ПРОМО АВТОРА
kapral55
 kapral55

хотите заявить о себе?

АВТОРЫ ПРИГЛАШАЮТ

Евгений Ефрешин - приглашает вас на свою авторскую страницу Евгений Ефрешин: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
Серго - приглашает вас на свою авторскую страницу Серго: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
Ялинка  - приглашает вас на свою авторскую страницу Ялинка : «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
Борис Лебедев - приглашает вас на свою авторскую страницу Борис Лебедев: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
kapral55 - приглашает вас на свою авторскую страницу kapral55: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»

МЕЦЕНАТЫ САЙТА

Ялинка  - меценат Ялинка : «Я жертвую 10!»
Ялинка  - меценат Ялинка : «Я жертвую 10!»
Ялинка  - меценат Ялинка : «Я жертвую 10!»
kapral55 - меценат kapral55: «Я жертвую 10!»
kapral55 - меценат kapral55: «Я жертвую 10!»



ПОПУЛЯРНАЯ ПРОЗА
за 2019 год

Автор иконка станислав далецкий
Стоит почитать Жены и дети царя Ивана Грозного

Автор иконка Сандра Сонер
Стоит почитать Это была осень

Автор иконка Сергей Вольновит
Стоит почитать ДОМ НА ЗЕМЛЕ

Автор иконка Юлия Шулепова-Кава...
Стоит почитать Когда весной поет свирель

Автор иконка Андрей Штин
Стоит почитать Подлая провокация

ПОПУЛЯРНЫЕ СТИХИ
за 2019 год

Автор иконка Анастасия Денисова
Стоит почитать Отдавайте любовь 

Автор иконка Александр Кузнецов
Стоит почитать Памяти Майкопской бригады...

Автор иконка  Натали
Стоит почитать Я говорю с тобой стихами

Автор иконка Владимир Котиков
Стоит почитать Ода матери

Автор иконка Виктор Любецкий
Стоит почитать Я старею. С памятью всё хуже...

БЛОГ РЕДАКТОРА

ПоследнееПомочь сайту
ПоследнееПроблемы с сайтом?
ПоследнееОбращение президента 2 апреля 2020
ПоследнееПечать книги в типографии
ПоследнееСвинья прощай!
ПоследнееОшибки в защите комментирования
ПоследнееНовые жанры в прозе и еще поиск

РЕЦЕНЗИИ И ОТЗЫВЫ К ПРОЗЕ

Василий ШеинВасилий Шеин: "Конкурсы. Плюс, думаю это важно и интересно - дать возможность публико..." к произведению Новые жанры в прозе и еще поиск

Константин БунцевКонстантин Бунцев: "Ещё я бы добавил 18+. Это важно, если мы хотим иметь морально здоровых..." к произведению Новые жанры в прозе и еще поиск

Emptiness: "Видимо Олег всё же купил клавиатуру, чтобы дописать своё детище и явит..." к произведению Планета Пяти Периметров

СлаваСлава: "Благодарю за отзыв!" к рецензии на Ночные тревоги жаркого лета

Storyteller VladЪStoryteller VladЪ: "Вместо аннотации: Книга включает в себя три части плюс эпилог. I Часть..." к произведению Интервью

Евгений ЕфрешинЕвгений Ефрешин: "Я, к сожалению, тоже совсем не богат, свожу концы с концами на пенсии...." к рецензии на Помочь сайту

Еще комментарии...

РЕЦЕНЗИИ И ОТЗЫВЫ К СТИХАМ

СлаваСлава: "Наши мечты...Они всегда помогают нам двигаться впе..." к стихотворению Ад

СлаваСлава: "Всегда будет много вопросов, на которые вряд ли кт..." к стихотворению Злодей или герой?

СлаваСлава: "Браво!" к стихотворению Сон

СлаваСлава: "Это было красивое признание. Жаль, что он не понял..." к стихотворению Признание

СлаваСлава: "Этот порыв стал Вашим вдохновением! Отлично по..." к стихотворению Ложь

СлаваСлава: "Грустно и красиво... Хорошо получилось!" к стихотворению Прости и обещай

Еще комментарии...

Полезные ссылки

Что такое проза в интернете?

"Прошли те времена, когда бумажная книга была единственным вариантом для распространения своего творчества. Теперь любой автор, который хочет явить миру свою прозу может разместить её в интернете. Найти читателей и стать известным сегодня просто, как никогда. Для этого нужно лишь зарегистрироваться на любом из более менее известных литературных сайтов и выложить свой труд на суд людям. Миллионы потенциальных читателей не идут ни в какое сравнение с тиражами современных книг (2-5 тысяч экземпляров)".

Мы в соцсетях



Группа РУИЗДАТа вконтакте Группа РУИЗДАТа в Одноклассниках Группа РУИЗДАТа в твиттере Группа РУИЗДАТа в фейсбуке Ютуб канал Руиздата

Современная литература

"Автор хочет разместить свои стихи или прозу в интернете и получить читателей. Читатель хочет читать бесплатно и без регистрации книги современных авторов. Литературный сайт руиздат.ру предоставляет им эту возможность. Кроме этого, наш сайт позволяет читателям после регистрации: использовать закладки, книжную полку, следить за новостями избранных авторов и более комфортно писать комментарии".




ВОЗВРАЩЕНИЕ


Александр Соколов Александр Соколов Жанр прозы:

Жанр прозы Эротическая проза и рассказы
1997 просмотров
0 рекомендуют
0 лайки
Возможно, вам будет удобней читать это произведение в виде для чтения. Нажмите сюда.
ВОЗВРАЩЕНИЕ21+ В Лос-Анджелесе умирает старая одинокая эмигрантка. Оказавшись у последней черты, она переосмысливает свою жизнь и в порыве откровения делится своими мыслями с работником социальной службы, также приехавшим из России. Тот рассказывает ей свою историю о непростом пути обретения любви. Путь этот, начавшись со случайной встречи при тяжких обстоятельствах, неожиданно совершенно меняет его жизнь, заставив начать её с чистого листа, и возвратиться к самому себе - своей природе и своим подлинным чувствам. Роман содержит гей-тематику

ксы по межгороду будешь учиться в нерабочее время, а сейчас это могла бы сделать Лена. И с заказом Роскомимущества – что?

            -Все в порядке. Олег отправил с курьером.

            -Держи на контроле, - сказала Наталья и перевела взгляд на Виктора, как бы возвращаясь к прерванному разговору, - Пока у нас на этой должности человек работает, вакансия откроется через месяц. Я буду иметь вас в виду наряду с другими соискателями. Это все, что я могу вам обещать. До свидания.

