ПРОМО АВТОРА
kapral55
 kapral55

хотите заявить о себе?

АВТОРЫ ПРИГЛАШАЮТ

Евгений Ефрешин - приглашает вас на свою авторскую страницу Евгений Ефрешин: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
Серго - приглашает вас на свою авторскую страницу Серго: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
Ялинка  - приглашает вас на свою авторскую страницу Ялинка : «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
Борис Лебедев - приглашает вас на свою авторскую страницу Борис Лебедев: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
kapral55 - приглашает вас на свою авторскую страницу kapral55: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»

МЕЦЕНАТЫ САЙТА

Ялинка  - меценат Ялинка : «Я жертвую 10!»
Ялинка  - меценат Ялинка : «Я жертвую 10!»
Ялинка  - меценат Ялинка : «Я жертвую 10!»
kapral55 - меценат kapral55: «Я жертвую 10!»
kapral55 - меценат kapral55: «Я жертвую 10!»



ПОПУЛЯРНАЯ ПРОЗА
за 2019 год

Автор иконка станислав далецкий
Стоит почитать Жены и дети царя Ивана Грозного

Автор иконка Андрей Штин
Стоит почитать Рыжик

Автор иконка Олесь Григ
Стоит почитать День накануне развода

Автор иконка Редактор
Стоит почитать Ухудшаем функционал сайта

Автор иконка станислав далецкий
Стоит почитать Про Кота

ПОПУЛЯРНЫЕ СТИХИ
за 2019 год

Автор иконка Олесь Григ
Стоит почитать Блюдо с фруктовыми дольками

Автор иконка Олесь Григ
Стоит почитать Уж столько просмотрено жизненных драм

Автор иконка Олесь Григ
Стоит почитать В город входит лето величаво

Автор иконка Любовь Скворцова
Стоит почитать Пляжные мечты

Автор иконка Олесь Григ
Стоит почитать Часы остановились

БЛОГ РЕДАКТОРА

ПоследнееПомочь сайту
ПоследнееПроблемы с сайтом?
ПоследнееОбращение президента 2 апреля 2020
ПоследнееПечать книги в типографии
ПоследнееСвинья прощай!
ПоследнееОшибки в защите комментирования
ПоследнееНовые жанры в прозе и еще поиск

РЕЦЕНЗИИ И ОТЗЫВЫ К ПРОЗЕ

Василий ШеинВасилий Шеин: "Конкурсы. Плюс, думаю это важно и интересно - дать возможность публико..." к произведению Новые жанры в прозе и еще поиск

Константин БунцевКонстантин Бунцев: "Ещё я бы добавил 18+. Это важно, если мы хотим иметь морально здоровых..." к произведению Новые жанры в прозе и еще поиск

Emptiness: "Видимо Олег всё же купил клавиатуру, чтобы дописать своё детище и явит..." к произведению Планета Пяти Периметров

СлаваСлава: "Благодарю за отзыв!" к рецензии на Ночные тревоги жаркого лета

Storyteller VladЪStoryteller VladЪ: "Вместо аннотации: Книга включает в себя три части плюс эпилог. I Часть..." к произведению Интервью

Евгений ЕфрешинЕвгений Ефрешин: "Я, к сожалению, тоже совсем не богат, свожу концы с концами на пенсии...." к рецензии на Помочь сайту

Еще комментарии...

РЕЦЕНЗИИ И ОТЗЫВЫ К СТИХАМ

СлаваСлава: "Наши мечты...Они всегда помогают нам двигаться впе..." к стихотворению Ад

СлаваСлава: "Всегда будет много вопросов, на которые вряд ли кт..." к стихотворению Злодей или герой?

СлаваСлава: "Браво!" к стихотворению Сон

СлаваСлава: "Это было красивое признание. Жаль, что он не понял..." к стихотворению Признание

СлаваСлава: "Этот порыв стал Вашим вдохновением! Отлично по..." к стихотворению Ложь

СлаваСлава: "Грустно и красиво... Хорошо получилось!" к стихотворению Прости и обещай

Еще комментарии...

Полезные ссылки

Что такое проза в интернете?

"Прошли те времена, когда бумажная книга была единственным вариантом для распространения своего творчества. Теперь любой автор, который хочет явить миру свою прозу может разместить её в интернете. Найти читателей и стать известным сегодня просто, как никогда. Для этого нужно лишь зарегистрироваться на любом из более менее известных литературных сайтов и выложить свой труд на суд людям. Миллионы потенциальных читателей не идут ни в какое сравнение с тиражами современных книг (2-5 тысяч экземпляров)".

Мы в соцсетях



Группа РУИЗДАТа вконтакте Группа РУИЗДАТа в Одноклассниках Группа РУИЗДАТа в твиттере Группа РУИЗДАТа в фейсбуке Ютуб канал Руиздата

Современная литература

"Автор хочет разместить свои стихи или прозу в интернете и получить читателей. Читатель хочет читать бесплатно и без регистрации книги современных авторов. Литературный сайт руиздат.ру предоставляет им эту возможность. Кроме этого, наш сайт позволяет читателям после регистрации: использовать закладки, книжную полку, следить за новостями избранных авторов и более комфортно писать комментарии".




ЧУЖОЙ


Александр Соколов Александр Соколов Жанр прозы:

Жанр прозы Эротическая проза и рассказы
3017 просмотров
0 рекомендуют
5 лайки
Возможно, вам будет удобней читать это произведение в виде для чтения. Нажмите сюда.
ЧУЖОЙ21+ Жизнь Влада, главного героя повести, идёт своим чередом. Неожиданный телефонный звонок Андрея, бывшего одноклассника, заставляет его вернуться воспоминаниями в пору беззаботной юности и первой любви... Многое пришлось пережить и преодолеть главному герою: неприятие обществом, непонимание родителей, отчужденность в коллективе, но совсем другие жизненные реалии оказались сильнее... Повесть содержит гей-тематику

