ПРОМО АВТОРА
Игорь Осень
 Игорь Осень

хотите заявить о себе?

АВТОРЫ ПРИГЛАШАЮТ

Киселев_ А_А_ - приглашает вас на свою авторскую страницу Киселев_ А_А_: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
Игорь Осень - приглашает вас на свою авторскую страницу Игорь Осень: «Здоровья! Счастья! Удачи! 8)»
Олесь Григ - приглашает вас на свою авторскую страницу Олесь Григ: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
kapral55 - приглашает вас на свою авторскую страницу kapral55: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
стрекалов александр сергеевич - приглашает вас на свою авторскую страницу стрекалов александр сергеевич: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»

МЕЦЕНАТЫ САЙТА

станислав далецкий - меценат станислав далецкий: «Я жертвую 30!»
Михаил Кедровский - меценат Михаил Кедровский: «Я жертвую 50!»
Амастори - меценат Амастори: «Я жертвую 120!»
Вова Рельефный - меценат Вова Рельефный: «Я жертвую 50!»
Михаил Кедровский - меценат Михаил Кедровский: «Я жертвую 20!»



ПОПУЛЯРНАЯ ПРОЗА
за 2019 год

Автор иконка Юлия Шулепова-Кава...
Стоит почитать Боль (Из книги "В памяти народной")

Автор иконка Андрей Штин
Стоит почитать Во имя жизни

Автор иконка Андрей Штин
Стоит почитать История о непослушных выдрятах

Автор иконка станислав далецкий
Стоит почитать Про Кота

Автор иконка станислав далецкий
Стоит почитать Битва при Молодях

ПОПУЛЯРНЫЕ СТИХИ
за 2019 год

Автор иконка Любовь Скворцова
Стоит почитать Пляжные мечты

Автор иконка Виктор Любецкий
Стоит почитать Пусть день догорел — будет вечер?...

Автор иконка Виктор Любецкий
Стоит почитать Юность давно пролетела...

Автор иконка Виктор Любецкий
Стоит почитать Воин в битве сражённый лежит...

Автор иконка Виктор Любецкий
Стоит почитать НАШ ДВОР

БЛОГ РЕДАКТОРА

ПоследнееОшибки в защите комментирования
ПоследнееНовые жанры в прозе и еще поиск
ПоследнееСтихи к 8 марта для женщин - Поздравляем с праздником!
ПоследнееУхудшаем функционал сайта
ПоследнееРазвитие сайта в новом году
ПоследнееКручу верчу, обмануть хочу
ПоследнееСтихи про трагедию в Кемерово

РЕЦЕНЗИИ И ОТЗЫВЫ К ПРОЗЕ

Юлия Шулепова-КавальониЮлия Шулепова-Кавальони: "Здравствуйте, Любовь! Огромное спасибо за интерес к моему творчест..." к рецензии на Адам и Ева. Действие 7 Новый город. Наши дни

Любовь КрасиваяЛюбовь Красивая: "Как однако, у Вас получилось! Крути, верти, наворачивай! То ли..." к произведению БЕНИ СЕЛА - ИЗРАИЛЬСКИЙ КАЗАНОВА

Любовь КрасиваяЛюбовь Красивая: "Здравствуйте. Я так и дочитала Ваша предыдущую историю. Так что там бы..." к произведению Адам и Ева. Действие 7 Новый город. Наши дни

Эльдар ШарбатовЭльдар Шарбатов: "Вдохновенный сюр! Готический образ передан ёмко, ярко и глубоко. О..." к произведению Душевные ужасы

Любовь КрасиваяЛюбовь Красивая: "А у звезд шоу - бизнеса есть скромность?" к рецензии на О поэзии и скромности

Игорь Храмов ТесёлкинИгорь Храмов Тесёлкин: "НЕуважаемый,к незнакомым людям следует обращаться на"Вы"! Плохо, ч..." к рецензии на О поэзии и скромности

Еще комментарии...

РЕЦЕНЗИИ И ОТЗЫВЫ К СТИХАМ

НаталиНатали: "Розы очень красивые цветы, Но мне больше нравятся ..." к стихотворению Роза

Любовь КрасиваяЛюбовь Красивая: "Эка новость! Это же всё читать невозможно. Оно..." к стихотворению К Аннабель

НаталиНатали: "Эльдар, спасибо за вниманиею" к рецензии на Зима

Эльдар ШарбатовЭльдар Шарбатов: "Свежие, живые образы. Краткий стиль лучше всего вр..." к стихотворению Зима

Вова РельефныйВова Рельефный: "Хорошо, Весса, хорошо)))" к стихотворению Там, за морем-океаном

Игорь Храмов ТесёлкинИгорь Храмов Тесёлкин: "Спаси Христос на добром слове! С праздником..." к стихотворению Акафист иконе Б М Утоли болезни

Еще комментарии...

Полезные ссылки

Что такое проза в интернете?

"Прошли те времена, когда бумажная книга была единственным вариантом для распространения своего творчества. Теперь любой автор, который хочет явить миру свою прозу может разместить её в интернете. Найти читателей и стать известным сегодня просто, как никогда. Для этого нужно лишь зарегистрироваться на любом из более менее известных литературных сайтов и выложить свой труд на суд людям. Миллионы потенциальных читателей не идут ни в какое сравнение с тиражами современных книг (2-5 тысяч экземпляров)".