            Попрощавшись, Виктор вышел из кабинета. Осадок от разговора остался неприятный.

            «А нужно ли мне все это? - подумал он, - Чем лучше эта особа нашей замши по эксплуатации? И манеры и риторика один к одному, разве что язык подвешен лучше...»

            Но заполнять бумаги все-таки сел.

            -Я вам говорила, Наташа специфический человек, - проговорила, понизив голос, Вика, когда он уселся за стол, - Но людей она видит, и вами заинтересовалась. Иначе она отказала бы сразу, я ее знаю…

            «А ведь когда-то мне казалось, что все так потому, что на руководящих должностях сидят пенсионеры с застывшими лбами, - размышлял Виктор, спускаясь по лестнице, - А поставь молодых, энергичных, предприимчивых –  все будет иначе. Вот молодая, образованная и что? Не в возрасте, выходит, и не в образовании дело. Культура чувств, уровень, менталитет - вот что отделяет нас от цивилизованного мира, и пока будет существовать такая преемственность, ничего не изменится...»

            Однако, в начале мая Виктор сделал по своему маршруту последний рейс.

            -Поздравляю, - улыбнулся Лёня, когда он сообщил ему об этом.

            -Правда, отпуск у меня теперь будет не раньше ноября.

            -Зато вечерами будем вместе, и на выходных.

            -Поехать никуда не сможем.

            -Будем ездить в Звенигород, да и по Золотому кольцу двухдневные туры есть, а за границу поедем следующим летом, - сказал Лёня и добавил, - Я бы тогда к родителям в Америку слетал. Не соскучишься без меня месяц, другой?

            -Соскучусь, - грустно ответил Виктор, - Но, поезжай. Зарядись оптимизмом.

            -Мне тоже будет тебя не доставать, - голос Лёни погрустнел, - Но, с другой стороны, это будет нам обоим на пользу. Иногда надо поскучать, а то, при постоянном общении, как ни относись друг к другу, возникают внутренние неприятные моменты.

            -По-моему, у нас с тобой за полтора года они не возникли, - пожал плечами Виктор.

            -А скажи честно, тебя не раздражает никогда, что я с тобой во всем соглашаюсь?

            -Во-первых, не всегда. Ты иногда резкий бываешь.- Хотя потом, и правда, отходишь.  Возможно, будь кто-то другой на твоем месте…

            -Опять выходит, что любовь покрывает все? Ты прочитал Макдауэла?

            -Да. Спасибо тебе огромное.

            -И как насчет «персонализации»? Ничего в твоем мировосприятии не поменялось?

            -Потом когда-нибудь поговорим, - уклончиво ответил Виктор, - А еще чего-нибудь у тебя нет? Евангелия, например?

            -Есть…

            Лёня достал книгу.

            -Вот полный текст Нового завета и Псалтири на русском языке. Возьми. Возьми совсем, дарю. И Макдауэла возьми.

            -Ты мне все готов подарить, - улыбнулся Виктор.

            -И самого себя, - раскрывая объятия, улыбнулся в ответ Лёня.

            Теперь рабочий день Виктора проходил за компьютером и на телефоне.

            Как по секрету сообщила ему Вика, Наталья все-таки не жаждала его приглашать, но двое предпочтенных кандидатов не проработали и трех дней. Девушка, при наличии красного диплома, попросту говоря, не могла связать двух слов в общении по телефону, а у юноши с первого дня обнаружилась масса амбиций.

            Рабочее место Виктора находилось за перегородкой, бок о бок с Эдиком, а за третьим столом постоянно сменяли друг друга Наталья и бухгалтер, приходившая что-то сделать на компьютере. Эдик, как правило, с утра сидел часа два за столом, погруженный в финансовые документы, после чего исчезал на полдня, уезжая в банк, а по приезде опять брался за документы. Работа Виктора заключалась в ответах на телефонные звонки по рекламным объявлениям, что делали и двое других менеджеров, сидящих по другую сторону перегородки, но они, при этом, еще принимали клиентов и не всегда могли реагировать оперативно. В такие моменты все ложилось на Виктора, едва успевавшего хватать попеременно звонящие трубки. Наталья, если находилась рядом, моментально приходила на помощь.

            -Копия Сервис, здравствуйте… - постоянно звучал над ухом Виктора, ведущего переговоры по другому телефону, ее поставленный голос, - К сожалению, в настоящий момент в наличии нет, но можем поставить на заказ. Какая модель вашего принтера? Тогда мы можем предложить вам совместимый картридж по более низкой цене…

            Хотя, главным условием работы в своей фирме Наталья считала поголовное высшее образование, Виктор пришел к выводу, что его наличие здесь вовсе не обязательно. Нужно было просто быть грамотным, обладать навыками общения, хорошо ориентироваться в номенклатуре товаров и уметь быстро производить вычисления, на ходу находя оптимальный вариант. А требования к нему были предельно просты и понятны даже первокласснику – купить подешевле, а продать подороже.

            Первый день Виктору пришлось трудно, однако деятельная помощь Натальи и знание компьютера, которое дал ему Лёня, сделали свое дело. Помогло и то, что здесь потребовалось свойственное Виктору органически предупредительное отношение к клиентам, корректное ведение переговоров. На прежней работе так относиться к пассажирам он просто не мог, поскольку, чем вежливее были интонации его голоса, тем агрессивнее становились они.

            -Для первого дня вы очень неплохо справились, - констатировала вечером Наталья своим бесстрастным голосом, - Но в ваши обязанности входят не только консультации по телефону. Вам нужно следить за наличием расходных материалов на складе и своевременно пополнять. Складом занимается Лена, но у вас должна быть ясная картина, какая там дислокация. Если поступает вопрос, касающийся ремонта, немедленно  переключайте вызов на Краснопольского. И постарайтесь меньше занимать телефон, отвечать четче. Конечно, не так – ремонтируем, и бросать трубку, но помнить о том, что реклама стоит денег, и каждый не дозвонившийся клиент – это недополученные деньги. Но, я думаю, вы справитесь.

            Она все-таки одарила его напоследок деловой улыбкой.

            «Деньги, деньги, одни только деньги,- улыбнулся мысленно Виктор, спускаясь по лестнице, - Утверждается, что в них счастье. Только найдется ли хоть один счастливый человек, который скажет, что ему хватает денег?»

            Виктор понял, почему все приносили пищу с собой. Официальное время, отпускаемое на обед, составляло всего полчаса, использовать которые, каждый мог на свое усмотрение. Либо сразу, либо разбивая, хоть по пять минут, в те моменты, когда в офисе не было клиентов или срочной работы. Виктор предпочитал брать три раза по десять минут, на которые его подменяла Наталья.