иву в такой же коробке и стою в той же очереди за колбасой, что и водопроводчик, которому я даю взятки, чтобы не тек бачок? Ну - где?
          Он театрально развел руками.
          -Но у меня здесь диплом, - он щелкнул себя по нагрудному карману рубашки, - а у водопроводчика его нет. И это единственное, что меня от него отличает в социальном плане. Однако есть же, помимо всего прочего, и такое понятие, как природа человека.
          Последнюю фразу он произнес уже не театральным, а нормальным голосом, серьезно посмотрев в глаза Владу, и завершил мысль:
          -И исходя из последнего, если у тебя его не будет, а будет у того, кому надлежит быть водопроводчиком, то это будет недоразумение.
          -У него есть намерение, - сказала Нина Семеновна, - Ему надо только придти в себя и обдумать.
          -Поторопись. А куда, если не секрет?
          -ЛИКИ,  - коротко ответил Влад.
          -Это Ленинградский институт киноинженеров, насколько я понимаю в медицине? Мне думается, тебе бы больше подошло что-то гуманитарное. Сквозит в тебе временами определенный интеллект...
         -Поль, иди на исторический, - предложил Андрей, - будем вместе учиться.
          -Понимаешь, ин-яз или филологический, к примеру, дали бы тебе более широкую возможность найти что-то в жизни менее зависимое от...
          Николай Андреевич переглянулся с женой и завершил, опять переходя на театральный тон:
          -От объективной реальности, данной нам в ощущение. Ну что, друзья? Нам хорошо, но как говорят где-то: "Зетс тайм ту сей гуд бай"? Не надолго, конечно, надеюсь...
          Владик взглянул на часы и с удивлением обнаружил, что уже двенадцатый час, насколько незаметно пролетело время.
          -Пойдем, я хочу тебе кое-что подарить, -сказал Андрей, увлекая Влада в другую комнату.
          Он снял с полки и протянул ему книгу. "Мастер и Маргарита" почитал Влад на обложке.
          -Теперь издали официально. И даже сцена в Торгсине есть...
          У Влада опять сжалось сердце от воспоминаний.
          -Спасибо, Гуль, - растроганно сказал он, - Я тебе ничего не приготовил...
          -Перестань.
Андрей приобнял его, как в детстве, и легонько чомкул в губы. Однако, тут же отстранился и заговорил обычным голосом:
          -Кстати, ты в театре оказался случайно, или тебя это интересует? Моя тетка может доставать билеты. Походим?
          -Конечно, - с радостью откликнулся Влад еще и потому, что увиденный спектакль возбудил в нем такое желание.
          Влад тепло попрощался с родителями, а Андрей пошел проводить его до дома. Они еще долго сидели на лавочке возле детской площадки, несмотря на осеннюю прохладу. Немного разгоряченные от выпитого вина, они все говорили и говорили, и не хотелось расходиться. Весь дух этого вечера, состоявший в открытом человеческом общении, немного ослабил вновь появившееся при встрече влечение Влада. Он смотрел на Андрея, как бы видя перед собой уже другого - того, кто вырос из того пацана, с которым они когда-то предавались запретным забавам, имевшим такое разное значение для каждого из них. Расстались далеко за полночь.
          С той поры в жизни Влада забила еще одна живительная струя. Надо сказать, что его жизнь и до этого никак не напоминала ту, что была у него в старших классах школы. На работе он, благодаря своей покладистости, хорошо вписался в коллектив. Его заметили, приняли в комсомол, а после того, как о нем похвально высказался директор, стали продвигать по общественной линии. Влад не сопротивлялся этому. Он ощутил возможность дать выход своему подсознательному стремлению помочь людям, и брал на себя все возможные и невозможные нагрузки. Не всем это нравилось - кое-кто увидел в нем конкурента на местечко под крылом начальства, однако, зная благосклонность к нему директора, вынужден был  помалкивать. А Влад и не думал кому-то переходить дорогу. Он был предан директору совсем по другой причине. Одинокий, не понимаемый в школе и дома, он впервые реально почувствовал, что в него поверили. Он готов был по порыву души делать все, что скажет этот убежденный коммунист с пятидесятилетним стажем. Тот был для него больше, чем директор - он как бы заменял в его сознании умершего отца. Это оказалось даже сильнее разницы в мировосприятии, и Владу по юношеской наивности стало казаться, что все так плохо именно потому, что никто не верит в идеалы, а относись все к своему делу так, как директор, коммунизм давно бы уже был построен.
          Прошел год, другой. Намерения поехать в Ленинград каждый раз отодвигались. Ставки  у киномехаников были невелики, но у Влада во множестве появились, как принято было это называть в их среде, "халтуры". Тогда не было еще цифровых технологий, посмотреть кино можно было только лишь на пленке, и киноустановки имелись не только в кинотеатрах. Было множество клубов, ведомственных конференц-залов и тому подобных заведений. Показы там бывали не ежедневно, и имея, помимо основной работы, несколько таких, не очень обременительных по части затраченного времени, "халтур", Влад вышел на вполне приемлемый заработок. 
          -Хорошо устроился, - саркастически усмехнулась встреченная им бывшая одноклассница, - Полуинтеллигентная сачковая работа, фильмы фестивальные смотришь, да еще и получаешь так, что кандидатскую писать не надо...
          -Не жалуюсь, - с такой же усмешкой ответил ей Влад.
         А он и впрямь не жаловался. После одиночества в старших классах школы, он почувствовал себя востребованным человеком. Да и мать перестала раздражать его, поскольку дома он почти не бывал. В его жизни опять появился Андрей, пусть не в том качестве, что раньше, но все равно, был рядом. Было любимое кино - фестивали, закрытые просмотры. Появилась масса "нужных людей", с его помощью проникающих на них, и готовых "отблагодарить" взаимными услугами в любых сферах. На что было жаловаться? Однажды Влад констатировал факт, что в эпоху тотального дефицита, на нем нет ни одной отечественной ниточки - начиная от курток и джинсов, и кончая футболками с трусами. Делались "подношения" и по гастрономической части - сырокопченая колбаса, белая рыба и даже черная икра занимали в его холодильнике прочное место. Случалось, что некоторые из "клиентов", стремящиеся завязать более плотные отношения, приглашали его на вечеринки, где Влад непременно популяризировал свой любимый анекдот о "шести противоречиях социализма":
        "В Советском союзе нет безработицы, но никто не работает; никто не работает, но планы выполняются; планы выполняются, но в магазинах ничего нет; в магазинах ничего нет, но дома у всех все есть; у всех все есть, но никто не доволен; никто не доволен, но все голосуют "за".
         Надо сказать, что и сам он напоминал собой живое воплощение этого анекдота.
         Одно было плохо - полноценно уйти в отпуск он не мог, поскольку оставались "халтуры", которые имели свойство теряться, если получающий, пусть мизерный, но полный оклад, появляясь на работе раз или два в неделю на полтора часа, заговаривал еще и об отпуске. 
          Потом настала "пятилетка пышных похорон", вылившаяся в Горбачевскую перестройку. Надо сказать, что на Влада она подействовала одурманивающе. Ему всерьез показалось, что наступают новые времена, и страна, наконец, войдет в мировое сообщество не с танками и ракетами, а с открытым лицом. С помощью Андреевой тетки они давно уже регулярно ходили в театры. Надежда Семеновна обладала какой-то волшебной серой книжечкой, посредством которой, приехав рано утром к двери безо всякой вывески в доме на углу Земляного вала, можно было разжиться дефицитными билетами. И если родителей Андрея в основном интересовали опера и балет, то они пересмотрели таким образом почти весь репертуар Таганки, Современника и Ленкома. 