Мы в соцсетях



Группа РУИЗДАТа вконтакте Группа РУИЗДАТа в Одноклассниках Группа РУИЗДАТа в твиттере Группа РУИЗДАТа в фейсбуке Ютуб канал Руиздата

Современная литература

"Автор хочет разместить свои стихи или прозу в интернете и получить читателей. Читатель хочет читать бесплатно и без регистрации книги современных авторов. Литературный сайт руиздат.ру предоставляет им эту возможность. Кроме этого, наш сайт позволяет читателям после регистрации: использовать закладки, книжную полку, следить за новостями избранных авторов и более комфортно писать комментарии".




КАК ГАВРИЛА ИВАНОВИЧ БОРОЛСЯ...


ТКАЧ Александр Иванович ТКАЧ Александр Иванович Жанр прозы:

Жанр прозы Юмористическая проза
395 просмотров
0 рекомендуют
1 лайки
Возможно, вам будет удобней читать это произведение в виде для чтения. Нажмите сюда.
Как Гаврила Иванович боролся с здравоохранением за свой здоровье Рассказ-быль о мытарствах больного, маленького человека, в нелёгкой борьбе за своё здоровье...

                                           Рассказ – быль,

                       О мытарствах больного, маленького человека,

                             В нелёгкой борьбе за своё здоровье.

                                  

         

         Случилось так, что заболел Гаврила Иванович, - этот наш маленький человечек, обыкновенный, простой «пересичный» украинец. - Эта одна душа, из того многомиллионного народа.

         Заболел, - и всё, тут!

         Что будет делать он, несчастный, - этот наш маленький, «пересичный» украинец, - Гаврила Иванович? Что будет делать жена его, - Ираида Митрофановна? – Эта крупная, дородная женщина, с благородным лицом и аристократическими манерами поведения.  А как иначе, ведь всю свою сознательную жизнь, она проработала приёмщицей стеклотары в универсаме «Чайка». Что же будут делать его многочисленные родственники, и все остальные кошки и собаки при таком случившемся обстоятельстве, расстроенные до бесконечности?

         Гаврила Иванович, не имея больше сил терпеть свалившиеся на него болячки, как-то утром не поднявшись с постели управляться по хозяйству, горестно сказал своей супружнице, Ираиде Митрофановне:

 - « Всё, моя дорогая супружница, Ираида Митрофановна! Нет больше сил моих, на ноги встать, - заболел, я!..»  

         У нас в народе ведь как бывает: заболит голова, поднимется температура, - да ладно, чего там, - попустит; «стрельнет» в груди, согнёт в три погибели, - ерунда какая!.. Вот только тогда, когда нас уже и ноги не держат, и руки, как плети висят, - вот только тогда мы с удивлением начинаем замечать негаразды в своём здоровье.

 - « И откуда только напасть такая взялась?..» - В сердцах думаем мы.

          Ираида Митрофановна, не стала заламывать руки и причитать, как это сделала бы какая-нибудь базарная торговка, а, как истинно интеллигентная женщина, измерив температуру тела своему супругу, заглянув ему в горло, заботливо укрыв его ещё одним пуховым одеялом, взяла кредитную карточку, и отправилась в ближайшее отделение банка, «снимать» деньги. Она была культурной женщиной, - деньги хранила в банке потому, что хорошо разбиралась в текущем моменте, всегда читала прессу, регулярно смотрела телевизор.

         Медицина сегодня, слава Богу, шагнула далеко вперёд, и недостатка в лекарственных препаратах не было. Недаром, наш двигатель торговли, реклама, - на каждом повороте, с каждого столба, и голубых экранов телевизоров, газетных полос, кричит, визжит, молчаливо призывает пить, нюхать, втирать и делать всевозможные другие манипуляции, с тем огромным количеством медицинских препаратов, заваливших не только аптеки, но и прилавки различных скобяных лавок.          

 - « Один мужчина, которого уложил в постель страшный недуг, по совету специалистов, стал принимать «Промёд», - вещала реклама в одной из газет, - … И, что вы думаете? После принятия одной упаковки этого чудодейственного бальзама, он подхватился, и побежал. До сих пор бегает!..»

 - « Пейте «Эспумизан», и будете вы все, всегда стройны и гармоничны!..» - Томно улыбаясь, сладкоголосо пела с экрана телевизора тощая топ-модель…       

         И вот, накупив всего, что только можно, во всевозможных ярких этикетках, за что выложила почти все деньги, которые сняла с карточки, Ираида Митрофановна вернулась домой к своему больному мужу, чтобы быстренько «поставить его на ноги».

 - « Ну вот, дорогой мой, Гаврила Иванович, - ласково проговорила она, прикладывая пухлую ладошку к голове больного. - …Сейчас будем лечиться. Я, чего только не накупила!.. Эти вот красненькие таблеточки, - от головной боли; мазь эта, - показывала она яркий, что светофор, тюбик, - если три раза намажешься, что молодой баран скакать будешь! А вот эти капсулки, - от всего, и понос и золотуху, говорят, лечат. Сейчас ты мой. Гаврила Иванович, выпьешь каждого по одной таблеточке, разотру я тебя мазью благородной, и завтра ты будешь, что «огурчик»!..

         Но ни завтра, ни послезавтра, как «огурчик», не стало. Как болела голова, так и болит; как поднялось давление «верхнее» и «нижнее», - так и не падает; как спину свело, так и не попускает. Ну, что ты «ляжешь, будешь делать»? Закатил Гаврила Иванович глаза под лоб, сложил крест-накрест руки на груди, - ну покойник и только, а не «огурчик», какой-нибудь!