Но, не все было так ужасно. Создавалось даже впечатление внимания к людям. Было принято дарить сувениры за счет фирмы на день рождения каждому сотруднику, причем не обходили даже курьеров-совместителей, а если кто-то выражал желание отметить его в кругу коллег, после рабочего дня в мастерской накрывался стол. Разрешалось в пределах разумного спиртное, и все усаживались в один круг, включая Наталью и Эдика. Причем, здесь они вели себя абсолютно раскрепощено, а на праздники приглашали всех желающих к себе на дачу.

            Вспоминая свою прежнюю работу, Виктор ощущал, насколько по-разному воспринимается одна и та же жизнь с позиций разных кругов общения. Ему было приятно, что здесь нет постоянной грубости, мата, как на прежнем месте. Но все-таки иногда что-то щемило в душе, когда вспоминал, как пять лет изо дня в день шел на работу по спящему городу. И по росе на газонах, и по осенней распутице, и по зимней пороше. Да и толпа спрессованных в салоне людей, теперь стала для него не чем-то наблюдаемым со стороны, а тем, что ежедневно ощущали его плечи.

            -Как в школе?– спросил он как-то Лёню за ужином,- Химичка успокоилась?

            -Сменила тактику, - улыбнулся тот, - Теперь всем говорит, что у меня там совсем не то, что ей нужно. Может, надеется, что я захочу опровергнуть?

            -Отвергнутая женщина еще не то может, не реагируй.

            -И не думаю. Да и вообще - ее вся школа знает. В позапрошлом году из-за таких же притязаний один молодой преподаватель был вынужден уйти в другую, на противоположном конце города. Говорят, она его и там доставала, пока на меня не переключилась.

            -А как твой Евстропов?

            -Мрак, - покачал головой Лёня,- Вчера подошел и говорит: "На следующей неделе ваш последний урок, неужели мы больше никогда не увидимся?" Представляешь?

            -Представляю, - покачал головой Виктор, - Никто не слышал и не видел, надеюсь?

            -Нет, рядом никого не было.

            -Вот это меня беспокоит. Как бы он не выкинул чего.

            -Ничего, осталось две недели...

            Пролетели и они, и Лёня начал собираться в Америку. Свои вещи он оставлял, но набрался полный чемодан подарков, и решено было заказать в аэропорт такси. Проводов устраивать не стали.

            -Отметим лучше твое возвращение, - предложил Виктор.                              

-Знаешь, - задумчиво сказал Лёня, - Мне почему-то кажется, что оно еще не состоялось. То самое, что бывает навсегда. У меня такое ощущение, что я все бегу, бегу и куда-нибудь обязательно не успею.

            -Да что это с тобой? Ты же, вроде, уже прибежал.

            -Мне тоже так казалось... Но сейчас лечу с ощущением, что домой, а единственные два человека, с которыми жаль расставаться – это ты и тетка.  Там у меня таких людей нет.

            -Ну, вот видишь…

            -Именно. Дом там, вы здесь, а я над океаном все бегу и бегу…

            Через открытое окно донесся шум подъезжающей машины.

            -Может, такси? – забеспокоился Лёня.

            Он встал, подошел к окну, посмотрел вниз и сразу отпрянул назад:

            -Или я сошел с ума, или там, внизу, Евстропов.

            Лёнино лицо выражало полную растерянность. Виктор подошел и посмотрел в окно. На газоне против их окон стоял парень с немного длинными вьющимися волосами в яркой синей футболке.

            -А ты знаешь, ведь я его уже видел здесь, - сказал Виктор, - Знакомая футболочка.

            -Но он живет совсем в другом районе, как он здесь очутился?

            -Я догадываюсь…

            -Но, как он узнал адрес? – недоумевал Лёня.

            -Думаю, что не в школьной канцелярии. Да там, кстати, и другой. Следил за тобой, по всей видимости.

            Виктор подошел к окну, отдернул тюль, распахнул его настежь, и в упор посмотрел на парня. Тот вскинул голову, и Виктор увидел глядящие на него с ненавистью маленькие черные глаза.

            -Точно, он, - прошептал выглядывающий в щель между занавесками Лёня.

            Парень повернулся и поспешно зашагал прочь.

            -Да, Леонид Васильевич, - улыбнулся Виктор, - Факт растления налицо. Сушите сухари.

            Лёня слабо улыбнулся, но глаза при этом смотрели серьезно.

            -Вил, смешного мало.  Ведь и это не докажешь, в случае чего. Здесь не станешь требовать возможности говорить только в присутствии адвоката…

            -Не переживай, лети спокойно, - уверил его Виктор, обнимая за плечи, - Я, скорее, сделаю достоянием гласности наши отношения, чем дам тебя опорочить.

            Зазвонил телефон – возвещало о себе прибывающее такси. В аэропорт они приехали достаточно рано, и хватило еще времени посидеть в кафе.

            -Выходи в Интернет каждый день, - в который раз напоминал Лёня, - Выходи вечером, у нас в это время утро.

            -Я уже закладку сделал, чатиться будем до посинения каждый день, - улыбался Виктор.

            -Вил, и еще. Прошу, не бросай тетю Тату в случае чего.

            -Она мне все время наказывает то же самое в отношении тебя. Прям, как навеки прощаемся…

            -Я вернусь, Вил. Вернусь непременно, - заверил его Лёня, глядя преданными глазами, - Только жди.

            -Я дождусь.

            Объявили регистрацию на нужный рейс, и они поднялись из-за столика. Виктор проводил Лёню до зоны паспортного контроля и подождал, пока тот не исчез за перегородкой. Он не уехал сразу, а проследил за посадкой и дождался взлета. Когда самолет оторвался от посадочной полосы, Виктор вдруг, сам неожиданно для самого себя, глядя на него, перекрестил воздух.

            Домой он добрался уже в сумерках. Виктор обогнул по дорожке свой дом и замер на месте. Возле подъезда стоял Евстропов.

 

 

 

 

11.

 

 

 

            Виктор сначала подумал, что обознался. Тот стоял к нему спиной, а поверх знакомой футболки была накинута на плечи выцветшая фиолетовая ветровка. Но вот сверкнул через плечо острый взгляд черных глаз, и сомнения рассеялись. Евстропов повернулся и быстро пошел в противоположную сторону.

            -Евстропов! – громко воскликнул Виктор, - Евстропов, подожди.

