ПРОМО АВТОРА
Иван Соболев
 Иван Соболев

хотите заявить о себе?

АВТОРЫ ПРИГЛАШАЮТ

Киселев_ А_А_ - приглашает вас на свою авторскую страницу Киселев_ А_А_: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
Игорь Осень - приглашает вас на свою авторскую страницу Игорь Осень: «Здоровья! Счастья! Удачи! 8)»
Олесь Григ - приглашает вас на свою авторскую страницу Олесь Григ: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
kapral55 - приглашает вас на свою авторскую страницу kapral55: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»
стрекалов александр сергеевич - приглашает вас на свою авторскую страницу стрекалов александр сергеевич: «Привет всем! Приглашаю вас на мою авторскую страницу!»

МЕЦЕНАТЫ САЙТА

стрекалов александр сергеевич - меценат стрекалов александ...: «Я жертвую 50!»
Анна Шмалинская - меценат Анна Шмалинская: «Я жертвую 100!»
станислав далецкий - меценат станислав далецкий: «Я жертвую 30!»
Михаил Кедровский - меценат Михаил Кедровский: «Я жертвую 50!»
Амастори - меценат Амастори: «Я жертвую 120!»



ПОПУЛЯРНАЯ ПРОЗА
за 2019 год

Автор иконка станислав далецкий
Стоит почитать Шуба

Автор иконка станислав далецкий
Стоит почитать Жены и дети царя Ивана Грозного

Автор иконка Андрей Штин
Стоит почитать История о непослушных выдрятах

Автор иконка Сандра Сонер
Стоит почитать Самый первый

Автор иконка станислав далецкий
Стоит почитать День учителя

ПОПУЛЯРНЫЕ СТИХИ
за 2019 год

Автор иконка Олесь Григ
Стоит почитать Попалась в руки мне синица

Автор иконка Виктор Любецкий
Стоит почитать Пусть день догорел — будет вечер?...

Автор иконка Виктор Любецкий
Стоит почитать стихотворение сына

Автор иконка Олесь Григ
Стоит почитать Часы остановились

Автор иконка Вера Сыродоева
Стоит почитать Поздняя осень

БЛОГ РЕДАКТОРА

ПоследнееОбращение президента 2 апреля 2020
ПоследнееПечать книги в типографии
ПоследнееСвинья прощай!
ПоследнееОшибки в защите комментирования
ПоследнееНовые жанры в прозе и еще поиск
ПоследнееСтихи к 8 марта для женщин - Поздравляем с праздником!
ПоследнееУхудшаем функционал сайта

РЕЦЕНЗИИ И ОТЗЫВЫ К ПРОЗЕ

sergejsergej: "Михаил, тема интересная! Особо на фоне эпидемии... Можно сказать о..." к произведению В преддверии конца света

sergejsergej: "Лариса, большинство мыслей в точку! Успехов!" к произведению Мысли и домыслы... (474)

Валерий РябыхВалерий Рябых: "У Александра Солженицына есть знаменитый рассказ «Случай на станции Ко..." к произведению Случай на станции Кречетовка. Глава I.

Михаил КедровскийМихаил Кедровский: "Спасибо за информацию к размышлению. Думаю, что ещё не вся она исчерпа..." к рецензии на Сталинград через 75 лет

Алексей Михайлович Борзенко: "Сталин лично отодвинул НКВД и ВКПб от серьёзного вмешательства в боевы..." к произведению Сталинград через 75 лет

Алексей Михайлович Борзенко: "Здравствуйте.Ваш друг правильно заметил. Понятие интеллигенция есть то..." к произведению Про русскую интеллигенцию и освобожденный Ржев

Еще комментарии...

РЕЦЕНЗИИ И ОТЗЫВЫ К СТИХАМ

sergejsergej: "Хорошо, но наркомания вред! Успехов автору." к стихотворению Рок-опера жалкой души

Сергей Елецкий: "А ты пиши,пиши,пиши!!! Этим мозоли не ..." к стихотворению "НЕ ПИШЕТСЯ"

ДМИТРИЙ ДУШКИНДМИТРИЙ ДУШКИН: "Вообще стихотворение написано не столько о времени..." к рецензии на ОСЕНЬ ЖИЗНИ

ДМИТРИЙ ДУШКИНДМИТРИЙ ДУШКИН: "Замечательное стихотворение по всем канонам поэзии..." к стихотворению ОСЕНЬ ЖИЗНИ

Эльдар ШарбатовЭльдар Шарбатов: "Такие они, творческие процессы личности: несут смы..." к стихотворению Пародия на авторский стих

Эльдар ШарбатовЭльдар Шарбатов: "Жизненно, со смыслом. Повезло Льву: поймать собуты..." к стихотворению Лесть

Еще комментарии...

Полезные ссылки

Что такое проза в интернете?

"Прошли те времена, когда бумажная книга была единственным вариантом для распространения своего творчества. Теперь любой автор, который хочет явить миру свою прозу может разместить её в интернете. Найти читателей и стать известным сегодня просто, как никогда. Для этого нужно лишь зарегистрироваться на любом из более менее известных литературных сайтов и выложить свой труд на суд людям. Миллионы потенциальных читателей не идут ни в какое сравнение с тиражами современных книг (2-5 тысяч экземпляров)".

Мы в соцсетях



Группа РУИЗДАТа вконтакте Группа РУИЗДАТа в Одноклассниках Группа РУИЗДАТа в твиттере Группа РУИЗДАТа в фейсбуке Ютуб канал Руиздата

Современная литература

"Автор хочет разместить свои стихи или прозу в интернете и получить читателей. Читатель хочет читать бесплатно и без регистрации книги современных авторов. Литературный сайт руиздат.ру предоставляет им эту возможность. Кроме этого, наш сайт позволяет читателям после регистрации: использовать закладки, книжную полку, следить за новостями избранных авторов и более комфортно писать комментарии".




Птичий коллапс


Анна90 Анна90 Жанр прозы:

Жанр прозы Ужасы
17 просмотров
0 рекомендуют
0 лайки
Возможно, вам будет удобней читать это произведение в виде для чтения. Нажмите сюда.
Александр работал полицейским до произошедшего в мире катаклизма: птицы мутировали и увеличились в размерах многократно, начав охотиться на людей; люди начали умирать в здоровом состоянии, теряя активность головного мозга, а смертельно раненные не могли умереть, оставаясь жить изувеченными и терпя на себе страх остальных людей, считающих их зомби. Так рождались приговорённые к изгнанию из городов и поселений в Российские леса...

Пролог

Читатель, я всегда с тобой,

Бегом стремлюсь я слов рекой

Тебе дарить печаль и радость,

Неудержимость, беспощадность,

Пусть годы чередом бегут,

Проблемы всех нас не возьмут!

 

Мы отстоим и победим,

Ведь наши взяли даже Крым!

Все вырастим, горой восстав,

И нас спасают от забав

Те, кто пером орудуют стремглав.

 

Не профи я в писательстве, я знаю,

Но всем вам искренне желаю

Скользить по жизни без проблем,

Во избежании опасностей, дилемм,

Что я описываю здесь.

 

Ведь всех проблем во жизни и не счесть.

Нас могут птицы всех объесть,

Коль мы не будем иметь честь.

И, прежде, во своих сердцах,

Чтоб побороть гордыни страх.

 

Вокруг нас холод мира грёз,

От увядающих мимоз

Всех нас спасёт отрывок проз,

Что мы читаем для души.

И ты, читатель, поспеши.

 

Хоть грусть витает налегке,

Добро всегда в победе в сказке.

Коронавирус нам не страшен,

Среди опасных серых башен

Все тихо мирно мы живём

И этот ужас в книге чтём.

 

Мужчина с синей бородой шёл по ясной аллее, не видя перед собой дороги и очень скучал, как и миллиарды людей Земного шара в этот момент времени. На улице была ночь и вокруг не было ни души. Внезапно он услышал рычание в переулке и, как любой нормальный человек он ускорил шаг не оборачиваясь.

Рычание уже звучало за его спиной. Тварь следовала за ним по пятам, но уже не рычала. Бородатый мужчина ослаб от страха и потеребил на голове синие волосы. Он оглянулся и его голова, словно исчезнув с шеи была уже в горле у твари, а из шеи текла струйка крови…

 

Глава 1. Начало

Александр и Максим долго смотрели друг на друга, не говоря ни слова, завидав безголовый труп по середине улицы. Наконец Максим вынул электронный кальян изо рта и медленно, словно в трансе, заговорил:

- Это… кто… такой?

Начало не очень-то располагало к продолжению беседы.

- Сейчас, право, не знаю, сударь, - отвечал Александр робко. – Я знаю кем был я сегодня утром и с головой, когда проснулся, а тут головы нет. Хотя и на счёт себя я не уверен, я уже несколько раз менялся за это утро, как и все люди. Всё меняется и не так медленно, как мы представляем.

Вокруг них собралась толпа, но мужчины продолжили разговор:

- Что это ты выдумываешь? – строго спросил Максим – Да ты в своём уме?

- Не знаю, - отвечал Александр. – Должно быть оторванная голова этого мужчины меня уже изменила и мой разум стал не моим. Видите ли…

- Не вижу, - сказал Максим.