          То, что стало появляться  на сцене в те годы, стало для них предметом нового осмысления мира. "Торможение в небесах", "Смиренное кладбище", "Звезды на утреннем небе", "Крутой маршрут", "Синие кони..." , а особенно "Диктатура совести", стали событиями в их жизни, вызвавшими горячие дискуссии. Они много спорили, поскольку выросли среди людей разного круга, но, в конечном счете, сходились в главном - так жить нельзя. Эту мысль единодушно подтвердил одноименный фильм Говорухина, просмотренный ими в "России", после двухчасового стояния в очереди. 
          Влад жил духом времени. У него появилось гражданское чувство сопричастности всему и ответственности за судьбу своей страны.  К его удивлению, в доме у Андрея такого оптимистичного отношения к происходящему не ощущалось. Нина Семеновна довольно скептически относилась  к восторгу Влада, а Николай Андреевич сказал прямо:
          -Можно изменить строй, а с людскими душами что прикажешь делать? Моисей сорок лет водил народ по пустыне, прежде чем ввести в Землю обетованную. А зачем? Да чтобы выросло новое поколение, не знающее Египетского рабства...
          Влад не знал в то время, кто такой Моисей, и поэтому воздержался от полемики. Ему было только непонятно, почему те, кто, с его точки зрения, должны были больше других радоваться происходящим переменам, так равнодушны. Он понял это значительно позже.
          -Это общество исторически не готово воспринять свободу, - продолжал Николай Андреевич, - Три века под Ордой, четыре - крепостного права, потом лишь лет пятьдесят относительной свободы при самодержавии и опять большевистское рабство. Свободу мало получить, надо уметь ей пользоваться, а иначе...
          Он поморщился:
          -Ты не читал у Стругацких "Трудно быть богом"?
          Влад отрицательно покачал головой.
          -Почитай. У нас есть. Спроси, Андрюшка даст. И подумай, что может быть? Сущий ад может быть.
         Очень скоро Влад почувствовал, что и впрямь для его оптимизма остается все меньше и меньше оснований. Прикусившие первое время языки противники перемен все чаще стали подавать голос, горячо уважаемый им Горбачев начал вертеться, как уж на сковородке, угождая "и вашим и нашим", в результате чего, его возненавидели и те и другие, а реальные перемены стали приносить совсем  не то, на что он надеялся. 
          Первой переменой, произошедшей у него на работе, стала смена руководства. Это коснулось и самого Влада. При чем так, как он никогда не мог себе представить...
          Влад помнит день, когда директор вызвал его к себе, едва он успел начать первый сеанс. Войдя в кабинет, он с порога заметил, что тот сегодня какой-то не такой. Не было привычной осанистости, величия жестов и непререкаемого выражения на лице. За столом сидел усталый пожилой человек.
         -Садись, -сказал директор, когда Влад вошел, -Как твои дела, как намерения насчет учебы? 
          Влад пожал плечами:
          -Собираюсь...
          -Долго собираешься, - упрекнул директор, и после небольшой паузы спросил, - Как ты отнесешься, если мы уже сейчас назначим тебя старшим инженером кинотеатра? 
          Влад удивленно вскинул голову. Сидевший на этой должности выдвиженец и так видел во Владе потенциального соперника, постоянно прилагая усилия, чтобы опорочить его.
          -Не этого кинотеатра, - рассеял его сомнения директор, - но у нас в районе он не единственный. Может это тебя, наконец, подвигнет к осуществлению задуманного? Но, чтобы на следующий год обязательно поступил.
          В интонациях директора послышались даже нотки надежды, как будто это не Владу, а ему самому было необходимо, и Влад не посмел ответить нет.
          -Тогда пойди сейчас к Корниловой, пусть напишет тебе характеристику и рекомендацию в институт. Я подпишу. И пусть готовит приказ с завтрашнего дня... Ну, это я сам ей скажу...
          Директор поднялся и протянул Владу руку:
          -Так складывается, что моим планам в отношении тебя не суждено сбыться. Оставайся настоящим комсомольцем. 
          Влад вышел озадаченный и предложением, и скоропалительным решением, и самим поведением директора. Сомнения его разрешила Корнилова:
          -По секрету скажу, его вчера вызывали в управление и он подал заявление. В понедельник приходит новый директор. Это последнее, что он для тебя сделал, хотя...
          Она осеклась, и почти шепотом закончила:
          -Он на тебя имел большие виды. Вплоть до того, чтобы сделать из тебя своего преемника.
          Теперь Владу все стало ясно. И несмотря на его горячую веру в перемены, ему вдруг стало до боли в душе жаль... Нет, не уходящих, как ему тогда казалось, времен, а этого несчастного старика, всю жизнь самоотверженно служившего своему делу сначала в армии, потом в органах, потом в кинофикации и получившему за это такую награду. Но еще горше ему станет, когда спустя месяц он будет свидетелем, как все те, кто расшаркивался перед порогом старого директора, будут так же заискивать перед новым, вслух говоря про прежнего, что тот выжил из ума. А когда он на собрании выступит с поддержкой начинаний старого директора не в унисон со всеми, то добрая половина из тех, с кем он еще вчера вместе пил чай, перестанут с ним здороваться...
          Владу показалось, что его жизнь вошла в черную полосу. В кинотеатре, куда он пришел на эту должность, техника находилась в упадочном состоянии. Владу пришлось приложить немало усилий, чтобы все привести в порядок. Эта деятельность столкнула с проблемами, никогда ранее не касавшимися его в жизни. Он узнал, что для того, чтобы что-то сделали, пусть даже в полном соответствии с заключенным договором, нужно соответственно принять, угостить, закрыть наряд на половину невыполненных работ, а на что-то закрыть глаза в обмен на поддержку в дальнейшем. Он узнал, что такое лесть от подчиненных и неугодное слово для начальства. С его открытостью и любовью к людям, познавать это было противно. К тому же, иногда требовались наличные деньги, чтобы выйти из затруднительной ситуации. Когда, например, заклинило крыльчатку вытяжной вентиляции, и ему пришлось обратиться в городскую аварийную службу, первым вопросом приехавшего бригадира было: "Как платишь?" Уже зная, что разговор о гарантийном письме, договоре и наряде вызовет только саркастическую усмешку, а ликвидировать аварию надо срочно, Влад ответил: "Наличными". Проблема была устранена за полчаса, а ему пришлось расстаться со своими деньгами. Видя, как он в одиночку барахтается в доселе неизвестных ему отношениях, его пожалела та самая Корнилова, предложив оформить "мертвую душу" на ставку уборщицы аппаратного комплекса, получать которую, мог он сам, обязав убирать помещение киномехаников. Тогда Влад готов был расцеловать ее за это, не зная, чем это обернется для него в дальнейшем.
          Отношения с Андреем тоже изменились самым неожиданным образом. Они уже не ходили вместе в театры не только потому, что у Влада не стало хватать времени. У Андрея появилась какая-то Лена, и судя по всему, это было не мимолетное увлечение. Все время Влад продолжал тайно любить его. Ему казалось, что Андрей это чувствует и понимает, но когда он начинал слишком откровенно прикасаться к нему, Андрей, смеясь, мягко отводил его руки, иногда даже чмокая при этом, как в детстве. Влад постепенно привык, и сделал все от него зависящее, чтобы воспринять друга в новом качестве, невольно выполняя тем самым обещание, данное когда-то Нине Семеновне. Но это при том, что он знал - у Андрея никого не было. У Влада, по крайней мере, сохранялась иллюзия, что Андрей его и ничей больше, а появление Лены напрочь ее разрушало.
          Последнее, что как бы символически завершило этот этап жизни Влада, было известие, что родители Андрея, уехав в Соединенные Штаты, обратно не вернулись. До окончания института Андрей оставался жить у тетки, после чего, предполагалось, что он последует за ними. Влад почувствовал, что остается совсем один.



          11.

