ПРОМО АВТОРА
kapral55
 kapral55

хотите заявить о себе?

АВТОРЫ ПРИГЛАШАЮТ

Олесь Григ - приглашает вас на свою авторскую страницу Олесь Григ: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
kapral55 - приглашает вас на свою авторскую страницу kapral55: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
стрекалов александр сергеевич - приглашает вас на свою авторскую страницу стрекалов александр сергеевич: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
Сергей Беспалов - приглашает вас на свою авторскую страницу Сергей Беспалов: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
Дмитрий Выркин - приглашает вас на свою авторскую страницу Дмитрий Выркин: «Вы любите читать прозу и стихи? Вы любите детективы, драмы, юнорески, рассказы для детей, исторические произведения?»

МЕЦЕНАТЫ САЙТА

станислав далецкий - меценат станислав далецкий: «Я жертвую 30!»
Михаил Кедровский - меценат Михаил Кедровский: «Я жертвую 50!»
Амастори - меценат Амастори: «Я жертвую 120!»
Вова Рельефный - меценат Вова Рельефный: «Я жертвую 50!»
Михаил Кедровский - меценат Михаил Кедровский: «Я жертвую 20!»



ПОПУЛЯРНАЯ ПРОЗА
за 2019 год

Автор иконка станислав далецкий
Стоит почитать Битва при Молодях

Автор иконка Андрей Штин
Стоит почитать История о непослушных выдрятах

Автор иконка генрих кранц 
Стоит почитать В объятиях Золушки

Автор иконка Анастасия Денисова
Стоит почитать "ДЛЯ МЕЧТЫ НЕТ ГРАНИЦ..."

Автор иконка станислав далецкий
Стоит почитать Шуба

ПОПУЛЯРНЫЕ СТИХИ
за 2019 год

Автор иконка Олесь Григ
Стоит почитать Над белым утром

Автор иконка Олесь Григ
Стоит почитать Точно срок отбывал

Автор иконка Олесь Григ
Стоит почитать Где краски дня белы

Автор иконка Олесь Григ
Стоит почитать Часы остановились

Автор иконка Олесь Григ
Стоит почитать Эта кончится - настанет новвая эпоха

БЛОГ РЕДАКТОРА

ПоследнееНовые жанры в прозе и еще поиск
ПоследнееСтихи к 8 марта для женщин - Поздравляем с праздником!
ПоследнееУхудшаем функционал сайта
ПоследнееРазвитие сайта в новом году
ПоследнееКручу верчу, обмануть хочу
ПоследнееСтихи про трагедию в Кемерово
ПоследнееСоскучились? :)

РЕЦЕНЗИИ И ОТЗЫВЫ К ПРОЗЕ

Игорь Храмов ТесёлкинИгорь Храмов Тесёлкин: "Я и не считаю, что достоин. Но Господь даёт - и я пишу." к рецензии на Апокалипсис онлайн Вопросы и ответы

Игорь Храмов ТесёлкинИгорь Храмов Тесёлкин: "Дискуссия и впрямь занимательная. По крайней мере она многое проясняет..." к рецензии на Апокалипсис онлайн Вопросы и ответы

Эльдар ШарбатовЭльдар Шарбатов: "Но, если более обобщённо рассуждать о том, можно ли постигать духовные..." к рецензии на Апокалипсис онлайн Вопросы и ответы

Эльдар ШарбатовЭльдар Шарбатов: "Яркий пример конфликта, в основе которого лежит размытие границ несовм..." к рецензии на Апокалипсис онлайн Вопросы и ответы

Вова РельефныйВова Рельефный: "Потому что не понимаю, как такое возможно. Вы осознанно задаёте вопрос..." к рецензии на Апокалипсис онлайн Вопросы и ответы

Борис КостинскийБорис Костинский: "Среди мужчин лиц с гомосексуальной ориентацией - не более 5%. Так ..." к произведению Шотландские отцы-геи

Еще комментарии...