- Боюсь, что я не сумею найти объяснение, как он потерял голову, хоть мне и любопытно – предупредительно промолвил Александр. – Я и сам ничего не понимаю. Столько странностей в один день кого угодно собьёт с толку, даже меня.

- А чего ещё странного ты заметил сегодня? – спросил статно Максим.

- Я видел на улице на листе куста синюю гусеницу. Какую-то неестественно большую. Мне от этого уже тогда стало не по себе, потом собака, когда я ехал в участок агрессивно выла. Знаешь и напоследок перед нашим участком по среди дороги этот труп. – лаконично ответил ему Александр.

- Не собьёт тебя это с толку, - сказал Максим.

- Вы с этим ещё, верно, не сталкивались, - пояснил Александр. – Но, когда гусеница превращается в куколку, а потом в бабочку это тоже немного может сбить с толку. Так и здесь – вчера этот человек был с головой, а сейчас он по неизвестной причине безголовый труп. Метаморфоза. Это странно.

- Нисколько! – сказал Максим.

- Что ж, возможно, - проговорил Александр конструктивным тоном. – Я только знаю, что на мой взгляд это странно.

- На твой взгляд! – повторил Максим с презрением. – А кто он такой?

Это вернуло их к началу разговора. Александр немного рассердился – уж очень неприветливо Максим с ним разговаривал. Он выпрямился и произнёс, стараясь, чтобы голос звучал повнушительнее:

- По-моему это ты мне должен сначала сказать.

- Почему? – спросил Максим.

Вопрос поставил Александра в тупик. Он ничего не мог придумать, а Максим, видно, просто был не в духе, так что Александр повернулся и пошёл в участок.

- Вернись! – Закричал Максим ему вслед. – Мне нужно добавить к нашему разговору кое-что очень значимое.

Это звучало заманчиво и Александр вернулся.

- Держи себя в руках! – сказал Максим.

- Это всё? – спросил Александр, стараясь не сердиться.

- Нет, - отвечал Максим.

Александр решил подождать, всё равно рабочий день ещё не начался и делать ему было нечего, а вдруг Максим скажет что-нибудь стоящее? Сначала тот долго сосал кальян, но наконец вынул аппарат изо рта и сказал:

- Значит, по-твоему, ты изменился?

- Да, сударь, - отвечал Александр, - и это очень грустно. То я кажусь себе одного роста, то другого и ничего не помню.

- Ничего не помнишь? – спросил Максим.

- Ничего! – сказал с тоской Александр. – Я пробовал прочитать «451° по Фаренгейту» Рея Бредбери и в результате попытался пересказать и получилось что-то совершенно иное.

- Попробуй Пушкина А.С. «Евгений Онегин», - предложил Максим. – Это моё любимое стихотворение.

И, не дожидаясь, пока Александр начнёт, Максим стал читать сам:

Не мысля гордый свет забавить,

Вниманье дружбы возлюбя,

Хотел бы я тебе представить

Залог достойнее тебя…

- Как там дальше? – спросил Максим.

- Не знаю, - отвечал грустно Александр. – Я тоже помню только начало.

- Что ж, читай сначала, - сказал Максим. – Хорошие стихи всегда приятно послушать.

Люди начали возмущаться, что они стоят и говорят о поэзии рядом с трупом, но Александр сложил руки и начал:

Не мысля гордый свет забавить,

Вниманье дружбы возлюбя,

Хотел бы я тебе представить

Залог достойнее тебя,

Достойнее души ярко-красной,

Святой исполненной мечты,

Поэзии живой и небезопасной,

Высоких дум и простоты;

Но так и быть — рукой напрасной

Прими собранье пестрых глав,

Холостых, скупых,

Простонародных, идеальных,

Небрежный плод моих забав,

Бессонниц, легких вдохновений,

Незрелых и увядших лет,

Ума холодных наблюдений

И сердца горестных замет.

- Все неверно, - сказал Максим.

- Да, не совсем верно, - робко согласился Александр. – Некоторые слова не те.

- Все не так, от самого начала и до самого конца, - строго проговорил Максим.

Наступило молчание.

- А какого роста ты хочешь быть? – спросил наконец Максим.

- Ах, все равно, - быстро сказал Александр. – Только, знаете, так неприятно всё время меняться и быть разным…

- Не знаю, - отрезал Максим.

Александр молчал: никогда в жизни ему столько не перечили, и он чувствовал, что теряет терпение.

- А теперь ты доволен? – спросил Максим.

- Если вы не возражаете, сударь, - отвечал Александр, - мне бы хотелось хоть капельку подрасти. 179 – такой ужасный рост!

- Это прекрасный рост! – сердито закричал Максим и выпрямился во всю длину. (Он был ровно 179 см.)

- Но я не чувствую себя комфортно с этим ростом! – жалобно протянул бедный Александр. А про себя подумал: «До чего ж они тут все обидчивые в этом городе!»

Александр переехал в этот город всего лишь месяц назад.

- Со временем привыкнешь, - возразил Максим, сунул кальян в рот и пустил дым в воздух.

Александр терпеливо ждал, пока Максим не соблаговолит снова обратить на него внимание. Оба отошли от трупа. Минуты через две Максим вынул кальян изо рта, зевнул раз другой и потянулся. Потом он развернулся в сторону участка, бросив Александру на прощанье:

- Его голову откусили с одной стороны, так что кто это останется загадкой!

«С одной стороны чего? – подумал Александр. – Откусили?»

- Это не человек, - ответил Максим, словно услышал вопрос, и исчез из виду.

Александр подошёл к трупу. С минуту Александр задумчиво смотрел на труп, пытаясь определить где был затылок, а где артерии; тело при этом было не тронуто. По словам Максима, нелюдь откусил только голову. Наконец он решился: обхватил тело руками и перевернул аккуратно на спину.

«Интересно, кто же тебя так?» - подумал он и продолжил рассматривать тело, которое слегка поддерживал руками в перчатках. В ту же минуту он почувствовал сильный удар в подбородок: он стукнулся о ладонь трупа, которая сама поднялась!

Столь внезапная перемена очень его напугала; нельзя было терять ни минуты, ибо рука трупа обхватила его запястье и не желала отпускать. Александр взял его руку другой своей рукой, ибо труп начал сжимать его запястье и синяк нарастал от силы захвата, но как он не пытался труп наклонял его за руку ниже и ниже пока он подбородком не упёрся в свой собственный локоть. Его подбородок так прочно придавило, что он не мог открыть рот. Наконец ему это удалось, и он укусил себя за руку, чтобы опомниться.

  *   *    *   *   *   *   *   *   *   *   *   *   *   *   *   *   *   *   *   *   *   *   *   *   *   *   *   *   *   *   *   *   *   *   *   *   *   *   *   *   *   *   *   *   *   *   *   *   *   *   *   *   *   *   *   *   *   *   *   *   *   *   *   *   *   *   *   *   *   *   *   *   *   *   *   *   *   *   *   *   *   *   *   *   *   *

- Ну вот, наконец голова прояснилась! – радостно воскликнул Александр. Люди смотрели на него странными глазами, так как со стороны казалось, что он обнимается с трупом… Впрочем, радость его тут же сменилась тревогой: труп начал двигать плечами. Он взглянул вниз, но увидел только окровавленную шею без головы, которая выпирала из трупа, словно огромный конец широкого шеста с сосудами крови над широкой красной лужей кровавых выделений.

Зелёные деревья продолжали возвышаться по краям аллеи по середине которой и лежал этот злополучный труп.       

- Мне впервые в жизни кажется, что деревья смеются надо мной. Что это за зелень такая? – промолвил Александр. – И почему труп двигает плечами? Бедная моя голова, он же мёртв? Человек не может жить без головы, нет, нет, нет. Почему это произошло именно со мной?

С этими словами он попытался вырваться из захвата трупа, но все равно сделать этого не смог, только ветер шелестел листвой зелёных деревьев.

Убедившись, что труп действительно шевелится, Александр немного выпутался и начал осматривать его и с восторгом убедился, что его шея функционирует без головы, словно змея, гнётся в любом направлении. Прохожие не могли ничего подробно разглядеть: лежит мужик и с другим мужиком в крови обнимается перед полицейским участком, ну повяжут его, пусть лежит – так они думали. Труп отпустил его руку, встал и выгнул шею изящным зигзагом, направляясь при этом к ближайшему кустарнику на клумбе (он как-то мог видеть улицу без головы и шагал очень ровно), как вдруг на глазах у Александра одного из прохожих с громким шипением что-то затащило в переулок и прохожие начали разбегаться и визжать. Он вздрогнул и отступил. Прямо в лицо ему вылетело огромное синее перо и поцарапало его щёку. Из переулка выглянула огромная Гульдова амадина величиной практически с сам переулок и клювом, которым легко можно, учитывая его размеры, оттяпать человеку голову. Всё сошлось, но откуда этот монстр? Не кажется ли это Александру? Он посмотрел на прохожих, которые драпали на другой конец улицы и понял – это на самом деле.

- Червяк! – внезапно сказала птица человеческим голосом.

Максим, оставив Александра уже сидел в участке и скучал по своему электронному кальяну. Начальник спросил его, где Александр и тот объяснил, что он осматривает труп на улице.