         Мужественная Ираида Митрофановна немедленно собрала консилиум из родственников: тёток, дядей, братьев, сестёр, даже внучатую племянницу из Биробиджана пригласили. Собралась родня великая в маленькой спаленке у постели Гаврилы Ивановича. Заголосили тётки, завыли дядьки; засопели братья с сёстрами; даже внучатая племянница слезу пустила.

 - « Хватит вам причитать над ним, как над покойником, - пристыдила их Ираида Митрофановна, - а, ну давайте думу думать, как помочь Гавриле Ивановичу!..»

         И все стали думать. Хорошо, хоть смышленые и интеллигентные, - сели рядком, и тихо думают. А вот были бы какие-нибудь пролетарии, то шуму бы много было, а, что с них взять, - необразованные! А эти как надумали, то побежали все братья и сёстры по всяким бабкам-шептухам, тётки и дядьки по колдунам и ведьмам, даже внучатую племянницу к знаменитому в районе экстрасенсу направили. Да всё так ладненько, складненько.

         И стали приносить братья и сёстры отвары всякие, на разных травках-муравках настоянные; тётки и дядьки мази всевозможные, - пахучие и вонючие; а племянница внучатая, целую даже трёхлитровую банку воды «заряженной» припёрла.

 - « Пейте на здоровье, всем хватит!..»

         Но молодцы были все.

 - « Вот этот отварчик, из носиков долгоносика, хорошо помогает от головной боли и давление понижает…» - шепчет на ухо Ираиде Митрофановне троюродная сестра по матери Гаврилы Ивановича, перезрелая Марта. И тычет той в руки какую-то литровую банку с какой-то мутной, желтоватой жидкостью, закатанную обыкновенной жестяной крышкой.

  - «…Баба Настя в Киев самому президенту по личному заказу отправляет каждый месяц по две банки. Чтобы у него голова не болела, потому, как много работает. Еле уговорила! За сто «баксов» последнюю баночку взяла!..» - Последнее предложение перезрелая Марта произнесла таким тоном, будто – бы звёздочку с неба достала.

 - « А вот эта настоечка, на спирте чистом медицинском травки хорошей, - «котячьи яйца», называется, - от болезней внутренних всех. Больших денег стоит!..» - тихим, вкрадчивым голосом, проговорил брат Филипп.

 - « Фу-у!..» - Морщась, проговорила Ираида Митрофановна, взяв из рук брата Филиппа тёмного цвета, пол-литровую стеклянную бутылку. Даже не открывая её, от неё уже исходил, не очень ласкающий обоняние, запах сероводорода (Тухлых яиц).

 - « Её не нюхать нужно, а пить! По столовой ложке три раза в день перед едой…» - назидательно проговорил братец, и почему-то покачал головой.

         Наверное, представил себе эту процедуру.

         Дядя Прохор, маленький, седенький старичок, принёс веник из лозы, заговорённый. Сам колдун Епифан, - как говорит дядя Прохор, - на Лысой горе во время полнолуния в ночь на Ивана Купала, заговаривал.

 - « Этим веником, ты каждое утро и перед сном… - говорил он убедительно Ираиде Митрофановне, - …ты выметай у больного под кроватью, а то, что вымела, сжигай на газовой плите, и, притоптывая ногами по полу, поплёвывая, то через правое, то через левое плечо, приговаривай: «о, чтоб тебя туда, о, чтоб тебя сюда»! Поняла?..».

         Ираида Митрофановна, согласно кивала головой. – Как не понять? Не какая-нибудь там, торговка необразованная, а, что ни на есть, интеллигентная женщина!

         Но «круче» всех оказалась тётка Пелагея. Она уговорила прийти к Гавриле Ивановичу, самую настоящую бабку-шептуху. Дело было ближе к вечеру. Во двор вошла тётка Пелагея, вместе с какой-то сгорбленной, маленькой старушенцией. Старушенция опиралась почему-то не на трость, а на небольшую, старательно изготовленную метлу, которую она держала за лакированный держак. Бабушка шагала бодро, складывалось такое впечатление, будто бы она не ногами пришла, а прилетела на этой вот метле.

         Войдя в дом, старушка втянула своим огромным носом, который на удивление оказался большим и изогнутым книзу, - воздух в комнате; круглым жёлтым глазом оглядела всех собравшихся здесь родственников Гаврилы Ивановича; и голосом, совершенно не подходящим для её внешности, «каркнула»:

 - « Да-а!..»

         Все замерли, и всем, почему-то, стало страшно, Потому, как никто не знал, что она имела в виду. Даже Ираиде Митрофановне, несмотря на её интеллигентность, и твёрдость в суждении, а ведь, как иначе, не даром же она, всю сознательную жизнь проработала приёмщицей стеклотары в универсаме «Чайка», - и то стало как-то неуютно на душе, как будто в неё кто-то плюнул.

         А бабка-шептуха, не обращая ни на кого, ни малейшего внимания, подошла к больному Гавриле Ивановичу, положила свою сморщенную ладошку на его лоб, отчего он весь съёжился, будто бы ему на лоб положили кусок замороженной углекислоты, И снова «каркнула»:

 - « Да-а!..»

         Потом, повернувшись к Ираиде Митрофановне, безошибочно определив в ней «старшую» здесь, указывая худым, длинным пальцем на больного, будто бы человеческим голосом проговорила:

 - « На него убогого, навели порчу-то! Ктот-та, сильно желает евойной болезни-то. Когда убогий болен-та, у егой-то, легко пить кровя. И она слаща-а, ого!..» - бабулька сказала это таким тоном, будто кровь ту человеческую, с наслаждением  пила каждый день.

 - « И, что же теперь делать?..» - С испугом спросила тётка Пелагея.

