, что происходит дома. И он мне обо всём рассказал.

 

— Так! Давайте для начала сделаем следующее, — лицо директора стало серьёзным. Никитин понимал, что если этот разговор вырвется за стены его кабинета, то скандала и разборок не избежать. Возможно, что даже сделают выволочку в департаменте. Пальцы нервно отбивали дробь по полированной крышке стола. Ещё оставалась надежда, что Нина Ивановна ошибается. И вся эта история всего лишь старческая блажь. А если нет? То нужно хотя бы попытаться оттянуть время до того момента, когда это станет достоянием общественности. — Пригласите отца этого самого Крестовского и мы с вами спокойно всё выясним у меня в кабинете. А после уже будем думать. Но до тех пор, Нина Ивановна, прошу держать эту информацию в строжайшем секрете!

 

— Я вас поняла, Сергей Петрович! — женщина смотрела на директора с нескрываемым восторгом, так, будто речь шла о государственном перевороте, а он был идейным лидером.

 

  Нина Ивановна вышла. Никитин, поднявшись с кресла, подошёл к двери и повернул защёлку. Затем вернулся и, наклонившись, достал из несгораемого шкафа початую бутылку коньяка. Плеснув алкоголь в белую кружку по самую риску, он опрокинул жидкость в себя. Усевшись за стол, Никитин упёрся локтем, положив ладонь на лоб, и уставился в беловато-жёлтую стену. День явно не задался, проблемы сыпались на него как из рога изобилия.

 

  *** 

 

  Когда Роман пришёл домой, Санька с порога огорошил.

 

— Пап, тебя в школу вызывают.

 

— Почему? Ты что-то натворил? — благоразумие сына никогда не давало поводов думать о том, что Санька может выкинуть какую-нибудь глупость. Но возраст! В переходном периоде от подростка можно ждать чего угодно. — Саня, признайся, что ты сделал?

 

— Ничего я не делал. Нина Ивановна сказала, что хочет просто поговорить с тобой.

 

— О чём?

 

— Я не знаю. Она сказала, что это касается моего будущего, — отец был заинтригован.  

 

  *** 

 

— Здравствуйте! Вы хотели видеть меня, — Роман уверенно вошёл в знакомый класс.

 

— Здравствуйте! — лицо женщины растеклось в слащавой улыбке. — Роман…

 

Она в ожидании смотрела на него.

 

— Олегович, — продолжил фразу тот.

 

— Роман Олегович! Очень рада, что вы так быстро отозвались на мою просьбу. Разговор будет долгий и я надеюсь на ваше благоразумие и понимание. Речь пойдёт об интересах вашего сына. Но я хотела, чтобы в этой беседе принял участие и наш директор. Давайте поднимемся к нему в кабинет. Вы же не против? — Нина Ивановна продолжала натянуто улыбаться, нервно сжимая пальцы рук.

 

— Нет, не против.

 

— Тогда пойдёмте, — она повела его по длинному школьному коридору, выкрашенному в бледно-жёлтые тона. На стенах висели портреты учёных и писателей в тонких деревянных рамах, стенд со стенгазетой, нарисованной детской рукой. Кашпо с длинными, словно конский хвост, комнатными растениями располагались по другой стороне между громадными оконными проёмами. Они поднялись по широкой лестнице на третий этаж. В приёмной за компьютером сидела аккуратная женщина с короткой стрижкой и массивными серебряными серьгами в ушах.

 

— Сергей Петрович у себя? — спросила её учительница.

 

— Да, у себя. 

 

  Женщина заглянула в кабинет.

 

— Сергей Петрович! Тут Крестовский подошёл, — с заговорщицким видом сказала она.

 

— Ну, проходите, — Никитин сделал приглашающий жест.

 

  Преподавательница гордо прошагала к столу для заседаний. Роман последовал за ней.

 

— Присаживайтесь, — директор взял со стола шариковую ручку, крепко сжав её обеими руками.

 

— Роман Олегович, если не ошибаюсь, — начал он.

 

— Совершенно верно.

 

— Сергей Петрович, — Никитин кивнул головой в знак приветствия. – Тут вот какое дело.

 

  Мужчина сделал вдох и с шумом выпустил воздух из лёгких. Немного помолчав, он впечатал ручку в крышку стола так, что женщина, сидящая напротив, невольно вздрогнула.

 

— Насколько мне известно, вы проживаете с сыном.

 

— Да, — Роман внимательно вглядывался в грубоватое лицо директора. Широкие скулы, массивный, гладко выбритый подбородок. Небольшие внимательные серые глаза смотрят из-под низких надбровных дуг. Рот крупный, жёстко очерчен тонкой линией белесоватых губ. Волосы зачёсаны назад и открывают взгляду небольшие залысины надо лбом. 

 

— Так вот, — Никитин опять тяжело вздохнул, судя по всему, слова давались ему нелегко. — Я ни в коем случае не хочу вас в чем-то обвинять или, тем более, осуждать, но до нас дошла информация, что вместе с вами проживает некий мужчина, которого ваш сын называет дядя Андрей.

 

 Ах, так вот оно в чём дело! Роман напряжённо закусил губы, он никак не ожидал такого поворота событий.

 

— И что? — он зло сверкнул глазами на директора.

 

— Мы опасаемся за мальчика. Сами понимаете, как это всё выглядит.

 

— Нет! Не понимаю! — Роман был раздражён. — Что в этом такого? Живёт и живёт. Вы не думали, что, может, ему больше негде жить?

 

— Конечно, думал. Но не слишком ли затянулся визит вашего друга?

 

— Какое вам дело? И вообще, какое вы имеете право лезть в чужую жизнь?

 

— В вашу не имею, но вот жизнь и здоровье ученика как физическое, так и психическое — на совести школы в том числе! — голос его стал громче.

 

— У меня больше нет желания с вами разговаривать! Всё это гадкие инсинуации! — взорвался Роман.

 

— Вы не кричите! Лучше подумайте о будущем вашего ребёнка! Или вам важнее эти нездоровые отношения?!

 

— Какие о... Читать следующую страницу »

Страница: 1 2 3 4 5 6 7


1 марта 2017

3 лайки
0 рекомендуют

Понравилось произведение? Расскажи друзьям!

Последние отзывы и рецензии на
«Крестовский треугольник»

Нет отзывов и рецензий
Хотите стать первым?


Просмотр всех рецензий и отзывов (0) | Добавить свою рецензию

Добавить закладку | Просмотр закладок | Добавить на полку

Вернуться назад








© 2014-2019 Сайт, где можно почитать прозу 18+
Правила пользования сайтом :: Договор с сайтом
Рейтинг@Mail.ru Частный вебмастерЧастный вебмастер