- Труп на улице?! – возмущённо произнёс шеф, словно Максим издевается над ним. – Прямо перед участком? Ты смеёшься надо мной?

- Нет, я серьёзно. – спокойно прокомментировал Максим.

Начальник вернулся в свой кабинет, причитая:

- Совсем обозрели, уже трупы перед участком оставляют…

Они не видели, что началось перед участком и звукоизоляция не пропустила крики прохожих… Никто не знал, что обыденная реальность начала превращаться в некую страну ужаса и сказки, что происходило в этот момент времени повсюду. Различные разумные твари съедали и уничтожая людей, принимая их за червей и прочую насекомовидную живность. Что им гигантским животным, что обрели разум и гигантские размеры? Движется – надо съесть, инстинкты у них никуда не исчезли при этом.

- Никакой я не червяк! – успел к своему счастью возмутиться Александр. – Оставь меня в покое.

- А я говорю – червяк! – повторила Гульдова амадина несколько бесстрастно.

И воздержавшись от всхлипывания прибавила:

- Я всё испробовала – и всё обычно! Мне всё перестало нравиться!

- Понятия не имею о чём ты говоришь! – невозмутимо сказал Александр.

- Корни деревьев, речные берега, кусты, лужи, а также вообще дороги после дождя, - продолжала Гульдова амадина, не слушая. – Ох, эти черви! Совсем безвкусные вы стали - на нас вам уже не угодить и не насытить нас.

Александр сухо реагировал на присутствие гигантской птицы. Впрочем, он понимал, что, пока Гульдова амадина не кончит, задавать ей вопросы бессмысленно.

- Мало того, что я высиживаю птенцов, ещё ищи теперь другу еду, так как вы стали безвкусными! Вот уже три часа я в поисках еды, что же такое произошло? Почему черви изменились?

- Мне очень жаль, что вас изменение ваших размеров так растревожило, - сказал Александр.

Тем временем по всему городу гигантские птицы рвали на куски людей и автомашины, как консервные банки…

Она начала понимать в чём дело и энергия в пташке забурлила.

- И стоило мне устроиться на самом высоком здании, - продолжала Гульдова амадина всё громче и громче и наконец сорвалась на крик, - стоило мне подумать, что я наконец-то освободилась от всех опасностей, так нет! Мы вынуждены ловить теперь людей прямо с неба! У-у! Черви безвкусные!

- Никакие мы не черви! – сказал Александр. – Я просто… просто…

- Ну скажи мне кто ты такой? – подхватила Гульдова амадина философски. – Сразу становится очевидным, хочешь что-нибудь придумать.

- Я… я… молодой мужчина, - сказал Александр не очень уверенно, вспомнив, что он говорит с гигантской птицей.

- Ну уж, естественно, - ответила Гульдова амадина с каменным спокойствием. – Видала я на своём веку много таких молодых мужчин, но с таким телом - ни одного! Нет, меня не проведёшь! Самый настоящий червяк – вот ты кто! Ты мне ещё скажи, что ты не разу не ползал по земле.

- Нет, почему же, ползал, - отвечал Александр. (Он всегда старался говорить правду.) – Мужчины, знаете, в детстве тоже ползают.

Мысль эта так поразила Александра, что он замолчал. А Гульдова амадина добавила:

- Знаю, знаю, ты уползти хочешь! А человек ты или червяк – мне это безразлично.

- Но мне это совершенно не безразлично, - поспешил возразить Александр. – И по правде сказать, я убежать не пытался! А даже если бы попытался, то вы мне не позволили бы. Я сырым не вкусный!

- Ну, тогда убирайся! – сказала хмуро Гульдова амадина и снова уселась в переулке.

А Александр начал проходить к зданию участка, весь в крови, что оказалось совсем не просто: над ним то и дело кружили ещё другие гигантские птицы, так что приходилось останавливаться, чтобы они не напали с неба. Немного спустя Александр вспомнил, что труп ушёл в кусты, и принялся потихоньку подходить к ним, а потом в кустах он нашёл его. Труп то сидя, то стоя продолжал двигаться, словно боялся окоченеть, пока наконец руками не прикоснулся к Александру.

Поначалу ему это показалось странным, так как он начинал выглядеть живым, но вскоре труп словно бы освоился и руками, как глухонемой, начал пытаться с ним общаться. Александр немного знал язык глухонемых вследствие своей непростой профессии и разобрал, что труп объясняет, что он умеет писать и просит блокнот и ручку.

Он аккуратно, вместе с безголовым мужчиной, проник в здание участка и впервые он услышал, как его коллеги визжат подобно семнадцатилетним школьницам. Он прошёл в свой кабинет, никому ничего не объясняя, и достал мужчине ручку и блокнот.

- Ну вот, половина задуманного сделана! Как удивительны все эти перемены! Не наешь что с тобой будет в следующий миг… Ну ничего сейчас у меня хоть ощущение собственного роста хотя бы прежнее. А теперь надо попасть в городской парк. Хотел бы я знать, как это теперь сделать?

Тут он вместе с мужчиной без головы снова вышел на улицу. Они зашли в один из подъездов соседнего с участком жилого дома.   

«Интересно, кто здесь живёт? – подумал Александр. – Но мне нельзя туда идти, я могу попасть в неприятности. Все итак перепуганы до смерти!»

Он принялся осматривать квартиры, но не подходил к ним, пока из одной не послышался крик.

Глава 2. Дань

С минуту он стоял и смотрел в раздумьях на квартиру. Вдруг мимо него пробежал какой-то прислужник и забарабанил в дверь. (что это прислужник он рассудил по его внешности; если же судить по одежде, то это был просто курьер.) Ему открыл мужчина с круглой физиономией и выпученными глазами, чем-то он напоминал лягушку. Александр заметил, что у обоих на голове одинаковые каскетки белого цвета с одинаковыми логотипами какой-то организации. Ему захотелось узнать, что здесь происходит, он спрятался на лестничной клетке и начал слушать.

Прислужник вынул из-под мышки какой-то диск в упаковке (величиной с конверт А5, не меньше) и передал его Лягушачьему приятелю.

- Я оставляю это Агние, - произнёс он с необычной важностью. – От Азалии. В упаковке приглашение на сбор дани.

Друг всех лягушек принял упаковку и с выражением первостепенности сказанного повторил его слова, лишь слегка уточнив содержимое на диске:

- От Азалии. Агние. Приглашение на сбор дани и инструкции.

Затем они пожали друг другу руки так крепко, что их ладони покраснели.

Александра такой смех разобрал, что ему пришлось убежать из подъезда, потянув за собой безголового за руку, чтобы он не остался в подъезде; когда же он вернулся на лестничную клетку и выглянул из-за стены, прислужника-курьера уже не было, а похожий на лягушку сидел возле двери на полу, бессмысленно уставившись в потолок. Александр услышал, как безголовый поднимается за ним.

Александр представительно с некоторой долей робости подошёл к двери и постучал.

- Ни к чему стучать, - сказал Прислужник. – По двум причинам ни к чему. Во-первых, я с той же стороны двери, что и ты. А во-вторых они там так шумят, что тебя всё равно никто не услышит.

И правда, в квартире стоял страшный шум: кто-то кричал, кто-кто кашлял, а в довершение всего этого долбила рок-музыка, будто там рвали гранаты.

- Скажите, пожалуйста, - спросил Александр, - могу ли я пройти?

- Ты бы ещё мог постучать, - продолжал похожий на лягушку, не отвечая на вопрос, - если бы я был за дверью. Например, если бы я был там, ты бы постучал, и я бы тогда тебя впустил.

Все это время он говорил с интонацией, словно бы он за что-то прощает Александра, но Александр не мог понять к чему это, хотя заметил сие. Мужчина продолжал смотреть в потолок. Это виделось Александру чрезвычайно невежливым.

«Допустим, он в этом не виноват, - подумал он. – Просто у него глаза расположены близко к макушке. Но на вопросы, само собой разумеется, он мог бы и отвечать».

- Могу ли я пройти? – повторил он громко.

- Буду здесь сидеть, - сказал похожий на лягушку мужчина, - хоть до следующих суток.

В эту минуту дверь распахнулась, и в голову похожему на лягушку мужчине полетела вилка. Но похожий на лягушку и глазом не моргнул. Вилка пролетела мимо, слегка задев его по носу, и ударилась о стену подъезда у него за спиной.  

- …или до послезавтра, - продолжил он как ни в чём не бывало.

- Можно мне пройти в квартиру? – повторил Александр громче.

- А стоит ли оно того? – сказал похожий на лягушку мужчина. – Вот в чём вопрос.

Может быть так оно и было, но Александру это было совершенно не по нраву.

«Как наш народ любит спорить! – подумал он. – С ума сведут своими разговорами!»

А близкий по облику к лягушке видно, решил неотлагательно повторить свои замечания с небольшими вариациями.

- Так и буду здесь сидеть, - сказал он, - месяц за месяцем, квартал за кварталом…

- Что же мне делать? – спросил Александр.

- Что хочешь, - ответил похожий на лягушку мужчина и засвистал.

«Нечего с ним разговаривать, - с досадой подумал Александр. – Видно он не знает, что творится на улице!»

Он толкнул дверь и вошёл.