         А остальные родственники даже рты открыли от изумления, услышав такую информацию.  

 - « Будем-та, выводить порчу, снимать-та, сглаз, изгонять-то, бесов, и удалять-та, нервенной тик!..» - ответила бабка-шептуха, и достала из одного из карманов своей необъятной юбки увесистый полиэтиленовый свёрток.

 - « Боже мой!..» - нервно всплеснула руками, всегда хладнокровная Ираида Митрофановна. Она даже и в мыслях не могла предположить, что с её мужем до такой степени плохо.

 - « А вы как удумали-то?!» - насмешливо «прокаркала» бабулька-ягулька, а потом, спохватившись, торопливо спросила:

 - « А деньги-то у вас, милыя, есть?..»

         Ираида Митрофановна, тяжело вздохнула, когда вспомнила об остатке на кредитной карточке, но с готовностью закивала головой. И как-то так заискивающе, не свойственно ей, спросила:

 - « А причём здесь нервный тик? Ведь его же, у него нет!..»

 - « К утру, будеть!..» - заверила шептуха.

         … Весь вечер и всю ночь бабка-шептуха делала своё дело в комнате у больного. По правде говоря, на шептание это, было похоже мало. Родственники, которые в беспокойстве притаились тихонечко за дверью, слышали какой-то, то стук, то грюк; то какое-то бормотание, и даже завывание, от которого сердце в пятки пряталось. И вот как только под утро пропели где-то, у кого-то первые петухи, дверь комнаты отворилась, и перед изумлёнными родственниками предстала бабушка-шептушка: вся потная, растрёпанная, с рогожным мешком в руках, в котором, что-то позвякивало и попискивало. Она торжествующе посмотрела на перепуганных родственников, и, потрясая мешком, радостно «прокаркала»:

 - « Вот-та, они все у мене, родимыя!.. Теперича я их!..» - И она вновь потрясла мешком.

         Кто, или, что там у неё, кого она там?.. – Она так и не договорила потому, что быстро поменяла тему разговора:

 - « Ну, чё хозяйка, пятьсот «баксов» приготовила-то?.. А то я чичас развяжу мешок!..» - И она снова потрясла мешком, в котором опять, что-то звякнуло и пискнуло, перед не пришедшими ещё в себя, родственниками Гаврилы Ивановича.

         Ираида Митрофановна с готовностью полезла за пазуху за кошельком, когда бабка деловито добавила:

 - « И за нервенной тик, - сто «баксов» добавь то, милыя!..»

         Когда все вошли в комнату, то действительно увидали, что весь белый, как полотно, Гаврила Иванович, лёжа на кровати уставившись в потолок, не только нервно моргал то правым, то левым глазом, но ещё и утробно икал.  

 - « О, Бож-жечки ты мой!..» - всплеснула руками Ираида Митрофановна.

- « Не боись ты так, милыя, - «прокаркала» бабка-шептуха, - …то, что икаить, - эт-та издержки производовства, до завтрева пройдёть!  А «соточку» накинешь, и моргать к завтрему перестанеть!..»

         Ираида Митрофановна с жалостью, - потому, что у неё уже не было сил казаться гордой и неприступной, - посмотрела своего Гаврилу Ивановича, который был будто бы

из воска лепленный, только безучастно икал и моргал, достала деньги, отсчитала, сколько та просила, и искоса, зло так, глянув на тетку Пелагею, отдала деньги бабульке-ягульке.

         Бабушка-шептушка тщательно их пересчитала, завязала в носовой платок, который достала из безразмерного кармана, сунула его обратно в карман, и, поклонившись, исчезла. Как  в тумане растаяла, - вот она была, и нет её!..

 

 - « Что это такое было?.. – утробно икая, и чуть ли не задыхаясь, со слезами на глазах спросил Гаврила Иванович, всех своих многочисленных родственников, вошедших в комнату, да таким жалостливым тоном, что у тех самих слёзы на глаза выступили. - … Она скакала на мне, что бенгальская лошадь, она топталась по мне, что по асфальту, она колола меня булавками, и щипала ногтями. При этом всё выла, выла, и плевала мне в лицо. Я еле дождался утра!..» - скорбно закончил он.

          В комнате, почему-то стояла сильная  вонь. Воняло серой, аммиаком, и ещё чем-то резко неприятным, потому было совсем удивительно, как ещё все они, не умерли вместе с Гаврилой Ивановичем, от этого зловония.       

         На Гаврилу Ивановича жалко было смотреть. Помимо того, что мы уже знаем: икание и моргание, - он был как будто выкрученный и прокрученный; жёлтый, как пергаментная бумага; весь в синяках; даже казалось, размером меньше стал. Но больше всего всех поразила, на весь его оголённый живот нарисованная зелёнкой огромная буква «Я». Вдобавок ко всему, - лихоманило его так, будто его, прямо такого вот голенького из холодильника вынули.

         Заохали, запричитали тётки и дядьки, завыли и заскрипели зубами сёстры и братья, и даже внучатая племянница рученьки свои в кулачки сжала, только мужественная Ираида Митрофановна, отбросив в сторону интеллигентское слюнтяйство, твёрдо промолвила:

 - « А, ну-ка, взяли быстро в руки бальзамы пахучие и мази целебные, взяли таблетки и настойки, растирки и затирки, и быстренько бросились спасать нашего дражайшего Гаврилу Петровича!..»