            Парень остановился. То ли его остановила неожиданно прозвучавшая во весь голос его фамилия, то ли то, что Виктор был все-таки старше, то ли еще что, но он позволил ему подойти к себе.

            -Пойдем, - коротко хлопнув его по плечу, сказал Виктор, увлекая от дома на детскую площадку, - Пойдем, поговорить надо…

            Они уселись на лавочку. Евстропов молчал, хмуро уставившись в землю перед собой, и Виктор не знал, как начать разговор.

            -Ну, давай познакомимся, - сказал он, протягивая руку, - Я Виктор, а как тебя называть прикажешь?

            Не поворачивая головы, Евстропов, поколебавшись, протянул Виктору потную тонкую ладонь, не потрудившись ответить на рукопожатие:

            -Дима.

            -Зря ждешь, - сказал Виктор, - Он не придет. Он уехал надолго. И вообще, он здесь не живет.

            Губы Димы скривила злая презрительная усмешка:

            -Он живет здесь и с вами.

            Тон, каким было это произнесено, не оставлял сомнений, что парню известно если не абсолютно все, то очень многое, и в слово «живете» он вкладывал далеко не однозначный смысл. Виктор понял, что отказываться или оправдываться сейчас - значит только подтвердить очевидное и полностью обезоружить себя.

            -Допустим, - сказал он, - И что? Хочешь к нам третьим?

            -Хочу, - слегка вызывающе ответил Дима.

            -Ничего не выйдет, - отрубил Виктор.

            -Почему? Он мне больше не учитель, я почти совершеннолетний, и я никому не расскажу.

            «Однако, они стали другими, - подумал Виктор, - Я бы в его возрасте не осмелился так откровенно вести разговор».

            -Дело не в этом.

            -А в чем? – Дима бросил на него через плечо все такой же короткий колючий взгляд, - Вам очень помешаю? Или боитесь, что отобью?

            «Как он, однако, смел, - удивился Виктор, - И нагл, к тому же».

            -Не боюсь. Я просто не желаю делить его с тобой, - твердо проговорил Виктор, - Мы с Леонидом Васильевичем не просто живем, мы любим друг друга, если тебе это о чем-нибудь говорит.

            Вместо ответа Дима полез в карман, вытащил пачку сигарет и закурил.

            -А если я его тоже полюбил? – с вызовом спросил он, выпустив длинную струю дыма, - Если вот так – увидел и понял, что мое?

            -А если я увидел на улице в витрине что-то и понял, что мое? Должен разбить ее и забрать? Если у кого-то что-то увидел и тоже понял – мое, убить его и взять это себе? К тому же, Лёня – не вещь. Или для тебя это не играет роли?

            Дима молча курил, так же резко выпуская дым. Виктор оглядел его длинноватые немытые вьющиеся волосы, потрепанную ветровку, потертые и кое-где рваные джинсы, растоптанные кроссовки, и неожиданно ощутил жалость к этому парню.

            -Так что, бросай свои притязания, - уже мягче, но убедительно сказал он, - Тем более, что до осени ты его точно не увидишь.

            Дима бросил окурок, но не уходил. Некоторое время они сидели молча.

            -Если бы ты не был таким одержимым, ты бы смог стать нашим другом, - сказал, наконец, Виктор, - Не третьим, а просто другом. Это иногда бывает нужнее секса, но тебе, судя по всему, этого не понять.

            Дима встал, и не прощаясь, пошел. Сделав несколько шагов, он обернулся:

            -Шторы задергивайте, когда танцуете голые, а то, с той крыши, - он кивнул на трансформаторную подстанцию недалеко от дома, - ночью в бинокль все, как на ладони, видно, если свет в комнате горит.

            Дима отвернулся, и уже не оборачиваясь, пошел в сторону Чертановской улицы.

            На улице стало совсем темно, а Виктор все сидел, обдумывая происшедшее. Точнее, он не знал, что думать, и чем это может обернуться. Наконец, он встал и направился к дому. Войдя в квартиру, первым делом подошел к окну комнаты и посмотрел на крышу подстанции. Слова Димы находили реальное подтверждение. Виктор даже содрогнулся, представив, как тот в бинокль наблюдал за ними.

            Утром, перед уходом на работу, Виктор прочитал первое послание от Лёни с другого континента. Тот сообщал, что благополучно долетел, передавал привет от родителей и особую благодарность от мамы за внимание к ее сестре. Сообщение завершало пожелание счастливого дня, признание в любви и напоминание, что будет ждать его в чате вечером, то есть, по-американски, утром. У Виктора потеплело на душе, а вчерашние неприятности сразу ушли куда-то, и не хотелось о них думать. Вернувшись с работы, он целый вечер просидел за компьютером, общаясь с Лёней, но о визите Евстропова ничего сообщать не стал.

            Так было и на следующий день. Это виртуальное общение стало естественной потребностью и помогало переносить разлуку. Однажды Лёня попросил разрешения показать родителям его фото, на что Виктор ответил фразой:

            «Показывай и рассказывай все, что считаешь нужным. Я тебе верю, и ты знаешь, как лучше».

            Стояло жаркое солнечное лето. В рабочие дни Виктор только спал, работал и общался с Лёней, поскольку ни на что другое сил и времени не хватало. Неожиданно он установил, что на этой работе устает не меньше, чем на прежней, и что «работать языком», оказывается, не так легко. Но в выходные всегда куда-то выбирался. Один раз проводил Татьяну Викентьевну на кладбище к ее маме, дважды навестил свою, и наконец, решил поехать на их с Лёней место под Звенигород, чтобы открыть свой купальный сезон.

            Накануне вечером в квартире раздался телефонный звонок. Виктор поднял трубку. Ответом было молчание.

            -Ну, молчите, - равнодушно произнес он, кладя ее на аппарат.

            Спустя полчаса телефон зазвонил снова.

            -Я слушаю вас, - отозвался Виктор.

            Трубка опять молчала.

            -Ну, что же вы звоните и молчите? Хоть бы мяукнули что ли…

            -Скоро Леонид Васильевич вернется?  - последовал вопрос хмурым неприветливым тоном.

            -Здравствуй, Дима, - спокойно ответил Виктор, - Нет, еще не скоро. Не раньше конца августа. Что-то ему передать, когда позвонит?

            В трубке опять воцарилось молчание, а потом прозвучало все тем же голосом:

            -Обойдусь.

            Виктор вспомнил этого ершистого парня, нервно курящего на скамейке, и опять в нем проснулась жалость.

            -Знаешь, я завтра на речку собрался, - вдруг, неожиданно для самого себя, сказал Виктор, - Не хочешь компанию составить?