В просторной кухне стоял густой дым, а сквозь закрытые окна через щели в оконной раме, доходившие иногда до самого стекла, продувал тёплый воздух, то поднимая, то опуская дырявые занавески; посередине в инвалидной коляске сидела Агния и качала малыша; другая женщина на кухне склонилась над плитой, помешивая суп в большой кастрюле.

«В этом супе слишком много специй!» - подумал Александр. Он расчихался и никак не мог это прекратить.

Во всяком случае в воздухе перцу и прочих специй был переизбыток. Даже Агния время от времени чихала, а малыш и чихал, и визжал без передышки. Только женщина, что готовила не чихала, да ещё достаточно большой кот, что сидел у батареи и словно улыбался до ушей.

- Скажите, пожалуйста, что это за порода? – спросил Александр несколько трусливо и робко. Он не знал, хорошо ли в этих обстоятельствах заговаривать первым, но не смог удержаться.

- Британская Голубая, - сказала Агния. – Ах ты свинтус!

Последние слова она произнесла с такой грозностью, что Александр чуть не подпрыгнул. Но он тут же понял, что это относится не к нему, а к малышу, и решительно продолжил:

- Я и не знал, что есть коты могут улыбаться. По правде говоря, я вообще не знал эту породу.

- Могут, - отвечала Агния. – И почти все кошки выглядят улыбающимися.

- Я никогда этого не замечал, - отрезал Александр. – Это уж точно!

С улицы послышался грохот: птицы снесли крышу соседнего дома и начали вытаскивать оттуда людей на трапезу. Агния молча посмотрела в окно и сказала:

- Об этом только что говорили в новостях. Что же теперь будет… Ты, должно быть, много не видал, - отрезала Агния. – Я права! Это точно так!

Александру совершенно не понравился её тон, и он подумал, что лучше бы сменить тему разговора на какую-нибудь иную. Пока он размышлял, о чём бы ещё завести разговор, женщина на кухне сняла кастрюлю с плиты и, не тратя попусту слов, принялась швырять всё, что ей попадалось под руку в Азалию и малыша с небольшой силой. Это выглядело в глазах Александра дико. Еда, тарелки, прочая посуда полетели им в головы, за ними последовали прочие чашки и блюдца. Но Агния и бровью не повела, хоть кое-что в неё и попало, а малыш и раньше сильно плакал, что невозможно понять, больно тому или нет.

- Осторожней, прошу вас, - закричал Александр, подскочив от страха. – Ой прямо в нос! Мой бедный нос!

(В эту минуту прямо мимо малыша пролетело огромное блюдо и чуть не отхватило ему нос.)

 - Если бы кое-кто не совался в чужие дела, - хрипло проворчала Агния, - Бог бы не разгневался так на людей!

- Ничего хорошего из этого бы не вышло, - сказал Александр, радуясь случаю поговорить о чём-то интересном. – Только представьте себе, что ему бы просто надоели люди и он опять совместил бы день и ночь, разделённые им по Библии. Ведь земля совершает оборот за 24 часа, а тут как она бы крутилась? По логике Солнце поглотило бы нас. Может хорошо, что он разгневался? Тут хотя бы он не скучает от нас…

- Оборот? – повторила Агния задумчиво.

И, повернувшись к женщине на кухне, прибавила:

- Возьми-ка её в оборот! Для начала отдай её птицам на улице! Пусть башку ей с плеч оттяпают!

Александр с тревогой взглянул на женщину на кухне, но та не обратила на сей намёк никакого внимания и продолжила мешать в кастрюле свой суп.

- Кажется, наши прегрешения дали свои плоды, - продолжил задумчиво Александр, - а может, кто-то сделал это намеренно и по своей воле?

- Оставь меня в покое, - сказала Агния. – С Богом я никогда не ладила!

Тут она запела колыбельную и принялась качать малыша, грозно встряхивая его по окончании каждого куплета.

Когда ты подрастёшь, мой сын,

Ты будешь кушать ложкой суп.

Чихать ты станешь по приготовлении

И полутрупом станешь в умерщвлении!

Припев

(Этот припев подхватили малыш и женщина на кухне.)

Тра! Ля! Ляль!

Агния запела второй куплет. Она подбрасывала малыша к потолку и ловила его, а тот так визжал, что Александр едва разбирал слова.

Когда ты подрастёшь, мой сын,

Ты будешь пить из чашки чай.

Ты мог бы чай и обожать,

Чтоб быть угодным мне,

Так, невзначай.

Припев

Тра! Ля! Ляль!

- Держи! – крикнула вдруг Агния и швырнула Александру малыша. – Можешь покачать его немного, если тебе он так нравится. А мне надо пойти переодеться к сбору дани у Азалии.   

С этими словами она выбежала из кухни. Женщина, которая готовила суп, швырнула ей вдогонку стул, но промахнулась.

Александр чуть не выронил малыша и рук. Вид у ребёнка был какой-то странный, а руки и ноги торчали по сторонам, что напоминало ему пентаграмму. Бедняга пыхтел, словно чайник на плите, и весь изгибался, так что Александр с трудом удерживал его.

Наконец он понял, как надо с ним обращаться: взял его одной рукой за правое ухо, а другой придерживал ноги и немного с ним поигрывал, не выпуская ни на минуту. Так ему удалось вынести его из дома.

«Если я не возьму младенца с собой, - подумал Александр, - они через денёк-другой его прикончат. Оставить его здесь – просто преступление!»

Последние слова он произнёс вслух, и малыш тихонько хрюкнул в знак согласия (чихать он уже перестал). Безголовый труп следовал за Александром.

- Не хрюкай, - сказал Александр. – Выражай свои мысли как-нибудь по-другому!

Малыш снова хрюкнул. Александр с тревогой взглянул ему в лицо. Оно показалось очень подозрительным: курносый нос, похожий скорее на пипку, чем на нас, а глаза маленькие, не обычные для ребёнка. В целом его вид Александру совсем не понравился.

«Может, он просто всхлипнул так», - подумал он и посмотрел ему в глаза, нет ли там слёз.

Слёз не было и в помине.

- Вот что, мой милый, - сказал Александр серьёзно, - если собираешься хрюкать как поросёнок, я с тобой возиться не буду. Так и знай!

Бедняжка снова всхлипнул (и опять немного хрюкнул еле слышно, трудно сказать!), и они продолжили свой путь в молчании.

Александр начал уже было подумывать о том, что с ним делать дальше, когда он вернётся домой, как вдруг тот опять захрюкал, да так громко, что тот перепугался. Он вгляделся ему в лицо и увидел – у малыша пошла из ушей и носа самая настоящая кровь! Александр потрогал сердце и то не билось, но малыш продолжал дышать, как и безголовый. Глупо было бы нести его дальше. Он посмотрел на безголовый труп и принял решение.

Александр опустил его на землю и очень обрадовался, увидев, как весело тот затрусил прочь.

«Если б он немного подрос и был живым, - подумал он, - из него бы вышел весьма интересный ребёнок. А как мёртвый малыш он очень мил!»

Александр уже на тот момент понял, что этот феномен «воскресения» мёртвых настал и мёртвые стали похожими на живых. Возможно они даже росли, но их было видно по повреждениям органов и кровотечениям. Он видел пока шёл с младенцем уже троих людей с вырванными органами, которые были вполне живыми и разумными. Постарались птицы. Ему было немного интересно что будет в случае его смерти, но проверять желание отсутствовало. И он принялся вспоминать других проблемных детей, из которых бы вышли отличные стервецы.

«Если б только знать, как превращать мёртвых в живых», - подумал он и вздрогнул. В нескольких шагах на ветке от него сидел Персидский Кот с необычайно умными глазами.

Завидев Александра, Кот улыбнулся, что сильно напугало мужчину. Тем не менее Александр опомнился – кот не нападал, да и его размеры были прежними. Вид у него был добродушный, но когти необычайно длинные и блестящие, а зубов больше, чем бывало у обычных персидских котов и Александр сразу понял, что с ним шутки плохи.

- Котик! Перси! – начал было Александр робко. Он не знал, понравится ли ему это имя, но он только шире улыбался в ответ.

«Ничего, - подумал Александр, - кажется он не будет меня атаковать».

Вслух же он спросил:

- Скажите, пожалуйста, куда мне отсюда идти? Многие здания разрушены, и я подумал, что ваш вид лучше ориентируется в подобных условиях.

 - А куда ты хочешь попасть? – ответил Перс.

- Мне уже все равно… - сказал Александр.

- Тогда все равно, куда идти, - заметил Перс.

- …только бы попасть куда-нибудь, где есть нормальные люди, – пояснил Александр.

- Куда-нибудь ты обязательно попадёшь, но на счёт людей я не уверен. – сказал Перс. – Нужно только достаточно долго и осторожно идти. Птицы уже съели много моих собратьев, мяу. Я думаю и твоих тоже.

С этим нельзя было не согласиться. Александр решил сменить тему разговора.

- Почему это происходит? Почему ты разговариваешь? Ты что-нибудь знаешь? – не удержался Александр.

- Ну здесь мы и сами не понимаем, как стали говорить. Когти стали острее, нюх чётче – всё поменялось. Мяу. – ответил Кот.