        Пьёт он отвары всякие, на разных травках муравках настоянные, мажут его всякой пахучей и вонючей дрянью, ест он горстями таблетки заморские, запивая их настойками разными. Но…

         Как поднялось давление верхнее и нижнее, так и не падает; как спину «свело», - толи, нерв, где ущемился, толи острохондроз обострился, - так и держит боль. Никакие «пожмакивания» мышц спины, постукивание, надавливания на позвоночник, никакие «самопальные» массажи не помогают. Как в груди болело, так и болит. А то ещё и ком какой-то в районе «солнечного сплетения», образовался, и стоит! Сопли, кашель, дрожь в коленках, пальцы «дули» крутят… - В общем, от этой постоянной боли и бессонница, и раздражительность ко всему и ко всем, в двух словах, - хоть волком вой!

         Слава Богу, хоть икотка и синяки прошли, да глаза перестали по очереди дёргаться, и большая буква «Я» на животе почти исчезла, - и за это спасибо! Недаром, значит, доллары плачены были.

         И вот, в один прекрасный, вернее, очень даже не прекрасный день, видя, что эти все так называемые народные, лечебные снадобья, и те хвалённые медицинские препараты заморские, никакого результата не дают, Ираида Митрофановна решается на крайнее средство. Собрав всех родственников на семейный совет, она, набрав полную грудь воздуха, оглядев всех скорбно, обречённо промолвила:

 - « Выхода нет. Придётся применить крайний метод, - обратиться за медицинской помощью к врачам!..». И она тяжело выдохнула.

         Все онемели! Как?.. За что?.. Ведь все прекрасно понимали бессмысленность подобных обращений. Человек идёт в поликлинику, или в больницу, напоминая утопающего, который от безысходности, уже понимая свою обречённость, хватается за какую-то призрачную соломинку…- авось?! Но там этого «авось» никогда не случается. На то она и медицина, чтобы только людей болванить надеждами, выкачивать у них всё до копейки, - им мол, всё равно это уже не пригодится, - и выписывать заключения о смерти, чтобы родственники получили хоть какое пособие на похороны.

         Но людям свойственно призрачно надеяться.

 - « Иванову, Петрову, и всем другим не повезло. А, вдруг, мне повезёт?..» - И человек, с надеждой вызывает «Скорую», или идёт в больницу.

         Первой возмутилась естественно тётка Пелагея. Она была злостная противница всякого рода медицинских учреждений, будь-то поликлиника ли, больница, либо профилакторий какой, или даже морг. Потому, что была ярая поклонница народной медицины: разных травок-муравок, всевозможных настоек на чём только угодно, всяких ясновидящих, предсказательниц, колдунов и ведьм.

 - « Вы, что, не помните, забыли уже Вальку Семиноженко? За месяц баба «сгорела», как только в больницу пошла. Помните, как она задыхаться начала, и мокротами отхаркивать?

И, как уже на поправку пошла, когда её бабка Марфа «заговорила», и травок с кожей таракана попить дала?! Так нет, угораздило её к врачу пойти, и что?.. - Нет, Вальки! А всё потому, что «лечить» они её там начали. Жидкости всякие-разные из «лёгков» её, выкачивать начали. А как померла, то оказались, -  почки! Вот вам она «уся» и медицина!..»

         И она так легонечко, отвернувшись в сторону, сплюнула себе в кулачок.

 - « А Взятки какие они берут? Расценки у них самые, что ни на есть, барыжные!.. – проговорил Степан, двоюродный брат Гаврилы Ивановича, сын родной тётки Матрёны из Плещеевки. -… Вспомните, как мы Ивана, тётки Пилагеихи, привезли в больницу с прободной язвой? Тот гусь, - хирург, посмотрел так на него, и уже говорит тётке Пелагеихе: а у вас деньги есть на операцию?.. Помнишь, тёть Пелагея?..» - обратился Степан уже к ней.

         Тётка Пелагея согласно затрясла головой. Ещё бы ей не помнить то время?  Что только она не делала, как только не крутилась, чтобы достать ту нужную сумму денег на операцию. Иначе, операцию никто бы не делал, и её Стёпушка умер…

         А сколько их, нуждающихся в срочной безотлагательной операции, оставалось умирать по коридорам на каталках, и на кроватях по палатам, брошенных и ненужных, а то и просто, - тупо отказано эскулапами, родственникам больных, только потому, что у них, банально не было денег?..

         Как сказала тогда в сердцах, со слезами на глазах тётка Пелагея:

 - « Ты, врач, операцию делай, коли тебя этому делу обучили, -  спасай человека.  А то, пока будешь деньги считать, мой сын умрёт…»

 - « А помните, как деду Пилипу не хотели гипс накладывать, когда он на гололёде ногу поломал? Люди привели его с улицы в травпункт, а его выгоняли, говорили, что он бомж, и не хотели ни рентген делать, ни гипс накладывать, видите ли, у него денег нет…»

 - « Ну, если и бомж, то что, - не человек?..»

 - « Это для тебя человек, а для них, все кто с улицы, - бомж и не человек!..» - заговорили все одновременно родственники.    

 - « Ну, не со всеми же так всё плохо происходит?..» - с сомнением в голосе проговорила внучатая племянница. Она здесь была самой молодой, и поэтому верила в прогресс.

 - « Вон, депутату Верховной Рады, вырезали аппендицит, и ничего, живой!..» - добавила она.

 - « Так ведь то, депутату!..».

 - « И то, наверное, академик какой-нибудь делал, или из-за границы кого выписали, деньжищ же хватает!..»

 - « Не-е, у нас таких нету!..» - оживились остальные.

         Но, как бы там не было, Ираида Митрофановна позвонила в «Скорую помощь», и сказала, - одним словом… - «Караул!..»