РЕЦЕНЗИИ И ОТЗЫВЫ К СТИХАМ

НаталиНатали: "Правильно написали, непонимание губит любовь." к стихотворению Непонятливый

НаталиНатали: "Стихи понравились, действительно самое прекрасное ..." к стихотворению А разум подчинился сердцу не спеша!!!

НаталиНатали: "Стихи отражают полосы жизни, одни события сменяют ..." к стихотворению Горизонт событий

Борис КостинскийБорис Костинский: "Трудно, но можно. ;-)" к рецензии на Монолог дохлой вороны

НаталиНатали: "И холодно плохо, и жарко плохо, нам не угодишь." к стихотворению Жара

Вова РельефныйВова Рельефный: "Как с умершей вороной можно поговорить:?" к стихотворению Монолог дохлой вороны

Еще комментарии...

СЛУЧАЙНЫЙ ТРУД

Я убегу
Просмотры:  338       Лайки:  0
Автор Дмитрий к

Полезные ссылки

Что такое проза в интернете?

"Прошли те времена, когда бумажная книга была единственным вариантом для распространения своего творчества. Теперь любой автор, который хочет явить миру свою прозу может разместить её в интернете. Найти читателей и стать известным сегодня просто, как никогда. Для этого нужно лишь зарегистрироваться на любом из более менее известных литературных сайтов и выложить свой труд на суд людям. Миллионы потенциальных читателей не идут ни в какое сравнение с тиражами современных книг (2-5 тысяч экземпляров)".

Мы в соцсетях



Группа РУИЗДАТа вконтакте Группа РУИЗДАТа в Одноклассниках Группа РУИЗДАТа в твиттере Группа РУИЗДАТа в фейсбуке Ютуб канал Руиздата

Современная литература

"Автор хочет разместить свои стихи или прозу в интернете и получить читателей. Читатель хочет читать бесплатно и без регистрации книги современных авторов. Литературный сайт руиздат.ру предоставляет им эту возможность. Кроме этого, наш сайт позволяет читателям после регистрации: использовать закладки, книжную полку, следить за новостями избранных авторов и более комфортно писать комментарии".




Жертва порока


Владимир Жуков Владимир Жуков Жанр прозы:

19 декабря 2016 Жанр прозы Ужасы
370 просмотров
0 рекомендуют
0 лайки
Возможно, вам будет удобней читать это произведение в виде для чтения. Нажмите сюда.
Жертва порокаЭто злодеяние было совершено в котельной одного из жилых микрорайонов крымского города.

ЖЕРТВА  ПОРОКА

 

                                                        

 1

 

Еще издали Санька Овсюков, шатен двадцати двух лет от роду, увидел серое в форме почти правильного куба  бетонное здание котельной с краснокирпичной с железными скобами лестницы трубой,  над которой клубился сизый дым, сносимый ветром. «Надобно навестить кореша  Костю, скрасить его одиночество”, — решил он и,  найдя в кармане куртки - варенки две гривны  с  полтиной  купил у старушки, закутанной шерстяной  платок две бутылки пива “Рогань”. Припорошенную за ночь снегом дорогу пересекла проталина от подземной  теплотрассы, проложенной от котельной в жилой микрорайон. «Кочегарит Костя отменно, согревает грешные  души, — подумал Санька о приятеле, с которым месяц назад познакомился в пивбаре. — Наверное, запарился,  как в сауне. Поэтому пиво будет кстати».

Он подошел к стальной  двери с оттаявшим мокрым асфальтом у порога. Потянул ручку на себя, но она оказалась запертой.

— Костя-я! — громко крикнул Овсюков и дважды стукнул ребром ладони, спрятанной в перчатку, в дверь, отозвавшуюся глухим стоном. Прислушался, еще раз ударил. Спустя три минуты, послышались приближающиеся шаги.  Лязгнул отодвигаемый изнутри засов.