            На этот раз молчание затянулось, слышны были треск и шорохи, но гудков отбоя не возникало.

            -Приставать будете?- послышалось наконец.

            -Дурак, - непроизвольно вырвалось у Виктора, и он уже занес руку с зажатой в ней трубкой, чтобы положить на аппарат, но в последний момент опять поднес к уху:

            -Если надумаешь, завтра, на выходе из метро Фили, в половине десятого утра, - сказал он, даже не убедившись, что его слушают, и дал отбой.

            "Зачем я это сделал? – тут же с сожалением подумал Виктор, - Когда у меня язык перестанет работать раньше головы?"

            И еще подумал, что давно пора все рассказать Лёне, но вступив в привычный диалог в чате, опять не решился портить ему настроение.

            Выходя на следующий день, по дороге на речку, из метро, Виктор бросил взгляд на людей, и был немало удивлен, увидев Диму. Тот стоял, прислонившись к стене, упершись в нее сзади согнутой в коленке ногой, и курил, поглядывая по сторонам. Заметив Виктора, он бросил окурок, подошел и молча протянул ему в ответ, как в прошлый раз, ладонь, позволив ее пожать.

            -Привет, - чуть растерянно протянул Виктор, - Не думал, что ты придешь…

            -До какой станции едем? – хмуро спросил Дима, направляясь к платформе.

            -До Звенигорода, - ответил Виктор.

            В электричке Дима независимо уселся напротив него и стал молча смотреть в окно.

            -Я почитаю? – спросил Виктор, испытывая некоторую неловкость от молчания.

            Дима равнодушно пожал плечами. Он вообще держал себя так, как будто они чисто случайно оказались рядом, и едут каждый по своим делам. Он только спросил, когда за Голицыном вагон почти опустел:

            -Далеко еще?

            -Три остановки, - отозвался Виктор, не отрываясь от книги.

            Когда электричка подошла к перрону конечной станции, Дима, ни слова не говоря, встал и пошел к выходу. Он вышел из вагона, закурил и повел головой по сторонам. Виктор вышел следом за ним.

            -Куда теперь? - спросил Дима.

            -До места километра три, - ответил Виктор, - Можем на автобусе, можем пешком через лесок. Ты как предпочитаешь?

            -Пойдемте пешком, - сказал Дима.

            Они спустились с платформы и направились в сторону речки.

            -Слушай, говори мне ты, - предложил Виктор, когда они шли по лесной тропинке,- Я тебя на пятнадцать лет старше, факт, но все-таки в отцы тебе еще не гожусь…

            -Годишься, - отозвался Дима, глядя перед собой, - Мечтал о таком папике…

            По интонациям голоса было невозможно понять, смеется он или говорит серьезно.

            -Что за местность? – спросил Дима, когда они вышли на шоссе, ведущее в Поречье.

            -Окрестности Звенигорода, - ответил Виктор.

            -А сам город где?

            -В другой стороне. За Москва рекой.

            -Покажешь?

            -Не сегодня. Это километров пять.

            -Слабо тачку купить? Покатал бы…

            -Ну и наглец ты, Дима, - сказал Виктор, - Я еще в прошлый раз заметил.

            -Не увиливай. Слабо?

            Он продолжал говорить все с той же невыразительной интонацией и ни разу не улыбнулся.

            -Пока слабо, - спокойно ответил Виктор, - Но думаю, через год мы с Лёней осилим.

            При упоминании о Лёне, в лице Димы что-то неуловимо изменилось, но опять было трудно понять, что.

            -Вы с ним тоже сюда приезжали? – спросил он.

            -Да. Мы очень любим это место.

            -Что он тебе говорил про меня?

            Виктор постарался уйти от ответа:

            -Почему ты решил, что говорил?

            -А фамилию мою, откуда знаешь?

            -Он узнал тебя, когда ты под окном стоял, и удивился, что ты здесь делаешь?

            -Так уж и удивился?

            Губы Димы опять скривила зловеще-презрительная усмешка.

            -Извини, Дим, про это я буду говорить только в его присутствии.

            -В самом деле такой благородный или вые…шься?

            -Прими меня таким, какой я есть, и я тебя приму без целлофана, - твердо ответил Виктор.

            -Посмотрим… - все с той же интонацией отозвался Дима.

            Так, незаметно, они поднялись в гору и оказались на территории поселка.

            -Речка там, - кивнул Виктор влево, - Сначала зайдем в магазин.

            -Пива возьми побольше и сигарет.

            -Не рано тебе?

            -Мне до восемнадцати с гулькин х.. осталось, ё…ный в спину. Жаба душит, так и скажи.

            -Кончай хамить, - беззлобно сказал Виктор.

            Пока Виктор выбирал продукты,  Дима вытащил двухлитровую баклашку крепкого пива.

            -Так дешевле, - пояснил он, - Две берем?

            -Поставь на место эту гадость, - строго сказал Виктор, - Кажется, я угощаю?

            -Так угощай, - недовольно ответил тот, ставя бутылку.

            Виктор снял с полки четыре стеклянных бутылки Балтики.

            -Х..ли тут пить? Ни голове, ни в жопе, - прокомментировал Дима.

            -Димон, кончай материться через каждое слово, - мягко, но настойчиво, сказал Виктор, - Я это умею лучше тебя, а ты хоть слово от меня слышал?

            -Стремаешься меня, - уверенно сказал Дима, - А сам говоришь – без целлофана. Я вот без целлофана.

            -Я не стремаюсь, а считаю, что такие слова надо говорить либо к месту, либо не говорить вообще.

            -Ладно, воспитал. Пошли.

            Виктор расплатился, они вышли из магазина и зашагали через поселок. За домами начинался крутой, поросший лесом откос, с которого, за кронами сосен, им открылась сверкающая на солнце гладь реки.

            -Красиво? – спросил Виктор.

            -Пи...дато жить не зае...шься.

            -Дим, я для тебя ничего не значу? - спокойно, даже с долей любопытства, поинтересовался Виктор.

            -Ладно, не буду. Как ты меня назвал в магазине?

            -Не помню. Я тебя, кажется, по имени все время называю. Это ты со мной на местоимениях.

            -Ты сказал - Димон.

            -Тебе не нравится?

            -Меня все так зовут, придумай что-нибудь свое.

            -Зачем? Это свойственно при других отношениях.

            -А с Лёней вы как друг друга зовете?

            -Зовем, - твердо ответил Виктор

            -Опять, только при нем скажешь?

            -Это наше с ним дело, и ничье больше.

            -Ладно. Я буду тебя звать Витек, ничего?