          В один из морозных декабрьских дней у Влада неожиданно заболел киномеханик. Точнее, он пришел на работу, но видя, как несчастный парень мучается, буквально дрожащими пальцами заряжая пленку, Влад отправил его домой и сел за проектор сам. Он уже начал последний сеанс и прилег на кушетку, когда почувствовал рядом чье-то присутствие. Влад открыл глаза и увидел стоящего в дверях киноаппаратной нового директора.
          -Извините, - пробормотал Влад, поднимаясь, -Здравствуйте...
          -Ничего, не смущайся, - дружелюбно ответил тот, -Что припозднился? Кто у тебя сегодня работает?
          -Гридин, но он неожиданно заболел. Приходится самому.
          -А второй - кто? У тебя проблемы со штатом?
          -Да нет, -замялся Влад, -Просто так получилось...
          -Покажи-ка мне график, -потребовал директор, проходя в комнату отдыха, одновременно служившую Владу кабинетом.
          Не предвидя ничего для себя хорошего, он протянул официальный график. Дело в том, что с первого дня своего вступления в должность, вопреки всем правилам, Влад завел другой, согласно которому, киномеханики работали значительно меньше, чем было положено, но по одному в смену. Работая в одиночку, киномеханик постоянно находился при деле, а стало быть, меньше вероятности возникновения различных, не относящихся к делу, соблазнов. Да и отношение к работе будет серьезнее, поскольку каждый знает, что в другом месте такой "лафы" не будет. 
          -Я вижу здесь совсем другие фамилии, - сказал директор.
          -Анатолий Александрович, я разрешаю им меняться, -сказал Влад, -В интересах дела. Если кто провинится, могу наказать, запретив...
          -Тебе не хватает рычагов воздействия?
          -Хватает, но...
          -Внедряешь материальную заинтересованность, - завершил директор, усмехнувшись, -Но, если говоришь, что в интересах дела... Я сам прежде всего всегда стою за дело. 
         Он отложил график и достал пачку Мальборо. Влад с готовностью пододвинул пепельницу.
         -Угощайся... Так вот, о стимулировании, - заговорил директор, затянувшись сигаретой, - Ты, например, я считаю, хороший специалист. Рябов тебя назначил инженером, а какой стимул ты при этом получил? Должность? Да. А практически? Он об этом подумал? Зарплата на двадцатку больше, а премия, как у ИТР, уже пятьдесят процентов. А ведь, по большому счету, он вообще не имел права тебя назначать инженером. Это еще до Управления не дошло, а так...  В любой момент. Какой ты инженер? Диплом-то еще только в перспективе. А кинотеатр в порыве. Вот и прикинь - о тебе он больше беспокоился, или, может быть, о себе, временно затыкая тобой дыру? А с другими работами как выкручиваться будешь?
          Влад вскинул брови.
          -Знаю, знаю, - покровительственно усмехнулся директор.
          Влад молчал. Он понимал только одно - его благополучие полностью в руках этого человека.
          -Вот тебе и Рябов, которого ты так защищаешь.
          -Анатолий Александрович, я вовсе тогда не имел в виду...- начал Влад, но директор перебил его.
          -Перестань... - поморщился он, -Я не злопамятный. А ведь ситуацию можно разрулить в два счета. Оформим тебя киномехаником высшей категории на полторы ставки с исполнением обязанностей старшего инженера. Все законно, и премия сто процентов по рабочей сетке. А она будет, я позабочусь. Это сколько все вместе? В два с лишним раза больше, чем сейчас, если я не ошибаюсь? Ну, и подработки твои...
          -Но ведь, если я буду оформлен на полторы ставки, разрешения на подработку мне не положено, - несмело вставил Влад.
          -Все разрешения подписываю я, - отрезал директор, - и не тебе отвечать за мою забывчивость.
          -Извините, Анатолий Александрович, кончается часть, у меня переход на другой проектор, -спохватился Влад.
          -Работай, работай... -проговорил директор, разваливаясь в кресле.
          Когда Влад вернулся, директор расхаживал по комнате, заложив руки в карманы.
          -Я считаю, что работать в таких условиях - не уважать себя, -обратился он к Владу, обводя помещение руками, - Ты согласен?
          Влад молчал не понимая, куда он клонит.
          -Что молчишь? По-моему, здесь следует сделать ремонт. Потолок побелить, стены отделать хотя бы самоклейкой, повесить шторы, ковролин постелить. Эту порнографию выкинуть, а поставить нормальную мебель. Чтобы я к тебе приехал, и было приятно посидеть, попить кофе.
          -Ну, так я... - замялся Влад не зная, что ответить.
          -Я, я.. - передразнил директор и посмотрел на часы, - Заезжай в дирекцию, обсудим.
          Он протянул Владу руку и вышел, оставив его совершенно обескураженным этим визитом.
          Однако, дальнейшее показало, что слова директора не расходятся с делом. Буквально через день Владу позвонила Корнилова и сказала, чтобы он срочно приехал в дирекцию. 
          -Распишись, - протянула она ему приказ, когда он вошел к ней в кабинет, -С нового года переходишь на полторы ставки с сохранением обязанностей. И дай мне реквизиты, куда тебе разрешения нужны на совместительство.
          Влад буквально вытаращил глаза.
          -Давай, давай, -подтвердила Корнилова, -Регистрировать не буду, только помалкивай. Мне кажется, ты должен подарок сделать Анатолию Александровичу. Он армянский коньяк любит. Самому тебе его не достать, поговори с Валей Андросовой...
          Этим благодетельства директора не кончились. Буквально сразу же после нового года в кинотеатр приехал его зам по общим вопросам.
          -Выметайся, - сказал он Владу, пожимая руку.
          Тот недоуменно уставился на него.
          -Ремонт будем у тебя делать, - пояснил зам, впуская в помещение рабочих со стремянкой.
          Этот факт не остался незамеченным. Хотя вслед были отремонтированы еще администраторская и бухгалтерия, но пошатнувшаяся в коллективе, после ухода Рябова, репутация Влада была восстановлена. Уже успевший "повариться в котле" новых для него взаимоотношений, Влад понимал, что это все неспроста, и терялся в догадках, что потребуется за такую щедрость и покровительство от него? Но время шло, и ничего не менялось. Директор на всех собраниях и планерках не забывал положительно отметить Влада, премия начислялась регулярно, с решением неотложных технических вопросов никаких проволочек не возникало, а на крупные непосредственный начальник Влада, главный инженер дирекции, предпочитал закрывать глаза.
          -Кино показывать можно? - был его неизменный риторический вопрос, когда Влад заикался о каких-то проблемах, и Влад не перечил.
          Школа жизни в новой должности начинала давать свои плоды. Казалось, для Влада наступили хорошие времена, но что-то в глубине души не позволяло ему так думать. Он жил, как бы в ожидании чего-то, и эта неопределенность угнетала Влада.
          Разъяснилось все девятого мая. В те годы была традиция на этот праздник ставить военно-патриотический фильм, и перед вечерним сеансом транслировать в зал радиопередачу Минуты молчания. Едва закончилась трансляция и Влад дал команду киномеханику начать фильм, зазвонил телефон.
          -Как у тебя? - послышался в трубке не совсем трезвый голос директора.
          -Все в порядке, Анатолий Александрович, - отрапортовал Влад, отмечая про себя, что Рябов себе такого никогда бы не позволил, -С праздником вас.
          -С праздником, с праздником...- с покровительственной усмешкой отозвался директор, и не терпящим возражений голосом, проговорил, - Ну, приезжай тогда ко мне, если все в порядке. Я сегодня дежурю по дирекции, буду у себя в кабинете.  Возьми такси, я оплачу.
          До кинотеатра, где находилась дирекция, было минут двадцать езды на трамвае, однако Влад не осмелился ослушаться.
          -Проходи, - радушно встретил его на пороге директор, пропуская в кабинет и закрывая за ним дверь на ключ.
          Шторы на окнах были наполовину задернуты, кабинет освещался настольной лампой и лучами заходящего солнца. На столике в углу стояла початая бутылка коньяка и разложены на тарелках бутерброды.
          -Так говоришь, все в порядке? -спросил директор подходя к Владу вплотную и обнимая его за плечи, - Это хорошо. Значит, дело сделано, и мы имеем возможность отметить праздник...
          Он уселся в кресло возле столика и указал Владу взглядом на другое, разливая по рюмкам коньяк:
          -Чувствуй себя, как полноправный партнер по кинобизнесу.
          Директор поднял рюмку, Влад последовал его примеру.
          -Рябов и все с ним связанное уходит в прошлое...
          Директор чокнулся с Владом и опрокинул стопку в рот.
          -Смотрю я на тебя... -проговорил он, жуя бутерброд с осетриной, -Ты умный парень. Тебе не в кинобудке сидеть надо, ты способен на большее. Но... Не все сразу.
          Директор опять наполнил рюмки и они выпили.
          -Закусывай, не стесняйся... Так вот, о чем я говорю. Сейчас дорогу молодым дают. И это правильно. У вас сила, энергия, а у нас мудрость, опыт. Когда это дополняет друг друга, то приводит к обоюдовыгодному запрограммированному результату. Главное, чтобы было понимание.
          Директор многозначительно поднял указательный палец и опять потянулся к бутылке. У Влада уже шумело в голове, поскольку коньяк был крепким, а наливал директор раз за разом. После выкуренной сигареты Влад захмелел. Директор продолжал говорить и тон его становился все более и более доверительным, даже с оттенком какой-то нежности:
          -Понимаешь, Владя, на том мир стоит... Ты думаешь, главное - что? Деньги. Правильно. Будут деньги - все себе купишь! А будет взаимопонимание, будут и деньги. Надеюсь, ты уже в этом убедился? Но это все мелочь. Мы бы с тобой такие дела могли делать! Правда, для этого тебя надо вывести на широкую дорогу. Вот, например, был бы у меня свой человек в Моссовете... А что? Нет ничего невозможного. Но, как минимум, необходимо твое желание составить альянс...
          У Влада уже все плыло перед глазами. Он слушал и во всем готов был согласиться, поскольку так убедительно звучали и слова Анатолия Александровича, и сам его голос, и откровенные доверительные интонации. А может, он и впрямь не знает жизни? И вся его принципиальность, справедливость и честность - результат житейской неустроенности? А будут деньги и будет все. Почему надо сопротивляться, если предлагают? И благодарным быть надо. А если другие не умеют, то почему он должен отказываться? Из солидарности к неудачникам?
          Бутылка опустела. Директор подошел к шкафу и вытащил другую. Ту самую, что подарил ему Влад по совету зав кадрами. 
          -Помнишь? -  кося на него хмельным взглядом, спросил директор, распечатывая ее, -Вот и пришло время...
          Он снял пиджак, расстегнул рубашку, и разлив коньяк, взял рюмку в руку, подходя к окну:
          -Красивый вид...
          Влад тоже взял рюмку и встал рядом.
          -А представь, что из окна твоего кабинета виден Кремль, - продолжал Директор, - А ведь у кого-то виден? И ведь он не родился в этом кабинете...
          Директор просунул руку с рюмкой под его локоть. Владу уже было все равно... По телу разлилась приятная истома, которую он не ощущал давно, и даже слюнявый засос в губы почти шестидесятилетнего мужика не показался ему отвратительным.А директор, поставив рюмку, стал обнимать его, прижимаясь всем телом. Его руки проникли под одежду и гладили Влада по спине, спускаясь все ниже. Вот он почувствовал, как директор расстегнул на нем джинсы и его руки коснулись того, что уже давно было твердым...
          Влад слабо отдавал себе отчет в происходящем. Он уже не видел перед собой директора, а только ощущал прикосновения взрослого женатого мужика, отца двоих детей, и его одолевали противоречивые чувства. Он не хотел этого. Ему были неприятны и его ласки, и его показавшееся из-под одежды порядком обрюзгшее тело, но пробудившаяся страсть брала свое, хотя сам он не проявлял никаких ответных действий. Влад просто стоял и позволял директору раздевать его, трогать во всех местах, и даже не воспрепятствовал, когда тот, спустив с него джинсы, уткнулся лицом ему в промежность...
          -Красавец, - приговаривал директор, откидываясь назад и снова припадая к телу Влада, - Ты же просто красавец... Какие у тебя ноги... попа... член... Разденься.
          -Я... Анатолий Александрович... -в замешательстве проговорил Влад.
          -Какой я тебе Анатолий Александрович, глупый? Разденься совсем. Я хочу на тебя смотреть.
          Директор сидел, развалившись в кресле, без рубашки, со спущенными брюками и семейными трусами, а его глаза из-под морщинистых век горели страстью. Влад послушно снял с себя все, и абсолютно голый подошел к директору. Тот начал гладить и сжимать рукой его ягодицы, ноги, тереться лицом о живот, лизать языком член и яички, не переставая при этом мастурбировать. Вскоре послышался какой-то старческий хрип, и в ковер под ногами директора ударила белая струя. Владу стало так противно, что он еле сдержал рвотный позыв. 
          Директор сидел в кресле обессиливший и выглядел старой развалиной. Однако взгляд, направленный на Влада, был полон созерцательного восторга:
          -Ты создан для однополой любви, - промычал он.
          -Анатолий Александрович, я не занимаюсь этим...- мучительно выговорил Влад, силясь побороть отвращение, и смотря куда-то мимо.
          -Чем - этим, глупый?
          -Ну не трах... Не даю мужчинам.
          Директор пьяно расхохотался:
          -А я требую, чтобы ты мне давал? О чем ты? Я ласкать тебя буду. От тебя мне нужна только любовь.
          Влад нагнулся, поднимая с пола трусы.
          -Не надо, - сказал директор, и в его тоне послышались повелительные нотки,- Ходи так. Давай еще выпьем, налей.
          Влад подошел голышом к столику и дрожащими руками налил коньяк. Директор, не чокаясь, опрокинул стопку, схватил Влада поперек пояса, притянул к себе, и раздвинув ягодицы, припал к анальному отверстию. Влад чувствовал проникающий внутрь и елозящий кругами язык, и ему хотелось только одного - чтобы это поскорее кончилось. На помощь пришел зазвонивший телефон.
          Директор оторвался от Влада, и придерживая спущенные вместе с трусами брюки, подошел к рабочему столу.
          -Да, - проговорил он, поднимая трубку, - Я же говорил тебе, что дежурю до одиннадцати... Скоро приеду... 
          Пока тот объяснялся, судя по всему, с женой, Влад успел одеться.
          -Вызови такси, - приказал директор, тоже одеваясь, - Отвезешь меня на Серпуховку, а потом катись, куда хочешь... На...
          Он открыл нижний ящик стола и не глядя вытащил несколько купюр. Влад сложил их вместе, машинально пересчитав. Там была без малого его месячная зарплата. Он сунул деньги в карман, набрал номер и вызвал машину.                     Директор оделся, причесался, подойдя к зеркалу и становясь самим собой. Потом кивнул на столик с остатками пиршества, приказав:
          -Возьми в шкафу мешок, все сложи и отнеси вниз к запасному входу. Иди, встречай такси. Позвонишь из администраторской.
          Такси приехало быстро. Директор вышел относительно твердой походкой, молча уселся на заднее сиденье, указав Владу взглядом на место рядом с водителем, и назвал адрес. Всю дорогу они молчали. Возле дома директор так же молча вышел, попрощавшись с Владом кивком головы. 
          -Куда теперь? - спросил водитель, веселый, судя по глазам, молодой парень.
          Влад поднял мутный взгляд и огляделся:
          -Где мы? - спросил он.
          -Да какая тебе разница? -улыбнулся тот, -Скажи адрес, я тебя отвезу.
          Влад посмотрел ему в глаза и вдруг почувствовал, что предложи ему сейчас этот парень, он бы не раздумывая, отдался ему весь, до последней клеточки. Пусть бы он сделал с ним то самое или еще чего. Пусть! И чем больнее, тем лучше. Лишь бы забыть то, что было. Лишь бы забыть...
          Парень оглядел его и опять улыбнулся:
          -Ну, ты хорош... Куда ехать-то помнишь?
          Влад продолжал неотрывно смотреть на парня, и его губы тоже тронула улыбка. И еще, наверное, что-то появилось в глазах, потому что веселый взгляд водителя стал пытливым. Они долго смотрели друг на друга, а потом Влад заметил, как тот опустил взгляд ниже, задержав на его джинсах. Он посмотрел парню туда же. Ширинка у водителя оттопыривалась.
          "Неужели? - пронеслось в замутненном сознании Влада, - Неужели это может быть вот так запросто?"
          Парень резко тронул машину, и они помчались куда-то. Влад не смотрел, куда они едут. Ему вдруг стало все безразлично. Он жаждал только одного...
          Они заехали в какой-то темный двор. Водитель выключил фары и заглушил мотор.
          -Перелазь, - скомандовал он, сам тоже перебираясь на заднее сиденье.
          Влад послушно полез. Он почувствовал, как ладонь парня схватила его за промежность. Ему стало больно, но он сделал встречное движение, наслаждаясь, как мазохист, этой болью. Парень резко расстегнул ему джинсы и залез рукой под трусы. Влад попытался сделать то же самое, но ослабевшие руки слушались плохо, и тот сам приспустил джинсы. Влад повалился, утыкаясь лицом в его принадлежности и вдыхая их немытый запах. Но сейчас это не отвращало. Наоборот, ему хотелось, чтобы пахло еще сильнее. Он взял в рот член парня, как что-то самое желанное для себя, и в исступлении заработал языком и губами, глубоко, до тошноты, заглатывая его. Парень слегка застонал, продолжая мять и сжимать член и яички Влада. Они предавались этому долгое время, и Влад млел, как изможденный жарой и жаждой путник, припавший, наконец, к живительному ручью.
          -Трахни меня...- попросил он.
          -Сосешь классно, - сказал парень, помогая ему залезть коленками на сиденье.
          Влад  приподнял попку, упершись локтями в сиденье, а головой - в дверь машины. Он почувствовал, как руки парня стянули с него до колен джинсы, как тот смочил слюной отверстие, и Влада пронзила острая боль, казалось, раздирающая его всего. Он вцепился зубами в свой локоть, чтобы не закричать, а парень делал резкие глубокие движения, доставлявшие мучения Владу, но он воспринимал их как желанную экзекуцию, и упивался этой болью. Потом, к боли присоединилось другое ощущение, и Влад замычал, прося пощады. Парень догадался, в чем дело:
          -Чего ты? Срать хочешь? 
          Влад кивнул и спустился коленками с сиденья на пол. Парень застегнул джинсы и вылез из машины. Он обошел ее и распахнул дверь с другой стороны:
          -Вылазь. Садись у кустов... 
          Влад подчинился, и освобождая кишечник, одновременно почувствовал приступ рвоты. Казалось, весь организм выворачивался наизнанку, освобождаясь от переполнявшей его нечистоты.
          Парень нервно ходил вокруг машины, озираясь по сторонам.
          -Проблевался? - спросил он подходя, когда Влад затих.
          Он помог ему подняться, застегнуть джинсы и усадил в машину:
          -Куда ехать? 
          Влад назвал адрес. Он почувствовал облегчение и задремал. Воспоминания о происшедшем с директором больше не мучили его. Он как бы исторг их из себя вместе с рвотой и поносом. Влад очнулся, когда машина стояла перед его домом.
          -Здесь, что ли? - спросил водитель. 
          -Спасибо тебе... -проговорил Влад, залезая в карман джинсов.
          Он вытащил все деньги, что сунул ему директор, положил их рядом с рычагом переключения передач, вылез из машины, и покачиваясь, побрел к подъезду.
          На следующий день Влад проснулся поздно. Болели голова и задний проход, поташнивало, хотелось пить, а тело временами охватывала мелкая дрожь. Влад вошел на кухню, взял чайник, и припав к носику, выпил залпом всю имевшуюся в нем воду. Немного полегчало. Хоть он был не новичок в вопросах выпивки, но, как правило, дело ограничивалось портвейном или пивом. Полная бутылка коньяка натощак, не считая нескольких бутербродов, выбила его из колеи совершенно, помимо всего происшедшего. 