         Её внимательно выслушали, и вежливо ответили, что на «Караул!..» они не выезжают, но если Ираида Митрофановна не «против», то они направят к ним на дом участкового врача.

         И вот, во второй половине дня, приезжает участковый врач.

 - « Матрёшкина Секлета Ароновна!» - представилась худая, и такая же вытянутая как вобла, дама в тёмных очках, которые на ней сидели как на черепахе, из всем известного, мультика. С чемоданчиком в руках, на котором был изображён красный крест.

         Наш больной, со скорбным от болей лицом, лежит в комнате на кровати, куда и приводят участкового врача, многочисленные, обеспокоенные родственники.

 - « Здравствуйте!.. – вежливо здоровается Секлета Ароновна, - … и, что у нас болит?..»

         Что болит у Секлеты Ароновны, никто не знает: ни Гаврила Иванович, ни те его все многочисленные родственники, ни даже всезнающая жена, - Ираида Митофановна. И поэтому рассказывают Секлете Ароновне, все болячки Гаврилы Ивановича, всю хронологию его заболеваемости, и даже, как, что болит?

         Секлета Ароновна всё внимательно слушает, сидя на предложенном ей стуле, участливо кивает головой, и, что-то с озабоченным видом, записывает себе в голубенькую тетрадочку. После чего ласково всем улыбается:

 - « Ага!.. – и, уже повернувшись к больному, говорит:

 -« Давайте, я вас посмотрю!..»

 - « Посмотри, дорогая ты наша Секлета Ароновна, посмотри ты, наша многоуважаемая!..» - так думают все родственники Гаврилы Ивановича, том числе, и недоверчивая тётка Пелагея.

         Секлета Ароновна достаёт из своего чемоданчика стетоскоп, слушает дыхание, сердце, считает пульс. Всё, о чём говорил наш больной, подтверждается. И она, нахмурив свой лобик, произносит:

 - « Да-а!..»

         Мне кажется, что это мы уже где-то слышали.

         А потом обращает внимание на таблетки, капсулы, настойки, наливки, мази всякие, которые в огромном изобилии лежат рядом с нашим больным, и им же все перепробованные, и спрашивает:

 - « И чем же мы здесь лечимся?..»

         Будто бы сама не видит. А она перебрала их все своими длинными худыми пальчиками, записала что-то себе в голубенькую тетрадочку и говорит:

 - « Хорошо! Продолжайте лечиться…»

         И потом уже на пороге, как бы забывши, впопыхах, добавляет:

 - « Если не поможет, завтра ко мне в поликлинику, на приём!..»

         Не снимая улыбки с лица, уезжает дальше.

 - « И это всё?..» - ужасается Ираида Митрофановна.

 - « А мы то думали!..» - никак не веря в происшедшее, сокрушаются другие родственники.

 - « И, что же вы такое грандиозное думали, на какое чудо надеялись?» - этаким ехидным голосом спрашивает тётка Пелагея, ярая противница больниц и поликлиник всяких, и стойкая сторонница народной медицины.

 - « Но ведь она совсем ничего не сделала?.. – продолжает негодовать Ираида Митрофановна, - … хоть бы укольчик какой?!»

 - « Ага, «щас»!.. «Укольчик» ей захотелось?!  - всё ехидничала тётка Пелагея. -…Он, что, наш Гаврила Иванович, президент республики, или миллионерчик какой, чтоб ему укольчики бесплатно делать?..»

 - « Да нет, не президент какой, и не миллионерчик… - проговорила обиженная за участкового врача, внучатая племянница, - … Но ведь думали, что и внимания больше уделят, и помощь какую окажут, и лечение назначат!..»

 - « Ну-ну!..» - с ухмылкой поддержал тётку Пелегею, брат Степан.

 

         Естественно, никаких улучшений к завтрашнему дню не наступило, да и откуда им было взяться? И все заботливые родственники, во главе с дражайшей супружницей Гаврилы Ивановича, Ираидой Митрофановной, решили завтра вести его на приём к врачу. К слову выяснилось, что завтра суббота, поэтому приём будет вести только дежурный врач, и, что это будет Сетлета Ароновна, - маловероятно. Но откладывать до понедельника не стали.

         Суббота. Всей толпой заботливые родственники, прямо с утра, подошли к регистратуре. Что?.. Где?.. Когда?..

         Кабинет терапевта который будет вести приём, на третьем этаже. Шумно поднимаются все по ступенькам на третий этаж, всячески помогая дорогому Гавриле Ивановичу. Здесь же, в холле, заботливо усаживают его на диванчик, и занимают очередь. Хотя постой: какая очередь, - мы первые! Вот уже и очередь за ними образовалась, а врача всё нет.

         Через какое-то время подходит вразвалочку «рыжая» медсестричка. Почему, «вразвалочку»? – Потому, что «тяжёлая», готовится стать матерью. Подошла, положила руки на свой большой живот, и говорит, что каркает:

 - « Суббота сегодня. Короткий день. И врача ещё нет! Где-то едет!.. Но если кто хочет, то может опуститься на первый этаж. Там, в кабинете № 5 начал вести приём зав. Терапевтического отделения…»

         Естественно, хотят все! Ведь только одному Богу ведомо, из каких дальних краёв едет врач, и к какому времени, он сможет добраться в поликлинику?

         И побежали! Братья и сёстры вприпрыжку рванули на первый этаж, чтобы побыстрее занять очередь. Ираида Митрофановна, тётки и дядьки, потихонечку, поддерживая Гаврилу Ивановича, подошли к кабинету № 5.

 - « Фу-ух!..» - выдохнули они, усадив его на стул возле кабинета.