— Костя, это я, открывай! — нетерпеливо произнес Санька. В проеме появилось  хмурое настороженное лицо  Кряжина.

— Ты что,  так  долго, угрелся или заснул?— вопрошающе взглянул Санька. — Может ты не один? Какую-нибудь  телочку приласкал?

— А ну их  в баню. Надоели, сами липнут, как мухи на мед,— отмахнулся  повеселевший кочегар. — Заходи. Я шуровал в топке, чтобы шлак тягу не перекрыл, поэтому  тебя сразу и не услышал. Пламя гудит, как в топке  старого паровоза.

— Проведи  на входную  дверь электрозвонок,— посоветовал Овсюков, пожимая  твердую с огрубевшей кожей руку приятеля.

— Дельное предложение, — похвалил тот. — Только боюсь, что по пустякам жильцы  и  шпана станут беспокоить, изведут звонками. А ты,  Сань, я гляжу,  солнцем утомленный.

— Нет, любовью,— не без мужской гордости ответил Овсюков.— Хмельную ночь провел в жарких объятиях Эльвиры, поэтому выжатый, как лимон. Не одному же тебе телок  портить.

—  Я их не порчу, а превращаю в женщин, — возразил Кряжин. — Так значит, твой медовый месяц продолжается?

— И не один месяц,— признался Санька.

— Я рад за тебя,— обнял приятеля за плечи Кряжин и поучительно  изрек.— Запомни, девушки, женщины для того и существуют, чтобы доставлять нам наслаждение. Не случайно еще в древности их называли  жрицами любви. Это их главное предназначение на этой грешной земле.

 Овсюкова окатило волнами теплого воздуха. Они подошли к двум пышущим жаром топкам.

— О-о, как вкусно пахнет, жареным мясом,— обрадовался Санька. — Ты это правильно сделал, что сообразил шашлыки сварганить.  К пивку за милую душу похаваем.

Он достал из наружных карманов две бутылки пива.

— Опоздал ты на шашлыки  минут на десять. Я же не знал, что тебя принесет, — вздохнул Костя.— С вечера, как заступил на смену, ни черта не ел, вот и слопал  за один присест с голодухи.

— Из чего хоть шашлык был? — приуныл Овсюков.

— Кажется из глупой овцы, по пути  на работу наскреб пять гривен и купил у татарина полкило мяса  и все слопал, даже вкуса не распробовал. Так что прости, виноват. В другой раз и на твою долю оставлю.

— Ладно уж, — снисходительно улыбнулся  Санька. — Я,  между прочим,  люблю шашлыки из говядины с разными специями.  Из краснюка,  конечно вкуснее, но не по нашему карману, цены кусаются, девять гривен за порцию. Однажды в компании браконьеров довелось попробовать шашлычок  из севрюги и пиленгаса под водочку, во рту тает.

— Ну размечтался, слюну  пустил,— усмехнулся Костя. — Я бы сейчас от любого шашлычка не отказался,— глотнул слюну Овсюков.— С  утра, как говорят, кишка кишке бьет по башке. Может, у тебя здесь какой-нибудь бычок,  а лучше сарган или тарань, завалялись. Я  помню мне когда-то одного кругляша вяленого хватило на полтора  литра пива.

— Здесь харчи не водятся. А ты, Сань, поскупился, мало пива принес,— упрекнул  Кряжин. — С двумя бутылками мог бы не тащиться, сам бы вылакал  и  все дела. А так одно расстройство.

— На больше денег не хватило, но я готов с тобой последним по – братски  поделиться, — искренне заверил Овсюков. — Хотел поначалу вместо пива купить пару флаконов «красной шапочки», да вовремя смекнул,  что у тебя на работе спиртное запрещено пить, техника безопасности. Начальник  унюхает и уволит по статье, еще и пострадаешь из-за меня.

— Не унюхал  бы. У меня здесь полный  порядок, он сюда  свой  шнобель не сует, — успокоил оператор котлов на твердом топливе.— Я свое дело тонко знаю.