- А что за люди здесь живут? – спросил он, указывая на несколько подъездов неподалёку.

- Вон там, - сказал перс и махнул левой лапой, - живёт Аудитор. А там, - и он махнул правой, - живёт Актуарий (кто не знал: актуарий это такая профессия, просто очень редкая, малоизвестная и малооплачиваемая). Всё равно к кому ты пойдёшь. Оба сумасшедшие ввиду текущих обстоятельств на земле. Даже мои сородичи в панике, что уж о людях говорить.

- Почему? – спросил Александр.

- Аудитор совсем не знает бухгалтерию и только делает вид, что проверяет отчёты, но его очень ценили на работе до последних изменений. После того, как птицы стали гигантами он совсем выжил из ума и отдал им свою дочку и жену на съедение в качестве дани, чтобы те оставили его в живых. Теперь все зовут его просто Невольник. Ну, а Актуарий совсем обезумел от страха и съел своего грудного сына, когда птицы не выпускали его из дому, грозя сожрать…

- На что мне безумцы? – сказал Александр.

- Ничего не поделаешь, - возразил Кот. – Сейчас все не в своей тарелке и напуганы, даже мы с тобой!

- Откуда ты знаешь, что я напуган? – спросил Александр.

- Конечно, напуган, - ответил Кот. – Я заметил это сразу по первому впечатлению о тебе. Моя раса может это чувствовать легко. Мы властители страха.

Довод этот показался Александру совсем неубедительным, но он не стал спорить, а только задал ещё один вопрос:

- А чем напуган ты?

- Начнём с того, что моя раса сильно боится собак. Согласен?

- Допустим, - согласился Александр.

- Дальше, - сказал Кот. – Псы рычат, когда сердятся, а когда довольны виляют хвостом. Ну а я мурчу, когда я доволен, и виляю хвостом, когда сержусь. Следовательно, собаки бы испугались этого, если бы у них всё изменилось и стало как у меня.

- По-моему, вам как раз нечего бояться, а птицам больше по вкусу люди, а не вы, - возразил Александр. – Во всяком случае, тебе ни к чему бояться благотворных изменений в твоём организме!

- Считай как хочешь, - ответил Перс. – Суть от этого не меняется. Ты идёшь сегодня платить дань жене мэра Азалии? Взамен они предлагают защиту от птиц. Их семья смогла договориться с птицами и теперь люди платят им дань вещами и продуктами, получая специальные блестящие медали, которые птицы считают знаком неприкосновенности.

- Мне бы очень хотелось, - сказал Александр, - но меня ещё не пригласили.

- Тогда до вечера, - сказал Перс и исчез за деревом.  

Александр не очень удивился этому, он уже начал привыкать ко всяким странностям. Он стоял и смотрел на ветку, на которой только что сидел персидский Кот, как вдруг он снова вышел и сел на то же место.

- Кстати, что сталось с ребёнком? – сказал Кот. – Совсем забыл тебя спросить.

- Он оказался мёртв, - ответил Александр и глазом не моргнув.

- Я так и думал, - сказал Персидский Кот и снова ушёл.

Александр подождал немножко, не выйдет ли он опять, но тот не появился, и он пошёл туда, где, по его словам, жил Актуарий.

- С аудитором я встречаться не горю желанием, - говорил он про себя. – Актуарий, по-моему, куда безопаснее. К тому же сейчас май – возможно, он уже немного пришёл в себя.

Тут он поднял глаза и вновь узрел Персидского Кота.

- Как ты сказал, он был мёртв или всё-таки он был живым мертвецом? – спросил Кот.

- Я сказал – мёртв, - ответил Александр. – Хотя точнее было бы сказать он был жив мёртвым. У меня голова идёт кругом.

- Хорошо, - сказал Кот и ушёл, на этот раз очень медленно. При чём первым за деревом скрылся конец его хвостика, а последней голова: словно он шёл по движению воздуха, когда всё вокруг повиновалось ветру и птицам.

«Д-да! – подумал Александр. – Видал я обычных котов, но говорящий Персидский Кот! Такого я в жизни ещё не встречал».

Пройдя немного дальше он увидел подъезд, в котором жил Актуарий. Ошибиться было невозможно – на двери подъезда висело объявление о его услугах с номером мобильного телефона, удивительно было что он не боялся предлагать свои услуги в это время и оставлять свои контакты. В подъезде было много квартир, так что Александр решил позвонить и узнать, в какой квартире живёт актуарий. Подождав, пока актуарий возьмёт трубку он договорился о встрече и двинулся к его квартире.

«А вдруг он всё-таки буйный? – думал он. – Пошёл бы я лучше к Невольнику! Тот хоть, судя по прозвищу раскаялся!»

 

Глава 3. Кулинарная программа

Дверь квартиры актуария была открыта и рядом с деревцем в горшке стоял накрытый стол, а за столом пили кумыс Актуарий и Невольник; между ними крепко спала какая-то женщина с синими волосами. Актуарий и Невольник облокотились на неё, словно на подушку и разговаривали через её макушку.

«Бедная девушка, - подумал Александр. – Ей, наверное, неудобно? Впрочем, она спит, значит, ей это безразлично».

Стол был большой и люди сидели с одного края, в уголке. Завидев Александра, они закричали:

- Ты кто такой? Пошёл вон! У нас нет для тебя мест!

- Как это нет?! – возмутился Александр и уселся в массивное кресло во главе стола.

- Выпей пива, - бодро предложил Актуарий. Его, кстати, звали Артем.

Александр посмотрел на стол, но не увидел ни одной бутылки пива, ни банок, ни бокалов.

- Я что-то пива здесь не вижу, - сказал он.

- Ещё бы! Его здесь и нет! – отвечал Артём.

- Зачем же вы мне его предлагаете? – рассердился Александр, понимая, что тот попытался задирать его. – Это не очень-то вежливо.

- А зачем ты уселся с нами без приглашения? – ответил Артём. – Это тоже невежливо!

- Я не знал, что для вас это так принципиально. К тому же стол далеко не на троих, - сказал Александр. – Приборов тут неизмеримо больше.

- Что-то ты слишком оброс! – заговорил вдруг Невольник. До сих пор он молчал и с любопытством разглядывал Александра. – Не мешало бы подстричься.     

- Потрудитесь не переходить на личности, - строго ответил Александр, вспомнив, что для мужчины у него весьма длинные волосы. – Это несравненно грубо.

Невольник оторопел.

- В словах и в делах ты соблюдаешь соответствие? – спросил он, помолчав.

«Так-то лучше, - подумал Александр. – Вопросы личного характера – это гораздо веселее…»

- По-моему, это есть у меня, - сказал он вслух.

- Ты хочешь сказать, будто знаешь, что между твоими словами и поступками имеется соответствие? – спросил Артём.

- Совершенно верно, - согласился Александр.

- Так бы и сказал, - заметил Артём. – Нужно всегда говорить то, что думаешь и делать то, что говоришь.

- Я так и делаю, - поспешил объяснить Александр. – По крайней мере… По крайней мере я всегда думаю то, что говорю и делаю что думаю… а это одно и тоже…

- Совсем не одно и то же, - возразил Невольник. – Так ты ещё, чего доброго, скажешь, будто «Я ведаю то, что я знаю» и «Я знаю то, что я ведаю» одно и то же!

- Так ты ещё скажешь, будто «Что не знаю, того не ведаю» и «Чего не ведаю, того не ведаю» одно и то же! – подхватил Артём.  

- Так ты ещё скажешь, - проговорила, не открывая глаз, девушка с синими волосами, - будто «Я ведаю, пока не ведаешь ты» и «Я не ведаю, пока ведаешь ты» одно и то же!

- Для тебя то это во всяком случае одно и то же! – сказал Невольник, и на этом разговор оборвался.

Две минуты все сидели и молчали. Александр попытался вспомнить то немногое, что он знал про соответствие слов и действий.

Первым заговорил Невольник.

- Какое сегодня число? – спросил он, поворачиваясь к Александру, доставая из кармана телефон. Он с тревогой поглядел туда, потряс и приложил к уху.

Александр подумал и ответил:

- Пятое.

- У меня на телефоне часы отстают на три дня, - вздохнул невольник. – Я же говорил тебе об этом вчера! – прибавил он сердито, поворачиваясь к Артёму.

- Я напомню, что даже телевидение вчера затруднялось правильно определить дату ввиду последних катастроф, - стеснительно возразил Артём.

- Да, но это было днём, - проворчал Невольник. – Не надо мне сейчас говорить, что и ночью телевидение не вещало о дате текущего дня.

Артём взял телефон и уныло посмотрел на него, потом - с психу - он взял чашку с кумысом и поместил телефон туда.

- Уверяю тебя, я смотрел ночью время, - повторил он. Видно, ему было очень обидно, что Невольник его упрекает, а тот злился и смотрел на Артёма с жаждой убийства.

Александр с любопытством взглянул из-за его плеча.

- Ну всё, телефону конец! – заметил он. – Теперь он показывает только разноцветные квадратики!

- А что тут такого? – пробормотал Невольник. – Мне итак пришлось семью птицам отдать, не хватало из-за телефона выкидывать туда товарища. Разве я не прав?