         Впереди оставалось несколько человек. Вот уже зашёл человек перед ними. Следующий Гаврила Иванович. Но опять подходит «рыжая» медсестричка, и «каркает»:

 - « Приехал врач терапевт, и будет вести приём в 49 кабинете!»

 - « А-а-а?..» - открыли было рты Ираида Митрофановна, и другие родственники.

 - « А здесь уже приёма нет!..» - на опережение «каркнула» «рыжая» медсестричка, и куда-то вразвалочку поковыляла по коридору.

 -« Да уж лучше бы ты где-то потерялся!..» - в сердцах проговорил брат Степан, и быстренько рванул на третий этаж к кабинету № 49, занимать очередь. Там уже были люди.

 - «Мы были первыми!..» - сказал Степан запыхавшись.

 - « А мы ничего не знаем!..» - ответили люди, и Степану пришлось с этим смириться.

         В сопровождении родственников наконец-то подошёл и Гаврила Иванович. Его опять усадили на диванчик ждать своей очереди.

         Ожидая своей очереди под кабинетом врача, чего только не наслушаешься от таких самых озабоченных своим здоровьем и здоровьем своих близких, посетителей поликлиники. Каких только ужасов не наговорят, каких только фантастических выздоровлений не услышишь.

 - « Вот у меня соседка, руку поломала… - рассказывает пожилая дама, приведшая на приём к врачу своего мужа, тщедушного, похожего на ободранного воробья, мужичонку, - …прямо у себя в квартире поломала. Вставала с дивана, и что-то, как-то там споткнулась, упала на пол, по-видимому, на вытянутую руку, и … - Ужас! В двух местах. Представляете?..» - Сделав удивлённое лицо, посмотрела она на внимательно слушающих её, окружающих людей.

 - « Да, что здесь удивительного?.. – вмешался в разговор моложавый, тучный мужчина. - … И в ложке воды утонуть можно…»

 - « Ага-ага!.. – соглашается с ним рассказчица, - …И вот кричит она бедная, зовёт на помощь. Вызвали «Скорую», привезли в травпункт. А там, прежде чем сделать рентген и наложить гипс, 200 гривен «содрали»! Ну, это хорошо, что были деньги, сделали. А если бы денег не было?»

         Нависла мрачная тишина, по-видимому, каждый представил себе эту ситуацию, и последствия того, если бы денег не оказалось

 - « А меня направили в терапевтический стационар… - Начала рассказывать после непродолжительного молчания, молодящаяся дама, в модной кофточке и ярко накрашенными губами. - …Врач-терапевт, у которого я была на приёме, дал направление,  выписал мне лечение, которое мне обошлось в аптеке в 460 гривен. Сделала я ЭКГ сердца, и пошла со всем этим «ложиться» в стационар. Не очень приветливо встретила меня там дежурный врач, всё вертела в руках мою ЭКГ сердца, и даже не обследовав меня, всё бубнела: Быть того не может!.. У вас всё нормально!..  Не выдержала я, и говорю: так, что же вы предлагаете?.. Меня направили сюда «ложиться»… А она: пожалуйста-пожалуйста,

ложитесь-ложитесь! И улыбается, как та змея, что у них на эмблеме ихней. А потом посмотрела те медикаменты, что я принесла, и сказала: это всё, что вы купили, - полная ерунда. Сейчас вам необходимо купить вот это… И выписывает мне новое лечение. Иду я опять в аптеку, будто это ближний свет, для меня, больного человека. Но иду, больше некому. А там с меня снова берут 400 гривен. Представляете?..»

         И она вся запыхавшись, видимо у неё задышка, умолкает.

 - « Мне тоже не так давно пришлось побывать в стационаре терапии… - Вдруг вступила в разговор худенькая пожилая женщина, которая скромно сидела на диванчике рядом с Гаврилой Ивановичем, и очень внимательно следила за разговором, - … Направили меня туда после ЭКГ. А у меня и правда, в груди болело и давление скакало, что «сивый мерин». Со мной там не вступали в дебаты по поводу как лечить, а сразу определили в палату. Чистенькая такая палата, уютная. Вдвоём мы там лежали, с одной женщиной. День никто из докторов не приходит, два… На третий день я волноваться начала. А моя сопалатница успокаивает меня: не волнуйся, мол, прибегут! Не забыли они, просто у них видно так здесь заведено. Мол, если дня через три-четыре не умрёшь, начинают лечить. И правда, - прибежали! Может ещё потому, что мой сын возмутился в кабинете у врачей. Месяц они меня там «полечили», и выяснилось, что не сердце у меня больное, а язва желудка у меня. И перевели меня в «гастро», благо, что здание этого отделения рядышком находится с терапией, и я туда потихонечку, с трудом, но сама перешла. Меня там тоже  месяц «лечили». Наверное, и дольше бы «лечили», но у меня деньги кончились, и занять уже было не у кого. Тогда сказали, что я уже «здорова», и посоветовали приходить ещё, когда деньги появятся. Но у меня по-прежнему в груди болит и давление. Вот денег немного накопила и опять пришла. Только в «гастро» не иду, желудок ведь, у меня не болит, а пришла зачем-то к терапевту…» - Последние слова женщина произнесла почему-то извиняющимся тоном.      

   И пошли нескончаемые разговоры о том, что болеть, - богатым нужно быть.

 -« А, что вы думали?.. – разлагольствовал  всё тот же моложавый мужчина, - …Всех родственников оббегаешь, последнюю рубаху продашь, чтобы найти те проклятущие деньги, и отдать этим эскулапам за лечение…»

 - « Ну, а если родственников нет, и рубаха последняя продана, тогда как?» - спросил кто-то.