— Хорошо здесь  у тебя, Костя, работа — не бей лежащего, — позавидовал Александр,  бегло оглядев оборудование, котлы, манометры  с дрожащими стрелками.— Следи за приборами,  чтобы давление в котлах не падало и не повышалось, да детектив почитывай, чтобы не заснуть от скуки. Отдежурил смену и свободный. Мне бы такую работенку, я бы без  отрыва от производства здесь с девчонками позабавился. Тепло, уютно и мухи не кусают.

— Посторонним вход строго запрещен,— оборвал его Кряжин и, чуть смягчив  тон,  пояснил. — Это дилетанту со стороны  кажется, что легко и просто. Опасное  производство, сижу, как на пороховой бочке. Того и гляди,  котлы рванут и  в трубу вылечу. Оборудование старое, изношенное, на ходу приходиться латать. Попробуй, останови на  ремонт, вся система в жилом квартале разморозится, трубы полопаются,  а  жильцы  жалобами завалят. Крайним окажется кто? Кочегар.

— Насчет котлов ты  загнул,— усмехнулся Санька. — Тебя послушаешь, так орден за мужество надо нацепить. Я кое-что соображаю, ведь для сброса максимального давления есть предохранительные клапаны, которые в опасный момент сработают автоматически. Поэтому гибель тебе не грозит и мы  с тобой, как только появятся деньги,  еще не одну бутылку раздавим под хорошую закусь.

— Ты, я гляжу большой дока, прямо универсал. Открывай  пиво, если решил  угостить,  а то жажда замучила, трубы горят, — велел Кряжин, смахнув ладонью  со лба пот.

Санька,  подцепив бутылку за край металлического уголка, сорвал  с нее кронен-пробку и подал пиво приятелю. Затем открыл вторую.

— Запах то не проходит,— заметил он.— Такое впечатление, что здесь на мангале,  как в шашлычной,  с десяток порций на шампурах зажарили. Может, овца  слишком ароматная оказалась?

— Больно ты чуткий и впечатлительный, — отозвался  кочегар. — Тебе  голодухи померещилось. Я  зажарил маленький шматок.  Ну ладно, я не жадина-говядина, пожертвую своим обедом. Ты для меня пиво не пожалел, а тебя угощу свежиной. Как говорится, где наше не пропадало. Для близкого друга ничего не жаль.

Он  прошел в дальний угол к холодильнику «Днепр», открыл дверцу и достал из морозилки граммов триста мяса.

— Щас я его зажарю и с удовольствием  отведаешь, — произнес Кряжин, возвратившись. Ловко нарезал розовато – красное филе без  косточек и прожилков на кусочки. Словно на шампур насадил их на тонкий  стальной прут. Открыл дверцу топки и обжарил краями гудящего пламени. Санька почувствовал вкусный запах.

— Готово! — сказал Костя и ножом соскреб  кусочки в алюминиевую миску. — Налегай, пока  горячее.

Обжигая пальцы, Овсюков съел один из кусочков, запивая пивом.

— Вкус какой-то необычный, специфический, как говорил Аркадий Райкин, — промолвил он.

— Конечно,  необычный, ведь это не старая паршивая овца, а трехмесячный ягненок, — заметил Кряжин  и добавил. — Поэтому и мясо нежное и вкусное. Еще бы приправу со специями.

— И без специй вкуснятина, — заверил Санька, охотно уминая поджаристые кусочки  и,  неожиданно спохватился. — Что я, как с голодного края,  ты тоже ешь.

— Я до твоего прихода насытился. Чревоугодие вредно для здоровья, — отказался кочегар.

—  Ну, гляди, а мне необходимо восполнить энергию, затраченную на  знойную Эльвиру. Всю  ночь разгружал «вагоны»..

— Восполняй, восполняй,  неутомимый грузчик,— загадочно усмехнулся, блеснув зрачками, Кряжин.