            -Не совсем, но зови, если хочешь.

            -Ах, Витек ты мой Витек. Пое…, -Дима запнулся, - Посношался и утек. Видишь? Исправляюсь.

            -И нравится тебе быть таким?

            -Зато без целлофана.

            Они вышли на пологий зеленый берег, и Виктор расстелил подстилку на их любимом с Лёней месте. И опять оттого, что рядом сейчас не Лёня, а этот наглый, тихо издевающийся над ним шалопай, у него защемило где-то внутри.

            -Чего задумался? Падай, хлебнем пивка, - сказал Дима, скидывая футболку и джинсы, под которыми обнаружились черные трусики-плавки с широкой, растянувшейся и загнувшейся от этого, резинкой "под фирму".

            Виктор протянул ему бутылку пива и стал раздеваться.

            -Ну. В этих и танцуете, - кивнул Дима, узнав на нем белые, такие же, как у Лёни, трусы.

            -Отвернись, я надену плавки.

            -Чё? – сощурился Дима, - Можно подумать, я не видел, какой он у тебя.

            «А ведь и правда, видел», - горько усмехнулся про себя Виктор и уже без стеснения переоделся у него на глазах.

            В субботний день берег нельзя было назвать безлюдным. Однако метрах в ста от них никого не было, а высокая трава создавала хорошее убежище, и казалось, что они одни.

            Виктор взял бутылку и лег рядом с Димой. Некоторое время они молчали, греясь на солнце и потягивая холодное пиво. Дима чередовал каждый глоток с затяжкой сигаретой.

            -Макнемся? – предложил Дима, когда бутылки опустели.

            Они подошли к речке. Дима шагнул в воду, поежился и сразу же бултыхнулся в полный рост, обдав Виктора брызгами.

            -Тихо ты! – воскликнул он, и ему ничего не оставалось, как нырнуть следом.

            Дима встал на ноги и двинулся на середину.

            -Она чё, вся такая мелкая? – спросил он.

            -Ямы есть кое-где, но перейти вброд можно.

            -Ни фига… А с виду – зачетная речка.

            -А так что, не зачетная? Видишь, какое течение?

            -Да, течение классное.

            Дима опять бултыхнулся в воду. Он плескался, выпрыгивая и снова ныряя. Выныривая, фыркал, как тюлень, и размашисто греб руками, оставаясь при этом на одном месте. Виктор смотрел на него и не мог сердиться. Его охватили совсем другие чувства по отношению к этому маленькому наглецу, и пожалуй, впервые в жизни он пожалел, что у него нет своих детей.

            -Интересно, а получалось у кого-нибудь здесь утонуть? – спросил Дима.

            -И не у одного, - ответил Виктор, наслушавшись краем уха разговоров местных жителей на берегу.

            -По пьяни, - безапелляционно заключил Дима.

            Наплескавшись, они выбрались на берег. Дима опять закурил и потянулся к пиву.

            -Поешь чего-нибудь, - предложил Виктор, открывая нарезки, - а то только пьешь да куришь.

            -Шашлычку бы горяченького, - мечтательно протянул Дима, засовывая в рот кусок колбасы.

            -На такой жаре?

            -Ну и что? Все равно зае… - он запнулся, наткнувшись на многозначительный взгляд Виктора, - Ну, не сказал же...

            -Димон, а вы в школе вот так друг с другом и материтесь через каждое слово?

            -А то. Не все, правда. Некоторые только, когда разозлятся, или как ты, к месту. Перекинемся?

            Он вытащил из кармана колоду замызганных карт.

            -В азартные не буду, - твердо ответил Виктор.

            -Зачем? В дурачка…

            -Сдавай.

            Они начали играть. Дима оставался равнодушным и к выигрышам, и к проигрышам, не меняя своего невыразительного тона.

            -Пиво забродило, - сказал он, закончив очередную игру, и встав во весь рост, спокойно помочился на глазах у Виктора и всего берега.

            -Мало пива взяли, - добавил Дима, демонстративно тряхнув несколько раз членом, прежде, чем запихнуть его обратно в трусы, - Денег дашь, я сбегаю. Хочешь?

            -Только баклашку свою не бери, - отозвался Виктор, доставая кошелек, - Еще столько же и того же.

            Дима без стеснения снял мокрые трусы и натянул на голое тело джинсы.

            -Жди, я скоро, - сказал он, засовывая босые ноги в кроссовки.

            Вернулся Дима, и правда, скоро, положив на подстилку четыре бутылки:

            -Холодненькое. Из самой глубины вытащил. На…

            Он высыпал на подстилку сдачу.

            -Возьми на сигареты, - великодушно разрешил Виктор.

            -Мерси.

            Дима ловко сгреб деньги и опять предложил «макнуться».

            -Я схожу на тот берег, с тарзанки попрыгаю, - сказал он, показывая на прыгающих с противоположного крутого берега ребят. Виктор кивнул, и очень скоро Димин мат стал разноситься по водной глади  уже с того берега вместе со звонкими голосами мальчишек.

            «Дитя улицы, - подумал Виктор со смешанным чувством жалости и симпатии, - Дитя своего времени и своей страны».

            Напрыгавшись вдоволь, Дима вернулся и снова потянулся к пиву:

            -Классно... Правда, долбануться конкретно можно. Мелко. В картишки?

            Они поиграли и опять пошли купаться.

            -Дашь с плеч понырять? - стрельнув на Виктора испытующим взглядом, спросил Дима.

            Виктор кивнул и присел, погрузившись в воду до подбородка. Дима вскарабкался к нему на плечи, и держась за голову, крикнул:

            -На старт!

            Виктор резко распрямил ноги, и Димино тело, промелькнув в воздухе, бултыхнулось в воду. Он вынырнул, и пожалуй, в первый раз слегка улыбнулся Виктору:

            -Я же "на старт" сказал. Фигли ты меня раньше времени подкинул?

            -Давай еще раз, - улыбнулся в ответ Виктор.

            Нанырявшись вдоволь, Дима направился к противоположному берегу.

            -На тарзанку пошел? - спросил Виктор.

            -Идем, по полю побегаем, - с неопределенными интонациями отозвался Дима.

            Перейдя речку вброд, они вылезли на берег, и Дима припустил трусцой по откосу вверх.

            -Давай, до того кустика, - сказал он, когда они выбрались на поле.

            Виктор кивнул, и они кинулись наперегонки. Дима бежал быстро, но в самом конце Виктор все-таки обогнал его на пару метров.

            -Силен, папик, - проговорил Дима, тяжело дыша.