- Конечно, нет, - отвечал с готовностью Александр. – Ведь из-за телефона не стоит убивать человека!

- Моё мнение то же самое! – сказал Невольник.

Александр растерялся. В словах Невольника как будто бы не было смысла, хот каждое слово в отдельности и было ему понятно.

- Я не совсем понимаю вас, - сказал он учтиво.

- Айгерим опять спит, - заметил Невольник и плеснул ей на лицо холодный кумыс.

Айгерим с недовольством помотала головой и, не открывая глаз, проговорила:

- Естественно, естественно, я как раз собиралась сказать то же самое.

- Ты понял, как должен был ответить на мой вопрос? – спросил Невольник, снова поворачиваясь к Александру.  

- Нет. – ответил Александр. – Сдаюсь. Какой же ответ должен был быть?

- Понятия не имею, но тот что ты мне дал меня не устроил, - сказал Невольник.

- И меня тоже, - подхватил Артём.

Александр вздохнул.

- Если вам нечего делать, - сказал он зло, - придумали бы что-нибудь получше вопросов без ответа. А так только попусту теряете время.

- Знай ты тайм-менеджмент так же хорошо, как я, - сказал Невольник, - ты бы этого не сказал. Его не потеряешь! Не на того напали!

- Не понимаю, - сказал Александр.

- Ещё бы! – презрительно встряхнул головой Невольник. – Ты с людьми небось об этом и не разговариваешь!

- Может, и не разговариваю, - благоразумно отвечал Александр. – Зато не раз думал о том, как бы убить время.

- А-а! тогда все понятно, - сказал Невольник. – Убить Время! Разве такое допустимо! Убивая время убиваешь сам себя! Если идти в ногу со временем, можно получить всё что хочешь. Допустим сейчас десять часов утра – пора идти на работу. А ты взял и начал убивать время, потому что не хочешь никуда идти и тебе скучно. И вот половина второго – обед!

- Вот бы хорошо! – тихонько вздохнул Артём.

- Конечно, это было бы прекрасно, - задумчиво сказал Александр, - но ведь кто не работает тот не ест.

- Сначала, возможно, и нет, - ответил Невольник. – Но всё меняется. Власть – это деньги, а деньги – это власть. Если есть власть ты ешь не работая, о да.

- Вы так и поступили бы, да? – спросил Александр.

Невольник мрачно покачал головой.

Александр вспомнил, что оставил безголового в подъезде, но виду не подал.

- Нет, - ответил он. – Мы с мэром, кстати, поссорились ещё в марте – как раз перед тем как этот кошмар начался. Мэр давал большое выступление в городе, и я должен был предоставить некоторые документы по городским аудитам. Ты знаешь, что такое аудит?

Аудит по сути – это проверка состояния бухгалтерской отчётности организаций разных форм собственности.

- Что-то такое я слышал, - сказал Александр.

- А дальше вот как, - продолжил Невольник, - когда аудитор находит нарушения он консультирует организацию по вопросам бухгалтерского и налогового учёта.

Тут Айгерим встрепенулась и запела во сне:

…тер милый… бухгалтер… вот он какой!..

Она никак не могла остановиться. Пришлось Артёму и Невольнику отшлёпать её с двух сторон, чтобы она замолчала.

- Только я принёс ему первый комплект аудиторских отчётов, как кто-то сказал: «Конечно, лучше б он к мэру не совался, но ему надо же как-то убить время!» Мэр как захохочет: «Убить Время! Он, наверное, каждый раз на проверках его убивает! Иди вон отсюда!»

- Какая жестокость! – воскликнул Александр.

- С тех дней, - продолжал дальше эту длинную историю Невольник, - В этом городе для меня никто палец о палец не ударит! И время для меня словно застыло…

Тут Александра озарило.

- Поэтому вы не идёте на сбор дани? – спросил он.

- Да, - отвечал Невольник со вздохом. – Здесь мы всегда собираемся пить какую-нибудь вкусность, какую смогли достать в магазинах, которые увы работают всё тяжелее и тяжелее. Птицы перехватывают транспорт и люди рискуют жизнями, доставляя товары в магазины. Мы не успеваем пока что даже посуду вымыть, но как ещё долго мы сможем жить? Деньги перестают принимать, требуют оплачивать помощью и работой, так как деньги теряют свою ценность. Они становятся никому не нужны. Я сам даже возил товар в другой конец этого города, чтобы мне позволили привезти для себя этот кумыс.

- Вы отважный человек. Я еле добрался даже до вашей квартиры. Вы не моете посуду и просто меняете место за столом, как я погляжу. – догадался Александр.

- Совершенно верно, - сказал Невольник. – выпьем чашку кумыса и перейдём к следующей.

- А когда выпьете весь кумыс и дойдёте до конца чистых стаканов, тогда что? – отважился спросить Александр.

- А что, если мы сменим тему? – спросил Артём и уселся барином, зевнув. – Надоели мне эти разговоры. Я предлагаю: пусть наш гость нам что-нибудь расскажет. Любая история подойдёт: о себе или о жизни.

- Боюсь я ничего не знаю нынче: ни о себе, ни о текущем положении вещей, - перепугался Александр.

- Тогда пусть рассказывает Айгерим, - закричали Невольник и Актуарий Артём. -  Айгерим, проснись!

Айгерим потихоньку открыла глаза.

- Я и не рассчитывала поспать, - прошептала она хрипло. – Я разобрала всё, что вы говорили.

- Рассказывай историю, новости! – потребовал Актуарий Артём.

- Да, пожалуйста, поведайте нам, чего нового в городе, - подхватил Александр.

- И живей, - прибавил Невольник. – А то еще заснёшь!

- Я знала в нашем городе трёх девушек, - быстро начала Айгерим. – Звали их Айнур, Рая и Соня, а жили они в конце этого квартала…

- А что они сейчас едят? – спросил Александр. Его часто интересовало что люди едят и пьют.  

- Борщ, - ответила, немного подумав, Айгерим.

- Все время один борщ? Не выйдет, - приятным и ласковым тоном возразил Александр. – Они бы тогда махом заболели.

Александр пытался понять, как это можно, всю жизнь питаться одними супами, но это было для него так странно и удивительно, что он только спросил:

- А почему ты говоришь о них в прошедшем времени?

- Выпей ещё кумыса, - сказал Актуарий Артём, наклоняясь к Александру.

- Ещё? – переспросил Александр с оскорблением. – Я пока ничего не пил.

- Больше кумыса он не хочет, - произнёс Актуарий Артём в пустоту.

- Ты как будто собираешься сказать, что меньше кумыса он не хочет: гораздо легче выпить больше, а не меньше, чем вообще ничего, - сказал Невольник.

- Вашего мнения никто не спрашивал, - сказал Александр.

- А сейчас кто превышает полномочия и переходит на личности? – спросил невольник, торжествуя.

Александр не знал, что на это можно ответить. Он налил себе кумыс и намазал хлеб майонезом, а потом повернулся к Айгерим и повторил свой вопрос:

- Так почему ты говоришь о них в прошедшем времени?

Айгерим опять задумалась и наконец сказала:

- Потому что птицы утром разорвали их на мясо.

- Этого не может быть, - возмущённо закричал Александр.

Но Невольник и Актуарий Артём на неё рявкнули, а Айгерим хмуро пробормотала:

- Если ты не умеешь себя вести, выясняй остальное сам!

- Простите, - как баран покаялся Александр. – Пожалуйста, продолжайте. Я больше не перебью вас. Может, вы всё же ошиблись, и они остались живы.

- Я точно сказала – мертвы! – фыркнула Айгерим.

Впрочем, продолжить свой рассказ она согласилась.

- И надо вам сказать, что все три подружки жили припеваючи…

- Припеваючи? – переспросил Александр. – И как они достигли этого?

- Варили кашу в ресторане, - ответила Айгерим. – Конечно, делали это очень вкусно.

- Мне нужен чистый стакан, - перебил её Невольник. – Давайте подвинемся.

И он пересел на соседний стул. Айгерим села на его место, Артём - на место Айгерим, а Александр скрепя сердце – на место Артёма. Выиграл при этом один невольник; Александр напротив сильно проиграл, потому что Артём оставил после себя кучи грязных тарелок.

Александру не хотелось опять обижать Айгерим, и он смирно спросил:

- Я не понимаю… На что они жили припеваючи?

- Чего там не понимать, - сказал Невольник. – И по уму своему и по помыслам они были девушками не совсем правильного поведения!

- Но почему? – спросил Александр Айгерим, сделав вид, что не слышал Невольника.

- Потому что они умели вкусно готовить, как истинные барышни.

Этот ответ так смутил бедного Александра, что он замолчал.

- Так они и жили, - продолжала Айгерим неживым голосом, сонными глазами посматривая на Александра, - как популярные местные женщины. А ещё они рисовали… всякую всячину… всё, что на глаз попадало.

- Почему только на глаз? – спросил Александр.

- А почему бы и нет? – спросил Артём.

Александр решил промолчать.

- Мне бы тоже хотелось порисовать, - сказала она наконец. – Во дворе их дома.

- Порисовать и водвориться в дома? – переспросил Артём.

Айгерим меж тем закрыла глаза и опять задремала. Но тут Невольник её щипнул, она сорвалась с места и вскрикнула.