Овсюков  жадно втянул в себя холодный  напиток. Затем отвел бутылку чуть в сторону и взгляд зацепился за пробку,  упавшую  на запорошенный  угольной  пылью бетонный пол. «Что это такое?»  — мгновенно вспыхнула мысль, зрачки расширились. Слегка наклонившись,  он разглядел возле пробки  тонкий обрубок  пальца с лакированным  заостренным ногтем. Саньку стошнило,  вырвало. Пивная пена хлестнула изо рта вместе с вязким пережеванным мясом.

— Что с тобой? — всполошился Кряжин, подскочив  к нему.— Муху-цокотуху  проглотил?

Овсюков тревожным  взглядом указал на страшную находку.

— А-а, это … — побледневшее лицо Кости вытянулось и застыло словно гипсовая  маска. Не готовый к такому повороту событий, он искал  версию,  чувствуя, что молчание не в его пользу. Поднял голову и встретился с нетерпеливым взглядом приятеля.

— Я-я  забыл тебя предупредить, — доверительно произнес Кряжин.—  Перед тем, как  мне заступить на смену, случилось ЧП. Оператор  нарушил  инструкцию по технике безопасности и пострадал по своей глупости и тупости. «Скорая»  доставила его в отделение экстренной хирургии. Впрочем, расслабься, тебе то, какое до всего дело. Мало ли с кем какая  беда приключилась. Забудь.

— Что ж они палец оставили? Нейрохирурги могли бы пришить и оживить. Подобные  операции уже несколько лет практикуют. Главное, не упустить время,— блеснул своими познаниями Александр.

— Черт их знает. Наверное, в спешке забыли. Может  возвратятся.

— Давно бы пора, — с недоверием взглянул  Овсюков и  в следующее мгновение поверг приятеля неожиданным вопросом.— Этот пострадавший,  похоже,  из “голубых”?

— С чего ты  взял?

— Посмотри внимательно. Ноготок то на  пальчике крашеный,  маникюр, — и чуть помедлив, продолжил.— К тому же пальчик не мужской, а девичий, тонкий... Я,  пожалуй, Костя,  пойду, пиво в рот не лезет. Оставлю тебе, если не брезгуешь?

Он  поставил недопитую бутылку на стол и попятился  к двери.

— Ты погоди, Санька,  успокойся,— цепко схватил его Кряжин за руку.— Только не бойся,  я тебе все объясню. Это не оператор, ты, я по глазам вижу, уже и сам догадался. У меня не было другого выхода. Она бы меня  заложила, а там на зоне тех, кто сидит за изнасилование, опускают, делают  «петухами».

—Это твои проблемы,— сухо прошептал Овсюков.

— Не торопись, тебя сюда никто не звал, — схватив в руку массивный  разводной ключ, Кряжин преградил дорогу и в его сузившихся желтовато-ястребиных глазах, в  жесткой медно-рыжей прическе, Санька ощутил опасность. — Ты догадался, да?

— Вот почему пахло жареным мясом,— разжал гость  бескровные губы.— Вот из какой  овцы ты шашлык сварганил и еще меня им по-братски угостил.

— Успокойся и не пори горячку. В общем,  распечатал я одну девственницу,— сухо  сообщил Костя. — Глупая, в гордом одиночестве ночью мимо проходила, а я в это время вышел на воздух покурить ну и цап-царап  затянул ее к себе в котельную, погреться. Лет шестнадцать-семнадцать ей на вид,  вполне зрелая телка. Сейчас, ты и  сам знаешь,  акселерация, девки-скороспелки. Поначалу сопротивлялась, умоляла, чтобы отпустил, мол, нецелованная и нетронутая, а  потом  притихла, наверное, самой  понравилось. Ты же знаешь, что я по женской части мастак, любую могу уломать и уложить под себя.

— Кто она такая? Как зовут?— сорвалось с губ Овсюкова.