            -Куришь много, - ответил Виктор, - оттого и дыхалка слабая.

            -Да ладно, - отмахнулся тот, - Один я курю? Побежали обратно.

            Они рванули в обратную сторону, и Виктор снова прибежал первым.

            -Опять дыхание подвело? - улыбнулся Виктор.

            -Всякое дыхание любит пихание, - ответил Дима, кротко стрельнув на него своими черными глазами.

            От быстрого бега у него съехали трусы, обнажив часть задницы и волос ниже живота, но он не замечал этого, или делал вид, что не замечает.

            Однако Виктор никак не отреагировал.

            -На свой берег? - спросил он.

            Дима опять бросил испытующий взгляд и стал неохотно спускаться вниз.

            Они опять перешли речку вброд, вернулись к месту привала, прикончили остатки еды, и Виктор, вопреки себе, не смог отказать, когда Дима еще раз вызвался сбегать за пивом. Так пролежали они на берегу до позднего вечера, купаясь, играя в карты и болтая о пустяках. По порозовевшим щекам Димы и развязности жестов было заметно, что пиво на него подействовало. Виктора он не стеснялся совершенно, мочась при нем, почесываясь, где придется, и валяясь в полуспущенных трусах. Но Виктор не акцентировал на этом внимания, и каждый раз отводил глаза при особо бесстыжих выходках.  Домой отправились с последней электричкой.

Несмотря на поздний час, было еще совсем светло. Ведь стоял июнь с самыми короткими ночами. Придя на станцию, долго шли вдоль состава, пока Дима не остановил выбор на абсолютно пустом вагоне.

            -Нам, вообще-то, вперед, - заметил Виктор.

            -Пошли сюда, не люблю маргиналов рядом.

            -Сам-то кто? – усмехнулся Виктор, - Надо же, какие слова знает…

            -Да ладно, я оттянуться маленько хочу…

            Что он имел в виду, Виктор понял, когда электричка тронулась. Дима сначала встал на сидение ногами и высунулся по пояс в открытое окно,  а потом закинул на перекладину согнутую в колене ногу, и не успел Виктор моргнуть глазом, как перевалился за окно всем телом, оказавшись висящим снаружи поезда.

            -Обалдел?!  Что ты делаешь? – вскочил он с места, инстинктивно хватая Диму за плечи и пытаясь затащить обратно в вагон.

            -Не боись, - спокойно ответил Дима, и в его колючих черных глазах мелькнула лукавая усмешка, - Не впервой. Остановочку только прокачусь...

            Видя, что ничего не поделать, Виктор сел и стал смотреть на него. А тот «летел», упершись кроссовками в низ стекла, цепко держась вытянутой рукой за окно, а другую открыв в объятии бьющему в лицо ветру. К счастью, перегон оказался небольшим, и как только электричка начала тормозить, Дима выполнил обещание, залезая обратно в вагон.

            -Испугался? – спросил он, садясь напротив, и Виктор впервые заметил, как на Димином лице заиграла улыбка.

            Его волосы оставались  взлохмаченными ветром, а глядящие на него, всегда колючие, а сейчас ставшие по-детски озорными глаза, смеялись. Виктор смотрел на этого отчаянного сорванца, и заражаясь его восторгом, прощал ему все за эту улыбку и за то, что тот не потерял желания радоваться жизни. Пусть так, как умел, если ему неоткуда было быть другим.

            -Витек, скажи, ты мудак? – вдруг беззлобно спросил Дима, ловя его взгляд.

            -Что? – опешил Виктор и твердо ответил, - Тебе это прощается в первый и последний раз. И только потому, что ты пьян.

            -Да я не хочу тебя обидеть, мне понять охота, - заговорил Дима опять в своей манере, разве что более эмоционально, - Ведь ты же хочешь меня. В воде меня разглядывал, сейчас от меня торчишь. Я к тебе и так, и так весь день. Жду, когда ты приставать начнешь, а ты только любуешься мной, как сосной на картине Шишкина. Тебе открытым текстом сказать надо? Я тебе дам!. Хочешь, прям щас? Е...и меня здесь!  Я презик захватил. Хочешь?

            Он схватился за ремень на джинсах.

            -Сядь, - резко сказал Виктор.

            -Тогда зачем ты меня позвал? На дорогу, на пиво тратился? Стремаешься, что Лёня узнает, или, что мне еще два месяца до восемнадцати? Трус ты, папик…

            -Тебе плохо было весь день? – пристально глядя ему в глаза, спросил Виктор.

            -Да нормально все было...

            -Тогда оставь при себе все остальное. Я не собираюсь говорить с тобой о чувствах, которые ты никогда не испытывал. Можешь считать, что трус. А насчет Лёни, я тебя предупредил.

            Виктор сел ровно и стал молча смотреть в окно. Дима встал, и подтянув спадающие джинсы, вышел в тамбур. Виктору было все равно, вернется он или нет. Он испытывал горькую обиду на себя за свои чувства.

            «Мудак ты и есть, - сказал он сам себе, - Из хама не сделаешь пана. Так и будет болтаться всю жизнь, как забытая в жопе клизма, пока не сопьется, не подхватит СПИД, или не сядет, как еще один такой же, которым ты тоже восторгался в детстве…»

            В Голицыне в вагон вошло много народа, и среди них оказался Дима. Он молча сел на свое место и прикрыл глаза, задремав, или притворяясь спящим. Виктор продолжал смотреть в окно. На землю, наконец, спустились сумерки. После Одинцова в вагоне зажегся свет, а к Москве подъехали уже в полной темноте за окнами. Когда электричка стала тормозить в Филях, Виктор встал, и не глядя на Диму, пошел к выходу. Тот поднялся следом, а оказавшись на платформе, как ни в чем не бывало, пошел рядом. Они молча дошли до метро, и войдя, расстались –  ехать было в разные стороны.

            -До свидания, - протянул руку Виктор и впервые ощутил крепкое рукопожатие со стороны Димы.

            -До свидания,- ответил тот и прибавил, - Прости меня. Мудак - я.

            Сказано это было все тем же тоном, лишь в последних словах послышались слабые, но искрение нотки.

            Добравшись до дома, Виктор, не заходя в ванную, устремился к компьютеру. Зеленая иконка возле ника Лёни в чате была тем, что он хотел видеть больше всего. После обмена новостями и ничего не значащими, но желанными для обоих фразами, Виктор решился все-таки рассказать о Евстропове. Он не хотел, чтобы между ним и Лёней была какая-то недоговоренность. Ему даже захотелось позвонить и рассказать все словами, но охваченный порывом, он, не откладывая, написал, что тот опять приходил, что он выследил их в бинокль с крыши, все знает, и в открытую напрашивается третьим.