         Он разделся, встал под душ, обильно полив себя шампунем, и стал с ожесточением тереть тело мочалкой. Ему хотелось отодрать все до костей, смыть кожу, носящую на себе следы вчерашнего. Выстирав в этой же воде все, что на нем было вчера, он вернулся в комнату и забрался в постель, впадая в какую-то полудрему...
          С омерзительным чувством шел Влад на следующий день на работу. Ему не хотелось никого и ничего видеть. Ему хотелось опять уснуть и спать до тех пор, пока все не забудется навсегда. Но надо было идти. Надо было ждать...
          Сидеть в кабинете, вздрагивая от каждого телефонного звонка, было невыносимо. Влад уходил в зал, смотрел по нескольку раз фильмы, но не мог сосредоточиться. Ему постоянно казалось, что вот сейчас его позовут к телефону или куда-то вызовут.
          Два дня прошло спокойно. Из дирекции никто не приезжал и не звонил. Звонок раздался вечером третьего дня.
          -Директор, - прикрывая трубку, шепотом сообщил Владу киномеханик, -Тебя спрашивает.
          -Скажи, только что ушел, -так же шепотом ответил Влад, взглянув на часы - до окончания его рабочего дня оставалось еще около часа.
          -Он только-только домой ушел, он сегодня на обед не ходил, -нашелся тот и прошептал, -Завтра, спрашивает, во сколько будешь?
          -Отгул взял, -тихо сказал Влад на ухо киномеханику и опрометью бросился в администраторскую договариваться насчет отгула.
          Через два дня Владу позвонила уже главбух:
          -Тебя сегодня ждет Анатолий Александрович к концу рабочего дня, -сказала она, -Захвати акты на списание основных средств, он хочет сам сначала посмотреть...
          Это уже был официальный вызов, и Влад понял, что не поехать не может. Потянулись унылые часы ожидания, каждая минута которых, казалась Владу вечностью. Когда он уже приготовился выезжать, громкий хлопок и звон разбитого стекла в проекционной неожиданно возвестили спасение - на проекторе взорвалась ксеноновая лампа. Такие случаи считались в порядке вещей. В то время лампы сверхвысокого давления стали только лишь приходить на смену угольной дуге, и не были совершенными. Пока он приводил в порядок проектор, вычищая из фонаря осколки разбившегося отражателя и меняя лопнувший патрубок водяного охлаждения, прошло добрых полтора часа. Ехать в дирекцию уже было поздно.           