— Ну,  ты и даешь, Сань?— удивился Костя.— Я  же не мент, чтобы требовать у нее паспорт. Какой смысл, теперь она уже далеко, на небесах, готовится переплыть реку Забвения.

Он запрокинул вверх голову и продолжил:

— Жаль, что золота на ней никакого не было, сережек, цепочек или перстенька. Наверное,  из бедных. А одежду,  обувь и прочие женские принадлежности я сжег в топке,  чтобы никаких  улик. Все превратилось в пепел, ни один сыщик и криминалист  не докопаются.

— Как ее зовут, вернее,  звали? — повторил вопрос Овсюков.

— Бог ее знает, прежде она мне на глаза не попадалась, может из другого квартала, — вздохнул истопник и с бравадой заметил.— Зачем тебе ее имя? Никак соболезнование ее родителям хочешь выразить?  Оттянулся  я с ней по полной программе. Действительно, оказалась нетронутой, свеженькой, горячей. Я таких крошек  обожаю, они еще никем не распечатанные, чистые, непорочные.

— Зверь ты все-таки, Костя, погубил чужую невинную душу,— смело взглянул на него Санька.

— Ладно, будет слезу лить, душу терзать,— жестом оборвал его Кряжин. — Ты в подобной ситуации, поступил также  бы. Своя рубашка  ближе к телу. Думаешь,  мне ее не жаль. Молоденькая, смазливая,  я бы с удовольствием продолжил с ней роман. Но пригрозила заявить в милицию об изнасиловании. Сама виновата, никто ее за язык не тянул. Я знаю, что за это лет восемь-десять накручивают. Не хочу быть «петухом». Пришлось ее ликвидировать.  Все логично, значит у нее такая судьба...

Санька  промолчал, но кочегар ощутил немой упрек, отчуждение, словно приятель отгородился стеной  и угрожающе  предупредил:

— Если вздумаешь на меня настучать в ментовку, то на нары  на  казенные харчи загремим  вместе. Пойдешь, как соучастник. Ясно?

— У меня железное алиби. Я всю ночь провел с Эльвирой, она подтвердит,— напомнил, но  без прежнего энтузиазма Овсюков.

— Дохлое у тебя алиби,  примитивное,— криво усмехнулся Костя.— Скажу, что вы сговорились и всю вину свалю на тебя.

Санька не нашел аргументов  для возражения.

— Теперь ты в курсе событий и отсюда не уйдешь,— твердо, не допуская возражений, продолжил Кряжин. — Живо бери палец-обрубок и в топку,  пока сюда черт кого-нибудь не принес.

— Я этого не сделаю,— заупрямился  Александр.

— Сделаешь, иначе...— Костя  поднял над его головой тяжелый разводной ключ.— Щас  как шарахну. Мне теперь терять нечего. Не хрен было глазеть  по сторонам, следопыт хренов. Сам напросился, притащился  с пивом, никто тебя не звал.

Нервный озноб охватил Саньку,  потупив взгляд, он вяло прошептал:

— Дай  хоть лопату или совок. Как я его возьму?

— Ишь, чего захотел. Дай ему лопату или совок, а он меня по голове,— возразил  оператор котельной.— Может,  тебе еще ствол преподнести? Руками, руками  бери!  Не будь слюнтяем! И больно ткнул его ключом в  спину. Отвернувшись  в сторону и присев на корточки, Санька  нащупал обрубок и преодолев страх, понес его к топке. Кряжин открыл дверцу и оранжево-белое гудящее  пламя превратило палец  в пепел.

— Дополнительные калории, потребители еще благодарны  будут. Тепло и ее предкам достанется, — со злорадством заметил истопник.—  Из всего можно извлечь пользу. Была улика и не стало. За ее уничтожение, так же, как за соучастие в преступлении полагается суровое наказание. Теперь мы с тобой скованы одной цепью, вместе в огонь и в воду. В  случае провала,  загремим лет на пятнадцать в колонию  усиленного режима. Если возьмут за жабры, то я  скажу, что мы оба ее изнасиловали и порешили. А может, в случае ареста  ты на себя возьмешь это дело, а то за групповуху больше дают, а так скостят года два - три. За примерное поведение в зоне попадешь под амнистию. Мне  тебя сама судьба послала, словно ангела-хранителя.