- …настал день, когда их рисунки поменялись, - продолжала она. – Они начали рисовать невиданные доселе никем вещи, монстров, некованые никем монеты, множество новых видов животных… Ты когда-нибудь видел кота с чешуей?

- Кота с чешуёй? – спросил Александр.

- Кота с чешуёй вместо шерсти, да, - отвечала Айгерим. – Просто кот-пресмыкающееся!

- Не знаю, - начал Александр, - может…

- А не знаешь – молчи, - оборвал его Невольник.

Такой цинизм Александр стерпеть не мог: он молча встал и пошёл прочь. Айгерим тут же заснула, а Артём Актуарий и Невольник не обратили на уход Александра никакого внимания, хоть он и оборачивался три раза, надеясь, что те одумаются и позовут его обратно.

Оглянувшись в последний раз, он увидел, что Айгерим выносит им чайник. Видно, кумыс у них иссяк.

- Больше я туда ни ногой! – твердил про себя Александр, выходя из подъезда. Безголовый труп последовал за ним. – В жизни не разговаривал в более глупом окружении! На дворе чуть ли не апокалипсис, а они веселятся и распивают кумыс!

Тут он заметил неподалёку другой подъезд и подошёл к двери. Александр не случайно ходил по подъездам – он надеялся найти временное укрытие чтобы, когда стемнеет, проследовать в свой дом.

«Как странно! – подумал Александр. – Не заперто. Впрочем, сейчас, и сегодня включительно, странно всё. Войду-ка я сюда».

Так он и сделал.

Он оказался в длинном холле со сторожихой, которой на него при этом было наплевать – она сидела и читала какую-то газету.

- Ну теперь-то я буду умнее, - сказал он про себя и решил спросить сторожиху о жильцах.

Та, услышав вопрос, молча протянула ему список жильцов с номерами квартир и Александр внимательно его прочитал. Естественно, род деятельности указан там не был, а значит при посещении чужой квартиры он многим рискует. Если его выставят на улицу сейчас он может был убит птицами о состояния его знакомого безглавого. Впрочем, он понимал, что квартир много и его вряд ли выставят в это время.

    

 

 

Глава 4. Мэр

Переждав в одной из квартир, Антон ночью решил отправиться к зданию мэрии, которое располагалось недалеко от дома, в котором он пережидал. Он заметил, что безголовый труп птицы не тронули и оценил иронию судьбы – значит, им нужно свежее мясо живых людей. Через полчаса он прибыл на место.

У входа в мэрию рос большой розовый куст с жёлтыми розами на нём, но возле стояли четверо садовников и усердно выкапывали кустарники. Александр поразился и приблизился, чтобы узнать, что происходит. Подбегая, он услышал, как один из садовников сказал другому:

- Поосторожней, Алим! Ты опять мне в сапоги землю засыпал!

- Я тебя ненавижу! Я не виноват! – отвечал Алим сурово. – Это Альберт толкается.

Альберт взглянул на него и ответил:

- Правильно Алим! Вали всё на меня! Ты меня, между прочим, обижаешь.

- Ты вообще молчи, - сказал Алим. – Вчера я своими ушами слышал, как мэр говорил, что тебя давно пора отдать на корм птицам!

- За что? – спросил садовник, заговоривший первым.

- Да, за что? – спросил четвёртый с интересом.

- Тебя, Анфим, это не касается! – отрезал Альберт.

- Нет, касается, - возразил Алим. – И я ему сейчас расскажу, за что. За то, что он выносил все капризы в вопросах ухода за садом Азалии и прощал все её капризы.

Альберт швырнул в сторону лопату.

- Ну, знаете, такой несправедливости… - начал он, но тут взгляд его упал на Александра, и он замолчал. Трое других огляделись и все четверо учтиво повернулись к нему, приветствуя взглядами.

- Скажите, пожалуйста, - спокойно спросил Александр с некоей долей иронии, - зачем вы выкапываете эти кусты?

Алим, Альберт и четвёртый садовник, имя которого Александр ещё не слышал ничего не стали говорить, но все трое уставились на Анфима; тот опять огляделся и шёпотом сказал:

- Понимаете, товарищ, нужно было посадить здесь другой сорт роз, что растут не на кустарниках, а порознь. Мы же посадили этот сорт и если мэр поймёт это, плакали наши жизни. Так что, понимаете, товарищ, мы тут стараемся пока он не заметил это… Он пока что находится на даче и не знает об этих кустах…

В эту минуту Алим (он всё это время высматривал что-то в ночной тьме) рыкнул:

- Мэр!

Садовники встали в ряд около клумб. Послышались шаги. Александр обернулся – ему не терпелось увидеть мэра.   

Впереди выступали одиннадцать телохранителей с автоматами в руках; они были очень похожи на военных – с такими же каменными лицами, преисполненными чувства долга перед теми, кого они защищают. За ними – двенадцать госслужащих; все в официальной одежде, а шли они парами, тоже как солдаты. За госслужащими бежали парами их дети. Их было тоже двенадцать. Милые крохи держались за руки и играли на ходу, шалили, да маялись, а их одежда так и сияла дороговизной даже с первого взгляда. За ними шествовали гости, явно богатые круги этого города, получившие защиту семьи мэра. Был там и Максим; он что-то быстро и нервно говорил и всем улыбался. Он прошёл мимо Александра и не заметил его. За гостями шёл достаточно статный юноша одного с Александром возраста на вид и под мышкой нёс тубус с какими-то чертежами. А замыкали это великолепное шествие мэр и его дочь Азалия.

Александр заколебался: может стоит выразить как-то почтение при виде столь блистательного шествия? Однако никаких правил на этот счёт он не знал. И вообще, к чему устраивать шествие, если все будут выражать своё почтение? Никому тогда до самого шествия и дела не будет – все будут искать выгоды от выражения почтения богатству… И он просто продолжил стоять. Едва парад остановился с Александром, как все остановились и уставились на него, а мэр сурово спросил:

- Это ещё кто?

Он обращался к юноше с тубусом, но тот лишь улыбнулся и покачал головой.

- Лопух! – бросила Азалия, раздражённо мотнув головой. Потом мэр, видя раздражение дочери, обернулся к Александру и спросил:

- Как тебя зовут, товарищ?

- Меня зовут Александр, с вашего позволения я работал в полиции до случившегося сегодня, хотя может они считают, что я до сих пор на них работаю.

Про себя он добавил:

«Да это всего-навсего мэр! Чего мне бояться?»

- А это кто такие? – спросил мэр, указывая на садовников и безголового, стоявшего неподалёку от них. Александр совсем забыл про него. На улице было темно, и мэр не узнал своих садовников, они казались ему какими-то горожанами в темноте.

- Откуда мне знать, - ответил Александр, удивляясь собственной смелости, учитывая сколько он уже слышал историй о вспыльчивости мэра. – Это не моё дело.

Азалия побагровела от ярости и, даже зашипев, словно Горгона, сверкнула глазами в сторону Александра, завопив во весь голос:

- Папа, давай его птицам в дань отдадим! Папа…

- Чепуха! – сказал Александр слишком громко и решительно для этой ситуации, где другой уже испугался бы за собственную жизнь.

А мэр положил Азалии руку на плечо и сказал:

- Одумайся, солнышко! Он ведь совсем ребёнок!

 Азалия сердито отвернулась от него и приказала парню с тубусом:

- Приведи их на свет!

Парень с тубусом осторожно привёл садовников ближе к фонарям около здания мэрии.

- Стойте смирно! – крикнула Азалия громким голосом, который пронизывал, казалось, косточки.

Садовники принялись отдавать почести Мэру, Азалии и всем присутствующим.

- Сию же минуту перестаньте! – завопила Азалия. – У меня от вашего лицемерия голова кругом идёт! – И, взглянув на выкопанные кусты она добавила: - А что это вы тут делали?

- С позволения вашей чести, - смиренно начал Анфим, даже немного пятясь от страха, - мы хотели…

- Всё ясно! – произнесла Азалия, которая тем временем внимательно разглядывала кусты. – Отдать их птицам на рассвете.

И шествие двинулось дальше. Только четверо вояк задержались, чтобы приводить приговор в исполнение. Несчастные садовники бросились к Александру за помощью.

- не бойтесь, - сказал Александр. – Я вас в обиду не дам.

И он вступил с ними в бой. Александр одному из них нанёс удар ногой с разворота, что у вояки отдался в черепе. Он начал падать, но Александр другой ногой с силой пнул того в грудь. Остальные встали подальше, а после зашагали спокойно прочь, словно Александр не стоил их внимания.

- Ну что подготовили их к дани птицам? – крикнула Азалия.

- У нас проблема, Азалия, - гаркнули солдаты.

- В чём проблема?

Вояки показали на Александра, прикрывавшего садовников. Азалия всё поняла и радостно сказала:

- Отлично! – завопила Азалия. – Принесёшь дань моей семье? Мы гарантируем тебе защиту от птиц!

Вояки молча посмотрели на Александра: явно, Азалия обращалась к нему, что было внезапно. Так как семья Азалии была первой после мировой катастрофы и нашла способ договориться с птицами она вела себя как Госпожа.