          Зафиксировав случай аварийной остановки по всей форме, даже позвонив для верности главному инженеру, Влад отправился домой, благодаря судьбу.
Однако, до бесконечности так продолжаться не могло. Влад постоянно думал о предстоящей встрече, и эти раздумья настраивали его на самый решительный лад. Ему уже было все равно, что будет, но дотронуться до себя он не даст. 
          Встреча состоялась через неделю. Главбух позвонила опять и сказала, что если она не получит актов сегодня, то пусть Влад не надеется на списание оборудования и на свою премию.
          "Я на нее уже и так не надеюсь", - подумал он, собирая бумаги.
          Влад решил поехать немедленно, в середине дня, и сразу же двинулся в ее кабинет.
          -Иди сначала к Анатолию Александровичу. Пока он не завизирует, я ничего делать не буду, - отрезала главбух.
          Влад постучался к директору: 
          -Здравствуйте. Я привез акты на списание основных средств.
          -После шести зайдешь, -твердо сказал директор, не поднимая головы от бумаг,- Сейчас мне некогда этим заниматься.
          "После шести... -подумал Влад, закрывая дверь, -Все понятно."
          Неожиданно им овладела непонятно откуда взявшаяся злость. Почему он должен это терпеть? Почему должен дрожать, скрываться, изворачиваться? Почему должен позволять пользоваться собой, своим телом? За премию? За лишние полставки? За липовые справки? Да гори всё ясным огнем! 
          Влад спустился в буфет и просидел там до шести часов, наливаясь пивом и решительностью. Пять минут седьмого он поднялся в дирекцию. Там уже стояла тишина.
          "Может, свалил не дождавшись?"- с надеждой подумал Влад, стучась в директорскую дверь.
          Но директор был на месте.
          -Я акты привез, - твердо сказал Влад, кладя бумаги на стол.
          Директор молча смотрел на него.
          -Ты избегаешь меня? - спокойно спросил он, и не дождавшись ответа, проговорил, - Смотри, не прогадай...
          -Анатолий Александрович, -сказал Влад, глядя в пол, -Я благодарен вам за все, что вы для меня сделали, но... Но этого между нами больше не будет...
          -Чего-чего? - протянул директор, как бы не расслышав, и рявкнул во весь голос, -Чего - этого?! Что ты мелешь? И почему выпивши?
          Влад растерялся и поднял глаза. Директор смотрел на него с жалостью, как на безнадежно больного, но интонации голоса и выражение лица были полны  праведного гнева:
          -Почему явился пьяный, я спрашиваю? Почему до тебя неделю не могли дозвониться? Когда ты бываешь на работе?
          У Влада от возмущения задрожали колени, но он почувствовал, что если даст сейчас расправиться с собой таким образом, то ему будет трудно забыть об этом всю жизнь. А еще понял, что терять уже больше нечего, и это придало силы:
          -Я не пьяный. Я выпил в буфете пива. Я мог бы вам напомнить другой день, когда я был здесь действительно пьяный.
          -Ты идиот? - тихо, как бы даже с удивлением, поинтересовался директор, -Ты меня шантажировать вздумал? Кто тебе, сопляк, поверит?
          И тут Влад сделал то, чего делать было нельзя.
          -Ваша жена поверит, -твердо произнес он, глядя в глаза директору, -Не может быть, чтобы она никогда ни о чем не догадывалась, а я у вас, наверняка, не первый. Только я не стану этого делать, я просто хочу, чтобы вы перестали...
          Глаза директора налились злобой, а щеки слегка покраснели.
          -Пшёл вон... -брезгливо перебил он Влада.
          Влад повернулся и молча вышел из кабинета, аккуратно прикрыв за собой дверь. Он ехал домой на троллейбусе, и опять ему было за себя противно, хотя все вроде бы сделал так, как хотел... 
          Две недели прошли спокойно. Однако, придя на работу после выходного, Влад обнаружил у себя на столе акт проверки кинотеатра комиссией технического отдела Управления кинофикации. Такие проверки проводились регулярно, но о них всегда было известно заранее. Комиссия была сама заинтересована найти все в образцовом порядке и сесть за накрытый стол, поскольку любое выявленное нарушение говорило, в первую очередь, о недостаточном контроле с их стороны. Здесь же, она пришла, действительно, внезапно, и выявила массу технических недочетов. Главный инженер дирекции, который был в курсе всех дел, и по устному приказу которого Влад был вынужден со всем мириться, дал официальное объяснение, что "все нарушения имеют место нераспорядительностью исполняющего обязанности старшего инженера". Но и этим дело не кончилось. Еще через неделю, опять в выходной день Влада, в кинотеатр нагрянула проверка в лице главбуха дирекции. И хотя отчетность и вся документация у него была в идеальном порядке, было выявлено несоответствие фактического графика работы персонала при наличии недоработки часов. 
          И наконец, завершающим ударом стал звонок Владу разъяренной Корниловой, потребовавший отчета о работе Сизовой. Это была фамилия уборщицы, которую та сама же в свое время оформила фиктивно, чтобы у Влада были наличные деньги на покрытие эксплуатационных расходов. Он сделал попытку напомнить ей об этом, но в ответ услышал полную такого искреннего возмущения фразу, что ему стало страшно:
          -Что?! Ты хочешь сказать, что это я тебя подбила на финансовое преступление? Ты понимаешь, в чем ты меня обвиняешь?! Это же статья!
          Влад понял, что кольцо сжалось. Ему вспомнились чиновничьи лица на похоронах отца и пришедшая тогда на ум истина, что в любой момент такие вот могут сделать с ним все, что угодно. Теперь он имел возможность убедиться в этом реально.