— Черт меня дернул к тебе заглянуть, — проворчал Овсюков.— Знал бы, что так обернется, десятой бы дорогой  обходил твой крематорий.

— Наш  крематорий,  — поправил Кряжии и ухмыльнулся. — Чему быть, того не миновать. Значит судьба у нее такая, столько лет было отпущено. Хорошо, что  хоть «вышку» отменили, а то бы ни креста, ни могилки. В расход и каюк.

— С ней ты не церемонился,— упрекнул Санька.

— Она через трубу сразу на небеса попала. Наверное,  сейчас в райском саду яблоками питается, — цинично заявил Костя.— В Индии, да и в других странах  принято сжигать трупы и прах развеивать. Я избавил ее родителей от лишних хлопот и затрат по организации похорон. Это бы их  разорило, сделало нищими. Скорее всего, что она пришлая из другого города или сельская барышня? Никто  искать не станет.

— Страшный ты человек, Костя,  и меня в жуткую историю впутал,— обреченно  промолвил Санька.

— Собачья жизнь меня таким сделала, — ненависть исказила его лицо, превратив в гримасу. — У тебя есть родители. Кормили, одевали, воспитывали, а я круглый  сирота. Каждый, кому не лень, как мячик меня пинал. Теперь наступил мой черед, что посеяли, то и пожнут.  Допивай свое пиво и,  если дорога жизнь и свобода, то  держи язык за зубами. Мы с этого дня с тобой, как сиамские близнецы. Сиди, пока запах не выветриться, дверь я прочно запер, а то еще  кого черт принесет.

Александр неуклюже  опустился  на табуретку.

— Расслабься, больно на тебя смотреть, пружину, что ль проглотил,— прижал  его тяжелым взглядом Кряжин.— Ты сразу запах учуял, как спаниель. Вкусно пахло, надо было вымя на шалык или  жаркое оставить. Схавали бы сейчас  за милую душу, а то сосет под ложечкой. Тебе ведь филе понравилось?

— Ты  в своем  ли уме, Костя? — содрогнулся Санька, почувствовав приступ рвоты.— Это же людоедство,  каннибализм.

— Сказывают,  что мясо нежное,  сладкое,— продолжил Кряжин.— Все же она была молоденькой, а  не старая кляча. Натешился я  всласть, никогда такого кайфа  не испытывал. Первую пробу снял, до меня ее никто не успел помять. Я  читал, что один африканский правитель своих приближенных любил пожирать. Мясо про запас в холодильнике хранил.

—  Был такой людоед Бокассо, — хмуро подтвердил Овсюков, прислушиваясь к гудящему  в топках пламени. «Какого  черта я сюда сунулся с пивом, сам в петлю  полез», — с болью подумал он, тупо уставившись на дверцу топки,  за  которой гудело равнодушное пламя. Минут пять просидел в оцепенении, а потом выдавил из себя:

— Я пойду, пожалуй. Мать с сестрой заждались, волноваться будут.

— Ну,  что ж иди,— с недоверием, буравя его зрачками, разрешил Кряжин.— Но чтобы рот на замке, могила. Сболтаешь кому-нибудь, пеняй на себя. Тоже в трубу вылетишь, я слов на ветер не бросаю. Усек?

Санька кивнул в  знак согласия и, опасливо оглядываясь, направился к двери. Вздохнул, когда она с металлическим лязгом захлопнулась. С тяжелыми думами направил он свои стопы к расположенной в трехстах метрах девятиэтажке, где в двухкомнатной, стандартной квартире с  видом на залив, проживали мать Ксения Родионовна и шестнадцатилетняя сестра Настя. Поднялся на четвертый этаж, но звонить не стал, воспользовался своим ключом. Вошел в прихожую.