 - « Тогда…» - И повисла в коридоре гнетущая тишина потому, что каждый понимал, что будет «Тогда…»

 - « Хрен!.. Берите корень хрена… - уверенно проговорила одна молодящаяся особа, - …Мелите его на мясорубку, настаиваете его на самогоне… На водке не надо, - машет она рукой, видя, что соседка хочет что-то сказать. - … Самогон, он от всех болезней. Вот постоит он три дня, и пей! По столовой ложке, три раза в день…»

 - « А по стакану можно?..» - Спрашивает какой-то мужчина.

 - « Можно!.. – не задумываясь, отвечает «сведущая», - …Только язву не вылечишь, а вот алкоголиком станешь!..»

 - « А я вот знаю, что хреном можно лечить и давление… - вступает в разговор ещё одна знающая, - …Только не нужно его молоть и настаивать, а нужно просто жевать! Очистить корень, помыть его, и жевать!..»

 - « И сколько его нужно сжевать?..» - Спрашивает кто-то.

 - « Да чепуха всё это!.. – Опять вступает в разговор всё тот же моложавый мужчина. - … Не жевать надо!.. А берёте килограмм хрена, килограмм чеснока, килограмм мёда. Прокручиваете на мясорубке, и смешиваете всё с мёдом. Принимаете во внутрь четыре раза в день по две столовых ложки после еды. Когда вы это всё съедите, то забудете, что такое давление!..»

 - « Отвар!.. Пейте картофельный отвар, и у вас никогда не будут болеть ноги!..» - Убеждает Ираиду Митрофановну какой-то интеллигентного вида старичок.

 - « Как говорил мой дед Соломон, - проговорила вдруг старая евреечка, скромно притаившаяся на стульчике в уголочке, - … нюхайте свои старые носки натощак, и по три раза в день!..»

 - « И что будет?..» - оживилась молодая дама, в огромных, модных очках.

 - « О-о-о!.. – закачала головой старая евреечка, - … Дыхание у вас будет лучше, чем у покойника! Мой дед был хорошим специалистом в этом деле, - всю жизнь санитаром в морге проработал!..» - С гордостью добавила она.

         Все с уважением посмотрели на евреечку.

         Вот так и проходил консилиум околомедицинских  «лекарей», в ожидании приёма к врачу. Ираида Митрофановна, все многочисленные родственники, начиная от тётки Пелагеи, и заканчивая внучатой племянницей, да и сам Гаврила Иванович извелись уже в ожидании своего времени. Несмотря на строго установленную очередь, в кабинет то и дело заходили какие-то посторонние люди. Они говорили, что им необходимо зайти на минутку; что им просто нужно что-то спросить, а то и просто опустив голову вниз и запустив руку в карман, тупо, без слов шли в кабинет. И мелькали так часто, или быть может, это уже так примелькалось Гавриле Ивановичу, что ему они все казались пассажирами какого-то странного трамвая, которые говорят окружающим: «проездной», и лезут вперёд.          

         Ну, наконец-то! Взяв Гаврилу Ивановича под белы рученьки, всей многочисленной родственной толпой ввалились в кабинет. За столом сидит чистенькая ухоженная врачица, в ослепительно белом халате, и улыбается такой же ослепительно белой улыбкой. На носу у неё большие роговые очки, в которых она напоминает черепаху, из всем нам известного мультика.

 - « Здравствуйте!.. – вежливо здоровается она, - меня зовут Мария Ивановна! Что у нас болит?..» - И улыбается, и улыбается вовсю!

         Родственники открывают рты, а Ираида Митрофановна рассказывает снова хронологию заболеваемости, и этапы домашнего врачевания.

 - « Ага!.. – многозначительно произносит врачица, и, улыбаясь, обращается к Гавриле Ивановичу, - …Давайте я вас посмотрю!..»

         Берёт стетоскоп, слушает «лёгкие», сердце, считает на руке пульс.

 - « Да-а!..» - Говорит она, и что-то записывает в голубенькую тетрадочку.

 - « Как же это нам всё знакомо!..» - Думает Гаврила Иванович, Ираида Митрофановна, и все многочисленные родственники кисло слушая врачицу.

         Потом, Мария Ивановна, что-то долго пишет на листике рецептов.

  - « Всё, что я здесь написала, вы сможете купить в каждой аптеке. И строго выполняйте назначения. Больной через неделю будет здоров. А если нет, то снова ко мне. Назначим новое лечение…» - И улыбнулась. Той улыбкой змеи, что на эмблеме медиков.

        И снова подхватив Гаврилу Ивановича, многочисленные родственники отправились лечить своего больного.

 - « Ну, что ж, в аптеку, так в аптеку!..» - Обречённо проговорила Ираида Митрофановна, крепко сжав в кармане кредитную карточку.

         Мытарства продолжаются!..


19 февраля 2017

1 лайки
0 рекомендуют

Понравилось произведение? Расскажи друзьям!

Последние отзывы и рецензии на
«КАК ГАВРИЛА ИВАНОВИЧ БОРОЛСЯ...»

Нет отзывов и рецензий
Хотите стать первым?


Просмотр всех рецензий и отзывов (0) | Добавить свою рецензию

Добавить закладку | Просмотр закладок | Добавить на полку

Вернуться назад






© 2014-2019 Сайт, где можно почитать прозу 18+
Правила пользования сайтом :: Договор с сайтом
Рейтинг@Mail.ru Частный вебмастерЧастный вебмастер