          Положив трубку, Влад взял чистый лист, написал заявление об уходе, сложил в сумку свои личные вещи, и не сказав никому ни слова, поехал в дирекцию. Первым делом он направился к зав кадрами.
          -Ну, спасибо тебе. Это за все хорошее... - прошипела Корнилова, не поднимая глаз, когда он вошел в кабинет.
          Влад молча положил заявление на стол.
          -Зайди через полчаса, - бросила она, прочитав, - И молись, чтобы подписал.
          Влад вышел в фойе, сел в углу и закрыл глаза. Наверное, если бы умел, он действительно помолился бы, чтобы убраться отсюда навсегда и забыть все, связанное с работой здесь. Ему стало ясно со всей очевидностью, что он здесь чужой. Ему хотелось быть своим, он принимал стиль общения, образ мыслей окружающих, их правду, но по сути, всегда был чужим, обманывая сам себя. Как на коммунальной кухне, где вырос, как в своей семье, как в старших классах школы, как всегда, когда забывал о правилах игры, становясь самим собой...
          Ровно через полчаса Корнилова протянула Владу подписанное заявление. Передаточный акт главный инженер подписал, не вставая с места и не смотря на Влада, бухгалтерия тут же выдала расчет, и он получил трудовую книжку. Больше ему здесь делать было нечего.
          На следующий день он позвонил в Дирекции кинотеатров других районов с предложением работы, но, как только называл свою фамилию, везде получал отказ. 
          "А нужно ли мне это? - подумал Влад, - Второй раз в тот же омут? Ну, устроюсь, и что будет? Опять прогибаться? Опять ломать себя? А как жить иначе?

          И что душа? - Прошлогодний снег! 
          А глядишь - пронесет и так! 
          В наш атомный век, в наш каменный век, 
          На совесть цена пятак! 

          «Откуда это? Ах да, это же Галич...» В сознании Влада возникла квартира Андрея, где он когда-то впервые услышал на магнитофонной ленте этот голос. Он вспомнил эти удивительные дни, когда он приходил туда и открывал для себя совершенно новый мир, добрый и жестокий одновременно, но не пугавший и не отвращавший его как тот, в котором он жил. Вспомнил чувства, зароненные в его душу этим открытием... Глаза Нины Семеновны при их откровенном разговоре на скамейке… Николай Андреевич с его насмешливо-ироничным отношением ко всему, чему стремился следовать Влад... Вспомнились и другие люди, мимоходом встречавшиеся на его жизненном пути, рядом с которыми он не чувствовал себя чужим. Их мало, но они есть. Ведь как-то они живут, сохранив в себе это? Стало быть, дело не в ком-то, а в себе самом? В том выборе, который ты сделал?

          И ты будешь волков на земле плодить, 
          И учить их вилять хвостом! 
          А то, что придется потом платить, 
          Так ведь это ж, пойми, - потом! 

          А в том, что за все в жизни надо платить, у Влада сомнений не было. Он уже знал, что так или иначе, рано или поздно, но платят все без исключения.
          "А может, действительно, попробовать начать с чистого листа?" - подумалось Владу. 
          Все чаще и чаще вспоминал он тетю Асю - ее добрые глаза, мягкий голос...
          Спустя еще два дня, серебристый экспресс ЭР-200 уносил Влада на берега Невы. При нем была набитая вещами дорожная сумка и тяжкий груз воспоминаний об этом городе, где он родился, вырос, жил, и кварталы которого теперь навсегда исчезали из его жизни за окнами мчащегося поезда.
          "Чу-жой... Чу-жой" - казалось, вторил его мыслям едва слышный перестук колес.


          12.