— Ох,  наконец-то ты, сынок, появился, — услышал голос вышедшей из гостиной матери и встретился с ее встревоженными  глазами.— Опять, наверное, у Эльвиры заночевал?

— Да-а, у нее, — признался и, упреждая упреки,  заявил.— Я взрослый человек, отслужил в армии и имею право на личную жизнь. Сколько об этом можно  говорить, мама?

— Конечно, имеешь право,— согласилась Ксения Родионовна.— Зарегистрировали бы брак  в ЗАГСе, как полагается, а то перед соседями неудобно. Сыграли бы, как полагается,  скромную свадьбу. Давно  мечтаю о внуке или внучке.

— Сейчас модно жить в гражданском браке,— заметил он. — Не  сошлись характерами  и разбежались без всяких проблем, бракоразводных процессов, полюбовно.

— Сынок, а где Настя? Я всю ночь не сомкнула  глаз.

— Что,  ее нет дома? — всполошился Овсюков.

— Вы же вместе уходили на дискотеку?

— Да,  вместе, но потом Эльвира  пригласила меня в гости.  Я не посмел ей отказать, а  Настя еще оставалась на танцах.

— Одна?

— Не знаю.

Александр,  оцепенев,  замолчал, словно потерял дар речи. Побледнел, спазмы сдавили горло. Зрительная память в мельчайших подробностях сохранила вид  маленького обрубка с маникюром. «Это ее, Настин палец, тот же цвет лака,  который она перед уходом на дискотеку наносила кисточкой на ноготки, — подумал он.— Золотишка на ней не было, не по карману драгоценности. Я, только я  виноват в ее гибели. Обязан был отказаться от приглашения Эльвиры  и проводить сестру домой, но ничего уже невозможно изменить, переиначить».

Горькое чувство вины  за гибель сестры, ощущение  беспомощности острая боль пронзили его сознание.

— Что случилось? Ты,  что-то от меня скрываешь, где Настенька, моя кровинка? — услышал он голос матери и словно сквозь туман увидел ее искаженное страданиями лицо.

— Мама, мамочка,  прости  родная. Нет у нас больше Настеньки, — сдавленный стон вырвался из груди Саньки.

В глазах Ксении  Родионовны появились слезы, губы задрожали и беззвучно зашевелились. Ее вмиг постаревшее лицо с  прядью седых волос  исказила невыносимая боль. В следующее мгновение Овсюкова  ужаснула мысль, что убийца останется безнаказанным, ведь он своими руками уничтожил единственную улику — обрубок пальца, который можно было бы  экспертам идентифицировать на группу, резус крови и на  ДНК.

В запальчивости Александр схватил кухонный нож и исчез за дверью, оставив горем убитую мать в одиночестве.

Через два часа  оператор-сменщик,  войдя в котельную, обнаружил бездыханное тело Кряжина с множеством проникающих ножевых ранений. Смерть Насти была отмщена.

г. Керчь


 


Владимир Жуков Владимир Жуков

19 декабря 2016

0 лайки
0 рекомендуют

Понравилось произведение? Расскажи друзьям!

Последние отзывы и рецензии на
«Жертва порока»

Иконка автора Григорий МаксимовГригорий Максимов пишет рецензию 25 июля 2:46
Жуткая история.
Но особенно жуткой делает её то, что сие
произошло на самом деле.
Конечно, если всё написанное не вымысел автора.
Перейти к рецензии (0)Написать свой отзыв к рецензии

Просмотр всех рецензий и отзывов (1) | Добавить свою рецензию

Добавить закладку | Просмотр закладок | Добавить на полку

Вернуться назад






© 2014-2019 Сайт, где можно почитать прозу 18+
Правила пользования сайтом :: Договор с сайтом
Рейтинг@Mail.ru Частный вебмастерЧастный вебмастер