- Хорошо! – крикнул Александр, понимая своё положение. Он договорился ранее с одной птицей, но понимал, что деваться ему тут некуда и помощь этой семьи ему нужна.

- Ты можешь принести вещами, а можешь отработать. Как тебе удобнее?

- Работой.

- Пошли! – взревела Азалия.

И Александр пошёл в толпу гостей, с недоумением спрашивая себя, что же теперь будет.

- Какая… какая чудесная сегодня ночь, не правда ли? – зашуганно произнёс кто-то. Он поднял глаза и увидел, что рядом идёт Максим и беспокойно на него поглядывает.

- Да, погода чудесная, - согласился Александр. – А где же Агния?

- Тихо, - зашипел Максим, оглядываясь с тревогой. Он нагнулся и прошептал Александру:

- Её приговорили к съедению птицами.

- За что? – спросил Александр.

- Ты, кажется, сожалеешь? – спросил Максим.

- И не думал, - ответил Александр. – Совсем я не сожалею, да и не жаль мне её! Я сказал: «За что?»

- Она дала Азалии пощёчину, - проговорил Максим.

Александр радостно хмыкнул.

- Тише! – испугался Максим. – Вдруг Азалия услышит! Понимаешь, Агния опоздала на сбор дани, а Азалия говорит…

- Все по местам! – закричала Азалия громовым голосом.

И все выстроились в очередь, подготовив, доставая из машин и таща за собой дары семье Азалии. Кто-то был, как и Александр без ничего. Видно, ждали рабочие задания.

Александр подумал, что в жизни не видал такой длинной очереди, хоть он и любил места с массовыми толпами людей. Некоторые люди утешали друг друга, особенно те, кто не приготовил дань – были и такие. Люди находили утешение друг в друге и не стеснялись этого.

Поначалу Александр не знал, почему люди предпочитают таким трудом, рискуя жизнями, добывать семье Азалии продукты, но тут она назвала его имя и протянула перечень работ, которые от него требовались. Он ознакомился с перечнем и немного успокоился – от него требовалось охранять грузовой транспорт при транспортировке продуктов, что оплачивалось от семьи Азалии защитой и пропитанием. Александр немного сомневался, что справится с этой задачей, так как при нападении гигантской птицы он не знал, что ему делать. Эти птицы словно преследовали его мысли, а с ними и всё остальное в его жизни.

Люди ложили вещи и еду на дань сразу, не дожидаясь своей очереди, всё время ссорились, когда кто-то пробивался вперёд; в скором времени Азалия пришла в бешенство, махала руками и то и дело кричала:

- Отдать его птицам! Птицам его на завтрак!

Александр всполохнулся; правда у него с Азалией ещё из-за чего-либо не было ссоры, но это могло произойти в любую минуту.   

«Что же со мной тогда станется? – думал Александр. – Здесь так любят бросать людей на съедение птицам. Странно, что ещё вообще кто-то уцелел!»

Он огляделся и принялся думать о том, как бы незаметно улизнуть, как вдруг что-то непонятное появилось над его головой. Сначала Александр никак не мог понять, что это такое на ветке дерева неподалёку, но потом он различил кошачью улыбку и мех.

- Это тот Персидский Кот, - сказал он про себя. – Вот хорошо! Будет с кем поговорить по крайней мере, хоть это и странно!

- Ну, как дела? – спросил Кот, как только вышел из-за ствола дерева.

Александр посмотрел ему в глаза и кивнул.

«Отвечать сейчас всё равно не имеет никакого смысла, - подумал он. – Подожду пока вокруг будет поменьше людей!»

Через минуту Кот выразил недовольство тем, что Александр его открыто игнорирует; Александр заметил это и начал свой рассказ, радуясь, что Кот его не забыл. Кот, очевидно понимал ситуацию, а потому выглядывал из-за дерева только головой.

- По-моему они перебарщивают с данью, - говорил Александр. – Справедливости никакой, и все так кричат, что не слышат собственного голоса. Прежних правил нет, а если от них что-то и осталось никто это не соблюдает. Ты не представляешь себе, как трудно разобраться кто здесь кто и каждый норовит предать другого. Например, видишь те ворота? Когда я пройду через них, я буду вынужден делать работу на семью Азалии. Вероятно, работу опасную. Я могу уже не встретиться с тобой больше, если мне повредят жизненно важные органы птицы или люди, либо ы встретишь меня живым трупом, как тот без головы! Я бы попытался отвертеться от этой работы, но один в этом городе, где птицы выхватывают людей как пищу из консервных банок я не выживу!

- А как тебе нравится Азалия? – спросил Перс тихо.

- Совершенно не нравится, - отвечал Александр. – Она так…

В эту минуту он заметил, что Азалия стоит у него за спиной и, вероятно, подслушивает.

- …так очаровательна, - быстро сказал Александр, - что сразила меня одним только взглядом.

Азалия улыбнулась и отошла.

- С кем это ты разговариваешь? – спросил мэр, подходя к Александру и с любопытством глядя на Кота, что сидел на дереве.

- Этот Кот мутировал и может говорить по-человечески, - отвечал Александр. – Разрешите представить…

- Он мне совсем не по нраву, - заметил мэр. – впрочем, я могу дать ему еды, если он хочет…

- Особого желания не имею, - сказал Персидский Кот.

- Не смей мне дерзить, животное, - пробормотал мэр. – И не смотри на меня такими глазами.

И он встал у Александра за спиной, завидав когти котика.

- Коты людям не подчиняются, так что им не возбраняется вам не слушаться, - сказал Александр. – Я это где-то читал, не помню только где.

- Нет, этого кота надо убрать, - сказал мэр решительно.

Увидев проходившую мимо Азалию, он крикнул:

- Душа моя, вели убрать этого кота!

У Азалии на всё был один и тот же ответ:

- Застрелить его! – крикнула она не глядя.

- Я сам приведу стрелков! – сказал радостно мэр и убежал.

Александр услыхал, как Азалия что-то громко кричит вдалеке, и отправился посмотреть, что там происходит. Он уже слышал, как она приказала расстрелять и отдать птицам пять человек за то, что те выбились из очереди при предоставлении им дани. В целом, всё это очень не понравилось Александру: вокруг царил такой хаос, что он никак не мог понять, кому вообще тут можно доверять. И он побрёл к воротам, выполнять работу для семьи Азалии.

Он тут же там увидал двух дерущихся мужчин. Вот бы уложить их обоих, но Александр забрёл уже на другой конец площади за воротами; он созерцал их безуспешную драку.

Когда Александр, наконец, получил инструкции работ и пошёл обратно, мужчины уже перестали драться и разбрелись.

«Ну и пусть, - подумал Александр. – Всё равно транспорт ещё здесь. Я успею к его отправлению».

Он надел на плечи автомат, чтобы обеспечить защиту водителя и грузчиков, и вернулся к Коту; ему хотелось ещё немного с ним поговорить. Александр вообще любил кошек.

Подойдя к тому месте, где его голова выглядывала из-за дерева, он с удивлением увидел, что вокруг этого дерева уже стоит большая толпа.

Мужчина с автоматом, мэр и Азалия шумно спорили: каждый гнул свою линию не слушая другого, а остальные молча переминались с ноги на ногу.

Завидев Александра, все бросились к нему, чтобы он разрешил как-то их спор, как третье лицо. Они оглушительно повторяли собственные доводы, но так как все говорили разом, перекрикивая один другого, он никак не мог понять, в чём же тут дело.

Мужчина с автоматом говорил, что не благотворно тратить ценные патроны на кота. Он такого никогда не делал и делать не собирается. Да и служба его не вечная, благо сотворил бы он лучше этому коту, нежели убивать его, вот что!

Мэр говорил, что раз есть патроны, то нужно их использовать. И нечего нести вздор!

А Азалия говорила, что если они оба сию же минуту не перестанут болтать и не прикончат кота, она велит птицам нападать на всех подряд!

(Эти-то слова и повергли всех присутствующих в уныние.)

Александр не нашёл ничего лучше, как сказать:

- Кот принадлежит Агние. Надо бы с ней посоветоваться.

- Она под арестом, - сказала Азалия и повернулась к мужчине с автоматом. – Веди её сюда!

Мужчина с автоматом со всех ног кинулся исполнять её указание.

Как только он убежал, Кот начал медленно уходить из виду, так что к тому времени, когда мужчина привёл Агнию, его уже не было видно. Мэр и мужчина с автоматом заметались по площадке, возле мэрии, а остальные вернулись к своим делам. Уже рассветало.

Глава 5. Агния

- Ах милый, ты себе даже не можешь представить, как я рада нашей встреч... Читать следующую страницу »

Страница: 1 2 3 4 5 6 7


29 июня 2020

0 лайки
0 рекомендуют

Понравилось произведение? Расскажи друзьям!

Последние отзывы и рецензии на
«Птичий коллапс»

Нет отзывов и рецензий
Хотите стать первым?


Просмотр всех рецензий и отзывов (0) | Добавить свою рецензию

Добавить закладку | Просмотр закладок | Добавить на полку

Вернуться назад








© 2014-2019 Сайт, где можно почитать прозу 18+
Правила пользования сайтом :: Договор с сайтом
Рейтинг@Mail.ru Частный вебмастерЧастный вебмастер