          Приехав в Ленинград, Влад сосредоточился на поставленной задаче и буквально не вставал из-за стола, роясь в памяти и в учебниках, которые предусмотрительно где-то собрала к его приезду тетя Ася. Она же заботливо ухаживала за ним все это время - готовила еду, стирала белье, прибиралась в отданной в его распоряжение комнате и старалась не беспокоить напрасно. Он вспоминал свои сомнения и горько усмехался сам себе, сожалея лишь об одном - что не сделал этого раньше. 
          На перрон Ленинградского вокзала в Москве Влад сошел с ощущением приехавшего по делу командированного. И еще одно чувство влекло его сюда. Отъезд состоялся так внезапно, что подавленный всем, что ему предшествовало, он не успел попрощаться с Андреем. После того, как в жизни того появилась неведомая Владу Лена, их отношения сильно ослабли, а когда Андрей после отъезда родителей переселился к тетке, связь и вовсе оказалась потерянной. 
          Влад не чувствовал, что вернулся домой. Мать уже успела в его отсутствие сделать ремонт. Она стала увещевать его прописаться в ленинградскую квартиру, чтобы не потерять ее после смерти тети Аси, которой "уже в обет сто лет", уверяя, что эта квартира и так никому другому не достанется, поскольку сама она "умирать не собирается", а вернуться сюда он сможет в любое время. 
          -Да, кстати, тебе тут какой-то парень все время звонит, -вспомнила мать и принесла листок с записанным номером, -Вот, телефон свой оставил. Просил, чтобы ты обязательно позвонил, как вернешься. Говорит, это очень важно...
          Влад еще не забыл номера московских АТС, и то, что номер начинался с цифр подстанции Кузьминок, несказанно обрадовало его. Безусловно, его разыскивал Андрей. Только стало немного тревожно от упоминания о том, что это очень важно. Не желая, чтобы мать была свидетелем разговора, Влад тут же вышел из дома и позвонил из автомата. Ответивший женский голос был ему незнаком. Влад представился.
          -Это Надежда Семеновна, -услышал он в ответ, -сестра мамы Андрея. Очень хорошо, что ты позвонил. Андрей переживал, что ты так неожиданно исчез. Что у тебя случилось?
          -Да ничего. Я, наконец, съездил в Ленинград, как давно собирался. У меня там тетя объявилась.
          -Я в курсе, Андрей рассказывал и предполагал, что ты поехал туда...
          -Простите, я тогда так неожиданно сорвался. Я очень виноват перед Андреем...
          -Это ты сам ему скажешь. Расскажи лучше, как у тебя дела? Ты поступил?
          -Да. Уже студент. Приехал забрать вещи.
          -Поздравляю. Это прекрасно, что ты приехал, -голос Надежды Семеновны потеплел, - У нас изменения. Во-первых, Андрей женился. Он хотел, чтобы ты был свидетелем на его свадьбе, но не смог с тобой связаться. А во-вторых, и это самое главное, послезавтра они улетают в Америку. Надеемся, что навсегда. 
          Хотя и то, и другое предполагалось заранее, но такое стремительное развитие событий стало для Влада неожиданностью. Его мысль, возникшую при этом, озвучила Надежда Семеновна:
          -Само провидение привело тебя в Москву именно сегодня. Ведь еще два дня - и вы бы никогда больше не увиделись.
          -Да. Это просто чудо...
          -Завтра вечером ждем тебя у нас. Записывай адрес...
          Вечером следующего дня Влад спешил в Кузьминки. Район был незнакомый, и ему пришлось изрядно поплутать, пока не вышел к пятиэтажному дому недалеко от Кузьминского парка. Дверь открыла женщина с лицом, очень похожим на Нину Семеновну.
          -Проходи, -сказала она с порога, - Таким тебя и представляла. Ничего, что на ты?
          -Нормально, -улыбнулся Влад, уловив за прямолинейностью неподдельное радушие.
          "Интересно, она знает все, или нет?"- еще подумалось ему при этом.
          Но глаза Надежды Семеновны были настолько приветливыми, что не оставляло сомнения только одно - он здесь желанный гость. Она провела его в комнату, где уже стоял накрытый стол, куда были вложены сверх меры все ее кулинарные, и наверное, финансовые возможности.
          -Провожаем только мы с тобой, -сказала она, -Никого больше не осталось, поэтому я и обрадовалась, что ты приехал. У Андрюшки ближе тебя никого нет, поверь мне.
          -Да у нас все как-то пунктиром... -смутился Влад.
          -И тем не менее, он все время о тебе говорил. Ни о ком больше столько не слышала. Лишь бы сваты не нагрянули. Я их не приглашала - Лена вчера сама к ним ездила прощаться, вернулась вся зареванная. Вещи уже, говорит, пакуют, москвичи новоявленные...
          Влад недоуменно вскинул брови.
          -Да, ты же не знаешь... Лена не москвичка. Чтобы они отпустили дочь в Америку, им пришлось пожертвовать Нинину московскую квартиру, - пояснила Надежда Семеновна.
          -Вам удалось прописать их в Москве? – у Влада невольно округлились глаза, -Каким образом?
          -Влад, ты интеллигентный парень, -поморщилась та,- Тебе  интересно слушать про всякую грязь?
          -Нет, но я не могу себе представить, какие рычаги для этого нужно задействовать? А Горбачев еще, я слышал, прописку грозится упразднить...
          -Не упразднит, -горько усмехнулась Надежда Семеновна, -Как бы его самого не упразднили - к тому все идет. Да упраздни все их драконовские законы, они же свои кормушки потеряют, а треть населения окажется без работы.
          Влад в очередной раз удивился тому, как его собственные мысли находят в этом доме реальный отклик, и тому, как он органично находит себя среди этих людей. Может, в том его и ошибка, что он часто стремился стать своим среди чужих?
          -Но, согласитесь, если бы не перестройка, вряд ли бы удалось сделать то, ради чего мы собрались,- заметил Влад.
          -Если бы не перестройка, может и впрямь бы свалили эту хунту. А это... - махнула она рукой, - Это все ненадолго, вот увидишь. Просто они не ожидали, что ситуация так быстро выйдет из под контроля, и найдутся люди, готовые реально все изменить. Но с этим они покончат, как только поделят все между собой, и под новыми вывесками восстановится все, что было раньше, только в еще более беспощадном виде. С Горбачевым или без...
          Их политическую дискуссию нарушил звонок в дверь, и на пороге квартиры возникли два юных существа, удивительно подходившие друг другу, одним из которых был Андрей.
          -Поль! -радостно воскликнул он, заключая Влада в объятия, - Я уже отчаялся совсем! Думал, придется улетать не попрощавшись. Да, познакомься...
          -Лена, - протянула тонкую ладошку девушка.
          -Дорогие вы мои! – со слезами радости сказала Надежда Семеновна - Вот и ваш долгожданный день. Андрюша, я приготовила тебе сюрприз. На этом столе все твои любимые с раннего детства блюда, которые я знала...
          -Тетя Надь, ты просто чудо!
          Андрей обнял и расцеловал тетку.
          За столом все выглядели такими радостными, что это скорее напоминало не прощание, а долгожданную встречу дорогих и близких друг другу людей.
Влад смотрел на Андрея, уже ничем не напоминавшего его школьного друга, на Лену, и желал им только счастья. Грусть потери слабо напоминала о себе - радость за друга вытесняла ее. Хотелось только хотя бы еще миг побыть с Андреем наедине. Когда стопки не раз успели опустеть, Влад встал из-за стола.
          -Пойду, покурю, -ответил он на вопросительный взгляд Надежды Семеновны.
         ... Читать следующую страницу »

Страница: 1 2 3 4 5 6 7 8 9


29 декабря 2015

5 лайки
0 рекомендуют

Понравилось произведение? Расскажи друзьям!

Последние отзывы и рецензии на
«ЧУЖОЙ»

Нет отзывов и рецензий
Хотите стать первым?


Просмотр всех рецензий и отзывов (0) | Добавить свою рецензию

Добавить закладку | Просмотр закладок | Добавить на полку

Вернуться назад








© 2014-2019 Сайт, где можно почитать прозу 18+
Правила пользования сайтом :: Договор с сайтом
Рейтинг@Mail.ru Частный вебмастерЧастный вебмастер