            Лёня долго молчал. Очевидно, новость подействовала ошеломляюще.

            «Что ты ответил ему?» - наконец отозвался Лёня.

            «Отпираться было бесполезно. Сказал открытым текстом, что мы любим друг друга, и он будет лишним», - написал Виктор.

            «А он?»

            «Трудно сказать. Шантажировать не собирается, но не отстает. Вчера опять звонил, спрашивал, когда ты приедешь? Говорил, что полюбил тебя. Какой-то бред».

            «Как он узнал телефон? Почему он с тобой так откровенен?» - моментально пришел пост.

            «Телефон можно пробить по адресу, ты сам знаешь».

            «Почему он с тобой так откровенен?» - опять молниеносно продублировал Лёня.

            «Я попытался подружиться с ним», - не нашел ничего лучшего ответить Виктор.

            «Каким образом?»

            «Позвал с собой на речку, разговорил, дал почувствовать, что верю ему»

            Виктор клацал по клавишам и понимал, что строки  выходят какие-то не такие, что не так надо это все объяснить, но палец машинально нажал Enter.

            «Ты ездил с ним на речку?»

            Виктор почувствовал, что допустил непростительную оплошность.

            «Ты ездил с ним на речку?»

            Виктор сосредоточился и начал писать подробный обстоятельный ответ, но когда ударил Enter, сообщение не ушло – возле Лёниного ника светилась красная иконка.

 

 

 

 

 

12.

 

 

 

            -Виктор Петрович, будьте повнимательней, пожалуйста, - вывел его из задумчивости голос Натальи, - Вы не знаете разницу между тонером и девелопером? Что это такое?

            Она положила перед ним на стол документ и добавила:

            -Уж от вас я такого не ожидала.

            -Простите, исправлюсь, - машинально ответил Виктор.

            -Исправление будет отнесено за ваш счет, - бесстрастно объявила та, - Я  повторную поездку курьера оплачивать не собираюсь, как и стоимость расходного материала, если он окажется невостребованным.

            Уже третий день Виктор ходил подавленный после того злосчастного вечера. Когда он увидел, что Леня вышел из сети не попрощавшись, схватил телефон, и невзирая на дороговизну международных переговоров, начал звонить, но автоответчик всякий раз приятным женским голосом информировал, что телефон вызываемого абонента выключен.

            В ту ночь Виктор долго не мог заснуть, проклиная на чем свет себя за эту фразу, за эту поездку и за все, что можно и нельзя. Каждый вечер и каждое утро он с надеждой смотрел в монитор, но иконка не меняла своего цвета, и у Виктора возникало ощущение, что она дала красный свет всей его жизни.

            Так прошла неделя.

            В субботу зазвонил телефон, и Виктор услышал голос, который ему хотелось слышать меньше всего:

            -Это Димон. Поехали на речку, - без приветствий и предисловий возвестил он в своей невыразительной манере.

            -Ты в окно смотришь? Какая сегодня речка? – отозвался Виктор и заметил, что его голос прозвучал почти также.

            Похолодало, а за окном сгустились серые тучи, грозившиеся обернуться дождем.

            -Все равно. Поедем куда-нибудь. Посидим на природе, пивка попьем.

            -А ты спросил, хочется мне этого?

            -Не хошь, как хошь, - безучастность голоса была непоколебимой, - Лёня не звонил?

            -Нет.

            -Ну ладно…

            -Постой, - остановил его Виктор.

            Он не хотел его видеть, но эта неделя так явно давшего о себе знать одиночества, что называется, доконала Виктора. Больше оставаться один на один с собой он не мог.

            -Чё?

            -Ты где сейчас?

            -В автобусе катаюсь, нехер делать.

            -В каком автобусе?

            -В шестьсот восемьдесят восьмом.

            -Куда он идет?

            -А фиг его знает…

            Виктор услышал шум улицы и еле различимый вопрос, обращенный явно не к нему: «А вы не скажете, до какой остановки он идет?»

            -До Юго-западной, - возвестил Дима спустя какое-то время.

            -Жди меня там, как сойдешь, на остановке.

            Он вышел из дома, и где-то менее чем через час, оказался на Юго-западной.

            Еще подходя, он издалека заметил знакомую фигуру в выцветшей фиолетовой ветровке, под которой проглядывала все та же ярко синяя футболка.

            «Интересно, у его есть еще какие-нибудь вещи?» - подумалось Виктору.

            Дима тоже заметил его и пошел навстречу.

            -Здорово, - на сей раз, первый протянул он руку.

            -Привет, - ответил Виктор, отвечая на рукопожатие.

            -Куда пойдем?

            -Ты хотел на природу.

            -Куда? Веди, я не знаю.

            -Поехали во Внуково, - предложил Виктор, заметив подъезжающий автобус.

            Диме было, судя по всему, все равно, и они побежали к остановке.

            Автобус мягко катил по Киевскому шоссе. Они сидели в самом конце салона и молча смотрели в окно.

            «Зачем я это делаю? – размышлял Виктор, - Еду с почти что пацаном, с которым не имею ничего общего, опять поить его пивом и выслушивать оскорбления…»

            Вот и аэропорт. Они сошли на остановку раньше и направились по центральной улице поселка.

            -Ну, и где природа? – спросил Дима.

            -Будет, - заверил Виктор.

            -Затаримся здесь?

            Дима кивнул на магазин, и Виктор молча свернул с дороги. Он попросил сразу восемь бутылок - сегодня ему самому хотелось немного захмелеть.

            -Щедро, - оценил Дима, - Чипсов еще возьми и сигарет.

            Нагруженные двумя пакетами, они продолжили путь.

            -Смотри, - вдруг сказал Дима.

            За последним домом поселка прямо над дорогой промелькнул низколетящий самолет.

            -Здесь полоса, - пояснил Виктор.

   &nb... Читать следующую страницу »

Страница: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10


29 декабря 2015

0 лайки
0 рекомендуют

Понравилось произведение? Расскажи друзьям!

Последние отзывы и рецензии на
«ВОЗВРАЩЕНИЕ»

Нет отзывов и рецензий
Хотите стать первым?


Просмотр всех рецензий и отзывов (0) | Добавить свою рецензию

Добавить закладку | Просмотр закладок | Добавить на полку

Вернуться назад








© 2014-2019 Сайт, где можно почитать прозу 18+
Правила пользования сайтом :: Договор с сайтом
Рейтинг@Mail.ru Частный вебмастерЧастный вебмастер